Советы Оптинских старцев-102


Советы Оптинских старцев-102
СОВЕТЫ ОПТИНСКИХ СТАРЦЕВ

(Хроника начала духовной жизни)


ИЗ МАКАРИЯ ОПТИНСКОГО

Вы удостоились вкусить дары благодатных
ощущений. Сие вам показано, что есть
благодать Божия и дабы вы могли различать
ложь от истины и блага мирские и блага духовные.
Но она вам показана и скрылась, ибо не можете
понести ее, не искусившись во брани со страстьми
и не стяжавши смирения.


27.05.18 г.,
День Святой Троицы

ИЗ АМВРОСИЯ ОПТИНСКОГО

Если настоящая жизнь наша есть не что иное, как подвиг, а подвиг не бывает
без борьбы, а в борьбе человек без помощи Божией бывает немощен и несилен,
то и должны мы, вместо того чтобы унывать, к Победителю тёмных сил взывать:
«Побори борющие мя».


27.05.18 г.,
День Святой Троицы

... Итак, читатель, вновь перед вами продолжение анализа, начатого после прочтения брошюры

Епископа МИТРОФАНА (Баданина)

ДУХОВНЫЕ ИСТОКИ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ.

(Цитаты и комментарии)

* * *

Надо сказать, что идея подлинной российкой монархии сумела вновь возродиться лишь во второй половине XIX века. Нелёгкими испытаниями, тяжкими грехами и покаянием российские правители постепенно оправлялись после глубокого повреждения, нанесённого Петром Первым, когда образ народного царя-батюшки и помазанника Божьего был переменён на холодный дух европейского абсолютизма, когда богатство православной духовности страны истреблялось в пользу лютеранского духовного примитивизма.

(Андрей Вознесенский, талант яркий и дерзкий, но крепко испортивший дар Неба служением не Богу, а земным страстям, в частности модернизму с его ярко формалистическим уклоном, написал, к счастью, немало и пророческих, истинных строк. Например, вот эти:

Негр, не пой, старина, про Сталина,
Эта песенка не простая.

Непростая песенка и про Петра Первого. Скорее, уверен, надо согласиться с мнением Пушкина об этом великом российском царе, чем с утверждением уважаемого епископа, в котором лохмато проглядывает страшное обвинение императора, принёсшему русскому народу беды неисчислимые. Разве Пётр виноват в том, что к концу шестнадцатого века Московская Русь оказалась в ужасном кризисе безвременья? Разве вина Петра в том, что в культурно-экономическом развитии страна наша, в самом деле, сильно отстала от Европы? Разве Пётр Первый первым начал пренебрежительно относиться к священнослужителям и монахам, давно уже начавшим грешить супротив завповедей Христовых? Разве император составил заговор против самого себя с верхушкой тогдашней русской церкви? Разве он повинен в великом сопротивлении светской верхушки и бояр экстренным мерам по выводу страны из кризиса, грозившего немедленным крахом Третьего Рима? И разве он, а не народ, и на дух не хотел вопринимать необходимые преобразования?

Чтобы спасти Россию от гибели, надо было ломать, и ломать корепко, жёстко, накопившуюся косность и равнодушие, возникшие и окрепшие не без влияния главной идеи христианства — о первенстве небесных благ перед благами земными. Сама по себе идея спасительная, но она не отвергает и забот верующих о жизни сиюминутной. Но эта сиюминутность, толком не разъяснённая священством, выпала из поля зрения власти и народа, и безразличие к проблемам насущности жизни — не оно ли и лежало в основе нагрянувшего кризиса?

Пётр блесяще справился с невероятно трудными задачами, однако решение их, вполне естественно, принесли не только спасение, но и закономерные отрицательные последствия. Кстати, Пушкин и эти последствия отразил честно в знаменитой «Истории Петра». Так что Пётр Великий, по сути, не больше виноват в будущих трудностях России, чем её народ и её сословия, тем более, что отход от Бога в те времена был общим, а не локальным, частным. И не это ли стало сердцевиной будущей беды?)

Этот процесс оздоровления начинает проявляться с начала XIX века и ясно просматривается в покаянном настрое царя Александра I, что закрепляется в известном предании о сибирском старце Феодоре Кузьмиче. Наиболее ярко плоды этого благодатного процесса видны при изучении внутреннего устройства жизни царственных особ, начиная с импертора Александра II. В первую очередь, мы вспоминаем феномен удивительно глубокой и смиренной веры его супруги императрицы Марии Александровны, воспитавшей в этой вере своих детей и внуков, что дало нашей стране целый сонм царственных мучеников и страстотерпцев.

Подлинная сущность смысла жизни этих людей, призванных к великому и тяжёлому монархическому служению, раскрывается в принципах их воспитания, в образе их повседневной жизни, в их дневниках и письмах. Именно к моменту завершения истории этой величайшей мировой монархии мы видим настоящий взлёт духовной составляющей этого служения.

В последних Романовых в полной мере сумели воплотиться те удивительные возможности, которые составляли суть российской монархической идеи, предполагавшей возможность сосредоточения в одном, избранном от Бога человеке, всего лучшего, что мог дать российский народ и его многовековая история.

Противостояние Николая II приближающейся катастрофе XX века не было чем-то необычным и новым в российской политике. Предчувствие надвигающейся власти тьмы, усиление антихристианских сил и шествие «духа разрушения» в полной мере беспокоили и прежних российских государей. В начале XIX века Александр I тонко позревал тайные механизмы формирования новой мировой политики: «Мы заняты важной заботой, но и труднейшей также. Дело идёт об изыскании средств против владычества зла, распространяющегося с быстротой при помощи всех тайных сил, которыми владеет сатанинский дух». (Речь о всемирном отход от веры Христовой и заражении России общей чумой безверия. И далее — о средствах борьбы с этой бедой, которые выработать без помощи Бога невозможно. — Б.Е.)

Александр I в полной мере понимал ограниченность в этой борьбе человеческих возможностей: «Это средство, которое мы ищем, находится, увы, вне наших слабых человеческих сил. Один только Спаситель может доставить это средство Своим Божественным словом. Воззовём же к Нему от всей полноты, от всей глубины наших сердец, да сподобит Он послать Духа Святого на нас и направит нас по угодному Ему пути, который один только может привести к спасению».

(Но духовному падению русского народа суждено было продолжаться ещё два века — до революции 17 года и вплоть до нынешних лет, когда свет в конце тоннеля только забрезжил. Таков путь безбожных скитаний и мучений).

* * *

... стало очевидным, как предвидение российских монархов нарастания в мире сил зла неумолимо сбылось в истории XX века. Власть князя тьмы продолжает стремительно нарастать. Нынешнее смешение лжи и правды (плод толерантности. — Б.Е.) в умах государственных мужей западных стран (и не только мужей, но и народов. — Б.Е.) принятие принципа равноценности обмана и честности в мировом информационном пространстве — уже стало обычным фоном нашей жизни. Порой просто обескураживающая, бесстыжая ложь на государственном уровне, полное упразднение понятия чести в политике, невыполнение обещаний и измена данному слову воспринимаются как норма и обыденность.

(Отдадим дань уважения епископу Митрофану за непривычно смелый и бескомромиссный анализ нынешней гнусной действительности, всё ещё находящейся в постсоветском кризисе. В наши дни это далеко не безопасно. И уже только за одну эту смелость и честность простим ему многочисленные ошибки и отклонения от Истины Христовой, которую, по долгу своего служения, он должен знать безукоризненно. Но все мы грешны, слабы и спотыкаемся на каждом шагу. Спотыкаюсь и я. Простите, читатель, и вы меня за огрехи, которые обнаружите в этом анализе. Но знаю, убеждён, что молчание о самом главном — омерзительно и наказуемо. Вот и праведный Иоанн Кронштадсткий говорит об этом же: «Проповедник слова истины не должен потворствовать духу века... он должен говорить чистую истину Божию, идти против ложного направления духа времени, исправлять ложные мнения и направления людей». Как это высказывание понравится тем, кто понимает православние по-толстовски: ударили тебя по левой щеке — подставь правую?)

Когда читаешь документы недавнего прошлого человечества и сталкиваешься со свидетельствами главенства христианских принципов в государственной политике прошлых веков, кажется уже невероятным, что когда-то такое было. Как нечто диковинное ныне воспринимается, например, свидетельство, что сила «крестного целования» при заключении мира была гарантией того, что война не начнётся прежде срока».

В современной политике введение подобных критериев воспринимается как абсурд. Апеллирование к таким категорям в наше время будет оценено, в лучшем случае, как наивность.

(В аналитических заметках «К Пушкинской тропе!», посвящённых плачевному состоянию поэтических публикаций в современном интернете, я отмечал основные разногласия между светскими и христианскими законами жизни. Бог даст, мы и в этой статье рассмотим этот вопрос подробно. А пока поспешим за мыслями епископа Митрофана).

Говоря об этих печальных переменах, не стоит забывать, что именно катастрофа, произошедшая с нашей страной, оказала огромное влияние на весь мир. И в нынешнем духовном состоянии «постхристианской» Европы много нашей вины.

(Всё в мире взаимосвязано. Европа влияет на нас, мы — на Европу. Люди — на человека, человек — на людей. Ещё и по этой причине все мы повинны в наших общих грехах, независимо от того, являлись ли мы непосредственными участниками деяний, грехи наши сотворившие).

Причина всеобщей катастрофы — отступление от нашего исконного духовного устройства, от веры наших предков, забвение основополагающих заповедей любви и милосердия. Всякий пренебрегший помощью Господа и защитой Его Церкви неизбежно окажется во власти торжествующих сил тьмы, испытает всевластие всемирного зла. Таков вселенский закон Божий, и смешны попытки современного гордого человека реально противостоять ему, уповая лишь на свои силы. Нельзя быть «просто хорошим человеком», как любят говорить хорошо воспитанные и прекрасно образованные, но атеистически настроенные люди. Увы, не получится. Не по силам.

В мистическом плане мы наблюдаем исполнение тех великих и страшных Божественных определений, что ещё две тысячи лет назад были явлены апостолу Иоанну Богослову на острове Патмос. Невольно вспоминаются семь печатей, которые должен снять Божественный Агнец, распечатывая страшные события завершающего периода человеческой истории.

Думается, что страшные события XX века, с его миллионами мучеников, могут быть ясным свидетельством уже состоявшегося снятия пятой печати: «Когда Он снял пятую печать, я увидел под жертвенником души убиенных за слово Божие и за свидетельство, которое они имели. И возопили они громким голосом, говоря: доколе, Владыка Святый и Истинный, не судишь и не мстишь живущим на земле за кровь нашу? И даны были каждому из них одежды белые, и сказано им, чтобы они успокоились ещё на малое время, пока сотрудники их, и братья их, которые будут убиты, как и они, дополнят число» (Откр. 6, 9-11).

(Патриарх Кирилл отметил недавно в проповеди, что Апокалипсис близок, что окончание человеческой истории — не за горами. Видимо, он имел в виду то «малое время», о котором сказал апостол Иоанн в своём Откровении)...

(Следите за продолжением публикации)





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 18
© 12.06.2018 Борис Ефремов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2295032

Рубрика произведения: Поэзия -> Прозаические миниатюры












1