Лунное золото тщеславных



  
ЛУННОЕ     ЗОЛОТО    ТЩЕСЛАВНЫХ

( ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ    ПОВЕСТЬ    В   СТИХАХ)

                                                                "Все гонят ! Все клянут ! Мучителей толпа ,
                                                                В любви предателей , в вражде неутомимых ,
                                                                Рассказчиков   неукротимых ,
                                                                Нескладных умников , лукавых простаков …
                                                                                                     А. С. Грибоедов

                    ГЛАВА 1

                  ПОДМЕНА

                     Главки

              Сныть    подмены

Не они , так другие позеры
Будут славить себя на юру .
Генералами станут майоры ,
Окрыляясь в речах на ветру .

Мельтешат на амвонах и рядом ,
Каждый выскочка ныне важняк .
Проститутка великая задом
И продажный несет порожняк .

Нет критерия истинной доли ,
Кто сумеет всегда на виду .
И играют обманщики роли ,
Самых честных на горе - беду .

В перевернутом мире с рогами ,
Можно ангелом неба прослыть.
Ходят снова анчутки богами ,
Где растет не пшеница а сныть .

Лунное   золото   фаворитов

Ни тени сомнений в своей правоте ,
В своих представлениях ложных .
Они золотые на каждой версте ,
В округе поветрий безбожных .

Они напролом по крапиве идут ,
По грязи , по житному полю ...
Вершины подлунные избранных ждут ,
Даруя им тронную долю .

Но золото видится им под луной ,
Под солнцем оно пропадает .
Ни тени сомнений в душе ледяной ,
Хоть небо дождями рыдает .

     На    коне    в   тумане

Юрский - Щеряк на белом коне ,
Шашкой отточенной машет .
Люди для Юрского все оне ,
Каждая особь попляшет .

Особи старые словно сморчки ,
А молодухи как козы .
Все друганы у вояки качки ,
В спорах бураны да грозы .

Он генерал и адмирал ,
Вкупе фельдмаршал в фаворе .
Писал и утром на музу взирал ,
Шмару на ярком заборе .

Скачет в тумане великий Щеряк
Юрский к шальному престижу .
Сонмы лягушек вокруг раскоряк
Квакают прыгая в жижу .

      Золотой     вагант

Надоело смотреть на причуды
Бабы Вали и свиты ее .
Рядом вьются подонки - Иуды
И вблизи гомонит воронье .

Продались старушенции смерды ,
За гроши из срамного дерьма .
И несут они мантию Герды ,
Все от Маши рабы без ума .

Маша - Герда несет ахинею ,
О мигрени и острове слез .
И влюбляются все в Виринею ,
Лену дамочку сладостных грез.

И еще есть одна тропиканка ,
Александра несущая стяг …
Рядом кочет и жирная канка
И облезлая стая дворняг .

Строки были расхожей сварганят ,
Не для разума , не для души
И бомонд за собою поманят ,
Слушать эхо в чердачной глуши .

Но поэта , от Бога таланта ,
Гонят скопом и словом чернят .
Золотого в твореньях ваганта ,
Лишь рассветы в пути осенят .

     Фрики      миражей

Одна закрыла страницу ,
Другая поймала жар - птицу
И держит огонь в руках .
Никола нашел станицу
И звездной воды криницу ,
Судьбины мираж в веках .
Закинул ведро он в воду ,
Ногами отринув подводу
И стаю увидел птах .
Но небо грозе в угоду
Дождем захлестнуло природу
И Коля промок в кустах.
Погасли в руках девицы ,
Закрылки волшебной птицы ,
Как угли в затухшем костре .
Криница с водой пропала ,
В ладони звезда не упала ,
Но плавала муть в ведре .
Увидел свой мир Никола
На грани времен раскола ,
Поникнув в тени задрожал ...
А гордая скромною стала ,
Полымя стяжать перестала
И дух ее не возражал .

      Зеро     фаворитов

Ставки сделаны на Зеро ,
Да и Машенька не Монро .
Да и Ленушка не Бовари ,
Хоть в очках на нее смотри .
Николаева чудо с пером
И в глуши ожидает паром .
А Труба Анатолий позер ,
Балаболка , трепач и фразер .
Распиарены как на пиру ,
Ходят важными и на юру .
Только ставки квартета О О О О,
Хоть хвали их , хоть рьяно хули .

Зеркальное     отражение

Смотрит Елена на Валю ,
Сзади зеркальный квадрат ,
Видит поблекшую кралю ,
Ведьму из проклятых врат .

В темных очках ворожея ,
Страшная как никогда .
Лена не ты ли болея ,
Прежде кричала :-- Беда ! --

Зельем тебя опоили
И подкупили дельцы .
Душу твою отравили
Ядом грехов подлецы .

Видишь ты злобную в залах ,
Силишься копией быть .
Только в подземных провалах ,
Место в огне не избыть .

     На   Дне   города

У Горького на дне барон ,
И падших все пределы .
В Тамбове с ветреных сторон
Летят по кругу стрелы .

У речки пляшут огольцы ,
Поют частушки девки .
И носят флаги сорванцы ,
Легко сжимая древки .

Другие ныне времена :
Мажоров , вумен , мэров ...
И волонтеры имена ,
Не помнят пионеров .

Любую хрень им вознеси ,
За дар небесный примут .
На Дне торгующей Руси
Торговцы срам не имут .

Пустых идей круговорот ,
Витает и клубиться ...
На Дне Тамбова нищеброд
Забыл опять побриться .

Все от лукавого вокруг ,
Где храмы бьют в набаты .
Веселых распалился круг ,
Вовсю дудят солдаты .

Вперед толпою на прорыв ,
В нарядах волк и сукиш .
А у черты времен обрыв
И под обрывом кукиш .

Летит стрела одна к реке ,
Чудесная для Вани .
И Василиса не в тоске ,
В покровах ясной рани.

Почетный     нечетный

На доске почета Марков ,
Весь Тамбов в цветах .
Не найти важней подарков ,
Когда член в летах .

Член писателей Союза ,
Вдруг почетным стал !
Засиял от красок блюза
Царь - дворец Кристалл .

Пойте птицы зоревые ,
Пой Эгрего весь .
Ваши песни ножевые
Гасят гордых спесь .

Марков духом не Аврелий ,
Но на члене лавр .
Для отверженных Валерий ,
Как для белых мавр .

Власти фигу показали ,
Чистякову вновь .
И Алешину сказали :
-- Ты Олег пся кревь ! --

Распрягаеву не доску ,
Рейку да канат .
Мне рассветную полоску
И простор Пенат .

На доске нечетный Марков ,
Будет год висеть .
А потом ловец Поярков
Четным бросит сеть .

Тусовочная     сила

Вы сильны тусовками ,
Вы сильны дружками ,
Маньками и Вовками ,
И приват божками .

Валя вся почетная ,
Для властей икона .
Лена вся улетная ,
Под стрехой Мирона .

Начас друг Аршанского
И Труба с данайцами .
У жида Моршанского ,
Мацу ели с яйцами .

На фуршете грозные
Други мяли тесто .
Что бы в дни морозные
Знать позеров место .

Прежде духи силились
Темные и разные ,
Чтоб в миру усилились
Нети безобразные.

Вот они и бесятся ,
Дымки да Олеги … ,
Позабыв что крестятся,
Когда Идут снеги .

      Кумиры    тусовок

Они об этом и мечтали :
Кумирами толпы предстать .
Творить шедевры перестали ,
Чтоб в грезах звездами витать .

Кумиры пастве на потребу
Пустые тексты гондобят .
Но души тянутся не к хлебу ,
А к свету искренних ребят .

Позеры ценят только эго ,
Свое , как силу божества .
Какой - нибудь ансамбль Эгрэго
Споет им оду торжества .

И обретая славу ныне ,
Дельцы тусовок не творцы .
Они как всполохи в камине ,
Блеснут -- и пепел все концы .

     Цель       криводушных

Из - за Трубы и Алешина
Явь бытия перекошена ,
Словно задворный плетень ,
Криво бросающий тень.

Вроде печатают пишуших ,
Вроде взирают на дышащих ,
Смерив расчетной шкалой ,
В затхлой душонке гнилой .

Цель у кривых от лукавого ,
С левого бока и с правого .
Ради тщеты торг ведут ,
Всех за гроши предадут .

Пахнут продажные серою ,
С полной сортирною мерою .
Чистым поэтом Валерою
Буду , я в Господа верую .

Прототипы     героев

Мои прототипы героев ,
Играют себя же самих .
Промчался Евгений Боев ,
В толпе не увидел своих.

С коляской Мария мамаша ,
Лучистая словно заря !
А Саша несет Барабаша ,
С незримым легко говоря .

Алешин несет свое эго
И гордость неясно зачем .
Елене играет Эгрего ,
Ансамбль переменчивых тем .

Труба прошагал сувереном
И плюнул фуршетнику вслед .
Наседкин проследовал с хреном
И с другом которого нет .

Бегуньей спешит Валентина ,
Куда ее нечисть несет ?!
Болотина манит и тина ,
Где друг ее нетей пасет .

Аршанский пастух неизменный ,
Козловский , известный давно .
Он носит портфель огроменный
И с марор травою вино .

Блажит у сосны Селиверстов
И дует на руки опять .
В кошмаре чиновник Бесперстов ,
Хотел его ночью распять .

Другие играют не шатко ,
Не валко судьбину свою .
Макарова доку не жалко ,
В Воронеже словно в раю .

Картины     миражей

Ни профессор , ни монах ,
Чудик в г олубых штанах .
Может Лях он , может Лех ,
Потемнело как на грех .

Тень вокруг него всего ,
Смрад и больше ничего .
Вопиет он и кричит ,
А простор земной молчит .

Он прикаян и крещен ,
Только кривдой извращен .
Вновь Олег или Толян ,
Рожей напугал селян .

Ищет Янус или Гус ,
Валентину делла Крус .
Тень ее мелькнула днесь ,
Янус Гус взъярился весь .

Вихрем стал и засвистел ,
Как носитель многих тел .
В миражах шальной жары ,
Все картины из муры .

                ***
Обойдусь без злыдей ,
Обойдусь без сидней .
Перебьюсь без клонов ,
В мантиях баронов .
С Васей долго Коля ,
Дымкин был додоля .
В Танькиных либретто ,
Мастер Риголетто .
Маргарита в туне
И балы в салуне .
Воин грянул с громом
И с железным ломом . .
Правит как на марше ,
Лишние , кто старше .
Вникуда с дружиной ,
С калашом , с пружиной.
Дело что не нужно ,
Други лепят дружно .
Вновь ругают честных ,
Сленгом дурней местных .
Верх взяла ватага ,
С мастью слуг Гулага .
Обойдусь без лживых ,
Без шальных служивых .
У меня есть доля ,
Вера , честь и воля !

Призрак   бродит   по    Тамбову

В Орле писателей лелеят ,
Как самых лучших на миру .
И Белгород от них светлеет ,
Когда глаголят на юру .
В Воронеже творцов встречают
Везде как местных мудрецов .
И добрым делом отмечают ,
В кругах имущих и дельцов.
На книги средства и журналы ,
Вручают в этих городах .
И создают любви анналы
Творцы в блистательных трудах .
В Тамбове все иначе в туне ,
Не видно света доброты .
Писатели в своей коммуне ,
Как тени в круге маяты .
Нет средств и воли к озаренью ,
Нет преференций быть в чести .
И призрак движется к забвенью ,
Чтоб ничего не обрести .
Он состоит из грез поблекших ,
Из мыслей искренних былых .
Из всех стремлений наболевших ,
От Чернышова до Белых .
Нищаем жизнью и в твореньях ,
Витает вновь тлетворный дух .
И власти в призрачных решеньях ,
Вздымают тополиный пух .

Смутная      возможность

Когда и вас отвергнут члены ,
Творцы союзным огулом ,
Вы так познаете измены --
Застынет воздух над челом .

Никто в беде не пожалеет ,
Все отвернутся втихаря .
И грезы яркие развеет ,
Дыханьем смутная заря .

Вам будет горько и обидно ,
О дружбе прежней вспоминать .
И станет время очевидно ,
Из сердца светлое взимать .

Вы вспомните как гнали доку ,
Поэта чести и добра .
Как обвинений поволоку ,
Кидали с грязью на ура .

Теперь терпите свою долю ,
Черед расплаты за хулу .
Поэт идет один по полю ,
К мечты прекрасному селу .

          Мечта    о    жаре

Наладится погода в нашем крае ,
Жара еще порядком надоест .
И я увижу мини на Данае ,
Купальник фирмы сувенир инвест .

По берегу пройдет качок неспешно ,
Играясь и любуясь лишь собой .
И поплывет хмельной рыбак потешно
За рыбиной дородной голубой .

Рискованно по речке пьяным плавать ,
Но женщины -- русалки во плоти !
И будет Николай Наседкин хавать ,
Свой бутерброд и крыльями расти .

Пока камыш не зашумит от боли
И чайки от тоски не закричат ,
Сыграем свои радостные роли
И флибустьеров , и речных волчат .

Молчат   просторы  бытия

Я пройду по лезвию кинжала ,
Бытия вопросы не тая :
-- Почему же Таня убежала
Маликова в ближние края ?

Почему Елену хвалят скопом ,
А вчера не знали о такой ?
Почему Труба склонился к жопам
Графоманов с гольною строкой ?

Почему в Тамбове награждают
Боратынским бездарей шутя ?
Почему пройдохе угождают ,
Всем мозги Дорожкиной крутя ?

Почему стратегия культуры ,
С тактикой годами не в ладу ?
Почему творцы литературы
И таланты чуждые к стыду ? --

Зоревых не слышно отголосков ,
Вновь чины - подельники немы .
И смотрю я нежно на подростков,
Не живущих мелочью сумы .

Торжество     справедливости

Пребудет время не благое ,
Для лицемеров не благих .
В чем заключалось дорогое ,
Вдруг потускнеет для других .

Вмиг обесценятся порывы ,
Былых поместных величин .
И злыдни станут не красивы ,
Без ветром сорванных личин .

Подует ветер новой доли ,
Необъяснимый для кругов .
Кто обреченно жаждал воли
Восстанут в травах берегов .

В цветах лугов неотразимых,
Восстанут яркие творцы .
И эхо дней невыносимых
Оглушат песнями скворцы .

Побойтесь    имущие   Бога

Неброский Тамбов не Небраска ,
Дороже икры здесь колбаска ,
Дороже сыры рыбы Фугу
И жить пожелаешь не другу .

В Тамбове судьба дорогая ,
Как девушка ласок нагая .
И в схимне монашка бесценна ,
Когда у плиты откровенна .

Продукты теперь не укупишь
И лишнего с быта не слупишь .
Все дорого , жить не легко ,
Небраска от нас далеко .

Заправки безумий ликвидность ,
Бензин драгоценная жидкость .
Дороже даров однорога ,
Побойтесь имущие Бога !

          Час    Венеры

Банкуйте вовсю лицемеры ,
В колодах тузы молчуны .
И радуйтесь часу Венеры ,
Когда не узрите Луны .

Играйте легко с игроками ,
До яркой лучистой зари .
Расстаньтесь шутя с дураками
И с дурами черт побери !

Разврат ваше кредо земное ,
Во всем ради бренной тщеты .
Продажное , злое , срамное ,
Безбожное -- ваши мечты .

Банкуйте , играйте , кутите ,
Как новых поветрий купцы .
Но судьбами все заплатите ,
За проигрышь горе - глупцы .

Нет чести у лживых повсюду ,
Нет совести у подлецов .
Банкуйте и славьте Иуду ,
Предатели веры отцов .

Единение    душ   у   обрыва   туны

Дурное вскрылось единенье ,
Как передержанный нарыв .
Исчезло вмиг мое сомненье ,
Когда увидел я обрыв .
Душевным взором я увидел ,
С людскими мордами свиней .
Такую мерзость не предвидел
И речь веду я не о ней .
Они друг друга презирали ,
Врагами были лишь вчера .
Теперь влюбленно озирали
Как глубока грехов мура .
Грехи клубились под обрывом ,
Как тени в пекле и дыму .
И было в таинстве игривом ,
Всем притяженье ко всему .
Я помолился без тревоги ,
Крестясь и блудное крестя .
Вдруг появился на дороге ,
Крылатый ангел как дитя .
Он воссиял чудесным светом ,
Меня отрадно озарил ...
И все печальное при этом ,
В одно мгновенье утолил .
Шальные свиньи завизжали
И стадом прыгнули в купель .
И небеса не возражали ,
Как злыдни угодили в цель .
Вопили души безобразных ,
О чем - то мелочном своем .
Видать анчутки жили в разных ,
А в самых гадостных вдвоем .

Придуманная   богиня   игры

Ваяют даму поэтессу
Друзья из камня бытия ,
Придав прорывному прогрессу
Движенье в яркие края .

- Прорыв ! - взывают волонтеры ,
- Прорыв ! - отвествуют чины .
Ваяют даму ухажеры ,
С оттенком призрачной луны .

Прорвутся к целям без морали ,
Творцы пиара и муры .
Они в песочницах играли ,
В мирах придуманной игры .

В ладонях фифочки скрижали ,
С хорейной рифмой письмена .
Вокруг нее простор ужали
И сбили с неба имена .

Провалы откровений в прошлом ,
Богиня Слова на виду .
Писала ветрено о пошлом
И стала писаной в бреду .

Воспоминание   о   прошлом

Нахлобучит Коля кепку ,
В даль идет гулять …
А в башке - то не сурепку ,
Васю треплет бл .. дь .

И пащеку раскрывет ,
Чтоб творить минет .
Все в иллюзиях бывает ,
Когда драйва нет !

Тошно Коле с похмелюги ,
Как всегда со сна .
Но нагие все подруги
И в мечтах весна .

Вот поэт идет постылый ,
Прост как чемодан .
-- Пшел ты в анус белокрылый
Или в Магадан ! --

Вот Хвалешин гордый катит ,
Грез надутый ноль .
Он за прошлое заплатит ,
За наветов боль .

Толи марево витает ,
Толи нечисть дней ?
Валя голой пролетает
И вахлак под ней .

Выпить надо , похмелиться ,
Пивом у моста .
Вся душа опять томиться ,
Тело ж без креста .

Коля пьет у речки пиво ,
Смотрит на волну ...
Вновь желает жить красиво
И ласкать жену .

Влюбленная    в   свободу

Замшев Максим напечатал рассказ ,
Лены Луканкиной снова ,
Вспомнив души откровенный наказ ,
Деву ценить из Тамбова .

Вел семинар увлеченно Максим ,
Лена читала сонеты ...
И открывался волшебный Сим - Сим
Прямо на пядях планеты .

Дева творила в прекрасном краю ,
Колокол звоном тревожил .
Верила крепко в судьбину свою ,
Друг увлеченность примножил .

Премию пассии вскоре вручил ,
От Маяковского к свету .
И дорогую мечту научил ,
В строфах тянутся к рассвету .

Тянется Лена к рассветам легко ,
Пишет о многом и разном .
В алом хитоне Максим далеко ,
Коля вблизи в безобразном .

Кто император из них не понять ,
Кто прокуратор не ясно ?
Лена на рок перестала пенять ,
Любит свободу бесстрастно .

Суверены     величия

Там Куняев обижен на мир ,
Здесь Труба вожделений кумир
И Наседкин влюбленный в себя ,
И Алешин свой образ любя .

Лена пальчиком чертит полет ,
Начас яркой мечты самолет .
Юрий ходит величьем един:
Суверен , фараон , господин !

Селиверстов блажит на косе ,
Чтоб царем прошагать по росе .
И Аршанский как Ирод блажит ,
Марор горькой травой дорожит .

Текст напишут и - Сукин - кричат :
-- Ай да я ! -- но просторы молчат.
От гордыни искрятся порой :
На лугу , на горе , под горой .

Маша феей блистает в глуши
И шуршат как рабы камыши .
Лена носит высокий свой сан ,
Словно френд подарил ей Ниссан .

Звезды звездами в грезах взошли
И иголки в стогах все нашли .
Даже мелкая сошка Незрим ,
Ослепить хочет призрачный Рим !

Каждый Янус , Федора , Нарцисс ,
Не стяжают с людьми компромисс .
Лишь они неприступны на век !
Я же добрый поэт - человек .

        Светлое    призванье

Возведут в квадрат позера Толю
И шалаву в степень возведут ,
А поэту смутную недолю
С темным бездорожьем создадут .

Все в руках у щеголей пиара :
Деньги , власть , сценический размах ...
Но творец на дне земного яра
На заре как с шапкой Мономах !

Ореол небесного вниманья ,
Царственный и в туне бытия .
Делла Розу светлого призванья ,
Одиноко прохожу и я .

     Кукла    в     пузыре

Моих сказаний погремушку
Никто не слушает вокруг .
Все жадно слушают старушку
И враг глаголящей , и друг.

Метрессе трепетно внимают :
Олег , Мария и Толян ...
Ее всерьез воспринимают ,
Гурты восторженных селян .

Тамбовщина внимает крале ,
Как самой значимой мадам .
Она уже на пьедестале
И с неба светит городам .

Ей позволяют быть ведущей :
Двуликой , лживой , роковой .
И заливать словесной гущей ,
Что пахнет гнилью вековой .

А я гремлю душевным словом ,
В туманной туне на заре :
-- Витает кукла над Тамбовом ,
Витии в мыльном пузыре --

        Заклинатель

Говорил мне он о змеях ,
Ядовитых и плохих .
И в отъявленных затеях:
Безобразных и лихих .

Год прошел Халерий слово
О дурных не говорит .
Словно время не сурово
И в мечтах душой парит.

По доске почета шпатель ,
Мэра явственно скользнул...
И Халерий заклинатель
Змей игрою обманул .

На доске висит Халерий ,
Весь собою как божок .
В лунном отблеске мистерий ,
Дует в дудку и рожок .

Валя сонная от звука ,
Дудки сказочной игры .
И другая не гадюка ,
Стала обручем дыры .

Змеи обликом не змеи
И Труба иной совсем .
Заклинатель всей Расеи ,
Поиграй на Хит эФэМ !

             Дело      Трубы

Толю осудили , дело - то труба ,
Но не посадили Господа раба .
Толя на свободе славит менеджмент ,
Он в своем народе вредный элемент .
Капитал у лживых и маржа у них ,
У других служивых нищета да стих .
Крохи хлеба сорта третьего давно ,
Лишь фанаты спорта пьют свое вино .
Хоть Труба и в деле с грифом Александръ ,
Бес в астральном теле множит саламандр .
А в ментальном нечисть расплылась мурой ,
Каждый смутный вечер Толя хмырь - герой .
Выйдет в сеть Тамбова грез гермафродит
И талантам снова истинным вредит .

Лихой     редактор    Труба

Труба на вы идет с творцами ,
Он не печатает творцов .
Душевных видит подлецами ,
Святыми видит подлецов .
Талантов дух не переносит
И честных яростно хулит .
Труба нагрудный крестик носит ,
Но выросшим хвостом юлит .
Фантомный Толя рогоносец ,
Анчутка в лунных зеркалах.
А наяву он знаменосец ,
Всегда при денежных делах .
Журнал курирует нещадно ,
На средства ветреной казны .
Грязнит поэтов беспощадно ,
А графоманы не грязны .
Все от лукавого и злого ,
Журнал не искренних начал .
Труба творит лихого много ,
Но Бог порочных развенчал .

    Ужин     трубадуров

Не сцена это а помост
И мудрецы все в ложе .
У трубадура яркий тост
И у другого тоже .

Один мудрено говорит ,
Другой еще мудреней .
А дурачок спокойно зрит ,
Чей довод увлеченней .

Стихи читает трубадур ,
Другой сонет читает .
И нет непосвещенных дур ,
Где муза обитает .

А трубадур уже трубач ,
Играет шум прибоя …
Другой в палитре передач
Играет гул забоя .

Потом чаи гоняли все ,
По кругу и за кругом .
Потом ходили по росе ,
В сортиры друг за другом .

Дурак сегодня не смешон ,
Он лишний , не на месте .
Откинул храбро капюшон
И съел сосиску в тесте .

       Фетиш    Древа    книг

Вновь читает Валюха Двурожкина :
"Приключения Витьки Картошкина " .
Умиляется , дышит не ровно ,
Словно дома бытует под Ровно .
Картофляники жарит с задором ,
Голова - то с улетным убором .
Как увидит Валюху Василь ,
Сразу ходит как Лео Кассиль .
Эх , Витек ты Картошкин во всем ,
С каждой удочкой и карасем . ,
С каждой точкой и запятой .
В каждой бочке и под пятой .
Валя книгу отдаст депутату ,
Он читая подлечит простату .
Книгу вывесит фетишем древа ,
Справа Яблоков , Водочкин слева .
А вершину венчает затея ,
" Сказы деда Павло - Савватея "

Алешин    с   Монмартра    грез

В бистрО ты не обедал на Монмартре
И не искал Тургенева в ТюИрли .
Ахматову ты воплощаешь в Марте ,
Циганочке ремейка Ширли - Мырли .
И шорох ее платья из газет ,
Тебе навеял сон неповторимый :
Ты там , где наяву Сезанна нет ,
С корицею и миндалем незримый .
С великими на ты не быть тебе ,
В пространстве иллюзорного Парижа .
Лишь тени отражаются в судьбе ,
Как в зеркалах предпаховая грыжа .

                  Гербарий

Деревья голые картинами без рамы ,
Смотрелись снова в Маре без людей .
Алешину своей судьбины драмы ,
Хотелось здесь увидеть лебедей .
Не виделись крылатые в музее ,
Обкраденном ботаником лихим .
И рассмотрел заблудший в бумазее ,
Причину быть пригожим и сухим .
Мужские вдруг послышались хоралы ,
Католиков здесь месса раздалась ...
И вышли из развалин генералы ,
И дочка Дельвига в тумане родилась !
Елизавета Марская безгласна ,
А может Дельвиг - Марская мадам ?!
Одна заря вечерняя атласна
И стелется червонно по следам .

            Равнодушные

За какую мне власть радеть :
Покупающих Лексусы скопом ?
Или ту , что умеет гундеть ,
Проезжая с казной по Европам ?
Может мне возлюбить дорогих ,
Что дороги построили фикций ?
Или милых , прелестных , благих ,
Что воруют в порывах амбиций .
Власть сегодня поэтов не чтит
И писателей не переносит .
Буд - то всюду в России гостит
И советы у мудрых не спросит .
Ей плевать на духовную суть ,
На творенья талантов от Бога .
К стадионам блистательный путь ,
А к познаньям пустая дорога .
Ничего не дают мудрецам ,
Создающим шедевры Отчизны .
Власти ныне дают сорванцам ,
Фору блефа и истины тризны .
Экономя на доле творцов
И смеясь над талантами края ,
Светлый образ традиций отцов
Власти в тлен превращают играя.

     Олеандр    смыслов

Трубу Сицилия звала ,
А Матушкина Родина .
И пицца Толику мила ,
Евгению смородина !

Труба фантомный президент
И сицилиец гидности .
Евгений Думы резидент ,
Поместной власти бытности .

Труба витает в облаках ,
Стяжает славу бренную .
Евгений силится в веках
Узреть страну нетленную .

Но вместе фетиш Александръ --
Журнал лихой состряпали .
И смыслов чистый олеандр
Дорожкиной заляпали .

         Извращенцы

Вы чуждые как вьюги летом ,
Вы страшные как нети снов .
Увлечены вы лунным светом ,
Театра фальши и лгунов .

Талантов солнечной природы
Вы отрицаете шутя .
И гении для вас уроды ,
И царь исчадия дитя .

Все извращаете что можно ,
Как полоумные в бреду .
Скликая ветрено , безбожно
Тенеты мрака на беду .

Вы люди мира безобразий ,
Где все витает кверху дном .
И слухи каверзных оказий ,
Прокисшим отдают вином .

     Престол    небожителя

Приезжал Николай Иванов ,
Чай попил и уехал в Москву
И остался Мичуринск - Козловъ
Одиноким на грустном веку .

Приписали журнал Александръ
И к Палермо , и к фирме СП ,
Только тени чужих саламандр
Охраняют Трубы КПП.

Не пройти мне к престолу его ,
Главредактор теперь президент .
Александра журнала всего ,
Он звезды внеземной резидент .

Небожитель в лучах снизошел :
Гулливер Анатоль , Геркулес !
Но мальчишкой ко мне он пришел
И вошли мы в СП без чудес .

      Губошлепы

Хоть кобылу наградите ,
Хоть быка .
И валяйте как хотите
Дурака .
Можно хряка опочетить
И свинью .
Можно поле заболотить
С айлавью .
Вы играете с судьбою ,
Шулера .
И трясти сырой губою
Мастера .
Ветка каждого обмана ,
Как лоза ...
Но нагрянет из тумана ,
К вам гроза .

Семинар      поэзии

Подожгу бикфордов шнур
К темам семинара .
Распугаю местных кур ,
Дымом без пожара .

По сплетеньям огонек
Побежит незримый …
И с талантом паренек
Воспарит родимый .

Вмиг красавица душой ,
Грация от Бога ,
Станет радостью большой
С крыльями итога.

Будем присказки читать ,
Будем сказки слушать ,
Так поэмы почитать ,
Чтоб попкорн не кушать .

Станем трепетно стихи ,
Понимать как можем .
И судьбы своей грехи
Отмолить мы сможем .

Семинар звучит мечты ,
Я предтеча славных ,
В круге Слова красоты ,
Равный среди равных .

       Пустынный      гул

Сайт присутствует в зыбкой сети ,
Как картинка для выскочек края .
Председатель судьбой заплати ,
Свою должность бездушно играя .

Ничего не стремишься достичь ,
Ни стипендий , ни книг обоюдных.
Ни проблемы поэтов постичь ,
Ни писателей всюду подспудных .

Ты себя прославляешь любя ,
Буд - то в этом величия случай .
Только веру с надеждой губя ,
Ты любовь эгоизмом не мучай .

У почетной наград завалом ,
Хоть на гору вези вагонеткой .
Вся исходит неистово злом ,
Ради фифочки с марионеткой .

Фаворитка почетная всех
И чинов , и бомонда округи .
Для нее бесконечный успех
Создают всемогущие други .

Так талантам мадам помоги ,
Напечатай стихи и поэмы ?!
Для нее все поэты враги ,
Потому что к признанию немы .

Наградили другую мадам ,
Ни за что голевым Боратынским .
Обещала -- творящим воздам ,
Оказаться в Союзе с Мединским --

Воздает лишь сторицей себе ,
О величии рьяно печется .
И к редактору Толе Трубе
Глас ее королевский несется .

С лету вирши печатает он
И Максим ее Замшев услышал .
Каждый в букву пославшей влюблен
И в астрал умиления вышел .

Николай же Наседкин познал
Власть предлита с неистовым блудом .
И теперь он стяжает финал ,
С геморроем и умственным гулом .

В голове его нечто гудит ,
День и ночь непрестанно взывает … ,
Словно Коля в пустыне сидит :
То исчезнет , то вновь оживает .

   Фаворитка   в    туне
  ( сон   в  летнюю  ночь)

Показала где жизнь начинается ,
Фаворитка формата других .
И Мария в мечтах запинается ,
Не рассудит словами благих .

-- Ты никто -- ей сказала открытая,
Веселуха с наградами дней .
И Знобищева словно побитая ,
Побрела по излому теней .

Вот в пакете шедевры ненужные ,
Вот у сердца крылатый значок .
Дуют ветры холодные , вьюжные
И смеется Олег дурачок …

Было время другое блескучее
И почетные града вблизи .
Прилетало виденье могучее ,
Улетало в меду на мази .

Тошно Маше , душа перезвонами ,
Оглашает всю лунную высь ...
Берегини склоняясь над склонами
Шепчут -- Милая в туне крепись --

              ГЛАВА 2

ИНТЕГРАЛ      РАЗДУМИЙ

               Главки

Цвела    черемуха    вчера

Прошлое - это вчера ,
Прошлое было недавно .
Пахли весной вечера
Белой черемухой славно .

Молодость жизни моей
Помнится с трепетной болью .
Буйно свистел соловей ,
Где я гулял по раздолью .

Весело встретить хотел ,
Грозы небес зоревые ,
Вот и любовь просвистел ,
И просмотрел впервые .

Бегать за юбкой не стал ,
Драться не рвался смело .
Жаждать любви перестал ,
Сердце мое не радело .

Прошлое - это вчера ,
Прошлое было недавно .
Пахли весной вечера
Белой черемухой славно .

Ворон залетный кричит ,
Филин хохочет где - то ...
Памяти даль молчит ,
Царствует Бабье лето .

              Бремя       фальши

Видя в золоте себя , в фальши зеркалах ,
Фавориты власти сей при ее делах .
Ризы славы велики и блистают так ,
Что глупцы и чудаки ценят их затак .
Нет почета без интриг , без лукавых схем ,
У хапуг судьбы блицкриг ради нужных тем .
Вновь награды хороши , лживый крепко спит .
-- Где шедевры для души ! -- Совесть не вопит .

Интеграл      раздумий

Кто не любит , не полюбит ,
Хоть упертого убей .
А влюбленный не разлюбит :
Ни мечту , ни голубей .

Будет муторно и грустно
Расставаться с не судьбой .
Легче спорить снова устно ,
В туне дней с самим собой .

Спорю утром я рисково ,
Спорю ночью в тишине .
И ищу я бестолково ,
Снова истину в вине .

В теле легкость напускная ,
В смуте мыслей интеграл :
-- Привыкай душа родная ,
Ко всему , что отвергал ! --

                       ***
Снова небо прояснилось ,
День пришедший ясен .
Позабуду все что снилось ,
Мир судьбы прекрасен !

Ветер дует не студеный ,
Шебутной , игривый ...
Я мечтой не обделенный
И душой красивый .

Раз люблю родную землю ,
Суть не извращаю ,
Значит истину приемлю
И врагов прощаю .

Мистерия      продвинутых

Ставки сделаны на Марию
И на томную Лену ,
Чтоб они украшали Россию
И театра широкую сцену .

На кулисах парящая чайка ,
За кулисами тихая смута ,
Снова чайника обечайка
Обожигает талант баламута .

Время блефа и показухи ,
Альфа фокусов как Омега .
На сиропы слетаются мухи ,
А они из волшебного снега .

Прославляется пани Мария ,
Награждается золотом Лена .
А поэту посветит Мессия
И в лучах улыбнется Селена .

               Смейся , любимая ...

Смейся женщина времени путаных правил ,
В вашем ярком раю свет неоновых ламп .
Я ни с кем не играл и козЫрных не ставил ,
И партнерами не были Путин и Трамп .

Смейся женщина долго , пока фаворитка
И печатай стихи хоть на флаге в раю .
На привольном лугу расцветет маргаритка
И влюблюсь я в цветок в озаренном краю .

Вы смеялись толпой , ты смеешься вдогонку ,
Эхом рваным летит гомерический смех .
Только музы небес не приветствуют гонку
И уже приготовили финиш для всех .

Что искать в волосах ? Только тени раздумий ,
Да печали студеную жуткую мглу .
Смейся женщина царства витающих мумий ,
Как принцесса игры в театральном углу .

                  Кривда

Чистый взгляд и румянца жар ,
А в душе - то тщеславья пожар .
Речью краля и жестами пава ,
А в мечтах безобразно лукава .
Ангел славой , невинная видом ,
Только бес ее водит гидом .
За наградой маячит награда ,
Кривде сила нечистая рада .
Куш любой подгребает к себе
И маржу в непутевой судьбе .

Духовный       кремень

Краеугольный камень рока ,
Без пут греха или порока ,
Скрепляет душу и уста .
Внимаю истине пророка
И воду светлого истока
Я пью , и верую в Христа .
Дорожный камень станет пылью ,
Кремень духовный станет былью ,
Не испарится под звездой .
Не прибегаю я к усилью ,
Чтоб осыпать заблудших гнилью ,
Блажу за каменной грядой .
И блажь моя не от безделья ,
Не от паров хмельного зелья ,
От ожидания молитв .
Познал я время без веселья ,
Познал прозренье без похмелья ,
Предательство и страсти битв .

       Они    от   мира   сего

Им на блюдечке преподнесли
золотое свое участие .
И цинизм они свой вознесли
до небес , и желаний всевластие .
Все у них получалось легко :
слово к месту и место к слову .
Только птицы взлетев высоко ,
не стремились приблизится к крову .
И созвездия снова взошли ,
и в кромешной среде воспарили .
В душах гордых любви не нашли
и лучами не озарили .
Получались дела наяву ,
создавалось привычное миру ...
Только музы присев на траву ,
не дарили небесную лиру .

        М у д р о с т ь

Хлеб добывают трудами ,
В поте лица своего.
Мудрость приходит с годами,
Ради Святого всего.

Мудрость приходит неспешно,
С веткой полынных степей.
Хмель бытия не потешно,
Горькую чашу испей .

Мудрость освечена Богом,
Вот потому человек,
Думает в мире о многом,
Русский он или узбек.

Все мы потомки Адама,
С генами Евы в телах.
В чем - то мужчина и дама,
Схожи в любовных делах.

Кто – то из кровных потомков,
С Каином схож навсегда.
Только беду из обломков,
Мечет с запалом вреда .

Грубые вольности Хама,
Кто - то готов предъявить .
С хамами мудрость упряма --
Ближних не надо гневить !

Мудрость привносится взглядом,
В дом, где очаг не гасим.
Там, где влюбленные рядом,
Каждый мудрец выносим.

ПрОпасть      самообмана

Кому - то плевать на других,
Но мне до сих пор не плюется.
Всегда за грехи воздается,
В местах для судьбы не благих.

С занозой гордыни греха,
Кому-то живется свободно.
Живите, как року угодно,
Когда ваша воля лиха.

Я, мыслью сжигаю себя --
Зачем я любил не достойных?!
За шкуру свою беспокойных,
Бытующих ближних гнобя.

Добром не отплатят они,
За доброе прошлое дело.
Былое для них оскудело,
И воют грядущие дни.

Печальным огнем полыхнет,
Душевная тонкая рана …
Над пропастью самообмана,
Никто мне покой не вернет,

      Иное     измерение

Недавно все переиначил,
Что в молодые годы начал,
Суть в голове перевернул,
И невозвратное вернул.

Создал иное представленье,
О многом в яркое мгновенье.
Другие темы -- стиль другой
И образ жизни дорогой.

Счастливый мир моих иллюзий ,
Стал походить на ол инклюзив.
С ковром желаний звездолетом
И скатертью -- чудес оплотом .

Я все менял не по лекалу ,
Вернув прекрасное к началу.
Но что -- то вновь пошло не так,
Рублем в руке не стал пятак.

Не стало светлое грядущим ,
Не стало истинное сущим .
Открыл глаза я … , вот беда ,
Вокруг все мрачно , как всегда .

Потерянная     любовь

Ходила по Углям юдоли,
Ходила по лезвию бритвы,
С огнивом взывающей боли,
К пожару сердечной битвы.

Толкала отчаянно страсти,
В холодную мглу провала.
Цветок разрывала на части,
С которым вчера ликовала.

Мечта убежала серной ,
В притихшую даль заката.
За то, что была не верной --
В потере любви виновата!

Подует студеный ветер,
Нагонит беспутную вьюгу …
Любимый нигде не встретит,
Шальную, как ты подругу.

Светлая   степень    риска

В далях проще пребывать
Кем бы мне хотелось ,
Что угодно создавать
Чтоб в веках воспелось .

Строить новое и новь
Возлюбить и славить,
Чтоб к Отечеству любовь ,
От страстей избавить.

В далях прежнему не быть ,
Что гнетет и гробит .
Можно многое забыть ,
От чего коробит .

В далях жизни , но каких ,
Нынешних иль райских ?
Проще даже в никаких ,
Снежных или майских !

Беду     России    понимаю

Рублю дрова , топор вздымаю
И разделяю чураки .
Беду России понимаю --
Дороги ж есть и дураки !

Но дураки иного сорта ,
Дельцы с наполненной сумой .
Так почему , какого черта
Казна страны объята тьмой ?!

Дворяне прежние с купцами
Давали деньги на почин .
А ныне вьются между нами
Барыги с множеством личин .

Одни отчаялись в низине ,
Другие чахнут на горе ,
Стремясь в торговли образине
Узреть икону в серебре .

Над златом чахнуть не проблема ,
Проблема в кривде на миру .
Когда объята ложью тема ,
Влетаем в черную дыру .

Дороги есть , они веками
Прекрасны в местности любой .
Чины не станут дураками ,
Служа лишь Родине судьбой .

     Фишка    бабули

Счастливая бабушка Валя
Тропинкой идет не скандаля ,
К квартире второй от властей ,
Что дали банковке мастей .

В квартире подобьем отрады ,
Бессчетно блистают награды .
Медалей червонная масть --
Бабули порочная страсть .

Ходила тропинкой ходила
И кругу друзей угодила .
За денежки щедрых властей
Твердила о дамах крестей.

Твердила о ямбе с хореем ,
О встречах Зефира с Бореем .
Играла лукавые роли ,
По типу взыскующей доли .

За фишку купюры бабуля ,
Гребла с января до июля .
Награды сгребала не зря ,
С июля до дней января .

Великой себя возомнила
И миру безумье вменила .
Бубнит в унисон о своем ,
С Кощеевой тенью вдвоем .

    Зразы    для   бабули
   ( Монолог    обласканной )

"В краю самоварном и маковом",
Я крендели делала с Яковом ,
Галушки -- рецепта Хорошкиной ,
Для бабушки Вали Двурожкиной .
Варенье мы стряпали сладкое ,
Чтоб время подслащивать гадкое .
Мы делали зразы с котлетами ,
И оды писали с приветами .
Бабуля короны достойная ,
Хоть видом "бельфлер" сухостойная .
Плодами мой трон одарила
Вчера , когда многих дурила .
Как лохов , меня не подставила
И лучшей бомонду представила .
Но взвились поклонники драмы
И требуют равенства хамы .
Кричат: " Мы хотим пирога !
Не дашь -- обломаем рога !"
А нам бы с бабулей хотелось
Царить , как мечталось и пелось .
И сливки снимать со всего --
Мы есмь! А вблизи б никого .
Себя и любимого Якова ,
В объятьях спасу я от всякого

                           ***
Скорлупу с властей не слупишь :
Вале все -- таланту кукиш !

     Метрессе    В Т Д

Яблоня клонится к бабушке ,
Бабушка клонится к ней .
Внуки играют в ладушки ,
Под балдахином теней .
Внуки чужие , не милые ,
Не угомонные все !
Бабушки мысли унылые
Искрами гаснут в росе .
Душит гордыня приличная
Женщину в теме любой .
Муза небес безразличная ,
Свет заслоняет собой .
Крепи , фитюлек грошовых ,
Колят тщедушную грудь .
Бремя событий суровых .
Хоть на мгновенье убудь .
Боязно в храме покаяться ,
В том , что лукаво жила .
Дома несчастная мается ,
А на юру весела !
Грешных деяний тревога
В сердце сжигает свое .
Люди - поэты от Бога
Вновь отвергают ее .
Может в порыве не пошлом ,
Где лицемер не свистит ,
Бабушку -- злобную в прошлом ,
Добрый Поэт простит !

   Приспособленцы

Они по своему правЫ ,
Приспособленцы мира .
А я отверженный увы
Не ведаю кумира .

Они приспешники властей
И выскочек с деньгами .
А я поветрия страстей
Сканирую стихами .

Для них личину поменять ,
Как поменять перчатки ...
Таких поэту не понять ,
От Пскова до Камчатки .

Заполонили все пути ,
Активные позеры .
От них Отчизну не спасти ,
Не милуя раздоры .

Они тусуются везде ,
По прежнему и снова .
А я в духовной борозде
Росток лелею Слова !

     Темы      оправданий

Оправданий немыслимо тем ,
Подлецы оправдались злобой .
Одного я увидел никем ,
А другого -- тамбовским " кобой ".

Я узрел в поворотах судьбы ,
Время доброе и пустое .
Бездуховной мамоны рабы ,
Оправдались изжив святое.

Дружбе светлой уже не быть ,
Роковое , всегда не верно .
Как предавших душой возлюбить ?
Озаботишься -- станет скверно !

     Круговая     порука

Представим так -- вы правы все !
Гоните вздорного Поэта !
Пусть убегает по росе ,
На край безоблачного Света .
Грозны тусовок короли
И королевы -- себялюбы !
Изгой уйдет за край земли ,
Сомкнув пылающие губы .
Блуждай отверженный творец
Стихов и чести не продажной ,
Как духа вольного певец
И доли рыцаря отважной .
Твоя душа не возопит
О пьедестале особливом .
Пока перо легко скрипит ,
Пиши о времени красивом .
А круг своих не " погрешим "
И круга " свята " диктатура .
Вопят вхожденцы : " Мы решим ,
И филин будет за Артура !"

                  ГЛАВА 3

        СТАВКИ     ЖИЗНИ

                   Главки

Ставка    меньше    чем    жизнь


Какой же музы грешной ради ,
Ты обмакнул в туман перо ?
Мне стыдно за тебя Аркадий --
Ты ставку сделал на зеро !

С нулями водишься открыто
И жаждешь славы вековой .
Но дело швах - соломой крыто
И "волк тамбовский" чуть живой .

Он воет ныне угнетенно ,
Не радуясь путям кривым .
А время давит монотонно
Бетоном жизни роковым .

Ты оскорбил легко Поэта
В миг отношений зоревой .
И наплевал на лучик света ,
Тень окрылив над головой .

Судить писателя не буду ,
Сам разберешься в колготе .
Но в грезах голубем убуду ,
Печаль оставив пустоте .

Твой друг Николушка Минетов
"Люпофь" в романе описал ,
Где "Вася - фаллос" из тенетов ,
В постах над "Маней" зависал .

А у другого сны запахли
И бесов гонит суховей ...
Скажи Аркадий , чтоб зачахли ,
Как нети гнилостных кровей !

Дружить с такими вахлаками ,
Себя ничуть не уважать .
Они слывут не мужиками ,
Стремясь дворнягам подражать .

Теперь в почете графоманка ,
Тебя возносит до небес !
Вот только баба - лихоманка ,
Не дарит ласточку чудес .

          Верность      России

Макаров , Кудимова , Струкова
Сражились бы с другами Жукова ,
На поле Гражданской войны ,
В полыме лихой старины .
За правду , за землю , за Богово ,
Не славя Антоново логово .
Сражались бы с ярыми красными ,
Ночами и днями прекрасными .
Но в годы воинственной мании,
С фашистами черной Германии :
Макаров , Кудимова , Струкова ,
Сражались бы в армии Жукова .
В Россию поэты поверили ,
И жизнь свою Богу доверили !

           Парнас   и    лажа

В Воронеже , где власть творцов лелеет ,
Макаров даже трезвый веселеет .
Никто не принижает корифея ,
И для него -- литература -- фея !
Волшебница , но к избранным строга :
-- Пиши пока Россия дорога ! --
Макаров пишет ярко и правдиво ,
Что с жизнью поступают не красиво .
Судьба одна , дарована в юдоли ,
Где человек -- творец духовной доли .
И возопил Аркадий гласом духа :
-- Родной Тамбов измучила проруха ! --

               Дисгармония

Лучше быть гармонистом в поэзии ,
Чем художником желтых цитат .
Лучше славу стяжать не в Силезии ,
А в Перьми , где живет Коловрат .
Вновь Отчизны просторы охвачены ,
Смутным гулом пролетных стихий .
И судьбой бесприютной оплачены ,
Золотого таланта стихи .
Замелькали шаманы приблудные ,
На экранах продажных времен ,
Сочинив бестселлерины скудные ,
С ослепительным брендом имен .
Все гламуром подельщики мазаны ,
Все " большие художники слов "...
Но поэтом в шедевре показаны ,
Люди тихих прекрасных углов .

      Художник      сна

Конь его краснее крови ,
А над ним луна .
В ночь неугасимой нови ,
Он художник сна .

Скачет всадник по дороге ,
Скачет по стезе ...
Вся душа его в тревоге ,
Как судьба в грозе .

Толи муза манит в дали ,
Толи неть в леса ?
Ивы тихо зарыдали ,
Как и небеса .

Дождь омыл его нагого ,
Чист он и хорош .
Он теперь себя благого ,
Не продаст за грош .

Честь при нем не роковая ,
Совесть не в грязи .
Скачет всадник выживая ,
С ярким сном в связи .

        Впечатление

Читаю стихи Бирюкова
И вирши Олега Алешина ,
И вижу как веточка слова ,
Крупой ледяной запорошена .

Лубковое все , напрасное ,
Заумное , не живое .
А хочется видеть прекрасное ,
Цветущее и зоревое .

Читаю Кудимовой ладники
И строфы Марины Струковой ,
Во поле Арысь всадники ,
Как предки земли Туголуковой .

Я вижу Марин прабабушек ,
Казачек у тына Миронова ,
Где пришлые из Алабушек ,
Внимают призыву Антонова .

Поэзия это дыхание ,
Душевное очень глубокое .
То ветреное витание ,
То странствие одинокое .

            Творческий     щит

Прикрывают Русь культурой , мир коряв ,
Только щит культуры хмурой , весь дыряв .
Надо золотом талантам воздавать !
Что умеют " Илиады " создавать .
И Марин -- прекрасных граций и меня ,
Облачите в тайну звездного коня .
Нам во чреве зоревого скакуна ,
Будут музы петь о Светоче рожна .
Был же Павел у Дамаска ослеплен ,
Но прозрел и стал Всевышним умилен .
Мы сразим троянцев даже гопака ,
Создадим поэмы дружбы на века !
И восславим приснопамятную Сечь ,
Что бы пляски Лысогорские пресечь .
Край Славутича и Дона озарим
Светом творчества и , житницы узрим .

         Сказители - исказители

Для меня что Алешин , что Коля ,
Что Юрок , что казак Лысых Гор .
Встреча с ними земная недоля ,
Говорят только искренний вздор .
Ахинею несут словно бредят ,
Превозносят чужих как своих .
И с Трубою Аршанский пометят
Гениальных творцов для двоих .
У Дорожкиной Маша и Лена ,
Краше всех Трегуляеских кур .
У Нинель Веселовской Ирена
Сугелобова цвай Помпадур .
Руделяв на Харланова ставил
И рулетку вращал распалясь .
Начас игры бомонда возглавил
И в полесье пропал испарясь .
Есть поэты с тяжелой дорогой ,
Божий Дар не теряют и честь .
Это Хворов с Кудимовой строгой
И Макаров , и Струкова есть !
Мы творим зоревые шедевры
И подлунные щедро творим .
Мы сжигаем ранимые нервы
И с небесной звездой говорим .
Пусть вторых прославляет тусовка ,
Огласив Трегуляевский скит .
Нам же классикам звезды массовка
И цветущие ветви ракит .

   Мистерия      блефа

Ее на щит друзья поднЯли
И вновь с нее одежды сняли .
Она стяжает на щиту
Свою развратную тщету .
В руках " Василий " из секс - шопа ,
А трон -- резиновая попа .
И пъедестал из книг при том :
Люпофь , Гуд бай и Быть скотом .
Блистает жрица пирамиды
И в восхищеньи люди - гниды .
Как Клеопатра без одежд ,
Для самых низменных невежд .
Глаголит сладко чепуху
И чепуха вся на слуху .
Царит мистерия с сюриризом
И наверху , что было низом .

      Шоу     безвременья

В моде тактитка умолчания ,
О таланте и деле его .
Но поэт -- суверен без венчания ,
В царстве образа своего .

Он сегодня не друг Мецената
И читать не зовут во дворцы .
Он противен стихами для хвата ,
И поэта гнобят подлецы .

Бурлюка вспоминают убывшего ,
Бирюкова создавшего " А З ".
Маяковского -- душу убившего
И Ладыгина бившего в глаз .

Футуристы и палиндромщики ,
Для немногих кумиры вовек .
Но разрушили скрепы погромщики
И блуждает в мирах человек .

Ныне трудно поэту возвыситься ,
Просиять одаренной судьбой .
Всюду шоу витает и выситься ,
С алой радугой и голубой .

    Крылатые      миры

Помолиться б за предающих ,
Да рука тяжела для них .
Я в пустыне времен вопиющих
Возглашаю : -- Прощаю их ! --

Эхо гулкое улетает
В неизвестное , вникуда ...
Только сердце мое обретает
Просветление без труда .

Мне светло на пути откровений
Хоть рука тяжелее горы .
Помолюсь за крылатость мгновений ,
Что б не рухнули судеб миры .

         Снежная    пелена

За пеленою снежной жизнь иная ,
Была стезя светла моя земная .
Я верил в дружбу даже во хмелю ,
Теперь себя неверьем веселю .
Смешны враги неверия в святое ,
Пусты гурьбой и время их пустое .
Но в пустоте холодной обоюдной
Гуляет юность в тоге изумрудной .
В ее порывах звездные мотивы
И все в грядущем душами красивы .
Иная жизнь за снежной пеленой
Была недавно в местности родной.

         Предвзятость

Наискосок с угла на угол ,
Читаем книги не друзей .
И где созвездия над лугом ,
Для нас текстура бумазей .

Все проходное до финала ,
Все графомания в строках.
И даже таинство Дедала ,
И блеск Икара в облаках .

Полет фантазий не поэта ,
Какой - то жалкий и худой .
Мир обреченного рассвета ,
Печалит муторной средой .

Но вновь друзей мы осеняем ,
За каждый творческий рассказ .
А уж свое не разменяем ,
Творенье даже на алмаз .

Все наше в текстах безразмерно ,
Все бесподобно велико ...
А для противных очень скверно
И от таланта далеко .

Наследница     расплаты

А ты Мария подожди ,
Еще не время .
Пройдут осенние дожди
И грянет бремя .
Такую тяжесть не поднять,
Тебе без Бога .
И пламя некому унять ,
В костре итога .
Все непреложное сгорит ,
Что крылось злобой .
И ангел твой не воспарит ,
В связи с худобой .
Вы обоюдно не в бреду .
Звенели жестью .
И воздавали на беду ,
Поэту местью .
Ни слова милости святой ,
Ни дела чести .
Плевки лихие под пятой
И дама крести .
За поклонение судьбе ,
Стяжавшей горе ,
Платить придется и тебе ,
Мария вскоре .
Пустыня будет широка
С тлетворным дымом ...
В отвратном рубище тоска
Закружит с мимом .

      Волчий    берег

Берег Тунгуски каменный ,
Домик похожий на чун .
Мальчик страдает раненый ,
Он бедолага молчун .

Волки завыли ближние ,
Светит луна вовсю .
Видно пороги нижние ,
Лодку разбили всю .

Вьется вода бурливая ,
Острые камни везде ...
Кончилась жизнь счастливая ,
Нету отца нигде .

Страшно в тайге каникулы ,
В волчьем кругу проводить .
Мальчика люди окликнули ,
Что бы стремился жить .

Вырос и стал писателем ,
Выбрал душой Тамбов .
В книгах шпаклюет шпателем ,
Рьяно морщины лбов .

В книгах он безалаберный ,
Пьяница весь и ханжа .
С женщиной не респектабельной ,
Лезвие точит ножа .

Часто вершит безбожное ,
В темах вахлак и гнусь .
Жизнь его - дело сложное ,
Любит порочную Русь .

Душу старухе процентщице ,
Сдуру судьбой заложил .
Шлюху увидев в сменщице ,
Честную вновь одолжил .

Видно от страхов мечется ,
Пишет как злобный тунгус .
Творчеством муторным лечится ,
В логове волчьем не трус .

Светит луна высокая ,
Воет в лесу зверье .
Мальчика мать светлоокая ,
Шепчет : -- Вокруг не твое --

-- Сон это или явление ? --
Думает блуда творец .
Смутного духа томление ,
Из - за лукавых сердец .

     Вождь      помыслов

Возможно он Наседкин - Унгерн ,
А может Коля Узала ?
Когда смотрю на фото юнги ,
Не вижу " блудного козла ".
Чита , Даурия и тракты ,
Судьбы тупик не прозевай .
За все столичные теракты ,
Руду в отвалах добывай .
Барон промчался по долине
И в чуне девку оборкал .
И Коля в пламенной кручине ,
Как правнук воина взалкал .
Но ценит папоротник Коля
И жаждет шишек кедрача .
Порывы срисовала доля ,
С Дерсу охотника - сыча .
Ворона речка не в запарке ,
В поветриях " Угрюм - река ".
Плывет Наседкин на байдарке
И в помыслах Сибирь близка ,
Он из краев богатых вечно :
Писатель , бабник , критикан .
Но любит плавать так беспечно ,
Как вождь тунгусов - могикан .

              Не       нервая

И в Подъеме ты Лена не первая ,
И в журнале никто Александръ .
Прокричи недовольная -- Стерва я !
Из Тамбовских лихих саламандр --

Шелленберг поэтесса не милует ,
Вероника не верит тебе .
И Диана с тобой не утрирует ,
Кан с талантом сама по себе .

Как вручили Алешину премию ,
Он послал тебя дальше всего .
Академик -- фуршет академию ,
Возлюбил как нигде никого .

Дорогая Марина Кудимова ,
Не желает тебя прославлять .
Вновь мечта ее возле Родимова ,
Будет в кузнице сталь закалять .

Ни Дорожкина добрую долю ,
Ни Наседкин не жаждут тебе .
Обрети Лена вольную волю
И отринь все чужое в судьбе .

Только я милосердный и трепетный ,
Создал в грезах купель из росы .
Ты купаешься Лена не в ветреный ,
День когда замирают часы .

Рассветы    доброй    доли

Друзья " талантам " помогли ,
Чтоб мы пробились сами .
" Таланты " лезли как могли ,
На чердаки часами .

Вот Александра на чердак ,
С Еленой лезли нишей .
И с Пушкиным округлый знак ,
Подвесили под крышей .

Алешин с детства чердаки ,
Сам навещал с опаской ,
Когда скрывался от тоски ,
Испачкав двери краской .

Друзья подругам помогли ,
В газетах и журналах .
И вестницы читать смогли ,
Свои стихи в анналах .

Олегу Сошин угодил ,
Как молокану роком .
И Замшев друга утвердил ,
Мологвардейцем с соком .

Имейте ближние дары ,
Как фавориты важных .
А мы отверженных миры ,
Восславим и отважных !

Мы не обласканы никем ,
Поэты Божьей воли .
Но озаренье наших тем ,
Рассветы доброй доли .

      Яд     равнодушия

Суть равнодушия как яд ,
Дурманит мозг , туманит взгляд .
И вновь Наседкин мне не рад ,
Услышав истины шарад .

Я встретил Колю по пути
И рассказал о днях пяти .
Куда судьбой не добрести
И душу в прошлом не спасти .

В моем рассказе боль утрат ,
Лилась как с горечью обрат .
Я с музой у небесных врат ,
Наседкин фурии собрат .

Рюкзак у Коли за спиной ,
Наполнен рыбой педяной .
Никто не мучился виной ,
Когда глумились надо мной .

Не видно ангела с крестом ,
Во взгляде путника пустом .
Печатным занят он листом ,
Входящим в сочинений том .

Он равнодушен как всегда ,
Живет без светлого следа .
Пойдет туда , пойдет сюда
И всюду горе не беда .

Тянули     репу    Тропиканки

То репу тянут Тропиканки ,
То черного кота за хвост .
То рассевают перья канки
И принцип оправданья прост .

-- Вершим поступки как умеем ,
Манилов бродит по Тверской .
И с Бегемотом спорить смеем ,
Котом противным день деньской .

И с Гоголем в шинели с носом ,
Мы спорим всюду и везде .
И пользуясь богемы спросом
На чердаке мы на звезде .

Татьяну Маликову в шутку ,
К почившим в списочек внесли .
Воспели хором прибаутку
И перед Валей возросли .

Вновь Аннушка соседка Коли ,
С янтарным маслом приз взяла .
Перед Олегом черной доли
Бидон с любовью разлила --

Эх , Тропиканки не в печали ,
Учить вас надо и учить …
Еленушка с душой из стали ,
Не бойся розги замочить .

И каждую по голой попе ,
Секи пока рука тверда .
Внушала Валя -- суть в укропе ,
А в нем клетчатка и вода .

    Чтиво    Елены

Удивляй Елена прозой
Незатейлевый бомонд .
Под блистательной березой ,
Бовари прочти Ле Монд .

Или выступи ты Бланкой ,
В пеньюаре Ву а ля .
Пусть поклонники с шарманкой
Любят даму короля .

Будь Олесей ты полесья
Декламируй у реки … ,
Как туманы шепчут здеся
О любимом без тоски .

Можешь Винтер стать мгновенно
И Миледи стать легко .
Прочитай о том что бренно ,
И все цели далеко .

Но прошу я хлесткой прозой ,
Ты поэзию не бей .
Посмотри : летит над лоз

    Всадники   и    шваль

О травах пишешь и листочках ,
Когда Татьяна в жутких строчках .
Когда ее казнили мраком ,
За доброту с душевным гаком .

Ее друзья так разлюбили ,
Что злобой в памяти убили .
Она же многим помогла ,
Достичь Союзного угла .

За масками зверье с клыками ,
Слывут везде не мужиками .
Ты вся в наградах как в шелках ,
Узри таланты в мужиках .

Не тот герой с тусовкой близких ,
А кто высок в округе низких .
Кто духом выше швали дней ,
Пиши о всадниках коней .

Призрачное     величие

За козни злобные ответят :
Хвалешин , Валя и Юрок …
Их бесы черные пометят
И увлекут в гнилой мирок .

Они поплатятся за козни ,
Душою падших на краю.
Страдая на жаровнях розни
И полыхая не в раю .

Ну а пока они в фаворе ,
В кругу тусовки подлецом .
И горе грешникам не горе ,
Под блеском призрачных венцов .

Вершат грехи невозмутимо ,
Решают -- "Быть или не быть ",
Тому кто искренне и зримо ,
Стремится Родину любить .

              Промахи

Мои слова их не тревожат ,
Они уверены в себе .
Мечты удачи им умножат
И все прекрасное в судьбе .

Отринуть прошлое как полог ,
Для них простые пустяки .
Путь вожделенный очень долог ,
К вершинам счастья без тоски .

Нет ничего для них святого ,
Без совести живут легко .
Меня душевного , простого ,
Послали скопом далеко .

Не пропаду без лицемеров ,
Не потеряю свой талант .
О , сколько знаю я примеров ,
Когда был честен дуэлянт !

Но в суете мои дуэли ,
С фантомами моих врагов ,
Не достигают светлой цели ,
Между неясных берегов .

      Участь   вечного    нуля

Меня громил он сникшего в печали ,
Когда не стало матери совсем .
И вороны залетные кричали
О преданном и угнетенном всем .

Наседкина он обозвал убогим
И никаким писателем в миру .
Ничтожное обетованье многим
Вменил в статье стяжающий игру .

И заигрался писарь в генерала ,
Трубу крушил на взлете бытия .
Звезда на обнаглевшего взирала ,
Гнев полыхавший жгучий не тая .

Стезей идет шестерки и нукера ,
Способного скулить у крепких ног .
Вокруг него дурная атмосфера ,
Олег Алешин рабством занемог .

      Иллюзия      величия

Зачем творить когда есть Валентина ,
Она свои шедевры создала .
Судьбы ее прекрасная картина ,
Как птицы поднебесной два крыла .

Ей бабушка о многом говорила ,
Ее тропинка дальняя влекла .
И власть ей атрибуты подарила ,
Владычицы из злата и стекла .

Она сегодня Слова королева
И скипетром блистает наяву .
Мария справа , Александра слева ,
Труба целует тронную траву .

Никола бьет в ладоши супостата,
Олег в мечтах Россию продает.
У Стаха пламенеет вновь простата
И он любовью Вале воздает .

А Марков оборвал цветы у дома ,
Несет букет великой во плоти .
Еленушку объяла страсть - истома ,
Как звездочки созвездий донести .

Владимир руки чистые целует ,
У милой не душа а красота !
И только муза Валю не милует
Ничем и туна дней не высота .

Небесных муз не тронули порывы ,
Людей объятых призрачной мурой .
Вокруг метрессы смутные обрывы
И волки бездны воют под горой .

     Отличница    в    пути

Повзрослеешь Мария и ты ,
Когда жизнь повернется иначе .
Когда алые розы мечты
Оборвут хулиганы на даче .

На пятерку жила ты всегда ,
Презирая других с трояками .
Повзрослеешь Мария тогда ,
Когда ляжет туман за мостками .

Все изменится как никогда ,
Не менялось до дней пограничных.
Ты познаешь весь ужас вреда
И интриги врагов необычных .

Не до гордости будет тебе ,
Не до жаркого пыла презренья .
Все изменится в личной судьбе ,
В круговерти земного боренья .

Не останешься ты молодой ,
Разрешая на тройку проблемы .
Даже грезы над вешней водой ,
Будут с бывшей отличницей немы .

      Что    делать ?

Я к топору не призываю ,
Россию нынешних времен .
К талантам истинным взываю ,
Не бросить образы знамен .

Не на параде мы победы ,
Несем в руках дары небес .
Судьбины захлестнули беды
И за кумира рынка бес .

Все оголтело продается ,
От мелочи до недр земли .
И для души не создается ,
Вблизи святое и вдали .

Повсюду лавочники вьются ,
В культуре щедро мельтешат.
И фальши звания куются ,
Где лживые вовсю грешат .

Награды жаждут ретрограды
И первые в пиар - труде .
Пройдут базарные преграды
И обретут свое везде .

Таланты в бытности нищают ,
Не учатся фальшивить вдрызг.
Им звезды блеском предвещают ,
Поветрие небесных брызг .

Что делать в жуткой круговерти ,
Талантам с флагами зари :
Ходить изгоями по тверди
Или вопить -- Звезда гори ?! --

   Поднебесная      мудрость

Заблестели в колодцах лунЫ ,
Засияли по рекам звезды .
По отрогам житейской туны ,
Снова ходят созвездий козы .

В лунном свете играют росы ,
Переливами смутных видений .
Расплетают русалки косы ,
У зеркал вековых сновидений .

В зазеркалье ночного мира --
Отраженья прошедших столетий .
Пересмешник играет сатира ,
Вместе с типами лихолетий .

Только роли стирают блики ,
Отраженные далями чуда .
Изменяет лукавые лики ,
Ирреальность придя ниоткуда .

Злые духом темнеют местами ,
Криводушные все окривели .
И порочные шепчут устами
О любви у продажной постели .

Вот козлами гуляют кумиры ,
Вот волчицами ходят товарки .
И витают событий транжиры ,
В звездолете фальшивой марки .

По всему обозримому небу ,
Мудрость кружит строкой зоревая .
-- Не лукавьте грехам на потребу,
Будет с Богом стезя вековая --

Шушпанская        былинушка

Русалок видели на берегах Челнавского водохранилища . Тем паче на дне Челнавского затопленное старинное село Арбузовка . Оно более загадочное и таинственное . А про Шушпанское водохранилище в Староюрьевском районе вот что скажу :

Панночка  -  шушпаночка

Не паны здесь бытовали ,
На земле сырой ,
А крестьяне степь пахали ,
Вешнею порой .

Ныне речку запрудили ,
Рьяные дельцы
И ловчихам угодили
Ищущим концы .

Вот нашла конец шушпанка ,
И зарделась вся .
Держит девушка селянка
В путах карася .

У другой конец побольше ,
Как в вуали линь ?
"Панночка" она как в Польше ,
"Пану" с ней аминь !

Над водой стрекозы вьются
И стрижи летят …
Рыбаки к рыбачкам жмутся ,
Все любви хотят !

Но уха влечет и манит ,
Ароматом днесь ...
Пальцем "панночка" поманит ,
"Пан" порхает весь .

   
         Т У С О В К А
                 ***
У каждого своя сноровка,
Кто жаждет славы и наград.
Но часто избранных тусовка
Не сливки вовсе ,а обрат.

Апологеты злачной связи
Гордятся бытностью такой…
В «князья», попавшие из грязи
Не терпят правды никакой.

Тусовка ярых лицемеров
Непосвященных вводит в грех:
Она пример для кавалеров
И дам, стяжающих успех.

Повсюду ложь испепеляет
Любую заповедь Христа.
Бездарность власть определяет,
Талантов выбросив места.

Внимают люди скоморохам
И всякой шушере в игре.
Но достается фига лохам
И муха дохлая в ведре.

Взбивает пену камарилья
И множит блефа пузыри…
А люди чести от бессилья
Взывают:"Черт вас побери!"

И в городах провинциальных,
Где в зеркалах-- России лик,
В кругах обманщиков банальных
Любой без маски многолик.

Смутная       возможность
                 ***
Когда и вас отвергнут члены ,
Творцы союзным огулом ,
Вы так познаете измены --
Застынет воздух над челом .

Никто в беде не пожалеет ,
Все отвернутся втихаря .
И грезы яркие развеет ,
Дыханьем смутная заря .

Вам будет горько и обидно ,
О дружбе прежней вспоминать .
И станет время очевидно ,
Из сердца светлое взимать .

Вы вспомните как гнали доку ,
Поэта чести и добра .
Как обвинений поволоку ,
Кидали с грязью на ура .

Теперь терпите свою долю ,
Черед расплаты за хулу .
Поэт идет один по полю ,
К мечты прекрасному селу .

    Чтиво      Елены
               ***
Удивляй Елена прозой
Незатейлевый бомонд .
Под блистательной березой ,
Бовари прочти Ле Монд .

Или выступи ты Бланкой ,
В пеньюаре Ву а ля .
Пусть поклонники с шарманкой
Любят даму короля .

Будь Олесей ты полесья
Декламируй у реки … ,
Как туманы шепчут здеся
О любимом без тоски .

Можешь Винтер стать мгновенно
И Миледи стать легко .
Прочитай о том что бренно ,
И все цели далеко .

Но прошу я хлесткой прозой ,
Ты поэзию не бей .
Посмотри : летит над лозой
Ивы стая голубей !

         Мечта     о    жаре
                        ***
Наладится погода в нашем крае ,
Жара еще порядком надоест .
И я увижу мини на Данае ,
Купальник фирмы сувенир инвест .

По берегу пройдет качок неспешно ,
Играясь и любуясь лишь собой .
И поплывет хмельной рыбак потешно
За рыбиной дородной голубой .

Рискованно по речке пьяным плавать ,
Но женщины -- русалки во плоти !
И будет Николай Наседкин хавать ,
Свой бутерброд и крыльями расти .

Пока камыш не зашумит от боли
И чайки от тоски не закричат ,
Сыграем свои радостные роли
И флибустьеров , и речных волчат .

  Рашанский       Халерий

Хитер и лицемер нещадный ,
Как кат талантов навсегда .
Его характер беспощадный
Не изменялся никогда .
Повсюду вытворял худое ,
Срамное делище интриг .
Все истинное и благое ,
Он предавал хуле за миг .
На ты с чинами и лгунами ,
И для кагала лысый бес .
Помои выливал цунами ,
На одаренных от небес .
Меня вычеркивал из списка ,
На поощрения не раз .
И пребывал я в зоне риска,
Как в туне сущий богомаз .
Ни разу злыдень оголтелый ,
Мне доброе не сотворил .
В журналах он редактор смелый ,
В газетах первый гамадрил .
Юваль Шакет его подруга
И други Анчас и Колян .
Но задрожит он от испуга ,
Заплеванный толпой славян .
Все искривляли что сумели ,
Хулили всех кого могли .
Достигли мерзко свои цели ,
Из праха и золы земли .
Гордыня , гонор и тщеславье ,
Коньки Халерия всегда .
Ждет безобразного бесславье
И дней забвенья череда .

Экзорцист     нравственности
                 ***
Зверь - танкист Семипарсеков ,
Гнал по тракту гомосеков ...
Так мытарил рычаги ,
Что крестились вороги .
-- Гнусь орально возражай ,
Без моста река Можай .
За рекой , в степи Руси ,
Всласть у мерина со ... и ! --
Ты черед танкист стяжай ,
Татей выставь за Можай !
А потом в пылу парадов ,
Выставь всяких казнокрадов !
Мэр дороги строил в Рим ,
Деньги взял и стал незрим .
А другой в котельной баш
Умыкнул как Барабаш .
Там свиное льют дерьмо ,
Здесь с туфтою эскимо .
А в таблетках сущий мел ,
Выпил врач и очумел .
Все не эдак и не так ,
Изведи чертей мастак !
Пусть звенит твоя броня ,
Зло гони , добро ценя .

Молчат    просторы    бытия
                     ***
Я пройду по лезвию кинжала ,
Бытия вопросы не тая :
-- Почему же Таня убежала
Маликова в ближние края ?

Почему Елену хвалят скопом ,
А вчера не знали о такой ?
Почему Труба склонился к жопам
Графоманов с гольною строкой ?

Почему в Тамбове награждают
Боратынским бездарей шутя ?
Почему пройдохе угождают ,
Всем мозги Дорожкиной крутя ?

Почему стратегия культуры ,
С тактикой годами не в ладу ?
Почему творцы литературы
И таланты чуждые к стыду ? --

Зоревых не слышно отголосков ,
Вновь чины - подельники немы .
И смотрю я нежно на подростков,
Не    живущих    мелочью   сумы .

Торжество     справедливости
                  ***
Пребудет время не благое ,
Для лицемеров не благих .
В чем заключалось дорогое ,
Вдруг потускнеет для других .

Вмиг обесценятся порывы ,
Былых поместных величин .
И злыдни станут не красивы ,
Без ветром сорванных личин .

Подует ветер новой доли ,
Необъяснимый для кругов .
Кто обреченно жаждал воли
Восстанут в травах берегов .

В цветах лугов неотразимых,
Восстанут яркие творцы .
И эхо дней невыносимых
Оглушат песнями скворцы .

Побойтесь    имущие      Бога
                         ***
Неброский Тамбов не Небраска ,
Дороже икры здесь колбаска ,
Дороже сыры рыбы Фугу
И жить пожелаешь не другу .

В Тамбове судьба дорогая ,
Как девушка ласок нагая .
И в схимне монашка бесценна ,
Когда у плиты откровенна .

Продукты теперь не укупишь
И лишнего с быта не слупишь .
Все дорого , жить не легко ,
Небраска от нас далеко .

Заправки безумий ликвидность ,
Бензин драгоценная жидкость .
Дороже даров однорога ,
Побойтесь имущие Бога !

Сад    Анатолия    Трубы
                  ***
Приснился Толе сад чудесный ,
Живой из лиц между ветвей .
И луч пронзительный небесный ,
И Гласа звучный суховей .

Горячий ветер как оракул ,
Горланил  путано  и  вдруг ,
Толян узрел десятки Дракул
И Валь Двурожкиных вокруг .

Рашанский стал клыкастым волком ,
Завыл на красную звезду .
Труба понять не может толком :
В саду он или весь в аду ?

Взмолился Толя как на плахе ,
-- Спаси Господь и сохрани ! --
А Валя в пламенной рубахе ,
Сжигала жизни грешной дни .

Деревья кронами горели ,
Плоды пылали на виду .
Труба читал по кругу цели ,
О предсказанье на роду .

Он был противной веткой древа ,
С шипами мерзкими всегда .
И с права от него , и слева ,
Кружились вороны вреда .

Хихикали нахально груши ,
Кричали сливы ни о чем .
И черные маслины - души
Вопили : -- Звезды ни при чем ! --

О , жуткий сон противоречий ,
Чудовищный , как мрака бес !
Труба зажег спасенья свечи
И сад увидел без чудес .

         Час      Венеры
                  ***
Банкуйте вовсю лицемеры ,
В колодах тузы молчуны .
И радуйтесь часу Венеры ,
Когда не узрите Луны .

Играйте легко с игроками ,
До яркой лучистой зари .
Расстаньтесь шутя с дураками
И с дурами черт побери !

Разврат ваше кредо земное ,
Во всем ради бренной тщеты .
Продажное , злое , срамное ,
Безбожное -- ваши мечты .

Банкуйте , играйте , кутите ,
Как новых поветрий купцы .
Но судьбами все заплатите ,
За проигрышь горе - глупцы .

Нет чести у лживых повсюду ,
Нет совести у подлецов .
Банкуйте и славьте Иуду ,
Предатели веры отцов .

    Царский     зал     Урала
                       ***
В Царском зале в округе Урала
На рассказчиков свита взирала .
За столом восседали вельможи ,
На дворян новорусских похожи .
Лихо конкурс вели " Молодежь
Предуралья не множьте галдеж ".
Александр не мичуринец Семин ,
Был научным наследством огромен !
И Труба Анатолий не промах ,
Как паромщик на всяких паромах .
Царский зал из историй Сверловска ,
Словно нерпа из тины Бобровска .
Все чины при достойных наградах ,
Только лазы зияют в оградах .
Вот Нурай и Садай Агагбай ,
Вмиг узрели что Толя не бай !
Не вельможа Труба -- а пройдоха ,
Лжепрофессор с мандатом подвоха .
Стал долдонить Виталий Адас ,
Как блефовщикам кликнуть: "Атас!"
Можно кликнуть мышонком в сети ,
Можно крикнуть куда всем идти.
Вот швея бесподобная Тося ,
Шкуру шьет для безрогого лося .
Как сошьет для сохатого шкуру ,
Вновь рога заветвяться к аллюру .
Как прекрасны Софи и Эллина ,
Где на фото краснеет малина .
Манит девушек "Солнечный берег ",
Где нудисты блистают без серег .
В "Фитобаре " гоняют чаи
И иллюзий шукают раи …
Здесь и Рута ярка вечерами ,
В нарисованной солнечной раме .
Знать Урал и Тамбов на равнине ,
Побратимы и присно , и ныне .
Потому - то за деньги казны ,
Тамбовчанам уральцы важны ,
И в разделах "Тамбовская доля ",
Всклень уральцев печатает Толя .
В Притамбовье зацвел Олеандр ,
Стал уральским журнал Александръ .

Единение душ  у  обрыва  туны

Дурное вскрылось единенье ,
Как передержанный нарыв .
Исчезло вмиг мое сомненье ,
Когда увидел я обрыв .
Душевным взором я увидел ,
С людскими мордами свиней .
Такую мерзость не предвидел
И речь веду я не о ней .
Они друг друга презирали ,
Врагами были лишь вчера .
Теперь влюбленно озирали
Как глубока грехов мура .
Грехи клубились под обрывом ,
Как тени в пекле и дыму .
И было в таинстве игривом ,
Всем притяженье ко всему .
Я помолился без тревоги ,
Крестясь и блудное крестя .
Вдруг появился на дороге ,
Крылатый ангел как дитя .
Он воссиял чудесным светом ,
Меня отрадно озарил ...
И все печальное при этом ,
В одно мгновенье утолил .
Шальные свиньи завизжали
И стадом прыгнули в купель .
И небеса не возражали ,
Как  злыдни  угодили в цель .
Вопили души безобразных ,
О чем - то мелочном своем .
Видать анчутки жили в разных ,
А в самых гадостных вдвоем .

Придуманная   богиня   игры
                 ***
Ваяют даму поэтессу
Друзья из камня бытия ,
Придав прорывному прогрессу
Движенье в яркие края .

- Прорыв ! - взывают волонтеры ,
- Прорыв ! - отвествуют чины .
Ваяют даму ухажеры ,
С оттенком призрачной луны .

Прорвутся к целям без морали ,
Творцы пиара и муры .
Они в песочницах играли ,
В мирах придуманной игры .

В ладонях фифочки скрижали ,
С хорейной рифмой письмена .
Вокруг нее простор ужали
И сбили с неба имена .

Провалы откровений в прошлом ,
Богиня Слова на виду .
Писала ветрено о пошлом
И стала писаной в бреду .

Воспоминание  о  прошлом
                  ***
Нахлобучит Коля кепку ,
В даль идет гулять …
А в башке - то не сурепку ,
Васю треплет бл .. дь .

И пащеку раскрывет ,
Чтоб творить минет .
Все в иллюзиях бывает ,
Когда драйва нет !

Тошно Коле с похмелюги ,
Как всегда со сна .
Но нагие все подруги
И в мечтах весна .

Вот поэт идет постылый ,
Прост как чемодан .
-- Пшел ты в анус белокрылый
Или в Магадан ! --

Вот Хвалешин гордый катит ,
Грез надутый ноль .
Он за прошлое заплатит ,
За наветов боль .

Толи марево витает ,
Толи нечисть дней ?
Валя голой пролетает
И вахлак под ней .

Выпить надо , похмелиться ,
Пивом у моста .
Вся душа опять томиться ,
Тело ж без креста .

Коля пьет у речки пиво ,
Смотрит на волну ...
Вновь желает жить красиво
И ласкать жену .

Влюбленная    в    свободу
                       ***
Замшев Максим напечатал рассказ ,
Лены Луканкиной снова ,
Вспомнив души откровенный наказ ,
Деву ценить из Тамбова .

Вел семинар увлеченно Максим ,
Лена читала сонеты ...
И открывался волшебный Сим - Сим
Прямо на пядях планеты .

Дева творила в прекрасном краю ,
Колокол звоном тревожил .
Верила крепко в судьбину свою ,
Друг увлеченность примножил .

Премию пассии вскоре вручил ,
От Маяковского к свету .
И дорогую мечту научил ,
В строфах тянутся к рассвету .

Тянется Лена к рассветам легко ,
Пишет о многом и разном .
В алом хитоне Максим далеко ,
Коля вблизи в безобразном .

Кто император из них не понять ,
Кто прокуратор не ясно ?
Лена на рок перестала пенять ,
Любит свободу бесстрастно .

   Суверены     величия
                     ***
Там Куняев обижен на мир ,
Здесь Труба вожделений кумир
И Наседкин влюбленный в себя ,
И Алешин свой образ любя .

Лена пальчиком чертит полет ,
Начас яркой мечты самолет .
Юрий ходит величьем един:
Суверен , фараон , господин !

Селиверстов блажит на косе ,
Чтоб царем прошагать по росе .
И Аршанский как Ирод блажит ,
Марор горькой травой дорожит .

Текст напишут и - Сукин - кричат :
-- Ай да я ! -- но просторы молчат.
От гордыни искрятся порой :
На лугу , на горе , под горой .

Маша феей блистает в глуши
И шуршат как рабы камыши .
Лена носит высокий свой сан ,
Словно френд подарил ей Ниссан .

Звезды звездами в грезах взошли
И иголки в стогах все нашли .
Даже мелкая сошка Незрим ,
Ослепить хочет призрачный Рим !

Каждый Янус , Федора , Нарцисс ,
Не стяжают с людьми компромисс .
Лишь они неприступны на век !
Я же добрый поэт - человек .

     Светлое       призванье
                      ***
Возведут в квадрат позера Толю
И шалаву в степень возведут ,
А поэту смутную недолю
С темным бездорожьем создадут .

Все в руках у щеголей пиара :
Деньги , власть , сценический размах ...
Но творец на дне земного яра
На заре как с шапкой Мономах !

Ореол небесного вниманья ,
Царственный и в туне бытия .
Делла Розу светлого призванья ,
Одиноко прохожу и я .

     Кукла     в     пузыре
                   ***
Моих сказаний погремушку
Никто не слушает вокруг .
Все жадно слушают старушку 
И враг глаголящей , и друг.

Метрессе трепетно внимают :
Олег , Мария и Толян ...
Ее всерьез воспринимают ,
Гурты восторженных селян .

Тамбовщина внимает крале ,
Как самой значимой мадам .
Она уже на пьедестале
И с неба светит городам .

Ей позволяют быть ведущей :
Двуликой , лживой , роковой .
И заливать словесной гущей ,
Что пахнет гнилью вековой .

А я гремлю душевным словом ,
В туманной туне на заре :
-- Витает кукла над Тамбовом ,
Витии в мыльном пузыре --

            Милые - лЮбые
                                     а душою грубые
                                                      Автор
                        ***
Любите жизнь Волчихин говорит ,
Чтоб вместе не пропасть на поворотах.
Люблю ее а враг беду творит
И полыхает мыслями в заботах .
Любите всех , повсюду , навсегда ,
Не против я , а злыдни не желают.
Творять грехи до Божьего Суда
И волки воют , и собаки лают .
Я с добротой приблизился к Трубе ,
Толян же простаков везде не любит .
К Мещерякову с честью как к судьбе ,
А он узлы завяжет и разрубит .
Алешину -- Антоновка в огне --
Статья важнее всякого подарка .
Олег ответил откровенно мне :
-- Уйти подальше бытности помарка --
Люблю я жизнь как Миша написал :
С Николай , Леной , Валей и другими .
Я б фразы осужденья не бросал ,
Когда бы стали милые благими .

Лесное    эхо     Притамбовья
                 ***
Труба за первого петрушку ,
Белых вновь за второго .
Взорвал Рашанский просорушку ,
Взорвет шутя любого .

Сидят на стульях вожделенно
И слушают предлита .
Мгновенье времени нетленно ,
Они теперь элита .

Не пригласили из Тамбова
Коллег по цеху Слова .
Вон как Елена черноброва ,
У Марьи есть обнова .

И Юрий горделивым паном ,
Шагает по бульвару ...
Хвалешин тоже не с профаном ,
С гордыней днесь на пару .

Не пригласили вы поэта ,
От Бога с ясным взгядом .
Зато Двурожкиной конфета
Блистала в вазе с ядом .

Вкусили чай и расстегаи
Поели с рыбой красной .
А в Притамбовье снова гаи
Шумят листвой прекрасной .

       Заклинатель 

Говорил мне он о змеях ,
Ядовитых и плохих .
И в отъявленных затеях:
Безобразных и лихих .

Год прошел Халерий слово
О дурных не говорит .
Словно время не сурово
И в мечтах душой парит.

По доске почета шпатель ,
Мэра явственно скользнул...
И Халерий заклинатель
Змей игрою обманул .

На доске висит Халерий ,
Весь собою как божок .
В лунном отблеске мистерий ,
Дует в дудку и рожок .

Валя сонная от звука ,
Дудки сказочной игры .
И другая не гадюка ,
Стала обручем дыры .

Змеи обликом не змеи
И Труба иной совсем .
Заклинатель всей Расеи ,
Поиграй на Хит эФэМ !

            Дело       Трубы

Толю осудили , дело - то труба ,
Но не посадили Господа раба .
Толя на свободе славит менеджмент ,
Он в своем народе вредный элемент .
Капитал у лживых и маржа у них ,
У других служивых нищета да стих .
Крохи хлеба сорта третьего давно ,
Лишь фанаты спорта пьют свое вино .
Хоть Труба и в деле с грифом Александръ ,
Бес в астральном теле множит саламандр .
А в ментальном нечисть расплылась мурой ,
Каждый смутный вечер Толя хмырь - герой .
Выйдет в сеть Тамбова грез гермафродит
И талантам снова истинным вредит .

Лихой    редактор      Труба
                    ***
Труба на вы идет с творцами ,
Он не печатает творцов .
Душевных видит подлецами ,
Святыми видит подлецов .
Талантов дух не переносит
И честных яростно хулит .
Труба нагрудный крестик носит ,
Но выросшим хвостом юлит .
Фантомный Толя рогоносец ,
Анчутка в лунных зеркалах.
А наяву он знаменосец ,
Всегда при денежных делах .
Журнал курирует нещадно ,
На средства ветреной казны .
Грязнит поэтов беспощадно ,
А графоманы не грязны .
Все от лукавого и злого ,
Журнал не искренних начал .
Труба творит лихого много ,
Но Бог порочных развенчал .

Почитайте журнал Александръ и вы ужаснетесь бездарной , неумелой и бессмысленной растратой государственных денег! Все литературные журналы регионов России печатают в основном произведения своих региональных писателей и поэтов , а главред этого издания печатает неизвестных чужих , дальних и заморских . На Тамбовщине итак литературный процесс в стадии стагнации и искажен весь до неузнаваемости , а тут еще некий экономист Труба взялся редактировать по черному . Вместо того , что бы печатать лучшие литературные образцы самых талантливых творцов региона 68 Анатолий Труба печатает информацию давно всем известную . Исторические ракурсы возобновляет по темам уже пройденным и на Тамбовщине не очень интересным . У нас своя история трагическая и кровавая была . Но дело даже не в этом . Печатать надо по всем моральным правилам до 75 процентов площади журнала , достойные произведения местных писателей . Поэмы новые , стихи , рассказы , отрывки из повестей и романов . И только 25 процентов печатать инагородних , но не наоборот . Деньги - то Тамбовской казны . Зачем нужен такой журнал на территории Тамбовщины , если он не прославляет местные таланты и не способствует развитию литпроцесса . Еще ,кого печатают из местных , по большей части сплошная графомания . Гониться литературный порожняк вникуда . Зачем такой чужеродный литжурнал Александръ нужен Тамбовчанам ? Незачем он нам не нужен такой - никакой . И редактор - экономист не редактор вовсе , а дилетант печати с повышенными амбициями тщеславного барчука .

Ужин       трубадуров
                 ***
Не сцена это а помост
И мудрецы все в ложе .
У трубадура яркий тост
И у другого тоже .

Один мудрено говорит ,
Другой еще мудреней .
А дурачок спокойно зрит ,
Чей довод увлеченней .

Стихи читает трубадур ,
Другой сонет читает .
И нет непосвещенных дур ,
Где муза обитает .

А трубадур уже трубач ,
Играет шум прибоя …
Другой в палитре передач
Играет гул забоя .

Потом чаи гоняли все ,
По кругу и за кругом .
Потом ходили по росе ,
В сортиры друг за другом .

Дурак сегодня не смешон ,
Он лишний , не на месте .
Откинул храбро капюшон
И съел сосиску в тесте .

Тамбовский памятник Евтушенко
                         ***
Он был в Тамбове на излете
Своей блистательной судьбы .
В Асеевском дворце в почете
Сидела Валя злой татьбы .

Она воровка дней прекрасных ,
У ярких истинных творцов ,
Вела к Евгению несчастных
Читать стихи Тропы птенцов .

Кружковцы строфы голосили ,
Как глашатаи на юру .
И вглядами любить просили ,
Свою словесную муру .

Евгений неба не услышал ,
В словах не истинных высот .
И из себя маститый вышел
Из - за плетущихся красот .

-- Все не поэзия , в плетенье ,
Одни сужденья ни о чем .
И дамы икс стихотворенье ,
О фантиках над кирпичом --

Прошло полгода и весталке ,
Вдруг Боратынского за взгляд ,
Вручили премию нахалке ,
И молнии блеснул разряд .

Прожекты скульптора Тамбова
Сумел узреть богемы круг :
Сидит Евгений -- дока Слова ,
А рядом кукиши вокруг .

     Фетиш     Древа     книг
                         ***
Вновь читает Валюха Двурожкина :
"Приключения Витьки Картошкина " .
Умиляется , дышит не ровно ,
Словно дома бытует под Ровно .
Картофляники жарит с задором ,
Голова - то с улетным убором .
Как увидит Валюху Василь ,
Сразу ходит как Лео Кассиль .
Эх , Витек ты Картошкин во всем ,
С каждой удочкой и карасем . ,
С каждой точкой и запятой .
В каждой бочке и под пятой .
Валя книгу отдаст депутату ,
Он читая подлечит простату .
Книгу вывесит фетишем древа ,
Справа Яблоков , Водочкин слева .
А вершину венчает затея ,
" Сказы деда Павло - Савватея "

   Алешин    с    Монмартра     грез
                             ***
В бистрО ты не обедал на Монмартре
И не искал Тургенева в ТюИрли .
Ахматову ты воплощаешь в Марте ,
Циганочке ремейка Ширли - Мырли .
И шорох ее платья из газет ,
Тебе навеял сон неповторимый :
Ты там , где наяву Сезанна нет ,
С корицею и миндалем незримый .
С великими на ты не быть тебе ,
В пространстве иллюзорного Парижа .
Лишь тени отражаются в судьбе ,
Как в зеркалах предпаховая грыжа .

                   Гербарий

Деревья голые картинами без рамы ,
Смотрелись снова в Маре без людей .
Алешину своей судьбины драмы ,
Хотелось здесь увидеть лебедей .
Не виделись крылатые в музее ,
Обкраденном ботаником лихим .
И рассмотрел заблудший в бумазее ,
Причину быть пригожим и сухим .
Мужские вдруг послышались хоралы ,
Католиков здесь месса раздалась ...
И вышли из развалин генералы ,
И дочка Дельвига в тумане родилась !
Елизавета Марская безгласна ,
А может Дельвиг - Марская мадам ?!
Одна заря вечерняя атласна
И стелется червонно по следам .

      Река      творчества

Я бурлаком по речке Слова ,
Тяну за лямку корабли .
Судьба отчаянно сурова
И нет отрадного вдали .

Дымят причинами напасти ,
Другие роком бурлаки .
И с умными полымя страсти ,
И с дураками огоньки .

Одни глаголят на откосах ,
Что лучшие теперь они .
Другие вожделеют в росах ,
Узреть потерянные дни .

А я тяну творений лямку ,
Плывет баржа моих стихов ...
И пешку продвигаю в дамку ,
Мечту поэта без грехов .

Равнодушные
***
За какую мне власть радеть :
Покупающих Лексусы скопом ?
Или ту , что умеет гундеть ,
Проезжая с казной по Европам ?
Может мне возлюбить дорогих ,
Что дороги построили фикций ?
Или милых , прелестных , благих ,
Что воруют в порывах амбиций .
Власть сегодня поэтов не чтит
И писателей не переносит .
Буд - то всюду в России гостит
И советы у мудрых не спросит .
Ей плевать на духовную суть ,
На творенья талантов от Бога .
К стадионам блистательный путь ,
А к познаньям пустая дорога .
Ничего не дают мудрецам ,
Создающим шедевры Отчизны .
Власти ныне дают сорванцам ,
Фору блефа и истины тризны .
Экономя на доле творцов
И смеясь над талантами края ,
Светлый образ традиций отцов
Власти в тлен превращают играя.

Олеандр      смыслов
                  ***
Трубу Сицилия звала ,
А Матушкина Родина .
И пицца Толику мила ,
Евгению смородина !

Труба фантомный президент
И сицилиец гидности .
Евгений Думы резидент ,
Поместной власти бытности .

Труба витает в облаках ,
Стяжает славу бренную .
Евгений силится в веках
Узреть страну нетленную .

Но вместе фетиш Александръ --
Журнал лихой состряпали .
И смыслов чистый олеандр
Дорожкиной заляпали .

             Извращенцы
                      ***
Вы чуждые как вьюги летом ,
Вы страшные как нети снов .
Увлечены вы лунным светом ,
Театра фальши и лгунов .

Талантов солнечной природы
Вы отрицаете шутя .
И гении для вас уроды ,
И царь исчадия дитя .

Все извращаете что можно ,
Как полоумные в бреду .
Скликая ветрено , безбожно
Тенеты мрака на беду .

Вы люди мира безобразий ,
Где все витает кверху дном .
И слухи каверзных оказий ,
Прокисшим отдают вином .

Престол небожителя
***
Приезжал Николай Иванов ,
Чай попил и уехал в Москву
И остался Мичуринск - Козловъ
Одиноким на грустном веку .

Приписали журнал Александръ
И к Палермо , и к фирме СП ,
Только тени чужих саламандр
Охраняют Трубы КПП.

Не пройти мне к престолу его ,
Главредактор теперь президент .
Александра журнала всего ,
Он звезды внеземной резидент .

Небожитель в лучах снизошел :
Гулливер Анатоль , Геркулес !
Но мальчишкой ко мне он пришел
И вошли мы в СП без чудес .

Музей Трубы

В музее Трубы награды
Висят и блистают щедро …
Вот дали одни ретрограды ,
Другие Николо и Педро .
Имперские есть с короной ,
Вручал их Павло император .
Крылатые есть с вороной ,
Вручал их Азеф провокатор .
Любые висят на выбор ,
На вкусы , цвета и взляды .
И золотом льется верлибр ,
И фосфором светят шарады .
Награды за то и за это ,
За все и другое дело .
За то что в Козлове лето
С грозой не одной пролетело .
За то что зима в Козлове
Была необычно студеной .
Зв то что Труба на слове
Зарю изловил нарожденной .
Труба промышлял рыбалкой ,
Иного , базарного смысла .
Награды ловил он с яркой
Идеей , типаж коромысла .
С бадьями по оба края ,
Огромными словно бочки .
Награды ловил играя ,
В тщеславие без проволочки .
На каждом кону не скупился ,
Рубли он бессчетно ставил .
Где прОдался , где купился ,
Музей из наград и представил .

Губошлепы
***
Хоть кобылу наградите ,
Хоть быка .
И валяйте как хотите
Дурака .
Можно хряка опочетить
И свинью .
Можно поле заболотить
С айлавью .
Вы играете с судьбою ,
Шулера .
И трясти сырой губою
Мастера .
Ветка каждого обмана ,
Как лоза ...
Но нагрянет из тумана ,
К вам гроза .

На виду
***
Нет высоких мотивов в порывах ,
Не поэзия в строфах звучит .
И в словесных , бездарных извивах
Глас таланта досуже молчит .

Жуткой стужей повеяло снова ,
От людей без небесных даров .
В их устах не блистание Слова ,
Только тени поблекших миров .

Не пылает свеча ради Бога ,
Не сияет лучина мечты .
И тревога у них не тревога ,
И цветы у пустых не цветы .

Вновь позеры лукавят эстрадно
И читают стихи как в бреду .
Мне поэту немного досадно ,
Что такие везде на виду .

Кредо циника
***
Что взять с меня Трубе в фаворе :
Звонки , беседы не о чем ?
А в Средиземном теплом море ,
Европа плавает с мячом .
То у Сицилии наряет ,
То у Сардинии шалит .
Труба Европе доверяет ,
Она печали утолит .
В Мичуринске журнал отрада ,
Имеет имя Александръ .
Метресса экслюзиву рада ,
С лихими брызгами Массандр.
И Чистяков поможет разом ,
И Колпаков поможет днесь .
Труба с удвоенным экстазом ,
Исходит от величья весь !
Забыта просьба о вниманье ,
О пониманье в трудный миг .
Труба не верит в покаянье ,
Он кредо циника постиг !
Не доверяет даже Богу ,
Не ценит истину в веках .
И выбрал смутную дорогу ,
Чтоб всех оставить в дураках .
Семинар поэзии
***
Подожгу бикфордов шнур
К темам семинара .
Распугаю местных кур ,
Дымом без пожара .

По сплетеньям огонек
Побежит незримый …
И с талантом паренек
Воспарит родимый .

Вмиг красавица душой ,
Грация от Бога ,
Станет радостью большой
С крыльями итога.

Будем присказки читать ,
Будем сказки слушать ,
Так поэмы почитать ,
Чтоб попкорн не кушать .

Станем трепетно стихи ,
Понимать как можем .
И судьбы своей грехи
Отмолить мы сможем .

Семинар звучит мечты ,
Я предтеча славных ,
В круге Слова красоты ,
Равный среди равных .

      Пустынный      гул
                         ***
Сайт присутствует в зыбкой сети ,
Как картинка для выскочек края .
Председатель судьбой заплати ,
Свою должность бездушно играя .

Ничего не стремишься достичь ,
Ни стипендий , ни книг обоюдных.
Ни проблемы поэтов постичь ,
Ни писателей всюду подспудных .

Ты себя прославляешь любя ,
Буд - то в этом величия случай .
Только веру с надеждой губя ,
Ты любовь эгоизмом не мучай .

У почетной наград завалом ,
Хоть на гору вези вагонеткой .
Вся исходит неистово злом ,
Ради фифочки с марионеткой .

Фаворитка почетная всех
И чинов , и бомонда округи .
Для нее бесконечный успех
Создают всемогущие други .

Так талантам мадам помоги ,
Напечатай стихи и поэмы ?!
Для нее все поэты враги ,
Потому что к признанию немы .

Наградили другую мадам ,
Ни за что голевым Боратынским .
Обещала -- творящим воздам ,
Оказаться в Союзе с Мединским --

Воздает лишь сторицей себе ,
О величии рьяно печется .
И к редактору Толе Трубе
Глас ее королевский несется .

С лету вирши печатает он
И Максим ее Замшев услышал .
Каждый в букву пославшей влюблен
И в астрал умиления вышел .

Николай же Наседкин познал
Власть предлита с неистовым блудом .
И теперь он стяжает финал ,
С геморроем и умственным гулом .

В голове его нечто гудит ,
День и ночь непрестанно взывает … ,
Словно Коля в пустыне сидит :
То исчезнет , то вновь оживает .






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 89
© 12.06.2018 Валерий Хворов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2294981

Рубрика произведения: Поэзия -> Авторская песня











1