"ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ - СУПЕРАГЕНТ КГБ". 20. Ф.Раззаков, М.Крыжановский. Читать онлайн


спектаклей. Чаще всего после “Гамлета”, потому что “Гамлет” его выматывал совершенно. И Володя делал себе укол, просто чтобы восстановить силы. И никаких таких эффектов – как у наркоманов – у него не было…». Концерты Высоцкого обычно длились чуть больше часа, а вот в «сборниках» он выступал всего лишь по полчаса. Однако на последние народ валил исключительно ради Высоцкого. И на этой почве порой возникали недоразумения. Например, когда в середине марта 1979 года Высоцкий приехал с короткими гастролями в Ташкент, в сборной концерте с ним выступал известный певец Полад Бюль-Бюль оглы. Согласно первоначально сверстанной программе, последний должен был заканчивать первое отделение, а Высоцкий весь концерт. Но перед концертом Бюль-Бюль оглы внезапно передумал и уговорил организаторов поменять его местами с Высоцким. В итоге зрители, послушав выступление Высоцкого, попросту стали покидать зал. И Бюль-Бюль оглы вынужден был выступать перед полупустым залом. Поэтому на следующий день обескураженный артист вынужден был вернуть себя на прежнее место – закрывающим первое отделение. Как вспоминает администратор Н. Томразов: «Конечно, с Высоцким любому артисту было трудно работать, очень трудно. Люди хотели не только слышать, но и видеть Володю, потому что по разговорам он раз двадцать разбивался на машине и раз пятнадцать умирал... ».
Скандальная слава Высоцкого, конечно, играла свою роль в его невероятной популярности, однако не главную. Главным было то, что в те “застойные” годы, когда официальная идеология как будто специально “мертвила” все вокруг, борясь с любой неординарной мыслью, его песни воспринимались большинством людей как глоток свежего воздуха. Только одно странно: почему власть, часто не дававшая продыху другим, к Высоцкому была в основном благосклонна (особенно во второй половине 70-х), разрешая ему не только концертировать по стране, да еще в многотысячных Дворцах спорта, но и концерты его записывать на магнитофонных лентах, чтобы они потом распространялись по стране со скоростью пожара? Впрочем, в силу особых отношений Высоцкого и КГБ этот вопрос должен звучать неуместно.
26 марта, во время выступления в МВТУ имени Баумана, Высоцкий исполнил очередную свою “нетленку” с длиннющим названием “Впечатление от лекции о международном положении человека, который получил 15 суток за мелкое хулиганство“ (“Я вам, ребята, на мозги не капаю... ”). В ней обратим внимание на два эпизода. Первый – о нем говорят следующие строчки:
Следите за больными и умершими.
Уйдет вдова Онассиса – Жаклин.
Я буду мил и смел с миллиардершами,
Лишь дайте только волю, мужики!
Это был явный намек Высоцкого на свадьбу дочери греческого миллиардера Аристотеля Онассиса Кристины и гражданина СССР Сергея Каузова, которая случилась 1 августа 1978 года в Москве. Уже в ту пору люди шептались о том, что Каузов – агент КГБ и специально охмурил, не блещущую красотой, но зато при миллиардном состоянии, женщину с тайной целью – чтобы у советского правительства появилась возможность владеть богатствами семейства Онассис.
ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ
Кристина Онассис была единственной наследницей «золотого грека» Аристотеля Онассиса, возглавлявшая после его смерти «империю торгового флота». С сотрудником «Совфрахта» Сергеем Каузовым она познакомилась случайно, но эта случайность наводит на мысли о руке спецслужб. Однажды Кристина вела телефонный разговор с Москвой о перевозке партии нефти на своих танкерах, как вдруг на другом конце провода её внимание привлёк приятный голос молодого человека, говорившего на безукоризненном английском. Последовало знакомство, которое в итоге и привело к свадьбе спустя полтора года после первого общения. Причем многие люди (как близкие, так и друзья) в открытую говорили Кристине, что Каузов может быть агентом КГБ, но она никого не слушала. Когда они встречались в Париже, возле гостиницы постоянно дежурили агенты французской контрразведки и ЦРУ, пытаясь уличить Каузова в связях с КГБ. Но он был крайне осторожен и ничем не выказывал своей принадлежности к Лубянке. В итоге свадьба состоялась, о ней писала вся мировая пресса, за исключением одной – советской.
Уже много позже появились документы, которые прямо подтверждали версию о том, что брак Каузова с Кристиной Онассис использовался КГБ. Так, в годы перестройки (конец 80-х) в открытую печать попала совершенно секретная записка главы КГБ Виктора Чебрикова Михаилу Горбачеву, в которой он давал генсеку отчет о некоторых тайных операциях за рубежом. В документе говорилось следующее:
«Используя финансовую помощь и влияние К. Онассис, С. Д. Каузов основал несколько собственных компаний, получив в собственность полностью или частично десять судов, сконцентрировал в своих руках капитал в 25 миллионов долларов, из которых 3 миллиона он положил на счета в швейцарских и лондонских банках. Начиная с июля 1982 года, С. Д. Каузов в соответствии с заключенным с ним соглашением, перевел крупную сумму в валюте в качестве своего партийного вклада, что позволило ему остаться в рядах КПСС. К настоящему времени он перевел 450 тысяч долларов. Последний вклад в размере 100 тыс долларов был сделан в апреле нынешнего года».
Эти слова подтвердил и бывший заместитель резидента КГБ в Афинах Виктор Гундарев, сбежавший на Запад. Выступая на конференции в Вашингтоне, он, перечисляя тайные операции КГБ в Греции, упомянул, в частности, и «манипуляцию браком С. Каузова с Кристиной Онассис с целью использовать огромный флот Онассисов». Из всего этого можно сделать вывод, что этот брак был под «колпаком» у КГБ. С Каузовым было заключено соглашение: мы тебе разрешаем на ней жениться, а в обмен, ты должен поставить деньги и флот Онассиса на службу нашей стране.
В своей песне Высоцкий, устами ее героя, намекал: дескать, не грех бы и вдову Онассиса Жаклин охмурить таким же образом. Сам-то он давно «охмурил» с подачи все тех же спецслужб Марину Влади и поимел с этой связи не меньше, чем Каузов поимеет с Кристины Онассис.
Второй эпизод из песни, на который мы обращаем внимание, заключен в следующих строчках:
Церковники хлебальники разинули,
Замешкался маленько Ватикан, -
Мы тут им папу римского подкинули –
Из наших, из поляков, из славян…
Речь идет об избрании на папский престол в октябре 1978 года поляка Кароля Войтылы (Иоанн Павел II). Это был прецедент в истории католической церкви – к ее руководству впервые в истории пришел не просто иностранец, а выходец с европейского Востока. Для советского руководства это назначение было равносильно удару ножом в спину, поскольку Войтыла стоял на антисоветских позициях и на своем посту мог серьезно радикализовать Польшу, которая и без того считалась «слабым звеном» в социалистическом блоке. Поэтому уже в январе 1979 года на прием к новому Папе напросился министр иностранных дел СССР Андрей Громыко, чтобы предостеречь Войтылу от необдуманных шагов. Тогда многим казалось, что новый папа римский сделает должные выводы из этой аудиенции и не станет нагнетать обстановку. Однако, как известно, эти ожидания не оправдаются. И Высоцкому, как агенту ПГУ КГБ СССР, придется, следуя словам своей песни: «засосать стакан – и в Ватикан». Впрочем, об этой спецоперации мы поговорим в свое время, а пока вернемся в весну 79-го.
В начале апреля Высоцкий отправляется в очередной зарубежный вояж, причем достаточно продолжительный – почти три недели. Учитывая, что эта поездка подразумевала под собой концерты сразу в двух капиталистических странах (ФРГ, Канада), зададимся вопросом: почему советские власти, которых Высоцкий совсем недавно столь беззастенчиво обманул (с концертами в США), вдруг взяли и отпустили его в новое турне?
М. Крыжановский: «Отпустили его все по той же причине: концерты были всего лишь прикрытием, а подлинной целью Высоцкого была все та шпионская миссия – вопросы функционирования наркотрафика в Западной Европе. Вы посмотрите на маршрут его выступлений: Франкфурт – Кельн, после чего он вдруг уговаривает своего немецкого приятеля Л. Бабушкина свозить его зачем-то в соседний с Кельном (40 минут езды) Амстердам – столицу Нидерландов. Да это же маршрут наркотрафика из «страны тюльпанов» во Францию: Амстердам – Кельн – Франкфурт и далее в Саарбрюккен (приграничный с Францией город).
Отметим, что 40% тяжелых наркоманов проживали в Амстердаме, еще 30% распределялись по трем крупным городам: Роттердам, Гаага и Утрехт. Причем значительную часть этих людей составляли западногерманские немцы, которые постоянно проживают в Голландии. Подчеркиваю: молодых людей, которые являлись потенциальными солдатами армии НАТО (Нидерланды и ФРГ входят в этот военный блок).
Наркотики в Голландию попадали (да и сейчас попадают) по нескольким путям: из Марокко, Ливана, Турции. Из Марокко (где Высоцкий, как мы помним, тоже однажды, – а может, и не однажды, – побывал) они доставлялись в Испанию, оттуда – грузовиками через Францию и Бельгию. Из Ливана «товар» в те годы шел морем в порт Роттердам. Особенно интенсивно наркотики станут проникать в Нидерланды именно в конце 70-х, а пик наркобума выпадет на 1984 год, когда будет зарегистрировано рекордное количество наркоманов, как среди самих голландцев, так и среди приезжих и наибольшее количество смертей от сверхдоз. Правда, Высоцкого к тому времени в живых уже не будет. Однако смерть он свою найдет благодаря все тем же наркотикам, с которыми он познакомился не посредством помощи какой-то мифической женщины-нарколога из Горького, а благодаря участию в функционировании международного наркотрафика…».
Итак, Высоцкий вместе с приятелем рванули на машине в Амстердам. А на обратном пути с ними произошла оказия. Немецкий пограничник на пропускном пункте обнаружил, что у Высоцкого в паспорте голландской визы нет, а немецкая – просрочена. И не захотел его впускать. Приятель артиста бросился уговаривать пограничника. И самым весомым аргументом в его устах стало заявление о том, что Высоцкого знает весь Советский Союз. Услышав это, пограничник с недоверием посмотрел на Высоцкого, но все-таки поверил в услышанное и разрешил им проехать. По словам Бабушкина: «Когда Володя понял, что все закончилось благополучно, и обошлось даже без штрафа, его это страшно поразило: «Нет, ты можешь себе представить, чтобы кто-то въехал без визы в Советский Союз?!». И мы оба нервно засмеялись... ».
Именно благодаря таким пограничникам в Нидерландах вскоре и случится наркобум.
Из Западной Германии Высоцкий самолетом перелетел через Атлантику и очутился в Канаде. 12 апреля, в Торонто, в оздоровительном центре “Амбассадор клаб” он дает концерт для русскоязычной публики (примерно около 50 человек). А на следующий день следует еще одно выступление – в гостинице “Инн он зе Парк”, в которой он остановился. Однако в огромный зал, рассчитанный на почти полторы тысячи человек, пришло всего лишь человек 600 (в январе в Нью-Йорке Высоцкий собирал до трех с половиной тысяч зрителей).
Вспоминает Л. Шмидт: “Перед выступлением Высоцкого мне позвонил представитель туристического агентства и сказал, что группа советских туристов с “Беларусьтрактора” хотела попасть на концерт. Я сказал об этом Высоцкому и спросил, должны ли они брать билеты. Он сказал: “Никаких билетов! Проводи их в зал, а после концерта пригласи ко мне”. А в антракте он мне говорит: “Ты видел, – там один сидит и все записывает? ”. А там, правда, сидел человек и все, что Володя говорил, на бумажку записывал. Кончился концерт, привел я к нему эту группу с “Беларусьтрактора”. Высоцкий их ласково так встречает: “Заходите, товарищи! Я тут проездом из Москвы на Ямайку, там Марина с детьми ждет. Так вот, местный университет попросил дать несколько концертов”. Я к двери пячусь, чтоб не расхохотаться, а потом и говорю: “Ты бы хоть предупредил, что такое скажешь! ”. А он мне: “Это ж эавтра все доложено будет. Они ж там все из КГБ”.
Рассказывая эту историю, мемуарист даже не подозревает, что за нос Высоцкий водил не туристов из «Беларусьтрактора», а конкретно его самого. Ведь если бы кто-то из туристов действительно «заложил» Высоцкого, КГБ не стоило труда узнать подлинную правду. Тогда зачем же Высоцкий «ломал дурочку»? Он просто показывал Шмидту, как он, якобы, ловко водит за нос КГБ, разъезжая по свету как ему заблагорассудится. Дескать, я нашим туристам «впариваю» всякие байки, а они вместе с КГБ в них простодушно верят.
Последний концерт Высоцкого в Канаде должен был состояться в Монреале. Но он был отменен. Почему? Большого числа желающих послушать его песни среди тамошней русскоязычной публики не нашлось. А петь для двух-трех десятков слушателей Высоцкий не собирался. Тем более, что приехал он туда не столько ради концертов, сколько ради другого – все того же шпионажа. С ним он благополучно справился, а все остальное было уже побочным. Поэтому на родину артист вернулся вполне довольный своей поездкой.
Впрочем, была и «ложка дегтя». Именно тогда Высоцкий узнал, что во Франции арестовали его приятеля и коллегу по шпионскому бизнесу – болгарина Дино Динева. Его обвинили в шпионаже в пользу СССР и Болгарии и «впаяли» три года тюрьмы. Во всяком случае, так об этом рассказывает сам Динев.
М. Крыжановский: «Уверен, что Динев говорит неправду о причинах своего ареста. Три года за шпионаж – это из области фантастики (тем более, что отсидит он только половину срока). На самом деле он просто пытался спрятать концы в воду – свое участие в устранении Г. Маркова. Совершил мелкое преступление и скрылся в тюрьме. Причем условия там были более чем комфортные, поскольку Динева было кому содержать с воли…
Что касается канадских гастролей Высоцкого, то это опять была поездка с двойным дном – то есть, шпионская. С лета 1979 года Медельинский картель должен был начать масштабные поставки кокаина в Америку, а Канада на этом пути была перевалочной базой. Наркотики шли по маршруту Галифакс – Торонто – Монреаль – города, которые ближе всего находились к границе с США (к Чикаго, Нью-Йорку). В Торонто и Монреале Высоцкий и давал свои гастроли, а заодно участвовал в координации действий по взаимодействию с колумбийцами под «крышей» КГБ…».
В Москву Высоцкий вернулся в середине апреля, а спустя несколько дней (19-го) произошло ЧП в союзном МВД: застрелился заместитель министра внутренних дел, начальник Академии МВД генерал-лейтенант Сергей Крылов. Покойный был хорошим другом Высоцкого и частенько выручал его в разного рода сложных ситуациях. В том числе и во взаимоотношениях с органами милиции.
23 апреля Театр на Таганке справлял свой 15-й день рождения. Как всегда в таких случаях, состоялся веселый капустник, поставленный самими актерами театра-юбиляра. Выступал на нем и Владимир Высоцкий, прилетевший на днях из-за границы: он спел несколько куплетов, которые написал специально по этому случаю. Кроме этого им были исполнены две песни: “Охота с вертолетов” и “Лекция о международном положении”. Все действо снималось на любительскую кинокамеру, чтобы потом быть показанным участникам капустника.
Через день в театре состоялся просмотр пленки с этой записью. Пришли все “таганковцы”, в том числе и Высоцкий. Однако ему этот просмотр ничего хорошего не принес. Все актеры громко реагировали на появление друг друга на экране – смеялись, шутили – но как только появлялся Высоцкий, их как будто отрезало: в зале устанавливалась гробовая тишина. Придя после просмотра домой, Высоцкий пожаловался гостившему у него Вадиму Туманову: “За что они меня так? Я у них что Луну украл? ”. Луну не Луну, но коллеги по театру завидовали Высоцкому дико: причем не только его славе, но и удивительной способности выходить сухим из воды при сохранении ореола гонимого. Многие понимали, что дело здесь явно нечисто, но поймать Высоцкого за руку было невозможно – конспиратором он был хорошим, благо в КГБ этому делу учили на славу. В итоге коллеги мстили ему своим молчаливым презрением.
26 апреля Высоцкий, в компании своих коллег по “Таганке” Валерия Золотухина и Дмитрия Межевича, приехал в Ижевск, чтобы в течение нескольких дней выступить со спектаклем-концертом “В поисках жанра”. За выступление в Ледовом дворце спорта им пообещали заплатить 1 200 рублей наличными. Было также обговорено, что Высоцкий отработает в этом спектакле, а потом еще пять дней будет выступать с концертами один как в Ижевске, так и в других городах. Именно эти выступления и лягут в основу уголовного дела против Высоцкого – так называемого, «ижевского дела». Впрочем, не будем забегать вперед.
Тем временем в конце апреля в США, издательством «Ардис» был выпущен литературный альманах «Метрополь». Сразу после этого к некоторым его авторам были применены репрессии. Так, Белла Ахмадулина не получила разрешения выехать за рубеж для участия в поэтических концертах, у Андрея Битова был снят с экрана фильм по его сценарию. Собирались не выпустить из страны в США и Андрея Вознесенского, но он оперативно связался со своими американскими друзьями и те через семью Кеннеди добились его выпуска из страны. Что касается Высоцкого, то к нему никаких санкций применено не было: 4 мая он благополучно начал сниматься в «Маленьких трагедиях» на «Мосфильме». Более того, в конце июня он уезжает к жене во Францию. Вернее, в Италию, поскольку Влади в те дни снималась в Риме в фильме «Мнимый больной». И вот здесь мы вновь вспомним поляка Кароля Войтылу или Папу римского Иоанна Павла II.
М. Крыжановский: «Мне сложно предсказать реакцию на то, что я сейчас расскажу, но речь пойдет об операции «Ватикан». Суть ее заключалась в следующем. В 1979 и 1980 годах не было для Кремля (и Юрия Андропова лично как Председателя КГБ и всей советской разведки) более сильной внешнеполитической головной боли, чем антисоветская деятельность Папы Иоанна Павла II – она несла в себе прямую угрозу существования мировой социалистической системы.
ПГУ завело на Иоанна Павла II ДОР (дело оперативной разработки) еще в 1967 году, когда он стал краковским кардиналом Каролем Войтылой, не скрывавшем своих антисоветских взглядов. С 1971-го Войтыла уже был одним из объектов операции «Прогресс» – ее КГБ проводил в сотрудничестве с госбезопасностью стран восточного блока против их диссидентов.
12 ноября 1978 Ю. В. Андропов выступил на Политбюро с докладом «О наших отношениях с Ватиканом», где он подчеркнул следующее: «Избрание Римским Папой польского кардинала Войтылы является частью международного заговора с целью отколоть Польшу от советского блока». Как в воду глядел!
С 2-го по 10-го июня 1979 года Папа Иоанн Павел II впервые приехал в родную Польшу в качестве главы Римско-католической церкви. Первый же визит оказался такой бомбой, что нач. ПГУ В. А. Крючков доложил Андропову, а тот выступил после этого на Политбюро с тем же выводом: «Следующий визит уничтожит социализм в Польше, что станет началом развала социалистической системы. Этого нельзя допустить».
20 июня 1979 года Владимир Высоцкий, профессиональный снайпер, обученный на упоминавшихся ранее Курсах усовершенствования офицерского состава (КУОС), приехал в Рим и провёл там две недели. Повод – в это время Марина Влади как раз снималась в фильме «Мнимый больной». Задание – подготовить убийство Иоанна Павла II. Оказалось, на 30 июня 1979 года в соборе св. Петра в Ватикане была запланирована церемония избрания 14 новых кардиналов и была отличная возможность не только изучить ситему охраны, но и ликвидировать врага СССР № 1. Оружие должен был предоставить «друг» Влади, член «Гладио Росса» («Красного меча»), особо секретной террористической группы Итальянской компартии. Кроме этого, в подготовке операции были задействованы члены «Красных бригад», которым нелегально поставлялось советское и чехословацкое оружие из Ливана через Организацию освобождения Палестины – тут опять никак не обошлось без лучшего друга Высоцкого, агента ПГУ КГБ Бабека Серуша.
Сов. секретно
экз. ед.
Председатель КГБ СССР
генерал армии Андропов Ю. В.
15 июня 1979 г.
О задании агенту ПГУ КГБ «Виктору», л. д. № 18675 по подготовке
операции «Ватикан» и нейтрализации объекта ДОР «Пана»
8-м отделом Управления «С» ПГУ КГБ совместно с ПГУ Госбезопасности Болгарии разрабатывается "Пан" –
Войтыла Кароль Юзеф, 1920 г. р,. ур. г. Вадовице, Польша,
гр. Польши, с высшим образованием, несудимый,
холост, предстоятель Римско-католической церкви
Иоанн Павел II с 1978 г., проживает по адресу
Апостольский дворец, 00120, Ватикан /Apostolic Palace
00120 Vatican City
ДОР на «Пана» заведено в 1967 г. в связи с тем, что он, согласно информации генерал-майора В. Павлова, начальника представительства КГБ в Польше, будучи краковским кардиналом, проводил активную антисоветскую деятельность и неоднократно призывал верующих избавить Польшу от «советской оккупации». После избрания Войтылы предстоятелем Римско-католической церкви, объединяющей во всем мире 800 миллионов католиков и пользующейся определенным влиянием в Польше, на Украине и Прибалтике, возникла прямая угроза раскола социалистического лагеря. Официальный визит «Пана» в Польшу 2-10 июня 1979 г. полностью подтвердил нашу озабоченность этой международной проблемой.
В связи с иложенным, нами разработана операция по нейтрализации объекта с участием агента Управления «С» «Виктора» – Высоцкого В. С. (ФИО прописью), который имеет возможность легального выезда в Италию 20 июня 1979 г.
Перед агентом будет поставлена задача провести рекогносцировку на местности, изучить систему охраны «Пана», отработать схему взаимодействия с сотрудниками ПГУ Госбезопасности Болгарии, а также группами «Красного меча» и «Красных бригад» в Риме.
По данным агента Управления «С» «Георга», на 30 июня 1979 г. в соборе св. Петра в Ватикане запланирована церемония избрания 14 новых кардиналов. В собор в 10 ч. утра прибудет «Пан», в связи с чем имеется возможность частично (разведка) или полностью (нейтрализация) провести операцию «Ватикан» по «Пану».
Прошу рассмотреть.
Начальник ПГУ КГБ
генерал-лейтенант Крючков В. А.
М. Крыжановский: «Агентурная пара Высоцкий-Влади жили в отеле «Мадрид» в Риме на улице Марио де Фьори, дом 93 (Via Mario de Fiori, 93 – 00187 ROMA). Отель находится на расстоянии 70 км от площади и собора св. Петра. Рядом с «Мадридом», на улице делла Кроче (Via della Croce) в доме № 81 был расположен ресторан «Отелло алла Конкордиа» («Otello alla Concordia»), с хозяином которого, с тем же шекспировским именем Отелло, у агента ПГУ Марины Влади были давние «дружеские» отношения.
Прибыв в Рим в качестве супруга французской кинодивы, Высоцкий дал концерт прямо на летней веранде ресторана «Отелло Алла Конкордиа». По большому счету, никому в Италии Высоцкий был неизвестен и не нужен как артист. Да он и сам это понимал. Но концерт должен был стать ширмой, чтобы скрыть главную задачу, с которой приехал в Рим Высоцкий. Его целью было осуществить разведку с целью поиска уязвимых мест в охране Иоанна Павла II.
Скажем прямо: Высоцкий выполнил задание на «отлично», потому что уже очень скоро – 13 мая 1981 года – в том же Риме турецкому террористу из ультраправой группировки «Серые волки», агенту болгарской Госбезопасности Мехмету Али Агдже удасться тяжело ранить из «Браунинга» Папу Римского Иоанна Павла II. В 1983 году папа навестит находящегося в заключении Али Агджу, приговорённого к пожизненному заключению. Тема их разговора до сих пор неизвестна. После этой встречи Иоанн Павел II скажет: «То, о чём мы говорили, останется нашим секретом. Я говорил с ним, как с братом, которого я простил, и который имеет моё полное доверие».
В 1984 году Али Агджа даст показания, согласно которым, к покушению были причастны болгарские спецслужбы, после чего обвинения были предъявлены троим гражданам Болгарии и троим гражданам Турции, в том числе болгарскому гражданину Сергею Антонову, зам. директора болгарской авиакомпании «Балканаэро», которого считали координатором покушения. Все обвиняемые, кроме Агджи, были оправданы за отсутствием улик.
В 2006 году глава спецкомиссии парламента Италии сенатор П. Гуцанти заявит: «Комиссия полагает, что, вне сомнения, руководители СССР были инициаторами устранения Иоанна Павла II…».
Кстати, именно после той шпионской миссии Высоцкого с ним произошла история, которая едва не выдала его с головой перед общественностью как агента КГБ. Во время прилета в Шереметьево, на пограничном контроле, он сунул руку в карман и машинально достал... два паспорта. Пограничники, естественно, на него «наехали»: как? почему? Доложили начальству, которое сразу же обо всем догадалось (о тайной миссии Высоцкого), но виду не подало. В итоге нарушителя отпустили восвояси, а один из паспортов забрали. Естественно, до широкой общественности эту историю доводить не стали – она стала известна много лет спустя, причем без комментариев.
М. Крыжановский: «По этому поводу мне на память приходит одна история с вывозом денег за границу под крышей КГБ. Речь в ней идет о моем бывшем учителе – полковнике ПГУ Н., который сделал из меня разведчика. Однажды он принес с собой 15 паспортов разных стран на разные фамилии с множеством виз и рассказал одну «веселую» историю. У него была совершенно особая работа в разведке, работа, которую доверяют только суперпроверенным чекистам, которым доверяли абсолютно. Он был курьером и развозил наличные зарубежной агентуре, в основном в Западной Европе – Франция, Великобритания, Западная Германия, Швейцария. Наличные – это всегда проблема, потому что у агента начинаются покупки и дорогие удовольствия, на которые может обратить внимание контрразведка, поэтому чаще вознаграждение выдавалось наличными и бриллиантами, наличие которых агенту легче залегендировать или, например, передать в наследство детям. Источники обычно настаивают на наличных, чтобы избежать проблем с налоговой службой. Деньги для уменьшения объема, обычно доллары в $100 купюрах, прессовали на специальной машинке, а потом агент просто размачивал их в воде и отделял банкноты. Таким образом, миллион долларов легко умещался в двойном дне небольшой сумки или кейса.
История у него была такая. Приехал он во Францию именно с миллионом долларов к источнику, который сдавал секретную документацию оборонной тематики. Передача денег, тем более такой суммы, – это целая операция, которая тщательно планируется в Москве. Изучается место операции, прослушиваются частоты, на которых работают спецслужбы и полиция, ведется контранаблюдение за источником, который направляется к месту встречи (на предмет выявления «наружки» противника).
Встретились они, наконец, в гостиннице, получил француз свой миллион и ушел. Буквально через пару минут возвращается – и представьте себе состояние разведчика, который тут же предположил провал! Немая сцена и тут француз говорит, что он слышал о доброй русской традиции отмечать удачную сделку водкой. Мало ему, видите ли, было миллиона – вернулся за халявной водкой... Выпили они и Н. быстро выпровадил гостя. Стресс, конечно, был немалый.
К чему я это? Высоцкий не просто агентурил, а выполнял и особые задания разведки. Не забывайте, что погранвойска СССР входили в КГБ и сказка о добрых пограничниках-чекистах, которые отпустили с миром любимого барда с двумя идентичными паспортами – для дураков. В данном случае была просто несостыковка, потому что обычно на границе разведчика или агента уже ждут и подстраховывают во избежание проблем…».
А теперь послушаем другого кадрового разведчика КГБ – Михаила Федорова (агентурный псевдоним Сеп), который работал на Западе вместе со своей женой Галиной (агентурный псевдоним Жанна): «В многочисленных публикациях о разведывательных делах нередко говорится об использовании нашими нелегалами не одного, а нескольких различных документов, чаще всего заграничных паспортов, иногда подлинных, а подчас и фиктивных, что вызывается необходимостью решения тех или иных оперативных задач. Этот прием уже не является служебным секретом. Примеры тому можно найти в недавно вышедших томах «Очерки истории российской внешней разведки». В нашем случае предстояло выполнить одно непременное условие: по возвращении из отпуска «на средиземноморском побережье» (так легендировался наш отъезд) на наших заграничных паспортах не должно быть никаких отметок о пересечении зоны «железного занавеса». Поэтому в Центре был принят такой план действий. Из Москвы окружным путем следуем в Вену. Для этого нас снабжают паспортами другой капиталистической страны, граждане которой пользуются правом безвизового въезда в Австрию. В Вене мы уничтожаем эти паспорта и переходим на наши основные документы, которые в замаскированном виде, за подкладкой ручной дамской сумки, провозит при себе Жанна. По ним следуем далее в Италию…».
Судя по всему, агентурная пара Высоцкий – Влади периодически тоже пользовалась таким способом.
Глава тринадцатая
На пути к краху, или Кокаин для агента
С 19 по 27 июля 1979 года Высоцкий находился с гастролями в Узбекистане.
М. Крыжановский: «Это были те самые знаменитые гастроли, во время которых Высоцкий, якобы, едва не скончался, пережив клиническую смерть. Между тем у многих людей, кто знаком с описанием этой «смерти», есть большие сомнения относительно ее. По многим симптомам это был… обычный обморок, вызванный жарой и пищевым отравлением Высоцкого. Хотя официальная версия до сих пор гласит, что это была «клиника», да еще связанная с «передозом», на основе чего даже был снят художественный фильм «Высоцкий. Спасибо, что живой» (2011). В нем показано, как КГБ пытается шантажировать Высоцкого, обнаружив, что он наркоман (наркотики из Москвы ему якобы везла Оксана Афанасьева, которая и попалась в поле зрения органов). Но это все сказки: про то, что КГБ следил за концертами Высоцкого (это было уделом ОБХСС), и что поймал его на наркотиках (тогда Лубянка об этом еще не догадывалась, полностью доверяя своему особо ценному агенту). Хотя на кокаин он уже «подсел» – вскоре после американских гастролей в начале 1979 года.
А тогда, в Узбекистане, не было никаких наркотиков. Задайтесь вопросом: отчего это наркоман Высоцкий, отправляясь на 5 (пять) дней из Москвы в Узбекистан, не взял с собой ни одной ампулы, ни одной таблетки? Отчего это он вспомнил, что он наркоман только на третий день, после концертов в Заравшане и Навои?! И этим бредом авторы фильма кормят доверчивого зрителя! Так что не было никаких наркотиков. История и фильм – фальшивка. Янклович, например, то врет, то вдруг у него прорвалась история с несвежим пловом, кторым накормил Высоцкого случайный прохожий (а может, и не случайный). Оксана Ярмольник то молчит, потому что после ликвидации Высоцкого ей надежно закрыли рот, то рассказывает сказки – хочет войти в историю спасительницей «барда всея Руси», как и Марина Влади.
Еще раз повторяю: не было никаких наркотиков в той бухарской истории…».
В конце лета новый резонанс получил скандал с альманахом «Метрополь»: 12 августа числа целая группа известных американских писателей (Воннегута, Стайрона, Миллер, Олби, Апдайк – последний по приглашению В. Аксенова участвовал в альманахе) опубликовали в «Нью-Йорк Таймс» телеграмму с требованием восстановить исключенных из Союза писателей СССР организаторов «Метрополя» – Виктора Ерофеева и Евгения Попова. В противном случае американские писатели грозили отказаться печататься в СССР. По сути, это были все репрессии в отношении участников «Метрополя». Других «метрополевцев» кара властей не коснулась, в том числе и Высоцкого. Но с ним была другая история: его было решено провести по другому делу, чтобы выставить его жертвой не идеологических, а куда более серьезных гонений – уголовных. Так на свет родилось «ижевское дело», о котором мы уже упоминали чуть выше. А поводом к этому «делу» стала серия концертов Высоцкого в Ижевске в конце апреля 1979 года.
М. Крыжановский: «Согласно официальной версии, эту атаку на барда спланировал союзный министр внутренних дел Н. Щелоков, желая тем самым наступить на «мозоль» Андропову. Но эта версия нереальна. Ведь Высоцкий был не просто секретным агентом Андропова, он был задействован в международном шпионаже, а покушаться на такое означало для Щелокова крах его карьеры (вспомним также историю с покойным министром обороны маршалом А. Гречко, который тоже не посмел покуситься на Высоцкого, хотя Андропова ненавидел). Им даже близкий друг Брежнев не простил бы такого прокола. Вспомним слова генсека на апрельском пленуме ЦК КПСС 1973 года: «КГБ – это огромная помощь Политбюро во внешней политике. Обычно думают, что КГБ – это, значит, только кого-то хватать и сажать, но те, кто так думает, ошибаются. КГБ – это прежде всего огромная и опасная загранработа… Это вам не так, чтобы с чистенькими ручками. Тут нужно большое мужество и большая преданность».
Высоцкий за эти годы полностью доказал, что ему эта опасная работа по плечу, что он с ней справляется. Поэтому покушение на него со стороны Щелокова выглядело бы как самоубийство последнего. Нет, дело там было в ином. А именно: посредством «ижевского» дела Высоцкого хотели вывести на уровень уголовно преследуемого с тем, чтобы подготовить ему почву для возможного отъезда на Запад. На протяжении долгих лет Высоцкий давал сотни таких «левых» концертов по всей стране, однако только теперь подоспело время сделать его настоящей жертвой – чтобы легче было найти сочувствие на Западе. Короче, это была совместная акция КГБ и МВД. Причем вписались в нее далеко не все. Например, именно накануне операции был смещен со своего поста начальник ОБХСС МВД СССР П. Перевозник (возглавлял это ведомство 13 лет – с 1966 года, с момента прихода Щелокова), которого отправили подальше от родины – в Чехословакию. А в его кресло сел Борис Заботин. При нем «ижевское дело» и развивалось…».
Оно было заведено в конце июня, после того как бригада известного ушлого администратора Василия Кондакова влезла в «левые» концерты по уши и позволила удмуртскому ОБХСС «нарыть» на себя убойный компромат – хищение сотен (! ) тысяч рублей. А началась эта операция именно с концертов Высоцкого, которые прошли в Удмуртии в конце апреля. В частности, он выступал в Ледовом дворце спорта в Ижевске, где вместо реально проданных 5 тысяч билетов организаторы концертов оставляли в наличие около 3 тысяч, а остальные уничтожали, как якобы непроданные и всю выручку с них клали себе в карман (так называемый, «съем денег»), а также выплачивали завышенные гонорары артистам (например, с Высоцким выступали его коллеги-таганковцы, а также ВИА из Осетии «Поющие электрины»). Как оказалось, сотрудники ОБХСС приходили на эти концерты и подсчитывали количество пустых мест в зале (а их практически не было), после чего составляли соответствующий акт, который должен был послужить средством изобличения ушлых аферистов. Та же система была применена и во время последующих концертов в Ижевске Геннадия Хазанова и Валентины Толкуновой.
Нашлось место в этом деле и для КГБ: его сотрудники прослушивал междугородные телефонные переговоры, ведшиеся из гостиничных номеров московских администраторов. Так что дело это вели два силовых ведомства совместно. Информация ложилась на стол как Щелокову, так и Андропову, поскольку по делу проходили весьма известные фигуранты: Высоцкий, Хазанов, Толкунова.
В течение июля Высоцкому неоднократно присылали повестки из Удмуртии с тем, чтобы он явился к следователю и дал показания по «ижевскому» делу. Но артист эти вызовы игнорировал и даже более того – съездил в Белоруссию, Узбекистан и Грузию, где, судя по всему, помимо официальных концертов продолжал давать и «левые».
Именно во время гастролей в Тбилиси (в сентябре 79-го) туда из Ижевска приехал следователь – старший лейтенант милиции Михаил Воробьев (в наши дни он дорастет до поста 1-го заместителя министра внутренних дел Удмуртии), чтобы допросить Высоцкого в качестве свидетеля (а не обвиняемого) по «ижевскому» делу. Он приехал в Грузию 25 сентября и уже на следующий день допросил Высоцкого и Янкловича на предмет апрельских концертов в Ижевске. Бард категорически отрицал получение незаконных 5 тысяч рублей, хотя об этом утверждал М. Абаев – один из организаторов концертов, который, по его словам, лично передал Высоцкому эту сумму. Именно после этой встречи бард понял, что без помощи грамотного адвоката ему не обойтись и вспомнил про одного из них – Генриху Падву. Ему и предстояло «отмазать» Высоцкого.
Сам адвокат утверждает, что все вышло случайно: он, якобы, путешествовал автостопом вместе с другом по Грузии и случайно натолкнулся на афиши «Таганки». Зашел в театр и столкнулся там с Высоцким, который и выложил перед ним свою проблему. Но есть в этой случайности некая подозрительная составляющая: уж больно все вовремя произошло – одновременный приезд в Тбилиси следователя из Ижевска и видного адвоката из Москвы. Что наводит на определенную мысль: за адвокатом стояли силы, «крышующие» Высоцкого.
Отметим, что защищать барда выделили не только его одного. На первоначальном этапе следствия к делу был





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 13
© 11.06.2018 Михаил Крыжановский
Свидетельство о публикации: izba-2018-2294676

Рубрика произведения: Разное -> Легенда












1