"ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ - СУПЕРАГЕНТ КГБ". 19. Ф.Раззаков, М.Крыжановский. Читать онлайн


суперагента Владимира Высоцкого. М. Крыжановский: «Вывод Высоцкого в США с последующей натурализацией и приобретением гражданства должен был состояться в 1980 году. Именно под это дело были подверстаны его концерты в США в январе 1979 года и попытка пробить сценарий в Голливуде. Но это была одна сторона тех событий. Другая сторона касалась непосредственно шпионажа. Именно поэтому та поездка была так тщательно залегендирована, была придумана целая детективная история с выездом, якобы обалдевшим Генконсулом, ОВИРом и близкими друзьями Высоцкого. Речь шла об очень важной операции, связанной с наркотрафиком из Колумбии через Мексику в США, очень больших деньгах и встрече со сверхценным агентом КГБ. Там же состоялась встреча и с Марией Бергер – тогдашней любовницей главы Медельинского наркокартеля Пабло Эскобара, приставленной к нему никем иным как КГБ. Там же с Высоцким были Калманович (после ФРГ они вместе приехали в США) и Серуш. Речь шла о сделке не в один миллион долларов. Причем, была достигнута договоренность, а саму операцию планировали завершить в декабре 1979 года, когда Высоцкому снова пришлось туда ехать.
Своих друзей, включая диссидента и автора альманаха «Метрополь» Аксенова, о котором он писал агентурные сообщения, Высоцкий стал готовить к тому, что он выедет на постоянное жительство в США – это было громом среди ясного неба, о котором ВСЕ его связи предпочитали долгие годы помалкивать. С одной стороны, это была операция КГБ по выводу Высоцкого в США, с другой – перед всей страной Высоцкий показал бы себя предателем, хотя выезд был бы хорошо залегендирован очередными «гонениями», куда более серьезными, чем раньше («ижевское дело»)…».
Слова М. Крыжановского требуют более детального рассказа, что мы немедленно и делаем. Начнем с первого фигуранта – Марии Бергер:
ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ
М. Бергер родилась в 1956 году в Москве. Когда ей было 14 лет, ее родители погибли в ДТП. Девочка рано вкусила прелести взрослой жизни: еще учась в школе, она вела богемный образ жизни, хорошо знала многих московских актеров и художников. В 1973 году она убила художника Т. Байрамова после того, как он ее изнасиловал. Спасаясь от правосудия, Бергер сразу после этого выехала с тетей в Израиль. А уже оттуда перебралась во Францию, где чем только не занималась: была проституткой, играла на пианино в кафе. Познакомилась со многими художниками, музыкантами и актерами, в том числе и русского происхождения. В 1976 году познакомилась с Михаилом Шемякиным, а уже через него и с Владимиром Высоцким.
Тогда же Бергер была завербована КГБ как важный источник в богемной среде Парижа. По заданию Москвы она примкнула к левой «революционной» террористической группе, участвовала в ограблении банка. Из всех террористов и заложников спаслась во время штурма лишь она одна – соблазнив служащего банка, узнала у него ход из скрытого канализационного люка, а затем застрелила. В последующем она приняла участие в 16-ти терактах, была известна Интерполу как Мария фон Штефенберг, Ирма Кох, Джесси Симмонс, Лючия Малерба, Эльза Грюн, Эльвира Рохас.
В 1978 году Бергер объявилась в Никарагуа, где стала под именем Клаудиа Рамирес руководить террористической группой, отстреливающей чиновников правительства диктатора Сомосы. А год спустя, по заданию КГБ, Мария выехала в Колумбию, где стала работать на Эскобара.
Поскольку Бергер родилась в Москве и хорошо знала русский язык, наркобарон стал использовать ее в контактах с русскими компаньонами по наркотрафику в США. В этом качестве Мария Бергер и должна была встретиться в январе 1979 года в Америке с Высоцким. Впрочем, не только с ним. Здесь мы переходим ко второму фигуранту – Шабтаю Калмановичу.
Шабтай Калманович
ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ
Ш. Калманович родился 18 декабря 1947 года в Каунасе. В 1965 году он окончил среднюю школу и поступил в Каунасский политехнический институт. Именно там его и завербовал КГБ, использовав в качестве повода желание семьи Калмановича уехать жить в Израиль (они писали об этом прошения с 1959 года). Чекисты были кратки в общении с Шабтаем: хочешь, чтобы ты сам и твоя семья уехали на свою историческую родину, соглашайся работать на нас. Калманович согласился. В итоге в 1971 году он вместе с семьей уехал в Израиль. И три года был «спящим» агентом – КГБ его не тревожил.
В 1974 году, когда Калманович был по делам в Дрездене, на него вышли чекисты. Причем в качестве контактера выступил молодой офицер Владимир Путин – будущий президент России. С этого момента из «спящего» агента Калманович превратился в действующего. Он получил задание поставлять информацию о деятельности антисоветских организаций, действующих на территории Израиля, а также в Западной Европе. Будучи «отказником», он не вызвал подозрений у контрразведчиков ШАБАКа, и был принят на работу в действовавший, при канцелярии премьера Израиля Гольды Меир, Центр пропаганды, где ему было поручено вести разъяснительную работу и оказывать помощь новым репатриантам из СССР.
Затем он стал главой Объединения новых репатриантов, функционировавшего под эгидой правящей тогда партии «Авода». Там же он начал заниматься бизнесом – организацией в Израиле концертов советских артистов. В 1977 года Калманович стал одним из самых близких друзей бизнесмена Шмуэля Флатто-Шарона, а позже и его помощником в Кнессете, тем самым, получив доступ к документам государственной важности.
Став почетным консулом в Израиле непризнанной африканской страны Бопутатсваны, Калманович начал развивать там свой бизнес – строительный и туристический, содействуя внедрению туда советской агентуры.
Так как в качестве продюсера Калманович часто выезжал в Европу, то ему не составило особого труда встречаться с резидентами советской разведки на территории Западного Берлина, а затем и Восточной Германии. Получение им статуса почетного консула и гражданина Бопутатсваны, а затем и Сьерра-Леоне дало ему возможность беспрепятственно въезжать на территорию СССР и осуществлять встречи со своими боссами из КГБ непосредственно в Москве.
Итак, для подавляющего числа близких людей Высоцкий в январе 1979 года совершал обычный вояж к жене во Францию. И только посвященные знали, что на самом деле Франция для него лишь транзитная точка пути, а главная – США. Поэтому, оформляя в театре отпуск, Высоцкий всем говорил, что летит в Париж. Даже родителям своим он сказал то же самое. И это при том, что на руках он уже имел два паспорта: французский на имя Владимира Семеновича Высоцкого и американский на имя Владимира Семеновича Шуцмана. Естественно, оба паспорта были получены в московском ОВИРе при посредничестве КГБ (он дал команду), поэтому все было спланировано заранее.
Глава двенадцатая
Шпионаж и песни на берегах Гудзона, или Агент с двумя паспортами
10 января 1979 года Высоцкий вылетел из Шереметьево в Париж. Там он встретился с Бабеком Серушем, который был одним из главных участников этой шпионской одиссеи. Компаньоны и друзья обговорили все детали предстоящей Высоцкому в Америке шпионской операции: под прикрытием концертов надо было встретиться с ценным агентом ПГУ, который служил важным звеном в цепочке взаимодействия с Пабло Эскобаром и Медельинским наркокартелем. Здесь же было обговорено и прикрытие для Высоцкого: он должен был из Парижа выехать в ФРГ, где, встретившись с Шабтаем Калмановичем, при его посредничестве (а мы помним, что Шабтай выполнял еще и продюсерские функции) должен был дать один концерт для русскоязычных слушателей.
Одновременно с этим, при пересечении Высоцким границы Франции и ФРГ, в американской газете «Новое русское слово» (11 января) должна была выйти реклама предстоящих американских концертов Высоцкого. Была придумана и легенда для объяснения этих концертов: дескать, деньги (причем большие) срочно понадобились Марине Влади для неотложной операции после перенесенной на съемках травмы. А в качестве личного поручителя за Высоцкого (и человека, который якобы и помог организовать его концерты) должен был выступить профессор русской словесности Альберт Тодд из «Клинс колледжа», близкий друг Евгения Евтушенко.
Операция прошла как по нотам. Пробыв пару дней в Париже, Высоцкий выехал в ФРГ, в Мюнхен, где его встретил Калманович, который приехал в эту страну как бизнесмен – он закупал у Серуша строительные машины для Африки. В тот же день Высоцкий дал концерт во Франкфурте-на-Майне (причем ехать туда он не мог, не было отметки в паспорте, но Калманович уговорил пограничников отпустить его в залог своего дипломатического удостоверения), а утром следующего они вылетели в Нью-Йорк. Позднее Калманович будет уверять всех в своих интервью, что лететь с Высоцким никуда не собирался, но подпал под его обаяние и поменял все свои планы. На самом деле это была всего лишь уловка: эта совместная поездка было обговорена заранее, поскольку именно Калманович, имея связи в Нью-Йорке, должен был помочь Высоцкому адаптироваться там и находиться при нем все дни гастролей.
За организационную сторону американских гастролей Высоцкого отвечал тамошний импресарио – бывший гражданин СССР Валерий Шульман, с которым был хорошо знаком Калманович (как мы помним, тот тоже был импресарио, правда, в Израиле).
Свое пребывание в Америке Высоцкий начал с концерта 17 января, который он дал в нью-йорском Бруклин колледже (20. 30). Зал вмещающий три с половиной тысячи человек, был переполнен. Как уверяют очевидцы, это было что-то невероятное. В тот же день Высоцкий совершил на первый взгляд смелый, но с другой стороны (шпионской, где главной целью было понравиться американцам) вполне закономерный поступок: дал интервью радиостанции “Голос Америки” и спел в эфире три песни: антироссийскую “Что за дом притих... ” (а не продержавные “Купола”) и две шуточные “А ну отдай мой каменный топор... ” и “Песенку про слухи”.
В Нью-Йорке Высоцкий наконец-то навестил своего родственника – бывшего советского гражданина, поэта-песенника Павла Леонидова (до этого они находились в ссоре, которая тянулась с момента отъезда последнего из СССР в 1974 году). Во время этой встречи Высоцкий признался в том, что собирается в скором времени приехать жить в США. Отметим, что почти никому в Союзе Высоцкий об этом не говорил (даже родителям), а Леонидову признался. Зачем? Он хотел, чтобы это выглядело естественно, не как побег, а как желание жить на две страны и заниматься здесь любимым делом – творчеством. Леонидов должен был распространить эту легенду среди русскоязычной диаспоры в Нью-Йорке.
Вспоминает П. Леонидов: «Подошли к углу Третьей Авеню и 72-й улицы. Тут Володя остановился возле дома, который строился и вырос уже наполовину. Он поглядел на недостроенный дом и сказал: “Здесь хочу жить! Знаешь, я много ездил. Шарик круглый и безуглый. По-моему, без балды, мир – провинция, а Нью-Йорк – столица. Сумасшедший город! Потрясающий город! Жди меня насовсем в восемьдесят втором. Только не трепи. А Марина тебя еще с Москвы не любит... ”. Я спросил: “Может, оттого, что она, хоть и французская, но коммунистка? ”.
“Нет, – сказал он, – не потому, а потому, что – собственница. А потом: птицам плевать на корни. Им нужны плоды и черви. На худой конец, – кора. Глубина и нутро не для птиц…
Он замолчал. Стало еще жарче. Мы пошли назад. Он сказал: “Хочу и буду жить в Нью-Йорке. Как? Не знаю, но догадываюсь. Деньги? Деньги у нас найдутся... Ты говоришь, какая из двух моих половин хочет в Нью-Йорк, а какая боится порвать с Россией. Да обе хотят сюда, и обе хотят забредать туда. Раз в пять лет. Нет, раз в год. Приехать из Нью-Йорка на пароходе и подгадать рейсом прямо в Одессу. Мой город. Первый фильм, первые песни в кино, опять же женщины жгучие, да!.. Но эмигрировать – нет!.. ».
Помимо Леонидова, с которым Высоцкий встречался открыто, были и другие встречи – конспиративные. С посланницей от Эскобара Марией Бергер (по совместительству – агент КГБ), с ценным агентом ПГУ КГБ, курировавшим наркотрафик из Латинской Америки в США. И между делом Высоцкий дает концерты, которые хорошо оплачиваются – по 3-4 тысячи долларов за выступление (впрочем, это официальная цифра).
Сов. секретно
экз. № 1
Начальнику ПГУ КГБ СССР
генерал-лейтенанту Крючкову В. А.
19 января 1979 г.
ИСХОДЯЩАЯ ШИФРТЕЛЕГРАММА
О встрече «Виктора» и «Ковалева» с М. Бергер
18 января в ресторане отеля «Хилтон», 1335 6-я Авеню, Нью-Йорк, с соблюдением условий безопасности и конспирации, состоялась встреча агентов «Виктор» – Высоцкого В. С. (ФИО прописью) и «Ковалева» – Калмановича Ш. Г. (ФИО прописью) с объектом заинтересованности Управления "С" ПГУ Марией Бергер, проживающей в настоящее время в Боготе, Колумбия.
Бергер сообщила номера счетов в банке Credit Suisse в Цюрихе, Швейцария, куда П. Эскобаром были переведены деньги в сумме 15 (пятнадцать) миллионов долларов США за поставки оружия в ноябре и декабре 1978 г. Бергер подтвердила информацию о согласии Эскобара использовать возможности Марины Влади (агент ПГУ «Вероника») по использованию компании «Авиалинии Таити» в поставке кокаина во Францию.
Бергер было выплачено вознаграждение в сумме 75 (семьдесят пять) тысяч долларов США. Достигнута договоренность о встрече с "Виктором" 15 декабря 1979 г. в г. Майами, США.
Резидент ПГУ КГБ в Нью-Йорке
генерал-майор Дроздов Ю. И.
19 января Высоцкий дал очередной концерт в Нью-Йорке – на этот раз в Квинс колледже (20. 30). На него явились генеральный консул СССР в США и атташе посольства СССР, которые разыграли спектакль при свидетелях: поинтересовались, каким образом Высоцкий оказался в Нью-Йорке, когда должен быть в Париже. Тот ответил, согласно разработанной еще в Москве легенде: мол, жена здесь лечиться, а я при ней. “Но концерты? ” – последовал новый вопрос. Тут на помощь артисту пришел тот самый профессор-славянист Альберт Тодд (в его доме наш герой дал “квартирник”), который взял всю вину на себя: сказал, что это он пригласил Высоцкого выступить перед студентами славянских факультетов.
Консул резонно поинтересовался, почему эти концерты организовал Виктор Шульман – недавний эмигрант из СССР. Но Тодд и здесь нашелся, что ответить: “Мы ведь славянский факультет, а не контора импресарио. Мы не можем сами это дело организовать: у нас ни денег нет, ни связей, ни опыта, поэтому и пригласили Шульмана, у которого все перечисленное в избытке”.
Зал Квинс колледжа, который был рассчитан на 2 600 зрителей, в тот вечер был заполнен до отказа (стоит отметить, что в этом же зале вскоре будут выступать еще два глашатая советского либерализма: Булат Окуджава и Евгений Евтушенко, причем на выступление первого придут 1 600 зрителей, на второго... всего 260, что было закономерно: к тому времени среди евреев уже было широко распространено мнение, что этот поэт – агент КГБ). Высоцкого пришли послушать представители трех русско-еврейских эмиграций, а также американцы. Вел концерт еврей американского происхождения Барри Рубин, он же переводил песни на английский язык (вернее, не переводил, а лишь передавал их краткое содержание). Всего в тот вечер Высоцкий исполнил 24 песни. Среди них: “Марафон”, “Прыгун в высоту”, “Милицейский протокол”, “Инструкция перед поездкой за рубеж”, “Письмо с Канатчиковой дачи” (“Дорогая передача... ”), “Кони привередливые”, “Старый дом”, “Моя цыганская”, “Охота на волков” и др.
В те же дни Высоцкий встречается с людьми, близкими к Голливуду, пытаясь через них пристроить свой сценарий «Каникулы после войны». Сценарий у него забирают, но никаких гарантий относительно него, естественно, не дают – это дело не одного дня, и даже не одного месяца. Хотя общие прогнозы относительно его судьбы все же благоприятные, поскольку само время на стороне Высоцкого.
Дело в том, что американская администрация во главе с Д. Картером в те дни была крайне заинтересована в развитии американо-советских отношений, в том числе и в области культуры. Например, как раз в те самые дни, когда Высоцкий был в США и «пробивал» там свой сценарий, Картер встретился со знаменитым кинорежиссером Фрэнсисом Фордом Копполой на предмет совместного американско-советского кинопроекта. Коппола должен был начать продвигать от лица своей фирмы «Зоотроп фильм» художественную ленту, посвященную проблемам разоружения. Речь в ней должна была идти о том, как американские и советские политики ищут взаимопонимание на этом скользском поприще.
В то же время в Москве другой знаменитый кинорежиссер – Сергей Герасимов – должен был взяться за создание фильма «Мост», где в основу сюжета была положена история о совместном советско-американском строительстве моста через Берингов пролив. Короче, Высоцкий со своим фильмом появился очень даже кстати (потому-то он и спешил со сценарием, чтобы успеть со своей «ложкой» к этому американо-советскому «обеду»).
В те же дни наш герой совершает еще один шаг: посещает одну из лучших нью-йоркских клиник. Для чего? Он решает пройти полное обследование на предмет выявления недостатков своего здоровья. Самое интересное, но американские врачи никаких серьезных изъянов в его здоровье не обнаруживают, проведя его через специальный томограф (в СССР таких еще не было). Эта информация чрезвычайно радует Высоцкого, которого советские врачи буквально застращали своими страшными диагнозами: дескать, отдельные органы у него изношены настолько, что жить ему осталось недолго. А американские врачи все эти диагнозы опровергли с помощью ультрасовременного томографа.
А гастроли Высоцкого в Америке продолжаются. 20 января он дал два концерта: днем в Бостоне (в еврейском центре Темпл Охабей Шолом; 14. 00), а вечером – в Нью-Джерси (в Хэмилтон Миддл Скул); 20. 30). 21 января он выступил в Филадельфии (на Анрах Авеню; 20. 30), а на следующий день в Детройте (в Лазруп Хай Скул; 20. 00). Присутствовавший на последнем концерте Л. Шмидт рассказывал: “Я пришел к нему за кулисы во время перерыва, и меня поразили его синие губы. Я к тому времени уже перенес инфаркт и знал, что означают такие губы”. За день до этого Высоцкий и сам жаловался: “Что-то мотор пошаливает... ”.
У Высоцкого в те дни и в самом деле стало пошаливать сердце – сказывался не только ускоренный ритм гастролей, но и психологическое напряжение от шпионской миссии. Такого плотного соприкосновения одного дела с другим у Высоцкого еще не было (в основном все его предыдущие шпионские одиссеи проходили на фоне отдыха), поэтому «мотор» и забарахлил. Но прервать гастроли Высоцкий не мог, поскольку они были тесно привязаны к срокам шпионской миссии. Одно должно было логично дополнять другое.
ДОКУМЕНТ N1
Совершенно секретно
экз. № 1
Начальнику ПГУ КГБ СССР
генерал-лейтенанту Крючкову В. А.
21 января 1979 г.
Исходящая шифртелеграмма № 18/1232
О передаче денег Г. Холлу
21 января с. г., согласно вашего указания, резидентурой было проведено мероприятие по передаче через № 1 денег в сумме 2-х (двух) миллионов долларов США № 2, который предоставил собственноручную расписку в получении указанной суммы.
Резидент ПГУ КГБ
генерал-майор Дроздов Ю. И
ДОКУМЕНТ N2
Совершенно секретно
экз. №
Начальнику ПГУ КГБ СССР
генерал-лейтенанту Крючкову В. А.
21 января 1979 г.
К № 18/1232
№ 1 – агент ПГУ КГБ «Виктор» – Высоцкий В. С. (ФИО прописью).
№ 2 – генеральный секретарь Компартии США Гэс Холл
Резидент ПГУ КГБ в Нью-Йорке
генерал-майор Дроздов Ю. И.
23 января Высоцкий дал концерт в Чикаго, на Норт Шеридан Роуд (20. 00). Вспоминает В. Азбель:
«Зал был переполнен. Высоцкий вышел, спел две-три песни, а потом внезапно ушел за кулисы. Не было его минут пятнадцать, люди не понимали, что происходит. Наконец, объявили, что концерта не будет, но тут вышел Высоцкий и сказал, что он продолжит концерт, но он хочет, чтобы деньги, полученные от продажи билетов, пошли в какой-то детский фонд. Потом он действительно пел, но как-то без желания, без души... ». Первоначально Высоцкий предполагал дать в США 10 концертов. Однако два из них не состоялись – в Торонто (его он даст в апреле этого же года) и в Балтиморе (туда Высоцкий не смог попасть из-за снежных заносов). Последний, восьмой по счету, концерт Высоцкий дал в Филадельфии 24 января.
На следующий день Высоцкий справил свой 41-й день рождения. В тот день он выступил с концертом в Лос-Анджелесе, в Файярфэкс Хай Скул (20. 00). Это было его последнее выступление в том американском турне. За него он заработает (согласно официальной информации) 35 000 долларов.
Тем временем 26 января в 5-м творческом объединении “Мосфильма” состоялось обсуждение кинопроб для фильма Михаила Швейцера “Маленькие трагедии”. Как мы помним, у Высоцкого там была главная роль – Дон Гуан. Для недоброжелателей Высоцкого это был последний шанс «зарубить» распоясавшемуся актеру его роль-мечту. Ведь к тому времени стало очевидно, что Высоцкий вышел из-под контроля: обманув власти, уехал с гастролями в США, да еще имел наглость выступить на радиостанции «Голос Америки». Учитывая возмущение советского генконсульства в Нью-Йорке, которое бомбардировало Москву своими телеграммами по поводу возмутительного поведения Высоцкого, власти в Москве просто обязаны были наказать зарвавшегося артиста. Однако не наказали – даже пальцем не пошевелили. И это в разгар еще одного скандала с участием Высоцкого – с альманахом «Метрополь». Спрашивается почему? Да потому, что за всем этим стоял КГБ и его внешнеполитические задачи, для выполнения которых Высоцкий и был отряжен в Америку. Поэтому была лишь имитация возмущения поведением Высоцкого (со стороны тех же дипломатов в США) и не более того.
Сов. секретно
экз. №1
УТВЕРЖДАЮ
Начальник УКГБ по г. Москве и Московской области
генерал-майор Алидин В. И.
25 января 1979 г.
РАПОРТ
о проведении групповой профилактики объектов ДГОР «Шакалы»
Мною, ст. о/уп УКГБ по Г. Москве, майором Петровым, согласно полученной санкции, проведена групповая профилактика через секретариат Московского отделения СП РСФСР объектов ДГОР "Шакалы" -
Аксёнова В. П., 1932 г. р.,
Арканова А. М., 1933 г. р.,
Ахмадулину Б. А., 1937 г. р.,
Битова А. Г., 1937 г. р.,
Вознесенского А. А., 1933 г. р.,
Ерофеева В. В., 1947 г. р.,
Искандера Ф. А., 1929 г. р.
12, 15, 17 и 22 января 1979 г. указанные лица вызывались на заседания секретариата и парткома Московской писательской организации под председательством Ф. Kузнецова. В ходе бесед с ними было указано на низкий литературный уровень их т. н. альманаха "Метрополь", который, на самом деле является попыткой политической провокации и срыва разрядки международной напряженности. Подчеркивался тот факт, что нелегальная передача "альманаха" для публикации во Франции и США позволила западным реакционным кругам начать очередную антисоветскую истерию по поводу якобы имеющихся в СССР политической цензуры и нарушений прав человека. Абсолютно недопустимой для советских писателей являлось намерение авторов устроить 23 января провокацию с "вернисажем" альманаха "Метрополь".
Указанные объекты вели себя во время этих бесед вызывающе, в частности, Ф. Искaндер назвал СССР "страной усиленного режима". От своих антисоветских высказываний и действий не отказались.
23 января 1979 г., совместно с УВД г. Москвы, проведены мероприятия по недопущению провокации – вернисажа альманаха "Метрополь" с участием представителей западных СМИ.
По данным агента "Виктор", "Шакалы", на самом деле, опасаются возможных репрессий со стороны КГБ, некоторые из них (Вознесенский, Арканов) сожалеют о своем участии в альманахе.
Проведены мероприятия по ограничению антиобщественной деятельности объектов – у Аксенова задержан выход книги в "Советском писателе", снят с проката фильм по его сценарию, задержана публикация в журнале "Даугава"; у Ахмадулиной отменен договор с кишиневским издательством, отменены выступления в Минске ; у Битова снят с проката фильм "В четверг и больше никогда" снят с проката фильм по его сценарию, прекращены семинарские занятия в Литинституте и участие в объединении "Зеленая лампа"; у Искандера задержан выход книги в "Советском писателе", приостановлены публикации в "Сельской молодежи"; у Арканова закрыт сценарий на "Мосфильме", прекращены передачи по телевидению; у Розовского снят с производства фильм на "Мосфильме", прекращены спектакли в театре. Принимаются меры по недопущению выезда А. Вознесенского в США.
В ходе профилактических мероприятий по "Шакалам" приняты меры по недопущению расшифровки агента "Виктор" – Высоцкого В. С. (ФИО прописью) перед окружением.
С учетом изложенного, прошу утвердить профилактику объектов ДГОР "Шакалы" с участием общественности.
Ст. о/уп 1-го отделения 5-го отдела УКГБ
майор Петров K. C.
Высоцкий вернулся из Америки 27 января, чтобы успеть к дню рождения своей юной любовницы Оксаны Афанасьевой (два дня спустя ей исполнилось 19 лет). Но поскольку на родине у некоторых людей имеются к нему вопросы, Высоцкий взялся за их разрешение, согласно придуманной заранее легенды. И 22 января из-под его пера рождается документ следующего содержания, адресованный руководству «Таганки»: «22 января я должен был играть спектакль «Гамлет». Мною послана телеграмма из Парижа с просьбой разрешить мне задержаться на несколько дней, вернее с сообщением о необходимости остаться до 26 января за рубежом, т. к. моя жена именно 22 января легла на трехдневное исследование в Нью-Йорке по поводу травмы, полученной ею на съемках. Я находился с нею там же и не мог оставить ее, не узнав результатов... (и эти слова Высоцкий адресует людям, которые прекрасно осведомлены о его любовном романе с юной прелестницей. – Авт. )».
Но «спектакль» на этом не заканчивается. Поскольку на «художества» Высоцкого в Америке должен был отреагировать КГБ (иначе было бы очень странно), он сообщает друзьям, что его вызвали в гостиницу «Белград» для дачи объяснений чекистам. И Высоцкий отправляется туда, прихватив с собой своего концертного администратора Валерия Янкловича. И уже тот, после смерти Высоцкого, поведает общественности о том, что же произошло на той встрече (естественно, ссылаясь на слова самого Высоцкого). Итак, вот этот рассказ.
В номере артиста встретили двое сотрудников “пятерки” (5-го Управления КГБ, курировавшего идеологию). Первое, о чем спросили гостя: как он решился без официального разрешения вылететь в США. Ответ последовал хорошо нам известный: дескать, жена там лечилась, а я ее сопровождал. А когда этот ответ чекистов не удовлетворил и они попытались приструнить артиста, тот неожиданно резко сказал: “Я сам знаю, что мне можно и что нельзя. И что вы можете мне сделать? Я всего достиг сам”.
Следующей темой, которой коснулись чекисты, было участие Высоцкого в альманахе “Метрополь”. Но артист и здесь нашел что ответить: сказал, что готов обсуждать эту тему только в присутствии остальных участников альманаха. Тогда чекисты задали ему следующий вопрос, ради которого, как понял артист, его сюда и позвали: дескать, не он ли переправил оригинал альманаха в Америку? Уж больно, мол, подозрительное совпадение: Высоцкий приезжает в Штаты, и тут же издатель Карл Проффер заявляет о том, что у него имеется оригинал сборника и что он немедленно готов приступить к изданию альманаха.
Высоцкий ответил честно: “Нет не я. Это простое совпадение”. И так уверенно это произнес, что у чекистов не осталось сомнений – не врет. Тогда последовал еще один вопрос: где деньги за американские концерты (как мы помним, Высоцкий заработал 35 тысяч долларов)? Артист ответил вопросом на вопрос: “А вы знаете, сколько стоит лечение в Америке? ”. Больше вопросов ему не задавали. Вернее, автор этой книги о них ничего не знает.
М. Крыжановский: «Красивую сказку придумал Высоцкий о встрече с чекистами, а Янклович много позже ее запустил в народ. Кстати, подобных сказок и легенд за более чем 30 лет со дня смерти Высоцкого о покойном барде было запущено более тысячи. Высоцковеды даже подсчитали их приблизительное число – 1 400. На наш взгляд, их гораздо больше…».
12 февраля 1979 года в Театре на Таганке была показана премьера спектакля «Преступление и наказание» по Ф. Достоевскому, где Высоцкому досталась роль Аркадия Ивановича Свидригайлова. Мы уже упоминали об этой роли в свете характера самого Высоцкого – во многом он был похож на Свидригайлова. А именно – темной стороной своей биографии, которую он тщательно скрывал от окружающих. Но она буквально рвалась наружу, поэтому Высоцкий позволял себе обнаруживать ее либо в песнях, либо в своих кино- и театральных ролях.
Мы уже говорили о том, что когда в конце 60-х Высоцкий согласился на тайное сотрудничество с КГБ, это тут же нашло свое отражение в его киноролях: он сыграл двух большевистских агентов, действовавших под носом у охранки («Интервенция», 1968; «Опасные гастроли», 1970). А в «Четвертом» (1973) Высоцкий сыграл человека, которого мучают угрызения совести в связи с тем, что он предал память своих погибших в концлагере товарищей. Они перед смертью обязали его жить по совести, а он не смог выполнить этот наказ. Не мучили ли порой и Высоцкого муки совести в связи с тем, что он согласился сотрудничать с КГБ, чего многие его друзья вряд ли бы ему простили?
Несмотря на то, что в Америке у Высоцкого пошаливало сердце, домой он вернулся вполне здоровым. Давно уже нет уходов в «пике», нет еще и наркотической зависимости. По словам О. Афанасьевой: «Я познакомилась с Высоцким в довольно благоприятный момент: он целый год (то есть до конца 1979 года. – Авт. ) не пил совсем или пил очень мало – глоток или два шампанского и больше ничего! – неплохо себя чувствовал, все в его жизни стабилизировалось. Это был, наверное один из самых светлых периодов его жизни. Наркотики тогда употреблял редко, только после





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 50
© 11.06.2018 Михаил Крыжановский
Свидетельство о публикации: izba-2018-2294674

Рубрика произведения: Разное -> Легенда












1