"ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ - СУПЕРАГЕНТ КГБ". 18. Ф.Раззаков, М.Крыжановский. Читать онлайн


М. Крыжановский: «Высоцкий участвовал в ликвидации Маркова, поэтому я и считаю его суперагентом, что-то типа знаменитого Николая Кузнецова. Правда, Высоцкому не надо было нажимать на курок – это была операция без крови и пальбы. В тот же день он уехал из Лондона в Париж, откуда несколько дней спустя, не привлекая ни чьего внимания, благополучно вернулся на родину…».
ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ
Отметим, что устранением неугодных режиму деятелей занимались (и занимаются до сих пор) не только службы социалистических государств – практически все службы мира. В те же 70-е (а конкретно в 1975 году) в США разразился скандал вокруг незаконных операций ЦРУ, а именно – физического устранения политических деятелей. Была создана комиссия конгресса под председательством Френка Черча, которая провела специальные слушания и опубликовала документы по поводу «грязных дел» ЦРУ. В этих документах свидетельские показания давали десятки бывших агентов ЦРУ, которые рассказали многочисленные истории о том, как ЦРУ устранял неугодных политических деятелей. Так, агент ЦРУ Майлз Коупленд рассказал американскому журналу «Роллинг стоун» технологию «тайных операций» и политических убийств. Из недр той же комиссии комиссии Чёрча всплыл меморандум об изготовлении специальной лабораторией ЦРУ в Форт-Детрике сильнодействующих ядов и психотропных препаратов для отравления людей и воздействия на них в интересах разведки. На волне скандала от этих разоблачений в начале 80-х (при президенте Р. Рейгане) в США была издана специальная директива, которая накладывала запрет на деятельность по умерщвлению людей. Однако есть большие сомнения относительно того, что эта директива выполняется до сих пор.
Но вернемся к Владимиру Высоцкому.
Болгарские спецслужбы (Державна сегурност) отблагодарят Высоцкого своеобразно – «пробьют» выход его диска-гиганта. Отметим, что его запись состоялась еще в сентябре 1975 года на Болгарском радио, когда Высоцкий был с «Таганкой» на гастролях в Софии. За записью стояла дочь Тодора Живкова Людмила, которая планировала использовать эти песни исключительно в личных целях – они пополнили ее собственную коллекцию. Однако в 1977-1978 годах Высоцкий настолько активно работал на «балканском» направлении, что болгары решили его отблагодарить: вышли на Андропова и попросили его помочь выпустить диск Высоцкого в содружестве с «Мелодией». И такая пластинка появилась – ее отпечатали в Москве в июле 1978 года. Причем в СССР ее изначально не собирались продавать, сделав из нее экспортный проект. И, как только операция по «Монаху» в Лондоне завершилась благополучным исходом, выходу пластинки был дан ход. Она выйдет в 1979 году в Болгарии (под названием «Владимир Высоцкий») и в Финляндии («Черное золото»).
Самое интересное, сам Высоцкий на своих концертах будет говорить, что ничего не знал о выходе этого совместного диска и даже более того – что он ни копейки с него не получил. И это при его-то еврейской расчетливости в денежных делах?! Таким образом артист пытался отвести от себя какие-либо подозрения в том, что выход этого диска был данью благодарности болгарской элиты (и спецслужб в том числе) ему, Высоцкому, за его участие в деликатных шпионских делах.
Но вернемся к событиям осени 1978 года.
Итак, на родину Высоцкий вернулся 16 сентября. И с ходу угодил на съемки «Места встречи изменить нельзя»: отснялся в эпизоде, где его герой – Глеб Жеглов – метким выстрелом в затылок убивает шофера бандитского «студебеккера» и тот на полной скорости летит в Яузу, круша парапет. В свете всего вышесказанного, весьма символичный эпизод.
20 сентября Высоцкий уже в Ставрополе, где начинаются его очередные концертные гастроли. Певец посетит 6 южных городов: Ставрополь, Кисловодск, Пятигорск, Грозный, Махачкалу, Орджоникидзе. Специально под гастроли в Грозном (столица Чечено-Ингушской АССР) Высоцкий пишет заказную песню «Летела жизнь…», посвященную событиям 45-летней давности: депортации чеченцев и ингушей войсками НКВД. Высоцкий знает, что эти события до сих пор острой занозой сидят в сердцах местных жителей, поэтому и сочиняет этот хит. И публика живо откликается на этот «заказ» – принимает песню на «ура».
В Ставрополе произошел другой любопытный эпизод. После концерта к Высоцкому в гримерку пришел 1-й секретарь Ставропольского крайкома КПСС Михаил Горбачев. Он поблагодарил артиста за доставленное удовольствие, после чего спросил: «Мы ничего не могли бы для вас сделать? К нам на днях пришла партия шведских дубленок... ». Высоцкий в ответ улыбнулся: «Спасибо... Не надо».
Здесь интересно вот что. Горбачев уже одной ногой стоит в своем будущем генсекстве (через два месяца его переведут в Москву и сделают секретарем ЦК КПСС по сельскому хозяйству), поэтому должен блюсти свое реноме. А он предлагает помощь Высоцкому, который числится по категории полузапрещенных исполнителей. С чего бы это? Да все с того же. В партийной номенклатуре практически все были прекрасно осведомлены о том, что никакой Высоцкий не запретный, а «крышуемый» лично Андроповым. Поэтому «достать дубленку» для Высоцкого было делом не опасным, а наоборот – очень даже выгодным.
Во время тех же южных гастролей Высоцкий едва не стал… народным артистом Северо-Осетинской АССР. Причем инициативу в этом деле проявил он сам, придя на прием к министру культуры этой республики Сослану Ужегову. Тот согласился «пробить» это звание артисту. Но из этой инициативы ничего не получилось – обком партии отказал после совещания с Москвой. Почему? Любое официальное звание могло лишить Высоцкого ореола гонимого, чего «крышеватели» барда допустить никак не могли. Высоцкий и без всяких званий был достаточно обласкан властями: ездил по меру сколько хотел, получал астрономические гонорары и дорогие подарки в виде тех же иномарок.
21 октября Высоцкий отправился в очередной зарубежный вояж (на 10 дней) во Францию, где его ждала супруга. Однако Марина Влади не знала, что в Москве у ее мужа появилась новое увлечение – студентка второго курса Текстильного института 18-летняя Оксана Афанасьева, с которой он познакомился буквально накануне своего отъезда за границу. Отметим, что у нашего героя и до этого неоднократно случались романы, но все они относились к числу мимолетных. Но в этот раз все оказалось куда как серьезно – этот роман окажется из числа долгоиграющих. Все это лишний раз доказывает, что брак с Мариной Влади давно уже превратился в чисто формальный.
Оксану на «Таганку» привел актер Вениамин Смехов, который дружил с ее тетей и лечил у нее зубы. По словам Оксаны:
«Володя случайно увидел меня в комнате администратора театра. Потом Яков Михайлович уверял, что специально позвал туда Высоцкого: “Володя, зайди ко мне, придут такие девочки, с такими глазами! Обалдеть! ”. И когда мы с подругой зашли после спектакля в администраторскую, Володя уже сидел там и беседовал с кем-то по телефону. Увидев нас, он попытался положить трубку на рычаг и несколько раз так смешно промахнулся мимо телефона, сказав при этом: “Девочки, я вас подвезу домой”. Мы застеснялись, начали отказываться: ведь Веня тоже предложил меня подвезти. У служебного входа стояли их машины – Володин “Мерседес” и зелененькие “Жигули” Смехова. Они оба даже двери распахнули. Тут Смехов воскликнул: “Ну, конечно, где уж моим “Жигулям” против его “Мерседеса”! Это было очень забавно.
Первый шаг, разумеется, сделал Высоцкий: попросил телефон и пригласил на спектакль “Десять дней, которые потрясли мир”. Но мы с подругой собирались в Театр на Малой Бронной, и я отказалась. Тогда он назначил мне свидание... Мы встретились и поехали куда-то ужинать. Он стал за мной ухаживать, и ухаживал очень красиво. Так начался наш роман. Хотя до этого я уже собиралась выйти замуж. За очень красивого интеллигентного мальчика, внука известного футболиста. Он был студент иняза, будущий переводчик. Наверное, если бы не Высоцкий, нас ждала спокойная семейная жизнь, поездки за границу, но я поспешила все ему рассказать, и мы расстались навсегда... ».
Пробыв в Париже неделю (23-30 октября) Высоцкий вернулся в Москву. Вообще эти поездки сроком на неделю в тот самый момент, когда у Высоцкого много работы на родине (спектакли в театре и съемки в «Место встречи изменить нельзя») явно указывают на то, что он ездит во Францию вовсе не отдыхать, а работать. Но какая работа его может туда гнать, если в те дни в кино он там не снимается, пластинки не записывает, концерты не дает? Значит, это некий бизнес, о котором он никому на родине не рассказывает, стараясь держать его под секретом. Как говорится, «Большие деньги любят тишину».
Кстати, заметно снизились и обороты поэтического творчества Высоцкого. Например, в 1978 году он написал чуть больше двух десятков поэтических текстов, чего с ним не случалось лет пятнадцать. Его близкие друзья, тот же Вадим Туманов, горько сетуют ему: «Опомнись, Володя, что с тобой происходит? Ты ведь стал хуже писать, чем раньше. Возьми себя в руки! ». Но Высоцкому явно не до стихов – он увлечен куда более серьезным делом, которое вытаскивает из него буквально все силы. Эта опасная работа, когда ему приходится ходить «по-над пропастью», щекочет Высоцкому нервы, заставляет учащенно биться сердце, студит кровь. И хотя он по-прежнему считается поэтом, на самом деле поэзия для него отступила на второй план, а на первый вышла авантюра.
12 декабря министр культуры СССР Петр Демичев подписал приказ, согласно которому концертная ставка Высоцкого поднималась с 11 рублей 50 копеек до 18 рублей. Прибавка была существенной. Теперь за концерт из двух отделений Высоцкий мог заработать месячный гонорар в 220-300 рублей, что равнялось двухмесячной зарплате рядового советского служащего. Впрочем, как уже отмечалось, наш герой и до этого распоряжения был не обижен деньгами, зарабатывая концертами не по нескольку сотен, а по нескольку тысяч рублей в месяц.
Этот приказ совпал с другим событием – с завершением работы над неподцензурным литературным альманахом “Метрополь”, к которому Высоцкий имел непосредственное отношение – он был в числе его авторов. И, судя по всему, неслучайно, если учитывать, что идея создать такой альманах пришла… чекистам из 5-го Управления КГБ. Для чего? Посредством этого альманаха КГБ хотел взбаламутить общественность как в СССР, так и на Западе и на этой почве “словить рубку в мутной воде”, высветив агентов влияния по обе стороны границы. То, что за этой акцией стоял лично Андропов, указывают многие источники. Например, бывший член “русской партии”, сотрудник ЦК КПСС А. Байгушев (он работал в аппарате М. Суслова), который в своих мемуарах рассказывает о том, как шеф КГБ лично просил члена Политбюро и хозяина Москвы В. Гришина помочь ему преодолеть сопротивление “руссистов” из Московской писательской организации, которые все как один встали против издания этого альманаха.
Агент КГБ Высоцкий среди авторов "Метрополя"
Придумав этот альманах, чекисты доверили его создание молодым литераторам из разряда «западников»: Василию Аксенову (Гинзбургу; отпрыску старой большевички-еврейки) и Виктору Ерофееву (отпрыску известного советского дипломата). Оба были недовольны тем, что их произведения не принимают родные издательства и взялись разрешить эту проблему с помощью независимого альманаха, в котором должна была печататься так называемая “отверженная литература”. Тем более, что таких как они “отверженных” в писательском стане было предостаточно, а, значит, избытка в авторах быть не могло. В итоге под их знамена согласились встать 23 автора: Андрей Битов, Фазиль Искандер, Инна Лиснянская, Булат Окуджава, Владимир Высоцкий, Евгений Попов, Борис Вахтин и др. Каждый из перечисленных авторов предоставил “Метрополю” несколько своих произведений, которые не имели отношения к откровенной антисоветчине, но не прошли цензуру по каким-то чиновничьим претензиям. Так, у Аксенова это была пьеса “Четыре темперамента”, у Битова – рассказы, у Ахмадулиной – повесть “Много собак и собака”, у Искандера – эпизод из саги об Абхазии, у Вахтина – повесть “Дубленка” и т. д. Высоцкий отдал в «Метрополь» несколько своих поэтических произведений, причем все были давнишние – «свежие» вещи Высоцкий отдавать не захотел, что явно указывает на то, что главным для него в этой акции была вовсе не публикация.
М. Крыжановский: «Альманах «Метрополь» был издан тиражом 12 экземпляров в Москве самиздатовским способом. Один экземпляр был нелегально вывезен в США и опубликован издательством «Ардис Паблишинг». Однако с самого начала объединения авторов этого альманаха они находились под контролем КГБ, благодаря агенту «Виктору»- Высоцкому Владимиру Семеновичу. На них было заведено и реализовано путем групповой профилактики ДГОР (дело групповой оперативной разработки «Шакалы»).
Сов. секретно
экз. ед.
УТВЕРЖДАЮ
Начальник УКГБ по г. Москве и Московской области
генерал-майор Алидин В. И.
10 ноября 1978 г.
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
о заведении дела групповой оперативной разработки «Шакалы»
Я, ст. о/уперуполномоченный 1-го отделения 5-го отдела УКГБ майор Петров, рассмотрев имеющиеся материалы на
Аксёнова В. П., 1932 г. р.,
Арканова А. М., 1933 г. р.,
Ахмадулину Б. А., 1937 г. р.,
Битова А. Г., 1937 г. р.,
Вознесенского А. А., 1933 г. р.,
Ерофеева В. В., 1947 г. р.,
Искандера Ф. А., 1929 г. р.,
Установил:
25 октября 1979 г. от агента «Виктора», л. д. 18564, поступила информация о том, что указанные лица неоднократно собирались на даче члена СП СССР, поэта Вознесенского А. А. с целью обсуждения политики КПСС и советского правительства в сфере литературы и искусства, выступали с резкой критикой руководства СССР, за необходимость проведения либеральных реформ, отмены цензуры, изменения внешнеполитического курса КПСС. Кроме этого, указанная группа подготовила сборник собственных литературных произведений и намеревается нелегально переправить их для издания в США.
Учитывая изложенное,
Постановил:
Завести на указанных лиц дело групповой оперативной разработки «Шакалы».
Ст. о/уп 1-го отделения 5-го отдела УКГБ
майор Петров И. K.
Согласен:
Начальник 1-го отделенияа 5-го отдела УКГБ
п/пк Николаев Н. C.
Начальник 5-го отдела УКГБ
п/к Иванов П. P.
В свете участия Высоцкого в “Метрополе” стоит задуматься вот о чем. Согласно легенде, альманах должен был носить нелегальный характер и подпадать под категорию запрещенного. Тому же КГБ достаточно было одного желания, чтобы прикрыть альманах, либо, надавив на его участников разными способами, добиться его развала. Но ничего этого сделано не было, поскольку сам КГБ его и создавал. Вот почему в самый разгар участия в нем Высоцкого без всяких проблем утверждают на главную роль в “Маленьких трагедиях”, а также приказом министра культуры СССР поднимают ему концертную ставку. Незабвенный Глеб Жеглов в исполнении самого же Высоцкого в подобном случае обязательно бы сказал: «Он пакостит, а ему вместо наказания талоны на усиленное питание выдают».
Отметим, что скандал вокруг «Метрополя» заметно поднимет реноме всех его участников на Западе, что позволит тому же Аксенову очень скоро уехать из СССР и легко натурализоваться в США. Точно такой же шаг должен был вскоре совершить и Высоцкий, который начнет покорение Америки как раз после того, как работа над «Метрополем» будет благополучно завершена.
Покорение Америки Высоцкий, с подачи своих кураторов из КГБ, собирался осуществить по нескольким направлениям. Первое из них – концертное: он должен был дать целую серию выступлений в крупных городах США, где сосредоточена русскоязычная община. Второе направление – кино: Высоцкий намеревался предложить Голливуду сценарий фильма, где он выступал одним из авторов сценария и исполнителем главной роли (разговор об этом, как мы помним, произошел у Высоцкого в августе того же 78-го во время посещения им Мекки мирового кинематографа). Наконец, в-третьих – скандал с «Метрополем» открывал перед ним прекрасную возможность обрести в глазах американских интеллектуалов дополнительную славу гонимого и на этой славе «въехать в рай», то бишь в Америку.
И вот не успели кремлевские куранты пробить наступление Нового, 1979 года, как Высоцкий, что называется, «берет быка за рога»: буквально наседает на сценариста Эдуарда Володарского, который пришел к нему домой на новогоднее торжество, и заставляет его встать из-за праздничного стола и незамедлительно начать писать сценарий. Эта спешка объяснялась только одним: уже через две недели Высоцкий собирался лететь в США с концертами и должен был захватить с собой готовый сценарий для показа его в Голливуде. Сюжет подсказали ему там же: он должен был строиться на материале Второй мировой войны, а его героями должны были стать люди разных национальностей – русские, американцы, поляки, французы и т. д. Короче, типичное голливудское кино, созданное руками… русско-еврейского сценарного тандема. О том, что это был за сценарий и в какой спешке он писался, рассказывает участник событий – Э. Володарский:«Сценарий был основан на рассказах хорошего знакомого Высоцкого генерала Виталия Войтенко. Во время войны он угодил в плен и попал в лагерь на юге Германии. Лагерь был расположен высоко в горах, там имелся завод, где немцы производили ФАУ и первые реактивные самолеты. Был тогда Войтенко старшим лейтенантом, летчиком. Вместе с тремя солагерниками он бежал из лагеря, а война в тот момент кончилась. И вот четверо бывших военнопленных разных национальностей (русский, поляк, югослав и француз. – Авт. ), ошалев от радости освобождения, живут в свое удовольствие на одной заброшенной вилле, потом перебираются на другую, на третью, никак не могут надышаться вольным воздухом. Но в то же время новые сложности жизни встают перед ними. Американский военный патруль принимает их за переодетых эсесовцев и пытается арестовать. В драке они убивают сержанта и скрываются. Военная полиция начинает их разыскивать. И вот Войтенко и его друзья, только успевшие ощутить вкус свободы, вновь оказываются в положении преследуемых, вновь отовсюду им грозит опасность. И в то же время в душе каждого горит желание скорее вернуться на родину...
За работу с Володей мы взялись утром 1 января 1979 года. Кое-какие сцены были уже придуманы, и мы долго обговаривали сюжетную схему, искали и находили новые детали, повороты, фантазировали по поводу биографии героев. Я думал, что на сегодня этим и ограничимся, но Володя просто не выпустил меня из кабинета, поставил на стол машинку.
– Ну напиши хоть две-три первые сценки, ну что тебе стоит, Эдька!
Я горестно вздохнул и сел за стол. В гостиной Володиной квартиры о чем-то спорили, доносились смех, музыка. А я сидел и стучал на машинке, как каторжанин. Иногда осторожно заходил Володя, говорил негромко:
– Я тут еще один поворот придумал. В сцене на вилле. Вот послушай…
Давно ушли гости, давно спали моя жена и Марина Влади, мы работали. От кофе и сигарет гудела голова. Когда я посмотрел на часы, было пять утра. Я рухнул на диван и заснул сразу. Володя разбудил меня в восемь утра, на столе уже стояла чашка горячего кофе, лежал на тарелке кусок поджаренного мяса. Володя сказал, что уезжает на репетицию, приедет днем. И уехал.
Позавтракав, я сел за работу и просидел до трех часов дня, когда приехал Володя. Он ворвался в кабинет сияющий, ни тени усталости на лице:
– Я тут еще две сценки придумал. Дай почитать, что написал!
Он прочел написанное, потом рассказал придуманные сцены, мы поспорили. Потом я показал ему, что придумал сам и успел вчерне набросать. Володя слушал жадно, когда сцена нравилась, начинал смеяться, говорил, глядя с обожанием:
– Здорово, а? Здорово получается!
В семь часов вечера, наспех поев, он уехал на спектакль, а я снова уселся за машинку. Вставал только для того, чтобы сварить кофе... И так продолжалось на протяжении пяти дней…».
М. Крыжановский: «Пока Володарский в поте лица корпит над сценарием, Высоцкий ездит по своим делам: ходит на репетиции и спектакли в театр, посещает кинопробы на «Мосфильме» (5 января у него была одна из таких проб в «Маленьких трагедиях»). А также встречается на явочной квартире с оперативным сотрудником УКГБ по г. Москве по согласованию с ПГУ КГБ ввиду исключительной важности дела оперативной разработки на советскую творческую элиту.
Секретно
экз. ___
Агентурное сообщение
Псевдоним агента: «Виктор»
Принял ст. о/уп м-р Петров
на я/к "Михайлов"
5 января 1979 г.
Сообщаю, что самиздатовский альманах "Метрополь", авторами которого являются, в том числе, А. Вознесенский, В. Ерофеев, Б. Ахмадулина, А. Арканов, Ф. Искандер), отпечатан машинописным способом и оформлен книгой объемом 1000 страниц, тиражом 12 экземпляров.
Согласно полученного задания, в разговоре с главным режиссером театра на Таганке Юрием Любимовым я выяснил, что указанные писатели и поэты намерены устроить в кафе "Ритм", ул. Готвальда, 12 несанкционированный вернисаж, куда будут приглашены писатели Каверин, Окуджава, Владимов, режиссеры и актеры Любимов, Табаков, Ефремов, Козаков и академики Леонтович и Энгельгардт, а также представители советской иностранной прессы. На вернисаже предполагается устроить провокацию в виде дискуссии о цензуре в СССР.
При разговоре с Любимовым присутствовал также актер театра В. Смехов.
«Виктор»
Справка. Проходящие по сообщению Вознесенский, Ерофеев, Ахмадулина, Арканов, Искандер – объекты ДГОР "Шакалы".
Задание. Учитывая, что вы имеете доступ к организаторам планируемой провокации, вам необходимо оказывать на них положительное влияние, чтобы удержать их от антисоветских высказываний и заявлений для иностранных журналистов.
Мероприятия. Согласовать с 5-м Управлением КГБ и УВД по г. Москве мероприятия по недопущению проведения провокации объектами ДГОР "Шакалы".
“Согласен. Тов. Петров, подготовьте план мероприятий по недопущению провокации участниками "Метрополя" 23. 01. 1979 г.
Нач. 1-го отделения 5-го отдела УКГБ
п/пк Николаев Н. C.
Тов. Николаев, подготовьте информацию в 5-е Управление КГБ СССР. План мероприятий согласовать с УВД.
нач. 5-го отдела УКГБ п/к Иванов П. P.
“Ознакомлен”.
нач. УКГБ генерал-майор Алидин В. И.
М. Крыжановский: «Мало кто из читателей может себе представить рядовые будни опера из 5-го отдела УКГБ – об этом писать почему-то не принято. Поскольку эта работа известна мне не понаслышке, попробую нарушить данную традицию и опишу работу оперативного сотрудника «пятки» с точки зрения человека, который уже неоднократно возникал на страницах нашей книги – майора Петрова из 1-го отделения 5-го отдела УКГБ по Москве и области.
Петров, как и все до единого чекисты-оперативники, был членом КПСС, имел высшее образование и, кроме того, окончил 3-х годичную Высшую школу КГБ им. Ф. Э. Дзержинского. По Союзу КГБ имел всего 14 школ (курсов), в т. ч. в Ленинграде, 401-ю, где готовили разведчиков «наружки». Я лично заканчивал 201-ю Школу контрразведки КГБ в г. Горьком.
Как и все в УКГБ, Петров мечтал работать в 1-м отделе, в разведке, но туда предпочитали брать выпускников иняза или по блату в руководстве. Но и в 5-м ему было неплохо, поскольку коллектив был дружный, праздники, дни рождения и присвоение званий всегда отмечали вместе, закрываясь в одном из кабинетов, держались вместе, потому что в любом управлении они не пользовались уважением коллег из-за своих «ментовских» замашек и откровенной непорядочности. Так, их опер мог зайти в чужой кабинет и случайно подслушать разговор или увидеть справку о неплохом кандидате на вербовку по любой линии. Он тут же проверял человека по учетам агентуры и мгновенно устанавливал оперативный контакт. Когда же сотрудник, у которого «уворовали» кандидата, пытался выйти на него, оказывалось, что на него уже «наложили лапу». Об этих фокусах знали, поэтому с этими ребятами избегали контактировать вообще.
Согласно годового плана отделения и отдела, Петрову, который занимался московской творческой интелллигенцией, имеющей выходы на интересных иностранцев, должен был завербовать двух агентов по этой линии, одного содержателя явочной квартиры (пенсионера и коммуниста), реализовать ДГОР (дело групповой оперативной разработки «Шакалы»), по которому работал агент «Виктор», и провести в Польше встречу с агентом – сотрудником «Голоса Америки», который прибудет туда в гости к родственникам.
Рабочая неделя начинается с совещания всех агентуристов у нач. отделения п/пка (подполковника) Николаева, который просматривает и утверждает их планы на неделю, передает указания нач. отдела, быстро разбирается с провинившимся (сорвавшим вербовку, например) офицером, высказывает свою неудовлетворенность результатами работы подразделения. В КГБ было принято говорить на совещаниях только о недостатках, позитив и награждения шли только в конце года и это психологически было очень неправильно.
После совещания и до обеда Петрову надо было интенсивно поработать, поскольку на 4 часа дня была назначена встреча с агентом «Виктором» (Высоцким В. С. ), в связи с чем Петров опечатает сейф и больше в УКГБ в этот день не вернется: встреча будет часовая, затем на я/к (явочная квартира) придет любовница на час, а к семи вечера Петров должен быть уже дома, где его ждут любящая супруга и дети.
Офицер начал свою работу с запросов из территориальных органов – они могут месяц подождать, а вот на бумагу за подписью нач. 5-го Управления КГБ Бобкова надо было ответить немедленно, для чего требовалась еще одна, короткая, встреча с агентом УКГБ, известным актером Михаилом Козаковым на я/к «Семенов» недалеко от «Мосфильма». Петров доложил нач. отделения и тот захотел провести контрольную встречу с источником. Это было чревато не только долгими посиделками, но и расходами, поскольку и шеф, и агент любили хороший коньяк, кофе и «Мальборо». Все пошло по обычной схеме: Петров купил французский коньяк и сигареты, а на встрече с другим агентом, рангом пониже он возьмет расписку, не выдав денег, которые якобы нужны для подготовки операции с участием источника в будущем.
По возвращении со встречи Петров тут же оформил агентурное сообщение, показал начальнику, тот доложил генералу, а после дал указание подготовить ответ на имя Бобкова за подписью нач. УКГБ.
Отобедав в столовой УКГБ, которая особыми деликатесами не отличалась, Петров стал готовиться к встрече с Высоцким и просмотрел последние сообщения из его рабочего дела по «Шакалам». Агенту следовало бы отработать задание по Андрею Вознесенскому, которого придется все же выпустить в тур по русским эмигрантским «подзаборным» общинам США. Неожиданно Петрова опять вызвал нач. отделения и сообщил, что теперь уже нач. 5-го отдела лично хочет провести контрольную встречу с Высоцким, поскольку ДГОР на «Шакалов» находится на контроле лично у Председателя КГБ СССР Ю. В. Андропова. Петров знал, что Высоцкому очень не нравятся встречи втроем, поскольку агент воспринимает их как перекрестный допрос, но ничего поделать не мог. К 4-м часам они подъехали на я/к «Степной», где принимался только Высоцкий.
Встреча с агентом затянулась на 3 часа, поскольку готовилась реализация ДГОР на "Шакалов" и потребовалась информация об антисоветской деятельности не только лидеров, но и всех сообщников рангом пониже – Аксенова, Алешковского, Арканова, Ахмадулиной, Баткина, Битова, Вахтина, Вознесенского, Горенштейна, Ерофеева, Искандера, Карабчиевского, Кожевникова, Кублановского, Липкина, Лиснянской, Попова, Ракитина, Рейна, Розовского, Сапгира, Тростникова, Боровского, Мессерера.
Агент «Виктор» обладал феноменальной памятью, знал абсолютно все об объектах, поэтому сообщение заняло два десятка страниц. Нач. отдела тактично удалился перед тем, как Петров с источником стали составлять оперативный документ. Процесс был стандартным: Петров внимательно выслушивал агента, делая короткие пометки, а затем полностью диктовал текст сообщения. Иногда приходилось «накручивать» сообщения, особенно если планировалось заведение ДОП (дела оперпроверки), ДОР (разработки) или ДГОР (групповой разработки), но в данном случае информации было более, чем достаточно.
Петрову очень хотелось расспросить Высоцкого о предстоящей поездки в США по линии ПГУ, но эта тема была закрытой. В семь часов вечера Петров был дома – он, увы, не мог рассказать ни жене, ни матери о своей встрече с Высоцким, потому что это была гостайна, увы…».
И вновь вернемся на квартиру Высоцкого на Малой Грузинской, где над сценарием корпит Эдуард Володарский. По его словам:
«Занятый работой, я даже не подумал, что Володя за это время спал меньше меня, почти все время был на ногах, ездил на репетиции, на спектакли, варил кофе, подбодрял, подталкивал меня и при всем этом был весь поглощен сценарием, который мы сочиняли. У меня раньше бывали моменты большого подъема сил, когда, так сказать, волшебное вдохновение посещает тебя, – я мог работать по двенадцать, четырнадцать часов кряду, но работать сутки напролет... не смыкая глаз... и при этом чувствовать себя как рыба в воде, быть жизнерадостным, агрессивным, напористым... Просто дьявольская работоспособность была у этого человека. Словно в один день своей жизни он умудрялся прожить пять, если не больше. Такое сумасшествие продолжалось пять суток.
Утром 6 января сценарий был закончен. Конечно, это был еще только первый вариант, конечно же, над ним еще предстояло работать, отшлифовать, “доводить”, углублять, усложнять, но он был! Восемьдесят семь страниц, отпечатанных на машинке, лежали передо мной на столе. Еще громоздились везде чашки с кофейной гущей на дне, пепельницы были полны окурков, у Володи и у меня были красные от бессонницы глаза. Я упал на диван и проспал до одиннадцати вечера, а Володя в это время поехал на репетицию в театр, потом проводил Марину Влади в аэропорт Шереметьево, потом поехал на какой-то завод делать концерт, а оттуда – в театр на спектакль. И в начале двенадцатого вернулся домой. Ввалился в квартиру со словами:
– Эдька, ты меня просто потряс, за пять дней написал сценарий! Ну кто еще на такое способен, а?
И я совершенно серьезно ответил:
– Это ты, а не я... ».
Как видим, сценарист ни словом не обмолвился о том, зачем же Высоцкому нужно было так спешить со сценарием? Мы эту тайну читателю открыли: Высоцкий собирался покорять США не только с музыкальной стороны, но и с кинематографической – хотел протолкнуть сценарий в Голливуде (перевести его на русский язык обещал Михаил Барышников). Под этот проект он собирался привлечь европейских звезд: француза Жерара Депардье, поляка Даниэля Ольбрыхского, а также себя и Влади. Написанный за рекордные сроки сценарий надо было отвезти в Америку, чтобы показать его заинтересованным лицам и начать медленное его продвижение в сторону его производства. Про эту американскую поездку знали немногие: Высоцкий с Влади, пара-тройка его близких друзей и… чекисты, которые, собственно, все это и затеяли и теперь должны были обеспечить Высоцкому прикрытие в виде двух паспортов – с французской и американской визами, а также уведомить советское посольство, чтобы было готово к неожиданному приезду барда и не особо «выступало». Короче, это была очередная тайная операция советских спецслужб с участием





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 52
© 11.06.2018 Михаил Крыжановский
Свидетельство о публикации: izba-2018-2294672

Рубрика произведения: Разное -> Легенда












1