"ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ - СУПЕРАГЕНТ КГБ". 17. Ф.Раззаков, М.Крыжановский. Читать онлайн


ИСХОДЯЩАЯ ТЕЛЕГРАММА Об установлении контактов с представителями «Корсиканского союза»
15 января 1978 г., согласно санкции руководства КГБ СССР, в г. Марселе агент «Виктор» – Высоцкий В. С. (ФИО прописью) встретился с представителями мафиозных кланов Францисци и Гуерини (т. н. «Корсиканского союза»), которые, несмотря на многочисленные аресты, по-прежнему контролируют канал транспортировки героина Марсель, Франция – США, Нью-Йорк.
Участвовавшие во встрече Марсель Францисци и Поль Годолини согласились с предложением «Виктора» воспользоваться возможностями «русской организации» (название не указывалось) в продвижении героина по всей территории США через мексиканскую границу, а не порт Нью-Йорка. Для закрепления деловых отношений и демонстрации своих возможностей, «Виктор» назвал имена двух источников ДСТ (французская контрразведка) в «Корсиканском союзе».
Запланирована встреча «Виктора» в США с указаными лицами в августе 1977 г.
Безопасность встречи обеспечивалась группой «Вектор», а также мероприятием «Т».
Резидент ПГУ КГБ в Париже
полковник Кисляк И. П.
Между тем, и на родине финансовые дела Высоцкого выходят на новый, более крутой уровень. Вернувшись в Москву, наш герой 20 января летит на Украину, в Северодонецк, чтобы дать несколько концертов в тамошнем Ледовом Дворце спорта (а также в городах Ворошиловограде и Лисичанске). Для Высоцкого эти концерты проходили по новой финансовой системе, предложенной ему администратором Владимиром Гольдманом. Система была более чем выгодной: Высоцкий давал по 4-5 концертов в день и получал за каждое выступление 300 рублей наличными (вместо прежних 150-200 рублей). Судя по всему, это была не личная инициатива администратора, а идея куда более влиятельных товарищей в штатском, которые просто обязаны были отблагодарить Высоцкого за его головокружительную деятельность на ниве заграничного шпионажа.
На тех гастролях Высоцкий дает по четыре-пять концертов в день. В общей сложности за пять дней выступлений наш герой дает 21 концерт, положив в карман 6 100 рублей (зарплата среднего советского инженера почти за четыре года! ). Скажем прямо, такие гонорары власти позволяли иметь не каждому советскому артисту – только особо доверенным. А ведь Высоцкий, напомним, проходил по категории полузапрещенных исполнителей.
Положив в карман неплохой «навар», Высоцкий 9 февраля отправляется вместе с «Таганкой» в ГДР (Берлин, Росток), чтобы участвовать в театральном фестивале памяти Б. Брехта (заметим, что в нем участвовали сплошь немецкие коллективы и только один был заграничный – «Таганка»). 19 февраля гастроли благополучно закончились, и «Таганка» вернулась на родину. Но Высоцкий домой не спешит: он едет в ФРГ, где встречается с коллегами по агентурной деятельности – Бабеком Серушем и Романом Фрумзоном. Поскольку последнего, как и первого, тоже можно отнести к людям с «двойным» дном, то расскажем о нем подробно.
ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ
Роман Фрумзон родился в Харькове. Уже в юности вступил на путь фарцовки – продавал импортные вещи, которые доставал у иностранцев. В середине 60-х он перебрался в Москву, где значительно развернул свои криминальные операции. Он и в жены выбрал себе такую же пронырливую девушку Жанну, которая составила ему кампанию на ниве спекуляции, а потом и вовсе его перещеголяла на этом поприще, став одной из самых крупных столичных фарцовщиц. Источником фирменных вещей, которыми промышляли Фрумзоны, были вещи, которые известные артисты (например, из ансамбля Игоря Моисеева или ансамбля «Березка») привозили из-за границы. Впрочем, Роман промышлял не только одеждой, но и другими вещами – например, иконами, которые с конца 60-х стали пользоваться большим спросом на Западе.
Развивать «иконный» бизнес Фрумзонам помогала семейная пара дипломатов – граждане Чехословакии Ладислав Галс и его жена Алла. Они взяли на себя курьерские функции, вывозя под прикрытием дипломатических паспортов иконы и церковную утварь. Так продолжалось на протяжении нескольких лет, в течение которых Фрумзоны разбогатели: купили себе автомобиль «Москвич», въехали в новую квартиру на улице Медведева. Однако в 1975 году на волне еврейской эмиграции они принимают решение уехать из страны и переезжают жить в ФРГ. Таким образом КГБ весьма активно «унавоживал» эмигрантскую среду в Европе своей агентурой. Поэтому уже очень скоро Фрумзон сошелся с Серушем на ниве совместного бизнеса и шпионажа.
22 февраля Высоцкий уже в Париже, где пробудет почти две недели. И опять с ним рядом Серуш. Последний, как мы помним, был завязан не только на кражу технологий, но и на торговлю советским оружием.
Франция в те дни готовилась к мартовским выборам в Национальное собрание и Марина Влади, как видный функционер ФКП, целиком была поглощена этим событием. Что касается Высоцкого, то он свою лепту уже внес – выступив осенью прошлого года на празднике в “Павийон де Пари” и прогастролировав (тогда же) с “Таганкой” во Франции. Как мы помним, все эти акции проводились под “крышей” Французской компартии.
Пока Высоцкий находится за границей, на его родине режиссер Станислав Говорухин затевает на Одесской киностудии новый кинопроект с участием Высоцкого: телесериал «Место встречи изменить нельзя» по книге братьев Вайнеров, где нашему герою определена главная роль – начальник отдела по борьбе с бандитизмом послевоенного МУРа Глеб Жеглов. Повторимся, роль главная, чего с Высоцким не случалось вот уже три года (со съемок в «Арапе»). О том почему он с 1973 года стал все реже исполнять главные роли мы уже говорили – агентурная деятельность на ниве заграничных операций не позволяла Высоцкому «разбрасываться» временем так, как это было до этого. Однако «Место встречи…» было сериалом (5 серий) и потребовало бы от него значительных временных затрат. Но Высоцкий и здесь найдет выход: ловко поставит Говорухина в такие условия, когда именно он, Высоцкий, будет ему диктовать условия своего пребывания на съемочной площадке.
Вернувшись в начале марта на родину, Высоцкий впрягается в плотный гастрольный график: дает концерты как в Москве, так и далеко за ее пределами. В течение месяца он посещает города Шостка и Сумы (Сумская область), Кривой Рог (Днепропетровская область), Череповец (Вологодская область), Белгород (Белгородская область). Причем дает около пятидесяти (! ) концертов: только в Череповце их было 17 (по три-четыре в день), что принесло ему более 5 000 рублей дохода. А всего за тот месяц он заработал около 15 000 (! ) полновесных советских рублей (за каждый концерт – по 300 рублей). Согласитесь, не плохая сумма по советским меркам, где ежемесячная средняя зарплата равнялась 150 рублям. Батон белого хлеба тогда стоил 14 копеек, бутылка водки – 3 рубля 62 копейки, автомобиль “Москвич-412” – 4 936 рублей. Таким образом, наш герой за три недели заработал... три “Москвича”.
Так что с «нефтяных денег», накрывших тогда страну, Высоцкий имел весьма неплохую долю. Если бы, к примеру, он рассказал об этом в передаче «60 минут», американский зритель сильно бы удивился: разве диссидентам могут так много платить? Но Высоцкий об этом промолчал, поскольку ни в его планы, ни в планы его «крышевателей» не входило рассказывать правду. Главное было – представить Высоцкого жертвой режима, чтобы доверчивые американцы рады были приютить его у себя дома и разрешить ему войти в тамошний истеблишмент. Естественно, не догадываясь, что все это – звенья далеко идущего тайного плана советских спецслужб.
В конце апреля в Останкино состоялось утверждение кинопроб для телефильма «Место встречи изменить нельзя». Больше всего претензий было предъявлено к кандидатуре Владимира Высоцкого. Причем в качестве возражателей выступили влиятельные люди: консультанты из МВД СССР (вечного соперника КГБ) и люди из близкого окружения самого председателя Гостелерадио СССР Сергея Лапина. Однако замом последнего был Энвер Мамедов, имевший хорошие связи в спецслужбах (в молодости он закончил курсы переводчиков при ГРУ Генштаба). Именно он, пользуясь тем, что Лапин выехал в зарубежную командировку, и утвердил Высоцкого на роль Жеглова. Когда Лапин вернулся на родину, перечить своему заму он не стал: видимо, понял, что со спецслужбами лучше не спорить.
Самое интересное, но когда 10 мая в Одессе начались съемки фильма (снимали сцены в биллиардной, где Жеглов берет в «оборот» вора-карманника Копченого в исполнении Л. Куравлева, заставляя его признаться, откуда он взял браслетик в виде змейки, принадлежавший до этого убиенной гражданке – бывшей жене Груздева), и произошла история, о которой мы упомянули чуть выше. А именно: Высоцкий, отснявшись, взял в союзницы Марину Влади (ей в тот день исполнилось 40 лет) и стал уговаривать Говорухина… отпустить его из фильма. Дескать, картина длинная (5 серий), сниматься будет почти год (девять месяцев), а ему хочется поездить по миру, отдохнуть. Говорухин, естественно, был в шоке. Человек, который уговорил его запуститься с этим фильмом, бредивший ролью Жеглова, внезапно взял и передумал. И когда – после первого съемочного дня, когда искать нового исполнителя было уже невозможно.
Режиссер, естественно, бросился уговаривать Высоцкого не подводить группу и обещал создать ему наиболее комфортные условия в работе, чтобы он успевал не только сниматься, но и за границу выезжать, когда ему будет удобно. И Высоцкий… согласился. Поскольку именно ради подобного ответа он и затевал всю эту историю. Ему надо было с помощью ультиматума заранее подготовить легальную почву для своих частых отлучек за рубеж. Кстати, за эти девять месяцев съемок Высоцкий четырежды съездит за границу, «украв» у фильма более 90 дней (свыше трех месяцев). Все это было не случайно: Высоцкий уже знает о задаче, которая перед ним стоит – готовиться к натурализации на Западе, куда он должен был переехать в ближайшие год-два. Там под крышей КГБ он должен был открыть артистический клуб в Нью-Йорке и жить двойной жизнью: изображая из себя артиста, заниматься шпионской деятельностью в пользу СССР.
Вот почему в середине июня при посредстве высших партийных идеологических органов по стране начинают распространяться слухи о том, что Высоцкий оформляет документы для своего окончательного переезда на Запад. Это был пробный шар со стороны чекистов, которые таким образом проверяли реакцию общественности на возможный отъезд Высоцкого из страны. Так сказать, готовили почву.
Из этой же «оперы» и тогдашнее строительство Высоцким дачи под Москвой – в писательском поселке «Красная Пахра». Высоцкий вполне мог добиться выделения участка под строительство коттеджа, а он же вместо этого покупает у сценариста Эдуарда Володарского времянку на его участке, на месте которой и собирается построить небольшой дом, чтобы затем перевезти его на свой будущий участок. Однако строит он свое новое жилище без особого энтузиазма, поскольку вся эта история всего лишь ширма: она должна была показать, что Высоцкий никуда уезжать не собирается, хотя сам он прекрасно знал, что это не так и что его отъезд уже не за горами. Он тратит копейки на этот дом, поскольку для переезда на Запад деньги ему еще понадобятся. Кроме этого, он добивается скидок, где только возможно, подтверждая тезис о том, что когда дело касалось денег, то в нем просыпался расчетливый еврей.
6 июля Высоцкий посетил Министерство Гражданской авиации с деловым визитом. Высоцкому и Влади надоело летать по миру втридорога, вот они и решили пользоваться услугами «Аэрофлота» со скидкой. Именно для «утряски» этой проблемы наш герой и посетил МГА. Вот как вспоминает об этом визите тогдашний начальник Центрального рекламно-информационного агентства МГА А. Гридин: «Жаркий летний полдень. Звонок по министерской “вертушке”. Голос самого Бориса Бугаева (министр гражданской авиации. – Ф. Р. ): “Должен подойти к тебе Высоцкий, придумай, как ему помочь”. Просьба министра слегка озадачила: что бы это означало? Тогда ведь к поэту отношение было неоднозначное. А вот и Высоцкий собственной персоной. Пришел в очень потертых, но аккуратных джинсах, рубашке-тенниске. Что поразило (и не только меня) – подкупающая манера держаться скромно. Естественно, все мое агентство работу бросило. Каждый норовил под разными предлогами заглянуть в кабинет. А просьба действительно была необычной. В съемках очередного фильма в Канаде участвовала Марина Влади. Киноработа могла растянуться на месяцы, не видеться с ней далее невозможно. Надо бы слетать в Монреаль, да билеты не по карману. Как раз в это время на Владимира наложили достаточно крупный штраф за “незаконно” выпущенную за рубежом пластинку его песен. Не мог бы в какой-то степени помочь “Аэрофлот”?
Ну, кто бы на моем месте отказал? Так и появился на свет официальный повод... ».
Что здесь удивляет, так это лукавство Высоцкого. Во-первых, никакой такой тоской по Влади он уже давно не страдает – их отношения носят сугубо деловой характер, о чем есть масса свидетельств, часть из которых мы уже приводили, а остальную прибережем на потом. Во-вторых, никакого штрафа из-за выхода за рубежом пластинки на Высоцкого никто не накладывал. Зачем же он вводил в заблуждение своего собеседника? Все очень просто: он не мог сказать ему подлинной правды (про свои шпионские дела), поэтому и придумал все эти «мульки» про тоску по жене и мифические штрафы. Высоцкий был хорошим актером, поэтому разыграть любого собеседника для него не составляло особого труда.
После того визита между Высоцким и ЦРИА был подписан договор, согласно которому артист обязался пропагандировать МГА в своих произведениях, предоставлять ЦРИА исключительное право на издание своих стихов и песен о гражданской авиации, участвовать в рекламных кинофотосъемках, выступать в МГА с концертами, а ЦРИА взамен обязалось предоставлять Высоцкому и его жене 50-процентную (! ) скидку с основного тарифа при полетах по внутренним и международным линиям Аэрофлота. Но самое интересное, пропаганда Высоцким гражданской авиации выльется всего… в одну песню, написанную им по горячим следам этого договора (да и ту назвать панегириком достаточно сложно). А 50-процентная скидка будет в силе вплоть до его смерти – то есть ровно два года.
8 июля Высоцкий и Влади автостопом отправились в очередное заграничное путешествие. Они ехали на «Мерседесе» до Бреста, как вдруг километров через 500 от Москвы у машины внезапно взорвалось переднее колесо. В результате аварии у “мерса” были также разбиты дно и одна из фар. Супруги еле-еле дотянули до Западного Берлина, где в тамошнем автосервисе все и починили. А в следующем городе – Кельне – поставили автомобиль на двухмесячный ремонт. Причем, тамошние мастера долго цокали языками и удивлялись: мол, как это можно довести такую хорошую машину до такого безобразного состояния. Высоцкий в ответ отшучивался: «Как видите, можно, если даже не захотеть». Но когда немцы назвали сумму за ремонт, ему стало уже не до шуток: 2 500 марок. Эти деньги у супругов имелись, но они решили сэкономить. Так на свет родилась идея дать квартирный концерт у знакомой дантистки Нэлли Белаковской в Кельне. На представление пришло 26 человек, которые скинулись на билеты по 100 марок. Вот и получилась сумма, необходимая для ремонта – 2 600 марок.
После концерта произошла одна история, которая по словам Н. Белаковски выглядела так:
«…Володя попросил у меня шприц. Я говорю:
– Да у меня тысячи шприцев, а дальше что?
– Ну, тогда чего-нибудь легкое...
– Есть только то, чем я зубы обезболиваю, а больше ничего...
Я, конечно, догадалась, в чем дело, и, честно говоря, была очень поражена... ».
Итак, Высоцкому понадобился шприц, чтобы вколоть себе наркотик – морфин. Как видим, посторонний человек догадался о тайной подоплеке этой просьбы, но вышло это случайно. В целом же близкие люди, окружавшие Высоцкого (та же Марина Влади), ни о чем пока не догадываются, поскольку такие уколы еще достаточно редки и держатся в секрете.
Глава одиннадцатая
Укол зонтиком, или Как убрали Маркова
В Кельне супруги разделились: Влади улетела в Лондон на съемки, а Высоцкий отправился поездом в Париж. Именно тогда он познакомился еще с одним человеком с двойным дном – болгарином Дино Диневым.
ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ
Дино Динев родился в Болгарии, однако в 1966 году переехал жить во Францию, в Париж. Причем ехал он не на пустое место – там у него обитали родственники, которые поселились во Франции еще до революции. Например, бабушка Дино работала гримером у великого певца Федора Ивановича Шаляпина, а ее сын (дядя Дино) был директором парижской студии кинохроники. Именно по стопам последнего и решил пойти Дино. Он устроился оператором на телевидение, а потом поступил на режиссерский факультет киноинститута. В своем дипломном фильме он снял угловатого парня с перебитым носом, которого звали Жерар Депардье. Это был дебют в кино будущей звезды французского кинематографа.
Однако такова официальная сторона жизни Дино Динева. Но есть еще и неофициальная. Согласно нее, во Францию Динев приехал не только по собственной воле, но и по воле болгарской Державна сегурност (Государственной безопасности). Будучи ее агентом, он внедрился во французское общество и на протяжении долгих лет вел двойную жизнь. Динев поставлял полезную информацию ДС о сливках французского общества, а также способствовал внедрению во французскую культурную жизнь социалистических технологий в области культуры. В частности, став продюсером, стал привозить во Францию фильмы из СССР и Болгарии, устраивая недели советско-болгарского кино.
Во Франции Динева, кстати, арестовали как агента КГБ и дали три года, которые он даже не отсидел до конца. Он не был лишен гражданства и не был депортирован ни в Болгарию, ни в СССР!
На первый взгляд, встреча Высоцкого и Динева несла в себе чисто культурологический характер: встретились советский артист и французский продюсер. На самом деле встретились два тайных агента, один из которых работал на КГБ, другой на Державна Сегурност. А учитывая, что обе эти спецслужбы были весьма тесно связаны друг с другом, то и знакомство этих двух людей было закономерным: они должны были работать в связке, выполняя секретные операции, совместно разрабатываемые КГБ и ДС. Что это были за операции? М. Крыжановский называет одну из них – по Георгию Маркову. Послушаем его рассказ: «Как мы помним, Г. Марков был видным болгарским диссидентом, который сбежал на Запад. Он жил в Лондоне, где работал на радиостанции Би-Би-Си, в ее болгарском отделе. Его острые передачи разоблачали режим Тодора Живкова, поэтому для последнего он стал личным врагом. В итоге к 1978 году чаша терпения Живкова по отношению к Маркову оказалась переполнена, и была дана команда ДС его ликвидировать. В этой операции были задействованы многие как штатные агенты ДС и КГБ (а последний вызвался помочь в устранении Маркова), так и внештатные, вроде Динева. Подключили к этому делу и Высоцкого (еще в середине 70-х), который имел возможность бывать как в Париже, так и в Лондоне (как мы помним, в 1978 году у него появился законный повод для поездок туда – там снималась Марина Влади).
Летом 78-го Высоцкий и Динев были подключены к завершающей стадии операции по устранению Маркова. Они собирали информацию как по нему самому, так и по его ближайшему окружению, следили за его перемещениями. А в свободное время создавали видимость того, что заняты праздным времяпрепровождением либо в замке Динева возле Версаля, либо в самом Париже…».
Вспоминает Д. Динев: «Мы иногда захаживали с Володей в бардачок «У Тани», который назывался так в честь хозяйки, старой московской блядушки. Сейчас-то она уже умерла. А в то время там концентрировались проститутки из Советского Союза. Таня мне всегда звонила: «Диночка, приходи вечером, украинка новая приехала! » (Отметим, что Динев был официально женат на француженке из Британи по имени Моника. – Авт. ). Володя Высоцкий очень любил там бывать. Играл частенько до шести утра и много импровизировал. Таня даже для него купила гитару. И девушек навещать он любил. Это стоило 300 франков, примерно 60 долларов. Спросите, а как же Марина Влади? Да не любил он ее! Это же было очевидно. Впрочем, она его тоже. Каждый из них жил своей жизнью. Вот почему, приезжая во Францию, Володя оставлял чемодан у Марины Влади, а жил у меня... ».
Вот вам новое подтверждение того, что брак Высоцкого и Влади представлял собой чисто деловой союз, однако не распадался. Почему? Да потому, что такова была верховная воля работодателей этой агентурной суперпары из КГБ.
Пробыв во Франции три недели, Высоцкий и Влади отправляются во Французскую Полинезию – на уже хорошо знакомый им остров Таити в Тихом океане. Как мы помним, там живет бывший супруг Влади Жон-Клод Бруйе, на которого Высоцкий имеет виды по линии все тех же тайных дел. Спустя неделю звездная чета переместилась на Гавайские острова, в Гонолулу, где по соседству расположена знаменитая военно-морская база США Перл-Харбор. Там суперпара встретилась с неким туристом (агентом КГБ), который передал им информацию по Перл-Харбор для переправки ее в Центр, в Москву. Что и будет сделано Высоцким по возвращении на родину. Но это случится чуть позже, а пока он с Влади посещает еще одно место – мировую столицу кино Голливуд в пригороде Лос-Анджелеса. Сделано это не случайно – Влади, пользуясь своими связами среди американской киношной богемы, таким образом пытается сделать паблисити для своего мужа, который по задумке КГБ, должен в скором времени осесть в США.
Приютил звездную чету сценарист и режиссер Бак Генри, на роскошной вилле которого Высоцкий встретился со своим давним приятелем – балеруном Михаилом Барышниковым (как мы помним, он сбежал из СССР в 1974 году), а также с кинорежиссером Милошом Форманом (он тогда снимал мюзикл «Волосы» и пригласил звездную чету на его репетиции в Нью-Йорке).
Вечером следующего дня продюсер Майк Медовой устраивает специальный прием ради Высоцкого. Он приглашает на него звезд Голливуда – Пола Ньюмена, Грегори Пека, Рока Хадсона, Лайзу Минелли, Роберта де Ниро и др. – с тем, чтобы они послушали песни Высоцкого. Он представлен им как «оппозиционер из Советского Союза», что, естественно, подогревает интригу. На прием приходят не один десяток звезд.
М. Крыжановский: «Высоцкий и Влади – это чисто агентурная пара. Посмотрите их фото – абсолютно чужие люди, хотя Высоцкого и распирает от гордости за такое «приобретение», но Влади работает чисто на камеру, изображая счастливую влюбленную. КГБ ее использовал в качестве «пиар-паровоза», который продвигал Высоцкого на Западе, учитывая ее статус кинозвезды. Она привезла его в Голливуд, где он выступил и произвел там впечатление, а Голливуд, это не просто пиф-паф, это связи с большой американской политикой и бизнесом – это интересует разведку гораздо больше, чем устранение диссидентов…».
А теперь послушаем М. Влади, которая так описывает «покорение» Высоцким голливудских звезд: «Ярко освещенный парк окружает дом в колониальном стиле. На веранде, в комнатах, возле бассейна собрался весь Голливуд. Нас поражает красота этих людей: длинноногие женщины с потрясающими волосами, золотистой кожей и крепкими телами под легкими платьями. Крупные, гибкие улыбающиеся мужчины похожи на хищников в поисках добычи. Ты меня толкаешь локтем и как мальчишка зачарованно произносишь вслух имена актеров: Рок Хадсон, Пол Ньюмен, Грегори Пек…
озяин дома подзывает тебя и просит тишины. Все собираются в кружок возле вас и слушают, что рассказывает Майк. Он говорит, что ты – советский актер, поэт, певец с исключительным голосом, а я вижу, как ты волнуешься. Сидя почти у твоих ног, тебе улыбается Лиза Минелли. Ободренный ее взглядом, ты с места в карьер начинаешь первую песню. И тут же вежливо-внимательные лица становятся напряженно-серьезными. Из сада, из бассейна, с террасы идут люди, словно их тянут за невидимую ниточку. От твоего голоса их бросает в дрожь. Женщины невольно прижимаются к своим спутникам, мужчины курят. Исчезает небрежность манер. Они не понимают слов, но масок не осталось. Вместо светских полуулыбок – лица. Некоторые даже и не пытаются скрывать своих чувств и, закрыв глаза, отдались во власть твоего крика. Ты исполняешь последнюю песню, и воцаряется долгая тишина. Все недоверчиво смотрят друг на друга. Все они в плену у этого человека в голубом. Лиза Минелли и Роберт де Ниро задают тон, выкрикнув:
– Потрясающе! Невероятно!
Bce xoтят пожать тебе руку, обнять тебя, высказать свои чувства. Я потеряла тебя в толпе этих высоких мужчин и женщин. За час ты завоевал, может быть, самую трудную публику, состоящую лишь из профессионалов кино, избалованных славой гораздо больше тебя…». Hо покорить Голливуд песнями (да еще на русском языке) в принципе невозможно. Мекку кино надо покорять фильмами, что, собственно, и было сказано Высоцкому после его концерта. Ему посоветовали написать сценарий фильма, который смог бы удовлетворить вкусы американской публики. В его сюжете должны были присутствовать так любимые здесь атрибуты: экшн, лав-стори, война, репрессии. Высоцкий все это внимательно выслушал и практически тогда же приблизительно понял, на каком материале он сможет создать подобный сценарий – на основе рассказов друзей своего отца, таких же, как и он, фронтовиков.
Ha pодину Высоцкий вернулся 30 августа. И вновь отметим любопытный факт: никаких объяснений по поводу того, что он нарушил правила (вместо Франции побывал еще на Таити, и в США – в Гонолулу) он в ОВИРе не давал. Да и давать не собирался, поскольку его работодатель – КГБ никогда и ни перед кем, кроме ЦК КПСС и Политбюро, не отчитывался. В МВД могли сколько угодно догадываться, чем занимался Высоцкий за рубежом, но куратору ОВИРа Б. Шумилину (заместителю Щелокова) говорили: «Оформить без вопросов» – и ОВИР безропотно оформлял.
Пробыв в Союзе всего неделю (за это время Высоцкий отснялся в нескольких эпизодах «Места встречи изменить нельзя»), он уже спустя несколько дней снова улетает во Францию. Именно в это время в Лондоне был убит болгарский диссидент Георгий Марков.
ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ
Вечером 7 сентября 1978 года, проходя через толпу людей на автобусной остановке, Марков споткнулся о чей-то зонтик, и почувствовал укол. Человек с зонтиком извинился и уехал. На следующий день Маркова стали мучить приступы тошноты, резко поднялась температура, он был доставлен в больницу, где 11 сентября скончался. Перед смертью он успел рассказать об эпизоде с зонтиком. Расследование показало, что он был убит уколом зонтика в ногу, посредством чего в икру его ноги была имплантирована металлическая капсула с рицином, которая была найдена при вскрытии.
Бывший нач Управления "К" ПГУ КГБ генерал О. Калугин, организатор убийства Маркова, заявил, что акция было санкционирована председателем КГБ СССР Ю. В. Андроповым после того, как Первый секретарь БКП Тодор Живков обратился с личной просьбой к Л. И. Брежневу. Бывший полковник ПГУ В. Величко предположил, что убийство стало последней операцией отдела «В» ПГУ, который занимался ликвидацией политических врагов.
И снова послушаем М. Крыжановского:
«В таких операциях ликвидации обычно работает «наружка» неделю, а затем выезжают три группы:
1) наблюдения (только наблюдает, ведет объекта и снимает на видео акцию, и предупреждает об изменение обстановки)
2) группа действия (осуществляет акцию или находится в непосредственной близости от исполнителя)
3) группа обеспечения безопасности (ее задача – помешать полиции и спецслужбе пресечь акцию, отрезать погоню, убрать свидетелей, если нужно, а также – ликвидировать исполнителя и группу, если так спланировано…
ДОКУМЕНТ N1
Сов. секретно
Экз. ед.
Рабочая запись
ЗАСЕДАНИЕ ПОЛИТБЮРО ЦК КПСС
7 октября 1977 г.
Председательствовал тов. БРЕЖНЕВ Л. И.
Присутствовали т. т. Андропов Ю. В., Гришин В. В.,
Громыко А. А., Кириленко А. П., Косыгин А. Н.,
Суслов М. А., А. Н., Демичев, П. Н., Соломенцев
М. С., Устинов Д. Ф., Капитонов И. В.
О Маркове
Брежнев. Товарищи, нам предстоит совместно решить вопрос особой важности. Ко мне обратился товарищ Тодор Живков. Думаю, Юрий Владимирович может изложить проблему наших болгарских друзей и соратников.
Андропов. Суть запроса товарища Живкова такова. В 1969 гв Великобританию бежал враг Болгарии, журналист 40-летний Георгий Марков. Он проживает в Лондоне, работает на радиостанции "Би-Би-Си" и ведет активную антиболгарскую и антисоветскую пропаганду. Болгарские товарищи обратились к нам с просьбой помочь ограничить деятельность Маркова.
Громыко. Могут возникнуть сложности с англичанами, у МИДа сейчас хорошие рабочие контакты с Форин-офис.
Андропов. Мы не будем задействовать нашу резидентуру в Лондоне. Наша разведка имеет другие возможности, будем координировать работу с КГБ Болгарии, у них и у нас есть достаточный опыт.
Брежнев. Надо решить вопрос в принципе. Нам нужно в связи с этим сегодня посоветоваться, как нам поступить дальше. Думаю, мы окажем помощь Болгарии.
Громыко. Маркова достаточно скомпрометировать.
Брежнев. Поведение Маркова очень беспокоит наших друзей. Надо принять решение.
Андропов. Технически задача несложная. За Марковым мы наблюдаем черес наши источники в "Би-Би-Си". Мы знаем о нем достаточно.
Громыко. Мы должны взвешенно подойти, это же крайние меры.
Брежнев. Я бы считал правильным поручить т. Андропову разработать мероприятия по Маркову. Полагаю, постановление по данному вопросу принимать пока не будем.
ВСЕ. Правильно, согласны.
ДОКУМЕНТ N2
Сов. секретно
экз. ед.
Председателю КГБ СССР
Генералу армии Андропову Ю. В.
19 сентября 1978 г.
О ликвидации объекта ДОР «Монаха»
7 сентября 1978 г. Управлением «К» ПГУ совместно с ПГУ КГБ Болгарии ликвидирован объект дела оперативной разработки «Монах» – Марков Г. И. (ФИО прописью).
14 и 18 августа в Лондон прибыли из Дании, Голландии и Швеции 2 группы обеспечения мероприятия, подготовленные по линии 8 отдела Управления «С» ПГУ КГБ – наблюдения и безопасности. «Монах» был взят под круглосуточное наблюдение.
6 сентября разными рейсами из Франции были доставлены агент ПГУ «Виктор» – Высоцкий В. С. и принятый нами на связь агент болгарской разведки «Дмитрий». Их подготовка проводилась на базе КУОС ПГУ.
7 сентября 1978 г. в 17 ч 28 мин «Монах» вышел из здания «Би-Би-Си» по адресу ул. Стренд 372 и проследовал до перекрестка с ул. Бедфорд, где был припаркован его автомобиль «Бьюик». По пути он стал проходить через столпившихся на остановке городского автобуса В7 людей, среди которых находились «Виктор» и «Дмитрий». Агент «Виктор» имитировал случайное столкновение, «Монах» остановился, после чего «Дмитрий» нанес уму в ногу укол специзделием – зонтом, выбрасывающим капсулу с рицином.
После инцидента «Монах» сел в свой автомобиль, в котором прибыл в свой дом по адресу ул. Тюдор, 18, принадлежащий его супруге А. Дилайк. Дом был взят по наблюдение группой № 1.
8 сентября в 8. ч. 36 мин. к дому подъехали машины «Скорой помощи» и полиции, и «Монах» был доставлен в госпиталь Ройял по адресу 60 Грейт Ормонд стрит. Разведчики из группы наблюдения установили, что объект был одновременно осмотрен в отделении «Скорой помощи» и допрошен двумя полицейскими. Затем он был переведен в отделение хирургии, где у его палаты был оставлен пост из одного полицейского и сотрудника службы безопасности госпиталя. 9 и 10 сентября «Монаха» допрашивали детективы Скотланд Ярда. 11 сентября объект скончался примерно в 16 ч.
Похороны состоялись 14 сентября 1978 г.
Согласно плана агентурно-оперативных мероприятий по делу, агент «Виктор» вылетел во Францию; 16 сентября он прибыл в Москву авиарейсом из Парижа. Агент «Дмитрий» вылетел 8 сентября в Зап. Германию, откуда переехал 10 сентября в Чехословакию, а затем прибыл в Болгарию авиарейсом Прага-София. Группы обеспечения прибыли в Москву 15 сентября согласно плана.
Начальник ПГУ КГБ СССР
генерал-лейтенант Крючков В. А.
Тов. Крючков В. А.
Всю документацию по делу уничтожить по акту.
Андропов Ю. В.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 10
© 11.06.2018 Михаил Крыжановский
Свидетельство о публикации: izba-2018-2294669

Рубрика произведения: Разное -> Легенда












1