"ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ - СУПЕРАГЕНТ КГБ". 13. Ф.Раззаков, М.Крыжановский. Читать онлайн


купола старой церкви, которые видны из окна, можно было бы подумать, что мы где-нибудь на Западе... ». Если с членом Политбюро Д. Полянским у Высоцкого были прекрасные отношения, то вот с другим деятелем из высшего советского ареопага – главным идеологом партии Михаил Сусловым, наоборот, плохие. Суслов на дух не переносил ни самого Высоцкого, ни его песенного творчества. Однако в играх, которые вели с Высоцким спецслужбы, Суслов вынужден был принимать участие, поскольку это касалось стратегических интересов страны. Хотя, была бы его воля, то он бы с удовольствием отправил Высоцкого «за можай» – в ту же Францию, например, без права обратного возвращения. Высоцкий это знал и платил Суслову той же монетой – ненавидел его и даже иногда вставлял в свои песни, правда под другими именами (от греха подальше). Например, к фильму-сказке «Иван да Марья» Высоцкий написал 14 песен, где в одной из них вывел царского придворного лизоблюда Петю, который активно пиарит царя (что делал и Суслов по адресу Брежнева средствами своего пропагандистского аппарата):
Все мы знаем Евстигнея,
Петею воспетого, -
Правда, Петя – не умнее
Евстигнея этого.
Лизоблюд придворный наспех
Сочинил царю стихи -
Получилось курам на смех,
Мухи дохнут от тоски…
Минуло всего два месяца с момента приезда Высоцкого из Парижа, как он снова летит туда же сроком на месяц. Как там у него в известной песне: «Мы здесь в Париже нужны как в русской бане лыжи». Однако самого от этого города щипцами не оторвешь. А все почему? Работа секретного агента спецслужб, да еще по международной линии (от ПГУ КГБ) подразумевает частые поездки в разные страны мира вне зависимости хочется тебе это делать или не хочется. Высоцкому, конечно же, хотелось, поскольку в нем с рождения была заложена страсть к частой перемене мест. Вот почему он так интенсивно колесил как по родному СССР, так и по другим странам и континентам. Вообще такие люди настоящая находка для любого шпионского ведомства. Для них слово отдых не существует, поскольку отдыхом для них является сама работа. Главное, чтобы эта работа была не сидячая, а бродячая.
Кстати, в Париже Высоцкий уже чувствует себя как рыба в воде и даже становится гидом для сводного брата Андрея Миронова (по отцовской линии) – балетмейстера Кирилла Ласкари (он приехал туда вместе с ленинградским Малым театром оперы и балета). Послушаем его рассказ об этом:
«Володя обожал кино. Был день, когда мы посмотрели с ним подряд четыре кинофильма, причем он – по второму разу из-за меня: “Ночной таксист” с Де Ниро, “Полет над гнездом кукушки” с Николсоном, вестерн с Аль Пачино и “Эммануэль” на Елисейских полях, где этот “шедевр” шел несколько лет бессменно (этот французский эротический фильм был запрещен к выходу президентом Жоржем Помпиду, но едва он в апреле 74-го скончался, как его сменщик Валери Жискар д’Эстен тут же выпустил его в прокат. – Авт. ). Всю картину Володя острил, смеялся и предвосхищал события на экране. В зале кроме нас сидели еще несколько иногородних. Когда включили свет, лица у многих были пунцового цвета. У меня, по-видимому, тоже. Володя – само спокойствие. Ходили на Пляс Пигаль. Смотреть проституток.
– Хочешь прицепиться?
– Нет, – твердо сказал я. Он подошел к одной, самой вульгарной и не самой молодой...
– Нахалка, – сказал, вернувшись ко мне, – совести вот ни на столько, – показал ноготь мизинца. – Ее цена – три пары обуви. Я вот эти, – поднял ногу, – второй год ношу. – Обернулся в сторону проститутки и пригрозил ей пальцем. – Совсем сошла с ума, фулюганка, – прокричал. – Пойдем, перекусим... ».
М. Крыжановский: «B Париже Высоцкий не только развлекался, посещая кино и проституток. Напомним, что его поздка длилась месяц, а с Ласкари он общался всего примерно неделю. Остальное время Высоцкий был предоставлен самому себе, поскольку Влади тогда снималась в очередном фильме. Поэтому времени на шпионские дела у нашего героя было предостаточно. Вообще Париж периода конца июля – начала августа это самое спокойное время в городе. Многие жители уезжают за город, магазины закрываются, туристов тоже почти нет. Впадают в некую спячку и спецслужбы, что очень удобно с оперативной точки зрения. Можно назначать конспиративные встречи, производить выемку «закладок» из тайников и т. д. Но самое важное – Высоцкий привез задание Марине Влади в связи с тем, что в середине 70-х как раз началась «холодная война» КПСС и Французской компартии. Влади должна была попробовать воздействовать на Генсека Жоржа Марше, который фактически превращался в антисоветчика.
Записка № 25-С-30 зав. Международным отделом ЦК КПСС Б. Н. Пономарева в ЦК КПСС
«О направлении информации братским партиям в связи с измышлениями антисоветской пропаганды о нарушении прав личности в СССР».
Секретно
В последнее время буржуазная пропаганда заметно усилила клеветнические антисоветские кампании, особенно по вопросу о «правах личности» и «политических свободах» в СССР.
Не все компартии капиталистических стран проявляют должную активность в организации отпора этим кампаниям. Более того, имеют место случаи, когда руководство отдельных партий, в частности ФКП и ИКП, некритически относясь к тем или иным домыслам буржуазной пропаганды, вольно или невольно способствуют их распространению.
Представляется целесообразным направить компартиям капиталистических стран Европы, а также США, Канады и Израиля письмо, в котором содержалась бы наша принципиальная позиция и необходимый конкретный материал о действительном положении дел по тем вопросам политических свобод в СССР, которые наиболее широко используются буржуазной пропагандой в антисоветских целях. Такая информация способствовала бы ориентации компартий и активизации их работы по разоблачению антисоветских провокаций.
С тов. Андроповым Ю. В. согласовано.
Б. Пономарев
Секретно
СПИСОК коммунистических и рабочих партий несоциалистических стран, которым дополнительно направляется информация
1. Социалистическая партия Австралии 2. Коммунистическая партии Аргентины
3. Коммунистическая партия Венесуэлы 4. Коммунистическая партия Индии
5. Иракская коммунистическая партия 6. Коммунистическая партия Колумбии
7. Ливанская коммунистическая партия 8. Партия прогресса и социализма Марокко
9. Перуанская коммунистическая партия 10. Сирийская коммунистическая партия
11. Коммунистическая партия Шри-Ланка 12. Коммунистическая партия Эквадора
13. Коммунистическая партия Японии
Как Марина Влади выполняла задание по воздействию на Марше, можно выяснить у нее самой...
В середине августа 1975 года Высоцкий и Влади вернулись в СССР, причем не в Москву, а в латвийскую Юрмалу, где режиссер Александр Митта снимал натурные эпизоды фильма «Сказ про то, как царь Петр арапа женил». Как мы помним, у Высоцкого там главная роль – арап Ибрагим Ганнибал. Причем Госкино долгое время не хотело утверждать его на эту роль, но затем вдруг резко переменило свое мнение. Почему? Не потому ли, что его об этом попросил КГБ, таким образом расплатившись со своим агентом за его успешный агентурный круиз от Генуи до Мексики в апреле-мае того же 75-го года.
В начале сентября «Таганка» (а с ней и Высоцкий) отправились на свои первые гастроли за границу – в Болгарию. Организовала эти гастроли дочь тамошнего лидера Тодора Живкова Людмила, которая была министром культуры и слыла большой либералкой – поклонницей «Таганки». Тем более, что в международной политике СССР сделал очередной существенный шаг в сторону углубления разрядки: в начале августа 75-го Брежнев подписал в Хельсинки, на Совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе, документы так называемой «третьей корзины» (о расширении культурного сотрудничества с Западом). После этого «Таганка» стала двигаться в сторону того, чтобы стать «выездной». Однако на Запад ее выпускать пока не торопились, решив предварительно «обкатать» в Восточном блоке с двумя благонадежными спектаклями (“А зори здесь тихие... ”, “10 дней, которые потрясли мир”) и двумя фрондерскими (“Добрый человек из Сезуана”, “Гамлет”). Высоцкий был занят в трех последних представлениях
В Софию труппа прилетела 5 сентября на самолете ТУ-154 на 15 минут раньше объявленного времени. У трапа их встречала большая толпа почитателей: журналистов, телевизионщиков, рядовых поклонников. Вечером того же дня артистам устроили пышный прием в Доме журналистов. Тогда же выяснилась парадоксальная вещь: все билеты на спектакли были распроданы не через кассу театра, а распределены по высоким инстанциям, хотя из тамошнего ЦК поступило указание в СМИ «Таганку» особо не хвалить (такой приказ болгарским коммунистам поступил из Москвы).
Софийские спектакли «Таганки» проходили на сцене Театра сатиры. А жили актеры в гостинице в центре города. Однако Высоцкий обитал в ее стенах недолго, после чего, заявив, что поклонницы не дают ему по ночам спать и ломятся в дверь номера, съехал на квартиру к какому-то художнику. 14 сентября «Таганка» переехала в Стара-Загору, где в течение двух дней дала два спектакля, после чего перебазировалась в Велико-Тырново с теми же спектаклями. 19 сентября труппа вернулась в Софию, где пробыла еще пять дней. 24 сентября «Таганка» вернулась в Москву.
М. Крыжановский: «Никакие поклонницы в номер к Высоцкому ломиться не могли. Напомним, что это были официальные гастроли, курируемый Минкультом Болгарии (сама дочь Живкова пригласила). Естественно, и гостиница была не простая, а элитная. Ее охраняла милиция, поэтому поклонницы туда никак не могли проникнуть. Высоцкому просто надо было уединиться, чтобы спокойно встречаться с сотрудниками болгарских спецслужб – Державна сегурност (ДС). Из всех восточноевропейских спецслужб ДС была наиболее близкой к Москве (как и венгерская АВХ и «Штази» из ГДР). Она была незаменима при контактах с террористами (именно на этом специализировались болгары), на которые не мог пойти КГБ, при поставках оружия и финансов повстанцам, при организации наркобизнеса на упоминавшемся «балканском маршруте» и на Ближнем Востоке, при организации политических убийств. Можно сказать, что в разведсистеме соцстран именно ДС являлась спецотделом диверсий. На Западе ее по-настоящему боялись, причем небезосновательно – дело свое болгары знали и делали хорошо. Начальником отдела внешней разведки там был ас шпионского дела Стоянов (он потом станет шефом всей ДС).
Так вот с Высоцким у «художника» (а это был агент ДС) по ночам встречались болгарские чекисты и обсуждали отнюдь не его блестящую игру в «Гамлете» (хотя такие комплименты ему наверняка отпускались, но исключительно мимолетно, между делом). Главным было другое: задействовать Высоцкого в деле устранения болгарского диссидента Георгия Маркова, который, как мы помним, работал на Би-Би-Си и сильно достал Тодора Живкова своими язвительными комментариями как по его адресу, так и по адресу его дочери.
Кстати, я уверен, что во время своего последнего месячного пребывания во Франции Высоцкий снова (как и в начале года) выезжал в Лондон для рекогносцировки в связи с возможной операцией против Маркова. Напомним, что когда Высоцкий оформлял выездные документы в московском ОВИРе, где у него в приятелях ходил его начальник С. Фадеев, он обычно писал стандартную фразу: «кроме Франции не выезжаю никуда». На самом деле это было не так: Высоцкий часто выезжал и в другие страны, поскольку был надежно прикрыт КГБ (и тот же Фадеев вынужден был закрывать на это глаза, поскольку перечить Лубянке себе дороже).
Кроме этого, речь на тех софийских встречах у «художника» шла и о наркотрафике: как «балканском» (в свете поездки Высоцкого в Черногорию год назад), так и итальянском, где болгары тоже были сильны, имея обширные связи в среде местной мафии. Короче, было о чем поговорить и что обсудить Высоцкому с сотрудниками болгарской ДС…».
И вновь отметим следующий факт. Едва Высоцкий вернулся на родину, как у него случился психологический срыв – он ушел в «пике». Правда, длилось это недолго, но следы остались. Когда врачи Склифа, чтобы унять буйного Высоцкого, привязали его за руки к каталке, он так рвался на свободу, что повредил себе кожу на обоих запястьях. В результате остались следы, которые он вынужден был некоторое время скрывать под бинтами. В народе тогда даже пошли слухи, что Высоцкий хотел покончить с собой – резал вены. На самом деле это было следствием его короткого пребывания в Склифе. Из-за чего случился тот срыв сказать сложно. Может быть, просто накатила волна дикой усталости после двух подряд поездок за границу, где он не только отдыхал, но и занимался опасной агентурной работой? Уже по этому срыву было понятно, что Высоцкий отнюдь не ради отдыха туда ездил. Почти 130 (! ) дней отдыхать, а потом сорваться – это что-то из области нереального.
Именно в те дни в жизнь Высоцкого войдет врач-реаниматолог Анатолий Федотов – его будущий погубитель. По словам О. Афанасьевой: «Толю привел Вадим Иванович, и как бы поддерживал его своим авторитетом».
А вот что расскажет о своем знакомстве с Высоцким сам Федотов:
«С Владимиром Высоцким я познакомился в 1975 году. Помню, что дело шло к осени – конец сентября или начало октября... У Высоцкого поднялась температура, и Вадим Иванович Туманов вызвал Олега Филатова. А Олег по специальности травматолог, поэтому и попросил меня... Филатов заехал за мной – вот тогда в первый раз я попал на Малую Грузинскую... Высоцкий был с Иваном Бортником, у них резко подскочила температура – под сорок! Температуру мы сбили... Потом я заехал еще раз, стали видеться почти каждую неделю, а чуть позже – и каждый день... И так до самой смерти…».
Той же осенью Высоцкий наконец въехал в свою новую «трешку» по адресу: Малая Грузинская улица дом 28. Место весьма удобное с точки зрения передвижения: поблизости престижный Кутузовский проспект (где, кстати, живет не только Брежнев, но и Андропов), и центр совсем близко – пять-семь минут езды на автомобиле и ты в сердце столицы, на Красной площади.
Отметим, что уже спустя месяц с небольшим после переезда, в декабре, Высоцкий принимал в новой квартире зарубежных гостей: телевизионщиков из Австрии, которые снимали фильм «Дети улицы театров», где одним из героев был Высоцкий, которого было решено показать во всех его ипостасях – театрального актера, артиста кино (в фильм были включены отрывки из ленты «Сказ про то, как царь Петр арапа женил») и автора-исполнителя своих песен.
Утром 31 марта 1976 года Высоцкий и Влади выехали на своей иномарке в очередной заграничный вояж. Им предстоял длинный путь сначала до Бреста, а оттуда через Польшу и сопредельные страны во Францию. Впрочем, этот маршрут им был уже хорошо известен – двигались они по нему не в первый раз. Высоцкий был в хорошем расположении духа, несмотря на то, что последние события в родном театре вселяли в него мало оптимизма (там закручивалась интрига по отстранению его от роли Гамлета, но в итоге роль останется за ним). Однако впереди его ждал полуторамесячный отпуск, во время которого он собирался совершить круиз на океанском лайнере по маршруту Лиссабон (Португалия) – Мадейра (африканская территория Португалии) – Канары (африканская территория Испании) – Марокко (Африка). На первый взгляд, как и в прошлом году, вполне обычный туристический круиз. На самом же деле – очередная шпионская одиссея агентурной суперпары.
В Португалию звездную чету занесло отнюдь не случайно. В апреле 1974 года там случилась «революция гвоздик» – военный переворот, устроенный подпольной армией молодых офицеров «Движение капитанов». В итоге диктатура, которая существовала в стране почти полвека была свергнута. К власти в Португалии (кстати, самой бедной стране в Европе, но зато члену НАТО с 1949 года) пришли две силы: Компартия (лидер – Альваро Куньял) и Социалистическая партия (лидер – Мариу Соареш). Было сформировано коалиционное временное правительство, которое с восторгом было воспринято в Москве. Дело шло к тому, чтобы Португалия вышла из НАТО и начала строить социализм. Однако события приняли иной поворот.
В апреле 1975 года прошли выборы в Учредительное собрание Португалии, которые принесли следующие результаты: Социалистическая партия набрала 38% голосов, Национально-демократический Союз – 26%, Коммунистическая партия – 12%. Коммунистов стали вытеснять из власти. Москва же, продолжая надеяться на ПКП (и финансируя ее), в то же время признала новое правительство страны: в октябре 1975 года президент Португалии Ф. да Кошта Гомеш приехал с официальным визитом в Москву.
М. Крыжановский: «Высоцкий и Влади прибыли в Португалию под видом туристов, а на самом деле выполняли тайную миссию: привезли деньги для Португальской компартии и встретились с сотрудником ПГУ. Не секрет, что А. Куньяла активно поддерживали французские и итальянские коммунисты, которые мечтали, что ПКП придет к власти и подключиться к движению еврокоммунистов. Москва, как мы уже отмечали, плохо относилась к этому движению, однако из двух зол – победу в Португалии еврокоммунистов или социалистов – вынуждена была выбрать первых. Так что появление в Португалии еврокоммунистки Марины Влади с мужем-агентом было, конечно же, не случайным.
Кстати, другую сторону в Португалии – Социалистическую партию – активно поддерживало ЦРУ, которое, так же, как и Москва, вливало в нее денежные средства, поскольку только при таком раскладе (проигрыше коммунистов) Португалия могла сохранить свое членство в НАТО.
Что касается встречи звездной четы с сотрудником ПГУ, то это называется «использование агентурной пары» в качестве курьеров для операции по связи. Тут все дело в требованиях конспирации. К примеру, посещение этой парой Португалии совсем не значит, что там их ждет португалец, агент ПГУ. В Португалию может приехать агент из США, поскольку там ФБР за резидентурой ПГУ смотрит плотно. Этот американец в одном условленном месте оставляет какую-нибудь открытку с микроточкой под маркой для этой пары, а в другом месте подбирает бриллиантик оставленный ими же каратов под 20. И все. Остальное – чистый круиз…».
О том, как именно проходила шпионская деятельность звездной четы, можно получить представление из мемуаров других советских разведчиков, работавших «семейным» способом. Например, супругов Федоровых: Михаила (агентурный псевдоним «Сеп») и Галины (агентурный псевдоним «Жанна»). В начале 70-х они тоже побывали в столице Португалии городе Лиссабоне и оставили об этом следующие воспоминания: «Однажды Центр прислал запрос: сможем ли мы срочно посетить Португалию? Ответили утвердительно, после чего получили задание: встретиться в Лиссабоне с ценным источником нашей внешней разведки Бойей. Мы должны были получить подготовленную им информацию, подтвердить очередное задание… Гостиница «Грандола» приютила нас, и мы влились в поток разноязычных туристов, фотографировали достопримечательности, интересовались сувенирами, совершили несколько коллективных экскурсий, а заодно и осмотрели место предстоящей встречи с агентом, проверялись, нет ли за нами наблюдения. В назначенный день Сеп встретился с Бойей строго по условиям связи. Он передал объемный пакет с рукописной информацией и некоторыми документами с грифом «конфиденциально». Бойя детально остановился на внутриполитической обстановке в Португалии, коснулся растущего недовольства различных слоев населения правящим режимом (напомним, что дело происходит за несколько лет до «революции гвоздик». – Авт. ). С горечью отмечал раздробленность и слабость действовавших в подполье революционных групп и прогрессивных объединений, но предсказал неизбежное падение режима…».
Глава восьмая
Болгарский след агента «Виктора»
Пока Высоцкий совершает морской круиз, у него на родине разворачивается пиар-кампания вокруг его имени. Так, в апрельском номере звукового журнала «Кругозор» (N4) была помещена пластинка с двумя его балладами из фильма «Бегство мистера Мак-Кинли» (фильм вышел в прокат в декабре 1975 года). Здесь же была размещена и небольшая заметка о Высоцком. Событие из разряда сенсационных: это было первое попадание нашего героя в данное популярное в народе издание. Дальше – больше. 3 мая в прокат вышла совместная советско-югославская военная драма режиссера Владимира Павловича «Единственная дорога», где Высоцкий, как мы помним, исполнял пусть и небольшую роль (советского военнопленного Солодова, который в итоге погибает), зато в течение почти пяти минут пел с экрана свою собственнную песню. Ту самую, с подтекстом, где говорилось о том, что “нас обрекли на медленную жизнь – мы к ней для верности прикованы цепями”. Однако на океанском лайнере «Белоруссия» Высоцкий в те же самые дни находился без каких-либо цепей.
Наконец, 7 мая по ЦТ была показана «Кинопанорама», в которую был включен сюжет все о том же фильме «Бегство мистера Мак-Кинли». В частности, был показан отрывок, где Высоцкий исполнял песню в образе уличного певца Билла Сиггера. Однако отметим, что из девяти баллад, написанных Высоцким к этому фильму, в картину войдут всего лишь две с половиной. Остальные вылетят, поскольку, как мы уже отмечали выше, подтекст у них был не антиамериканский, а антисоветский. В среде советской либеральной интеллигенции в те годы это было модно – держать увесистую «фигу» по адресу неповоротливой и костной власти. Однако, будучи не идеальной, дурой она все-таки не была. Поэтому, разобравшись в том, кого именно имел в виду Высоцкий в своих балладах («кромсать все, что ваше, проклинать! »), власти вырезали их из фильма. На одном из своих концертов актер так обрисует сложившуюся ситуацию: «Я написал несколько больших баллад для фильма «Бегство мистера Мак-Кинли». Сделали большую рекламу этому, и написали, что я там играю чуть ли не главную роль, и что я там пою все баллады. Это вранье! Я там ничего не играю, потому что полностью вырезан. Вместо девяти баллад осталось полторы, и те – где-то на заднем плане. Поэтому не верьте! И на фильм-то пойдите, но совсем без ожидания того, что вы там услышите мои баллады... ».
В этом монологе Высоцкий опять же лукавил, не объясняя главной сути проблемы: за что именно были вырезаны из фильма его песни. Однако сказать правду (дескать, я своими балладами хотел вдарить по этой власти со всей силы, а она, оказавшись не дурой, мне этого не разрешила) он тоже не мог: себе дороже. Поэтому в его положении можно было поступить по-разному: либо вообще промолчать об этой истории, либо рассказать ее со своих позиций. Высоцкий выбрал второй вариант, что, в общем-то, понятно: это добавляло новых симпатий ему как певцу протеста и повышало его реноме в глазах чекистов как суперагента КГБ, вхожего в любые (подчеркнем это) диссидентские тусовки.
На родину Высоцкий вернулся 15 мая 1976 года. Выглядел он прекрасно: загоревший и посвежевший. Кроме того, он приехал на новом «железном коне» – «Мерседесе-350» цвета голубой металлик 1974 года выпуска. В те годы в столице огромной страны машин такой марки было всего несколько и почти все у представителей высшего света: у Генсека ЦК КПСС Леонида Брежнева, министра внутренних дел Николая Щелокова, шахматиста Анатолия Карпова и актера Арчила Гомиашвили. Однако только у двух людей «Мерседес» был именно голубого цвета: у Брежнева и Высоцкого. Судя по всему, последний знал о цвете машины Генсека и специально купил себе такой же – чтобы гаишники не цеплялись.
Но это еще не все. Юридическая уникальность этой покупки заключалась в ее растаможке – любому другому жителю СССР за такое могли голову оторвать, но только не Высоцкому с его чекистской «крышей». Как гласит легенда, бард решил этот вопрос просто: дал несколько концертов для работников таможни. За это, якобы, ему разрешили выплачивать таможенную пошлину в рассрочку, что было нарушением советского законодательства. В реальности дело было вовсе не в таможенных концертах: высокие кураторы Высоцкого из КГБ таким образом отблагодарили его за помощь органам, а концерты стали оперативным прикрытием.
В мае 76-го Высоцкий включается в очередной кинопроект в качестве автора песен. Вообще заметим, что в последние три года (с момента получения загранпаспорта) наш герой все реже снимается в кино в центральных ролях. Напомним, что до получения загранпаспорта в 1973 году Высоцкий играл в кино исключительно главные роли: только в период с 1969 по 1973 год он исполнил таковые в четырех фильмах («Хозяин тайги», 1969; «Опасные гастроли», 1970; «Плохой хороший человек», 1973; «Четвертый», 1973). Но после того, как Высоцкий включился в заграничные операции КГБ, его шпионская деятельность стала гораздо важнее стране, чем творческая, и ни что не должно было его от нее отвлекать. Поэтому главные роли если и случаются (как в «Арапе»), то уже эпизодически, чтобы не мешать агентурной деятельности.
Однако в своих взаимоотношениях с кинематографом Высоцкий находит новую нишу: композиторско-поэтическо-певческую. Причем, в отличие от большинства других композиторов, работающих в кино, которые обычно вынуждены довольствоваться в фильмах одной-двумя песнями, Высоцкий пишет сразу помногу – около десятка, а то и более (! ) музыкально-поэтических произведений (например, для фильма «Иван да Марья» это было 14 песен, для «Бегство мистера Мак-Кинли» – девять, для «Стрел Робин Гуда» – шесть). Правда, как мы уже говорили, большинство этих песен в картины в итоге не войдут, однако на гонорарах Высоцкого это нисколько не отразится – он получит все сполна. Причем получит прилично (по нескольку тысяч рублей), поскольку платили ему по двойному тарифу – как композитору и поэту.
Новым кинопроектом композитора-поэта Высоцкого стал вестерн по-советски «Вооружен и очень опасен». Режиссером его был патриарх советского кино Владимир Вайншток (автор «Детей капитана Гранта», 1936; «Острова сокровищ», 1938; «Всадника без головы», 1973). Однако мало кто знает, что Вайншток был не только кинематографистом, но и чекистом еще с довоенным стажем и носил псевдоним Владимиров. Как уже отмечалось, таких кинематографистов-чекистов (они состояли в действующем резерве КГБ) в СССР было много и все они были на хорошем счету. Им всегда создавались наиболее благоприятные условия для работы, их фильмы награждались различными призами, хорошо прокатывались (даже если они были слабыми с точки зрения своих художественных качеств).
Для фильма режиссера-чекиста Высоцкий написал стихи к шести песням (композитором был Г. Фиртич). Правда, исполнял эти песни наш герой не сам, но гонорар получил хороший, даже при том, что не все произведения прозвучали в фильме полностью. Обратим внимание на одну из них – «Это вовсе не френч канкан…», где Высоцкий на фоне нефтяной темы времен покорения Дикого Запада зашифровал реалии тогдашней советской действительности – куплю-продажу советской интеллигенции (а заодно и народа) за «нефтяные деньги»: «Кто в фонтане купается – тот богач».
Высоцкий хлестко бичует тех, кто купился на эту приманку, заявляя, что “куплен этот фонтан с потрохами весь, ну а брызги летят между вами здесь”. И тут же предупреждает: “а ворота у входа в фонтан – как пасть, – осторожнее: можно в капкан попасть!.. ”. Однако тех, кто увернулся от этих “брызг”, в стране не так уж и много – он почти всех накрыл. Поскольку, как верно замечает Высоцкий: “Если дыры в кармане – какой расчет?! Ты утонешь в фонтане – другой всплывет”.
Именно “нефтяная игла” в скором будущем погубит СССР. Дело в том, что когда все только начиналось (а нефть стала “мировым товаром” с 1968 года), Советский Союз умудрялся и нефть на Запад гнать, и свое производство развивать. Однако именно со второй половины 70-х, ошалев от “нефтяных” прибылей, советское руководство станет все больше надеяться на них в ущерб развитию собственного производства. Тогда в высшем советском руководстве боролись две концепции экономического развития: первую отстаивал председатель Совета министров СССР Алексей Косыгин и близкие к нему деятели из “русской партии” (Кирилл Мазуров, Петр Машеров, Владимир Долгих, Константин Катушев) – сутью этого пути было развитие перерабатывающих отраслей, особенно в азиатском регионе страны, то есть на базе имеющихся там природных и трудовых ресурсов. Вторую концепцию отстаивали “украинцы” (Брежнев, Подгорный, Кириленко, Черненко, Тихонов, Щербицкий), которые предлагали именно развитие сырьевых отраслей. Победили в итоге последние, поскольку этот путь давал гораздо быстрый эффект, чем косыгинский (там требовались крупные, долгосрочные капиталовложения). К чему привел этот выбор мы теперь знаем: к середине 80-х прибылями от нефти в СССР заменят фактически всю экономику. А ведь мировые цены на “черное золото” зависят от игры на бирже. Вот этой игрой и воспользуются американцы: в 85-м договорятся с саудовцами и обрушат цены на нефть до критической отметки. С этого момента и начнется финальный этап в деле развала СССР.
Последнего события Высоцкий уже не застанет. Но его песня “Это вовсе не френч канкан... ” переживет своего создателя и окажется весьма актуальной в наши дни – в годы пресловутой путинской стабильности (2001-2008 гг. ), когда шальные “нефтяные деньги” опять с головой накроют страну, снова превратив ее в нефтяного наркомана. Затем “лафа” закончится и начнется “ломка” – мировой финансовый кризис. Впрочем, это уже совсем другая история. Но начиналось это еще тогда, в середине 70-х, когда Высоцкий и писал свой «Это не френч канкан…».
Значительная доля «нефтяных денег» составит основу пресловутого «золота партии», которое советская корпоратократия будет переводить за рубеж и там сосредотачивать в значительных объемах в различных банках, подконтрольных советским спецслужбам. Из этих денег будут оплачиваться и тайные операции за рубежом, вроде тех, в которых принимали участие и Высоцкий с Влади. Так что прав был наш герой, когда пел в своем «Френч канкане», что «брызги летят между вами (нами) здесь».
В июне 1976 года Высоцкий совершает путешествие, о котором давно мечтал – отправляется к печорским золотоискателям. Как мы помним, он еще весной 1973 года познакомился с одним из их представителей – Вадимом Тумановым, который давно предлагал ему приехать в их края: отдохнуть, а заодно и выступить перед коллегами. Высоцкий не был против ни того, ни другого, тем более, что золотоискатели были люди не бедные (их ежемесячная официальная зарплата равнялась нескольким тысячам рублей) и могли заплатить ему за такое турне сумму, которую он мог заработать за целый год. Кроме этого, Высоцкого интересовало и другое – возможность доставки золота в Западную Европу (а туда он собирался сразу после поездки в Сибирь). Он прекрасно знал, что при его положении и связях провезти через границу определенное количество «желтого дьявола» было достаточно легко. А в Париже это могло принести солидные дивиденды, поскольку цены на него были достаточно высоки. Особенно в 1976 году, когда в Египте резко поднялись цены на золото (на 25-30% выше мировых котировок) и парижские контрабандисты наладили его бойкую перевозку в этом направлении. Короче, съездить к золотоискателям летом 76-го у Высоцкого было множество резонов.
Москву Высоцкий покинул 15 июня, а в качестве его сопровождающего в далекие края выступил сын Туманова. Самолетом они вылетели в Иркутск. А уже на следующий день Высоцкий дал три концерта: в Бодайбо, в поселке Барчик и на прииске Хомолхо (там размещалась артель “Лена”, которой руководил Вадим Туманов). Последний концерт задумывался только для артельщиков, но едва про это мероприятие узнали на соседних приисках, как к “Лене” повалил народ – пришло более ста человек. Тогда был раскинут навес (на улице шел дождь) и Высоцкий спел для всех пришедших.
Во время перелета в Бодайбо с Высоцким приключилась одна история. Он сидел в аэропорту и сочинял песню («Мы говорим не «штормы», а «шторма»), когда к нему подвалил подвыпивший патлатый парень и, протягивая гитару, попросил его спеть. Высоцкий ему вежливо ответил: «Петь не буду. Я работаю – не надо меня беспокоить». Но парень, оскорбленный отказом, что называется, «полез в бутылку». Причем к нему на подмогу подошли еще трое его приятелей. Тогда Высоцкий встал со своего места, сбросил с плеч куртку и уже готов был ринуться в драку. Но сидевшие рядом геологи упредили побоище – уволокли патлатого и его приятелей куда подальше.
Мы уже говорили о том, что Высоцкий был человеком достаточно сильным, накачанным. Приведем по этому поводу слова еще одного живого свидетеля – известного каратиста Алексея Штурмина: «Физически Володя был очень одарен. Ну, например, он «крутил» переднее сальто с места, – в общем, таких людей немного. По физическому развитию Владимир Высоцкий намного превосходил обычный средний уровень…». Учитывая, что наш герой прошел хорошую подготовку в Балашихинской диверсионной школе КГБ, можно с уверенностью сказать, что он бы накостылял тем четверым парням без всякого напряжения сил. Так что тем просто повезло, что рядом оказались геологи и оттащили их от разьяренного певца.
В последующие дни Высоцкий дал концерты в Нижнеудинске и Чистых Ключах. Затем он вернулся в Иркутск, где гостил у Л. Мончинского. Там он тоже дал один концерт, но весьма необычный – на... балконе квартиры Мончинского. Спустя много лет это обстоятельство позволит местным жителям пробить у властей установку мемориальной доски под этим самым балконом. Кстати, тот же Мончинский позднее вытащит на свет криминальную историю, связанную с той сибирской поездкой Высоцкого. По его словам, в те дни на самом “верху” созрела идея провести операцию “Самородок”, которая ставила целью компрометацию Высоцкого, его арест и заключение в тюрьму. Осуществить это собирались с помощью провокации: подбросив в его личные вещи золотой самородок. После чего за хищение золота ему и должны были “впаять” срок. Однако эта операция почему-то так и не состоялась.
М. Крыжановский: «Рассказанное Мончинским подтверждает то, что Высоцкий собирался привезти в Москву золото. Просто сказать это прямо было нельзя (зачем друга подставлять? ), поэтому и была придумана версия про мнимую операцию «Самородок». На самом деле Высоцкий золото в столицу привез и собирался его вывезти за границу, пользуясь тем, что в Шереметьево его не досматривали. Но чекисты вовремя об этом узнали. Каким образом?
ДОКУМЕНТ N1
Алидин В. И.
Сов. секретно
экз. ед.
УТВЕРЖДАЮ
Начальник УКГБ по г. Москве и Московской области
генерал-майор Алидин В. И.
24 июня 1976 г.
Начальнику ОТО УКГБ по г. Москве и Московской области
полковнику Семенову П. И.
Прошу поставить на «ПК» входящую и исходящую корреспонденцию, а также провести мероприятие "Т" в отношении Высоцкого Владимира Семеновича, проживающего в г. Москве, ул. Малая Грузинская, 38, кв. 30, тел. ___
Полученные материалы направлять ст. о/уп 1-го отделения 5-го отдела майору Петрову К. С.
Начальник 5-го отдела УКГБ
полковник Романов Н. Д.
ДОКУМЕНТ N2
Сов. секретно
экз. № 1
ОТО УКГБ по г. Москве и Московской области





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 61
© 11.06.2018 Михаил Крыжановский
Свидетельство о публикации: izba-2018-2294660

Рубрика произведения: Разное -> Легенда











1