В ночном



Накануне Дня военно-морского флота в Петербурге по ночной Неве, среди таинственного полусвета в надводном положении крадется дизельная подводная лодка. Она бесшумной поступью идет по лунной дорожке, которая переливается серебристыми красками. Форштевень субмарины тихо и вкрадчиво беспокоит нежную речную гладь, которую хочется погладить как щенка.
«Потаенное судно» тяжело вздыхая в потоках дробящейся пены, должно встать на швартовые бочки между гранитных набережных. Её ждет выдраенный до медного сияния праздничный ордер военных кораблей. Нева как большая черная змея ползет навстречу подводному кораблю. Видны ориентиры приближающегося моста.
Лодка с включенными ходовыми огнями и готовыми к немедленной отдаче якорями идет «в ночном» против течения, держа курс на средний пролет моста. На верхней палубе субмарины торжественно стоят в одну линию фигуры матросов швартовой команды.
- Центральный!
- Есть, центральный!
- Самый малый вперед!
- Есть, самый малый вперед!
Тревожный луч прожектора подводной лодки, лизнув опоры моста, останавливается на влюбленной парочке на нем. Лейтенант военно-морского флота и милая девчушка одиноко стоят, опершись на резные чугунные перила. Видно, что молодой офицер лилейно воркует даме сердца о высоких чувствах в изящное ушко с дешевыми сережками. По виду летюхи понятно, что про высокие чувства врет, гад как сивый мерин. Просто в настоящий момент в виски бьют играющие гормоны. Он готов наобещать с три короба что угодно и кому угодно.
Богиня любви, с тихой обреченностью простой русской женщины, смотрит на воды текущей под ней реки, стараясь в серебристых разводах увидеть будущее офицерской жены. Девушка еще многого не знает и согласна любить, несмотря ни на что. Юное создание не догадывается, что выйдет замуж за охламона, стоящего рядом. Всем экипажем сыграют свадьбу. Она по бестолковости бросит теплый отчий дом с питерской пропиской, уедет как жена декабриста от цивилизации на самый Дикий Восток, в тьмутаракань, куда не ссылали даже злодеев.
Наскитается в военных гарнизонах по чужим углам и поест до отвала служивой романтической экзотики. После десяти лет их совместной семейной жизни он ее бросит. От нахлынувших предчувствий сжимается сердце, и душа трепетно дрожит. Как хорошо, что мы не знаем своего будущего!
Парень, к своему счастью тоже еще не знает, что «купил билет в один конец». Будет переведен на Дальний Восток - там юрких сперматозоидов любят. Пройдет путь от «групмана», командира группы управления ракетным оружием, до старшего помощника атомного ракетного крейсера. Разведется, уйдет на пенсию на Востоке. Останется бобылем в квартире маленького флотского со своим кобельком Кабыздохом.
- Ой, милый! Смотри! Плывет! Плывет живая подводная лодка! - раздается «в ночном» восклицание девушки. - Как это все прекрасно и романтично! - тихо вздыхает поэтичное создание, чувствуя всем существом сопричастность к чему-то великому.
От избытка переполнивших чувств к морякам дитя Любви даже хочет привстать на цыпочки и приветливо помахать мужественным подводникам. Сконфуженная луна на звездном небе, продолжает освещать рубку раздолбанной дизелюхи.
Старая лодка медленно-медленно приближается к железным аркам моста. До влюбленных, как до вечности можно рукой дотронуться. Белая тень «Летучего голландца» витает над рубкой грозной субмарины. Точеная фарфоровая фигурка продолжает ерзать под руками любителя душевных овуляций, будто под бюстгальтер девушки заползла сколопендра.
Взгляд лейтенанта, как писал Александр Куприн, словно «ядовитый змей впивается в её истерзанную душу». Девушка, не выдержав энергетики молодого парня, трогает его губы своими губами и переводит взор на обводы «потаенного судна». С искренним любопытством громко спрашивает у будущего покорителя морей и океанов:
- Интересно, а на чем ходят наши подводные лодки?
«В ночном» вместо «звяканья колокольчика» и добродушного «фырканья коней на воле». Как у Сурикова с мостика субмарины по командирски внятно на весь город слышится:
- На дерьме! На простом, дочка, дерьме! - левый бортовой огонь лодки загорается алым цветом, словно слыша в первый раз признание в любви.
У старого подводника, оседлавшего ограждение рубки, глаза начинают светиться флотским озорством «лешего с косматой головой». В воздухе, вместо тихого амура, «змей летит крылатый». Над черной водной гладью с отчетливостью начинает играть звонкое эхо. Люди, стоящие на набережной города-на-Неве от гордости за флот взрываются аплодисментами, которые постепенно переходят в дружную овацию.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 17
© 11.06.2018 нет
Свидетельство о публикации: izba-2018-2294541

Рубрика произведения: Проза -> Юмор












1