Эрика и Слёзы Ангела. Глава 3


Хмурое небо начало темнеть, словно тучи постепенно пропитывались синими чернилами. Пётр Николаевич остановился в конце улочки на краю посёлка. Осмотрелся и, не заметив ничего подозрительного, приглашающим жестом указал Эрике на пепельно-серое строение, то ли огромный гараж, то ли склад. У приоткрытых железных ворот ждали Алексей и Егор, оба в одинаковых фиолетовых спортивных куртках с красными полосками вдоль рукавов.

Внутри помещение действительно напоминало склад. С металлических балок крыши свисали две яркие лампы. Слева в углу — деревянные ящики. Справа — что-то вроде низкой стопки уложенных друг на друга фрагментов зелёного дощатого забора.

К этим доскам прислонялся ряд из дюжины длинных луков. Белые дуги из стеклопластика напоминали лыжи, прикреплённые толстенными болтами к чёрным рукояткам.

На бетонном полу — три помятых цинковых ведра, из которых зелёно-оранжевыми оперениями кверху торчали стрелы. Очень много, минимум две сотни, вперемешку тёмные и серебристые.

У дальнего конца помещения были уложены громадные спрессованные рулоны соломы. Получилась мягкая стенка выше человеческого роста. В ней уже торчало несколько стрел, вошедших косо, под разными углами.

Два паренька лет семнадцати неуклюже пытались продырявить старую канистру, установленную на небольшом ящике у соломенной груды. Высокий худой блондин в коричневой куртке и голубых джинсовых брюках недовольно мотнул головой, промахнувшись. Плотный, темноволосый, с румяными щеками, в расстёгнутом сером пальто поверх синего спортивного костюма, попал в цель, но стрела, лязгнув наконечником, отлетела.

— Это Никита, — Алексей указал рукой на блондина, затем на румяного, — а это Серёга. Мы привезли всё, что там нашли. Не оставлять же.

— Давай, Эрика, покажи, как бить механическую нечисть! — Жизнерадостно произнёс Пётр Николаевич.

Девушка подняла свой самодельный лук. Тихий шорох воздуха — и стрела воткнулась в середину канистры.

— Ух ты! — Восхитился блондин. — Но почему из лозы? Почему не из толстой ветки?

— У каждой палки есть слабое место. — Она подошла к стопке досок, отложила самоделку и взяла оружие фабричного производства. — Рано или поздно сломается, ударит стрелка. А в связке прутья удерживают друг друга.

В этот раз девушка целилась дольше, секунд пять, очевидно, привыкая к особенностям незнакомого лука, примериваясь к нему.

Уже не шорох, а вполне отчётливый короткий свист — и пробитая насквозь канистра свалилась с ящика, загрохотала по полу.

— Как ты это делаешь? Покажи! — В угольно-чёрных глазах румяного блестел восторг.

— Пробивает хорошо, если летит ровно. — Пояснила она спокойно, без малейшего оттенка превосходства или высокомерия. — Лучше растянуть слабее, но выпустить аккуратно.

Парни взяли оружие, достали из вёдер стрелы и выстроились в линию. К ним присоединился Пётр Николаевич.

— Держите так, будто прямой левой рукой упираетесь в столбик или тонкое деревце. — Эрика заняла позицию слева и чуть впереди, чтобы все могли разглядеть её действия. — Надеваем хвостовик стрелы на тетиву строго под прямым углом.

Она сделала паузу, наблюдая, как они выполняли её указания. С несложной манипуляцией справились быстро.

— Формируем крюк из указательного пальца, большого и безымянного. Цепляемся за тетиву первыми фалангами, не дальше сгибов. Указательный всегда над хвостовиком.

Девушка снова замолчала, ненадолго наклонила лук горизонтально и показала, как получалось у неё. Ученики старательно повторили.

— Тянем правую руку себе под челюсть, к шее. Передаём усилие спине и плечам. Нижняя часть тетивы упираться в грудь. Верхняя касается кончика носа и уголка рта.

— Даже так? — Переспросил Егор озадаченно. — Это не опасно?

— Нет, если за нос не заводить… Упоры сверху и снизу не дают тетиве отклоняться в стороны… Рот закрываем.

Эрика выстрелила в упавшую канистру, заставив её подскочить и прислониться боком к соломе.

— Мягко отрываем наш крюк от тетивы. Она в этот момент давит на грудь и лицо чуточку сильнее. Рука движется назад мимо шеи к правому плечу, будто по инерции.

— Ух! — Никита потряс ладонью. — Давит не слабо!

— Да, неприятно. — Кивнула девушка. — Нужны перчатки, хотя бы напальчники, без них долго не выдержать.

— Там же было что-то такое! — Воскликнул Алексей. — Из толстой кожи. А мы не знали, для чего оно.

— Посмотрим в интернете, как сделать самим! — Успокоил брата Егор.

Никита поместил канистру обратно на ящик. Серёга принёс крышку от ведра и дополнил набор импровизированных мишеней пустой пластиковой бутылкой, воткнув её горлышком в солому. И парни, и Пётр Николаевич принялись азартно тренироваться.

Из кармана раздался мелодичный перезвон колокольчиков. Эрика, доставая коммуникатор, отошла за спины начинающих стрелков.

— Извини, задержался! — Выпалил Иван, едва появившись на дисплее. — Дорогу перекрыли, пришлось в объезд.

— На Персефоне был? — Девушка спросила совершенно нейтральным тоном, не выдававшим ни эмоций, ни настроения.

— Нет. Только что подъехал к какой-то деревне у озера.

— Минутку… — Эрика вышла из складского помещения и огляделась. Далеко в поле горел яркий огонёк, звезда на фоне тёмной полосы леса у горизонта. — Помигай фарами!

Огонёк тут же замерцал.

— Вижу. Ты в половине мили от меня. Жду на краю посёлка.

— Отлично! Уже еду! — Иван кивнул, приободрившись, и отключил связь.

Девушка вернулась в помещение и направилась было к своим ученикам, но увидела, что они, судя по всему, напрочь забыли о ней, настолько увлеклись новым занятием.

Остановилась, опустила взгляд на фабричный лук, который по-прежнему держала в руке. Повесила его за тетиву на плечо рядом с колчаном. Достала из сумки пачку денег, вытащила три банкноты и положила их на стопку досок рядом с остальным оружием. Тихонько взяла из ведра около дюжины стрел, чтобы восполнить свой запас. Затем быстро, не оглядываясь, выскользнула из полуоткрытых ворот склада и зашагала навстречу приближавшейся паре фар.

Из-за косматых туч осторожно выглянул лунный диск. Мягкие серебряные лучи растеклись по полю и узкой полоске дороги.

Иван плавно затормозил. В салоне машины вспыхнула неяркая янтарная подсветка, создавая впечатление тёплого уюта.

— Ну и ну! — Он удивился, когда девушка сунула лук и колчан на заднее сидение, прежде чем сесть на переднее. — Вот уж чего не ожидал увидеть у пилота звездолёта! Ты умеешь им пользоваться?

— Давно. Научилась на далёкой фермерской планете. — Рассказала она в своей обычной спокойной манере. — Участвовала в местной революции, выгоняла сектантов.

— Да уж, у тебя с ними давние счёты. — Иван выключил подсветку и медленно повёл автомобиль по улочкам посёлка. — Куда теперь, на Персефону Восемнадцать?

— Нет смысла. Там всё взорвалось и сгорело.

— Что случилось?

— Сначала бомбардировка ракетами, — сообщила Эрика всё так же безмятежно, — потом пришлось киборгов перестрелять.

— Из лука? Вот это да!.. Но как они узнали?.. Слушай, я никому не говорил, честно!

— Верю. Они пошли искать меня именно на станции. А тебе я сказала, что уйду оттуда.

— Эх, не надо было посылку заказывать!

— Наверное. — Ответила девушка с лёгким вздохом. — Но не оставаться же безоружной.

— Ладно. Куда едем? На Девятнадцатую?

— Да… — Эрика сняла перчатки и устало провела ладонью по глазам. — Нужно осматривать все подряд, пока не найдём нужную карту…

— Хорошо, отдыхай! — Иван вывел машину из посёлка на асфальтированное шоссе и увеличил скорость.

— Вряд ли смогу подремать. — Она запустила навигационную программу, и дисплей её коммуникатора залил салон голубым сиянием. — Три мили до поворота налево.

— Здесь все пользуются только километрами… В остальном и не скажешь, что ты из другого мира.

— Твоя теория о пузырьках в пене, — Эрика спрятала коммуникатор, — конечно, очень интересная, необычная.

— Да не моя она. И не теория, а реальность. — Иван возразил с терпеливой неспешностью. — Сколько ни летай в так называемое прошлое, саму себя не встретишь.

Впереди в лунном свете беспокойно вспорхнули с веток и пролетели над дорогой чёрные силуэты разбуженных ворон.

Где-то вдали, слева от шоссе, засверкали яркие жёлтые вспышки. Через пару секунд пришли громовые раскаты ударных волн.

Обстрел длился недолго, едва ли полминуты, но оставил после себя пожар, разгоравшийся где-то за деревьями.

За поворотом обнаружился охваченный огнём грузовик, длинный рефрижератор, съехавший с дороги на обочину.

Чуть дальше — обрушенный мост. Взорванная середина просела к самой воде узкой речушки, образовав из обвалившихся сегментов спуск и подъём.

Водитель грузовика, невысокий, пожилой, с седыми волосами, в тёмно-красной клетчатой рубашке и серых брюках, сумел выбраться из кабины. Пошатываясь, сделал дюжину шагов и присел на асфальт.

Иван остановил машину, но двигатель не заглушил.

— Вы ранены? — Девушка подбежала к шокированному человеку, который держался за голову и ошалело смотрел на пламя, уже охватившее кабину. — Иван, помоги, он же здесь замёрзнет!

Вдвоём они взяли водителя под руки, подвели к своему автомобилю и усадили на заднее сидение.

— Дальше не проехать! — Иван посмотрел на повреждённый мост досадливо. — Что же делать?

— Отвези его обратно в посёлок! К месту, где меня подобрал! — Эрика, похоже, ничуть не растерялась. — Найди дядю Петю, Петра Николаевича. Скажешь, я прислала. Он позаботится.

— А как же ты? — Возразил Иван с недовольством. — Почему не едешь?

— Мне нельзя возвращаться. Вдруг кто-то донёс? Попаду в засаду. — Девушка снова достала из сумки пачку денег и вручила Ивану банкноту. — Держи! Пусть дядя Петя купит водителю пальто.

— Не могу же я оставить тебя посреди поля! — Он продолжал горячиться, хотя деньги всё же взял.

— Можешь! — От интонации повеяло холодом. Эрика забрала из машины лук и колчан. — Не маленькая, подожду.

— Но… — Не унимался Иван, словно гордость не позволяла ему согласиться сразу, без препирательства.

— Ты не понимаешь? Человек в беде! — Тон стал совсем ледяным. Искристые отражения пламени утонули в глазах, глубоких и тёмных, как зимние озёра.

Девушка отвернулась и решительно зашагала к разбитому мосту.

— Ну ладно, не злись!.. — Явно поостыв, Иван сел за руль.

Эрика не ответила. Не оглянулась, когда машина зашуршала шинами, разворачиваясь.

Спуск по рухнувшему сегменту, как по пандусу. Прыжок через речную воду, проложившую себе путь среди бетонных обломков. Подъём на другую сторону, осторожные шаги по растрескавшемуся асфальту.

В горевшем грузовике что-то гулко взорвалось. Пламя вспыхнуло ярче, и деревья отбросили длинные зловещие тени. Остатки моста задрожали, но не развалились окончательно, только немного щебня осыпалось.

Выбравшись наверх, девушка осмотрелась. За мостом продолжалась трасса. Впереди в паре сотен шагов быстро и неритмично, даже как-то лихорадочно мигал красным сигналом железнодорожный переезд. Эрика направилась к нему, на ходу доставая коммуникатор.

— Остановить все программы связи! — Её тон был всё ещё холодным.

— Уверены? — Отозвался аппарат бархатным женским голосом. — Никто не сможет к вам дозвониться.

— Больше не переспрашивай! Разобью вдребезги!

— Выполнено! Вы можете активировать программное обеспечение в любой момент.

Дойдя почти до самого переезда, Эрика снова посмотрела по сторонам. Справа — всё тот же однообразный пейзаж, пустые поля, едва припорошенные снегом, угрюмые голые ветви в лунном свете. Слева — красноватый кирпичный домик полустанка, к которому вело короткое и узкое ответвление трассы.

Небольшие прожекторы, расположенные высоко на бетонных столбах, освещали товарный поезд, длинную вереницу рыжеватых грузовых вагонов.

На полоске асфальта, служившей перроном, стояла невысокая пышная женщина лет сорока пяти. Куртка бледно-салатового цвета, синие брюки и чёрные сапожки. Круглое добродушное лицо, белокурые локоны под серой вязанной шапочкой. Объёмная чёрная сумка в одной руке, полированная деревянная трость в другой.

— Тоже едешь на ту сторону? Хорошо, а то мне одной немного страшно. — Голубые глаза при виде Эрики радостно заблестели. Улыбка выглядела искренне приветливой. — Народу обычно много, но сегодня почему-то никого.

— Да, мне надо… — Эрика ответила не очень уверенно.

— В первый раз так путешествуешь? Ничего, освоишься. У тебя, вижу, есть чем от собак отбиваться! — Словоохотливая собеседница взглянула на лук, затем приподняла свою трость. — А у меня вот только палка.

— Собак здесь очень много? — Эрика спросила, казалось, без особого интереса, лишь бы поддержать разговор.

— Одичали, стаями бродят! Бывает, на улицу не выйти!.. Ой, нам пора! Зелёный свет! Сейчас отправится!

Женщина повесила сумку на плечо и, несмотря на свою солидную комплекцию, проворно вскарабкалась по металлической лесенке, приделанной к стенке вагона. Эрика поднялась следом. Наверху под ногами захрустел уголь.

— Есть что-нибудь подстелить? Иначе измажешься.

— Только полотенце.

— Промокнет. — Собеседница вытащила из кармана и развернула пару белых пластиковых пакетов. — Держи, у меня всегда запасные есть!

— Спасибо! — Девушка сняла с плеча лук и колчан, положила их рядом с собой.

— Это тебе спасибо, что составила компанию!

Спутницы уселись на уголь, наваленный почти до краёв.

— Ну, давай знакомиться. Я Зоя Васильевна. Можно просто тётя Зоя. А тебя как звать?

— Эрика. Это настоящее имя.

— Красивое! Ты, видать, не из наших мест.

— Кто это? — Девушка заметила три массивные фигуры в пятнистых тёмно-зелёных брюках и бушлатах, с объёмными рюкзаками, влезавшие на другой вагон у начала поезда.

— Разведчики, диверсанты. Не обращай внимания, им до нас дела нет! — Успокоила Зоя Васильевна. — Едут на ту сторону выполнять какое-то задание.

— Их не обнаружат? — Удивилась Эрика.

— Ты и впрямь нездешняя. Составы с углём никто никогда не проверяет!

Поезд загрохотал, передавая толчок волной от буфера к буферу, и с громким скрежетом начал разгоняться. Колёса застучали по стыкам рельс. Перрон с прожекторами остался позади.

Тучи разошлись. Луна теперь сияла ярко, превращая небо в лазурное звёздное море. Но покоя ночь не принесла. Где-то у горизонта зловещими зарницами полыхали вспышки взрывов, метеорами носились ракеты, не давая забыть о войне.

— Не замёрзла? — Зоя Васильевна вытащила из сумки большой красный термос, налила в крышку, служившую стаканом, что-то горячее, с паром, и протянула спутнице.

Эрика отрицательно помотала головой, но в свою очередь достала два шоколадных батончика. Один предложила собеседнице.

— У нас такого не делают… — Зоя Васильевна не отказалась от угощения. — Вкуснятина!

Впереди показался узкий ажурный мост, выкрашенный белой краской. В окнах сторожевой будки горела неяркая жёлтая лампа. У перил переминались с ноги на ногу скучавшие охранники, одетые как диверсанты, но с автоматами вместо рюкзаков.

Поезд протащил вагоны над речкой, блестевшей отражением лунного света. На другом берегу какого-либо поста видно не было. Снова только поля и деревья.

— Ну вот мы и за линией фронта! — Бодро сообщила Зоя Васильевна.

— А как можно незаметно вернуться обратно?

— Слева на берегу есть посёлок. Километрах в пяти. — Женщина махнула рукой в сторону тёмной полосы леса. — На переправе скажешь, что ты от тёти Зои. Меня здесь все знают.

Состав, сбавляя ход, добрался до ещё одного полустанка, похожего на предыдущий, но просторнее, с несколькими кирпичными домиками, со стоянкой у широкой подъездной дороги. Даже с маленьким магазином, на витрине которого красовались разноцветные пакеты и жестяные банки.

Скрежет, грохот буферов — и поезд остановился. В тишине стали слышны далёкие глухие удары артиллерии, будто гиганты колотили по земле громадными молотами.

— Приехали! — Зоя Васильевна засуетилась, поднимаясь, подбирая трость и вешая сумку на плечо. — Дальше нельзя. Долго, холодно, ледышкой станешь.

Спутницы слезли по лесенке на перрон. Диверсанты, ехавшие в другом грузовом вагоне, тоже спустились и сразу зашагали прочь, по-прежнему не обращая ни на кого внимания.

— Меня машина ждёт. — Женщина произнесла довольно мягко, однако немного торопливо. — Подвезти не можем, извини, места нет!

Раздался рокот двигателя, но вовсе не автомобильного. Сверкнув фарой, к магазину подрулил чёрный мотоцикл. Водитель и пассажир, оба в пятнистых камуфляжных куртках и брюках, слезли с сидения неуверенно, пошатываясь. У одного в руках блестела бутылка.

— Свят! Свят! — Ужаснулась Зоя Васильевна. — Эти грабить будут!

— Бегите, я разберусь! — Девушка сняла с плеча лук.

Перепуганная спутница не стала спорить и засеменила в сторону стоянки.

Тем временем новоприбывшие, оглядев мутными взглядами перрон, заметили Эрику.

— А ну сюда! — Заорал один нагло. — Ко мне, я сказал!

Бутылка пролетела мимо и разбилась о стену вагона в дюжине шагов слева от девушки. Ступая нетвёрдо, вояка начал приближаться. Но снова завопил, теперь уже от боли, поскольку получил стрелу в бедро. Подкосился и рухнул, продолжая повизгивать.

Второй, вынув большой нож, с угрожающим видом двинулся вперёд. Следующая стрела пробила ногу и ему, заставив зареветь раненым зверем и неуклюже шмякнуться рядом с товарищем.

— Успокойся, Эрика! — Она заговорила сама с собой вполголоса, глубоко дыша. — Ты защищалась. Ни в чём не виновата.

Направляясь к мотоциклу, осторожно обошла копошившихся на асфальте врагов, которые то жалобно скулили, то злобно рычали что-то невнятное, но подняться не могли.

Ключ торчал в замке зажигания. Лук отправился за плечо, в компанию к колчану. Мотор с готовностью затарахтел. Плавное нажатие сцепления на рукоятке — и Эрика поехала мимо стоянки к дороге.

Перекрёсток, шоссе с белой пунктирной разметкой, быстрые взгляды по сторонам. Никого. Двигатель взвыл, предвкушая лихой полёт по пустой ночной трассе, и не обманулся в ожиданиях.

Несколько миль, минуты одинокого спокойствия среди ночной лазури.

Вскоре луч фары выхватил из темноты плавный поворот направо, вынудивший снизить скорость. Дорога размашистыми виражами изогнулась между холмиками, поросшими кустарником, и превратилась в узкую улицу деревни. Мимо понеслись сломанные заборы, куски досок, покосившиеся столбы, груды кирпичного крошева, дома с дырами в стенах и разваленными крышами, ржавые остатки сгоревшего грузовика. Ни единого проблеска света.

Сразу за деревней — ещё один прямой участок трассы, позволивший разогнаться как следует и быстро миновать широкое поле.

Деревья густой рощи, высокий бетонный забор, ворота из толстых железных листов с остатками потускневшей зелёной краски. Эрика затормозила, стянула с правой руки перчатку и сверилась с коммуникатором. Затем прикоснулась к оранжевой точке на дисплее.

Створки ворот зажужжали и раздвинулись, открывая вид на ряд огромных белесых ангаров. Казалось, кто-то распилил гигантские бочки вдоль и уложил половинки на землю.

Девушка медленно поехала к этим громадным строениям. На торце одного из них с сиплым скрежетом распахнулись собственные ворота малинового цвета. И сразу закрылись, как только мотоцикл, негромко урча, попал внутрь. Вспыхнул прожектор, заливая голубоватым светом чёрные плиты пола, серебристый металл стен, совершенно пустое пространство помещения.

— Нужно что-нибудь сказать? — Произнесла Эрика немножко иронично. — Ну вот прямо сейчас это делаю.

Сегмент пола с шорохом опустился, образовав пологий пандус. Внизу открылась бронированная дверь, впуская путешественницу в стандартный белоснежный коридор с матовыми лампами.

— Голосовая идентификация прошла успешно! — Компьютер заговорил высоким, звонким, каким-то совсем уж юным и задорным девичьим голосом, едва лишь гостья заглушила мотор мотоцикла прямо посреди главного зала. — Добро пожаловать, Эрика! Вас приветствует станция локальной телепортации Персефона Девятнадцать! Вы можете…

— Да знаю я! Лучше покажи голограмму карты! — Девушка встала с сидения, опустила подножку, чтобы мотоцикл не упал, спрятала перчатки в карман и расстегнула куртку.

Трёхмерное полупрозрачное изображение заполнило собой половину зала. Точно такие же, как и на других станциях, зелёные сплошные линии, отметки населённых пунктов с вертикальными синими подписями, оранжевые пунктиры и звёздочки порталов.

— Двадцатая давно не принимает? Причина известна?

— Связи нет сорок четыре часа. — Компьютер попытался сымитировать интонацию человека, беспомощно разводящего руками. — Данные не поступают. Возможно, там возникли проблемы с энергообеспечением.

— Ладно, подождём до завтра… — Вздохнула Эрика устало, снимая с плеча лук и колчан. — Включи инфракрасный обогрев!.. На кухне продукты есть?

— Конечно! — Компьютер вернулся к своей оптимистичной манере речи. — Желаете ознакомиться с галактическими новостями? Включить трансляцию в жилом блоке?

— Давай! — Согласилась девушка.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 11
© 11.06.2018 Марти Ларин
Свидетельство о публикации: izba-2018-2294412

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика












1