Эрика и Слёзы Ангела. Глава 2


В безоблачном голубом небе блестели серебристые капли аэротакси, сновавшие над ступенчатой пирамидой, громадным зиккуратом со стенами из тонированного зеркального стекла. Аппараты прибывали откуда-то из-за горизонта, плавно опускались, заходя на посадку, взлетали, ложились на курс, выписывая широкие виражи, и стремительно улетали. Солнечный свет играл яркими бликами, заливал лужайки, высокие деревья, бетонные плиты пешеходных дорог и площадок среди пышной зелени парка.

— Это совсем уж безумие! — Темноволосый парень в чёрных брюках и рубашке переживал, не находил себе места, расхаживал по дорожке у клумбы с большими ромашками. — Генераторы защитного поля есть только дешёвые, одноразовые. Нужно полагаться на бывших сектантов. Там война, и кто знает, в каком состоянии аппаратура.

— Майкл, управлять компьютерами могу только я. — Ответила Эрика немного удивлённо. — Уже всё обсудили, зачем повторять?

Что-то ненадолго закрыло солнце, отбросив длинную тень. Послышался негромкий, но настойчивый гул двигателя. Сверкая синеватым металлом, над парком проплыл огромный сигарообразный корабль, похожий на старинный дирижабль.

— Но почему не возьмёшь с собой меня и Джима? — Парень развёл руками в беспомощном недоумении. — Мы снова останемся здесь, на Марсе, и будем за тебя переживать!

Гул вернулся. Донёсся откуда-то из-за деревьев, изменил тональность до низкого рокота и быстро смолк.

— Но я же объяснила! Местный язык для меня родной. А вас выдаст акцент…

— Эрика! — Майкл вдруг заговорил голосом Ивана, забеспокоившись ещё сильнее. — Ты меня слышишь? Уходи оттуда!

В этот раз рокот, едва начавшись, превратился в гром. Солнечный марсианский пейзаж исчез, растворился в мягком освещении комнаты отдыха.

Едва прикрыв одеялом спину, Эрика спала в одежде. Неподалёку на просторном диване лежали небрежно брошенные куртка и шарф. А также коммуникатор, из которого и вызывал Иван.

— Уходи скорее! — Он говорил поспешно, чуть ли не переходя на крик. — Тебя обнаружили, наверное, ещё ночью, но штурм отложили до рассвета!

Снова гром. Тяжёлый, резкий и гулкий удар, грохот обвалившихся кирпичей.

— Я в лесу напротив электростанции. Они пригнали два грузовика с солдатами. Уже начали взрывать!

— Слышу… — Девушка откликнулась сонно. Медленно приподнялась, села на диване и, отведя от лица чёлку, начала надевать сапожки. — Компьютер, доложи статус…

— Внештатная ситуация. — Искусственный голос ускорил темп, словно подражал Ивану, пытаясь выразить тревогу. — Обрушение фрагмента внешней стены. Рекомендуется эвакуация. Включить портал?

— Давай… — Эрика, подобрав коммуникатор, шарф и куртку, направилась в центральный зал с дисплеями.

— Напоминаю, что локальные порталы не транспортируют пассажиров вместе с платформами. Нужно самостоятельно пройти сквозь жёлтый луч. Счастливого пути!

Посреди белой дорожки, обрамлённой перилами, действительно засиял толстый столб густого золотистого света, слегка расширявшийся кверху.

Девушка вошла в это плотное свечение, пропитавшее воздух сверкающим янтарём. Сделала буквально пару шагов — и очутилась в точно таком же зале.

— Вас приветствует станция Персефона Восемнадцать! — Здесь голос компьютера был женским, глубоким и довольно низким. — Добро пожаловать, Эрика! Вы можете воспользоваться…

— Да знаю я! — Девушка перебила немножко нетерпеливо, но без раздражения. — Лучше доложи, что там на Персефоне Семнадцать!

— Прожигают дверь сварочным аппаратом. Запущена программа заморозки портала. Связь отключится через одиннадцать секунд.

— Значит, сюда за мной никто не пройдёт? — Она взглянула на большие дисплеи с картами и только сейчас надела куртку и шарф.

— Нет, не пройдёт, даже с правами доступа, как у вас.

Золотой луч беззвучно погас, просто выключился, не оставив на белой дорожке ни малейшего следа.

— Хорошо… — Эрика зевнула, прикрыв рот ладошкой, и направилась к жилому отсеку.

Точно такие же широкие диваны, обтянутые чёрным бархатом. И одеяла тоже вишнёвого цвета.

В шкафчиках складского помещения обнаружились две чёрные коробочки генераторов защитного поля, перетянутая жёлтой резинкой пачка банкнот водянисто-голубого цвета, два мотка белого шнура, бледно-оранжевое полотенце и небольшая коричневая сумка с ремешком для надевания через плечо. Как раз чтобы уложить в неё находки.

— Компьютер, почему на станциях нет оружия?

— Изъято автоматизированным персоналом до окончания боевых действий в данной локации. — Ответ последовал немедленно. — Разрешены только защитные средства. Вы можете включать генераторы поля на четверть мощности двойным нажатием на запуск.

— Четверть мощности? Зачем? — Эрика отправила чёрные коробочки в карман куртки.

— Для более длительного функционирования. Но будете чувствовать неприятные мягкие удары.

— Есть доступ к галактической сети? Хочу заказать хотя бы спортивный лук и стрелы. — Девушка внимательно осмотрела шнур, прежде чем сунуть его мотки в сумку, и одобрительно кивнула.

— Лук в зоны конфликта не пересылается. Разрешены стрелы для стрельбы по мишеням. Желаете посмотреть каталог товаров?

— Не желаю. Две дюжины самых дешёвых.

— Состояние вашего счёта, — голос компьютера вдруг стал мягким, доверительным, даже вкрадчивым, — позволяет приобрести более качественные…

— Выполняй! — Эрика снова перебила, но и в этот раз без недовольства. Вообще не проявляя особых эмоций, словно общение с искусственным интеллектом давно стало для неё привычным.

— Заказ принят! — Мягкость и проникновенность немедленно исчезли. — Доставка через двадцать шесть стандартных минут.

— Хорошо. Успею перекусить.

Белоснежные стены, потолок, пол, пластиковые столики, стульчики и стойка бара с огромной прозрачной кофеваркой. Громадный холодильник с множеством разноцветных пакетов внутри. Эрика осмотрела припасы и выбрала небольшие батончики в жёлтых упаковках. Несколько штук — сразу в сумку. С двумя в руке подошла к бару.

Индикатор на кофеварке тут же засветился красным. Вода забулькала и быстро потемнела. Напиток полился в большой стакан. Оставалось лишь забрать его.

Девушка села, положила перед собой на столик коммуникатор и принялась завтракать. Батончики оказались шоколадными.

Тёмный дисплей откликнулся на прикосновение, вспыхнув голубым интерфейсом программы, и через пару секунд отобразил Ивана на фоне голых веток под пасмурным небом.

— Как дела? — Он выдохнул облачко пара.

— Я на Персефоне Восемнадцать. — Ответ прозвучал безмятежно и обыденно, словно ничего особенного не случилось. — Отметки на карте здесь тоже нет.

— Там спокойно? — Иван отвёл взгляд от камеры коммуникатора и быстро осмотрелся, словно услышал что-то настораживающее.

— Не знаю, ещё не выходила наружу. — Эрика откусывала шоколад маленькими порциями. — Жду посылку.

— Посылку?.. — В его глазах промелькнуло недоумение.

— Обычное дело. — Она слегка пожала плечами. — Переправляется через машину времени, а затем локальной телепортацией.

— Нет никаких машин времени, это тоже порталы… — Он подышал на озябшую руку. — Теперь в галактической сети кто-то знает, где ты принимаешь почту…

— Всё равно сейчас ухожу отсюда. — Её интонация из спокойной и непринуждённой превратилась в подчёркнуто нейтральную.

— Думаешь, секта сделала меня психом? — Выражение его лица выдавало лёгкую досаду. — Может быть. Но я всё равно обязан тебе помочь.

— Между нами пятьдесят миль. — Эрика глотнула из стакана. Её тон чуточку смягчился. — Машину тебе вернули?

— Да, оставил у знакомых… — Иван кивнул и задумался на мгновение. — Восемьдесят километров? Приеду через час.

— Буду не на станции. Где-нибудь поблизости. — Девушка снова сделала глоток, запивая шоколад. — Если не встретимся, пойду к Персефоне Девятнадцать.

— Хорошо. — Он согласился с явной неохотой. — Но лучше не ходи одна, дождись меня!

Дисплей снова стал голубым, обозначив отключение собеседника. Эрика поднялась, спрятала коммуникатор в карман брюк и вышла из кухни.

На белой дорожке уже лежал прозрачный пластиковый мешок. Внутри был дешёвый примитивный колчан, чехол из грубого серо-коричневого брезента, набитый чёрными стрелами с оранжевым и салатовым оперением.

Эрика разорвала упаковку по краю, повесила колчан на плечо и направилась к выходу. Бронированная панель с шорохом вдвинулась в стену.

Короткий коридор, белый, с неяркими матовыми лампами. Ещё одна дверь, на вид деревянная, покрытая тёмным лаком. Что-то клацнуло, и она просто приоткрылась.

Дальше — полумрак подвала. Но можно было разглядеть паркетный пол и стены, обшитые полированными досками. Наверх, к прямоугольнику дневного света, вела узкая лестница с перилами, тоже вроде бы из дерева.

Эрика начала подниматься медленно, стараясь не шуметь. Хотя ступеньки под ногами не прогибались, не скрипели, будто на самом деле были сделаны из чего-то очень прочного.

Прямоугольный проём оказался широким люком в полу просторной комнаты. То же самое оформление, такие же лакированные панели, имитировавшие древесину. Пустой камин, кресло-качалка с клетчатым красно-коричневым пледом, журнальный столик, книжный шкаф, широкое окно, разделённое квадратами тонкой рамы на небольшие сегменты. Стиль охотничьего домика подчёркивали ветвистые оленьи рога на стене.

Девушка начала обследовать комнаты, ступая всё так же неспешно и осторожно.

Короткий коридор. Прихожая с длинной скамьёй и бронзовыми крюками-вешалками. Ни обуви, ни одежды.

Открытый дверной проём, за ним — светлые, почти белые столы с выдвижными ящиками, полки с чашками и тарелками, газовая плита с красным баллоном, водопроводный кран над стальной раковиной посудомойки. Повсюду — идеальная чистота.

Эрика осмотрела полки, выдвинула пару ящиков и нашла большой разделочный нож с рукояткой из тёмно-коричневого пластика. Взяла его в руку и продолжила обход дома.

Снова лестница, широкая, с высокими перилами, разделённая на два пролёта. Девушка поднялась на второй этаж. Кровати с зелёными одеялами, тумбочки, оранжевый абажур лампы-ночника и тёмный шкаф. Совершенно пустой.

Зато в одной из тумбочек лежала пара чёрных женских перчаток. Быстрая примерка показала, что они вполне подходили по размеру. И без раздумий отправились в карман куртки.

Из окна спальни можно было разглядеть просторный двор, квадраты клумб, засыпанные нерастаявшим снегом, два домика поменьше, похожие на бревенчатые избы, широкую бетонную дорогу, ажурные металлические ворота в высоком заборе из рифлёных листов тёмно-красного цвета.

За забором начинался лес. Голые ветви едва заметно покачивались на ветру.

Солнечный свет на минутку просочился сквозь облачную дымку на горизонте, и за деревьями заблестела вода, поверхность реки или озера.

Эрика спустилась в прихожую, вышла из дома и торопливо зашагала по бетонной дороге, словно стараясь поскорее преодолеть открытое пространство.

Между створками ворот, стянутых толстой цепью, оставалась достаточно широкая щель, и девушка смогла в неё протиснуться, хоть и не без труда. Пришлось снять колчан со стрелами и сумку. Однако нож оставался в руке.

Дорога сворачивала направо, но Эрика пошла прямо в лес, в сторону воды. Солнце скрылось, порывы ветра усилились и принесли обильную, густую метель.

Водоём оказался небольшим озером. Девушка подошла к кустарнику на берегу и присела, чтобы срезать высокие ивовые прутья как можно ниже. Разделочный нож использовала в качестве топорика или мачете, обтёсывая упругую древесину, но не пытаясь её надламывать.

Вскоре добыла четыре побега лозы, укоротила их, убрав верхушки, сложила вместе, чередуя направление толстых и тонких концов, достала из сумки моток шнура и начала делать связку.

Плотно обмотала центр, уложив два ровных слоя витков, затем — у краёв, более обильно и не так аккуратно. После чего дополнительно скрепила середины правой и левой частей.

Первый моток закончился. От второго отмерила и отрезала ещё один кусок шнура. Сделала петли, согнула связку — и надела на самодельный лук тетиву.

Несмотря на примитивность, конструкция выглядела прочной, надёжной. Петли, продетые между концами прутьев, упирались в крайние обмотки и не соскальзывали.

Эрика вытащила из кармана перчатки, надела их и взяла из колчана стрелу. Растянула тетиву с заметным усилием. Прицелилась в ствол дерева, стоявшего в паре дюжин шагов. Ненадолго замерла, задержав дыхание.

Ветер, круживший хлопья снега, пытался помешать. Однако стрела всё же угодила в цель, воткнулась с глухим стуком.

Девушка подошла, чтобы выдернуть её, уже протянула руку, но в этот момент послышался сиплый вой. Над деревьями пронёсся огненный факел ракеты.

Вспышка разнесла крышу охотничьего домика, разбросав обломки досок. Лесной воздух наполнился гулким громом взрыва.

Вторая ракета разнесла забор, расшвыряв искорёженные листы металла и проделав широкий пролом. Во все стороны разлетелись чёрные комья земли.

Ещё два взрыва. Один развалил клумбу, второй раскрошил бетонные плиты дороги, оставив чёрную воронку.

Напоследок трижды громыхнуло где-то дальше. Вскоре умолкли последние отголоски бомбардировки. Вернулась тишина, и стало различимым недоброе рычание приближавшегося автомобиля.

Эрика выглянула из-за дерева. Среди обломков крыши охотничьего домика разгорался пожар. Ветер уносил дым. Из вьюжной мглы появился чёрный микроавтобус, остановился напротив ворот и заглушил двигатель.

Вышли четверо, в том числе водитель. Военная форма тёмно-зелёной окраски, автоматы, бронежилеты. Головы, скрытые облегающей чёрной тканью полностью, кроме узких прорезей для глаз. Рациональные, выверенные движения, ни единого лишнего жеста. Неестественно чёткие механические шаги. Андроиды.

Двое затопали к пролому в заборе, впечатывая тяжёлые башмаки в грунт. Оставшиеся замерли с разных сторон микроавтобуса, не обращая внимания на метель.

Пригнувшись, Эрика быстро прокралась от одного дерева к другому, подбираясь поближе.

— Группа Альфа, докладывайте! — Заговорила рация водителя, висевшая у его левого плеча.

— Прибыли на место! — Он ответил низким дребезжащим голосом. — Девушка пока не обнаружена!

— Оставайтесь на связи!

Стрела рассекла воздух и пробила водителю голову. Затрещали искры, вспыхнуло яркое пламя. Огонь быстро охватил шею и двинулся ниже. Робот сначала опустился на колени, затем уткнулся носом в дорожное покрытие, придавив своей тушей рацию и автомат.

— На нас напали! — Второй киборг, очевидно, услышал подозрительный шум.

Повернул голову — и получил стрелу в лоб. Тоже загорелся, опрокинулся навзничь и рухнул, с хрустом врезавшись затылком в бетон.

Эрика, держа в руке лук, осторожно приблизилась и спряталась за микроавтобусом.

Два андроида, отправившиеся на поиски, подошли к горевшему охотничьему домику, полоснули длинными автоматными очередями по окнам и забросили внутрь пару гранат.

Взрыв оказался по-настоящему ужасным. Задрожавшая земля, казалось, собиралась расколоться. Яростный бутон пламени разметал обломки стен с такой лёгкостью, словно здание было картонным.

Ударная волна качнула автомобиль. Вокруг Эрики ненадолго засветился едва различимый голубоватый ореол защитного поля.

Раздался свист, и с неба на бетонную дорогу упала половина разорвавшегося газового баллона. С лязгом подскочила и, кувыркаясь, унеслась в лес.

Один робот уцелел, хотя его отбросило к самому забору. Теперь, полыхая и дымя, он показался из пролома, по-прежнему ступая с механической чёткостью. Его автомат сухо треснул одиночным выстрелом.

— Ах! — Эрика потёрла левое предплечье. — Ничего себе мягкие удары!

Пришлось потратить две стрелы, поскольку первая не попала в голову, клюнула в бронежилет и отскочила.

Добив киборга, девушка обошла микроавтобус, стараясь держаться подальше от разгоревшихся искусственных туловищ. У одного из-за жара разорвались патроны, от автомата отлетел искорёженный магазин.

Было трудно что-либо разглядеть сквозь тонированные стёкла. Эрика открыла дверцу пассажирского салона.

На полу между чёрными сидениями лежал, неуклюже скрючившись на боку, седой человек лет пятидесяти со связанными за спиной руками. Старые стоптанные ботинки, поношенные серые брюки, плотная зелёная куртка, короткая стрижка, широкое простодушное лицо.

В светло-голубых глазах, наполненных отчаянием, промелькнула робкая искра надежды, когда девушка наклонилась к его рукам. Запястья были стянуты чем-то вроде белой пластиковой петли, и пришлось аккуратно использовать уже изрядно затупившийся нож.

— Спасибо! — Поблагодарил он немного хрипло, поднялся, выбрался из микроавтобуса и увидел догоравшие туши, от которых остались, в основном, только кучки тлеющего пепла вокруг закоптившихся плит от бронежилетов. — Ты перебила нечисть? Из примитивного лука? Ну и ну! Как тебя звать-то?

— Эрика. — Она сделала пару шагов в сторонку, спокойно изучая спасённого ею пленника. И добавила: — Это настоящее имя.

— Необычное для наших краёв. — Отчаяние исчезло, лёгкая хрипотца в его голосе обрела некоторую бодрость. — А я Пётр Николаевич. Можно просто дядя Петя. Машину водишь?

— Автомобиль? Нет.

— Я сяду за руль. Нужно сматываться отсюда. — Пётр Николаевич задвинул дверцу пассажирского салона и пошёл вокруг микроавтобуса к водительскому месту.

Девушка, сняв с плеча колчан, заняла кресло рядом. Двигатель заурчал, они развернулись, дав задний ход, и поехали прочь от разгромленной станции. Метель унялась, превращаясь в вялый, редкий дождь вперемешку с мокрым снегом.

— Научишь нас, как ты это делаешь? — Спросил Пётр Николаевич мягко, доброжелательно. И пояснил невесело, досадливо: — У нас в посёлке охотничьи ружья есть, но из них тварей бить нельзя, слишком шумно. Сразу сбегаются.

— Конечно, постараюсь помочь.

— Житья от них нету! Мало того что война… — Он сокрушённо покачал головой. — С людьми хоть как-то договориться можно. А эти сразу хватают, утаскивают, ничего не слушают.

— Это киборги. Механические солдаты. — Её тон оставался уравновешенным, но в нём всё же можно было расслышать предостерегающие нотки: — Хотят меня поймать. Рядом со мной опасно.

— Да здесь всегда опасно! — Пётр Николаевич чуть подался вперёд, глянул сквозь стекло куда-то вверх и сбавил ход. — Вороны беспокоятся. Слышат снаряды.

Где-то за деревьями действительно раздались взрывы. Негромкие, приглушённые, но отчётливые.

— Далеко. За озером. — Он продолжал ехать медленно, вскоре и вовсе остановил микроавтобус. — Видать, бьют по водокачке… Дальше пешком.

Они вышли из автомобиля, не потрудившись захлопнуть дверцы. Пётр Николаевич указал на узкую, едва заметную тропинку, уводившую вглубь леса.

— И часто стреляют? — Спросила Эрика, возвращая колчан на плечо.

— Постоянно! — Он пошёл впереди. — Методично разбивают всё, что здесь есть. Вчера накрыли базу отдыха. А сегодня лесничество, где ты меня спасла. Ещё раз спасибо!

Снова взрыв, подобный резкому, увесистому удару в гигантский барабан. Они оглянулись на микроавтобус, охваченный пламенем.

— Вот дела! — Удивился Пётр Николаевич. — Кто-то не хотел, чтобы тебя довезли живой, если поймают!

— Мне больше интересно, — Эрика прокомментировала немного мрачно, — как они узнали, где меня искать.

— Тебе нужно затеряться, никому не звонить… Пойдём ко мне. Познакомлю с женой и детьми. Мы тебя спрячем.

Тропинка вывела к асфальтированной дороге, проложенной у края широкого поля, чёрно-белого, пятнистого, с бесформенными участками голой земли и тающего снега. Слева виднелись одноэтажные домики, заборы, гаражи, столбы с проводами.

Идти пришлось недалеко. Узкая улочка, поворот — Пётр Николаевич толкнул железную калитку, выкрашенную в тёмно-зелёный цвет, и повёл девушку к дому из белого кирпича.

— Петя! — Дверь распахнулась, на пороге появилась женщина в пушистом синем халате и серых чулках. Невысокая, полная, с волосами каштанового цвета. — Где ты был? Что-то случилось?

— Случилось бы, но эта девочка помогла! — Хрипотца зазвучала слегка торжественно. Он жестом пригласил свою спутницу в дом. — Знакомься, Эрика, это моя супруга Наташа… Егорка, Лёша, вы дома?

Интерьер был по-деревенски непритязательным. Тёмно-вишнёвый дощатый пол, простенькие коврики, бледно-жёлтые обои на стенах, занавески того же оттенка.

В прихожей появились два русоволосых паренька в джинсах и клетчатых рубашках. У одного, лет восемнадцати, — бело-зелёная, у младшего на пару лет — серо-коричневая. Такие же широкие лица и светло-голубые глаза, как у их отца.

— Это Алексей, мой старшенький. А это Егор… — Он повернулся к сыновьям. — Знакомьтесь с Эрикой. Она меня освободила. Представьте себе, запросто убивает нечисть из лука!

— Как же я не подумал! — Алексей хлопнул себя ладонью по лбу. — Бесшумное оружие! Спортивный клуб на базе отдыха!

— Там всё разбито, можно брать, никто не спохватится! — У младшего брата загорелись глаза. — Должно быть полно луков и стрел!

— Надо сходить до темноты! — Кивнул Алексей, доставая из кармана чёрный мобильный телефон. — Возьмём с собой Никиту, Серёгу…

— Вы там осторожно! — Вмешалась их мать. — Вдруг какой снаряд не разорвался.

— Наташа, мы проголодались! — Пётр Николаевич с весёлой укоризной прервал обсуждение планов. — Эрика всё расскажет и покажет потом.

— Ох! Что же мы стоим? Давайте на кухню! — спохватилась женщина. — Я только что суп сварила! Эрика, извини, у нас угощение скромное. Чем богаты…

— Спасибо, мне только горячего попить, если можно.

— Сейчас чаю приготовлю! С пряниками. Сама пекла!.. Вешалка здесь. Руки можно помыть вон там.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 14
© 11.06.2018 Марти Ларин
Свидетельство о публикации: izba-2018-2294410

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика












1