Эрлов. Песня. Ч. 4. Веда. Оберег /продолжение/.


Эрлов. Песня. Ч. 4. Веда. Оберег /продолжение/.
Оберег.

- Привет, Олег! Это наш сосед. Он художник. А ещё он вырезает из дерева и из корней деревьев фигурки разные, птиц там, животных, людей, - сказал Георгий, о жившем в том же подъезде, что и его родители, только двумя этажами ниже, коренастом мужчине средних лет.
- Привет, Георгий! Проходите! Олег! - предложил войти в квартиру и представился сосед родителей Георгия Веде. Сделал он это с естественным природным любопытством, было видно, что человек был рад, не только приходу гостей, но и самим гостям, а значит возможности общения, которое всегда имеет в себе тайну.
- Веда! - назвала своё имя женщина и протянула для приветствия руку. Художник, прежде чем подать свою, вытер её о штанину бесформенных брюк и только после этого совершил рукопожатие.
- Надолго к нам? - задал вполне обоснованный вопрос Олег.
- Сегодня и завтра, два дня, - дала ему точный ответ Веда.
- Два дня - это много! - выразил своё отношение к длительности пребывания Веды в его городке художник.
- Я знаю, Олег, ты шутишь! Два дня - это мало, - адекватно отреагировала Веда на реплику художника, полагая, что тот над ней подсмеивается.
- Бывает и один день становится целой жизнью, - поделился то ли своим, то ли ещё чьим-то опытом художник.
- Нет такого не бывает, Олег! - категорично возразила на это Веда.
- А что бывает? - проявил Олег интерес к точке зрения женщины.
- Это известно всем: бывает, что вся жизнь проживается ради одного дня, такое бывает, - рассказала Веда о возможном случае того, когда короткий промежуток времени является только следствием длительного и более ничего - ни совпадением тысяч и тысяч обстоятельств, не причиной неожиданного, спонтанного желания, а именно только следствием всей жизни, посвящённой тому, чтобы такой день случился.
- Ты сказала то же самое, что и я, но только по-другому, - указал Олег на тождественность озвученных мыслей.
- Неужели я сказала, что целая жизнь может уместиться в одном дне? - поразилась Веда заявлению художника.
- Да, так и сказала. Ты сказала, что вся жизнь проживается ради одного дня, а я сказал, что вся жизнь может уместиться в одном дне - это одно и то же. Жизнь - это смысл, назначение, у кого-то на его исполнение уходят годы, а кому-то и дня достаточно, а может даже и часа и минуты хватит, - растолковал Олег то, в чём была схожесть их умозаключений.
- Сложно это понять, Олег, но я поняла о чём ты говоришь. Это колоссальная идея! - восторженно сказала Веда.
- Уважаешь значит! - определил Олег реакцию Веды на свои слова, как демонстрацию почтительного к ним отношения.
- Да, да, Олег, конечно, я тебя уважаю! - подтвердила Веда предположение художника новым громким заявлением.
- Ну и я тебя тогда, Веда, уважаю! - сказать что-то другое Олег не мог, на почтение всегда отвечают только почтением, иначе это будет оскорбление.
- Что это значит, Олег? - не сразу поняла Веда смысла признания её достоинств в обмен на признание ею достоинств художника.
- Это значит, что ты только что произнесла русский тост, а за это полагается выпить! - раскрыл Олег суть сказанного им.
- О, Олег, я это хорошо знаю - это традиция! Надо пить по чуть-чуть, - блеснула Веда своими знаниями о правилах хорошего тона в обществе.
- Да по чуть-чуть, Веда! У меня есть наливочка из рябины, ягода такая, оберегает и от болезней, и от сглаза дурного. Сам её делал, испробуем сейчас, вот скажешь какова получилась, на держи свою рюмочку - говорил Олег, одновременно наливая в толстостенные, гранёные рюмки, стоящие на его рабочем столе посреди поделок из глины и дерева, напиток нежно-красного цвета.
- Спасибо, Олег! Я уважаю тебя! - сказала Веда и взяла протянутую ей рюмку с рябиновой наливкой.
- Я тебя, Веда, тоже уважаю! - произнёс тост Олег и сделал резкое движение с зажатой между пальцев рюмкой вверх, от этого немного наливки из неё выплеснулось, жидкость бесформенной массой полетела к полу, во время своего полёта она постепенно обретала форму и в момент соприкосновения с твёрдой поверхностью уже имела её, оно, то есть соприкосновение, сопровождалось глухим шлепком, после которого, масса только что сформировавшаяся в каплю разлетелась безобразной кляксой по деревянной половице и застыла на ней: "Вот я какая уродина! Смотрите на меня!" Люди сначала посмотрели на неё, а потом друг на друга: у каждого возник вопрос, но осмелился на него только один человек.
- Георгий, ты меня уважаешь? - спросила Веда о том, что было важно для неё в тот момент.
- Да, Веда, уважаю! - выразил своё чувство к женщине Георгий, но только выразил его так, что она поняла о кое-чём большем нежели простом почтении к ней.
- Я тебя тоже уважаю, Георгий! - медленно сказала Веда грудным голосом обычные застольные слова. "Она сделала это уже второй раз за день!" - отметило сознание Георгия факт использования бархатистого, ласкающего его слух голоса.
- Ну, тогда будем! - прервал Олег лиричные переговоры зашедших к нему мужчины и женщины.
- Что значит "будем"? - вздрогнула Веда, в слове было что-то требовательное, оно никак не соединялось с нахлынувшими на неё душевными переживаниями.
- Это значит, что будем всегда, то есть будем мы, которые есть и которые уважают друг друга, - подтвердил Георгий её подозрения о сухости воззвания, тем не менее в нём была искренность и зов к силе, это был мужской тост, женщина отнеслась к нему с пониманием.
- Будем! - согласилась Веда с тостом Олега и выпила рябиновую наливку так же, как и мужчины до дна.
- Вот теперь, Веда, смотри чем я тут промышляю, - разрешил Олег осмотр комнаты, в которой он занимался своим любимым делом.
- Ты скульптор! - догадалась Веда о роде занятий Олега.
- Да это ты точно подметила, резьбой и лепкой я тоже увлекаюсь, - не стал Олег отрицать очевидного.
- Это что? - спросила Веда о двух, закреплённых на плетёной кожаной верёвочке, замысловатых корешках, по форме напоминающих фигурки людей.
- Это корешки такие специальные, оберег такой, вернее может стать таким. Нравятся они тебе? - рассказал художник о назначении его изделия и заодно поинтересовался отношением к нему Веды.
- Да, нравятся, загадочные они, в руку взяла и уже выпускать их не хочу! - эмоционально выразила Веда свою симпатию к закреплённым на кожаном шнурке корешкам.
- И не надо! Бери, они твои! - радостно продемонстрировал художник готовность отдать своё произведение Веде.
- Спасибо, Олег! - поблагодарила Веда щедрого художника.
- Используй их по назначению, помнишь, что я сказал: они могут стать твоим оберегом, - обратил Олег внимание Веды на предназначение полученного ею от него подарка.
- Что такое оберег? - спросила Веда.
- Оберег - это понятие русское, полностью русское, это замысел, это заговор! - поделился Георгий своими знаниями о том, какой смысл некоторые люди придают обозначаемым ими таким словом предметам.
- Заговор! - воскликнула Веда и загадочно улыбнулась.
- Да, Веда, заговор! - подтвердил Георгий то, что именно его делают обладатели оберегов.
- Против кого? - абсолютно правильно спросила Веда о том, в отношении чего или кого совершаются с оберегами ритуальные действия.
- Против тёмных сил, - рассказал Георгий о том, для чего делаются заговоры.
- О, Георгий, я поняла, это колдовство! Ты думаешь я ведьма? - выразила Веда большое сомнение в смысле обрядов, над которыми цивилизованные люди посмеиваются, а некоторые даже и поругивают.
- Я думаю, что ты фея, - сказал Георгий настолько прямодушно, что поверил в это сам, но вот только Веда отнеслась к этому с недоверием.
- О, Георгий, нет не ври мне, ты так не думаешь, - проявила она мнительность и не приняла слова Георгия о её исключительности близко к сердцу.
- Оберег, он для настроения и для тех, кто верит в него, - пришёл Олег на помощь Георгию в его стараниях внести ясность в вопросы, в которых тот толком-то и не разбирался.
- В кого? - спросила Веда.
- Не в кого, нет, Веда, нет не то, что ты подумала. В него, то есть в само это настроение, - разъяснил Олег значимость для человека веры в то, на что она нацелена.
- То есть создаёшь сам себе настроение и веришь, что всё так и будет? - рассказала Веда о том, что она уяснила от Олега.
- Говорят, что, когда человек создаёт в себе такой внутренний настрой, то к нему через оберег направляются из скрытого мира потоки сил языческих богов, - сказал Олег то, что знал о верованиях людей.
- А наш мир - это? - задала наводящий вопрос Веда.
- Наш мир - это явный мир, - досказал за неё фразу Олег.
- О, это заговор, это настоящий заговор! - высказала своё отношение к тому, что поняла Веда.
- Заговор, конечно, как без этого, но твой заговор, во имя твоего замысла, - не стал оспаривать мнение женщины Олег.
- Что я должна сделать с этими корешками, Олег? - неожиданно проявила готовность участвовать в заговоре Веда.
- Они должны быть с тобой всегда и везде на протяжении семи дней, за это время тебе нужно рассказать им о всех своих секретах, после того, как семь дней пройдут, ты должна закопать их в землю в укромном месте, с этого момента они будут охранять тебя где бы ты не была в любое время дня и ночи, на протяжении всей твоей жизни! - получила предприимчивая Веда подробное руководство по запуску процесса смирения неуправляемого Духа стихий Бера и защиты от исходящих от него опасностей.
- Вот это да! Фантастика! Здорово! Невероятно! Спасибо, Олег! Я тебя уважаю! - выразила Веда ему свою глубокую признательность за полученную от него информацию о том, как стать неуязвимой для врагов и жизненных невзгод.
- Я вас с Георгием, Веда, тоже уважаю! Давай по чуть-чуть рябиновой! - сказал художник и наполнил рюмки напитком нежно-красного цвета.
- Давай! - без колебаний поддержала мужской тост Веда.

Продолжение следует...





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 27
© 11.06.2018 Анатолий Томин
Свидетельство о публикации: izba-2018-2294400

Рубрика произведения: Проза -> Приключения












1