"ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ - СУПЕРАГЕНТ КГБ". 8. Ф.Раззаков, М.Крыжановский. Читать онлайн


разведки), по которому у местного органа КГБ не было агентурных позиций. Грузинские чекисты запросили Москву по связям объекта и оказалось, что по нему может поработать агент Высоцкий. К сожалению, местные чекисты сболтнyли лишнее в разговоре с Кавтарадзe. Конечно, Кавтарадзе позвонил тут же Высоцкому и сообщил, что их в Батуми «пасли». Высоцкий встретился с Петровым из УКГБ по Москве и передал ему информацию, которая в спецслужбах считается очень серьезным «ЧП». Последствия для болтуна из Батумского горотдела были печальными.
Сов. секретно
экз. eд
Председателю КГБ Грузинской ССР генерал-полковнику Инаури А. Н.
12 октября 1969 г.
ИСХОДЯЩАЯ ШИФРТЕЛЕГРАММА № 3540
О расшифровке мероприятия «НН»
По данным КГБ СССР, один из сотрудников Батумского горотдела КГБ Грузинской ССР в беседе с актером местного драмтеатра Георгием Кавтарадзе сообщил последнему, что за ним велось наружное наблюдение сотрудниками КГБ. Кроме этого, прослушивались разговоры Кавтарадзе со своими связями. Таким образом, данный сотрудник грубо нарушил правила конспирации и допустил разглашение государственной тайны. Прошу провести служебное расследование по данному факту, о результатах доложить к 19 октября с. г.
Зам. Председателя КГБ СССP генерал-полковник Цвигун С. К.

Сов. секретно
экз. ед.
Зам. Председателя КГБ СССР генерал-полковнику Цвигуну С. К.
19 октября 1969 г.
ВХОДЯЩАЯ ШИФРТЕЛЕГРАММА № 2129
О расшифровке мероприятия «НН» сотрудником Батумского ГО КГБ Грузинской ССР
Следственным отделом КГБ Грузинской ССР проведено служебное расследование факта расшифровки оперативно-технического мероприятия «Т» и работы службы наружного наблюдения КГБ Грузии. В ходе расследования установлено, что ст. оперуполномоченный Батумского горотдела КГБ Грузии, капитан Долидзе В. К. в беседе с жителем г. Батуми Кавтарадзе Г. И., будучи в нетрезвом состоянии, дейтвительно допустил разглашение гостайны.
Приказом Председателя КГБ Грузинской ССР капитан Долидзе В. К. уволен из органов госбезопасности Грузии 18. 10. 1969 г.
Председатель КГБ Грузинской ССР генерал-полковник Инаури А. Н.
Вернувшись в Москву, Высоцкий позвонил в Париж Марине Влади, чтобы справиться, как там она. Та ответила, что все нормально – работает. Высоцкий заверил любимую, что скучает и любит, хотя на самом деле в ее отсутствие продолжал во всю «романить» с Татьяной Иваненко.
Начало нового десятилетия открылось премьерой: 5 января 1970 года на широкий экран вышел фильм Георгия Юнгвальд-Хилькевича «Опасные гастроли», где у Высоцкого, как мы помним, была «агентурная» роль – он играл агента большевиков, ловко водящего за нос царскую охранку. Правда, финал у фильма был трагическим: герой Высоцкого погибал в схватке с начальником Одесской охранки. Заметим, что та же участь постигала и другого героя Высоцкого из разряда секретных агентов – Евгения Бродского из «Интервенции». Почему мы отмечаем эти факты? Дело в том, что и в реальной жизни секретный агент Высоцкий… тоже погибнет. Однако о том, как это произошло и при каких обстоятельствах, мы расскажем чуть позже, а пока вернемся к событиям 1970 года.
В начале марта Высоцкий почтил своим присутствием день рождение актрисы Ии Савиной, с которой он в 1967 году снимался в фильме «Служили два товарища» (они играли роли возлюбленных). Домой наш герой возвращался почти под утро в одном такси с кинорежиссером Германом Климовым. По словам последнего:
«Мы говорили о «Таганке», о знакомых актерах. Внезапно Володя погрустнел, замолчал и отвернулся к окну машины. Устал, решил я, мыслимое ли это дело быть в таком напряжении столько часов.
– Знаешь, – сказал он, – а ведь по-настоящему друзей у меня нет...
Мы виделись еще не раз, но запомнился почему-то этот его голос, боль, с которой это было сказано, запомнился грустный его профиль на фоне темной, тихой, скользящей мимо Москвы... ».
В самом деле, работа агента спецслужб делает человека внутренне очень одиноким. В реальной жизни, вынужденный быть постоянно у всех на виду (чтобы собирать необходимую информацию), внутри себя агент ощущает сильное одиночество. Единственное спасение от этого (пусть и временное) – расширение внешних контактов, имитация бурной деятельности на поприще приобретения новых «друзей». Учитывая, что Высоцкий был актером (причем хорошим), ему эта имитация удавалась легко, хотя иногда и его таланта не хватало на то, чтобы вечно «сохранять лицо». Вот и в отношениях с Влади, как мы уже говорили, он иногда позволял себе такие выходки, после которых в обычных нормальных семьях следует немедленный разрыв отношений. Но здесь ничего этого не происходило, а было обратное – возобновление отношений. Видимо, постановщики этого «спектакля» не собирались так легко отпускать эту пару.
Одна из таких «выходок» Высоцкого случилась 17 марта 1970 года. Вот уже почти три месяца у Высоцкого гостила Марина Влади (он тогда переехал к матери, на улицу Матвеевскую), гостила бы и дольше, если бы не очередной срыв супруга. Тот хотел выпить горячительного, но жена буквально вырвала у него из рук бутылку с водкой и вылила ее содержимое в раковину. Этот демарш настолько возмутил Высоцкого, что он устроил в квартире форменный дебош. О результатах его можно судить по рассказу самого актера, который в те дни жаловался своему приятелю и коллеге Валерию Золотухину: «У меня такая трагедия. Я ее (Влади. – Ф. Р. ) вчера чуть не задушил. У меня в доме побиты окна, сорвана дверь... Что она мне устроила... Как живая осталась... ».
Вот такая метаморфоза приключилась с нашим героем: каких-нибудь два года назад он буквально пылинки сдувал со своей возлюбленной, посвящая ей проникновенные стихи («Без нее, вне ее – ничего не мое... »), а тут вдруг едва не задушил собственными руками. Впрочем, во всем виноват был алкоголь, который в большинстве своем всегда оказывает на своих поклонников негативное воздействие. Высоцкий в этом плане не был исключением – водка увеличивала его природную злость многократно. Однако, следуя древней истине «что у пьяного на языке, то у трезвого на уме», выскажем мнение, что душил Высоцкий свою возлюбленную вполне искренне – видимо, в тот миг ему просто надоело играть в шпионские игры.
В результате разразившегося скандала, Влади на следующий же день улетела в Париж, клятвенно обещая навсегда порвать отношения с Высоцким. Но, как мы уже и отмечали, не порвала, а спустя какое-то время вновь их возобновила. Кто-то скажет, что это любовь, на что мы ответим: «Бизнес – и ничего больше». Ведь трудно заподозрить в столь рациональном и трезвомыслящем человеке как Марина Влади, легкомысленную и романтически настроенную девчонку – все-таки до Высоцкого она дважды успела побывать замужем, родила троих детей. Ей было уже за тридцать, а это отнюдь не тот возраст, когда человек может броситься в пучину любви с такой самоотверженностью, что готов простить своей второй половине даже попытку собственного убийства.
По этому поводу уместно привести слова человека, который, что называется, вблизи наблюдал за этими отношениями и уже тогда поражался их деланности – режиссера Г. Юнгвальд-Хилькевича: «Я никогда не видел Высоцкого страстным с Мариной. С Таней (Иваненко. – Авт. ) он не скрывал своих чувств, был самим собой (потому что там была настоящая, а не постановочная любовь. – Авт. ), а с Мариной вел себя как западный человек: сдержан, предупредителен. Я не узнавал Володю и тяготился, когда мне приходилось быть с ними одновременно. Мы были открыты друг перед другом. Я говорил:
– Володь, ну не получится ничего, такие вы разные, это просто невозможно. Вы оба играете в какую-то игру (как это точно подмечено – именно в игру по заданию спецслужб. – Авт. ).
– Что ты х… несешь? Как ты можешь? – Высоцкий обижался на меня, но эти перепалки не меняли наших отношений (можно представить себе, как испугался Высоцкий того, что их «постановку» могут разоблачить – значит, что-то они недорабатывают, хотя оба актеры. – Авт. )…
Почему, имея Танину любовь, такую, о которой всякий нормальный мужик может только мечтать, Высоцкий сделал выбор в пользу Влади – для меня загадка. (Мы эту загадку расскрываем: связь с Влади давала Высоцкому возможность стать знаменитым и под крылом КГБ объездить полмира, а что давала любовь с Татьяной Иваненко – только счастливую семью и не более того. Для Высоцкого первый вариант оказался гораздо предпочтительнее. – Авт. ). Тем более что, судя по всему, Володя не так уж сильно любил Марину. Говорил, что обожает, но я-то вместе их ви-дел! И так же видел их вместе с Таней: какие там были страсти как с одной, так и с другой стороны. Он ей, сидя за столом в ресторане, руку невзначай на бедро клал, она загоралась вся и трепетала так, как иные женщины не способны на вершине самого великолепного секса. Она и без того невероятной, божественной красоты девочка, но от малейшего его прикосновения преображалась. Невозможно было это наблюдать – завидно… А Марина – очень холодная женщина… Она ему другом не стала. Володе все время в ней чего-то не хватало. И сильно не хватало. С Влади он себя насиловал, уподоблялся ей, застегивался, ограничивался и метался, потому что его самого все это тяготило и не могло не раздражать…».
Так что для многих людей, которые наблюдали вблизи за отношениями между Высоцким и Влади, постановочность этого романа была налицо. Просто они не могли объяснить его причину, не догадывались о тайных пружинах этой «любви». Мы в своей книге истинную подоплеку этого романа впервые раскрываем.
И вновь вернемся к событиям марта 1970 года.
В те дни с Высоцким произошел еще один показательный случай. Вместе с Карапетяном он пришел в ресторан ВТО на улице Горького и там к ним за столик подсадили смутного возраста даму из театральных кругов, которая с места в карьер обрушила свое раздражение на артиста. Она заявила, что только что приехала из Ленинграда, но уже сыта по горло разговорами про Высоцкого. «Надоели эти бесконечные слухи о вашей персоне, – клокотала дама. – То вы вешаетесь, то режете себе вены, но почему-то до сих пор живы. Когда вы угомонитесь? Почему все должно вращаться вокруг вас? Чего вы добиваетесь? Дайте людям спокойно жить! ».
Отметим, что разного рода слухи про Высоцкого барражировали тогда по стране со скоростью пожара. Причем их массовое появление началось как раз с момента знакомства артиста с Мариной Влади. Природа возникновения этих слухов весьма туманна. Некоторые из них рождались спонтанно в недрах народных масс, которые всегда были охочи до такого рода «информации», касаемой знаменитых людей. Однако существенную толику таких слухов вбрасывали в общество и спецслужбы, преследуя свои интересы. Например, в случае с Высоцким это было желание представить певца в глазах широких масс полузапрещенным и гонимым артистом – этакой жертвой системы (у обывателей гонимые всегда вызывают повышенное сочувствие).

ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ
В структуре любых спецслужб есть подразделение, которое занимается распространением целенаправленной дезинфорации, а также разного рода слухов. Например, в Департаменте полиции при МВД Российской империи специалистом по «дезе» был руководитель заграничной агентуры П. Рачковский. В структуре советского КГБ также был отдел дезинформации (Отдел «Д», позднее он назывался Отделом (Службой) «А» – активные мероприятия). Специалисты этого подразделения распространяли «дезу» по самым различным каналам: как официальным (например, через журналистов, работавших в разных СМИ, дипломатов и т. д. ), так и неофициальным (через рядовых граждан, для чего агенты работали в местах большого скопления граждан: магазинах, пивных, банях, рынках и т. д. ). Действенным способом запуска «дезы» было использование таксистов – одних из самых быстрых разносчиков любой неофициальной информации.
В том же марте Высоцкий и Карапетян посетили пенсионера союзного значения Никиту Сергеевича Хрущева. Причем, по словам Карапетяна, все выглядело спонтанно: якобы Высоцкий пришел к нему домой и по ходу разговора внезапно предложил съездить в гости к Хрущеву. Карапетян усомнился в правдивости этих слов, после чего Высоцкий позвонил по телефону дочери Хрущева Юлии и буквально уломал ее отвезти к своему отцу. И уже спустя некоторое время они оказались на даче Хрущева в Петрово-Дальнем.
Н. С. Хрущев, Первый секретарь ЦК КПСС в1953 -1964 гг
Удивляет здесь следующее: та скорость, с которой двое незнакомых Хрущеву молодых людей оказались на территории, где проживали высокопоставленные советские руководители, охранявшиеся сотрудниками 9-го Управления (охрана руководителей государства) КГБ СССР. Читаем у С. Хрущева (сына Никиты Сергеевича): «В Петрово-Дальнем отец жил не один. В поселке было еще несколько дач. Там жили заместители Председателя Совета Министров М. А. Лесечко и И. Т. Новиков, министр финансов А. Г. Зверев…
Дачи в поселке были отделены друг от друга глухими зелеными заборами с деревянными воротами, выходящими на общую асфальтированную дорогу. Ворота поселка охраняла бабушка из вневедомственной охраны, а у наших дачных ворот службу несли офицеры и сержанты Комитета государственной безопасности…».
Согласно бытующей легенде, Высоцкий отправился к Хрущеву, чтобы через него попытаться найти выход на действующих политиков, которые помогли бы ему легализоваться – получить официальное признание как певцу. На самом деле это была ширма: Высоцкий выполнял задание КГБ, который внимательно следил за Хрущевым, поскольку тот в 1970 году работал над своими мемуарами. Так как Хрущев был снят со своего поста в результате заговора, да еще находился в фактической опале, ожидать от него как от мемуариста можно было всякого. Поэтому КГБ старался держать руку на пульсе создания этих мемуаров. Помогал же их литературно обрабатывать Хрущеву известный сценарист Вадим Трунин, который КГБ был хорошо известен: он же был литобработчиком партизанских повестей Семена Днепрова – под этим псевдонимом скрывался никто иной, как зампред КГБ Семен Цвигун.
Высоцкий был отправлен к Хрущеву с одной целью: выдавая себя за опального певца, попытаться разговорить его как по поводу мемуаров, так и на другие темы. В частности, Высоцкий настойчиво добивался от Хрущева характеристик на действующих членов Политбюро под видом того, кто из них смог бы помочь ему стать легальным исполнителем.
М. Крыжановский: «Ну, конечно же, Высоцкий был послан к Хрущеву в качестве «крота». Отметим, что всей их беседы мы до сих пор не знаем, а самое подробное ее описание принадлежит… Давиду Карапетяну, которому было что скрывать, учитывая его дружбу с Высоцким. Кстати, некоторые друзья Высоцкого (например, сценарист Артур Макаров) долгое время подозревали Карапетяна в сотрудничестве с КГБ и даже советовали Высоцкому с ним сильно не дружить. Но Высоцкий дружил, поскольку и сам проходил по тому же ведомству. У них, кстати, с Карапетяном и жены были одинаковые – французские коммунистки Марина Влади и Мишель Канн.
ДОКУМЕНТ N1
Сов. секретно
экз. ед.
Председателю КГБ СССР
генерал-полковнику Андропову Ю. В.
26 февраля 1970 г.
По делу оперативного наблюдения на "Хамелеона".
5-м управлением КГБ СССР по делу оперативного наблюдения изучается
Хрущев Никита Сергеевич, 1894 г. р.,
ур. с. Калиновка Курской губернии,
с высшим образованием,
член КПСС, несудимый, женат,
бывший Первый секретарь ЦК КПСС,
пенсионер Всесоюзного значения,
житель пос. Петрово-Дальнее Красногорского района Московской области
Согласно Вашего указания, 2 марта 1970 г. агент УКГБ по г. Москве и Московской области «Виктор» – Высоцкий В. С. (Ф. И. О. прописью) посетит «Хамелеона» на госдаче в пос. Петрово-Дальнее Московской области. "Виктор" договорился об организации встречи с внучкой «Хамелеона» – Хрущевой Ю. Н., завлитом Театра им. Вахтангова.
Агенту отработано задание по выяснению имеющихся планов «Хамелеона» передать для публикации на Западе его мемуаров и сделать заявление для иностранных СМИ, отношении к руководству КПСС, характер его связей и контактов в настоящее время с сотрудниками государственного и партийного аппарата.
Встреча будет проконтролирована мероприятием «Т».
Начальник 5-го Управления КГБ СССР
генерал-майор Бобков Ф. Д.
ДОКУМЕНТ N2
Сов. Секретно
экз. ед.
Генеральному секретарю ЦК КПСС
Брежневу Л. И.
13 марта 1970 г.
Особая папка
Направляю выписку из сводки оперативно-технического мероприятия «Т» (прослушивание) от 2. 03. 1970 г. по объекту дела оперативного наблюдения "Хамелеон" – Хрущеву Н. С. (Ф. И. О. прописью).
Встречу с Хрущевым Н. С., согласно отработанного задания, провел агент КГБ «Виктор» – Высоцкий В. С. (Ф. И. О. прописью).
Председатель КГБ СССР
генерал-полковник Андропов Ю. В.
Сов. Секретно
экз. № 1
СВОДКА ОТМ "Т" от 2. 03. 1970 г по объекту ДОН «Хамелеон»
Дача Н. С. Хрущева, пос. Петрово-Дальний Красногорского района Московской области.
1:20 – 1:55 запись не велась, за объектом и посетившими его В. Высоцким и Д. Карапетяном велось наблюдение сотрудниками 9-го Управления КГБ в ходе их прогулки по территории дачи.
2: 02 – 3:18, гостиная комната
Высоцкий. – Никита Сергеевич, у вас очень скромная дача, простите.
Хрущев. – Раньше мы жили в Горках, но ЦК это раздражало, слишком близко был от власти (смех). Ничего, мне хватит и трех комнат, даже много.
Высоцкий. Моя мама получила квартиру благодаря вам, спасибо.
Хрущев. – В хрущобе, конечно (смех). Вот меня сейчас все ругают, дома эти называют "хрущобами", а не говорят, что мы тогда вытащили людей из подвалов, где и сортиров не было, дали им благоустроенное жилье, правда, маленькое, с низкими потолками, но жить-то можно. Ведь при Сталине жилых домов почти не строили, а я из-за этих "хрущоб" с армией поругался.
Высоцкий. – Хочу вам в двух словах о своих проблемах.
Хрущев. – Вы артист и музыкант, мне Юля что-то говорила, я о вас не слышал.
Высоцкий. – Вот, исполняю свои песни, о войне, о любви, о стране, но мне не дают работать официально, нормально. Кого-то больше раздражаю, чем вы (смех). Народ меня знает, но меня нет.
Хрущев. – Знакомо.
Высоцкий. – Песни мои ругают, на каждом шагу ставят палки в колеса. А люди хотят слушать... К кому из руководства мне лучше обратиться? Вы ведь там всех знаете.
Хрущев. – Даже не знаю, кого вам посоветовать. Лучше, наверное, идти к Демичеву: он более-менее молодой, прогрессивный, выдвигался при мне, лучше остальных в таких вещах разбирается.
Высоцкий. – Никита Сергеевич, а у вас не найдется чего-нибудь выпить?
Хрущев. – Мне врачи запретили – печень пошаливает. Вообще-то есть "Московская особая"...
Высоцкий. – Давайте. Я до войны родился, отец в Германии служил. Сталина живым не видел, а вы же с ним работали?
Хрущев. – Да. Непростой был руководитель. Как-то после войны пригласил Сталин нас с Микояном на обед на даче на Рице. Никого больше из Политбюро не было. И там он откровенно сказал вдруг: "Я никому не верю, даже самому себе". Страшный человек.
Высоцкий. – Вас сняли с работы. Я представить себе не могу, как это делается.
Хрущев. – Да... вот этот... предателем оказался. И о Суслове меня тоже мои люди предупреждали, советовали его убрать, но я не послушался. Потому что дураком был...
Высоцкий. – Никита Сергеевич, а у вас в доме гитара есть? Я бы спел для вас.
Хрущев. – Нет, не играет никто.
Высоцкий. – Ну, в таком случае разрешите приехать еще раз, попеть для вас. Нам пора
Хрущев. – Я вас проведу, чтобы охрана вас не трогала.
Между тем очередное «примирение» Высоцкого и Влади произошло в конце мая 1970 года. Высоцкий позвонил Марине в Париж и по телефону попросил у нее прощения. И она его простила, после чего приехала в Москву.
К слову, о Влади. 1 июня в столичных кинотеатрах состоялась премьера фильма Сергея Юткевича «Сюжет для небольшого рассказа», где возлюбленная Высоцкого исполнила роль другой возлюбленной, а именно – Лики Мизиновой, в которую был влюблен Антон Чехов. Спустя двенадцать дней после премьеры Влади прилетела в Москву мириться с мужем. Как раз к ее приезду в Москве запустили еще один фильм с ее участием – «Время жить», который крутили на малой спортивной арене в Лужниках 15-21 июня.
Едва Влади вскоре покинула Москву, как повторилась все та же история: Высоцкий снова возобновил роман с Татьяной Иваненко. Вспоминает А. Смирнов: «В конце июля Володя приехал в Чегет (там в 1966 году проходили съемки фильма «Вертикаль». – Ф. Р. )… Ходили мы с ним однажды вечером в поселок Терскол – звонить в Москву. Страшно он себя вел. Метался в телефонной будке и кричал в трубку:
– Приезжай немедленно! Я люблю тебя!...».
Зададимся вопросом: кого именно наш герой просил приехать на Чегет: Марину Влади или Татьяну Иваненко? Судя по всему, последнюю, поскольку Влади тогда была в Париже и приехать немедленно в Чегет никак не могла.
В следующий раз Влади приехала в СССР в середине сентября. Причем Высоцкий взял в театре краткосрочный отпуск и съездил в Брест, где встретил свою возлюбленную. И там с ними произошла странная история. Когда звездная чета остановилась на ночь в Смоленске, в гостинице «Россия» и ужинала в тамошнем ресторане, неизвестные вскрыли их автомобиль и вынесли все, что там было ценного. А было там много чего: пальто Влади, медвежья шкура, должная украшать квартиру звездных супругов в Матвеевском (в дом на улице Матвеевская Высоцкий вселился ранней весной того же 70-го), пара десятков импортных дисков и еще кое-что по мелочи. К счастью, сумку с документами Влади хватило ума оставить при себе, поэтому они не пострадали. Но все равно настроение было испорчено.
Супруги отправились в милицию, чтобы заявить о пропаже вещей, хотя в душе мало надеялись, что там им помогут. Но ошиблись. Следователь по фамилии Стукальский, который принял от них заявление, воспринял происшедшее как личное оскорбление и заверил звездную чету, что преступление будет раскрыто в самые короткие сроки. «Но мы утром уже уезжаем», – напомнили ему супруги. «Значит, найдем за ночь», – последовал ответ. Жертвы отнеслись к этому заявлению как к шутке. А что получилось? Прошел всего лишь час, как им уже представили для опознания их исчезнувшие вещи. Все было на месте: и пальто, и шуба, и даже пластинки все до единой. Чтобы отблагодарить сыскарей за их доблестный труд, Высоцкий и Влади подарили им свою фотографию с дарственной надписью.
Обратим внимание на оперативность милиции в деле поисков похищенного – всего одна (! ) ночь. Причем были возвращены все вещи до единой. И про грабителей ни слова: кто они, как их обнаружили. На самом деле это был негласный обыск вещей Влади со стороны спецслужб, который был обставлен как ограбление. Так сказать, доверяй, но проверяй, что в практике спецслужб весьма распространенное явление.
Пребывание Влади растянулось почти на два (! ) месяца, чего раньше с ней никогда не было. Но советские власти, когда давали ей подобное разрешение, прекрасно были осведомлены, что в этот раз французская кинодива приехала не просто так, а с дальним прицелом – именно тогда она официально вышла замуж за Высоцкого. То есть ровно два года (с лета 1968 года) они «присматривались» друг к другу, после чего, наконец, решили скрепить свои отношения по-серьезному. Самое интересное, но это «присматривание» со стороны Влади ничем хорошим завершиться не должно было. Если сама она вела себя по отношению к Высоцкому корректно, то вот про него сказать этого было нельзя. Короче, с нормальной точки зрения брак с таким супругом был чреват одними сплошными проблемами. Но Влади это не остановило. Может быть, и вправду сильно любила Высоцкого? Тогда как объяснить следующий рассказ Д. Карапетяна:
«В мае 1970 года я возил Марину в больницу на Каширке, где в то время лежал Володя: на обратном пути она несколько раз повторила одну и ту же мысль в разных вариациях: «Одно не пойму – зачем мне все это нужно?!»…».
Как видим, ни о какой любви речь здесь не идет. Если бы Влади любила, то так бы и сказала Карапетяну: мол, проблемный человек Володя, но я его так люблю, что ничего не могу с собой поделать. Но вместо этого, по сути, крик боли и отчаяния: на кой черт мне эти отношения? Сказать же правду актриса не может: слишком опасно.
Брак Высоцкого и Влади был зарегистрирован 1 декабря 1970 года в московском ЗАГСе на улице Грибоедова. Со стороны невесты свидетелем выступал ее давний и хороший приятель – журналист коммунистической газеты «Юманите» Макс Леон, со стороны жениха – его старинный друг Всеволод Абдулов. В своих мемуарах Влади проговаривается: «Мы немного удивлены той поспешностью, с какой нам было позволено пожениться». Однако в этой поспешности нет ничего удивительного, если учитывать, что советские спецлужбы были заинтересованы в этом браке.
Торжество по поводу бракосочетания прошло в субботу, 12 декабря, в малогабаритной однокомнатной квартирке на Котельнической набережной (ее снимала Марина Влади). Поскольку небольшая площадь квартиры не позволяла лов и Макс Леон, режиссер Юрий Любимов с супругой Людмилой Целиковской, поэт Андрей Вознесенский с супругой Зоей Богуславской, кинорежиссер Александр Митта с супругой Лилей, художник Зураб Церетели. Обратим внимание на слова последнего, который назвал эту свадьбу «более чем скромной и скучной». Причем жених вовсе не радовался свалившемуся на него счастью, а, по словам Церетели: «Настроения нет, Володя на диване лежал, на гитаре играл... ».
В свете всего изложенного выше, понятно почему у жениха столь безразличное настроение к этому торжеству: он понимает, что это спектакль, постановка, в которой они с Влади – всего лишь статисты. Однако играть свои роли они обязаны, поскольку только это может гарантировать им существенные бонусы от постановщиков этого действа: материальный интерес был ведущим мотивом этого брака.
Спустя сутки тот же Церетели увез молодоженов к себе на родину, в Грузию, чтобы вдохнуть в них хоть толику счастья. Но там уже Влади постаралась. Во время застолья в грузинском селе Багеби она случайно ударила ногой по столешнице, из-за чего огромный дубовый стол, заставленный посудой, бутылками, сложился вдвое, и все полетело на пол. А на Кавказе есть примета: если на свадьбе потолок или стол начинают сыпаться, значит, у молодых жизнь не заладится. Вроде бы, случайность – удар по столешнице, но по нашему мнению – закономерность. Можно обмануть людей, разыграв перед ними спектакль, но Всевышнего не обманешь. Он обязательно подаст знак о том, что происходящее – туфта, имитация.
М. Крыжановский: «Депрессия Высоцкого понятна: тогда он еще не мог обеспечить Влади по высшему разряду, как обещал. Что могло дать Высоцкому УКГБ по Москве, где он был на связи как агент? В материальном плане – мало. Но он-то рассчитывал на большее. И оно скоро появиться. Когда к делу подключится разведка, Первое главное управление КГБ СССР, то и пойдут поездки за границу с двумя паспортами, объявятся миллионеры Вадим Туманов и Бабек Серуш, дважды будет Мексика, трижды США и 16 раз Франция. Именно тогда к нему и начнут приходить настоящие деньги... ».
Вернувшись в Москву, Влади предприняла очередную попытку добиться через ОВИР разрешения для своего мужа выезжать за границу. Теперь уже на официальных основаниях. Однако ей в этом было отказано в весьма деликатной форме: дескать, этот вопрос рассматривается. Рассматривание затянется на два с половиной года, что было не случайно. В течение двух лет он был на связи с 5-м отделом УКГБ по Москве и 2-м Главным управлением КГБ СССР, где зарекомендовал себя с самой лучшей стороны. Теперь ему предстояло начать вплотную сотрудничать с Первым главным управлением (ПГУ) и пройти там спецподготовку (агентура для зарубежных акций готовилась особенно тщательно). И только после этого его могли начать выпускать за рубеж.
Кстати, в своих мемуарах Влади вообще не рассуждает на этот счет, не давая никаких объяснений по поводу того, почему после свадьбы ее мужу еще столько времени не позволяли выезжать к ней в Париж. А ведь Влади в ту пору была достаточно влиятельным функционером ФКП, активистом Общества дружбы «Франция-СССР». Неужели





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 94
© 11.06.2018 Михаил Крыжановский
Свидетельство о публикации: izba-2018-2294059

Рубрика произведения: Разное -> Легенда












1