"ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ - СУПЕРАГЕНТ КГБ". 6. Ф.Раззаков, М.Крыжановский. Читать онлайн


"Но остались ни с чем егеря... ", или Инициативник Высоцкий
Когда в марте 1968 года Влади приехала в Москву, чтобы сниматься в фильме «Сюжет для небольшого рассказа» (16 марта в «Правде» об этом был фоторепортаж), Высоцкий попытался возобновить их отношения, но из этого ничего не вышло. После этого актер впал в депрессию, а 20 марта даже явился нетрезвым на спектакль “Десять дней, которые потрясли мир”, из-за чего директор театра Николай Дупак запретил ему выходить на сцену. Вместо него Любимов назначил другого исполнителя – Валерия Золотухина. А того будто черт дернул за язык сказать: “Буду играть только за 100 рублей”. Это была шутка, но многие расценили это как предательство. Высоцкий стал срывать с себя костюм Керенского: “Я ухожу... Отстаньте от меня... ”. Золотухин бросился за другом, а тот у самого выхода его буквально ошарашил: показал ему записку, где черным по белому было написано: “В моей смерти прошу никого не винить!.. ”. Однако до суицида дело так и не дошло. На следующий день, протрезвев, Высоцкий улетел с концертами сначала в Куйбышев, а потом аж в Магадан.
В театре его отъезд был расценен как издевательство. Вместо того чтобы прийти и покаяться за вчерашнее, он, видите ли, вздумал концерты давать. 22 марта в театре был вывешен приказ об увольнении Высоцкого по статье 47 КЗОТ. Перед его вывеской Золотухин ходил к Дупаку, чуть ли не в коленях у него валялся, умоляя не вешать приказ до появления Высоцкого, но директор и слышать ничего об этом не хотел. “Вот он у меня уже где! – резанул себя ладонью по горлу Дупак. – Хватит с ним нянькаться, хватит! ”.
Обо всех этих «чудачествах» Высоцкого знала Влади, что, естественно, не прибавило ей желания продолжить отношения с ним. А тому между тем предстояло испытать очередные болезненные удары судьбы. Во-первых, в актерский штат «Таганки» был принят новый актер – выпускник Щукинского училища Виталий Шаповалов. Фактурно он выглядел как копия Высоцкого, поэтому Любимов решил начать его вводить на роли последнего (начали с Маяковского в «Послушайте! »). Во-вторых, в центральной прессе вышли сразу три зубодробительные статьи о песенном творчестве Высоцкого.
Первая публикация появилась на свет 31 мая в «Советской России». В заголовок ее была вынесена строчка из его песни – “Если друг оказался вдруг... ”. Авторы публикации – Потапенко и Черняев – комментировали недавние гастроли Высоцкого в Куйбышеве и при этом оскорбительных эпитетов не жалели. Например, писали, что вместо горячо любимых народом песен из фильма “Вертикаль”, Высоцкий исполнял песни, которые обычно крутят на магнитофоне во время разного рода пьянок и вечеринок.
Вторая статья (от 9 июня) в той же «Советской России» была куда более обширной и хлесткой. Она носила название «О чем поет Высоцкий» и авторов опять было двое: преподаватель консультационного пункта Госинститута культуры г. Саратова Галина Мушта и журналист А. Бондарюк. Авторы выносили Высоцкому безжалостный приговор: «Во имя чего поет Высоцкий? Он сам отвечает на этот вопрос: «ради справедливости и только». Но на поверку оказывается, что эта справедливость — клевета на нашу действительность. У него, например, не находится добрых слов о миллионах советских людей, отдавших свои жизни за Родину... Высоцкому приятна такая слава, которая «грустной собакой плетется за ним». И в погоне за этой сомнительной славой он не останавливается перед издевкой над советскими людьми, их патриотической гордостью... ».
Наконец, 16 июня по Высоцкому “ударила” еще одна центральная газета – «Комсомольская правда», где была опубликована статья «Что за песней». Там певцу опять ставились в вину песни «блатного цикла». Отметим, что в заметке не упоминалось его имя (хотя большинство читателей прекрасно поняли о ком идет речь, поскольку песни Высоцкого у многих были на слуху) – видимо, такое указание поступило «сверху», дабы не слишком травмировать певца, который тогда чувствовал себя не слишком хорошо (даже в больнице лежал).
Буквально оглушенной такой атакой в прессе, Высоцкий какое-то время выжидал, после чего 23 июня взялся за перо – написал письмо в ЦК КПСС, в котором попытался защитить свое честное имя, так беззастенчиво оболганное, как он считал, со страниц сразу двух влиятельных печатных изданий. Однако надежды на то, что в ЦК его защитят у Высоцкого было мало. Вот тогда-то (в конце июня) у него и созрела окончательная идея выйти на прямой контакт с КГБ. Уж эта организация могла прикрыть тылы артиста, как никто другой.
М. Крыжановский: «О принадлежности Высоцкого к агентуре КГБ 5-го Управления КГБ с 1968 года мне сообщил в 1987 году генерал-майор В. М. Владимиров – бывший начальник отдела «В» (убийства и диверсии) ПГУ КГБ в 1967-1968 гг, впоследствии – начальник Управления «РТ» ПГУ КГБ. Первичный оперативный контакт КГБ с Высоцким случился летом 1968 года. Артист инициативно обратился с письмом к Председателю КГБ Ю. В. Андропову, где выразил готовность сотрудничать с КГБ, написав на Лубянку – это было гораздо проще, чем выяснять, к кому надо обращаться на самом деле (к нач. УКГБ С. Лялину).
В. М. Владимиров
Председателю КГБ СССР Андропову Ю. В.
г. Москва, Лубянская площадь, дом 2
Уважаемый Юрий Владимирович!
Обращается к вам артист Московского Театра драмы и комедии на Таганке Высоцкий Владимир Семенович.
Мне 30 лет и я, как артист, стараюсь служить своей стране своим творчеством, своими песнями, которые вы, возможно, знаете по кинофильму «Вертикаль», снятому в 1967 г. Но я также чувствую ответственность за свою страну, как гражданин СССР. Возможно, я мог быть полезен в деле защиты нашей страны, обеспечения государственной безопасности и борьбе с врагами Советской власти.
Я проживаю в г. Москве, ул. Телевидения, д. 11 кор. 4 кв. 41. Мой телефон ___________
Буду ждать вашего ответа.
1 июля 1968 г
Высоцкий В. С.
Андропову доложили о письме и с резолюцией «Прошу рассмотреть» оно ушло к начальнику 5-го управления А. Кадашеву, а оттуда – начальнику УКГБ С. Лялину, который расписал его на 5 отдел УКГБ по Москве.
Изучение и определение возможности «в» (вербовка) Высоцкого было поручено опытному ст. о/уп. (старшему оперуполномоченному) майору… назовем его В. И. Петровым. Петров проверил Высоцкого и его родственников по учетам агентуры КГБ и МВД, наличие судимостей, родственников за границей, переписки. После этого он написал рапорт на установление первичного оперативного контакта с кандидатом на «в» Владимира Семеновича Высоцкого, начальник отдела его утвердил и Петров встретился с Высоцким на явочномм пункте «Восточный». Убедившись, что перед ним не псих, а человек волевой, авантюрный и деловой, Петров, возвратившись в УКГБ написал уже рапорт об установлении оперативного контакта.
Сов. секретно
экз. ед
УТВЕРЖДАЮ
Начальник 5-го отдела УКГБ по г. Москве и Московской области
полковник Иванов В. И.
5 июля 1968 г.
РАПОРТ
об установлении личного оперативного контакта с кандидатом на "в" В. С. В.
Мною, ст. о/уп 1-го отделения 5-го отдела УКГБ, майором Петровым К. С., 4 июля 1968 г на я/п «Восточный», установлен личный оперативный контакт с кандидатом на вербовку В. С. В -
Высоцким Владимиром Семеновичем, 1938 г. р.,
ур. г. Москвы, русским, с высшим образованием,
беспартийным, женатым, несудимым,
актером Театра драмы и комедии на Таганке,
проживающим по адресу г. Москва, ул. Телевидения, д. 11 корпус 4, кв. 41
1 июля 1968 г. Высоцкий В. С. обратился с письмом к Председателю КГБ СССР Ю. В. Андропову, в котором он выразил готовность оказывать помощь органам КГБ в обеспечении госбезопасности страны. В связи с этим кандидату была высказана благодарность за его инициативу и отмечено, что это нелегкая и ответственная работа.
В начале беседы выяснялось отношение кандидата к политике КПСС и советского государства и Высоцкий отметил, что считает себя патриотом своего государства и хотел бы проявить себя и в своей работе, и в сотрудничестве с органами госбезопасности. Однако, чиновники от культуры не всегда понимают его творчество.
Далее в разговоре была затронута тема творчества главного режиссера и актеров такого необычного коллектива, как труппа Театра на Таганке. Высоцкий откровенно рассказал об обстановке взаимной зависти и недоброжелательностои в коллективе, жестком стиле руководства Юрия Любимова, который, тем не менее, создал кассовый театр.
Кандидат произвел положительное впечатление – легко устанавливает и развивает контакт, интеллектуал, хороший слушатель, харизматичен.
Полагаю целесообразным продолжить встречи с Высоцким В. С. с целью определения необходимости и целесообразности привлечения его к сотрудничеству с органами КГБ в качестве агента.
Ст. о/уп 1-го отделения 5-го отдела УКГБ
майор Петров К. С.
Согласен.
Нач. 1-го отделения 5-го отдела УКГБ
п/пк Николаев В. И.
М. Крыжановский: «В течение последующий двух месяцев опер Петров проверял кандидата на различных поручениях: сообщить характеризующие данные на режиссера Любимова, актеров Андрея Миронова, B. Золотухина, B. Смехова и других, проследить за поведением режиссера Говорухина по возвращении последнего из-за границы. Высоцкий очень старался – человек он был умный, невероятно обаятельный, контакты устанавливал и развивал быстро и на любом уровне, конспирацию и дисциплину соблюдал, на встречи в я/п (явочном пункте) приходил минута в минуту. Идеальный источник. Пошла вербовка. Высоцкий не то что согласился сотрудничать – он сам пошел на вербовку. Вообще-то, спецслужбы очень осторожно относятся к инициативникам и мне пришлось встречаться с такими людьми. Среди них достаточно сумасшедших и перспективных предателей, которые стремятся не дать информацию, а получить информацию о деятельности КГБ. Но Высоцкому поверили и не ошиблись…»
ДОКУМЕНТ N1
«Сов. секретно
экз. № 1
УТВЕРЖДАЮ
Начальник УКГБ по г. Москве и Московской области
генерал-майор Лялин С. Н.
19 сентября 1968 года
РАПОРТ
о состоявшейся вербовке агента КГБ «Виктора»
Мною, ст. о/уп 1-го отделения 5-го отдела УКГБ по г. Москве и Московской области майором Петровым К. С., согласно утвержденного вами рапорта на вербовку, 14 сентября 1968 года на я/п «Восточный» был завербован в качестве агента органов КГБ
Высоцкий Владимир Семенович, 1938 г. р.,
ур. г. Москвы, русский, с высшим образованием,
беспартийный, женатый, несудим,
актер Театра драмы и комедии на Таганке,
проживающий по адресу г. Москва, ул. Телевидения, д. 11 корпус 4, кв. 41
В начале вербовочной беседы с кандидатом на «в» было обсуждено выполнение им поручения по Миронову Андрею Александровичу, актеру Театра Сатиры, бывшему объекту дела оперативной проверки «Странник», профилактированому ранее 5-м отделом УКГБ за попытку несанкционированного захода на территорию посольства США в Москве. Высоцкий сообщил, что..июля с. г., согласно полученого поручения, он встретился с Мироновым А. А. на киностудии «Мосфильм» и имел непродолжительную беседу, в ходе которой Миронов упомянул, что «инцидент у американского посольства, куда его пригласили дочери американского посла, принес ему проблемы с КГБ и он сожалеет о случившемся». Антисоветских высказываний Миронов не допускал.
Затем кандидату было предложено продолжить сотрудничество с органами КГБ на постоянной основе. Высоцкий В. С. сказал, что он готов выполнять поручения органов КГБ, если это поможет в деле укрепления безопасности страны. Кандидат избрал псевдоним «Виктор», от него была полученa подписка о доброволном согласии сотрудничать с органами КГБ. С целью усиления конспирации, последующие встречи с агентом будут проводиться на явочной квартира «Михайлов».
В дальнейшем планируется использовать агента «Виктора» в разработке объектов, проводящий организованную антисоветскую деятельность. С учетом того, что близкой связью агента является Марина Влади, французская киноактриса, член ЦК ФКП, «Виктор» будет также использоваться в разработке антисоветских центров во Франции.
Прошу утвердить вербовку «Виктора» в качестве агента органов КГБ.
Ст. о/уп 1-го отделения 5-го отдела УКГБ майор Петров К. С.
Подписка о согласии Высоцкого сотрудничать с КГБ
«Я, Владимир Семенович Высоцкий, даю добровольное согласие оказывать органам КГБ помощь в борьбе с врагами Советской власти. Предоставляемые мной материалы буду подписывать агентурным псевдонимом «Виктор».
19 сентября 1968 года Собственноручная подпись и имя «Виктор»
ДОКУМЕНТ N2
Сов. секретно
экз. ед.
АНКЕТА
агента «Виктор», л. д. № 18675
Фамилия, имя, отчество: Высоцкий Владимир Семенович
Завербован : 14 сентября 1968 г. 5-м отделом УКГБ по г. Москве и Московской области
Дата и место рождения: 25 января 1938 г., г. Москва
Гражданство: СССР
Национальность: русский
Родители:
Отец – Высоцкий Семен Владимирович, 1916 г. р., военнослужащий
Мать – Высоцкая (Серегина) Нина Максимовна, 1912 г. р, переводчик с немецкого языка
Гражданство: СССP
Партийность: беспартийный
Образование: высшее
Наличие судимостей : несудим
Семейное положение: женат
Жена: Высоцкая (Абрамова) Людмила Владимировна, актриса
Дети:
Сын – Высоцкий Аркадий Владимирович, 1962 г. р., учащийся
Сын – Высоцкий Никита Владимирович, 1964 г. р.
Наличие родственных связей за границей и переписки: не имеет
Находился ли кто-либо из родственных связей на оккупированной территории во время войны или был интернирован: нет
Наличие оперативно значимых связей: Марина Влади (Марина Владимировна Полякова), 1938 г. р., французская киноактриса русского происхождения, проживает в г. Париже, известна 5-му ПГУ КГБ.
Личные качества агента : умение устанавливать и развивать связи, артистизм, аналитические способности
Место работы: актер театра Драмы и комедии на Таганке
Место жительства : г. Москва, ул Телевидения, д. 11 корпус 4, кв. 41
Ст. о/уп 1-го отделения 5-го отдела
майор Петров K. C.
рег. №2568
М. Крыжановский: «В материалах оперативного контакта и вербовки Высоцкого имя Андрея Миронова возникло не случайно. Во-первых, они дружили, во вторых, Высоцкий очень старался понравиться оперработнику и сообщал все по близким связям, в третьих, Миронова профилактировали, а кандидатам на «в» как раз дают поручения по бывшим профилактированым или объектам дел оперучета. Напомним, что у Миронова проблемы с КГБ возникли весной 1968 года, когда он несанкционированно очутился на территории посольства США в Москве.
Итак, Высоцкий завербован. Bербовку зарегистрировали в 10-м отделении УКГБ и Петров получил «корочки» двух дел: личного дела агента «Виктор» и рабочего дела. В личное дело пошли все перечисленные выше документы плюс анкета агента, а в дальнейшем – материалы проверки «Виктора» через другую агентуру и ОТМ (оперативно-технические мероприятия – «ПК» (перлюстрация корреспонденции), «О» – визуальное наблюдение, "С" (телефон), «НН» (наружка), ежегодные характеристики на агента. В рабочем деле концентрировались сообщения агента или справки о встрече c агентом. При передаче «Виктора» на связь в ПГУ (Первое главное управление – разведка), составлялась справка по этим делам.
Агентурный псевдоним «Виктор», выбранный для Высоцкого, не был случайным. Обычно агентам предлагают выбрать любое имя, хотя в КГБ была традиция давать псевдоним, исходя из первой буквы фамилии. «Виктор», т. е. «победитель» было единственным именем, которое мог выбрать Высоцкий с небольшой подсказкой. Ведь он был человеком авантюрного склада, не любящий и не умеющий проигрывать. Это вам не мятущийся «Гамлет» Михаила Козакова – еще одного агента КГБ из среды творческой интеллигенции. У Высоцкого не было присущей Козакову экзальтации и даже женственности. Поэтому он и выбрал «победителя». Впрочем, он потом сыграл-таки в театре Гамлета, но это был уже несколько иной, чем у Козакова, герой.
Мне в агентурной юности предложили псевдоним «Константин» от Крыжановский. Категорически не рекомендуется произносить в присутствии агента слово «псевдоним», а тем более «кличка». На жаргоне КГБ агент- это «штык» или «полосатый» (запрос на проверку на принадлежность к агентуре КГБ имеет красную линию по диагонали). Естественно, в КГБ знали о проблемах Высоцкого с алкоголем. Однако это не стало препятствием. Аморальность или моральность агента – вопрос десятый; покажите мне непьющего актера, у которого нет любовницы. Главное – чтобы у агента были связи в оперативной среде. У Высоцкого такие связи были в избытке.
По 5-й линии работали, к сожалению, не лучшие из чекистов. Хороших ребят забирала разведка и контрразведка. А из «пятки» людей часто увольняли за алкоголизм, фальсификации вербовок, сексуальные скандалы, автоаварии в пьяном виде. Дошло до того, что в одном из региональных управлений расстреляли офицера за взятки от священников в особо крупных размерах. У меня был случай в начале 80-х, когда эти ребята попросили об использовании моего агента для проверки их ценного источника перед отъездом на постоянное проживание за границу. Приехали мы с агентом в город Н., провели мероприятие с использованием спецмагнитофона (запись на проволоку), потом агент писал сообщение по мероприятию, а эти подонки свернулись и укатили на служебной машине. Пришлось нам с агентом добираться на такси (50 км). Потом было разбирательство и я спросил этих ублюдков, что бы с ними сделали, если бы это произошло во время войны. Потом я написал рапорт лично Генсеку ЦК КПСС Ю. Андропову, но нач. Управления буквально упросил меня его не отсылать…».
Но вернемся в конец 60-х.
Именно в первой половине июля 1968 года (когда Высоцкий впервые вышел на контакт с КГБ) наступил перелом и в отношении Влади к Высоцкому: она, наконец, приняла его ухаживания. Без этого согласия агентурная суперпара Влади – Высоцкий, конечно же, не состоялась бы.
ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ
Создавать агентурные семейные пары спецслужбы России начали весьма активно еще до Советской власти – при царизме. Царская охранка добилась на этом поприще больших успехов, поскольку не жалела на это денег. Особенно много она платила особо ценным агентам, работавшим в семейном тандеме. Абсолютный рекорд на этом поприще принадлежал семейной паре Загорских, которые работали в Берлине и Париже против партии эсеров. Например, лидер этого тандема – Мария Загорская – ежемесячно получала 3 500 франков, что было огромной суммой (ее супруг был удостоен чуть меньшего гонорара).
Летом 1968 года Влади находилась в Москве, куда приехала не одна, а впервые привезла с собой почти всю свою семью: маму и трех сыновей от двух браков. С 4 июля Влади возобновила съемки в «Сюжете для небольшого рассказа» (с 19 июня там был простой из-за болезни исполнителя главной роли – Николая Гринько). Высоцкий тоже находился в Москве, играл в театре и готовился к павильонным съемкам в «Хозяине тайги» на Мосфильме. В итоге между ним и Влади происходит судьбоносная встреча в гостинице «Советская», где Марина жила вдвоем со своей матерью (детей им помогли устроить в пионерский лагерь). Происходят смотрины Высоцкого со стороны матери Влади. Как гласит легенда, в первые минуты новый ухажер пожилой женщине показался не очень (у Влади бывали кавалеры и покруче), но после нескольких минут общения с ним Милица Энвальд поняла – у этого кавалера вся его сила кроется не во внешности.
Окрыленный этим успехом, Высоцкий 19 июля, вместе со съемочной группой фильма «Хозяин тайги», отправился в экспедицию – на натурные съемки в Сибирь, в село с дивным названием Выезжий Лог (300 километров от Красноярска). Высоцкого и Золотухина (оба играли главные роли) пустила на постой местная жительница Анна Филипповна, у которой пустовал дом ее давно уехавшего в город сына. Именно там Высоцкий вскоре и написал свою знаменитую песню «Охота на волков». Полагаем, что нашим читателям хорошо известна эта песня – этакий гимн свободолюбивой интеллигенции. До сего дня, спрятанный в песне подтекст, расшифровывался следующим образом: дескать, власть пытается ограничить свободу интеллегенции разного рода запретами, но есть среди интеллигентов такие смельчаки, которые находят в себе силы и вырываются за «флажки» – на свободу. Одним из таких смельчаков был Высоцкий, что, собственно, и подвигло его написать это эпохальное и эмоционально мощное произведение.
Между тем, в свете рассказанного нами выше, позволим себе высказать свою точку зрения на историю создания этой песни. Поводом к ее написанию послужило ничто иное, как согласие Высоцкого сотрудничать с КГБ. Вспомним строки из песни:
…Обложили меня, обложили,
Но остались ни с чем егеря.
После того, как Высоцкий добровольно встал на путь агентурного сотрудничества с КГБ (как пел он сам: «жажда жизни сильней»), ему и в самом деле были не страшны никакие «егеря»: ни из ЦК КПСС, ни из других ведомств и министерств. Людям, которые давали свое согласие работать на Лубянку, КГБ всегда обеспечивал надежные тылы и прикрытие от любых недоброжелателей. Высоцкому во время оперативного контакта с сотрудником «пятки» так и было заявлено: «С этого момента можете не волноваться – вы наш человек и вас никто не тронет. Так что работайте спокойно». Поэтому Высоцкий писал свою «Охоту на волков» как издевку над «егерями», которые, конечно, не оставят своих попыток испортить ему жизнь, однако раздавить его им уже не удастся. И ведь не раздавили!
Именно во время пребывания Высоцкого в Сибири случились известные всем чехословацкие события – ввод войск Варшавского Договора в Чехословакию с целью сменить тамошнее партийное руководство (вместо А. Дубчека придет Г. Гусак) и свернуть экономико-политические реформы, которые проводились там с начала 60-х. Реформы эти подразумевали существенную капитализацию чехословацкого общества, что невольно сближало их с Западом и потому столь негативно было восприняты Москвой. Высоцкий встретил эти события, как и положено истому либералу – критически. И хотя «сердце ему Прага не разорвала» (как он сам потом напишет в одном из своих стихотворений), однако лишнюю толику ненависти к советскому режиму все же прибавила. Впрочем, не ко всему режиму, а только к тем его представителям, кто олицетворял собой брежневско-сусловское большинство, которое, собственно, и способствовало введению войск в Чехословакию. К прогрессивным деятелям советского режима, вроде Юрия Андропова (он, кстати, не входил в пятерку ведущих деятелей страны, кто способствовал вводу войск) и «птенцов его гнезда», Высоцкий по-прежнему относился с уважением. И только жалел об одном – что их слишком мало в руководстве. Во всяком случае пока мало. Поэтому, служа в КГБ, Высоцкий в глубине души лелеял мечту, что рано или поздно таких «прогрессистов» в советском руководстве будет большинство и они сделают то, что не получилось сделать у чехословаков. Этот был главный идейный стержень, который помогал Высоцкому в его агентурной деятельности в КГБ. Он ненавидел Михаила Суслова, но верил в прогрессиста Юрия Андропова, о котором он знал много хорошего со слов того же Льва Делюсина. В чем-то эта ситуация перекликалась с той, что существовала в агентурной среде в начале ХХ века. Как писал исследователь политического сыска царскойц России В. Жилинский: «Агенты внутреннего наблюдения составляли «полицейскую интеллигенцию». Некоторые из них были образованными людьми, сторонниками постепенных реформ, частично разделяли взгляды радикалов, но не одобряли их методов…».
Ну и, конечно, в немалой степени Высоцким двигал материальный стимул, о чем уже говорилось выше. Жить «со звездою в лапах» (по его же словам), посещая «скачки, пляжи, рауты и вернисажи» – это ли не стимул для человека, который совсем недавно «сшибал пятаки на пиво» и проходил по категории неудачников. Еще жива была в его памяти сценка, когда он за кулисами зеркального театра сада «Эрмитаж» предлагал Иосифу Кобзону купить у него собственные песни, поскольку нищая жизнь буквально взяла за горло. Кобзон купить песни отказался (мол, сам их потом будешь исполнять), но денег дал, причем без всякого возврата. Высоцкий тогда подумал: живут же люди! Кобзон всего-то пару лет назад приехал с Украины покорять Москву и уже носил в карманах «котлеты» из денежных купюр. И дело было не только в певческом таланте, но также и в другом: умении приспособиться к обстоятельствам, а то и заставить их работать на себя. У Высоцкого долго не получалось жить таким образом, но кажется теперь он поймал свою птицу удачи за хвост. И, как пелось в одной из его песен: «И меня не спихнуть с высоты».
Неся в своем сердце уважение к «птенцам гнезда Андропова», Высоцкий не упускает возможности лишний раз выказать им это. Так, спустя две недели после чехословацких событий (8 сентября 1968 года) Высоцкий дает концерт дома у Льва Делюсина. Как мы помним, он с 1960 года работал консультантом в Отделе соцстран ЦК КПСС и являлся одним из “крышевателей» Театра на Таганке. Однако в 1966 году, когда несколько пошатнулись позиции его шефа Юрия Андропова (он на какое-то время впал в немилость к Брежневу), Делюсину пришлось уйти из отдела. Но без работы он не остался: был замом у директоров Института экономики мировой соцсистемы АН СССР и Института международного рабочего движения, пока, наконец, не стал заведующим отделом Китая Института востоковедения АН СССР (с 1967-го). В этом учреждении он слыл не меньшим либералом, чем во всех остальных, беря к себе на работу многих из тех, кого выгоняли из других мест за диссидентские мысли (например, известную правозащитницу Людмилу Алексееву). Как напишет литературовед Ю. Карякин:
«Лев Петрович Делюсин – очень интересный человек... Один из самых близких друзей Юрия Любимова, и с Высоцким у него были хорошие отношения. Когда речь шла о Делюсине, Володя буквально теплел. Пожалуй, более надежного, более преданного «Таганке» человека просто не было... ».
Тем временем дела Высоцкого в родном театре складываются не лучшим образом. Например, осенью 1968 года он отказался от роли Оргона в «Тартюфе». Юрий Любимов за это на него так обиделся, что перестал с ним





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 39
© 11.06.2018 Михаил Крыжановский
Свидетельство о публикации: izba-2018-2294054

Рубрика произведения: Разное -> Легенда












1