Парадокс Вигнера


Этот очередной научно-фантастический роман я решил публиковать в соответствии с пожеланиями своих читателей небольшими частями по мере написания.
Продолжение романа буду вносить в существующий текст, отделяя его пунктирной линией --------

Таинственный пациент

Московская Городская клиническая больница №1 им. Н.И. Пирогова, расположенная на Ленинском проспекте 8, может похвастаться не только своим местоположением, но и квалифицированным персоналом и богатой историей. Это лечебное учреждение в народе называют Первой Градской, оно работает для жителей Москвы уже свыше двухсот лет и имеет богатую славными фамилиями и традициями историю. Находящиеся по близости парк Горького, Нескучный сад, Пушкинская набережная Москвы-реки, Шаболовка давно считаются символами столицы, её неотъемлемой частью имиджа.
Не каждое учреждение имеет свой храм. В Первой Градской больнице Москвы принимает верующих Храм святого благоверного царевича Дмитрия. Он был построен в конце XVIII века вместе с больницей и освящён в сентябре 1801 года в честь царевича Димитрия — святого, чьё имя носил основатель больницы Д. М. Голицын. До своего закрытия при советской власти больничный храм помог многим тысячам страждущих, подарил им надежду на выздоровление от недуга, укрепил веру в Бога и вселил надежду на благополучное будущее. В 1990 году по инициативе администрации больницы храм был возвращён Русской Православной Церкви. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II заново освятил его.
У Первой Градской свыше восьмидесяти отделений, среди которых есть 8-е - реанимации и интенсивной терапии. Там почти два десятилетия трудился в должности врача-реаниматолога Илья Кузьмич Протасов. Стать частью коллектива известного на всю страну лечебного учреждения было не так-то просто. Здесь, не смотря на лихие 90-е, принимали выпускников медицинских ВУЗов с обязательным конкурсным отбором. И молодой ещё тогда Илья, выдержав испытание, начал свою профессиональную деятельность в 8-м отделении знаменитой больницы.
За свою практику Илья Кузьмич вернул к жизни самых разных пациентов. Особенно большое поступление пострадавших пришлось на неспокойные 90-е годы. Был случай, когда пьяная женщина положила голову на включённую печку и заснула. Её удалось спасти благодаря грамотной работе реаниматолога и своевременной пересадке кожи. Часто страдали и дети - их било током в трансформаторных будках, куда они влезали из-за халатности работников горсетей, попадали в глубокие и открытые колодцы канализации. Оставаясь без присмотра, мальчишки и девчонки повседневно подвергались несчастным случаям с тяжёлым исходом.
Протасову запомнился один из тяжёлых случаев, произошедший с мальчиком, который нашёл в саду сливу и хотел её съесть. Косточка застряла в пищеводе ребёнка, практически полностью закупорив его просвет. Причина банальна, но извлечь косточку оказалось задачей не из лёгких. Ситуация усугубилась ещё тем, что родители ребёнка обратились за медпомощью лишь спустя трое суток, когда в месте стояния инородного тела развились сильный отёк, воспаление слизистой оболочки пищевода и риск его перфорации с развитием грозных осложнений был очень высок. Попытка извлечь косточку из пищевода при помощи фиброгастроскопа оказалась неудачной из-за отёка и скопившейся в просвете пищи, которую мальчик тщетно старался проглотить.
Специалист из детского ЛОР-отделения клинической больницы пытался удалить косточку при помощи эзофагоскопа, однако та застряла слишком глубоко и как будто "вросла" в стенку пищевода. Оставить инородное тело там нельзя, через некоторое время неминуемо появятся угрожающие жизни осложнения. Удалить косточку при помощи "открытого" хирургического вмешательства значило, что ребёнок должен был бы перенести сложную и очень травматичную операцию с последующим длительным выхаживанием в отделении реанимации.
В этой непростой ситуации Протасов принял неординарное решение: использовать для удаления косточки бронхоскопическую технику, применяемую для диагностики патологии и удаления инородных тел из нижних дыхательных путей. Такое решение оправдало себя: косточку сдвинули с места и удалили. Спустя сутки ребёнок уже был переведён из отделения реанимации, а ещё через пять дней выписан домой.
В свои 45 лет реаниматолог продолжал врачебную практику и до сих пор дежурил по ночам. Сегодня, как обычно, он, совершив привычный обход пациентов реанимации, уединился в ординаторской и занялся подготовкой научной статьи. Дежурившая с ним в паре медсестра Юлия, как обычно, смотрела телевизор в сестринской. Илья Кузьмич готовил очередную публикацию. Протасов был автором нескольких патентов и двух учебников, имел большое количество благодарностей от руководства и своих учеников, добившихся успехов на медицинском поприще.
…Было уже за полночь, когда Илья Кузьмич услышал странные шаркающие шаги, доносящиеся из коридора. Он оторвался от работы и прислушался. Кто бы это мог быть? Медицинская сестра Юлия, была ещё молода, чтобы шаркать ногами во время ходьбы. Пациенты отделения «привязаны» к койкам своим немощным состоянием, и вообще не могут передвигаться самостоятельно. За тех, кто подключён к аппаратам жизнеобеспечения, и говорить не приходится. Шаги на какое-то время стихли, и Протасов подумал, что это ему померещилось. Однако уже через некоторое время кто-то вновь ещё настойчивее шаркал по коридору.
Илья Кузьмич поднялся из-за стола и, открыв дверь ординаторской, замер от неожиданности. По пустынному коридору шла страшная старуха. Её, не расчёсанные седые волосы до поясницы, теребил ветерок из открытого медсестрой окна, развивающий лёгкие занавески. Старуха шаркала ногами, передвигая их, как лыжи, держа обе руки вытянутыми вперёд. Так делают слепые люди, если им приходится идти без поводыря. На старухе было надето грязное рубище, придающее ей зловещий вид, на ногах лапти, которые современные люди знают только по картинкам или в качестве сувениров.
- Ведьма! – мелькнуло в голове Протасова, как будто кто-то невидимый подсказал ему об этом.
Старуха уже минула ординаторскую и двигалась по направлению к лестнице. Илья Кузьмич некоторое время смотрел ей в затылок, но спустя миг неожиданно появилось иллюзия, что он смотрит ей в фас. Отчётливо был виден длинный скрюченный нос, морщинистое лицо. Приоткрытый в шёпоте потрескавшихся губ рот, показывал страшные редкие и гнилые зубы. Вид морщинистого лица старухи, будто накладывался на её затылок, и поэтому одновременно можно было смотреть и на старческую физиономию и седые волосы затылка. Ведьма заметила Протасова, её глаза злобно сверкнули, и у Ильи Кузьмича появилось странное ощущение обездвиженности. Он попытался сделать шаг, но невидимые путы, сковали движения ног.
- Юля! – закричал Протасов, - почему посторонние в отделении?
Дверь сестринской открылась и на пороге показалась медсестра Юлия. У Протасова вновь возникло необычная иллюзия, будто он смотрит на дверь сестринской из коридора. Юлия пыталась что-то ответить, но только беззвучно шевелила губами, с ужасом глядя на не прошеную гостью. Движения рук медсестры напоминали попытку освободиться от невидимой верёвки, связывающей её руки. Несколько минут это сделать ей не удавалось. Лишь когда старуха дошаркала до лестницы и скрылась за дверью, Юлия начала креститься и шептать молитву.
- Я не знаю, Илья Кузьмич, - ответила медсестра, прорезающимся голосом, - дверь в отделение закрыта на замок! Но это же ведьма, а для нечисти замки не помеха….
- Откуда такая убеждённость? – удивился Протасов, одновременно чувствуя возможность вновь передвигаться, - меня как будто кто-то спутал верёвками…. Фу, ты чертовщина прямо-таки!
- Меня тоже! – подтвердила Юлия, - но уже отпустило! Не к добру это, Илья Кузьмич, - нечистая сила ещё никогда не появлялась у нас в больнице, ведь в нашей Первой Градской от неё оберегает Храм святого благоверного царевича Дмитрия….
В это время в ординаторской зазвонил внутренний телефон. Протасов, не закрывая за собой дверь, приблизился к аппарату и снял трубку. Медсестра Юлия подошла к двери ординаторской и, не входя туда, настороженно слушала разговор дежурного врача, как будто пыталась услышать то не доброе, спрогнозированное ею минутами раньше.
- Алло! Протасов слушает! – громко ответил Илья Кузьмич в трубку.
- Дежурный врач приёмного покоя Чемезов! – послышался голос из трубки, - Илья Кузьмич, к вам в отделение я только что направил пациента, его сейчас поднимают в лифте на каталке. Он в коме и я приял решение срочно доставить его вам.
- А как он к вам попал среди ночи? – спросил Илья Кузьмич.
- Его доставила бригада скорой помощи, - отвечал Чемезов, - по словам их врача, они обслуживали вызов, поступивший часом ранее. В Нескучном саду случайные прохожие обнаружили на лавочке человека без сознания. Поэтому скорая помощь доставила мужчину нам, как в ближайшее лечебное учреждение. Я осмотрел его быстро и установил, что пациент в коме….
- Юлия, срочно готовь 236-ю палату с полным комплектом жизнеобеспечения! – скомандовал Протасов.
Медсестра с испуганным лицом удалилась выполнять распоряжение, а Илья Кузьмич продолжил разговор по телефону.
- Фамилия, имя отчество, адрес проживания больного известны? – спросил он.
- Документов при пострадавшем нет, мобильника тоже! – отвечал Чемезов, - телесных повреждений не обнаружено. Единственное, что было при нем – фотография какого-то человека и шприц-ручка для инъекций инсулина в футлярчике. Полагаю у пациента диабетическая кома. Вероятно, не успел уколоть себя….
- В полицию сообщили? – поинтересовался Протасов.
- Да! Но Вы же знаете, как там отвечают в подобных случаях, - сетовал Чемезов, - телесных повреждений нет, а значит и криминала. Поэтому говорят: дорогие господа медики лечите больного и ни в чем себе не отказывайте! Нам у вас делать нечего!
Илья Кузьмич закончил разговор и поспешил в палату интенсивной терапии, где санитары, доставившие на каталке нового пациента, уложили его на спецкровать, а Юлия подключила к нему аппаратуру. Это был молодой ещё человек лет двадцати пяти возрастом. Медсестра была чем-то встревожена и вопросительно посматривала на Протасова. Он в свою очередь почувствовал необъяснимый дискомфорт, приблизившись к кровати поступившего пациента. Вначале Илья Кузьмич посмотрел на показания параметров жизнедеятельности, выводимые аппаратурой на общий монитор, затем приступил к осмотру пациента, комментируя синхронно свои действия и выводы.
- Сознание, реакция на боль и корнеальные рефлексы отсутствуют, - информировал Протасов, - глоточные угнетены. Реакция зрачков на свет не наблюдается, сухожильные рефлексы, и тонус мышц диффузно снижены, артериальное давление тоже, дыхание аритмично, угнетено до поверхностного, температура тела понижена. …Кома третьей степени! Тяжёлый пациент, нечего сказать! Юлия, сделайте ему инъекцию инсулина! Можно выполнить укол его же ручкой-шпицем….
Медсестра вынула её из футлярчика, доставленного вместе с пациентом, осмотрела шприц и произвела инъекцию. Протасов внимательно взглянул на монитор, выждал время, никакой реакции на введённый инсулин, больной оставался в коме.
- Да-а, поздно уже, - констатировал Протасов, - хотя кетоацидоза пока нет, что само по себе странно! Юлия, Вы подежурьте здесь, я сейчас все-таки позвоню в полицию….
- Мне почему-то страшно оставаться с этим пациентом наедине! – с неподдельным страхом возразила медсестра, - от него веет ужасом! Может это связано с появлением ведьмы в нашем коридоре?
- Выбросьте суеверия из головы, - с улыбкой отреагировал Протасов, - а ведьма эта могла быть обыкновенной галлюцинацией.
- У нас двоих одновременно? - спросила встревоженная Юлия, - Вы же сами когда-то говорили, что это невозможно!
- Всё когда-то бывает впервые, - уклончиво ответил Протасов, сам испытывающий необъяснимый страх, находясь рядом с коматозником, - но давайте отставим разговоры и будем выполнять свои обязанности.
Протасов вошёл в ординаторскую и набрал номер дежурного районного ОВД. Ответили не сразу, пришлось подождать, пока полицейский уделит внимание очередному звонку. Илья Кузьмич представился и вкратце объяснил ситуацию, потребовал от майора установить личность человека, доставленного двумя часами ранее к нему в отделение.
- Зачем вам это нужно? – спросил дежурный.
- Странный вопрос, - удивился Протасов, - больной на грани жизни и смерти! Родственникам необходимо сообщить, да и оформить на него историю болезни нужно, как положено….
- Криминала нет, - упорствовал дежурный ОВД, - мы не обязаны выполнять Ваше устное требование, да ещё и по телефону. Откуда я знаю, кто Вы? Пишите официальный запрос, начальник примет решение и сообщит Вам об этом ….
- Хорошо, - вспылил Протасов, - тогда я позвоню своему однокласснику, генералу полиции Ларионову и попрошу его об этом! И обещаю, Вам не поздоровиться после его нагоняя!
- Звоните хоть министру внутренних дел, - закончил разговор дежурный и бросил трубку.
Дождавшись утра, Протасов позвонил генералу и попросил его оказать содействие в установлении личности пациента. Тот пообещал к вечеру разобраться с нерадивым майором и перезвонить о результатах поиска, для чего необходима была фотография пациента, которую нужно выслать по электронке на его е-мейл. Илья Кузьмич вошёл в палату, Юлия, дежурившая там, встретила врача с тревогой.
- Илья Кузьмич, - скороговоркой доложила медсестра, - когда Вас не было, мне показалось, что больной отчётливо произнёс слово: «смерть». Я обернулась на голос, но он по-прежнему находился в состоянии комы. Не знаю, может мне это послышалось?
- К концу смены ты устала, вот и померещилось, - заключил Протасов, - мне нужно сфотографировать этого пациента, чтобы его «пробили» по базам МВД. Сними на минутку с его лица маску, я сфотографирую физиономию на мобильник!
- Но ведь это опасно для его жизни! – воскликнула Юлия.
- Двадцать секунд мне достаточно, - успокоил её Протасов, - снимай!
Юлия попыталась приблизиться к пациенту, но тут же замерла на месте, приняв странную позу, её нос расплющился, как от удара. Ладони рук женщина резко выставила перед собой, как бы упираясь в невидимую преграду. Создавалось впечатление, что медсестра упёрлась всем телом в невидимую стену. То же самое произошло и с Протасовым мгновение спустя, он почувствовал лбом в невидимую перегородку, отделяющую их от пациента.
- Что за чертовщина сегодня твориться с нами? – со злобой вымолвил Илья Кузьмич. Обращаясь к коматознику, продолжил с иронией: ну если не хочешь, чтобы мы тебе сняли маску, то сфотографирую, как есть! Но это нефотогенично будет….
Юлия молчала, она потеряла от неожиданности дар речи. Удивлённо глядя перед собой, медсестра не понимала, что мешает ей приблизиться к пациенту. Протасов издалека сделал несколько снимков мобильным телефоном, и невидимая преграда исчезла сама собой, так же, как и появилась.
- Что это было? – испуганно спросила Юлия, - или Вы снова скажете, что это наши галлюцинации?
- Я и сам не знаю! – ответил Илья Кузьмич, - но чудеса продолжаются! Посмотри на экран моего мобильника! На снимке нет маски на лице у этого пациента…. Просто чертовщина какая-то!
На экране мобильного телефона высвечивалось фото, только что сделанное Протасовым. Юлия с удивлением рассматривала его, периодически переводя взгляд на лицо коматозника, на рот и нос которого была надета прозрачная пластиковая маска для подачи кислорода. На фото её не было, да и само лицо казалось немного другим, а самое удивительное – глаза. Они были открыты и смотрели со снимка на медиков надменным взглядом.
Ничего не говоря друг другу, медработники разошлись, Юлия пошла, сдавать смену, а Илья Кузьмич направился в ординаторскую. По пути он с мобильного телефона отправил фотку генералу и с рассеянным видом явился на утреннюю пятиминутку. Заведующий отделением уже был проинформирован о поступлении тяжёлого пациента и задал вопрос о его состоянии. Илья Кузьмич вкратце рассказал о странностях, происходивших в отделении, чем вызвал дружный смех. Никто из коллег не поверил ему, и это огорчило Протасова.
- Илья Кузьмич, у Вас со здоровьем всё нормально? – спросил заведующий отделением, - может быть, отпуск возьмёте на пару недель?
- Обойдусь! – с раздражением ответил Протасов, покидая планёрку, - посмотрим, что вы скажете, когда странности, связанные с новым пациентом продолжаться в 236-й палате интенсивной терапии?
Добравшись, домой с ночного дежурства, Протасов долго не мог успокоиться. Мысли вновь возвращали к событиям прошедшей ночи и не давали заснуть. Если бы кто-нибудь рассказал о подобном, то он первый бы не поверил в такие чудеса. Илья Кузьмич уже начал сомневаться в их реальности, ведь образованному человеку трудно объяснить даже самому себе появление ведьмы в коридоре, но Протасов сам видел её. А эти непреодолимые и невидимые препятствия, не позволяющие приблизиться к пациенту, чтобы снять с него кислородную маску? Как объяснить подобное? Кто он этот коматозник? Вечером позвонил одноклассник-генерал и сообщил, что такого гражданина нет ни в одной базе данных паспортного учёта.
- Просмотрели за период его возраста, около тридцати лет – сообщил генерал, - и ничего!
- Значит он не москвич, - пытался подсказать Протасов.
- Мы смотрели базу данных по всей стране, - возражал генерал, - такого гражданина не существует, поисковая система ищет не по фамилии, которую легко изменить, а по фотографии!
- Странно всё это! – угрюмо отвечал Илья Кузьмич, - ведь этот человек в настоящее время находится в 236 палате моего отделения в коматозном состоянии….
- Мне очень жаль друг мой, но ничем помочь не могу! – сожалел генерал.
- Слушай, а можешь пробить ещё одного человека? – неожиданно поинтересовался Протасов, - его фотографию нашли в кармане этого коматозника.
- А чего сразу не сбросил мне его фото? – рассердился генерал.
- Да я как-то понадеялся, что с установлением личности пострадавшего не будет проблем, - оправдывался Илья Кузьмич, - я тебе сейчас перешлю это фото, оно у меня тоже есть в сотовом телефоне.
- Тогда до завтра, - подвёл итог генерал, - утром постараюсь сообщить! Но мы только узнаем его адрес, а дальше уже сами, пожалуйста!
- Спасибо, друг! - поблагодарил Протасов, - я распоряжусь, чтобы завтра же дали объявление по местному телевидению с фото коматозника, может откликнуться его родственники?
Вскоре с работы пришла жена и сразу же заметила необычное состояние Ильи Кузьмича. За долгие прожитые вместе годы, женщина научилась точно определять по выражению лица мужа, его тревогу или разочарование. Она принялась готовить ужин на кухне, а Протасов вызвался помогать супруге. Он обычно делал так, когда нужно было отвлечься от навязчивых неприятных мыслей. Жена спросила, что тревожит её драгоценного супруга и тот, как обиженный мальчик рассказал ей всё, что случилось ночью в клинике.
- Не принимай близко к сердцу, - посоветовала жена, - ведьмы существуют, как бы ты не отрицал этого! Недавно по телевизору я слушала передачу, в которой объясняли, что это древняя память человеческого сознания. Их появление доказывает существование параллельных миров. Это выводы учёных, так сказал ведущий передачи. Нечисть – ведьмы, барабашки, оборотни и прочие существа живут рядом с нами, но в другом отсчёте времени и если кто-то из них является в наш мир, то это значит – рядом открылся портал перехода из параллельного мира в наш.
- Я не верю в эти порталы! – почти закричал Илья Кузьмич, - не пытайся меня успокоить! По телевизору можно услышать всё, что угодно, только не правду. Каждый канал завлекает такими передачами зрителей, от чего растёт рейтинг канала и заработки тех, кто готовит эти передачи….
- Но ты же сам увидел эту ведьму, - возмутилась жена, - или не веришь собственным глазам? Ты был не один, медсестра тоже видела её, значит, это не галлюцинация, а настоящая ведьма!
- Допустим, ты права, в отделение ночью пожаловала реальная ведьма, - согласился Протасов, - но какого хрена она припёрлась? Напугать?
- В той же передаче говорили, - продолжала жена, - они могут являться к нам, с целью повлиять на некоторые события нашей жизни. Что ещё происходило в ту ночь? Из твоего рассказа следует, что после появления ведьмы привезли пациента в бессознательном состоянии, так?
- Так! – ответил Протасов, - фантазируй дальше!
- Значит, эта ведьма охраняла его, - спокойно объясняла жена, - а когда ты приказал медсестре снять с него кислородную маску, она «выставила» вам преграду.
- Но зачем? – возмущался Илья Кузьмич, - это не причинило бы ему никакого вреда, он же в коме….
- Ведьма его оберегает, это же ясно, как Божий день! – сделала вывод жена, - этот ваш коматозник, наверное, тоже из нечисти! Но вам не надо их бояться, если ведьма ещё раз явится к вам в отделение.
- Спасибо, успокоила! – иронизировал Илья Кузьмич, - мне в голове не укладывается вся эта чушь! Я врач с высшим образованием никогда не поверю в твои порталы, их невозможно объяснить с научной точки зрения.
- Потому и не веришь! – парировала жена, - наука ещё многое чего не может объяснить, но это не значит, что параллельных миров не существует! Верь, хотя бы своим глазам и ушам!
Илья Кузьмич смолк, против этого аргумента трудно было возражать, ведь он сам видел всё, о чем рассказал жене. Ужинали молча, не выспавшись днём после смены, Протасов быстро уснул, а утром явился на работу. К удивлению, за время прошедшее с последней смены Протасова, с вновь поступившим коматозником ничего странного не происходило. Об этом докладывали на пятиминутке коллеги, с ироний посматривая на Илью Кузьмича. Это раздражало его, но вопреки своему настроению, он спокойно потребовал от заведующего немедленно дать по телевидению объявление с фотографией таинственного пациента, чтобы найти его знакомых, а если повезёт родственников.
- Дали ещё вчера, - спокойно ответил на требование заведующий отделением, - сегодня с утра уже транслируют!
- А где вы взяли его фотографию? – удивился Протасов, - она у меня только в мобильнике.
- У Вас на компьютере нашли! – ответил заведующий.
- Но я не перекидывал фото на комп, - недоумевал Илья Кузьмич, - откуда оно могло там появиться?
- У Вас Блютуз установлен на компьютере? – спросил заведующий.
- Ну и что? – недоумевал Протасов, - я в ту ночь компьютер не включал! Это ещё одна странность, связанная с этим пациентом…. Вы разве так не считаете?
- Нет никаких странностей, Илья Кузьмич, - возразил заведующий, - вы с медсестрой Юлей переутомились в ту ночь, вот и все странности! Но сегодня, она уже сомневается в реальности, увиденного в прошлое дежурство. Так же, Юленька?
- Да, конечно! – ответила Юлия, присутствовавшая на пятиминутке, - мне это, наверное, привиделось от недосыпания.
Илья Кузьмич был окончательно ошеломлён заявлением медсестры, он смотрел ей в глаза и пытался понять, правду ли говорит? Но Юлия отвела взгляд в сторону и покраснела. В это время по телевизору, стоящему здесь в ординаторской и не выключавшимся на протяжении всего рабочего дня, прозвучало объявление: «В городскую клиническую больницу №1 поступил мужчина, в состоянии комы, предположительно диабетической. Его фото вы сейчас видите на экране, если кому-либо из телезрителей известен этот человек или его родственники, просьбы сообщить по номеру телефона 764-50-02»
- Ну, вот Илья Кузьмич, - назидательно произнёс заведующий, - Вы сами можете посмотреть на это объявление….
Спустя полчаса Протасов, вошёл в сестринскую. Юлия была одна, он с гневом смотрел на женщину, но медсестра спешно отводила взгляд.
- Юлия, что случилось? – спросил Илья Кузьмич, - почему ты изменила своё мнение в отношении события, произошедшего в прошлое дежурство? Этим ты выставляешь меня в роли сумасшедшего….
- Мне приказал заведующий, - ответила медсестра, не поднимая глаз, - он убедил меня, что слухи о ведьмах и мистических небылицах могут навредить репутации нашего учреждения!
- А моей репутации ты не боишься навредить? – злобно спросил врач, - в таком случае, я не гарантирую тебе своей защиты, в следующее посещение ведьмой нашего отделения! По-твоему, этого не может быть!
- Если такое вновь повториться, - спокойно ответила Юлия, - я позвоню заведующему, чтобы он лично убедился в реальности существования нечисти! Он сам пообещал мне, что по моему звонку, приедет в клинику в любое время суток….
Ещё спустя четверть часа позвонил одноклассник-генерал и сообщил, что мужчина на фотографии, найденной у коматозника, проживает по проспекту Мира, и сообщил номер его телефона. Протасов был доволен этой информацией и надеялся тут же прояснить ситуацию. Он уединился в 236-й палате, где лежал таинственный пациент и позвонил по номеру, предоставленному генералом. На вызов не ответили, Протасов повременил десять минут и снова набрал абонента.
- Кулешов слушает! – послышалось в трубке, и, не дождавшись ответа, - наберите меня через пятнадцать минут, я сейчас на лекции!
Протасов обратил внимание на монитор, отражающий параметры состояния коматозника. Пульс его увеличился, дыхание стало чаще. Пациент, как будто осознавал, что Протасов пытается связаться с человеком, фотографию которого нашли в его кармане. Но как только связь разорвалась, параметры жизнедеятельности пациента «вернулись на место». Это было очередной загадкой, связанной с этим пациентом. Илья Кузьмич ощущал необъяснимую тревогу, всматриваясь в лицо коматозника, старался понять, отчего это происходит. По истечении пятнадцати минут он вновь набрал номер Кулешова, но теперь параметры жизнедеятельности пациента оставались без изменений.
- Я Вас слушаю! - ответил Кулешов.
- Анатолий Петрович, Вас беспокоит реаниматолог Илья Кузьмич Протасов из 1-й клинической имени Пирогова! – представился он, - к нам в отделение поступил больной в состоянии комы, у которого обнаружили Вашу фотографию. Личность больного установить не удаётся, и я просил бы Вас приехать к нам для его опознания.
- Странно! – ответил Кулешов, - я не фотографировался последние десять лет, это точно! А вручать, кому бы то ни было свои фото не имею привычки. Как выглядит этот человек по возрасту?
- Ему на вид лет двадцать пять! – ответил Протасов, - мы дали объявление по городскому телевидению с его фото. Вы можете посмотреть предварительно объявление, его ежечасно транслируют в телеэфире….
- Хорошо, я посмотрю телевизор и перезвоню Вам! – согласился Кулешов, - может это кто-то из моих студентов….
Кулешов позвонил спустя несколько часов. По голосу Илья Кузьмич понял, что тот взволнован.
- Я не знаю, кто этот молодой человек! – утвердительно заявил Кулешов, - но у меня есть кое-что и я по окончании последней лекции обязательно приеду к вам сегодня вечером.
- Вы преподаватель? – спросил Илья Кузьмич.
- Я профессор кафедры квантовой теории МГУ, - проинформировал Кулешов, - разработчик квантовой модели Сознания человека и ваш коматозник заинтриговал меня своим появлением. У меня есть то, что удивит Вас не меньше моего. До встречи, доктор!
Все оставшееся до вечера время, Илья Кузьмич находился в рассеянности, невпопад отвечал на вопросы, долго соображал, о чем ему говорили, и выглядел странно. Он пытался догадаться, что именно заинтриговало этого профессора, и чем он может удивить его, как реаниматолога. Медсестра Юлия первой заметила странное состояние Протасова, но полагая, что он расстроен переменой её мнения по отношению к событиям прошлого дежурства, не обращала на врача внимания. Коллеги украдкой улыбались, поглядывая на Протасова, многозначительно показывая жестом на голову – дескать, перегрузился работой.
Вечером в отделение явился Кулешов. Это был приятной внешности высокий мужчина лет пятидесяти возрастом, коротко подстриженные с проседью усики, зачёсанные назад вьющиеся седеющие волосы, придавали ему мудрый вид. Он вежливо поприветствовал Протасова, тот предложил ему сесть напротив его рабочего стола в ординаторской, на котором установлен компьютер.
- Я бы хотел сначала взглянуть на вашего пациента, - предложил Кулешов, - хотя по фотографии в телевизионном объявлении я не смог вспомнить такого студента.
Илья Кузьмич согласился с его предложением и вскоре мужчины вошли в 236-ю палату интенсивной терапии. Реаниматолог взглянул на монитор. Показания параметров жизнедеятельности коматозника тут же стали скачкообразно меняться, то увеличиваясь, то возвращаясь в прежние пределы. Протасову было понятно, что, несмотря на бессознательное состояние, коматозник, каким-то образом чувствовал появление Кулешова и его организм бурно реагировал. Профессор не обращал внимания на монитор и пристально всматривался в лицо пациента.
- Нет, я не могу вспомнить этого молодого человека, - наконец произнёс он, - хотя память на лица у меня хорошая. Покажите мне мою фотографию, что нашли у него.
Илья Кузьмич протянул ему мобильник, но профессор попросил карточку, которая осталась у Протасова в ординаторской. Они вернулись к столу Ильи Кузьмича и тот, недолго порывшись в выдвижном ящике, протянул профессору карточку. Тот внимательно посмотрел на неё и перевернул на обратную сторону.
- Явно это фото сделано в ателье, - задумчиво произнёс профессор, - но на обратной стороне нет его штампа, что обычно бывает, когда заказываешь там фотографии.
- А Вы помните, когда она сделана? – поинтересовался Протасов, - ну, или для чего Вы снимались? Судя по композиции, это фото для официального то ли документа, то ли научной публикации.
- Помню, конечно! – отреагировал профессор, - это фото я делал для своей книги «Квантовые модели параллельных миров Эверетта», только вот что странно! На каждой карточке имеется штамп фотоателье, а на этой нет!
- С этим пациентом много странностей! – заявил Илья Кузьмич, - я бы сказал, мистических….
- Что Вы имеете в виду? – встрепенулся профессор.
И Протасов рассказал всё, что произошло в ночь его дежурства. Периодически он посматривал на выражение лица профессора, опасаясь, что тот примет его за сумасшедшего. Илье Кузьмичу теперь казалось, что каждый, кому он расскажет об этом, будет считать его таковым. Но к удивлению Кулешов воспринимал информацию, как правильный ответ студента на экзамене и не перебивал Протасова, пока тот не закончил рассказ
- Это как раз то, что мне надо! – задумчиво произнёс Кулешов.
- Что Вы имеете в виду? – изумился Протасов.
- Это я о своём, - успокоил его Кулешов, - теперь я хочу удивить Вас, доктор. Взгляните на это!
Профессор достал из своего дорогого портфеля из крокодиловой кожи старую газету «Труд» и, развернув её на нужной странице, положил перед Протасовым.
- Взгляните сначала на снимок, а затем прочитайте статью! – с видом победителя, заявил он, - я много лет храню этот экземпляр, датированный июлем 1989 года.
Илья Кузьмич взглянул на фото в газете и вздрогнул от неожиданности. Снимок был сделан в гостиной «хрущёвки», в кресле сидела женщина, а вблизи на диване лежал он – пациент палаты № 236. В его руках была газета, которую он читал, не обращая внимания на фотографа, делавшего этот снимок. Но самое удивительное было то, что на фото газеты коматозник был в том же возрасте, что и сейчас.
- Этого не может быть! – воскликнул Илья Кузьмич, - …на снимке, возможно, его отец или брат?
- Но Вы же сами говорили, что этого человека не существует, - возразил Кулешов, - и родственники пока не находятся по телевизионному объявлению…. Читайте статью!
Илья Кузьмич только теперь обратил внимание на её название – «Параллельные миры рядом с нами». Бросив короткий взгляд на Кулешова, он принялся читать:
«…Произошло это в июле месяце. К нам в редакцию пришла женщина, запечатлённая на этом фото, и рассказала странную историю. По её словам, в один из летних вечеров она решила сфотографироваться в своей квартире. Муж был на работе во вторую смену, дети гуляли на улице, и кроме её брата-фотографа в квартире никого не было. Брат сделал несколько кадров и ушёл, пообещав принести готовые фотоснимки, как только проявит плёнку и напечатает их.
Через несколько дней, брат выполнил своё обещание и пришёл к сестре с готовыми карточками. Каково же было её удивление, когда на одной из них женщина увидела незнакомого мужчину, мирно читающего газету, лёжа на её диване, стоящим недалеко от кресла. По словам её брата-фотографа, этот кадр был на плёнке в единственном экземпляре, среди тех, которые он «нащёлкал», снимая сестру, сидящую в кресле. Когда он проявил плёнку, это его шокировало, ведь на диване во время съёмки никого не было! Парень подумал - кадр попал случайно, но он точно помнил, - это был дубль предыдущего. Откуда взялся незнакомый мужчина, на диване? Кто этот человек? Редакция нашей газеты просит всех, кто знает этого мужчину позвонить нам по телефону.
Когда этот номер был готов к печати, с редакцией связался гражданин, не пожелавший представиться, и задал вопрос, нашёлся ли кто-нибудь из знакомых или родственников этого «человека на диване»? Ему ответили, что нет. Тогда он выразил мнение, что в кадр случайно вклинился миг из параллельного мира. По предположению звонившего, затвор и диафрагма фотоаппарата каким-то образом сработали с непредусмотренной комбинацией. Плёнка запечатлела мгновение мира, отстающего от нас на доли секунды. По мнению звонившего гражданина, параллельные миры существуют и отличаются, друг от друга течением времени. Поэтому в той же квартире параллельного мира проживает мужчина, который случайно попал в кадр. Но женщина не видит его, как и он её – их существование в параллельных мирах разделено долями секунды. Редакция газеты просит своих читателей высказаться на наших страницах по этому поводу»
- Вы верите, что простым фотоаппаратом можно снять мгновение параллельного мира? – удивился Протасов, - но это написано в годы перестройки! В то время даже такая солидная газета, как «Труд», могла умышленно раздувать сенсации….
- Я не хочу спорить с мнением по поводу специфической работы фотоаппарата, и самой возможности производства такого снимка, - спокойно ответил Кулешов, - но существование параллельных миров на сегодняшний день научно доказано!
- Я право не специалист в этой области науки, - сомневался Протасов, - но подобные фундаментальные открытия отслеживаю в Интернете и впервые слышу о научных доказательствах существования параллельных миров.
- Кстати, в то советское время, ни знакомых, ни родственников этого человека так и не нашлось, - рассуждал профессор, - я специально периодически справлялся в редакции. Именно с публикации этой статьи я увлёкся квантовой моделью параллельных миров и успешно защитил кандидатскую диссертацию. Это факт! Что мы имеем сегодня? В ваше отделение привозят пациента в коматозном состоянии, фотография которого была размещена ещё в 1989 году в газете «Труд». За это время мужчина не состарился ни на год, это видно по фотографии. Я смею утверждать, что он странствует по параллельным мирам и, находясь в таковом 1989 года, случайно попал в объектив фотоаппарата.
- Вам не кажется, Анатолий Петрович, что это слишком смелое утверждение? – поинтересовался Протасов.
- Не смелее, чем Ваше о появлении ведьмы и невидимой преграды, - серьёзно ответил профессор.
- Ведьма тоже пришла с ним из параллельных миров? – спросил Илья Кузьмич.
- Возможно! – отреагировал Кулешов, - хотя я постараюсь Вам объяснить эту взаимосвязь несколько позже. А сейчас я бы хотел получить Ваше согласие на проведение некоторых опытов над этим пришельцем из параллельных миров.
- Вы шутите? – возразил Протасов, - у меня и без того куча неприятностей с этим пациентом! Мне никто не позволит проводить опыты над больным человеком….
- Поймите, Илья Кузьмич, такого шанса может не повториться! – горячо воскликнул профессор, - Вы не торопитесь с ответом! К вам в отделение не каждый день доставляют странников из параллельных миров, возможно даже, что он один такой! Тем более, предлагаемые мною опыты я намерен проводить и в медицинских целях, чтобы найти способ вернуть человеку, находящемуся в коме, Сознание.
- Вы хотите разработать препарат для выведения человека из комы? – удивился Протасов.
- Нет, Илья Кузьмич, - отрицал Кулешов, - я не намерен отбирать хлеб у фармакологов. Речь идёт о возвращении Сознания человеку, а это уже не то, о чем думают традиционно медики. Ошибочно считается, что Сознание – продукт работы головного мозга человека, но это не так. Наоборот, мозг является инструментом работы его Сознания. Поверьте, я защитил докторскую диссертацию по этой теме.
- В таком случае, я ничего не понимаю, - признался Протасов, - как Вы собираетесь вывести его из комы?
- Мною разработан, так называемый «квантовый компьютер», - принялся объяснять скороговоркой Кулешов, - в обычном смысле этого термина устройство обработки информации, в квантово-когерентном режиме. Для его реализации множество степеней свободы, включённых в обработку информации, должно быть строго изолировано от окружающей среды. В этом главная сложность. Чтобы считать результаты вычисления, после необходимого цикла унитарной эволюции компьютера некоторые наблюдаемые этой квантовой системы подвергаются измерению. Это вызывает декогеренцию квантовой системы и переводит результаты вычислительного процесса в классическую форму, в которой они при необходимости могут быть сохранены. В отличие от классического компьютера, квантовый может использоваться для решения ограниченного типа задач, но с гораздо большей скоростью….
- Подождите, Анатолий Петрович, - взмолился Протасов, - я вообще ничего не понимаю, о чем Вы сейчас говорите!
- Прошу меня извинить, - опомнился Кулешов, - проще говоря, это специально разработанная мною компьютерная программа, посредством которой я намерен проводить опыты с Вашим пациентом! А чтобы Вы меня понимали, я готов рассказать Вам все, что понадобится для проведения экспериментов на понятном языке!
- Мне кажется, Вы торопитесь, - заметил Протасов, - мы ещё не решили главный вопрос: разрешат ли Вам проводить свои опыты над больным человеком?
- Извините меня, но я предварительно переговорил уже со своим ректором и он по моей просьбе звонил вашему главному врачу, - с виноватым видом информировал Кулешов, - так вот, тот сказал, что если лечащий врач, то есть Вы, согласен, никаких возражений с его стороны не будет! …Поймите, Илья Кузьмич, я со своим айтишником около пяти лет разрабатывал эту программу, но испытать её работу не представлялось возможным, не было объекта. Теперь же, когда он появился, благодаря счастливому случаю у вас в клинике, я не могу упускать такой шанс! А Вы, как реаниматолог, получите инновационный метод выведения человека из коматозного состояния….
- Но я ничего не соображаю в квантовой механике! – возмутился Протасов.
- Я же пообещал, перед тем, как мы начнём опыты, я прочту Вам курс лекций, чтобы Вы понимали всё досконально, - убеждал Кулешов.
- Вы мне скажите, профессор, что Вы конкретно будете делать с больным во время опытов? – настаивал Илья Кузьмич.
- Поставлю на его черепную коробку с десяток датчиков, которые подключу к своему компьютеру, - объяснил профессор, - это абсолютно безопасно для него!
- Ну, не знаю, - сомневался Протасов, - я не готов утвердительно ответить! Да и мне лечебным процессом нужно заниматься, а не проводить с Вами опыты! …Хотя в ночную смену можно!
- Вот видите, - обрадовался Кулешов, - я готов работать по ночам, у меня ведь днём тоже лекции в университете! Так что? По рукам?
- Хорошо, - согласился Протасов, - завтра я работаю ночную смену, приходите, и если Вы докажете мне состоятельность и безопасность Ваших исследований, я возражать не буду!
Кулешов долго благодарил Протасова, крепко жал ему руку, называя прогрессивным человеком и, в конце концов, удалился восвояси. А Протасов долго ещё соображал, как можно с помощью квантовой теории вывести человека из комы? А может это попросту авантюра? Но согласие дано, и теперь нужно «принять у профессора экзамен» и если его исследования окажутся действительно научными и не причинят пациенту вреда, то можно будет допустить его к этому таинственному коматознику.

Квантовая модель

Кулешов явился за час до начала ночной смены, и ждал Протасова в коридоре у ординаторской. Врачи и медсестры, работавшие в первую смену ещё, не ушли домой и каждый из них, проходя мимо, посматривали на профессора с подозрением. Накинутый на плечи Кулешова белый халат и бахилы поверх туфлей не раздражали, как обычно медперсонал, что позволяло профессору дожидаться Илью Кузьмича, не подвергаясь замечаниям медиков. Так он стоял, с портфелем в руке и терпеливо ждал, посматривая в сторону лестницы, пока в коридоре не появился Протасов. Кулешов импульсивно двинулся ему на встречу с разведёнными в стороны руками, готовым обнять Протасова, как будто они были знакомы с детства и не виделись много лет.
- Ну, что же Вы, голубчик, так долго? – спросил Кулешов, - я на кафедру прихожу за час до начала рабочего дня!
- А в чем дело, профессор? – удивился Илья Кузьмич, - Вы очень нетерпеливы.
- Мне ещё нужно рассказать Вам смысл наших исследований, - улыбался Кулешов, - и ответить на вопросы, что будут возникать в ходе моей лекции.
- Но сначала мне нужно сделать вечерний обход, - возразил Протасов, - а уж затем слушать Вашу лекцию. Посидите пока в ординаторской, а я с Юлией пройду по палатам.
Кулешов послушно уселся рядом со столом Протасова, а тот с медсестрой приступил к обходу. Войдя в 236-ю палату, Илья Кузьмич взглянул на показания монитора, параметры жизнедеятельности соответствовали состоянию комы. Переведя взгляд на лицо больного, он от неожиданности дёрнулся всем телом назад и отпрыгнул, напугав этим Юлию.
- Что случилось, Илья Кузьмич? – спросила медсестра.
- Он моргнул глазом, - со страхом ответил Протасов, - как будто подмигнул мне….
- Я тоже в этот момент смотрела ему в лицо, - возразила Юлия, - но ничего такого не заметила. Может быть, Вам показалось?
- Это тебе заведующий отделением приказал? – с иронией и злобой спросил Илья Кузьмич, - сразу отрицать мистику? Ну, …чтобы не навредить репутации клиники?
- Зря Вы так, Илья Кузьмич, - обиделась Юлия, - ведь я не отказываюсь от того, что видела прошлым ночным дежурством. Мне нужно было показать начальству, что выполняю его приказ….
В этот момент женщина громко вскрикнула и отпрыгнула от койки пациента, к которому стояла задом. На её лице отразился ужас, глаза округлились, она побледнела и, отпрыгивая чуть было не повалила Протасова.
- Ой! Мне показалось, что он прикоснулся ко мне сзади, - выдавила из себя в изнеможении от страха Юлия.
Женщина быстро развернулась и округлёнными глазами смотрела на пациента. Илья Кузьмич тоже почувствовал, как внезапно возникший страх, сделал полость его рта и гортань сухими. Но пациент спокойно лежал на спецкровати без признаков жизни, показания монитора соответствовали состоянию комы.
- Началась ночь, - выдавил из себя Протасов, - жди сюрпризов! Пошли отсюда, Юля! Может профессор объяснит мне сегодня, что бы это значило с точки зрения квантовой теории….
Они вышли из палаты и направились в ординаторскую, где Протасова ждал Кулешов. Юлия отказалась идти в сестринскую, и пожелала присоединиться к мужчинам, но Илья Кузьмич строго напомнил ей об её обязанности периодически посещать палаты интенсивной терапии и снимать показания мониторов.
- С чего начнём, профессор? – спросил Илья Кузьмич, вернувшись после обхода в ординаторскую и усаживаясь за свой стол.
- Мне кажется, нужно вначале объяснить, что изучает квантовая механика! – предложил Кулешов, - только прошу Вас задавать вопросы, если что-то будет непонятно изначально. Я же постараюсь «на пальцах», то есть понятным языком посвятить Вас в квантовую теорию. Вы согласны?
- Вполне! – мрачно ответил Илья Кузьмич.
- Итак, - начал Кулешов, - квантовая механика изучает состояния микрочастиц и их систем. Я имею в виду атомы, молекулы, элементарные частицы их ядер. Изучает изменения этих состояний во времени, связь величин, характеризующих эти процессы. Изучаемые явления лежат за пределами нашего чувственного восприятия, а все законы этой науки имеют вероятностно-статистический характер. Квантовая механика исследует уровни энергии, пространственные и импульсные характеристики систем элементарных частиц. И наконец, она изучает вероятности переходов между состояниями под влиянием взаимодействия друг с другом и внешних возмущений. Проще говоря, это механика микромира. Понятно?
- Пока да, - отозвался Протасов с долей юмора.
- Вам я надеюсь известно, что электроны в атоме вращаются вокруг его ядра, как планеты нашей солнечной системы по вполне определённым орбитам вокруг светила, - продолжил Кулешов.
- Само собой разумеется, - утвердительно кивнул головой Протасов, улыбаясь.
- Если сделать допущение, что наша Вселенная представляет собой объём отдельно взятого вещества, то её солнечные системы, галактики и их взаимодействие можно рассматривать, как атомы, молекулы и их соединения, аналогично микромиру. Вы никогда не задумывались об этом?
- Нет, профессор, у меня нет времени на это, - с улыбкой ответил Илья Кузьмич.
- Так вот, - продолжал рассуждать Кулешов, - наша солнечная система, это наш с вами мир и чтобы представить себе параллельные миры, нужно вообразить размеры нашей Вселенной!
- Но Вы ещё не доказали связь законов квантовой механики с существованием параллельных миров! – возразил Протасов.
- Не торопитесь, друг мой! – убеждал Кулешов, - я к этому иду! Если проанализировать общепринятые понятия: пространство, время, материя, поле, взаимодействие и другие, на которых базируются фундаментальные науки, то нетрудно заметить, что они представляют набор неких условностей. Мы пользуемся этими понятиями так, будто подразумеваются вполне конкретные физические явления. Но в действительности это далеко не так.
Из школьного курса физики известно, что два подвешенных на ниточках шарика притягиваются, если они имеют противоположные заряды, а в случае одноименных, наоборот. Физики объясняют это взаимодействием электростатических полей шариков, подразумевая область пространства, где они проявляются - полем. Предполагается, что существует их разновидности: гравитационное, электромагнитное, слабое и сильное. Последние проявляются только на внутриядерном уровне на весьма малых расстояниях, хотя по интенсивности они превосходят гравитационные и электромагнитные в несколько порядков.
Предполагается, что существуют некие силы взаимодействия тел на расстоянии, которые мы можем не только наблюдать, но и описывать законами математики и рассчитывать. Такая концепция оказалась очень удобной, поскольку создаётся впечатление, будто с её помощью мы способны ответить на многие вопросы. Поля приобретают кажущуюся конкретность, которая воспринимается как некая физическая сущность.
Что такое пространство? Практически мы сводим его понятие к условностям, связанным с закономерностями нашего восприятия и распространения в нем электромагнитных взаимодействий, то есть оптических лучей. Именно так формируются наши метрические представления о пространстве и понятия о его прямолинейности и кривизне. Поэтому воспринимаемое нами пространство можно назвать световым или оптическим. Наблюдая в природе искривления лучей, мы воспринимаем это обыденно, в то же время в классической оптике оговариваем условность - световой луч распространяется прямолинейно.
Каждый, наверное, наблюдал утреннюю зарю, солнце ещё не появилось из-за горизонта, но мы видим уже его лучи, называя это зарей. Они огибают Землю из-за неоднородности гравитационного поля планеты, поэтому достигают нашего глаза раньше, чем появится светило. Таким образом, оптическое восприятие мира не всегда отражает то, что есть на самом деле. Ведь лучи солнца, согласно условиям оптики, должны распространяться прямолинейно. Зная это, мы предполагаем существование некоего «идеального» или «истинного» пространства и пытаемся скорректировать свои наблюдения в соответствии с этими понятиями. Видимо, само пространство нельзя рассматривать вне характеристик и возможностей конкретного наблюдателя-субъекта, пытающегося его оценить. Выходит, что пространство — субъективное понятие.
При распространении лучей вблизи мощных гравитационных образований происходит их колоссальное искривление. В формулах Фридмана, описывающих эти закономерности, есть коэффициент, отражающий степень воздействия гравитации на световой луч, характеризующий кривизну пространства. Например, если внимательно следить за какой-либо звездой, которая перемещается к солнечному диску, то можно увидеть, что она совершает как бы «прыжки» при подходе к светилу и появлении из-за него. Это происходит вследствие искривления светового луча вблизи массы Солнца. Оно, конечно, сравнительно малое и имеет небольшую плотность по космическим меркам, но во Вселенной существуют тела с гигантской плотностью - нейтронные звезды.
Вблизи таких тел световой луч не просто искривляется, сделав полный оборот вокруг планеты, он замыкается сам на себя. Если стоять на поверхности такого небесного тела и смотреть прямо перед собой, то можно увидеть свой затылок….
- Поэтому я наблюдал одновременно лицо ведьмы, и её затылок, глядя на неё сзади? – прервал Кулешова Протасов, - то есть, Вы хотите сказать, что ведьма обладала гигантским гравитационным полем?
- Вряд ли, - отвечал Кулешов, - если бы это было так, то чтобы наблюдать подобный эффект, Вам необходимо было взобраться на ведьму верхом!
- Тогда я не понял логику Ваших рассуждений! – заявил Протасов.
- Я всего лишь хотел сказать, что мы воспринимаем наш световой, оптический мир в определённых условностях, - отвечал Кулешов, - и как только одна из них изменяется или исчезает, мы начинаем наблюдать чудеса, мистику и подобие волшебства. Вернее, мы считаем их таковыми, потому что это не укладывается в наше мировосприятие!
- А Вы можете объяснить с точки зрения своей науки наличие у коматозника шприца с инсулином? – с иронией спросил Илья Кузьмич, - или Вашей фотографии, например?
- Вы зря иронизируете! – обиделся Кулешов, - я смогу ответить на подобные вопросы позднее, когда нам удастся войти в Сознание этого человека!
- Я вовсе не хотел Вас обидеть, - извинился Протасов, - мне интересно, зачем он Вас разыскивал?
- С чего Вы делаете такой вывод? – удивился Кулешов.
- Ну, как же? – рассуждал Протасов, - Вы его не знаете, он Вас тоже! В таком случае, зачем ему Ваша фотография? Понятно, что по ней этот человек разыскивал Вас….
- Предлагаю не отвлекаться от темы, - прервал его Кулешов, - иначе до утра я не успею всё рассказать! …А теперь немного о веществе! Любое физическое тело состоит из молекул, а те, в свою очередь, — из атомов. В центре его находится ядро, вокруг которого по орбитам перемещаются электроны с массой, не превышающей десятой доли процента атомного веса. Если в своём воображении увеличить ядро до размера теннисного мяча, то расстояние между соседними ядрами в кристаллической решётке металла окажется больше километра. Таким образом, любое физическое тело, состоящее из вещества и обладающее определённой формой и свойствами, будет представлять собой область пустоты, где на относительно больших расстояниях находятся некие материальные тела. Но и их так можно назвать только условно: они тоже состоят из нейтронов и протонов, а между ними — пустота. Итак, создаётся парадоксальная ситуация. Мир состоит из множества материальных тел, обладающих конкретной формой и свойствами, которые в то же время являются пустотой. Аналогично это можно отнести и к нашей Вселенной.
Для нас представление об окружающем мире формируется на восприятии нашим зрением электромагнитных взаимодействий, то есть оптических лучей. Но представим себе неких существ, обладающих вместо оптического зрения другими органами чувств, "видящих" только гравитационные взаимодействия, беспрепятственно проникающие через многие среды, непрозрачные для оптического луча. Окружающий мир будет восприниматься этими существами совсем не таким, как его видим мы. В отдалённом приближении он будет напоминать рентгеновский снимок, на котором видны не только контуры предмета, но и его внутреннее устройство. Воображаемые нами существа будут видеть то, что не доступно нашему зрению, и наоборот….
- Я позволю себе прервать Вас профессор, - осмелился Протасов, - и как медик могу заверить, что подобные свойства проявляются иногда у отдельных пациентов. Особенно часто это случается после черепно-мозговых травм, мощных доз облучения, контузий, клинической смерти. После этого человек может видеть, например, не только внешний облик собеседника, но и его внутренние органы, а также то, что происходит в соседних помещениях….
- Ну, это больше относится к другой сфере, - мягко возразил Кулешов, - к способности человека воспринимать и осознавать определённое количество информации. Можно предположить, что при наступлении названных Вами случаев, в деятельности мозга происходят некоторые аномалии. В результате этого обостряются возможности восприятия информации одного вида за счёт другого.
- Но ведь в то ночное дежурство я видел Юлию в сестринской, как будто смотрел на неё из коридора, - возразил Протасов, - хотя у меня и нет такой способности, но она появилась на короткое время. Как только ведьма скрылась за дверью, возможность видеть, что происходит в соседней комнате, исчезла.
- Очевидно, это связано каким-то образом с появлением ведьмы, - рассуждал Кулешов, - но я думаю, что это частный случай! Мы с Вами должны рассматривать закономерности, и мне придётся рассказать немного о возможностях различного восприятия действительности. Вы, как врач быстро поймёте меня.
Речь пойдёт о людях с психическими отклонениями, в частности алкоголиках во время приступов белой горячки. Вы, медики относите это явление к заболеванию. Но так ли это на самом деле? Возможно, что нет! Ведь во время галлюцинаций каждый из них видит практически одно и то же – зелёных чёртиков, неведомых злодеев, преследующих их и несуществующих в нашем мире животных. Это доказывает то, что есть определённая закономерность в их видениях! А что если в результате злоупотребления алкоголем в деятельности мозга происходят некоторые аномалии и пьяницы видят то, что невозможно в нормальном состоянии?
Один из парижских фотографов Пьер Буше проявил однажды пустую кассету и с ужасом обнаружил на ней изображение черта с вилами, одного из тех, что накануне «гонялись» за ним после шумного застолья. Известный учёный Камиль Фламмарион тогда признал снимок научной сенсацией, но желающих прославиться изучением подобного явления не нашлось. В 1974 году фотографированием «чёртиков» занялся советский исследователь Геннадий Крохалев. Чувствительные к инфракрасному излучению камеры были настроены на «бесконечность», установлены перед сидящими в темноте «горячечными» больными и направлены объективами в ту сторону, куда смотрят больные белой горячкой пациенты.
Почти половина камер сфотографировали их страшные видения. На сделанных в абсолютной темноте снимках зафиксировали образы чертей, страшных несуществующих животных, старух с длинным носом и даже зелёных человечков. Причём для каждого больного - одних и тех же. Получается так, что эти существа частенько находятся рядом с нами, проникая из параллельного мира, но мы в нормальном состоянии их не видим и только, когда в головном мозге появляется аномалия, мы можем их созерцать!
- Следуя Вашей логике, можно сделать вывод, что психические заболевания – это всего лишь способность больных видеть то, что не дозволено остальным? – удивился Протасов.
- Вот именно! – подхватил Кулешов, - но мы их изолируем от общества, считая это патологией! Я должен сейчас сказать о том, почему в нормальном состоянии мы не видим того, что они?
Возможная причина этого: глаза не воспринимают инфракрасные лучи. Кроме того, наш мозг подчиняется «цензору», благодаря которому он получает и обрабатывает не реальную картинку изображения, а ту, которую мы готовы видеть. Вы считаете, что глаза не обманывают вас, и все, что вы видите, стол, компьютер, окно, вы можете пощупать руками? Да, это так! Наши «цензоры» постоянно подстраивают воспринимаемую зрением информацию под возможности нашего мозга и востребованности в конкретной ситуации. Если нам не нужна какая-то вещь, то мы попросту перестаём её замечать! Доказано, например, что почти все дети видят ауру человека, но к пяти годам за ненужностью эта способность у людей атрофируется.
Мало этого, наши глаза, как и многие оптические приборы, фиксируют перевёрнутое изображение, хотя при этом мы почему-то все видим в нормальном, неперевёрнутом виде. Учёные попытались обмануть этого «цензора», надевая группе добровольцев специальные очки, переворачивающие изображение. Мозг получал дважды перевёрнутое, то есть «нормальное», изображение, но люди, тем не менее, видели всё вверх ногами.
После недели эксперимента «цензор» понял, почему протестует мозг и сделал видимое изображение достоверным с точки зрения его хозяина. Самое интересное произошло, когда подопытные сняли очки, пришлось вновь две недели жить в «перевёрнутом мире»! Не вызывает сомнений тот факт, что природа подарила нам этого «цензора» из благих побуждений — без него нам пришлось бы тяжело, именно он ограждает наш мозг от избытка ненужной в каждой конкретной ситуации информации. Как бы Вы себя чувствовали, если бы ежедневно видели рядом с собой чёрта или зелёного человечка? …Так кто же он этот "цензор"? Ответ прост - это Сознание человека! Я уже говорил Вам, что это не продукт работы головного мозга, как считается в медицинских науках, наоборот, он является инструментом работы Сознания!
Но вернёмся к параллельным мирам, идентичным нашей Вселенной и реализующих все возможные варианты развития событий. В 1954 году теорию о существовании параллельных миров выдвинул Эверетт, он пытался дать ответ на вопрос: почему количество вещества ведёт себя непостоянно и беспорядочно? Дело в том, что в 1900 во время одного из экспериментов Макс Планк обнаружил странное поведение излучения, полностью противоречащее классической электродинамике. Эти результаты показали, что во Вселенной действуют и другие, пока неведомые нам, законы. Эверетт предположил, если это так, то почему же не могут одновременно сосуществовать разные вселенные?
Согласно теории Эверетта - их бесчисленное множество! Но все они связаны с той, в которой мы живём, и в то же время отклоняются от неё. Вероятно, в тех вселенных тоже происходили свои войны, носившие, возможно, несколько иной характер, чем те, что были в нашей истории. А те виды живых организмов, погибших в нашей Вселенной, могли эволюционировать и приспособиться к условиям в другом мире. Этим частично можно объяснить, появление из параллельного мира животных, несуществующих у нас, которых видят пьяницы во время белой горячки. Однако известны случаи появления «наших» животных в тех широтах, где они по определению не могли обитать.
Когда я готовил докторскую диссертацию, то пользовался Полным собранием русских летописей и нашёл там удивительную запись: «В лето 7090. Поставиша город Земляной в Новгороде. Того же лета изыдоша коркодили лютые звери из реки и путь затвориша, людей много поядоша, и ужасошася людие и молиша Бога по всей земле; и паки спряташася, а иных избиша. Того же году преставися царевич Иван Иванович в Слободе, декабря в 14 день». Переводится это со старославянского языка примерно так: «7090 год. Г. Земляной близь Новгорода. В этом году крокодилы, лютые звери вылезали из реки и съели многих людей, которые в ужасе молились Богу и прятались в избах. В то же году умер царевич Иван Иванович в Слободе 14 декабря».
Что это за «коркодили» вышли из реки и напали на людей? Ведь дело происходило под Новгородом. Может, летописец преувеличил для красного словца? Но вот ещё одна запись другого времени. Она сделана агентом Английской торговой компании Джеромом Гарсеем. В 1589 году он в очередной раз ехал на Русь и в Польше стал свидетелем невероятного. Он пишет: «Я выехал из Варшавы, переправившись через какую-то реку на ручном пароме, я увидел на берегу мёртвого крокодила, которому мои люди разорвали брюхо копьями. При этом распространилось такое зловоние, что я был им отравлен и пролежал больной в ближайшей деревне, где встретил такое сочувствие и христианскую помощь, что чудесно поправился…».
Нечто напоминающее крокодилов встречается и в воспоминаниях австрийского посла Сигизмунда Герберштейна, приезжавшего в Москву в 1517 и 1526 годах. Вот слова из его «Записок о московских делах»: «Эта область изобилует лесами, в которых можно наблюдать страшные явления. Именно там и поныне очень много идолопоклонников, которые держат у себя дома каких-то змей с четырьмя короткими ногами, наподобие ящериц, с жирным телом… с каким-то страхом благоговейно поклоняются им, выползающим к поставленной пище».
Три исторических источника, повествующих об очень похожих феноменах. Разве это не заслуживает внимания? Конечно, можно и отмахнуться от этих свидетельских показаний, так как они явно не вписываются в привычную для нас картину мира. Именно так отнеслись однажды учёные к рассказам голландского лётчика, потерпевшего аварию на одном из островов в Яванском море. Это было в 1912 году. Вернувшись на родину, он стал рассказывать невероятные истории о каких-то кровожадных драконах, обитающих в тех местах. Лишь в 1926 году на остров Комодо все же прибыла экспедиция зоологов и действительно обнаружила реликтовых ящеров, названных комодскими драконами. Эти доисторические животные численностью около тысячи, достигают длины 3,5 м и весят 130–150 кг. Гигантские вараны достаточно агрессивны, иногда таскают овец у местных крестьян…
Может, нечто подобное водилось когда-то и на Руси? Хочется верить, что однажды криптозоологи заинтересуются легендами о «русских крокодилах». Ведь уже не раз, проверяя подобные слухи, они убеждались, что народные предания не возникают на голом месте… «Неведомый крокодил», прозванный на этот раз арзамасским монстром, вновь объявился в России в начале XVIII века. Свидетельство об этом странном событии было обнаружено в архиве города Арзамаса. Вот краткая выдержка из документа:
«Лета 1719 июня 4 дня. Была в уезде буря великая, и смерч, и град, и многие скоты и всякая живность погибли…. И упал с неба змий, Божьим гневом опалённый, и смердел отвратно. И, помня Указ Божьей милостью Государя нашего Всероссийского Петра Алексеевича от лета 1718 о Кунсткамере и сбору для ея диковин разных, монструзов и уродов всяких, каменьев небесных и разных чудес, змия сего бросили в бочку с крепким двойным вином…».
Подписана бумага земским комиссаром Василием Штыковым. К сожалению, «посылка», очевидно, не дошла до петербургского музея. Природа арзамасского монстра осталась неразгаданной. Может, смерч занёс из далёких стран настоящего крокодила? Ведь, согласно описанию, монстр, упавший с неба, имел четыре короткие лапы и огромную пасть с острыми зубами. Или где-то в тогда ещё густых российских лесах оставались таинственные звери, упоминавшиеся в новгородской хронике? А может, живы они где-нибудь и поныне? Ведь до сих пор в народе ходят рассказы о загадочных существах, обитающих в некоторых российских озёрах. Но у меня сомнений нет, это гости из параллельных миров, «прорвавшиеся» через случайный портал….
- Анатолий Петрович, я прошу меня извинить, - вмешался Илья Кузьмич, - это всё интересно, но я жду от Вас научных доказательств существования параллельных миров и целей Ваших исследований с условием безопасного их проведения с моим пациентом!
- Хорошо, я углублюсь сейчас в науку! - согласился Кулешов, - Мы живём в трёхмерном пространстве, где все измеряется по длине, ширине и высоте, и способны мыслить в его рамках. Мы знаем, что одно измерение — это бесконечная прямая, легко можем представить два — плоскость, и видим вокруг всё в трёхмерном измерении. Но то, что их гораздо больше, признает и академическая наука.
В современной физике популярна так называемая «теория струн». Для понимания она чрезвычайно сложна. Но главное — в ней допускается существование других измерений! Их количество может доходить до 26, однако эти дополнительные размерности как бы свёрнуты, потому мы их и не видим. Экспериментально их обнаружить, тоже пока не удалось.
Данная теория позволяет представить элементарные частицы, составляющие атом из ультрамикроскопических волокон, называемых струнами. Все свойства элементарных частиц объясняются их резонансным колебанием. Эти волокна могут совершать бесконечное множество вариантов вибраций. Согласно этой теории, Вселенная была создана благодаря расширению микропространства, от длины постоянной Планка до величины суперструн, соизмеримых с Вселенной. Её струны точно так же взаимодействуют между собой и производят те же вибрации и колебания. Выглядит это как производимый ими эффект гравитационных линз, искажающих лучи света дальних галактик. А продольные колебания порождают гравитационное излучение.
Но вернёмся к многомерности пространства. Если четвёртое и прочие измерения существуют, то куда они ведут? Именно в те места, которые мы привыкли называть параллельными мирами. Вообразить себе, что это такое, можно с помощью простой аналогии. Представьте, что вы живете в плоскости, то есть в двух измерениях, и вам неизвестно, что эта плоскость пересекается с бесконечным числом других, где есть участки, через которые ваша двухмерная фигура может случайно проникнуть в «чужую» для вас плоскость. Аналогично и с пересекающимися пространствами, то есть с параллельными мирами.
В 1931 году американский исследователь Чарльз Форт ввёл термин «места телепортации». Это участки пространства, где возможны внезапные перемещения и там открываются двери в параллельные миры. Согласно различным версиям, именно оттуда наведываются НЛО, полтергейст, привидения, черти, и прочая нечисть. Но раз двери открываются в одну сторону, то не исключено, что можно пройти и в другую? Сторонники Чарльза Форта уверены: пропавших без вести людей, счёт которым идёт на тысячи, стоит искать в параллельных мирах. Но никто не знает, как туда попасть и вернуться обратно.
Мы можем представить, что границей пересечения двух плоскостей является прямая линия, но в случае трёхмерного пространства она будет выглядеть сложной ломанной, потому что в этом случае пересекаются кубы или параллепипеды. Если проекцией плоскости является прямая линия, то куб или параллепипед будет проецироваться как квадрат или прямоугольник. Это позволяет сделать вывод, что проекцией пространства, имеющего четыре измерения, будет куб или параллепипед. А как представить в своём воображении четырёхмерное пространство? Изменением Сознания человека!
Обыкновенный, то есть неподготовленный человек, такой, например, как мы с вами, не может даже вообразить себе четырёхмерное пространство, я не говорю уже о большем количестве измерений. Его Сознание, как «цензор» не позволит этого. Логически напрашивается вывод, нужно «дать сигнал цензору», чтобы он, как в случае с «перевёрнутым миром», понял, чего необходимо мозгу в этом случае. Выражение «дать сигнал цензору» подразумевает либо медитации по специальной технике, либо через мой «квантовый компьютер» воздействовать на область головного мозга, отвечающего за контакт с Сознанием….
- Я не понял, Анатолий Петрович, - вклинился Протасов, - Вы говорите так, как будто Сознание человека находится не в головном мозге, а поступает в виде информации.
- Не совсем информации, в том понимании, к которому мы привыкли, - отвечал Кулешов, - разработанная мною квантовая модель Сознания человека даёт ответ на Ваш вопрос. . Но прежде мне нужно объяснить Вам парадоксальность квантовой механики. Информация, о которой Вы говорите, поступает сначала в Сознание человека, которое исходя из её содержания, даёт команду мозгу, как инструменту своей работы. Известны основные парадоксы квантовой механики – кота Шредингера и друга Вигнера.
Первый назван именем учёного, который проиллюстрировал парадоксальность квантовой механики мысленным экспериментом и фактически показывает отличие понятия реальности в квантовой механике от той, как она понимается в классической физике и в нашей обычной интуиции. Вот в чем состоит парадокс, предложенный Шредингером. Возьмём ящик и опустим в него кота и нестабильный, постепенно распадающийся атом. Поместим туда же устройство, которое разрушает ампулу с ядом, когда атом распадается. В начале эксперимента атом ещё цел и кот жив. Если в некоторый момент атом распадётся, то кот умрёт. Эти два случая ясны, и их описание в квантовой механике не отличаются существенно от описания в классической физике.
Однако атом, как микроскопический объект, подчиняется законам квантовой механики, и это позволяет сделать необычные выводы. Согласно законам квантовой механики, любое состояние системы - вектор. Это означает, что так же, как в случае обычных векторов, состояния квантовой системы можно суммировать. Результат в случае двух или нескольких векторов состояния в квантовой механике называют суперпозицией. Состояние атома в начальный момент - это «нераспавшийся атом», но со временем оно становится суперпозицией - нераспавшийся атом + распавшийся атом. Первое слагаемое этой суммы постепенно уменьшается, а второе - увеличивается.
Вспомним теперь, что состояние кота непосредственно связано с целостностью атома в силу того, что вместе с ним в ящике находится устройство, убивающее его, когда атом распадается. Поэтому мы должны заключить, что через некоторое время после начала опыта состояние системы из атома и кота, представляет собой суперпозицию - нераспавшийся атом и живой кот + распавшийся атом и мёртвый кот. Что же мы увидим, если откроем ящик в этот момент? Возможно, ли увидеть кота в состоянии, соответствующем суперпозиции живого кота и мёртвого? Очевидно, нет. Только либо живого кота и нераспавшийся атом, либо мёртвого и уже распавшийся атом.
Это парадокс. Описывая состояние в закрытом ящике, в соответствии с квантовой механикой мы должны представить его как суперпозицию. Но для открытого ящика описание, в соответствии с нашим опытом, должно быть одним из компонентов этой суперпозиции. Мы видим, что в этом рассуждении, приводящем к парадоксу, существенную роль играет наше Сознание. Пока ящик не открыт, информация в наше Сознание о состоянии системы ещё не поступила, а после открытия ящика мы осознаем его.
----------------------------------------
Второй парадокс назван именем Вигнера. Это усложнённый эксперимент кота Шредингера путём введения в систему категории друзей. После завершения опыта, экспериментатор открывает коробку и видит живого кота. Суперпозиция в момент открытия коробки переходит в состояние «ядро не распалось, кот жив». Таким образом, в лаборатории кот признан живым. За её пределами находится друг экспериментатора. Ему неизвестно, жив кот, или мёртв. Друг признает кота живым только тогда, когда экспериментатор сообщит ему исход. Но все остальные друзья ещё не признали кота живым, и произойдёт это только тогда, когда им сообщат результат эксперимента. Таким образом, кота можно признать живым только тогда, когда каждый человек Вселенной, то есть все друзья, узнают результат эксперимента. До этого кот остаётся полуживым и полумёртвым одновременно.
Этот парадокс показывает роль информации, получаемой нашим Сознанием. Учитывая «теорию струн» и эти парадоксы, я разработал квантовую модель Сознания: «Элементарные частицы атомов вещества, в том числе и биологического, также состоят из струн, поэтому Сознание человека – это резонанс серого вещества головного мозга и Вселенной. Он не зависит от работы самого мозга и нарушается в случае изменения частоты вибрации суперструн Вселенной. То же самое делает информация, поступающее в наше Сознание». А поскольку суперструны Вселенной вибрируют с постоянной частотой, а мозг человека при нарушении резонанса подстраивает свою частоту вибрации в унисон с полученной информацией, то к нам приходит её осознание. В ситуации с Вашим коматозником можно сделать вывод. Этот человек (кот Шредингера) будет находиться в состоянии «полумёртвый и полуживой» до тех пор, пока медсестра (экспериментатор) не сообщит нам (друзьям) и каждому человеку Вселенной о его состоянии.
- А почему мозг подстраивает свою частоту вибрации к резонансу? – задал вопрос Илья Кузьмич.
- Это постулат, - ответил Кулешов, - мы являемся микрочастицами Вселенной и поэтому в наш мозг заложена программа существования в гармонии с Вселенной! Если этого не происходит с отдельно взятым индивидуумом, то такого человека вы, медики, считаете сумасшедшим. Его Сознание неадекватно воспринимает информацию, мозг работает непредсказуемо, его поступки, как результат осознания информации, иррациональны.
- Но мы, медики, считаем сумасшедшими тех, у кого мозг работает с отклонениями от нормы, - возразил Протасов, - неужели Вы уверены, что они связаны с неспособностью мозга, подстраиваться в резонанс?
- Я о том же и сказал! – отреагировал Кулешов, - конечно же, отклонения эти могут зависеть от множества индивидуальных патологических свойств человека, и разработанная мною квантовая модель не делает революции в медицине. Но с её помощью легко можно объяснить, что такое Сверхинтуиция, Мистика, Ясновидение, научное Озарение.
- Интересно будет послушать, профессор, - с нескрываемой иронией произнёс Протасов, - не обогащайте внимания на мою ироничность, она объясняется тем, что возможно в перспективе врачей заменят специалисты по квантовой механике….
- Наука на завершающем этапе создания искусственного интеллекта, - констатировал Кулешов, - в перспективе, возможно, что и врачей и нас физиков заменят роботы! Я не говорю уже о других специальностях, инженерах, рабочих и служащих.
- Продолжайте, Анатолий Петрович, - попросил Илья Кузьмич, - извините, что перебиваю!
Сверхинтуиция, – продолжал Кулешов, - это способ принятия такого решения, которое, не может быть получено логическим путём. Вам известна ситуация, когда необходимо принять важное решение, но Вы не можете отдать предпочтение одному из нескольких вариантов. Неопределённость может тянуться много дней, вызывая болезненное чувство беспомощности и отчаяния. Ваше бесплодное размышление идёт по кругу, не принося результата. У Вас появляется дискомфорт от того, что нарушается резонанс вибрации струн головного мозга поступившей информацией, но решение по ней не принято. Как остановить это бесконечное раздумье и выбрать одно из ряда решений и избежать роковой ошибки?
Ответ удивительно прост. Нужно на время не думать об этой проблеме, отключить Сознание, пусть головной мозг подгоняет свою частоту вибрации, не вызывая эмоционального воздействия. Необходимо отвлечься, полезно сделать что-нибудь приятное, например, просто пойти в кино или в театр. Решение придёт неожиданно, сопровождаемое восхитительным чувством, что это единственно возможное верное решение. То, что произойдёт в дальнейшем, подтвердит - найденное таким образом решение действительно наилучшее из всех возможных. Конечно, при условии способности Вашего мозга, зависящей от уровня знаний по данной проблеме.
Вот два ярких примера подобных ситуаций. Ныряльщик, который собирается установить рекорд глубины погружения без аппарата, подвергается большой опасности в момент, когда он достиг максимальной глубины и возвращается обратно. Он должен выбрать момент таким образом, чтобы погрузиться максимально глубоко и в то же время сохранить достаточно воздуха, чтобы вернуться на поверхность. Задержка с возвратом может означать смерть. Как принять правильное решение? Опытные спортсмены говорят, что перед этим критическим моментом они погружаются в транс и определяют момент возвращения интуитивно. Сознание не принимает в этом участия, оно отключено от выбора. Именно бессознательная работа мозга делает это оптимальным образом.
Другой пример относится к случаю, который произошёл с российским космонавтом Георгием Михайловичем Гречко. Во время одного из космических полётов он попал в нештатную ситуацию при возвращении на Землю. Основной двигатель отказал, и пришлось использовать маленький вспомогательный с ограниченным ресурсом. Управление осуществлялось в ручном режиме, двигатель нужно было выключить в требуемый момент так, чтобы космический аппарат начал медленно снижаться в режиме свободного падения. Неправильный выбор момента выключения мог привести либо к жёсткой посадке, либо к переходу аппарата на круговую орбиту без шанса приземлиться. У космонавта не было никакой возможности рассчитать необходимое время (определить нужный момент), но он выбрал его интуитивно и избежал обеих опасностей. Выбор был сделан в большом эмоциональном напряжении, и вполне вероятно, что космонавт находился в состоянии транса.
Почему правильные решения жизненно важных проблем находятся мгновенно? Краткий ответ - решение в этой ситуации принимается интуитивно и в этом случае означает странную способность к Озарениям. Интуитивное решение бывает в таких случаях правильным только потому, что оно основано не на расчёте и не на простой догадке, а на таинственном Озарении. То же самое явление происходит и в случае «научного озарения», с той разницей, что проблема, которую Вы пытаетесь решить, относится к науке. Это в большей степени касается поиску принципиально нового подхода к исследованию. Он находится не на пути рационального рассуждения, а как догадка, для которой нет никаких логических оснований. Конечно, такая догадка возникает только после систематического изучения проблемы обычными рациональными методами и её ясной научной формулировки.
Мистические особенности Сознания рассматривались и до формирования современной науки, в разных донаучных, духовных и конфессиональных областях знаний и учениях. Однако в настоящее время необходимы научные обоснования любого явления. Если что-что наблюдается, но не объяснено естественными науками, то обычно считается неподтверждённым. Поэтому вопрос об отношениях между естественными науками и мистическими особенностями Сознания является актуальным.
Мистика представляет собой чудеса, и это, по мнению ортодоксов, исключает её научное объяснение. Действительно, чудо просто по определению - это то, что в реальности существовать не может. В более точной формулировке чудо, согласно законам естественных наук, не может произойти. Не очевидно ли, что это исключает мистические явления из числа тех, которые существуют в реальности? Может показаться странным, но это «очевидное» заключение неверно. Явления, кажущиеся мистическими, могут наблюдаться, и это не противоречит науке. Объяснением такого парадоксального утверждения является вероятностный характер квантово-механических законов.
Если бы действительность описывалась классической физикой, мистики, как явления не могло бы существовать в реальности. Однако после большой научной революции первой четверти XX столетия мы знаем, что реальность фактически описывается только квантовой физикой и лишь приближённо может быть представлена классическими уравнениями. Точные законы природы - квантовые, и их основная особенность - вероятностный, или случайный, характер.
Эта особенность квантовых законов проявляется в ситуации, когда система подвергается измерению. Даже если её состояние перед этим известно точно, результат нельзя однозначно спрогнозировать. Мы можем лишь перечислить возможные результаты измерения и предсказать вероятность каждого из них. Это возможно проверить лишь большим (в идеале, бесконечным) числом измерений. Те результаты, которые более вероятны, должны случаться чаще, менее - реже.
Но это означает, что единственное измерение не может ни подтвердить, ни опровергнуть любой вероятностный закон. Предположим, что один из возможных результатов имеет очень низкую вероятность, скажем, 10 в минус шестой степени. Почти все, включая профессиональных физиков, будут считать наблюдение этого результата «фактически невозможным». В соответствии с этим, его реальное наблюдение «фактически противоречит» данному закону так, что само по себе наблюдение считалось бы чудом. Однако, рассматривая ситуацию строго математически, мы можем только предсказать, что в чрезвычайно длинном ряду измерений (много миллионов событий) данный результат будет наблюдаться в одном случае из каждого миллиона событий. Нельзя предсказать, в каком конкретно измерении он будет наблюдаться. Это может быть даже в самом первом измерении из серии, что не противоречило бы вероятностному закону. Более того, этот результат измерения, хотя и с низкой вероятностью, может наблюдаться даже при однократном измерении. Такой случай может выглядеть странно, но не будет противоречить вероятностному закону.
Последнее утверждение, по сути, удивительно: единственный случай может выглядеть как чудо, без всякого противоречия с вероятностным квантово-механическим законом. Эта наука допускает существование странных событий, которые можно назвать вероятностными чудесами. Таким образом, явления, которые выглядят как чудеса (мистические), не противоречат современными естественными науками. Причина этого в том, что квантовая механика, являясь основой этих наук, допускает существование вероятностных чудес.
Эта принципиальная возможность используется в квантовой модели Сознания, разработанной мною. Информация о событии, имеющего мизерную долю вероятности, поступает в Сознание и вызывает лихорадочную работу мозга по подгонки частоты вибраций его струн к резонансу. Это происходит потому, что в блоках памяти нашего мозга нет подобного события. В этом случае он будет бесконечно долго искать частоту, резонансную этой информации и Сознание, как «цензор» само скорректирует информацию – «такого не бывает», чтобы обезопасить мозг от перегрузки и грозящего нам шока.
Ясновидение — это способность извлекать информацию, недоступную для Сознания. Согласно теории Эверетта реальный мир – это совокупность всех параллельных. Мы воспринимаем их, как единый квантовый мир. Его эволюция обратима во времени, и состояние в любой момент определяет прошлое. Для квантового мира, рассматриваемого как единое целое в понятиях прошлого, будущего и настоящего нет никакого смысла — все моменты времени и, более того, все точки пространства-времени в квантовом мире равноправны. Поэтому процесс познания позволяет извлекать информацию из любой области пространства-времени квантового мира. В этом процессе становятся доступными любые, сколь угодно далёкие, пространственные области всех параллельных миров, и более того, состояния этих областей в любое время.
Этой способностью «заглядывать» в любой параллельный мир прошлого обладают феноменальные индивидуумы. Одним из наиболее известных ясновидцев был Эдгар Кейси, который помогал безнадёжным пациентам, получая информацию о том, что обеспечило бы их выздоровление. Ещё один пример очень сильного ясновидца — Вольф Мессинг. Он мог, в частности, читать мысли и по фотографии человека узнавать о его судьбе. Оба ясновидца предсказывали будущее. В частности начало второй мировой войны. В связи с этим отмечу, что согласно квантовой модели Сознания предсказание будущего в принципе не может быть достоверным. Действительно, будущее представлено набором альтернатив параллельных миров настоящего времени. Если кто-то предсказывает, какая из них будет субъективно восприниматься, то сделать это он может только с некоторой вероятностью.
Предсказание может быть достаточно надёжным лишь в том случае, если речь идёт о не слишком отдалённом будущем и предсказывается событие, которое «уже подготовлено» ходом событий в прошлом и настоящем. В случае второй мировой войны именно это и произошло: было известно, что война стала фактически неизбежной за несколько лет до её начала.
Рассмотрим теперь случай предсказания незначительных событий, которые могут происходить с достаточной вероятностью. О предсказаниях таких событий можно утверждать следующее. Во-первых, в этом случае более точны условные предсказания, когда оговаривается, что событие произойдёт при условии, если свершится другое, точно указанное событие. В этом случае предсказание содержит информацию не о самом событии, а о том, что между двумя событиями, которые могут относиться к разным моментам времени, существует связь, что одно без другого невозможно. Если такая связка вполне определённая, тогда и предсказание достаточно верное. Примером такого условного предсказания могут служить «чтения» Эдгара Кейси, который узнавал в одном из параллельных миров, какой конкретный препарат поможет пациенту. А также условия его применения, если с ним будут выполнены определённые процедуры. Того же типа предсказание Мессинга, что Гитлер будет побеждён, если двинется на восток.
Для меня пока остаётся загадкой – как предсказатели проникают в параллельные миры, чтобы получить информацию? В нашем случае имеется возможность узнать сие с помощью коматозного пациента и «квантового компьютера». Это шанс для нас обоих, уважаемый Илья Кузьмич! Мы не только узнаем, как этот коматозник путешествует по параллельным мирам, но и выведем его из состояния комы.
- Но каким образом? – настаивал Протасов.
- Это дело техники, дорогой друг! – заверил Кулешов, - мой «квантовый компьютер» способен не только проникать в Сознание человека, но и управлять им.
- Что Вы имеете в виду? – уточнил Протасов.
- Вызывая резонанс струн головного мозга введением определённой информации с помощью частотных импульсов, в его Сознание, - отвечал профессор, - я могу не только узнать, что хранит его память, но и подчинить Сознание моими приказам!
- Вы хотите сделать из него зомби? – насторожился Протасов.
- Нет, что Вы? – успокоил Кулешов, - когда он придёт в себя, его Сознание «очиститься» от корректировок и пациент сам может поведать нам много интересного. Он будет абсолютно здоров!
- Но сегодня мы уже ничего не успеем, - констатировал Протасов, глядя на часы, - скоро утро! Я распоряжусь, чтобы нам сделали бутерброды и сварили крепкого кофе?
- Пожалуй, не помешало бы подкрепиться, - согласился Кулешов.
Илья Кузьмич поднялся и покинул ординаторскую, а Кулешов подошёл к окну и посмотрел на горизонт, где загоралась ранняя заря. Москва удивительный и в то же время урбанизированный мегаполис. До двух часов ночи он весь гудит и этот не воспринимаемый ухом по причине адаптации, гул, стихает лишь на два-три часа. Это самое спокойное время в московских сутках. С четырёх часов наступает робкое утро. В это время, для немногочисленных автомобилистов мчится навстречу величавая Москва, удивляя монументальностью современной архитектуры, радуя ярким весельем праздника утра и теплом вспыхивающих поочерёдно окон, волнуя отражением ночных фонарей в Москве-реке и успокаивая тишиной арбатских переулков. Столица просыпается и отдельные звуки, и шумы робко начинают достигать ушей бодрствующего человека, напоминая о начале очередного суматошного и гудящего дня. И так ежесуточно, еженедельно, и ежегодно....
--------------------------------------------
Дикое Поле

Ковыльные, с богатой травянистой растительностью донские степи издревле называли Диким Полем. Ещё в каменном веке, эти места привлекали сюда древние кочевые племена, чьим основным занятием являлось скотоводство, а характер быта подходил для постоянных переездов на новые пастбища. Донские степи помнят киммерийцев, вторгшихся в Закавказье во второй половине восьмого века до нашей эры, и завоевавших даже некоторые районы Малой Азии. Помнят появившихся здесь позже скифов, вытеснивших киммерийцев с берегов Дона, которым тоже пришлось по нраву Дикое Поле. Обеспечив прочный племенной союз, эти кочевники создали своё государство Скифию, основателем правящей династии, которой стал царь Колакс. Его государство достигло наивысшего расцвета в начале четвёртого века до нашей эры.
Тогда же в южных степях Причерноморья расселялись греки-колонисты. Их крупнейшие города - Ольвия, Тира, Херсонес, объединились в Боспорское царство со столицей в Пантикапее. Греки вели оживлённую торговлю с центрами Средиземноморья и местным населением. Для расширения торговых связей между античным миром и Приазовьем боспорские греки в начале третьего века до нашей эры основали в устье Дона город Танаис. А через сто с небольшим лет на территорию нижнего Дона приходят сарматы и вытесняют скифов в Крым и Нижнее Поднепровье.
Во втором-третьем веке новой эры наиболее могущественным племенем на территории между Каспием и Азовским морем оказались аланы – воинственные кочевники, установившие своё господство на донских просторах и неоднократно вторгавшиеся в Закавказье. В 372 году часть алан была покорена гуннами, а оставшаяся вытеснена из степей Северного Причерноморья в горные районы Кавказа.
В начале третьего века в Причерноморье с Балтийского побережья пришло германское племя готов. Здесь они разделились на западных, остановившихся между Дунаем и Днестром, и восточных, занявших территории от Днепра вплоть до Приазовья. Между Доном и Волгой, складывается племенной союз во главе с гуннами - кочевниками, пришедшими из Азии. Примерно в 370 году гунны появляются в степях Северного Причерноморья. Учинив в Приазовье страшный разгром, они разбивают алан и уничтожают просуществовавшее более восьми веков Босфорское царство. Столкнувшись с остготами и сломив их сопротивление, гунны продолжают двигаться на запад, вытесняя вестготов. К середине пятого века гуннами были покорены племена германцев, взяты все крепости Галлии, разрушено королевство бургундов. Государство кочевников теперь простиралось от пустынь Средней Азии до Рейна. Но после серии поражений от остготов и византийцев гунны вновь вернулись в приазовские степи, где впоследствии были разбиты болгарами
В конце V-го, начале VI века огромные территории Северного Кавказа, Причерноморья и Приазовья заняли племена тюркских болгар. В середине седьмого века они организовали в Восточном Приазовье и на Тамани племенной союз, названный Великой Булгарией. Однако под напором хазар союз быстро распался, и в 70-х годах седьмого тысячелетия часть тюркских болгар ушли на Волгу, остальные - на Нижний Дунай, где, ассимилированные славянскими племенами, дали начало Болгарскому царству.
К концу седьмого века в степях между Азовским и Каспийским морями обосновались хазары. В начале восьмого века они закрепили за собой предгорные районы Северного Кавказа и земли бывшего Боспорского царства. Хазары многократно вторгались в Кавказскую Албанию, Армению и Картли, захватывая золото, скот, людей. В начале девятого века на северо-востоке Хазарии появляются мадьяры - угроязычные племена, пришедшие из Приуралья. Однако вследствие военного конфликта с печенегами и неудачных попыток захвата степных земель русского пограничья, они вынуждены были уйти на запад через Карпаты в Подунавье.
Примерно в это же время в Приазовье из-за Волги перекочевали печенеги. Их путь отмечен гибелью поселений степного междуречья Дона и Кубани. Часть печенегов вошла в состав Хазарского государства, кочевали по его территории, и использовалась как военные отряды. К середине десятого века Хазария со столицей Итиль охватила своим контролем громадные территории Северного Кавказа, Крыма, Причерноморья, Дона и Поволжья, на всех границах, которых стояли мощные каменные крепости. Падение хазарского каганата положил киевский князь Святослав. В 965 году он с дружиной, спустившись по Волге, освободил вятичей, разрушил Итиль, опустошил крупный торгово-ремесленный центр хазар Семендер, в схватках с аланами и касогами прошёл до Азовского моря, поднялся по Дону до северных границ Хазарии и сокрушил крепость Саркел. На её месте возникло первое русское поселение на нижнем Дону - Белая Вежа.
В конце одиннадцатого века в южнорусские степи из Азии пришли половцы - многочисленное тюркское племя, покорившее печенегов. В начале одиннадцатого века ими основан город Азов, известный впоследствии как татарская крепость Азак. С 1070 г. половцы производили опустошительные набеги на русские княжества, граничившие со степью. Первый общий поход русских князей против половцев был предпринят в 1100 г. по инициативе Владимира Мономаха и послужил прообразом целого ряда подобных военных предприятий, значительно утихомиривших диких кочевников, хотя борьба с ними и длилась в течение всего двенадцатого века.
В 1224 г. до Руси докатилась первая волна монголо-татарского нашествия. Южнорусские князья получили известие, что в задонских степях появился дикий и страшный народ, избивающий половцев и движущийся на Русь. Княжеское ополчение двинулось в степи навстречу неприятелю и, соединившись с половцами, приняло бой на реке Калка, впадающей в Азовское море западнее Дона. Русские князья сражались мужественно, но не согласованно и были полностью разбиты. Началась эпоха татарского ига, продлившаяся до 1481 года.
В конце XIV века на Дон вторглись полчища Тамерлана, окончательно разгромившие юго-западную часть Золотой Орды. Пал и был разграблен Азак. В XV веке, воспользовавшись упадком Золотой Орды, побережье Азовского моря захватывает Османская империя. Азак стал называться Азовом, турки превратили его в мощную крепость. Отсюда постоянно исходила угроза турецкого нашествия на юго-восточные границы России. Начинается многовековая и кровопролитная битва за Азов.
По мере усиления Российского государства его границы подошли к Дикому Полю, здесь устраивались погранзасеки, сторожевые башни, возводились крепости. В XV веке на необъятные степные просторы Дона устремились беглые крестьяне из Центральной России и Поволжья. Так появились здесь формирования вольных людей, которых называли казаками. В переводе с тюркского: «удальцы», «вольные люди». В середине XVI века возникают первые казачьи городки: Раздоры, Митякин, Маныч, Черкасск – и казаки становятся полновластными хозяевами Дона.
Поскольку власть русского царя не распространялась на эти земли, здесь расцветала казачья вольница. Из разрозненных формирований сложилась своеобразная военно-политическая организация – Войско Донское. Самоуправление здесь было подлинно демократическим, все должности были выборными, слово атамана – закон. Ценились честь, способность сражаться и храбрость казака. Высшим органом власти становится Круг, собиравшийся в главном городке, сначала в Раздорах, а впоследствии в Черкасске. Иван Грозный в письме к турецкому султану признавал, что фактически донцы неуправляемы и не подчинены Москве: "Наших казаков на Дону нет, и не посылаем никого, а живут там всяких земель беглые люди, нашего государства и Литовския земли. Донские казаки не по нашему велению живут, бегая из нашего государства. Всякие такие дела у них делаются без нашего ведома".
Постепенно казачество становится замкнутым военно-служивым сословием, имевшим большие привилегии по сравнению с другими сословиями российского государства. Казаки обладали большой личной свободой, не несли повинностей, не платили податей, имели право носить одежду старого покроя и бороду, регулярно получали царское жалование. При поддержке государства казачество стало мощным заслоном на пути многочисленных завоевателей, посягавших на южные рубежи России.
За время многовековой борьбы за Дикое Поле, после поражения, племена и народы оставляли победителю пленников и остатки населения, проживавшего на территории «новых хозяев». Это привело к смешиванию наций кочевых племён, готов, аланов, болгар и греков. Теперь сюда добавилась и русская нация, ассимилировавшаяся с местным населением, результатом этой смеси стали казаки, унаследовавшие за счёт тесных связей с сарматами, большую часть обычаев этого могучего народа. Древнее Азовское предание о крещении казаков гласит: «Задолго до явления Христа, Спасителя нашего, поселились на островах таманских три брата: Ахват, Венет и Деньдар - дети Всадника Небесного и Воли Вольной. И жили они рядом с градом Таматархой, прозванным так, потому что тама Тарха Тархович – предок словен, народился. Греки же Таматарху в Гермонассу переиначили, да Бог потом всё поправил и имя исконное вернул. И так, жили три брата, говорили они на языке старословенском, а женились на дочерях царя Азака Танаита сарматских кровей».
В то время существовало несколько разновидностей казаков. Одни представляли чудную смесь разноплеменных народов, их русский язык состоял из многих диалектов кочевников, а в чертах их лиц было нечто азиатское. Эти казаки гордились своим происхождением от черкесов и даже сами называют себя таковыми. Они не хотели служить русскому царю. Другие считали себя российскими беглецами, искали дикой вольности и добычи в опустелых улусах орды Батыя, в местах ненаселённых, но плодородных, где Волга сближается с Доном. Здесь издавна проходил торговый путь из Азии в северную Европу. Такие казаки предпочитали земледелие, но не военную службу. Ещё одна разновидность казаков, не смотря на то, что они бились насмерть за Русь, оберегали её окраины и поголовно имели рвение постоять за честь Царя Московии, сами себя не считали русскими.
Царь и Великий Князь всея Руси Иван IV Грозный озадаченный укреплением южных оборонных рубежей, был заинтересован в объединении казачества в единое Войско Донское и его служении интересам государства российского. Он намеревался постепенно заселить русским народом территорию Дикого Поля. В 1560 году Иван Грозный отпускает на Дон служивших у него "казаков многих" и активно поддерживает их. 3 января 1570 года Иван IV, решает отправить своего посланника Новосильцева со специальной миссией к султану Оттоманской Порты Селиму II. Одновременно с этим намеревается послать грамоту, адресованную донским казакам.
Это послание открыло официальную переписку московских государей и казачьих атаманов. Идея посольства в Оттоманскую Порту через земли донских казаков возникла в 1569 году, во время тяжёлых испытаний для московско-турецких отношений. Турецко-татарское войско, ведомое пашой Касимом, совершив марш-бросок от Азова к Переволоке, подошло к Астрахани. Потерпев там неудачу, войско отступило, но "турецкий марш" Касима вызвал крайнее беспокойство у Ивана Грозного и его окружения. Занятое на полях Ливонской войны, Московское государство желало обеспечить себе крепкие тылы на юге. Поэтому никакого преследования отступающих турок и татар не предпринималось. Наоборот, царь начал искать пути примирения с Портой, напоминать в дипломатической переписке об "извечной дружбе".
Для нового посольства в Турцию был благовидный предлог - поздравление султана Селима II с вступлением на престол. Возглавлять посольство Иван Грозный поручил опытному дипломату и русскому дворянину Ивану Петровичу Новосильцеву, доказавшему свои способности и преданность царю в переговорах с кабардинским князем Темрюком Идаровичем в 1565 году. Новосильцев принадлежал к дворянскому роду, происходившему от выходца из Швеции Юрия Шалова. Для поднятия значимости посла Грозный пообещал Новосильцеву титул князя, выдав предварительно на руки свой Указ о присвоении. А в послании Селиму написал: «…посылаем к Вам князя русского…». Велел всем участникам дипломатической миссии называть Новосильцева, как князя - «Ваше сиятельство».
Несмотря на то, что донские казаки назывались главными противниками московско-турецкой "дружбы", царь очень рассчитывал на их помощь, поскольку путь посла лежал через Рыльск, Азов и казачьи земли. В наказе послу Иван Грозный сообщал, что провожать его по Дону к Азову он велел атаману Войска Донского Мишке Черкашенину с группой казаков. За это участникам сопровождения царь послал государево жалованье: деньги, сукно, селитру для пороха, свинец. Иван Грозный хотел использовать казаков в качестве вспомогательной силы "посольства". Когда Новосильцев прибудет в Раздоры, он должен там подождать некоторое время, пока атаман Войска Донского не договорится с турками о прохождении Азова. Для этого атаман должен будет «послать своих товарищей» к азовскому диздарзеферю. Им нужно доложить, что посол Ивана Грозного едет к брату его и другу султану Селиму, и чтобы он "не чинил препятствий посольству по пути мимо Азова. Ну а коль не послушает диздарзефер, то пусть ждет новых поджогов разных и нападений на крепость".
Новосильцеву надлежало прочитать текст царского Указа казакам донским «принародно, чтобы всякому было понятно». Иван Грозный написал и первую грамоту "атаманам казатцким и казакам всё без отмены". Ставка на донцов в столь важном дипломатическом мероприятии была логически оправдана. 20 сентября 1569 года, по сообщениям самих же турок, "русские люди" организовали в крепости Азов "поджог зелья". По мнению диздарзеферя, это было делом рук казаков. Поэтому турки были враждебно настроены против Донского казачества, и примирить их с атаманами можно было через царского посла.
Московская дипломатия использовала в отношении казаков двойной стандарт. В переговорах с султаном их необходимо было охарактеризовать исключительно как «лихих» людей, мешающих дружбе великих держав». Вместе с тем, казаки выполняли в Диком поле две важные для Москвы функции – «противодействие хищным азиатцам» и помощь дипломатическим миссиям. Без казаков влияние Москвы в Диком поле было бы ничтожным. Московские государи были готовы всемерно поддерживать казачьи военные мероприятия, проходившие в русле их политики. Однако опасное соседство не давало казакам простора для дипломатического манёвра, который был у Москвы. А потому на Дону не поспевали за изменениями в отношениях Порты и русских государей и зачастую предпринимали акции, которые провоцировали конфронтацию двух держав-соседей. Но московским дипломатам было очевидно, что не будь строптивых казаков в Диком поле, опустошительные набеги крымских татар и турок, захлестнули бы Россию. А потому казаков должны были «жаловать» за верную службу.
Иван Грозный лично определил самый короткий путь по имеющимся в то время почтовым трактам. Посольство должно было отправиться зимой на санях, чтобы к наступлению весны добраться до Рыльска. Затем до условленного места, где река Воронеж впадает в Дон. Для посольства к тому времени туда должны были подняться вверх по течению три больших казацких судна, называемые стругами. Они представляли собой одномачтовые парусники, имеющие возможность двигаться ещё и на весельной тяге. Вниз по течению Дона надлежало добраться до Раздор, главного в то время казачьего городка. Документ, подписанный московским государем, был по сути своей приказом для донцов – «без всякого ослушания» выполнять все поручения царского посланника, действовавшего от Ивана Грозного.
В посольство вошли Новосильцев, его сын Белояр, подьячий Постник Износков, татарин Девлеткозя, кречетник Селиван и десятка полтора стременных стрельцов для сопровождения до Дона. Послу надлежало вручить султану царский подарок - 40 штук соболей, рыбий зуб и красных кречетов. Новосильцеву был дан секретный наказ, в котором содержались рекомендации о ведении переговоров с султаном, визирем, ответы на вопросы об отношениях Московии с казаками. Новосильцев вёз с собой несколько грамот султану, где говорилось, что "мол, лихие люди меж нас с тобой ссору чинили".
- Папенька, возьмите меня с собой в путешествие, - взмолилась дочь Новосильцева Мирослава, за несколько дней до отъезда, - я хочу посмотреть заморские страны….
- Глупости это, неразумная девка, - отверг просьбу отец, - я отправляюсь не в путешествие, а на умиротворение султана! Для дружбы хочу его расположить с Царём и Великим Князем нашим Иваном. И ещё неизвестно, как там всё сложится…. Тебя замуж пора выдавать, а не по иноземным державам возить!
- А может быть папенька в заморской стране и найдёте жениха мне? - не унималась дочь, - в Москве-то всё никак Вам не удаётся…. То знатный больно, то чином не вышел!
Иван Петрович задумался. Действительно в Москве, по его мнению, не было подходящего парубка для Мирославы. Бояре сторонились Новосильцева, зная его тёплые отношения с Иваном Грозным, а те, кто мечтал породниться со статским советником Посольского приказа, не нравились. «А может и правда, девка дело молвит?» - размышлял Новосильцев, - «может паша какой найдётся в Константинополе? Тогда и дружба крепче станет с турками, да и государь будет приветствовать этот брак!»
- Ладно, Мирослава, - согласился Новосильцев, - собирай вещи! Но смотри, это тебе не прогулка, …ехать придётся долго, чтобы не ныла, если тяжко в пути будет, да не капризничала! Мороз он-то нынче какой, поди не согревает, а извести путника всякого старается!
- Да как же я, папенька, замёрзну в кибитке для ямской гоньбы? – с задором удивилась дочь, - вон и братец мой, княжич наш Белоярушка обещал собольи шубы взять лишние….
- Путь далёкий! До Рыльска считай, боле пятисот вёрст, - предупреждал отец, - да до Дона ещё четыреста, так что только к ледоходу прибудем к его берегу. Да ещё неизвестно, сколь ждать атамана Мишку Черкашенина с казаками на стругах?
- Ничего папенька, - успокаивала обрадованная Мирослава, - я стерплю! Вот только бы маменька не обижалась на меня за то, что оставлю её надолго!
Жена Новосильцева Матрена Тимофеевна была из низшего дворянского сословия и никогда не перечила мужу. Она покосилась на него и, заметив довольное выражение на его лице, поспешила успокоить дочь.
- Ничего доченька, управимся и без вас, - молвила она покорно, - всё одно шкодливую козу не удержишь на базу, …как холопы-скотники говаривали!
Из Москвы выехали в конце января на почтовых санях-кибитках. В то время такая связь на Руси, называемая «ямской гоньбой», установилась по всей стране и, начиная с Ивана III, контролировалась лично московским князем. Она была разделена на «ямскую» – внутреннюю, и «немецкую» – международную. Царские грамоты, приказы и частные письма развозили из одного пункта в другой гонцы-нарочные «немецкой гоньбы». Им поручалась за один раз доставка всего лишь одной грамоты или письма. «Ямщики» же развозили всё сразу, кроме царских бумаг, даже кладь и людей. «Ямы» - почтовые станции на трактах находились на расстоянии от сорока до ста вёрст. Их населению для обслуживания почтовых перевозок предписывалось содержать положенное число лошадей, ямщиков и помещений для ночлега. Слова "ям" произошло от татарского "дзям" - дорога, а ямщик от "ям-чи", что означает проводник.
Стременные стрельцы - конники, сопровождающие посольство по приказу Ивана Грозного, должны были охранять посла от разбойников, обитающих в лесах и грабящих всех, кто появлялся на почтовых трактах. Несколько всадников ехали впереди «кортежа», остальные по бокам и сзади. Им надлежало передать посольство атаману Черкашенину с его казаками, и возвратиться в Москву. Погода выдалась в этот день солнечная и морозная. Искрящийся снег поскрипывал под копытами лошадей и полозьями кибиток, словно сочный кочан капусты, а лёгкий ветерок не поднимал позёмки, отчего накатанная колея тракта хорошо просматривалась. Это не позволяло возницам в овчинных полушубках и валенках, случайно заезжать в придорожные сугробы. В кибитках, обитых медвежьими шкурами, было тепло и уютно.
Велика Русь-матушка, её заснеженные просторы необъятны, дороги бесконечны, леса непроходимы, а народ неистребим и живуч. Где только не приходиться жить русским людям? Даже там, где всего три-четыре избёнки, обитает русский человек в согласии с природой. Ему не страшны морозы, не пугают разбойники и стаи волков, шастающие по лесам в поисках пропитания. Каждый знает, что в Московии есть царь-батюшка, который защитит от супостата и азиата дикого. Сидя в светлице фамильного терема в Москве, Мирослава даже представить не могла, что страна, где она живёт, имеет такие необъятные территории. Теперь они проплывали за окном кибитки нескончаемым потоком, и Бог только знает, где заканчивались.
В первые дни пути, прогоны между ямскими станциями были около тридцати вёрст каждый, и за короткий зимний день посольство успевало засветло добраться до ночлега. Чем дальше от Москвы, тем они становились длиннее, и к следующему яму приезжали поздно ночью. Иногда приходилось ложиться в тёплую постель в натопленной смотрителем избе, предназначенной для государевых особ, далеко за полночь. Брат Белояр во всем старался помогать отцу, а Мирослава спустя неделю почувствовала, что не высыпается ночами. Поэтому, находясь в одной кибитке с братом, больше дремала, прислонив голову к стене. Для того чтобы «убить время в пути», молодая княжна вспоминала содержание книг, прочитанных ей учителем-воспитателем, нанятым отцом.
Отец нанял его специально «дабы швед дал образование дочери, чтением умных и полезных книг». Не каждый боярин московский мог похвастаться, что его дочери имеют домашнее обучение. Считалось это ненужным и даже осуждалось среди высокопоставленных бояр. Зачем девке обучение? Выйдет замуж и начнёт рожать внуков, а этому учить нет надобности! Но отец Мирославы, как выходец из Швеции имел другое представление о воспитании, для того и нанял шведа-учителя, понимающего русский язык, дабы все книги из фамильной библиотеки «перечитал детям на русском языке». А в книгах этих больше всего о подвигах русских князей написано, о любви к Отчизне и благородстве. Была одна книга, в которой рассказывалось о неземной и трепетной любви русского витязя к девушке-простолюдинке. Содержание её и вспоминала княжна, дремля в кибитке.
Она хорошо помнила эту историю, взволновавшую её до глубины души во время прочтения. Девушка-красавица тоже мечтала о любви и хотела встретить такого же бесстрашного русского витязя, способного нежно любить и оберегать её от диких зверей и супостата. Она даже видела в помыслах своих его лицо, статную фигуру в кольчуге, доброго коня, смертоносный меч, тугой лук и колчан со стрелами. Позднее девушка немного изменила в своём воображении его облик, и чтобы витязь был современнее, "заменяла" ему лук на пищаль, что стреляет порохом. От этого «он становился ещё храбрее и красивее» и княжна тайком просила Бога, чтобы послал такого молодца.
Дни путешествия становились похожими друг на друга и монотонно тянулись от одного яма к следующему. Утром запрягали «свежих» лошадей, которые к ночи дотаскивали кибитки до следующей станции и взмокшие от труднопроходимого занесённого снегом тракта парили, как разогретый самовар. Затем следовал ужин в трактире постоялого двора, сон в отдельных его избах, а утром снова в кибитку и в путь. И так каждый день! Но в конце второй недели вечером на посольство напали разбойники. Они учинили засаду на тракте в лесу и когда стрельцы, скачущие впереди, открыли по ним огонь из пищалей, Мирослава очнулась от дрёмы и припала к окну, чтобы увидеть своими глазами разбойников.
- Спрячься, дурочка! – закричал на сестру Белояр, - не то пуля из бандитской пищали в лоб попадёт!
Но в девушку, как бес вселился, она смеялась и не слушалась брата, игриво отталкивая его, снова выглядывала в окно. Она ещё не полностью отряхнула сон, и ей казалось, что сейчас её воображаемый витязь придёт на помощь. Он-то задаст этим разбойникам жару, чтобы не смели даже приближаться к кибитке любимой Мирославы.
- Не трусь, княжич, - хохотала Мирослава, - сейчас мой витязь их всех порешит!
Но этого не последовало. Хорошо, что у нападавших разбойников не было огнестрельного оружия. Случись такое, любой из них мог бы прострелить шкуры кибитки навылет и смертельно ранить Мирославу или Белояра. Пальба стрельцов быстро решила исход нападения. Разбойники не ожидали, что «обоз» охраняется стражей, вооружённой пищалями и быстро отошли в чащу. Несколько бородатых разбойников остались лежать на дороге, убитые меткими выстрелами. Теперь это было добычей хищных зверей, обитающих в лесу.
Вскоре подмосковные леса закончились, и в окна кибитки рвался морозный февральский ветер. Началась лесостепь, где ему было разгуляться. Лес теперь встречался в виде «островков» посреди степей и тракт заметало сугробами так, что приходилось часто «влезать в них по самое брюхо лошадей. Ямщики погоняли животных плетью, матерясь на чём свет стоит, а бедные лошади выбивались из сил, чтобы выбраться из высоких сугробов. В степи появились стаи изголодавшихся за зиму волков. Днём хищники не осмеливались близко подходить к «кортежу» посольства, сопровождая его на расстоянии, но как только начинало темнеть, их вой уже слышался совсем рядом, отчего испуганные лошади панически ржали и не слушались поводьев.
Стрельцы открывали пальбу из пищалей по волкам, в надежде разогнать стаю, но не успевали вновь зарядить стволы порохом и пулями, как те появлялись вновь. Преследуя кибитки в обход, звери выскакивали наперерез коням, чем останавливали движение. Нужно было стрелять наверняка, чтобы запах крови убитых собратьев смог испугать стаю. Новосильцев был недоволен пищальниками за их неумелую стрельбу по волкам и обещал пожаловаться государю на плохую подготовку оных.
- Порох, да свинец казённый зря переводите, - выговаривал он сотнику, которому сам воевода стрелецкий приказал сопровождать посольство.
- Ваше сиятельство, - оправдывался сотник, - мы могём и поближе волка подпустить, чтобы уж без промаха стрельнуть в него, но это опасно!
- Отчего опасно-то? – вопрошал Новосильцев.
- Ежели пойдёт волк стаей лошадей брать, Ваше сиятельство, - объяснял сотник, - то стремительно дюже! Глазом не успеешь моргнуть, как вскочат на спину, вцепятся зубами в гриву и стрелять тогда уж поздно будет….
- И что же, голубчик, больше никак нельзя волка отогнать? – не унимался Новосильцев.
- Могём и по-другому, Ваше сиятельство! – рапортовал сотник, - но для этого нужно остановиться на полчаса, а может и боле! Пищальники окружат цепью кибитки и, подпустив волка ближе разом стрельнут!
- Да уж смогите, ради Бога, - язвительно отвечал Новосильцев, - иначе с такой скоростью продвижения мы и к осени не прибудем к Дону!
Сотник остановил движение и поручил самому меткому пищальнику первым выстрелом уложить насмерть вожака стаи. Всех стрельцов рассчитал перекличкой на «первый»-«второй» и приказал окружить кибитки равномерной цепью. Затем подпустили волков ближе и «первые» номера стреляли наверняка в атакующих хищников. Стая вследствие дружного залпа пустилась наутёк, а им вдогонку стреляли «вторые» номера. Это вызывало панический страх стаи, чуявшей запах волчьей крови. Временно стая была неуправляемой, и это надолго лишало её возможности организовать нападение. Чтобы заменить убитого вожака нужно было время, пока кто-то из особей не утвердится в междоусобных поединках. Таким способом стрельцы обороняли гонцов-нарочных «немецкой гоньбы» с царскими указами, сопровождая их в степях, где свирепствовали хищники.
К концу февраля посольство добралось до Рыльска, приютившегося на берегу тихоходной реки Рыло. Когда-то он входил в состав Новгород-Северского княжества. В начале XIV-го столетия в результате польской агрессии отошёл к Великому княжеству Литовскому, в конце XV-го был отдан сыну Шемяки Ивану. А уж его сын Василий весной 1500 года вместе со всеми своими вотчинами перешёл из-под власти польского короля в подданство великого князя московского Ивана III и занял положение служилого. В 1523 году по обвинению в измене Василий был арестован, а его княжество ликвидировано.
При Иване IV Грозном Рыльск был важным стратегическим пунктом на юго-западе Русского государства, потому что Курск, находящийся в ста вёрстах восточнее, до 1586-го года пребывал в запустении из-за частых набегов крымских татар и ногайцев. В Рыльске теперь правил наместник Ивана Грозного Карпов Михаил Андреевич. Он и встречал посольство Новосильцева в Рыльске. Увидев царскую грамоту, выданную специально для оказания содействия посольству в пути следования, Карпов испугался, сочтя Новосильцева новым наместником Рыльска. А тот, будучи дипломатом, не раскрывая целей своего посольства, объяснил Карпову, что он в Рыльске проездом. Обрадовавшись, наместник закатил пир в своём огромном тереме и всячески старался ублажить государева советника.
Три дня к ряду посольство отдыхало у Карпова, стрельцам было дозволено «выпить медовухи вдоволь, дабы дальнейший путь облегчить себе», но сам Новосильцев не пил и, приглашая вечерами к себе сына, обучал его ведению «дел государевых, дабы царь доволен был службой». Княжна Мирослава два дня к ряду, была увлечена ухаживанием за ней сына Карпова Еремея, но тот не нравился ей, потому что ни ликом, ни статью не походил на её идеал русского витязя, придуманного ей самой. Она уже любила его образ в своих мечтах и ждала, когда тот спасёт её от врага, чтобы жениться на ней и увезти от папеньки в Суздаль, или ещё в какой богатый град.
С первых чисел марта началось бурное таяние снегов, что редко наблюдалось в этих широтах. Выезжая из Рыльска, Новосильцев приказал сменить у кибиток полозья на колеса. Скорость продвижения ещё больше снизилась – по раскисшему тракту лошади шли только шагом. Прогоны между ямами ещё больше увеличились, по сравнению с трактом Москва-Рыльск и пришлось изменить график движения так, чтобы не ночевать в кибитках. Отправляясь утром с одной станции, посольство прибывало к следующему яму только к утру. Весь день приходилось тратить на отдых, но и в ночь выезжать в путь было опасно, и Новосильцев решил, что лучше снизить скорость продвижения, чем рисковать. Получалось, одни сутки в дороге, а вторые отдых.
Белояр всячески пытался уговорить отца от его решения, но тот категорически запретил ему вмешиваться в ход миссии и давать какие-либо советы. Иван Петрович опасался нападения отдельных племён, не примкнувших к Большой Ногайской Орде. Они продолжали совершать набеги на русские деревни, расположенные восточнее Курска в ста вёрстах от него. В 1557 году бей Ногайской Орды Исхак объявил себя вассалом Ивана Грозного и Ногайская Орда, разделилась на две. Большую, оставшуюся в Степном Правобережном Заволжье, возглавил Исхак. В Малой объединились племена, не подчинившиеся московскому царю и откочевавшие под руководством Кази-мирзы ещё западнее в степи Правобережного Задонья под Курск. Позже Иван Грозный предпринял меры по разгрому не покорившихся племён и послал пешее войско, чтобы Кизи-мирза не увёл их в Приазовье и на Кубань. Пехотинцы рассеяли племена Малой Орды по степям, но полностью уничтожить не смогли, мобильные конники успевали спастись бегством. Теперь они совершали набеги на русские деревни и быстро скрывались, откатываясь к Дону.

Продолжение следует





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 14
© 10.06.2018 Владимир Михайлович Жариков
Свидетельство о публикации: izba-2018-2293871

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика












1