Танцор "Дождя " Главы 41 - 48


ГЛАВА СОРОК ПЕРВАЯ

Утром она снова пришла в бокс. Никаких заметных улучшений в состоянии больного по-прежнему не было. Правда, Вероника не собиралась впадать из-за этого в отчаяние. И она снова заняла свой пост у постели Леонардо. Когда-нибудь ведь он должен очнуться - и поэтому ей всё время надо быть начеку.
Девушка снова взяла Лео за руку. Каждый раз при взгляде на его мертвенно-бледное лицо, у неё замирало сердце.
- Вот и опять мы с тобой вместе. - Она нежно поглаживала пальцы больного. - Помнишь, когда мы последний раз были вдвоём? Какая стояла ночь! Волшебная!
Тут Вероника осеклась. У неё перехватило дыхание. Рука Леонардо пошевелилась! Или ей показалось?
Еле живая от волнения, она склонилась к нему:
- Лео, ты слышишь меня?
Прошла одна минута, другая, которые показались девушке вечностью! Затем рука юноши снова пошевелилась. В этом больше не было никакого сомнения!
- Леонардо! - Вероника замерла. Она боялась даже дышать. В этот момент его цыганские глаза широко открылись. - Значит, ты всё слышал?
Лео прикрыл глаза и снова их открыл. Без сомнения - это был знак согласия! Но смотрел юноша не на Веронику, а мимо неё. Доктор Перейра не ошибся - Леонардо был слеп.


ГЛАВА СОРОК ВТОРАЯ

Утренний обход делал сам профессор Лафорет. Он с твёрдой уверенностью сказал, что кризис миновал, и пациент Варгас Льоса будет жить. Послеоперационный отёк скоро спадёт, и юноша будет дышать и глотать самостоятельно. Профессор взглянул на Веронику и ласково улыбнулся.
- Девяносто девять процентов успеха принадлежит вам, сеньорита, - обратился он к ней. - Ваша чуткость, забота, внимание выше всех похвал! Этот юноша, должно быть, счастливый человек - раз у него такая замечательная, преданная подруга. Сейчас, к сожалению, это большая редкость. Да... - Он ещё раз взглянул на слепого Лео и сострадательно покачал головой.
Окрылённая похвалой самого профессора Лафорета, Вероника осмелилась спросить у него насчёт временной работы.
- К сожалению, медицинской сестрой я взять вас к себе в отделение не могу, - ответил он, а вот, санитаркой, если хотите, пожалуйста. Тем более, что у вас это здорово получается!
Теперь Веронике оставалось только ждать.

ГЛАВА СОРОК ТРЕТЬЯ

Франко Мархиль, приехав в Гранаду, встретил дочь в коридоре в тот момент, когда она выносила утку. Он не узнал Веронику, одетую в белый костюм и шапочку, но девушка сама подошла к отцу.
- Здравствуй, папа!
- Здравствуй, дочь! Ты не позвонила мне, и я очень волновался.
- Прости, я не смогла.
- Я приехал за тобой. Собирайся.
Вероника отрицательно покачала головой. Ей было жаль отца, но она не собиралась ничего менять в своей жизни.
- Ты зря приехал, папа. Я никуда не поеду. Моё место - здесь, рядом с Лео.
Упрямство дочери стало выводить Франко из терпения. Он не ожидал увидеть с её стороны такую непреклонную твёрдость характера. Первый раз он подчинил дочернюю волю своей. Что будет теперь?
- Скоро начинаются занятия в университете. Ты думаешь продолжать учёбу?
- Нет, я уже работаю здесь, санитаркой.
- Ну, и ну! Дочь профессора Мархиля докатилась до того, что таскает в больнице горшки. И тебе не стыдно?
- Нисколько! Любой труд почётен. И потом: я делаю это с удовольствием, потому что ухаживаю за человеком, которого люблю.
- Конечно, - усмехнулся Франко с нескрываемым сарказмом. - Твой дружок, вероятно, подрался с кем-нибудь в пьяном угаре или под воздействием наркоты. А расхлёбывать теперь приходится тебе, дурочке. Ему-то всё-равно, как только он придёт в себя, тут же исчезнет, даже не поблагодарив тебя за то, что ты гробишь из-за него свою жизнь!
- Но, папа...
- Что, папа? Что, папа? Нельзя быть такой наивной и доверчивой!
- Папа, у Лео никого нет, кроме меня. И кто же ему теперь поможет, если не я?
- А почему ты должна ухаживать за ним? Он что, тебе - брат или сват? Я дам денег, чтобы этого парня устроили в хороший дом для инвалидов. Ты сможешь иногда навещать его. Послушай, Вероника, ты - моя единственная дочь, и я обязан помочь тебе разобраться во всём!
В глазах Вероники вскипали слёзы обиды и горечи. Она не ожидала такого от своего отца.
- Когда-то ты обещал мне помочь, - из последних сил сдерживая себя, произнесла девушка. - Сейчас я обращаюсь за помощью к тебе, самому дорогому мне человеку. Помоги нам с Лео, папа! Только не пытайся сбагрить его в инвалидный дом! Я этого не позволю! Ты напрасно пытаешься оскорбить Леонардо - он не алкоголик и не наркоман. Он работяга и замечательный человек. Он абсолютно не виноват в том, что с ним сделали! Его избили, изуродовали ни за что. И теперь, какое-то время он не сможет танцевать. Папа... - Вероника проглотила подступивший к горлу комок. - Леонардо ослеп!
- Что-о-о? За кого ты меня принимаешь? Я не отказываюсь от своих слов, но, предложив помощь, я вовсе не собирался брать на абордаж нищего слепца, - с негодованием воскликнул Франко. - За какие - такие заслуги? За то, что этот балерун соблазнил мою дочь, отравил жизнь мне, за то, что разлучил меня с тобой? Да я ненавижу его!
Вероника ничего не ответила. Не дослушав отца, она повернулась и медленно пошла по коридору. Теперь она поняла - у неё нет больше отца!

ГЛАВА СОРОК ЧЕТВЁРТАЯ

Через три дня Лео отключили от аппарата искусственного дыхания, и доктор Перейра позволил Веронике немного поговорить с ним. Леонардо выглядел уже совсем по-другому. Трудно даже представить, что всего неделю назад это был живой труп.
Сидящая рядом с ним Вероника радостно улыбнулась.
- Слушай, мой милый Танцор "Дождя"! - сказала девушка. - Я уверена, что теперь ты быстро поправишься.
Она восторженно вглядывалась в лицо больного юноши и ещё никогда не испытывала такой любви и нежности к нему.
- Уходи! - Первое, что Вероника услышала из непослушных уст Леонардо. - Мне не нужна жалость... тем более, твоя...
- Не будь таким жестоким, Лео, - опешила Вероника. - Это не жалость. Я люблю тебя! Все эти дни я не отходила от твоей постели.
- И напрасно. - Лицо Леонардо вдруг посерьёзнело. - Тогда, в "Подкове", я дал твоему отцу слово, что ни он, ни ты больше меня не увидите. Никогда! Я не сдержал своего слова. Очень жаль. Ты видишь меня... А я тебя - нет...
Из горла Вероники невольно вырвался стон. Она зажала рот рукой, но было уже поздно.
- Лео, мальчик мой! Любовь моя! К тебе обязательно вернётся зрение! - захлёбываясь слезами, проговорила она. - Твоя слепота - явление временное. Ты ещё вернёшься на сцену и станцуешь свой лучший танец!
Вероника склонилась над ним и положила голову ему на грудь. Леонардо протянул здоровую руку и погладил девушку по волнам коротких волос.
- Знаешь, ведь это ты помогла мне выжить, - спокойно сказал он. - Прости, но я не могу отказаться от удовольствия чувствовать тебя рядом с собой, вдыхать аромат твоих волос. Наверное, я эгоист. Ведь, я не ничего не мог дать тебе тогда, когда был ещё зрячим, а сейчас - и подавно...
Молитвы Вероники были услышаны. Такого счастья, такой радости, такого облегчения она не испытывала никогда! Ведь Леонардо больше не гонит её!
- Пока ты не поправишься, позволь мне быть твоими глазами, твоими руками, твоими нервами, - сказала она. - Потому что, я люблю тебя.
- И я люблю тебя!
Наконец-то самые важные слова были сказаны. Вероника чувствовала себя самой счастливой женщиной на свете. Теперь она твёрдо знала, что приложит все усилия для того, чтобы и её любимый человек тоже был счастлив. Ещё более счастлив, чем прежде!


ГЛАВА СОРОК ПЯТАЯ

В день выписки Леонардо его провожал весь госпиталь. История любви этих Ромео и Джульетты из Андалусии успела облететь всю клинику. Медицинский персонал и больные - все желали им счастья, а своему
кумиру, Танцору Дождя - полного выздоровления и скорого выхода на сцену.
Незадолго до выписки, Вероника купила Лео тонкую изящную трость, с металлическим наконечником и тёмные очки. На голову она повязала ему "бандану", чтобы скрыть дефект черепа после трепанации. Без длинных белокурых волос юноша выглядел странно и непривычно, но Вероника считала это сущим пустяком.
- Подумаешь, ерунда! - успокаивала она друга. - Кстати, сейчас модно ходить почти лысым. Да и голове легче. А знаешь - таким ты мне больше нравишься! Кого-то напоминаешь - а вот кого - не припомню.
Доктор Перейра сказал, что, в скором времени, Лео можно будет сделать пластическую операцию и закрыть ужасную дырку на затылке.
Ещё накануне выписки Леонардо, Вероника созвонилась с сеньорой Матильдой и всё ей рассказала. Добрая женщина категорически заявила, чтобы юноша и девушка сразу же приезжали к ней, в Сан-Хосе.
- Неужели ты думаешь, девочка, что у старой Матильды не найдётся комнаты для тебя и твоего больного мальчика, - сказала она по телефону. - Дом большой. После вашего с Франко поспешного бегства я места себе не находила. Всё думала: а, может, я в чём-то виновата? Теперь-то я понимаю в чём дело! Ты не переживай, мы твоего танцовщика быстро на ноги поставим. Ещё на вашей свадьбе гулять будем! А на своего отца, Вероника, не обижайся: погорячился он. Больше, чем уверена: Франко очень жалеет, что всё так произошло. Просто, горд он и горяч, как многие андалусийцы. Не переживай, девочка - всё образуется. Помиритесь обязательно! Значит, как только Лео выпишут из больницы - я вас жду у себя.
Приехал Виктор Коралес-Эхеа, чтобы отвезти молодых людей в Сан-Хосе. Теперь он жил в Севилье и работал хореографом в ансамбле Национального танца Андалусии. В Сан-Хосе Виктор появлялся наездами лишь для того, чтобы встречаться со следователем: Виктор проходил по делу Сильвио Рамиреса.
Несколько раз следователь приходил и к Лео. Он убедительно просил сеньора Варгас-Льосу по возвращении в Сан-Хосе не покидать город, так как Леонардо является потерпевшим и главным свидетелем совершённого преступления.
Увы! При всём своём желании Лео некуда было ехать из этого проклятого города, города, который его поднял на недосягаемую высоту, а затем безжалостно бросил в бездну тьмы.

ГЛАВА СОРОК ШЕСТАЯ

Обед в доме у Матильды был сегодня очень вкусным, стол красиво сервированным. Леонардо уже забыл, когда в последний раз пробовал такое великолепное мясо с луком, зелёным горошком и помидорами. Он вздохнул от удовольствия и положил нож и вилку на стол.
- Я никогда не ел ничего вкуснее, - сказал он. - Спасибо, милая сеньора Матильда.
- Я тут ни причём, - возразила старушка. - Обед сегодня готовила молодая хозяйка.
- Как? Вероника! Я никогда не думал, что ты можешь так вкусно готовить.
Вероника, чуть смутившись от похвалы, откупорила бутылку шампанского, разлила шипучее вино по бокалам и нежно поцеловала юношу.
- С днём рождения, Лео! Будь счастлив! - торжественно произнесла она.
У Леонардо совсем вылетело из головы, что именно сегодня ему исполняется восемнадцать лет.
А Вероника, оказывается, всё время помнила об этом. Вот почему сегодня такой вкусный обед. Он устроен в его честь!
- Спасибо, любимая, - поцелуем на поцелуй ответил Лео. - Я тронут.
Когда выпили за новорождённого, Вероника встала и загадочным голосом произнесла:
- А теперь - сюрприз!
Она вышла из дома и вернулась с небольшой коробкой, которую поставила на колени Леонардо. Юноша опустил руку в коробку и нащупал там маленький тёплый комочек с мягкой шкуркой и длинными ушками.
- Кнопка! Мой маленький Кнопка! - бормотал он растроганно. - Вероника, спасибо тебе, солнышко моё! Я даже не знаю, как тебя благодарить...
Девушка заметила, как по щеке Лео скатилась слеза. Его незрячие глаза глядели куда-то в даль, но она знала, что её любимый счастлив.
- Лео! - тихонько окликнула она его. - А почему бы тебе не сделать мне подарок?
- Я с удовольствием сделаю для тебя всё, что в моих силах, - улыбнулся юноша. - Скажи только, что бы ты хотела?
Вероника положила руки ему на плечи и заговорщически подмигнула сеньоре Матильде.
- Почему бы тебе не сделать мне предложение? Я хочу быть твоей женой!
- Ты это серьёзно?
- Вполне.
- И тебя не смущает, что твоим мужем будет нищий слепой бродяга?
- Нисколько.
- Тогда, сеньорита Мархиль, предлагаю вам руку и своё сердце.
Юноша встал, поймал руку девушки в свои ладони и склонил голову.
Сеньора Матильда не могла спокойно смотреть на эту трогательную сцену. Сердечно поздравив обоих, она вышла из дома, оставив молодых людей наедине.
- Завтра я иду на работу. Меня приняли в больницу медицинской сестрой, - сообщила Вероника. - как только я заработаю немного денег, мы с тобой распишемся и обвенчаемся в церкви. У нас обязательно родятся дети - мальчик и девочка.
- Да, любимая. И я никогда не брошу своих детей, как сделал это когда-то мой отец...
- ...И моя мама, - тихо добавила Вероника.
Где-то глубоко внутри неё горело неподдающееся описанию чувство. Вероника не смогла бы объяснить, как любовь к Леонардо сделала её жизнь яркой и живой. Она помнила их первую встречу в "Подкове", словно это было вчера. Тогда, за несколько минут, впервые проведённых наедине с Танцором "Дождя", Вероника была так благодарна неожиданно родившемуся счастью! Мир целиком изменился для неё. Случилось чудо - и жизнь её уже никогда не сможет стать прежней!

ГЛАВА СОРОК СЕДЬМАЯ

Дни пролетали однообразной чередой. Вода переливалась перламутром. Рассветы и закаты. Птицы, встречающие утро звонким пением. Часы, проведённые Вероникой на работе в больнице. Дни ожидания, которые для Лео казались вечностью. Тёмная бодрящая прохлада по вечерам. И то, как они оба брели по отмели босиком. В траве, среди деревьев, не переставая, пронзительно стрекочут цикады, а они бредут и бредут,взявшись за руки, утопая по щиколотку в тёплом белом песке. А ласковый прибой, еле слышно шепча, как эхо, повторяет за ними: "Я люблю тебя, Вероника! Я люблю тебя, Лео"!
Ночь. На кусте лиловой азалии, что растёт за домом, распевает маленькая трясогузка. Часы забытья, когда Леонардо захлёстывает желание, и он ощущает ответный прилив чувств. И тогда они сливаются в единое целое и их взаимная близость дополняется удивлением и восторгом. В такие часы нет мыслей ни о прошлом, ни о будущем. Существует только настоящее, которое намного радостнее и ярче, чем всё то, что когда-либо испытывал Лео или то, о чём Вероника когда-либо смела мечтать.
И это были самые счастливые мгновения их жизни!

*****
Сегодня за окном был сплошной туман. Он поднимался из долины огромными волнами и, поглотив сад, пробрался на веранду. Туман был такой густой и всепроникающий, что только ближайшие деревья едва проглядывали сквозь него, призрачные в своей неподвижности. И лишь ритмично, с монотонным звуком падающие капли нарушали тишину. Всё вокруг было пропитано влагой. Лужицы воды скопились на подоконнике, зеркало запотело. Капли покрывали даже одеяло. Дыхание Вероники и Лео было влажным, как будто они сами были сотканы из тумана.
- Ты похожа на ночную фиалку, - прошептал Леонардо. Я теперь не могу видеть тебя, но знаю: сейчас ты прекрасна, как этот нежный душистый цветок. Я никогда не был сентиментальным и считал душещипательные песенки про любовь сплошной чепухой. Теперь понимаю, что был неправ.
Лео прижал руку Вероники к своим губам и поцеловал её мягкую и тёплую ладонь. Она взъерошила его уже немного отросшие волосы и они так и торчали в разные стороны - влажные и смешные.
- Лео, - чуть слышно произнесла Вероника. - Лео, ты знаешь, у нас, наверное, скоро будет малыш.
- Ты в этом уверена?
- Да.
- Это, конечно, прекрасно, что у нас родится сын или дочь. Но на что мы будем жить? Тебе будет трудно, Вероника. К сожалению, я теперь плохой тебе помощник. Сейчас ты ухаживаешь только за мной, но скоро тебе придётся ухаживать ещё и за нашим малышом.
Юноша замолчал. Жалость и любовь к нему переполняли сердце девушки. Ей хотелось прижать голову Лео к своей груди и утешить его, но она не смела пошевелиться. Она слишком хорошо знала его характер, знала каждую чёрточку его лица, каждое его движение. Она понимала каждый его жест, каждую затянувшуюся паузу.
Её ноги затекли, но она терпела и не двигалась, потому что Леонардо, счастливый и смущённый, лежал, прижавшись лицом к её коленям.


ГЛАВА СОРОК ВОСЬМАЯ

Каждую неделю, в одно и то же время, Вероника звонила отцу в Севилью и молчала. Первое время Франко дул в трубку и кричал: "Алло"! Потом догадался, кто это. Просил прощения, объяснял, что погорячился, спрашивал у дочери, где она сейчас находится, просил их с Лео вернуться домой. Франко постоянно твердил, что он - безмозглый идиот и никогда себе не простит того, что так жестоко обидел дочь.
Веронике очень хотелось рассказать отцу, что им с Лео живётся нелегко, но они безмерно счастливы и скоро состоится их свадьба. Несколько раз она порывалась сказать отцу, что любит его и не помнит зла. Но всякий раз опускала трубку и, тяжело вздохнув, отходила от телефона.

*****

Свадьбу играли в саду под старым любимым кипарисом сеньоры Матильды. Невеста, скромно одетая, выглядела великолепно. С белоснежной кружевной мантильей вместо фаты, которую сеньора Матильда достала из недр своего старинного сундука, она была похожа на юную Кармен. Жених был одет ещё проще. Но юность и очарование украшали его лучше дорогого смокинга и изящной сорочки. Единственная непривычная для такого торжества деталь - тёмные очки на женихе. Но к этому его друзья уже успели привыкнуть. А друзья у него были настоящие, проверенные на деле и в беде: Виктор Коралес-Эхеа, сеньор Мануэль, Родриго Эйсагирре, и тот, самый первый друг в трудной безысходной юности - гитарист Николас.
Священник, который совершал в церкви свадебный обряд, сначала недоуменно взглянул на юного жениха, явившегося на такое торжество в чёрных джинсах, белоснежной сорочке и затемнённых очках. Он уже хотел было сделать ему замечание насчёт очков, но вовремя спохватился. По не очень чётким движениям юноши падре понял, что тот слеп.
"Бедная девочка, - подумал священнослужитель. - Какой поступок ты сегодня совершаешь! Он требует большого мужества! Да простит меня Бог, но я не думал, что современная молодёжь способна на такое"...
Вслух же он спросил: "Все готовы?". Получив согласие, священник приступил к свадебной церемонии. Произнося вслух уже давно привычные, хорошо знакомые слова, в душе он молился: "О, Господи, будь милосердным, награди этих двух молодых людей за их любовь и верность, не допусти, чтобы их страдания оказались напрасными"!
Сеньора Матильда сложила в молитве свои покрасневшие от нелёгкой работы руки: "О, Пресвятая Матерь Божия! Ниспошли своё благословение этим детям. Если будет на то воля Твоя, помоги этому милому мальчику выздороветь, чтобы он в полной мере мог познать любовь и насладиться ею".
Невеста приняла букет из рук жениха, Виктор Коралес-Эхеа, исполняющий роль посаженного отца, торжественно подал Лео обручальное кольцо и, выполнив такое ответственное поручение, облегчённо вздохнул. Леонардо надел кольцо Вероники на палец и поднёс её руку к своим губам.
Святой отец, скрывая слёзы, деланно откашлялся и продолжил венчание. Это был самый грустный свадебный обряд, на котором ему когда-либо доводилось присутствовать.
После венчания падре грустно сказал сеньоре Матильде:
- Какая трагедия видеть молодого влюблённого юношу в таком состоянии...
- Что вы, падре! Он очень счастлив! - Голос старушки был мягким, а глаза влажными.
- У него есть шанс поправиться?
Женщина безнадёжно развела руками.
- Это не просто трагедия, это преступление! - Священник стиснул зубы от бессилия. - Подумать только, что в стране, где столько солнца и света, юный мальчик всего этого не видит. Хотя на это имеет право каждое живое существо, созданное Богом.
Виктор сделал молодожёнам прекрасный подарок. Он сказал, что оплатил пластическую операцию, которая в скором времени предстоит Леонардо. Но для этого молодому человеку некоторое время необходимо пожить в Севилье.
Веронике не хотелось ехать в родной город, где она в любой момент могла встретиться с отцом, но и отпускать мужа одного она не хотела. Значит, снова нужно будет договариваться насчёт работы, подыскивать недорогую квартиру, но Виктор и в этом обещал помочь молодым супругам.
Сеньору Матильду это известия очень огорчило. Она знала, что Вероника ждёт ребёнка и надеялась в скором времени нянчить внука или внучку. Да и её любимому Леонардо, как она считала, в Сан-Хосе будет куда лучше, чем в большом многонаселённом городе. Но ехать было необходимо.
Поблагодарив славную женщину за приют, доброту и ласку, Вероника пообещала в скором времени вернуться.
Сразу же после свадьбы молодожёны уехали в Севилью. Ни на улице, ни на железнодорожном вокзале никто больше не узнавал в беспомощном слепце Танцора "Дождя", бывшую андалусскую знаменитость. Но Вероника была только рада этому: она не хотела, чтобы душу любимого омрачали грустные воспоминания.





Рейтинг работы: 5
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 45
© 10.06.2018 Долорес
Свидетельство о публикации: izba-2018-2293856

Рубрика произведения: Проза -> Роман


Эми Шток       11.06.2018   16:53:45
Отзыв:   положительный
Солнце должно согреть своими лучами землю, чтобы оно
пробудило ее к жизни и пустило новые ростки чудесных
цветов любви и надежды... Чудесно, что Лео выжил и обрел семью,
конечно не все у них будет просто, но жизнь никогда не баловала
гениев...Значит, все еще впереди!Спасибо тебе До, читаю с надеждой
на воскрешение Танцора Дождя!


Долорес       12.06.2018   13:22:38

Спасибо, милая, Эми!
Именно так всё и будет.
С праздником тебя, с Днём России.
обнимаю нежно!












1