Сало в сале


Антон, заядлый рыбак, особенно пристрастился к зимней рыбалке. Ни свет, ни заря, а он уже на ногах. Порой до начала работы успевал поймать хотя бы одну-две рыбёшки. «Дитя природы», — шутливо отзывались о нём знакомые. Он был вторым ребёнком. Появился на свет в походе, когда мать с отцом решили отдохнуть у озера. Схватки начались неожиданно. Воды отошли, и отцу ничего не оставалось делать, как поспешно принять роды. К счастью, всё обошлось благополучно. Доехали до ближайшей больницы. Пожилой врач только развёл руками, роженицу принял с улыбкой:
— Ну, Вы даёте, мамаша! Другие по три дня мучаются, а Вы уже определились…
Такая весть быстро разнеслась по улице Подгорной, где жили его родители, и все сразу прозвали малыша «рыбачок». Это имя прилепилось к нему надолго.
Зимняя рыбалка приучила Антона к особенной пище — салу. И, когда он женился, стал неосознанно исключать из своего дневного рациона супы и всякие салаты, которые готовила ему молодая жена. Другого почти ничего не признавал.
— Ешь это сама! — ворчал он, когда она предлагала с пылу-жару наваристый борщ или суп.
— У меня своё!
— Ну да, кроме сала в сале и крепкого кофе, для тебя другой еды нет. Порушишь ты свой желудок, Антоша. Опомнишься, да будет поздно, — сокрушалась Светлана.
— Да ни черта со мной не случится! — уверенно парировал муж.
— Правильно говорят, что плетью обуха не перешибёшь, — махнув рукой, отступала она.
А спустя некоторое время Антон стал заметно худеть, волосы поредели. Просыпался ночами, тяжко вздыхая, ходил по комнате. Украдкой пил какие-то таблетки.
Светлана обеспокоилась. Поняла, что с мужем творится неладное. «Неужели я накаркала?» — одолевала страшная мысль. С трудом уговорила его обратиться к врачу. Результаты анализов подтвердили её догадки. Диагноз прозвучал как приговор: «Рак желудка».
Операция была сложной. Перед тем, как Антона повезли в операционную, Светлана сняла с него почерневший от болезни крест. Всё время женщина читала молитву «Отче наш…», держа символ веры в руке. От волнения ладонь стала влажной. А когда разжала пальцы, удивленно ахнула:
— Глянь-ка, осветлился!
И про себя решила: "Это добрый знак!". 
По истечении четырёх часов появился усталый, с каплями пота на лбу, улыбающийся хирург:
— Жить будет, но убрали всё, что было нужно. Ещё неделя-другая, опоздали бы.
Светлана, почувствовав слабость в ногах, присела на стул. Всё время рядом с ней была дочь Варвара. Боясь, как бы чего ни случилось с матерью, ни на секунду не отходила от неё.
— Это Господь его спас, дочка! Сколько раз убеждалась, что вера спасает! А вы, молодые, не носите крест, как будто он жмёт ваши шеи. Помнишь, год назад отец ездил в Москву, и у него не хватило денег на обратный путь, тогда он взял и продал свой за тысячу? И сколько после этого было потерь…
Светлана затихла. Варвара обняла её за плечи. Вышел врач и пригласил их в свой кабинет.
— Почему Вы так поздно пришли за помощью? Неужели ничего не замечали? Я уже думал, что разрежу и зашью. Но, слава Богу, ещё не последняя стадия.
— Почти весь год муж злоупотреблял жареным салом и крепким кофе. Напрочь отказывался от домашней пищи. Одна сухомятка. Как будто его заговорили, — виновато ответила Светлана, — как вы думаете, он поживёт?
— Такие прогнозы не даю, но хочется верить, что да. Только знайте, после длительного наркоза он будет некоторое время агрессивен. Организм получил стресс. Терпения вам желаю, — врач открыл дверь и проводил женщин до лифта.
Через три дня Антона перевели из реанимации в палату. Приходил он в себя медленно. И теперь ему всё время мерещился Светланин борщ. Мысленно представлял жену на кухне, как она хлопочет, гремит посудой. Откинувшись на жёсткую подушку, думал: «Эх, с каким удовольствием я сейчас съел бы ложку борща…».
После выписки он стал прятать еду от домашних. Так наголодался, что боялся остаться без куска хлеба. Светлана старалась не обращать на это внимания. 
— Све-ет, а что у нас сегодня на обед? — выкрикивал Антон из зала, как только слышал стук посуды на кухне.
— Борщ по-украински, — охотно отвечала она.
Муж потихоньку подкрадывался к кастрюле, открывал крышку и, вдыхая аппетитный аромат, бурно выражал восторг:
— Ух, какая вкусня-я-тина! За-а-пах… ум отъешь!

Антон вернулся к рыбалке, как только окреп. Теперь брал с собой в термосе наваристый борщ. Рыбак он был не только заядлый, но и удачливый. Снабжал свежей рыбой и свою семью, и близких родственников, и друзей. Сейчас ему уже за шестьдесят, а он полон сил и задора. Правильно говорят, что день, проведённый на рыбалке, не берётся в зачёт уходящей жизни!






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 19
© 10.06.2018 Нина Шеменкова
Свидетельство о публикации: izba-2018-2293535

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ












1