Покорители Рыжей планеты. Глава 9


Ночь на чужой планете прошла относительно спокойно, если не считать того факта, что все предметы из железа намертво прилипли к полу ракеты.
Космонавты проснулись кто когда (Андрей – последним) и обнаружили, что и у них, и у ракеты жар: все термометры показывали не менее тридцати восьми по Цельсию. Кондиционеры оказались выключенными, а система жизнеобеспечения дала сбой. Но пара быстрых движений отвёрткой сумела исправить дело.
Температура нормализовалась, но настроение – нет. Пришлось принять по капельке «антидепрессатора». Привычный боевой настрой вернулся, но не заглушил полностью тоску по дому.
Далее последовал быстрый и плотный завтрак: каждый съел половину тюбика, рассчитанного на завтрак, обед и ужин. И, наконец, подкрепившись и почистив зубы полировщиком, пятёрка исследователей начала свой трудовой день.
Сначала никто не мог понять, куда подевались скафандры высшей защиты (или, если хотите, третьего защитного уровня). Битый час все бегали по ракете, пытаясь отыскать скафандры, и вдруг их кто-то обнаружил на планетомобилях!
Проверили запасы кислорода, пищевых гранул на случай длительного пребывания в скафандре и исправность радиотелефонов. Потом ещё с полчаса искали необходимую аппаратуру для научных измерений. Наконец, к полудню окончательно приготовились к вылазке.
Облачиться в необычные скафандры оказалось делом пяти минут. Космонавты тихонько прошествовали к шлюзовой камере, зашли в неё и подождали, пока в неё не набрался внешний воздух. И Макс повернул колесо замка внешней двери и толкнул её от себя.
Дверь открылась беззвучно, и земляне впервые вживую увидели поверхность Венеры. Кратеры, горы, тучи. Всё в бурых тонах и звукоизолировано от космонавтов. Неинтересно.
Поднялся небольшой по венерианским меркам ветер, – каких-то тридцать метров в секунду. Макс настроил реактивный ранец в своём скафандре так, чтобы газовая струя шла вверх и в сторону, удерживая космонавта у поверхности. Остальные последовали его примеру и отправились на разведку местности.
Они были заворожены пейзажем и чувствовали себя так, как будто смотрели какой-то фантастический фильм в кинотеатре, надев 3D-очки. На самом деле этих «D» было куда больше, просто в таком состоянии оптимальное восприятие сохранялось только при трёх измерениях. И только оправившись от потрясения, вызванного нереальным по красоте видом, космонавты начали разговаривать по ультракоротковолновому радио.
Сначала слышались только удивлённо-восторженные восклицания, вроде «Ничего себе!» или «Ну и!..»; потом люди перешли на короткие предложения, а затем по инициативе капитана экспедиции повелась конструктивная беседа.
– На Земле нам ни за что не поверят…
– Тогда сфотографируй.
– Хорошо. – Говоривший защёлкал камерой, встроенной в шлем скафандра.
На самом деле все эти кратеры, горы и реки лавы с кислотными озёрами были далеко от космонавтов. Последние всё так же находились на дне магнитного каньона и шли, регулируя струи ранцев, чтобы их не унесло ураганом.
Увиденное вызывало у путешественников самые разные чувства и эмоции. Макс смотрел на бури и извержения пятнадцатикилометровых вулканов с интересом, но без боязни – и думал: «Эх, на Марсе куда скучнее, чем здесь!..» Андрей созерцал инопланетный ландшафт с восхищением, восторгаясь и не находя слов, и именно поэтому он в первое время не принимал участие в разговорах. Денис удивлялся необычности мира, в который попал, и не закрывал рта, ухитряясь говорить с отвисшей челюстью. Александр с сомнением осматривал местность, пытаясь потрогать абсолютно всё, от чего не плавился скафандр. Аркадий же вёл себя, как обыкновенный турист: старался охватить взглядом всё сразу и в то же время каждый предмет по отдельности, а к тому же неумеренно пользовался фотоаппаратом.
Через некоторое время диалог завершился. Космонавты разошлись в разные стороны, условившись встретиться у ракеты в два часа по корабельному времени. Их исследовательская миссия вступила в свою основную фазу.
Каждый нашёл себе вполне близкий на вид интересный объект и прыжками устремился туда. Все чувствовали себя как будто бы в одном гигантском музее площадью в сотни миллионов квадратных километров – под открытым небом, затянутым многокилометровой толщей облаков из непригодных для дыхания газов и капелек едких жидкостей.
Охваченные исследовательским энтузиазмом, все быстренько разошлись на несколько километров от корабля, хотя и не выпускали его из виду.
Каждый думал о себе, о фотографиях, о будущем космоса и благополучии Земли, о Венере, её пейзажах, опасностях, о приключениях, и, конечно же, каждый видел себя капитаном экспедиции по исследованию дальнего космоса. Дальность была произвольным показателем и менялась в зависимости от фантазии космонавтов.
Походили, поснимали, поудивлялись, поупражнялись в упаковке впечатлений в мысленные чемоданы-компьютеры. Наконец, собрались в назначенное время в назначенном месте.
Собрались не все. Сразу стало понятно, кого не хватает.
– Э… А где Александр? – в недоумении сказал Макс.
– Не знаю. Сейчас попробую с ним связаться, – ответил Денис и пощёлкал переключателями радиотелефона на левом запястье.
Спустя полминуты настороженного молчания он покачал головой в гермошлеме.
– Нет, Пеньков на контакт не идёт…
– Это напоминает мне одну страницу моей биографии, – сказал Макс. – На Марсе я уехал на планетомобиле далеко от ракеты. Заехал в какой-то кратер и нашёл там золотой метеорит. Не поверил и на радостях отключился. Позже меня нашли вместе с метеоритом. Я отправился в ракету, а метеорит – в музей. Хотя я его хотел оставить себе – на память…
– И как же тебя нашли, Макс? – спросил Аркадий.
– По пассивному радиосигналу. Во всех скафандрах с той системой связи есть микромаяк, с помощью которого можно с точностью до сантиметра определить местоположение человека или, по крайней мере, скафандра. Вот уж не знаю, есть ли в наших защитных костюмах такой микромаяк, и включён ли он или вообще исправен ли у нашего «потеряшки». Ох, не знаю… Хотя можно проверить. Есть ли у кого-нибудь маленький радиоприёмник? Просто такие микромаяки испускают радиоволны строго определённой частоты…
– И какой же? – спросил Денис, фанат техники.
– Э-э-э… дайте, звёзды, памяти… 217953207947,71 герца, кажется. Да, именно столько. Радиоприёмник, повторяю, есть?!
– А разве наши радиотелефоны не сгодятся? – ответил Андрей. – Надо просто переключить все телефоны на приём волн, а не на разговор, и тогда, вероятно, мы услышим Александра. М-да, длинное у него имя по сравнению с нашими, да уж…
– Андрей, мы сейчас переключим на приём наши радиотелефоны, и тогда ты будешь говорить своё в пустоту, заглушая Александра, – сказал Макс. – Идея неплохая и легкоосуществимая. Итак, на счёт «пять»… Готовы? Один… два… пять!
Щелчок, и тишина… Слышится отдалённый писк… или что там?
– Кажется, я что-то слышу, – прошептал Денис.
Макс включил пеленгатор и вскоре уже получил координаты источника писка, выданные ему микрокомпьютером скафандра.
– По частоте они совпадают с сигналом микромаяка. Может быть, это он?
– Есть только один способ проверить, – ответил Аркадий, – пойти туда и посмотреть.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 24
© 10.06.2018 Данил Кузнецов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2293452

Метки: Глава 10: https://www.chitalnya.ru/work/2293459/,
Рубрика произведения: Проза -> Фантастика











1