Покорители Рыжей планеты. Глава 8


После традиционного обмена поздравлениями космонавты решили вздремнуть часиков этак десять. Уже устроились в креслах, откинули спинки и пристегнулись, как вдруг Денис тихо сказал:
– Слушайте, вы ничего не чувствуете?
– Нет, а что? – спросил Аркадий.
– Как будто нас куда-то несёт…
– Ну, это нетрудно проверить, – сказал Андрей и посмотрел на главный пульт, на радар бортового компьютера.
Прошло полминуты.
– Ну, что там? – спросил Александр.
– Кажется, нас и вправду куда-то несёт…
– Куда?
– Куда-то на юг, если так можно будет выразиться… причём на высоте километра в два над тем местом, куда мы сели, и – со скоростью самолёта.
– Какого? Это большая разница – «Цессна», «Боинг» или «Су».
– Кажется, со скоростью «Боинга»…
– Ничего себе! – сказал Денис.
– …747-го.
– Ф-фух! Но скорость всё равно получается примерно сто метров в секунду.
– Бортмеханик, давайте лучше думать не о точности, а о безопасности, – назидательно сказал второй пилот. – Если это безобразие вдруг прекратится, нас может расплющить, как чуть не случилось десять дней назад на Байконуре. Хорошо, что в тот раз до этого не дошло. А сейчас угроза реальна. Вероятность нашей с вами безвременной кончины составляет примерно шестьдесят процентов и продолжает неуклонно расти. Я намереваюсь спасти вас.
– Первого пилота будить не надо? – спросил Аркадий.
Действительно, Макс уже спал. Андрей пожевал губу и после некоторого раздумья произнёс:
– Нет. Я поведу «Ион-3» в одиночку. Не отстёгивайте ремни. Будет немного трясти, но недолго. Приготовьтесь… Начинаю!
Клубникин запустил маневровый двигатель на полную мощность, развернув ракету против бури. Эффект от сего действия оказался незначительным: скорость несения корабля ураганом снизилась только на четверть, да ещё «Ион» залетел вверх на километр, но через некоторое время стал снижаться. Андрей подумал и активировал остывшие кибериллюминаторы. Они показали, что «Ион-3» пролетает над гигантским каньоном на высоте примерно в десять километров над его берегами и в двенадцать – над дном. Скорость снизилась до пятидесяти метров в секунду, но этого было явно недостаточно.
Вдруг по картинке с радара Андрей определил, что корабль почему-то быстро летит вниз, ко дну каньона. Пилот скрипнул зубами и навёл двигатель вниз, стараясь отдалиться от каньона, включив на максимальную мощность основные двигатели. Безрезультатно: расщелина гигантских размеров всё сильнее притягивала ракету.
Андрей вдруг вспомнил кое-что и ввёл запрос в бортовой компьютер.
– Так я и знал…
– Что? – встрепенулся Александр, но тут же зевнул.
– Я, кажется, знаю, почему нас тянет вниз.
– И почему?
– После испарения части обшивки на поверхность нашего транспортного средства выступили части из чистого железа. А каньон, кажется, магнитный… Причём очень…
– Теперь понятно. Слушай, ты сможешь мягко посадить ракету?
– Возможно…
– А надо наверняка. Давай: руки на штурвал, ноги на педали, и… – Пеньков зевнул. – И… не засни случайно.
– Понял. Но Макс мне потом голову оторвёт.
На сей раз пилот не стал жалеть мощности двигателей, но, так как он боялся улететь с Венеры через пять минут после посадки без ведома главного пилота корабля и министра космоса РФ, то не стал выжимать газ до упора. Улететь они смогут всегда, а сейчас перед Андреем стояла задача «приземлиться», то есть совершить мягкую посадку. Мягкую – на дно железного каньона! Да, уж лучше было бы застрять на Марсе до конца дней, основав там город и назвав его чьим-нибудь именем…
Отбросив мрачные и мешающие делу мысли, Клубникин впился глазами в радар, пальцами – в штурвал, а ступнями – в пол и педаль газа. Ракету повернуло и тряхнуло, и от перегрузки у ещё не спящих космонавтов стало сказываться пятичасовое отсутствие в желудках аморфной разноцветной каши из тюбиков, запас которой был рассчитан на тридцать дней.
Но, поборов тошноту и сделав нечеловеческое усилие, Андрей дожал до упора педаль газа. А было уже поздно. До дна каньона оставалось ещё полтора километра, но даже самый мощный рывок вверх, который съел бы почти всё топливо, ничего бы не дал, если требовалось не улететь, а сесть на горячую венерианскую поверхность. Так что оставалось только молиться… но кому? Никто извне помочь им не мог.
Остался километр. Магнитная сила каньона всё увеличивалась с приближением «Иона-3», уже потерявшего сорок процентов своей массы. Андрей страдальчески вздохнул, издав отчаянный стон в меру трусливого земного пилота, внезапно осознавшего, что самолёт, ведомый им, падает со скоростью звука на какой-нибудь лес, похожий на тот, что был выжжен Тунгусским метеоритом. Но космический исследователь – фигура более важная, чем простой водитель пассажирского авиалайнера. Поэтому Андрей стиснул зубы и до боли в руках сжал руль ракеты.
Сто метров… Вновь перегревшийся радар отключился. Клубникин процедил сквозь зубы:
– И кто только разрабатывал эту электронику?!! – и в ярости треснул кулаком по горячему дисплею. Тот разлетелся на куски, которые сразу же прилипли к полу главной рубки и были расплющены перегрузкой.
Охваченный гневом, второй пилот со всей силы врезал ногой по педали газа и крутанул штурвал с закрытыми глазами. Это и спасло ракету.
Дело было в том, что на дне каньона имелся острый выступ, которого не заметил всевидящий радар. Своим порывом Клубникин отвёл от него ракету и обеспечил ей безопасное притяжение каньоном.
Когда всё затихло, Клубникин оглянулся на спящих друзей, не разбуженных пятнадцатикратной перегрузкой, протянул:
– Кажется, всё! – и поискал градусник.
У второго пилота после пережитого приключения температура подскочила с тридцати семи до сорока градусов.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 18
© 10.06.2018 Данил Кузнецов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2293450

Метки: Глава 9: https://www.chitalnya.ru/work/2293452/,
Рубрика произведения: Проза -> Фантастика












1