О совести и честности Гл 42 ч.4


Под Иосифа указку
Полной мерою мешки
Набивают под завязку
Братья (те же мужики,

Что приехали с Поволжья
За пшеницею в Тамбов.
А найти пшеничку сложно -
Перебили мужиков).

Но зерно Иосиф сыщет,
Не посадит на паёк.
Коммунизма призрак нищий
От страны ещё далёк.

Без разборок и делёжки
Сможет нищенка прожить -
Поклониться стоит в ножки
И накормят, может быть.

На египетских раздольях,
Где ковыль растёт ничей,
Мы накушаемся вдоволь
Благородством богачей.

Загрузить братьёв Иосиф
Фуражом даёт добро
И велит в мешки к ним бросить
Ханаана серебро,

Может то, что так паскудно
За него купец платил.
Впрочем, деньги те Иуда
На блудниц давно спустил.

Братья на ослов, верблюдов
Хлеб навьючили в мешках.
И пошли они оттуда
Малой скоростью в песках.

Совесть грузом за спиною
Тяжелее горьких слов,
Ощущение такое -
Сами вроде тех ослов.

(Если верить Кузнецову -
Он поэт, библиовед -
В языке еврейском слова
Совесть не было, и нет.

Заменяет совесть людям
Огорчение, каприз…
А бессовестных не любят -
Значит, антисемитизм.

Нет понятья - в эти дыры
Выдувает душу вон.
На иврите нет Шекспира,
Не велик с того урон.

По незнанью ближе к ночи
Вру, конечно, атеист -
Образованнее прочих
Богослов и талмудист.

Есть у них Шолом-Алейхем,
И хоть нет у них Христа,
Оголтелых шайке-лейке
Талмудисты не чета.

Возраженья слышу - ой ли?
Юдофил и юдофоб
Препираются до боли
И меня загонят в гроб.

За народы и системы
Отвечать я не берусь,
Лучше я от скользкой темы
К изложению вернусь.)

Брат один открыл мешок свой
На ночь накормить осла
И остолбенел от шока
Видя то, что Бог послал.

Как вести себя не знает,
Ошарашен не слегка -
Серебро его сияет
Из отверстия мешка.

Прибежал к своим он братьям:
«Серебро возвращено,
Утаим его от бати
И потратим на вино».

Нет, подумали другие -
Знак хорошим не назвать,
Если помочи тугие,
Оттянув, пустить назад.

Это вам не обещанья,
Вечно помнить и любить.
Если деньги возвращают,
Значит, точно будут бить.

Сердцем трепетно смутились,
Пережить подобный стресс
Даже к Богу обратились,
Проявили интерес.

«Что Господь задумал с нами
Очень скоро сотворить,
Если мент сорит деньгами
И про то не говорит?»

Так с халявным миллионом
И с мучицей на мацу,
Но уже без Симеона
Братья двинулись к отцу.

Встал Иаков преподобный,
Без торшера абажур.
Пред отцом отчёт подробный
Вкратце я перескажу:

«Над землёй той главный самый
Принял нас средь бела дня,
Говорил сурово с нами
В соглядатайстве виня.

Вёл себя как контрразведка,
Унижая пришлых лиц,
Что весьма бывает редко
При прозрачности границ.

У него система «Тополь»,
В бункерах запас еды,
База в бухте Севастополь
И с рукою нелады -

Сохнет сошкой веретённой.
(У Иосифов такой
Был дефект приобретённый,
У Иакова - с ногой.)

Продержал три дня в подвале
Нас в египетской тюрьме.
Мы же духа не теряли,
Поддержали реноме,

Что честны мы, и при этом
Заявили мы ему:
Про крылатые ракеты
Не расскажем никому.

Нас одиннадцать сначала
Было братьев на крыльце,
Одного из нас не стало,
Самый младший - при отце.

Нас числом осталось десять,
Симеон в темницу взят,
А развесить нашу честность -
Хватит и на пятьдесят».

(Факт открыл я интересный:
Если Библия не врёт,
На востоке самым честным
Был израильский народ.

Впрочем, этот довод спорен,
Не согласен с ним Коран.
А где вор сидит на воре,
Самый честный там баран.)

Но продолжим братьев повесть,
Что поведана отцу
В оправданье или в гордость
За мучицу на мацу:

«В нашей честности семитской
Усомниться смог тиран
И отправил в путь неблизкий
Хлеб доставить в Ханаан.

Одного из нас залогом
Приказал оставить он.
И по жребию в остроге
Оказался Симеон

(Тот, что до того всех лучше
Брал подрезанный Сихем.
Как Иосифа он мучил
Не рассказывать же всем).

Обещали, скоро будем.
За одно ты нас прости -
Веню нас сатрап принудил
Вместо Сёмы привести.

"Младшего желаю брата -
Говорил он - лицезреть
Я желаю и обратно
Отпустить. Иначе смерть

Ожидает Симеона.
Юрисдикция строга
К соглядатаям, шпионам
И к пособникам врага.

Привезёте Веню если,
Что честны вы, буду знать
И в Египте сколько влезет
Разрешу вам торговать

Без запретов и лицензий,
Саннадзора, блокпостов".
Спорить было бесполезно,
Загрузили мы ослов,

А когда опорожняли
Привезённое добро,
Мы прознали, что подклали
В наши торбы серебро».

(Извините, подложили,
Не изменит это суть,
Если вытянут с вас жилы
Серебро своё вернуть.

Вспомнил я, бандит Япончик,
До того как отсидел,
Сапогом лечил по почкам
Тех, кто вовсе не болел.

Знал я Ходоса Володю.
Ну, случилось, задолжал,
Про факторинг мордой в воду
От Япончика узнал.

Извлекаемый обратно
За цепочку под ножи,
Думал он с Рене Декартом:
Если мыслю, значит жив.

Высоко взлетел Картезий
На познания коне...
Чем тогда Володя грезил,
Не понять тебе, Рене.)

По делам всем воздаётся,
Но как скоро не берусь
Я сказать... Опять отвлёкся,
Вновь к высокому вернусь

(Бишь к ослам и к чувству братства),
Что застыло у ворот,
И в попытках разобраться
Морщит лбы про серебро.

«Может, ниспослал нам чудо
Наш Всевышний господин?»...
Почему-то на Иуду
Все взглянули, как один.

"Комбинатор он великий,
Есть за ним такой грешок.
Но зачем всё, что заныкал,
Сунул каждому в мешок?

Круговой порукой споро
Нас повяжет, вот беда..."
Зная же Иуды норов,
Промолчали как всегда.

Впрочем, это всё догадки -
Думали они тайком -
И каким бы ни был гадким,
Здесь Иуда ни при чём.

Из книги Лучше всех или завоевание Палестины, Бытие, Гл. 42 ч.4 (Персональный сайт Валерия Белова http://belovbiblevirsh.ru/catalog_02.php?id=6&opencat=1)





Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 502
© 19.10.2010 Валерий Белов
Свидетельство о публикации: izba-2010-229299

Рубрика произведения: Поэзия -> Стихи, не вошедшие в рубрики


Игорь Цырульников       19.10.2010   22:52:09
Отзыв:   положительный
"Заменяет совесть людям
Огорчение, каприз…
А бессовестных не любят -
Значит, антисемитизм".............
*******************************************************

Я давеча назвал еврея лучшим другом.
Запомню сей момент, наверное, до гроба.
Как следствие – клеймо. Услуга за услугу -
Я окрещен «врагом» и «русофобом»....))))

Браво, Валерий. О таком рифмованном презрении к чужой Вере агафоновы могут только мечтать.))) Молодца!
Валерий Белов       19.10.2010   23:35:17

Да брось, ты Игорь. То, что я зарифмовал, известный случай с Юрием Кузнецовым. Был такой замечательный поэт, весьма уважаемый и признанный. По Новому Завету поэму писал о Христе. Правда, честно говоря, ещё где-то до 1980 года я написал очень вольную поэму по Библии. Если я сейчас-то по понятиям Церкви человек "заблудший", то тогда я просто был отморозок. Мог себе позволить даже то, что сейчас не могу. Немногое, что я помню -

Праздник в Галилейской Кане.
Всяк прохожий в жбане ус
Свой мочил в глубоком кане.
Приложился и Исус.

Со стаканом всяк при деле.
Третий день идёт гульба,
На четвёртый оскудели
Винных бочек погреба.

Сделал бы Христос поблажку,
Привередничать не стал
И водичку нам на бражку
Между делом перегнал.

Ну и так далее... Потом я ты рукопись показал в Доме Литераторов одной из его секретарш (познакомились когда я на машине "бомбил"). Относился я крайне легкомысленно ко всему, что писал (нигде не печатаясь и с литераторами не общаясь вообще. Я в Нете-то два года как пявился и лишь потому, что треть Ветхого завета переписал). Эта рукопись бесследно исчезла. А уже после смерти Юрия Кузнецова я вдруг увидел его поэму, где не могу сказать, чтобы это была моя поэма, но там были использованы мои приёмы, которыми никто ранее не пользовался. Уж в этом я обмануться никак не мог.
Теперь я уже аккуратней в вопросах религии. Отвлекаюсь только на современные темы, а во всём остальном -исключительно близко к тексту. Если не веришь, сверь с оригиналом.

Так вот о совести. Кто-то (тоже из весьма авторитетных людей) делился воспоминаниями о Кузнецове. Когда его дочка спросила почему не любят евреев - Его ответ. "В еврейском языке нет понятия совесть. А бессовестных людей не любят". Мне это врезалось в память. Конечно, я не мог проверить его высказывание, но стал очень внимательно следить, а хоть где-нибудь в Библии про совесть что-нибудь говорится? Я не нашёл, и тогда я по-своему восполнил тот недостаток. Про честность братьев, продавших Иосифа в рабство - это строго по первоисточнику. А уж то, что представители любой конфессии претендуют, на то, чтобы считаться честней других - это я довёл до абсурда с бараном.
Агафонов и прочие, конечно, повторить то, что сделал я никогда не смогут. Все их выпады эмоциональны и абсолютно неаргументированы. Но что странно. Я ждал, что антисемиты от литературы обратят внимание на мою нетленку и станут использовать её в своих интересах. Но я не разу не увидел, чтобы что-то подобное произошло. А уж они бы, поверь, удобный случай не упустили бы. А что до друзей - так у меня, что ни друг, то еврей. Да ты и сам знаешь, что я полукровка.
Могу даже показать, как это произошло. Секрета ни из чего не делаю (пока сильно не защемили, нет на то никакой нужды).
https://www.chitalnya.ru/work/212617/
Кстати, мама всё-таки раскололась в свои 84 года. Не захотела эту тайну с собой уносить...

Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  











1