Жизнь в наследство или Сеннинская Прохоровка. Глава 9. Бои местного значения.


Жизнь в наследство или   Сеннинская Прохоровка. Глава 9. Бои местного значения.
Глава 9. Бои местного значения.

Оперативная сводка за 7 июля 1941 года.
Вечернее сообщение 7 июля:
В течение 7 июля продолжались напряжённые бои на Островском, Полоцком, Лелельском, Бобруйском, Новоград-Волынском и Могилёв-Подольском направлениях.
В районе Лепель происходят крупные бои.


Вечерело. Июльское солнце склонилось к закату. Лес настороженно вслушивался в многоголосный рёв двигателей, подавлявший все звуки в окрестности. Шли танки. После прорыва немецкой обороны, не встречая сопротивления, они свернули боевой порядок и выстроились в походную колонну, так как просёлочная дорога, петляющая среди леса, диктовала свои правила перемещения. Неожиданно деревья расступились, уступая место луговине, за которой виднелась небольшая деревушка. По сигналу остановились. Продолжил движение только тяжёлый КВ-1 и две тридцатьчетвёрки. Выяснив, что немцев в деревне нет, рассредоточили технику, замаскировали. Пользуясь тем, что жителей в окрестности не наблюдалось, приготовили ужин на всех из имеющихся запасов. Изголодавшиеся за день, люди с огромным аппетитом принялись за пищу. Да и ничего удивительного. Молодые, здоровые мужские организмы требовали подпитки.
Деревенька была небольшая, скорее хутор. Всего-то пять домишек. Дорога просматривалась в оба конца, так что, с учётом краткости остановки, дозоры не выставили.
Дубровин, прибывший от командира полка, наскоро перекусил и, оглянувшись по сторонам, позвал к себе радиста, Братко Виктора, пополнившего экипаж накануне. Они расположились у импровизированного стола под яблоней. Лейтенант разложил таблицы позывных, схему маршрута, вычерченную с карты. Изучив документы, позвал остальных:
- Михалёв, Чашев, подойдите…, - дав время, осмотрел подчинённых усталым взглядом и продолжил, - мы находимся вот здесь, - показал на схеме, - нас отрезали от своих и обратной дороги, судя по всему нет. Остаётся одно: двигаться вперёд в сторону Сенно. Там должны быть наши части. Есть шанс соединиться с ними… Он осекся и с любопытством повернул голову в ту сторону, откуда они пришли. Там слышался нарастающий рокот двигателей:
- Неужто наши собрались с силами? – с надеждой спросил Михаил.
- Не знаю, - с сомнением протянул Дубровин.
На луговину выползли танки, с квадратными башнями…
- Немцы, - побледнел Чашев…
Передний танк сделал короткую остановку и из его ствола полыхнуло пламя выстрела. Выпущенная немцем стальная болванка срикошетила от башни КВ, вышибла оконце избы и снесла половину головы Братко. Он, ещё живой, часто моргал широко открытыми, удивлёнными глазами. Белые костяные осколки разнесло вокруг, обдав сгустками плоти людей, забрызгав документы. Лишившись чувств Виктор упал, заваливаясь на левый бок, схватившись за разбитую голову, затих. Остолбеневших танкистов привёл в чувство чей-то истошный крик:
- Нем-цы-ы-ы!!! По машинам!!! К Бою!!!
В доли секунд экипаж занял свои места. Михаил завел двигатель и рванул на встречу противнику. Местность впереди была открытой, ровной и через смотровые щели Михалёв отчётливо наблюдал, как самоуверенно, выстроившись клином шли немецкие танки. Демонстративно торчали фрицы в люках башен, не прячась и не пытаясь скрыть своих действий. Такое поведение противника вызывало раздражение и желание поквитаться.
Михаил с трудом справился с охватившим волнением и наконец-то определился с направлением движения, решив атаковать танк, шедший под углом к ним. Прибавив обороты, стремительно пошёл на сближение, готовясь сделать короткую остановку по команде. Он уже усвоил, что стрельба с места эффективнее. Уловив нужный момент, сбавил обороты, но команды не было. Дубровин почему-то молчал. Ситуация сбивала с толку. Ведь момент можно упустить, тем более и немцы уже разгадали их замысел, спешно поворачивает рывками башню. Не выдержав Михалёв крикнул во всю мощь лёгких:
- Стреляй командир!!! Что ты, заснул?!! Сейчас они нам вмажут!!!, а в ответ ни звука…
Чёрный овал вражеского ствола надвинулся, казалось, прямо в переносицу. Осязаемо почувствовалось шевеление волос под шлемом, по коже побежали ледяные мурашки и резко кинуло в пот, словно в одно мгновение оказался в душной парилке. Создалось впечатление, что в душу смотрит, не мигая сама смерть…
Михаил, находясь на грани жизни и смерти, не понимая, что им руководило: инстинкт или команда:
- Короткая! – прозвучал в наушниках такой родной и долгожданный голос.
Механик резко потянул рычаги на себя, от чего машина клюнула носом, качнулась и встала как вкопанная. Выстрела не услышал. Почувствовал, как корпус дрогнул и понял: снаряд ушёл по противнику, а вот достиг ли цели? Зная, что обязан наблюдать за поражением цели, поступил иначе. Перевёл рычаги в исходное, до упора надавил на педаль подачи топлива и рванул вперёд, виляя из стороны в сторону, пытаясь уйти от ещё стоящего перед глазами ведения дульного среза, смотрящего в упор. Не сразу до его сознания добрался крик командира в наушниках:
- Го-р-и-и-и-т! Братцы! Горит!!! Мы их уделали!!!
Окончательно пришёл в себя Михалёв после следующей команды в которой послышались нотки встревоженности:
- Возьми правее и поворачивай назад. Немцы ушли. Мы оторвались от своих. Да бери ты правее. Так держать. Спокойнее, Миша, спокойнее. Не газуй. Двигатель угробишь.
От услышанного Михалёву стало страшно неловко. Он густо покраснел, благо товарищи не видели. Ещё бы. Дубровин с Чашевым наверняка заметили его беспорядочные метания из стороны в сторону. Неспроста же командир успокаивает его. Живо нарисовалась картина разбора боя и слова лейтенанта: «Михалёв струсил. Вёл себя как последний паникёр. Ты, сержант, просись в другой экипаж. Я не смогу воевать с таким механиком-водителем!»
Медленно въехали в деревню и заняли своё место. Михаил нехотя вылез и опустив голову стоял, ждал разноса. Дубровин подошёл, положил руку на плечо и тихо заговорил, глядя в даль:
- Не поверишь, а я сегодня пережил такое, что не передать. Под впечатлением от гибели Виктора, едва не сплоховал. Фашист уже ствол на нас навёл, вот-вот вмажет, а у меня… Всё тело словно окаменело. Руки будто свинцовые. Спасибо тебе, ты меня своим криком к действительности вернул. Спас и машину и нас, - крепко сжал за плечо и ободряюще добавил, - с тобой можно идти в бой. Мастерски сегодня прицел у фрицев сбивал. Я сам не был уверен, что попал. Потом только увидел. В общем молодец, Михаил. Ты настоящий механик.
У Михолева отлегло от сердца и ему стало хорошо и легко на душе…
ИЗ ЖУРНАЛА БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ 14 ТАНКОВОЙ ДИВИЗИИ
(ЦАМО РФ, фонд 14тд, оп.1,д.9,стр.3-27)
К 17.00 7.7.41г. уцелевшие танки и подразделения сосредоточились на восточном берегу р.Черногостница. Противник непрерывно бомбил переправы и танки КВ. Группа танков 27 ТП во главе с командиром полка майором Романовским прорвалась через ПТР противника, ушла в глубину обороны. Попытки связаться с командиром 27 ТП по радио успехом не увенчались. 27 ТП ввёл в бой 51 танк. Из них осталось в глубине обороны – 21 танк.
Январь 2018.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 16
© 09.06.2018 Михайлович
Свидетельство о публикации: izba-2018-2292673

Рубрика произведения: Проза -> Повесть












1