Исповедь мага. На грани смерти


Исповедь мага. На грани смерти
Боль обладает огромной и неповторимой палитрой, впрочем, как и наслаждение, и, как ни странно - они друг без друга не существуют. Они как две сестры-близняшки, отражаются в зеркальных бликах собственных глаз. И если ты познаешь всю роскошь изумительного вкуса наслаждения, то будь готов к тому, что окунешься в бездонную яму отчуждения, где в безликом сиянии Луны, обнажится изящество первозданной боли. В моей ситуации всё происходило в противоположном порядке. Толком не успев насладиться возвышенным, я упал ниже дна, и придавленный монолитной стеной своего разочарования, постигал премудрость отчаяния.

Мое падение началось задолго до сего момента, а именно тогда, когда впервые познал сны наяву и стал исследовать нижние планы сумрака. Темно - серые коконы спящих людей, готические лики мертвых, что заблудились в мрачном царстве Аида, и бездушные существа, порождения самого мрака, вечно голодные и поэтому алчущие пропитания. Не заметить последних я не мог, и поэтому, каждый раз входя в видения наяву, сталкивался с демоническими тенями, что жаждали выпить мою жизнь до дна, а обескровленный труп бросить на растерзание мелким тварям.

Вначале, ориентируясь на разного рода сказки, я, как мифический герой античных времен, облачался в доспехи и, вооружившись мечами, рубил нечисть налево и направо. Но как показала моя последующая практика, это не давало особого результата, та вновь оживала и продолжала меня атаковать. Мое молодое сознание никак не могло взять в толк, что это не физический мир и здесь не действуют никакие мне привычные законы. Ведь это безразмерный вакуум энергии разной интенсивности, и здесь играет роль лишь только твоя личная сила. В такой же ситуации оказался и мой друг, он так же в своих видениях отбивался от бесов всем, что под руку попадалось. Объяснить нам прописные истины было некому, поэтому мы погрязли в трясине беспробудного бреда.

В конечном счете, входить в сон наяву стало почти невозможно, нас сразу же отслеживали и атаковали, даже не единичные монстры, а целая толпа или орда. На моем физическом и психическом сознании это сказалось, мягко говоря, плачевно, я вначале еще сопротивлялся из последних сил, но потом у меня их не стало. И я стал похож на тень себя прежнего, которая еле передвигала ногами и постоянно мучилась от невыносимой душевной боли, от которой не было спасения.

Но даже отказ от видений меня не спасал, меня постоянно посещали зловещие, чужие мысли о своей скорой кончине, а дальше шел сильный импульс немедленно покончить с собой любыми способами. Сейчас подобные психические расстройства называются паническими атаками или, на худой конец, параноидальной шизофренией. Хотя кто сказал, что это вообще расстройство? В моем понимании, это обычная попытка одержать или, мягко говоря, заживо тебя сожрать, сущностями, что живут по ту сторону нашей реальности. В противном случае, медицина давно бы всех уже от всего вылечила, но сухая статистика показывает совершенно обратное. Особенно это касается роста немотивированных самоубийств или жестоких и бессмысленных массовых жертвоприношений своих родных или чужих людей. Всё это звенья одной цепочки и имя им Бесы.

Не скрою, что я постоянно думал о суициде, но не решался на последний шаг, потому что знал, это ничего не решит для меня - я просто пополню ряды оскверненных душ, что ищут выход из собственного ада, но не находя, мечутся, как призраки. Эту тему мы с другом не раз обсуждали, и сошлись во мнении, что мы просто так не сдадимся, и если умрем, то как и подобает последним героям - в бою с этим потусторонним ужасом. Конечно, пафосно и наивно. Но что можно ждать от измотанных и павших духом юношей, что в свои двадцать с лишним лет, в гордом одиночестве сражались с инфернальными силами?

Наверное, лишь одно... В какой-то момент, совершенно обессилев от этой бесконечной борьбы, я понял, что мне осталось совсем немного и надо просто дождаться свою последнюю любовь по имени Смерть.

Хотя временами на меня падал слабый луч надежды, и я чувствовал, что мое спасение от нестерпимой душевной боли и физической немощи, кроется где-то во мгле ночного забытья, но это оказалось мне моим величайшим заблуждением. Ведь судьба так и не снизошла до моей мольбы, и не подарила мне сны без видений. Поэтому ночью вся нечисть собиралась вместе, и я продолжал отступать под её напором, не выпуская из рук оружия. Чтобы было понятно, о чем идет речь, приведу несколько снов тех времен.

Сон первый, так сказать в тему моего повествования.

"Брожу по городу, натыкаюсь на двухэтажный дом старой постройки, залетаю на балкон, который ведет в комнату. В ней прячутся два десятка женщин с детьми, они стоят около стены и очень напуганы. Я вначале не понимаю источник их страха, а потом осознаю, что за ними охотятся демоны, и люди здесь нашли свой последний приют и возможное спасение. Недолго думая, принимаю решение их защитить, выхожу на балкон и вижу, как ко мне летят несколько демонов, они совершенно черные, и внешне похожи на людей.

Завязывается драка, ко мне на помощь приходят двое мужчин, силы явно неравны, демоны очень сильны. Но я как-то умудряюсь убить их предводителя, вырвал у него глаз и проломил голову каким-то предметом. Из раны сочится черная кровь, и меня это немного удивляет. Наши силы уравниваются, мне удается убить или сильно ранить ещё одного, и они отступают".

Второй сон немного отличается от первого, но, тем не менее, он не выходит из контекста повествования.

"В Москве случилась вспышка неизвестной, но очень опасной эпидемии, превращающей людей в плотоядных мутантов. Я с мамой и братом забаррикадировались в квартире и надеемся пережить апокалипсис. Миллионы некогда законопослушных жителей столицы, теперь инфицированы ужасным вирусом, и внешне похожи на черные фигуры, лениво и бестолково бродящие в поисках пищи. А пищей им служат небольшие и разрозненные группы имеющих иммунитет, они пытаются вырваться из мертвого города, но шансов у них совсем мало, и лишь единицам удастся выжить в этой безумной игре на выживание.

Я подхожу к окну и смотрю на улицу, там всё почернело от этих тварей, их тысячи, а может, больше, и путь к отступлению отрезан. Всё, что остается, это оставаться в квартире и ждать лучшего момента, но я знаю - дверь железная и выломать её нереально. Но тут вдруг осознаю, что у нас в квартире появился один из них, у меня есть пистолет, подхожу к двери, ведущей в большую комнату, открываю её - кромешная тьма - провожу рукой в темноте - меня кусают. Отступаю на кухню, тут полумрак, держу пистолет наготове, появляется он, это тело отчима, со сломанной шеей, голова неестественно болтается. Он приближается, в глазах пустота и голод, он движется на меня, нажимаю на курок, осечка, потом ещё и ещё, пистолет заклинило. Пытаюсь включить свет, но он не работает…"

Было еще множество подобных снов, и все они были пропитаны духом смерти и безысходности, в принципе, ничего странного в этом не было, ибо на дворе царили дикие 90-е.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 12
© 08.06.2018 Александр Суровый
Свидетельство о публикации: izba-2018-2292436

Рубрика произведения: Проза -> Мистика












1