Сын штрафного батальона.


Сын штрафного батальона.
  Они нашли его в в сарае, чудом уцелевшем во всей деревне, на улицах которой торчали одни трубы начисто сгоревших домов.
  Он лежал на куче перепревшей соломы и сладко посапывал во сне.
 - Эй, пацан! – крикнул сержант Егоров и слегка дернул его за ногу. – Просыпайся, через полчаса здесь фрицы с танками будут!
  Мальчишка открыл один глаз, равнодушно оглядел им здоровенного сержанта и повернулся на другой бок.
 - Я кому сказал! – заорал Егоров – Вставай!
  Но и эта его команда осталась без ответа, и тогда Егоров решил сменить тактику.
 - Жрать хочешь? – ласково спросил он. – У меня вот тушенка в «сидоре» завалялась, могу угостить
  Пацан подскочил на соломе, как подстреленный:
 - Свиная или говяжья?
 - А ты какую больше любишь?
 - Я обе люблю. Только свиную я люблю с хлебом, а говяжью без хлеба.
 - И кто же тебя приучил тушенку есть?
- А у дяденьки майора Буркова было ее целых два ящика. Он в нашей хате жил, когда немцы в первый раз наступали. Потом он уехал на полуторке и тушонку увез, а нашу хату разбомбило. Мамка моя в ней погибла, а старшую сестру Галю немцы угнали к себе в Германию, чтобы она там работала на них. Вот я один и остался.
  Пока мальчишка рассказывал свою горькую историю, сержант ловко вскрыл ножом банку свиной тушенки и достал краюху черного хлеба:
 - На, ешь! Тебя как зовут-то?
 - Мишкой…
 - А меня – дяденька сержант Егоров … А лет тебе сколько?
 - Седьмой пошел …
 - А как же ты жил один, когда немцы пришли и сеструху твою угнали?
 - Соседи по очереди кормили … Да кое-кто из немцев иногда давал чего-нибудь поесть… Только тушенка у них хуже нашей, я тебе точно скажу. Да и хлеб тоже никакой, даже хлебом не пахнет.
  Мишка съел полбанки тушенки, загнул крышку и сказал:
 - Больше не буду. Можно, я себе ее на вечер оставлю?
 - Оставить ты ее себе, конечно, можешь. Только я советую тебе с нами уйти. Мы сейчас вот на те высотки зайдем, окопаемся там и будем фрицев ждать. А эти немцы, что сюда придут, не из тех, что наших пацанов тушонкой кормят. Танковая дивизия СС, ты слышал про такую?
 - Это которые все в черном?
 - Да форма у них сплошь черная, и душа тоже …
 - Я согласный … Только я окапываться еще не могу …
  Егоров улыбнулся:
 - А тебе и не надо … Ты будешь у капитана Лихоносова в блиндаже жить… Он у нас добрый мужик, и жратвы у него навалом. Так что не заскучаешь …

  Капитан Лихоносов сидел на капоте «джипа» и изучал карту местности, когда сержант с мальчишкой подошли к нему.
 - Товарищ капитан, разрешите обратиться? – откозырял ему Егоров. – Я вот мальчишку в сарае нашел, из местных …
 - Ну, и что? – хмуро спросил его командир.
 - Можно, он у нас будет сыном полка?
 - У нас не полк, а батальон …
 - Ну, пусть будет сыном батальона …
 - А ты не забыл, какой у нас батальон?
 - Ну, штрафной, что из того?
 - А то, что мы должны удержать те высотки во что бы то не стало. А за ними наши заградотряды[i] стоят, которые ни одному из нас не дадут отступить. Они не знают, что у нас в штрафбате пацан объявился, которому ещё жить да жить. Так что бери своего пацана под мышку и тащи обратно в сарай. Авось, Бог не выдаст, свинья не съест …
 - Так ведь сюда эсэсовцы придут! – возмутился Егоров.
  Капитан задумался и взглянул исподлобья на мальчишку:
 - Ладно… Сажай пацана в машину, я отвезу его на позицию. Завтра я еду в штаб и возьму его с собой. Пусть там решают, что с ним дальше делать. А нам надо к бою готовиться. Разведка доложила, что немцев на правом фланге попридержали наши танкисты. Так что будут они здесь не раньше, чем дня через три. За это время нам надо подходы к высоткам заминировать и хорошенько окопаться. Собирай свой взвод и скорым маршем веди его к окопам. Твоя задача – не дать танкам обогнуть нас слева. Там склон пологий, и они это уже по карте прочитали.. Будут лезть туда изо всех сил …

  Через час Мишка сидел в уютном блиндаже капитана Лихоносова и пил чай с абрикосовым вареньем.
  Пожилой старшина с многочисленными наколками на руках сидел напротив него и подкладывал ему в миску варенье из большой металлической банки с яркой иностранной наклейкой.
 - Союзники помогают, - ворчал он, - шо б им на том свете так помогали…
  Капитан, сидевший за большим столом с расстеленной на нём картой, прикрикнул:
 - Степаныч, отставить разговорчики! Пацан в первый раз такое вкусное варенье ест, а ты союзников хаешь, которые его нам прислали. Давай укладывай его спать, а я пошел на позиции. Сейчас связисты сюда телефон приволокут, так ты им скажи, чтобы они зря не орали. Так им и скажешь, мол, ребенок у нас спит.
  Мишка вскочил с лавки и закричал:
 - Дяденька капитан Лихоносов! А можно я с вами пойду? Я еще ни разу на этих… ну, на позициях не был!
 - Ну, коли не был, так пошли! Будущему бойцу надо знать, что такое позиция.
  Он вышли из блиндажа, от которого сразу начиналась длинная и глубокая траншея, и направились по ней вниз по склону.
  Траншея виляла вдоль горы из стороны в сторону, и на одном из поворотов сидела, покуривая, группа бойцов. Они не встали, как положено, при появлении командира, а один из солдат, чернявый парнишка с золотой фиксой во рту, запросто предложил:
 - Товарищ капитан, сидайте с нами, покурим! А то мы уже пол-горы изрыли, пока вы у себя в блиндаже стратегию и тактику боя определяли.
  Капитан отнесся к эту неуставному обращению спокойно. Он достал из кармана портсигар, закурил и только после этого сказал:
 - Половина горы – это мало, боец Шкурко. Вот когда ты всю гору окопами изроешь, тогда я тебе смогу с уверенностью сказать, что ты завтра живым останешься.
  Чернявый стушевался и решил перевести разговор на другую тему, воскликнув:
 - А откуда у нас такой хороший мальчик появился? Неужто товарищ капитан разрешил ему быть сыном батальона? Тогда, товарищ капитан, надо срочно обращаться в штаб армии и просить о нашем переименовании. А то как-то нехорошо звучит: «сын штрафного батальона».
  Конечно же, он, как и все бойцы в батальоне, уже знал, что сержант Егоров нашел в разрушенном селе мальчишку и как командир распорядился насчет него, но его натура балагура и весельчака не давала ему возможности обойти эту тему.
 - Мальчик, - обратился он к Мишке, - а хочешь я тебе на губной гармошке детскую песенку сыграю?
 - Жора, не надо, - остановил его другой солдат, высокий мужчина со шрамом на всю щеку. - Ты же, кроме «Мурки» ничего другого играть не можешь.
 - Гриша, ты глубоко ошибаешься, если так думаешь, - ответил ему Жора. – Ты, вероятно, не знаешь, что я тоже был когда-то ребенком, и у меня была мама, которая пела мне на ночь песню, которая называется «Колыбельная» композитора Моцарта. Она начиналась с таких прекрасных слов: «Спи, моя радость, усни…» Вот, ты снова не веришь, что я мог быть чьей-то радостью, и совершенно напрасно… Ты, пацан, не обращай внимания на этого дядю… После того, как его порезали в одесском кичмане, он перестал верить людям, даже мне, Жоре Шкурко, который за свою жизнь не сказал ни одного обманного слова, благодаря чему и оказался в штрафном батальоне. Поэтому ты лучше послушай, как я сыграю эту песню, и тогда ты поймешь, что я совсем не такой, как думает обо мне этот дядя.
  Он достал из кармана красивую губную гармошку и заиграл мелодию, при звуках которой все замолчали и задумались …

  На следующий день капитан Лихоносов отвез Мишку в штаб полка. Там была полная запарка в связи с предстоящим наступлением немцев, и его отправили в ближайший госпиталь, где над ним взяла шефство медсестра Соня. И только через неделю за ним приехал толстый майор из штаба со смешной фамилией Вигулясов.
 - Собирайся, Михаил, - бодро сказал он. – Едем с тобою в глубокий тыл, в столицу нашей Родины Москву. Меня туда в командировку по военным делам направили, ну, и заодно поручили тебя определить в детский дом. Сейчас заскочим на минутку на высоту номер сорок восемь и сразу на станцию…

  Высотой номер сорок восемь оказалось то место, где Мишка гостил в батальоне капитана Лихоносова.
У подножья холма, где остановилась машина майора, строилась небольшая группа бойцов, чуть поодаль ходили саперы с миноискателями.
  И тут мальчик услышал знакомый голос:
 - Мишка! Ты как тут оказался?
  И он увидел бегущего к нему сержанта Егорова. Подбежав, он выдернул мальчишку из машины и обнял.
 - Я в Москву с дяденькой майором еду, в детский дом - объяснил Мишка.
  Фамилию майора ему выговорить не удалось.
 - Это хорошо, что в Москву, - сказал Егоров. – Там, я думаю, детские дома не такие, как у нас в Урюпинске.
 - А дяденька капитан Лихоносов где? – спросил Мишка.
  Егоров отвернулся, чтобы мальчишка не увидел, что он соврал, но потом решил сказать правду:
 - Погиб товарищ капитан … Как говорится, смертью храбрых…
 - А дядя Жора?
 - Дядя Жора? Какой дядя Жора?
 - Он на губной гармошке играет…
  - Жора Шкурко? Он тоже погиб … От всего батальона у нас осталось всего ничего … Только те, которые вот там строятся … А ты памятливый хлопец, оказывается … Всего один день сыном нашего батальона побыл, а запомнил, однако…
  Он повернулся и пошел прочь, тяжело ступая по изрытой снарядами земле …









[i] Заградительные отряды ставили за обороняющимися войсками, чтобы они не смогли отступить  






Рейтинг работы: 9
Количество рецензий: 3
Количество сообщений: 5
Количество просмотров: 95
© 08.06.2018 Борис Аксюзов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2292184

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Николь       11.06.2018   14:11:54
Отзыв:   положительный
Спасибо Вам за рассказ ,Борис Валентинович ! Нравится как Вы пишете , читать интересно - очень .
Написанное проникает в самую душу , вызывая порой и слезы ,настолько пронзительны Ваши истории - жизненные ,глубокие и мудрые !
С благодарностью и уважением ,
искренне ,Наталия
Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       10.06.2018   12:10:22
Отзыв:   положительный
Спасибо. Очень хорошая, ясная проза... Чем то напомнила "Сына полка" В. Катаева"
Борис Аксюзов       10.06.2018   12:17:36

Вы правы...
Когда уже написал этот рассказ, то вспомнил, что очень в раннем возрасте читал Катаева.
Вероятно, что-то отложилось... Впечатление от "Сына полка" было тогда потрясающим, тем более, что я сам был "сыном полевого госпиталя".
Спасибо за отзыв!
Геннадий Ищенко       08.06.2018   14:10:00
Отзыв:   положительный
Хороший рассказ, спасибо.
Борис Аксюзов       08.06.2018   15:05:31

И Вам большое спасибо, что регулярно читаете мои произведения. Я тоже читаю Ваше "Возвращение", но получается это у меня очень медленно. Когда дочитаю, напишу свой комментарий.









1