"ЧЕКИСТ И SEX" . 2. Михаил Крыжановский. Сборник миниатюр.


- Зато достаточно дам.
  Она открыла холодильник и достала небольшой пластиковый пакет. Странная зеленая бутылка, этикетка с иероглифами. Я присмотрелся – внутри была заспиртованая ящерица. Слышал я кое-что об этой емкости...
  Анжела достала столовую ложку.
  - Выпей. Боишься?
  - Нет.
  - Знаешь, что это?
  - Да.
  Спирт начал действовать, но он теперь меня не сильно волновал. Волновало совсем другое.
  - Пошли.
  Мы вернулись в комнату. Стол и стуля были сдвинуты в угол. На полу сидели абсолютно голые девушки. Увидев нас, они стали на колени в круг. Анжела быстро разделась и присоединилась к подругам. В просторечии – "ромашка".
  - Мишель, ты чего ждешь?
  Я последовал ее примеру. Между ног зашевелилась ящерица. Очень мощный афродизиак из Кореи. После первого круга, правила отменили и четыре самки занялись садизмом. Было очень больно и никакого кайфа.
  ... Проснулся утром с гораздо меньшей головной болью, чем предполагал. Анжела курила у открытой двери на балкон.
  - Как ты, нормально?
  - Вполне.
  - Ты меня любишь?
  - Да.
  - Останешься?
  - Нет.
  - Почему, Мишель?
  Я не знал, что ответить. Как объяснить ту страшную пустоту, в которой ты беспомощен, как ребенок? Я вспомнил "стеклянный" взгляд ее бывшего мужа в ресторане. Глас вопиющего.
  - Прощай, Анжелa.
   Газовое дело
   Антон Николаев, Тоша, был сделан из чистой платины. Вызывал тотальное удивление своей принадлежностью к КГБ при внешности Алена Делона. Редкий друг в органах, душа. По женской части не терялся, но без надрыва.
   Была у нас секретная группа, которая имела доступ к заветному ключику от секретной дачи одного хорошего артиста. Он был доверенным лицом органов, много гастролировал и ключика не жалел для наших нерегулярных измен регулярным женам.
   Я уходил в секс-отпуск, ключик надо было передать Тоше, а заодно посидеть по душам в вокзальном ресторане, где подавали домашние колбаски под плетеную бутылку болгарского сухого "Гымза".
  Тоша светился. Первую "плетенку" выпили, не дожидаясь закуски.
  - Тошa, колись. Кто такая?
  - Замужем. Бриджит Бардо. Муж после инфаркта. Полгода ни с кем. Ключ давай.
  - Бери. Показал бы как-нибудь, будь человеком.
  - У тебя самого Элизабет Тейлор, обойдешься.
  Правда. Врач-венеролог, копия голливудской суперзвезды, четыре раза замужем.
  Мы уложили еще одну "Гымзу" и разбежались.
  В Ялте я пробыл два дня вместо двадцати. На третий прямо на пляж пришел опер из горотдела КГБ и передал пожелание начальника увидеть меня как можно скорее, деталей не было.
  Захожу.
  - Майор Крыжановский? Вашим управлением двое суток разыскивается майор Антон Николаев, ваш друг. Вы должны сегодня вылететь домой, потому что завтра пойдут третьи сутки.
  Я был ошарашен. Тоша пропал? Разве что убили – варианты исключены. А по истечении третьих суток объявят всесоюзный розыск, Москва начнет давить – он мог оказаться сбежавшим на Запад предателем. Исключено тем более.
  - Билет вам заказан, всего доброго.
  Шизофрения.
  Прилетел утром и через полчаса сидел в кабинете начальника отдела кадров О.
 - Михаил Иванович, в пятницу, в шесть вечера Николаев вышел из Управления, сел машину и уехал. Исчез. В субботу утром позвонила жена. Опросили соседей, знакомых, друзей и его агентуру. Никто из офицеров управления ничего не знает. Я не верю. Вы были друзьями?
  - Почему были?
  - Надеюсь, он жив. Вы знаете, где он может находиться?
  Дача. Он поехал с любовницей на дачу, пусть даже наплевал на всеx и в выходные оттянулся на всю катушку, но ведь он не пришел на работу в понедельник – это хреново... Надо было поехать сначала на дачу – сдавать его не буду пока.
  - Сложно сказать, товарищ полковник. Я подумаю.
  - Думайте быстрее.
  - А милиция ищет?
  - Да, без шума.
  - А кто-то еще пропал в городе в эти дни?
  - А почему вы спрашиваете? Кто должен был пропасть?
  Блин, трепанул лишнее.
  - Ну, может, в драку ввязался и все плохо кончилось?
  - Мысль хорошая, выясним.
  Кадровик "съел" мою версию и отпустил думать.
  Поехал на дачу. Сосновый лес за городом. Странный запах на подходе. Дверь закрыта. И тишина мертвая. Машину обычно прятали в кустах, я знал, где искать. Она была на месте...
  Вернулся домой. Одел перчатки, взял лист бумаги, набросал печатными буквами. На конверте дважды подчеркнул "Срочно!!! "
  "Начальнику КГБ.
  Заявление.
  Прошу Вас проверить подозрительную дачу по адресу....С уважением, Петр Иванов"
  Бросил в ящик.
  Еще через день весь состав Управления собрали на совещание. Кошмар.
  Взломали дверь, на кровати – два обнаженных трупа. Якобы отравились газом.
  Прижали мужа-сердечника – путался, алиби не было. Там и версий не было – отследил жену, дождался, пока заснут, включил газ... Cобака на сене. Спросили Москву. Дело списали на несчастный случай – какой смысл заваливать КГБ грязью. Тем более в перестроечное время, когда на нас и так все бочки катили.
   Сифилис
   Я никогда не ездил в Ялту летом – откройте банку шпрот и поймете почему.
  Самый кайф – две недели в сентябре, после чего холодно, пусто, сезон охоты на приличных девушек закрывается до мая.
  Поселился в нормальной гостиннице, подсел за столик в ресторане к интеллигентному бородачу. Выпили фирменного местного сухого "Черного доктора" три емкости. Политика мне осточертела на работе, спорт как тема не интересовал, перешли сразу к женщинам.
  - Я архитектор, реставрировали здесь пару домиков под отели, завтра еду домой, в Кишинев. Есть одна штучка, попробуй.
  - Кто такая?
  - Секс-бомба, парикмахер в крутом закрытом пансионате. Алина, лет двадцать восемь, вот адрес и телефон. Я с ней трахнусь напоследок, о тебе перетру, а завтра подходи. Она ровно в шесть вечера выходит. В первую встречу к себе не зовет, не дергайся.
  - Ну, мозги хоть на месте?
  - Bремени не будет, она нимфоманка.
  - Mогу не потянуть.
  - Ну, я неделю покувыркался – в самый раз.
   Ситуация удобная – в город как раз приехал московский Малый театр. И вроде как не на свидание, а культурно вечерок скоротать.
  Пришел. Выходит. Да-а-а-а... Кукла, но такая, типа детсадовских игрушек, в меру потасканая.
  - Добрый вечер.
  - Миша?
  - Алина?
  - А цветы где?
  Идиот. С одной стороны – удача, я ей понравился, с другой – абзац.
  - Да я взял цветы, иду к вам мимо театра, а там афиша – Малый театр приехал. Билетов нет, отдал букет кассирше, выпросил два билета. И бегом сюда.
  - Давно?
  - Что?
  - Девушкам врeтe?
  - Врать я не умею. Может, это хорошо?
  - Хм, посмотрим, говорил слепой. Когда начало?
  - В семь тридцать. Может, кофе?
  - И кофе тоже...
  После бокала шампанского и цветов, которыми приторговывали официантки, лед растаял и надолго.
  Первая неделя: секс до утра, после чего она уходила на работу, а я спал до обеда.
   Вместо пляжа отправлялся на рынок за мясом, сыром, зеленью. Почему в любом кабаке, хоть в России, хоть на Западе шеф-повар – мужик? Потому что женщина хорошо делает стандарт, а мужчина – роскошь. Я не мог просто зажарить кусок мяса, я должен был организовать горшочки с тушеной говядиной в черносливе и овощах или пельмени, фарш для которых перемалывался до кремa, или котлеты по-киевски с "кармашком", куда я запихивал твердый сыр и зелень. Вечером приходила Алина и принимала продукт.
   Вторая неделя...
  - Мишаня, пора бы узакониться.
  - Как это?
  - Я хочу с тобой жить.
  Стандарт.
  - Алина, все можно сделать. Могу добиться перевода в Крым, даже в Ялту. С тобой хорошо, но... слишком много любви.
  - Ты меня любишь?
  - Да, ты классный человек.
  - Тогда не парься. Привыкнешь. Вот увидишь.
  - Неужели?
  - Да. И ребенка хочу.
  - Ну, сделаем.
  - У меня было двадцать два аборта – я даже сестре об этом никогда не рассказывала. И давно уже не залетала. Попробуем.
  Неизбежный разговор после моей позитивной самодемонстрации. Была проблема, о которой я ей не рассказал. Мы прогуливались по набережной, она зашла на минуту к подруге в магазин за человеческим вином из-под прилавка. Ко мне сбоку подплыли два грузина, один протянул пачку денег:
  - Дорогой, возьми деньги и уходи, пожалуйста. Договорились?
  - Нет, не договорились.
  В двери магазина появилась Алина.
  - Пожалеешь, дорогой.
  Незнакомцы исчезли.
  Алина была слишком яркой, а после макияжа, укладки волос и мини-юбки становилась мощным магнитом. Посвящать свою жизнь семейным и другим раборкам не хотелось.
  Был еще случай. Ее сестра Лена жила в Севастополе, закрытом городе, муж был офицером-подводником. Поехали к ним отпраздновать 9 Мая. Приехали накануне утром, муж был на службе. Сестра не была копией моей подруги, но на обложку журнала мод вполне годилась. Они снимали половину домика, очеь уютного.
  Мы вышли с Алиной во дворик.
  - Тут такое дело... У нас с сеcтрой секретов нет. Слушай, как она тебе?
  - Вполне.
  - Xочешь попробовать?
  - Что попробовать?
  - Она хочет, я не против – это же сестра. Я пойду по магазинам. Ну?
  Контрразведчик обязан быстро соображать, но я все-таки человек, а не скоростной компьютер. И если я люблю женщину, все остальные существуют для других самцов, но не для меня.
  - Алина, если у нас что-нибудь получится, то не должно быть ни единого скандала – я дико устал с женой. Если мне надо остаться с Олей, я останусь. Иди.
  Я вошел на кухню. Шорты, футболка, ноги от ушей.
  - Оля, помочь чем-нибудь?
  - Да уж, помоги.
  Она сняла шорты, трусики и улеглась на кухонный столик...
  Алина вернулась через два часа и они с Олей шептались во дворике. Я сооружал салат и ни о чем не думал, кроме мелкой нарезки капусты – она должна быть нарезана толщиной в лист бумаги и тогда салат будет таять во рту.
  Bыпили по стакану мускатного, повторили. Напротив сидели две красотки, на которых умные самцы не женятся.
  - Оля говорит, надо брать.
  - Она твоя сестра, плохое не посоветует. Хотя я ее плохо знаю.
  Ольга встала, поцеловала меня в висок.
  - Хулиган. Ничего, приеду, треугольничек устроим...
  Муж пришел вечером. Пили всю ночь и весь слующий праздничный день. Хороший мужик, жаль его...
  Третья неделя: отпуск закнчивался, курортный роман надо было или сворачивать или разворачивать.
  - Алинушка, сделаем так. Я к тебе прилечу через месяц и мы посмотрим, что к чему.
  - Хорошо, буду ждать. Звони.
  - Договорились.
  Через неделю она позвонила мне на работу. Шок.
  - Миша, у меня беда.
  - В чем дело?
  - Помнишь архитектора, который нас познакомил? Так вот... он заразил меня сифилисом, пришла бумага из Кишинева, сдала анализ. Это кошмар!
  Это был натурально кошмар. Я спал с женой и успел переспать с двумя любовницами, а они – с кем угодно. Причем, одна из них была врачом-венерологом и идти каяться и лечиться надо было топать именно к ней... Боже мой, что же делать?
  Алина рыдала в трубку:
  - Миша, не молчи, говори!
  - Сейчас занят, я тебе позвоню.
  - Звони!
   Вся неделя ушла в медитации на тему, как вылезать из ямы. Решил в понедельник утром идти в вендиспансер, падать на колени, каяться и лечиться.
  Пришел утром на работу, отметился, закрыл сейф и...
  Телефон.
  - Да.
  - Миша, это я.
  - Да, Алина.
  - Анализ был не мой! Ты слышишь?! Ошиблись анализом – я чуть не поседела, идиоты, козлы!
  У-ф-ф-ф-... Есть Бог на свете и он любит блаженных.
  - Я рад. Очень.
  - Ты приедешь?
  - Нет.
  - Я тебя прошу, успокойся и приезжай. Не пожалеешь.
  - Знаю.
  Между нами в секунду выросла Китайская стена. Или Стена плача. Как посмотреть...
   На высоте
   Лечу в Москву как нелегал Службы безопасности Украины. Проникать в Кремль и убивать Ельцина.
  Зашел к Александру М. в четверый отдел – он "сидел" на билетаx.
  - Миша, развлечься хочешь?
  - Хочу, но лечу.
  - Kак раз повод.
  - A именно?
  - Стюардессу трахнуть на борту.
  - Интересно.
  - Завтра летишь? В десять вечера?
  - Да.
  - Ее зовут Марина – скажешь, что у тебя день рождения. Я договорюсь.
  - Пароль. А отзыв?
  - Отзыв будет положительный.
  - Сколько?
  - Двадцать долларов. Или сделаешь ее сестре ящик водки – она в Польшу катается, торгует на базарах.
  - Сделаю.
  ... Полет проходил нормально. Марина была стандартной, милой и скромной. Никогда бы не подумал.
  Саша постарался и пароль не понадобился. Через час после взлета Марина медленно прошла по проходу и аккуратно коснулась моего плеча. Подождал для приличия и отправился в служебный отсек. Дверь в туалет была приоткрыта, девушка ждала внутри. Она быстро сняла юбку и трусики, повернулась спиной и наклонилась над умывальником, выставив два мячика шикарной попки.
  Обстановка била током и мы приступили мгновенно, без предисловий, с презервативом. Время для экспериментов не предусматривалось, поэтому Марина сделала то, чего женщины обычно не умеют или не хотят – она работала мышцами влaгалища.
  И апофеоз миньетом.
  - Марина...
  Она прижала пальчик к моим губам. Потом мы стояли обнявшись и я не очень понял, с чего бы это. И уж совсем непонятно:
  - Миша, береги себя. Bозвращайся живым.
  ... Саша клялся мне, что она понятия не имела, кто я такой. По глазам прочитала, что могу из Москвы и не вернуться?
  Говорят, что женщины делятся на матерей и проституток.
  Кто посмеет назвать ee проституткой?
   Друг
  Тут есть разные варианты – в зависимости от уровня интеллигентности, интеллекта, темпарамента и необходимости поплакаться на женско-дружеском плече.
  Бывает, хочется садомазохизма – вы друг друга хотите-умираете, но воздержание тоже в кайф. Но обычно женщина в такой ролевой игре оскорбляет стандартного мужика, ибо смысл очевиден и дяде Васе-сантехнику и Алену Делону – с тобой женщина спать не желает. А оскорбление – в самом предложении сыграть в такую чушку.
   У меня была женщина-друг Кристина, Криста. Врач, красотуля, как обычно, с синими глазами и мальчиком-первоклассником, разведена трижды.
  Как-то сидели на кухне под спирт со сгущенкой (убойный десерт, рекомендую три столовых ложки для космоса) и к ней зашел бывший сокурсник по мединституту. Оказалось, он уехал в Израиль, потом – в Германию, где стал успешным хирургом, миллионером.
  - Майк, познакомься – это Марк...
  Марк хотел жениться на Кристе, поэтому сходу стал пробивать меня по интеллекту – сюрреализм, Кафка, теория хаоса и прочая хрень. Пришлось крутить ему обратку.
  Наконец, он выдавил:
  - Приезжай в Германию, я тебе удалю одно полушарие. Тебе два многовато.
  Криста была не против Германии и отношений, но тут она, дружочек, отрезала за меня:
  - Пшел вон отсюда!
  ... Мы знали, что в постели нам будет некомфортно. Тут уж действительно двое одиночек пьянели не от вина или секса, а от кухонных посиделок.
  Она уехала в круиз по Средиземному морю и притащила неплохой улов – фото миллионера Альберто на фоне шикарной собственной яхты. Он ей нравился, наш человек. Я достал ей разговорник, она его вызубрила и поехала в Италию показаться родне.
   Я уехал в Штаты, иногда звонил ей, но телефон не отвечал. Через десять лет приехала в Нью-Йорк бывшая зав. отделением больницы, где работала Криста и просто убила меня. Кристина вышла замуж, уехала в Италию, была очень счастлива. Альберто усыновил ребенка, а ей запретил работать. Через два года у нее обнаружили самую паршивую болезнь в последней стадии. Муж бросил все и всех на спасение Кристы. Не получилось...
  ... Я был виноват отчасти. Мы с ней познакомились у общих закомых и мне показалось. что скулы ее идеального лица слишком обострены, что ли... Хотелось посовеовать ей хорошо проверить организм – но что я мог советовать врачу -блестящему диагносту?
   Шкаф
   В лютый мороз праздновали с другом Володей К., чемпионом СССР по самбо, мой день рождения в небольшом кабачке. Мы давно не виделись – он не вылезал из всяких европейских и всесоюзных чемпионатов уже как тренер. Кроме того, он был б-о-о-льшой спец по уличным дракам. С детства.
  - Будем пить или отдыхать?
  "Отдыхал" Володя с женщинами.
  - Вова, давай выпьем, ну его к черту.
  У окна сидели две неслабо одетых и обутых женщины с бутылкой шампанского и тихо переговаривались – об изменах, естественно, но настроение у меня было под открыть душу товарищу, а не им.
  Выпили по рюмке. Салат, селедочка, маринованые шампиньоны.
  К подругам подошли два невысоких плечистых мужика средних лет в спортивных костюмах и стали напрягать на танец. Отказ. Придурки уселись за их стол, один из них налил себе шампанского. Женщины поднялись из-за столика, но спортивные костюмы преградили им путь.
  Володя громко ударил вилкой по столу. Придурки оглянулись.
  - Ребята, мы вас ждем на выходе. Есть базар.
  Я был не против драки – тот же отдых, но сделать это надо было быстро и исчезнуть до приезда милиции, до раборок и звонков в Управление КГБ.
  "Спортсмены" оценили угрозу и заулыбались – мы были обыкновенными, неквадратными. Единственными нашими достоинствами была специализация Володи по уличным дракам и моя нагрузка к контрразведке в виде спецгруппы "Набат" (анти-террор на авиатранспорте). Каждый год наш "Набат" ездил на чемпионаты по рукопашному бою КГБ и ниже третьего места не занимал ни разу.
   Расплатились и вышли. На абсолютно безлюдной улочке нас ждали четверо. Задача несколько усложнялась, но не слишком. Мы сбросили свои кожаные куртки. Обычный дебют – Володин кулак мгновенно взлетел вверх, проделал крюк и разрезал надвое лицо самого здорового. Я отключил второго по габаритaм несильным ударом ногой по горлу. Осталось двое – как раз те, что были в ресторане. Один вытащил нож и это было самой большой ошибкой в его тупой жизни – Володя просто зверел от ножей, кастетов и прочего металла, который носит только городская трусливая шваль. Левой рукой он схватил придурка за кисть, а правой врезал ему апперкот, после которого человек может смело записываться в инвалиды. Если повезет. В эндшпиле последний рванул стометровку. На всю партию ушло минуты три.
   Примерно через месяц иду со встречи с агентом. Тормозит такси, открывается дверь и женщина предлагает меня подвезти. Я сразу узнал ее – одна из ресторанных дам. Светлана, врач, знакомимся, благодарит. В принципе, похожа на Элизабет Тейлор.
  - Михаил, хотите зайти ко мне?
  - Хочу.
  С ней было очень легко. Огромная квартира в пять комнат, две девочки, папа – бывший большой партийный босс. Света была замужем шесть раз в свои сорок два, но меня удивил не столько сам факт, сколько причина последного развода на следующий день после свадьбы. Утром она не могла найти бутылочку "Шанель", хотя в спальне стоял запах этих духов. Муж-полковник был в душе. Вышел и по простоте своей признался, что для опохмелки смешал духи с пивом, поскольку в тяжелых случаях пользовался смесью пива и спирта. Предел.
   У нас все было серьезно. До встречи с этим небесным созданием я успел выстроить из себя Казанову, скрещеного с Джеймсом Бондом. Напрасно.
  Она научила меня не сексу, а любви, то есть не пихаться в кровати, а именно заниматься любовью. Первый раз мы отправились в постель после пятичасового базара о кино и театре. Я включил сразу пятутю скорость и...
  - Миша, завтра тебе на фронт?
  - Пока нет.
  - Тогда успокойся, ложись и расслабься.
  Ложусь, вижу море-океан.
  - Молодец. Ты меня любишь?
  - Да.
  - А мое тело?
  - Очень.
  - Так люби – не бросайся на меня, не убегу. Давай вставь и тихонечко пройдись, покрути, почувствуй.
  Я сделал открытие.
  - И в матку не надо бить, она мнe еще пригодится. Поласкай ее...
  Никогда не думал, что членом это можно. А кто думает об этом вообще?
  - И соски не убегут, кусать не надо.
  Все простоe – гениально.
  Встречались мы два года и постепенно привыкли быть вместе. И тут один идиот из Управления, побывав у нее на приеме, влюбился и что-то там себе вообразил об ответных чувствах. Более того, он стал ее доставать и караулить возле работы, а затем возле дома. В конце концов, она позвонила в Управление и попросила соединить ее с начальником, генералом Лесинским. Ее соединили с офицером из кадров, но она настояла на разговоре с начальником. Изложила ему свою историю с придурком. Я об этом ничего не знал – не сказала ни слова. Придурок был женат, двое детей, коммунист, передовик органов – все как положено. После этого карьера была похоронена, из Управления вытурили в горотдел, там он спился и его уволили. Но до этого подонок узнал каким-то образом, что мы с ней встречаемся и сообщил моей жене.
  Очередное свидание, ложимся в постель. Звонок в дверь. Затем стучат кулаками.
  - Я никого не жду. Пойду посмотрю.
  Посмотрела в глазок.
  - Женщина с ребенком на руках. Твоя жена? Oткрою, а то дверь выломает. Оденься.
  Я успел одеть брюки, схватил пиджак и как в пошлом анекдоте, как подлый трус, как ничтожество, спрятался в шкафу.
  Жена влетела в спальню, распахнула дверь и стала изображать драку. Выхода не было – я схватил ее и выволок из квартиры. Отправил на такси домой с ребенком.
  Bернулся.
  Света открыла дверь. Ступор.
  - Ну, входи.
  Хорошо, что воскресенье.
  - И что делаем дальше, дорогой?
  - Девки плюйте в потолок – я вам Мишу приволок.
  - Я иду спать.
  - Я тоже.
  Hеслабое средство снять стресс. Такие оргазмы не обсуждается – попадите в ситуацию анекдота сначала. Спим до обеда.
  Звонок в дверь. Те же удары. He анекдот. Иду открывать. В квартиру вваливается жена с двумя детьми, моя мама и мой отец. Заходят. Подлый трус сбегает по ступенкам с пятого этажа и уезжает в соседний городишко к другу, где они пьют до вечера.
  B понедельник утром прямо на работу. Тишина. Звоню Слетлане.
  - Я. Ну, что там?
  - Ты напрасно свалил и оставил меня со своей бригадой. Кстати, родители у тебя то, что надо.
  - Чем закончилось все?
  - Oтец боится, что тебя уволят из органов.
  - А ты?
  - Обещала взять на содержание.
  ... С женой я разобрался, со Светой встречались, пока она не уехала в Израиль.
   Фестиваль
  В университете я был на позиции гения плюс ко мне хорошо относились ребята из Черновицкого УКГБ. Весной 1978 г всплыла моя кандидатура на Фестиваль молодежи и студентов в Гаване, на Кубе. Моим соперником была Наташа В., замужняя, президент университетского Интерклуба, лучшего в СССР- именно наш
  вуз принимал Всесоюзный фестиваль интерклубов. Наташу надо было убрать из списка. Она была эффектной брюнеткой, училась на физфаке и была кристально чистой. При такой красоте это было нереально. И она-таки прокололась.
  На пятом курсе иняза учился двухметровый волейболист Игорь. Парень ленивый, но симпатичный – проблем с девушками не было у человека. Тем более странно, что он, как оказалось, любил порнуху и давал читать желающим известные рассказы "Баня" и "Племянница", якобы сотворенные Л. Толстым и С. Есениным. Рассказы прошли и через мои руки, которыми я их переснял на пленочку аппарата "Зенит".
   Зачем я это сделал? Я спал с одной замужней студенткой, которой Наташа В. призналась, что изменяет мужу с Игорем, член которого устраивает ее гораздо больше. Все. Пакет с компрматериалом на сладкую парочку был готов и отправлен местным чекистом. Наташа пролетела. Игоря органы профилактировали.
   Увы, пролетел и ваш покорный слуга. Также на сексе.
   Появилась на первом курсе Марина. Весь студгородок сделал стойку, но она обожала "Битлз" и людей, которые играли "Битлз", то есть меня. У нее был парень и ко мне она приходила поздно ночью в подвальную комнатушку с аппаратурой нашей группы. Обожала анал. Дверь комнатушки была с наполовины застеклена, а само стекло я заклеил газетой, хотя Марина сразу предложила повесить плотные шторы.
   Кандидатуру мою на кубинский фестиваль утвердили, группа собиралась в Москве и в конце июля вылетала в Гавану. Были летние каникулы, общежитие пустовало и случайная встреча с Мариной в центре города закончилась в нашем любовном гнездышке. Все было хорошо, мы сладко спали, а в это время в общежитие приехала целая комиссия во главе с проректором решать вопросы ремонта. Начали они с осмотра подвала и... по закону подлости именно в этот момент отклеилась газета "Комсомольская правда", которой ограждала нас от посторонних взглядов... Я вдруг проснулся – интуиция – и увидел человек шесть, пялящихся не на меня, а на голую спящую Марину...
   Они молча ушли. Так же молча меня отрезали от Гаваны.. Не рой яму – говорят знающие люди. Женщине.
   Стресс
   Сразу после Нового года, в самые холода, прибыл агент из Германии якобы по бизнесу. Надо было почитать кое-что по его профилю и я оправился в библиотеку. Взял пару справочников, осмотрел зал – ага, вижу человека... Вот рядышком за столом и пристроимся.
  - Hе помешаю?
  - Нет, пожалуйста.
  - Спасибо.
  Она тоже взяла справочник. По социологии. Что я знаю о социологии? Если ничего, то это псевдонаука.
  - Вы социолог?
  - А вы?
  Вопросом на вопрос – за это надо бить справочником по башке. Но у нее идеальная башка.
  - Моя профессия – одиночество.
  - Вы не художник, судя по костюму и галстуку.
  - А кто я?
  - Администратор филармонии.
  - Хлебное место, но не мое. Неважно. Михаил. А вы не одиноки?
  - Одинока. Вероника. Составите компанию?
  Ого! Социолог-проститутка? Или с голодухи такая боец нарисовалась? Хотя... мой друг Косто из болгарской разведки, сидевший всю жизнь в Париже, печально утверждал, что далеко-далеко не каждая красивая женщина – шлюха.
  - С удовольствием.
  - Тогда пошли.
  А может, у нее гонорея или сифилис – мстит вем подряд? Рискнуть?
  Мы вышли на улицу. Дикий ветер, не Крым в августе. Нужна была хата, я выдал пару звонков из автомата – все занято. Был один вариант скользкий – явочная квартира с пенсионеркой-ветераном КПСС... А, черт, с ним!
  Она взяла меня под руку.
  - О чем вы мечаете?
  - Честно? Развестись. А вы?
  - Ребенка хочу. Вы любите детей?
  - Люблю.
  Это была правда, детей я обожал.
  - Это хорошо.
  Xочет трахнуться прямо на улице? Странно.
  Пришли на квартиру. Хозяйка поставила чайник, вытащила из духовки пирог и ушла к соседке. Согласно инструкции.
  Вероника села на диван. Я соорудил две чашки чая, водрузил их на блюдца и вернулся в комнату.
  - Держи чай, я подам пирог с малиной.
  Она взяла одну чашку правой рукой. Моя рука со второй чашкой повисла в воздухе.
  - Миша, поставь на стол, я не могу ее взять. У меня кисть... у меня ее нет.
  Шок. С другой стороны, как говорится, "А кто трахнет калеку, тому Бог добавит века". Пошло, а вдруг правда?
  - Я пойду, Миша, извини. Авария, мне в Канаде протез сделают, скоро еду.
  Так. Мое лицо меня подвелo, a она со своей бедой такие вещи очень замечает.
  - Вероника, меня это совершенно не волнует. Ты мне нравишься – почему я должен тебя терять? Что я сотворил?
  - Ничего. Удачи тебе.
  В другой ситуации я бы не отпустил женщину просто так, но тут все же совсем нестандарт. Она как-то удачно прятала левую руку, я не обратил особого внимания и... и... и что дальше? А главное – понравилась!
  Ушла. Несмотря ни на что, это было жестоко – она поставила меня в один ряд с остальными придурками, которые ее не поняли, не приняли, отвергли.
   Аэропорт
   Отпуск офицера КГБ очень зависит от того, удовлетворяет ли его в постели жена. Если нет, как в моем случае, он любым способом отправляется подальше от места службы и жетельства. Я ездил в Ялту. Путевки меня не интересовали, потому что только отдельная комната у частника дает полную свободу приводить кого угодно и когда угодно.
   Самолет в Симферополь прилетел неудачно, почти в полночь. Последний рейс копеечного троллейбуса в Ялту ушел за два часа до того. Брать такси и явиться в город в час ночи не было смысла. В общем, зал ожидания, пару пива и "Отель" Хейли полистать, освежить английский. Зал был почти забит, a устроиться хотелось возле какой-нибудь симпатяшки лет под тридцать.
   Есть! Маленькая, худенькая блондинка, которая также явно охотится, судя по взгляду, который скользил по спящим и жующим. И местечко рядом под меня.
  - Простите, можно?
  - Да.
  - Спасибо. Если вам неудобно, я могу постоять, не проблема.
  - Что вы, садитесь.
  - Благодарю.
  Она посмотрела мне в глаза, приглашая на танец. Разрешите?
  - Вы в Ялту?
  - Нет, в Феодосию, к сестре.
  - Тоже неплохо.
  - На неделю к сестре, а потом можно и в Ялту на неделю.
  C танцем поконченo. Разведена, сто процентов.
  - А я там буду недели три, пока не надоест. Но если случайно увижу вас, останусь на всю жизнь.
  - Все может быть под луной.
   Михаил. Светлана.
  - Приятно. Пива хотите?
  - Не очень. Хочу спать, если честно.
  - Я пойду и вы сможете прилечь.
  - Нет, сидите.
  Ясно. Тогда придется дублировать "Вокзал для двоих". Мучить куклу базаром и вышибать из нее время и место свидания – это угробить все.
  - Света, ложитесь, я же вижу, как вы устали.
  Я снял пиджак, сложил его и положил на колени.
  - Я лучше им укроюсь.
  Отлично.
  Она легла, согнув миниатюрные ножки. Положила голову мне на колени и укрылась пиджаком с головой. Ого! Что еще можно выдать, когда красивая женщина укладывает голову тебе на пах?
  Дальше – на автомате. Расстегнул пуговицы на брюках. Она стала делать миньет. Огромный зал, забитый людьми. Два часа ночи. Могли менты подойти и было бы весело. Но сама ситуация была адреналиновая и ни о чем мы оба не думали. Закончила. Поднялась.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 22
© 08.06.2018 Михаил Крыжановский
Свидетельство о публикации: izba-2018-2291882

Рубрика произведения: Проза -> Мемуары












1