Фестиваль -- Литературные герои и прототипы Тамбова



Тоже можно основываться на героях и прототипах моих произведений шедевров ! В виде сценок , мини спектаклей актеров молодежного театра . Или импровизированных фигур - кукол выставленных рядом с Тамбовской казначейшей на местном Арбате . Импровизация всякая возможна . Литературный праздник будет очень интересен всем … Самодеятельность приветствуется ! Например конкурс Валь - метресс или нулей разноцветных с лицами и ликами … Возможны графические изображения художников прототипов и героев . Или цветные картины русалок и рыбаков . Художественное изображение деяний и мистерий старинных божеств , тотемов , других мифических существ и иллюзий заблуждений из чистых крестьянских побуждений . Типа -- Чур не меня ! -- А Чур- то -- чудище в тумане или он коряга или пенек с отростками … Биеннале художников как на берегу Челнавского водохранилища , Челновой реки , так и в Галдыме да и Цны реки в Тамбове , будет по теме к месту и ко времени !

Сатира и фэнтези , но преобладает жизненная правда .

ПОЭМА

В ДИКОМ ПОЛЕ ЭХО ЗВОНЧЕ

Пролог

Сатира  и фэнтези , но преобладает жизненная правда .

ПОЭМА

В ДИКОМ ПОЛЕ ЭХО ЗВОНЧЕ

Пролог

Намойте золото стихов ,
В сиянье грез на рубеже .
И образ мира без грехов ,
Блиснет как чудо Фаберже !
Создайте строфы из мечты ,
Из всей духовной глубины .
И дали звездной высоты ,
Вам будут ясные видны .
Не исповедать путь творца ,
Но если выдохнул ты свет ,
То луч небесного гонца ,
Позолотит тебя в ответ .

1
Свитки грез

У Полякова Юры с неба
Звезда красот .
Он уплетает дольки хлеба
И мед из сот .
Редактор он Литературки ,
Словес Стрибог .
И в благозвучные фигурки ,
Он дул как мог .
Кого угодно он печатал ,
Но не меня .
И джинна счастья запечатал
В бутыль огня .
Пылает матрица улова
Вокруг раба .
Но у поэта из Тамбова
Своя судьба .
Кому - то снова развороты
Газетных крыл ,
А у меня в стихах фокстроты
Свинячьих рыл .
И вьюги свищут над полями ,
Февральских дней .
И лунный свет над тополями ,
Как сон о ней .
Пусть Юрий джинна запечатал
Навек всерьез .
Я с музой образы печатал
На свитках грез .

2
Дикое поле литературы

В Диком поле литературы ,
Можно дико кричать обо всем .
О кровавых вождях диктатуры ,
О причинах всего и при всем .
Можно петь белогривые бредни
И чернуху нести о святом ,
Потому что никто мы намедни
И сегодня во поле пустом .
Если Дикое поле как выгон ,
И для власти талант баламут ,
То покажут писателям фигу
И поэтам потертый хомут .
Мы свободны от властных законов ,
От заботы правителей всех .
В Диком поле подлунных затонов
Мы стяжаем вселенский успех .

3
В РОССИИ ЖИЗНЬ «УГРЮМ - РЕКА»

Взывает глас издалека:
В России жизнь – « Угрюм-река»
Потоки суетной воды,
Бушуют в омуте беды.
Пороги встречные не в счет,
По ним угрюм-вода течет.
Провалы русла не страшны,
Маршрут реки – судьба страны.
Кто в ярике? Держи весло !
Плыви вперед ветрам назло.
Ты Прохор Громов! Ты герой!
Найдешь богатства за горой.
Там золотая жила дней
И остров солнечный под ней.
Но Ибрагим, духовный брат
Там раскалит к тебе отврат
Ты жизнь Анфисы втопчешь в прах.
И прах развеешь на ветрах.
Телец Сибири золотой,
Кумир желанный,но пустой.
И буря в капище лихом
Всю душу вычернит грехом.
Туман вокруг « Угрюм-реки»
Сулит прилив сплошной тоски.
Очнись! И глас издалека
Воскликнет : « Жизнь !Любовь -река»

4
Литературные прииски Тамбовии

Статьи не делают погоды ,
На препутье у черты .
Литературные невзгоды ,
Из - за духовной пустоты .
Тамбовщина сегодня в туне ,
Литературных передряг .
Наседкин в призрачном салуне ,
Среди стареющих стиляг .
Сидит Седых неугомонный
Отбросив ржавый пистолет .
И Женя Писарев салонный
Рисует алый кабинет .
Молчат ковбой критиканы ,
Отговорили о своем .
И снова ржавые капканы
Пусты , где волчий окоем .
К салуну едет Семиперстов
С ватагой взвинченной братвы .
Заимку посетив и остров ,
Где истребили куль жратвы .
Вновь разгулялись бандюганы
Литературных небылиц .
У них червленые наганы
И кони с парой кобылиц .
В салуне ценятся певичка ,
Елена с темой заводной
И сводня Валя фанатичка ,
Тропинкой ходит проходной .
В салуне вровень с ветрогоном ,
Дельцы Алешин и Труба .
Напоят многих самогоном
И начинается пальба ...
Стреляют рьяно недотепы ,
В кого попало на ходу .
Бродяги , гопники и копы
Бузят у неба на виду .
Стрелки гордыни неуемной ,
Крутыми стали подшофе .
И графоман журнала стремный ,
Герой с берданкой в галифе .
А я ищу у речки жилу ,
Где золото червонных грез .
И трачу пламенную силу
На воспевание берез .
Недалеко Макаров ищет ,
И бьет Кудимова кайлом .
Бирюк теней буранных рыщет ,
Где светит Струкова челом .
Мы обретаем самородки ,
За свой талант на берегу .
И белый парус лунной лодки ,
Не гнется в бренную дугу.

5
Перепутье выбора

Степь родная у лесов ,
Широка округой ...
Двери я открыл засов
И пошел с подругой .
Впереди прекрасный вид ,
Позади все то же .
Каждый ближний индивид
Стал в стремленьях строже .
Вновь подруга хороша ,
Говорит о многом .
Но светла моя душа
И не спорит с Богом .
Вот налево поворот ,
Рядом критик в теме .
Озирает Коля рот ,
В зеркале и джеме .
Вот направо колея
И стоит у края ,
Толи падшая свинья ,
Толи светоч рая ?
Я иду и на виду
Выбегает Толя ...
Неужели рок в бреду
И с Трубой недоля ?
Вижу мечется казак ,
По горе плешивой .
В сапоге его резак
С рукояткой Шивой .
-- Я за правое ! -- кричит
И бежит налево ,
Где шалава верещит
Обнимая древо .
Разожгли грехи огонь ,
Полыхают дали ...
Но бежит крылатый конь ,
Где его не ждали .
Нет у путника узды ,
Нет травы чудесной .
Есть внимание звезды
И юдоли местной .
Пусть волчицей пронеслась
Злыдня , словно драма .
Вновь мечта моя спаслась
У святого храма .

6
Прекрасные

Читать хочу поэзию прекрасных ,
Богинь Тропинки в образе людей .
Чтоб поэтессы в строфах не напрасных
Встречали снова белых лебедей .
Пусть за оконцем снежные бураны ,
Марию окрыляют и влекут ...
Пусть Александру белые бараны ,
В стукачестве нигде не засекут .
Пусть Лене золотого не хватает
И с платиной Василь не достает .
Мещерякова бабочкой витает ,
И Анна Клещ синицей запоет .
Пусть пробежит Захарова газелью ,
По побережью заводи чудесь .
И вновь Серова голой карамелью ,
Поманит друга в Притамбовский лес .
Вот Шитикова бряцает кольчугой ,
Она за Русь готова на бои .
Назарова свистит заблудшей вьюгой ,
Следы сметая стылые свои .
Стань Челюбеева супротив Пересвета ,
Чтоб возлюбить вражину как себя .
Семенова в стихах Елизавета ,
Сразится с ним тростинки теребя .
Пишите о Тропинке ненаглядной ,
О Вале подарившей мастер - класс .
Перед толпой читателей всеядной
Вы рифмами украстье и баркас .

7
Рубли и талант

Прокричали " стихи за рубли ",
Прогундела Луневская Майка .
И уплыли мечты - корабли ,
Где кудлатая в пальмах Ямайка .
У причала стоят катера ,
Море пенится у волноломов .
Дев " Тропинка " манила вчера ,
Ныне в грезах Илюша Обломов .
Обленились до срока судьбы ,
Ничего не творят вдохновенно .
Только ветер земные столбы
Огибает в порывах мгновенно .
И гудят провода на ветру ,
Словно песню поют роковую :
Не стремятся поэты к костру ,
Чтоб Отчизну согреть вековую .
Без метрессы Тропинке каюк ,
Без таланта позер -- пустомеля.
Без колодца и фирменный люк ,
Как без печки ненужный Емеля .
Дар нельзя убивать пустотой
И печалью всегда неизбывной .
Строчкой искренней и добротой ,
Помоги своей Родине дивной !

8
Штабисты

Лежит газета местной прессы
И дождик хлещет по статьям .
Эх , смыл бы он следы метрессы
И отогнал ее к сватьям .
Меркуют пусть в своем Козлове ,
В Штабу Южфронта смутных дел .
И говорят на старой мове ,
Где к ним Петлюра охладел .
Перехлестнул дела Петлюра ,
До самых проклятых затей .
Пришлось подобием аллюра ,
Бежать кагалу от смертей .
Козлов спаситель для изгоев ,
Хоть на иврите говори .
Юваль Шакет и Трубагоев
Поют Нагилу до зари .
Готовит мацу пан Рашанский ,
Что б Маньку кралю угостить .
Еврей он ныне Россошанский ,
Стремится случку подсластить .
Смешалось все в домах Облонских ,
И в Ивановых кавардак .
Матильду видят у Поклонских
И Птушкина в цепях чердак .
Козловский Штаб без сантиментов
И Троцкий Лейба посещал .
Рубил узлы он элементов ,
Враждебных нови как вещал .
Былое в туне наваждений ,
Модерном кличут на кругу .
Штабисты вновь без снисхождений ,
О кознях круга ни гу - гу .
Гуляют с хреном по Козлову ,
Свободно Сара и Ренат .
Надев заморскую обнову ,
Любя Хазарский каганат .
Тоскливо в логове Тамбова ,
Поэту духом бытовать .
Вновь остается доке Слова ,
На Бога сердцем уповать .

9
Веселый кагал

Журнал Александръ в уютном Козлове
Придумали власти и сделали .
Акулу поэзии в щедром улове
Аршанский с Трубой разделали .
Таких рыбарей земля не знала ,
Казну всю потратить готовы .
Печатают вирши родного кагала
И тексты любимой жидовы .
Дорожкина барыня в редсовете ,
Превыше Васильевой Лары .
И Поляков за Слово в ответе
Рассказчиков местной табары .
Котькало фильтрует ужасные строки
В надежде найти золотинки .
Один Хуторянский в Козлоские соки
Сует то и дело тростинки .
У Колпакова заботы бывают
Похлеще муры редсовета .
У Замшева чувста добра убыают
И некому дать совета .
В Литературной газете проблемы ,
Все "Максимально" тяжелые .
А в Александре любые дилеммы
Решат снова гои веселые .

10
Переворот

Переворот случился скверный ,
Все встало задом на перед .
Кто был деляга беспримерный ,
Теперь стяжает дел черед .
Кто был негожим коммунистом ,
Теперь великий бизнесмен .
Кто был задрипанным артистом ,
Теперь известный шоумен .
Слыла приблудная поганкой ,
Теперь почетная в чести .
Но даже проданной Таганкой
Высоцкого не извести .
Есть у почетной ученица ,
Судьбой в елее и меду .
В руках огромная синица ,
Но бутафорская к стыду .
Ее хвалили все с пеленок
И восхваляют до сих пор .
Вот сорвала она опенок
И режет красный помидор .
Вот сгондобила Маша кашу
И описала кухню всю .
Вот стукачом признала Сашу ,
Послав в помойку к карасю .
Ей Бог вручил детей чудесных ,
Как неба светлые дары !
Она же злыдню среди местных ,
Возносит выше мошкары .
Отвергла гордая поэта ,
Изгадила весь юбилей .
В журнале местного квартета ,
Перехвалила свой елей .
А если б горя не случилось
И в " святцах " был СССР ,
Почетная вождю б молилась,
В кругу изысканных манер.
Читала б Маша комсомолка ,
Об атеистах звонкий стих .
И красная ее футболка
Была бы ярче среди них .
Гнала бы Машенька с метрессой ,
От храма юных прихожан .
Слыла бы Маша поэтессой ,
Как лучшая из горожан !

11
Таинство просторов

Они умеют бить баклуши ,
Интриги мерзкие плести .
И мне поэту из Криуши ,
Их на бобах не развести .
Да и зачем мне передряги ,
Поместных мелких величин ?
Они как цнинские коряги ,
Похожи в лихости личин .
Все изгибаются в порывах ,
Расти с незримою бедой .
И нависают на обрывах
Над речкой с трепетной водой .
Я перелив в строфе рассветной
И всплеск сияющей волны .
Зачем мне в подлости бесцветной
Быть виноватым без вины ?
Пусть кривотолки щелкоперов
Плетут узоры маяты ...
Люблю я таинство просторов
И светлой Родины цветы .

12
Вояж Николая Наседкина

В январе по Коммунальной
Едет Николай ...
Видно к радости авральной ,
Под собачий лай .
За проезжим мчится стая:
Сук и всяких псов .
На педали нажимая ,
Быстрый без усов .
Вот облезлая укусит ,
Вот клыкастый с ней .
Коля едет и не трусит ,
Стая без теней .
Год собаки желтошкурой ,
Проникает в кровь .
Казначейшу толстой дурой ,
Обозвал он вновь .
Сказка прежняя закрыта ,
Нет в кафе людей .
Пиковая карта бита ,
С криком лебедей .
За писателем картины ,
Дней былых летят .
Брюки вьются без штанины ,
С облаком опят .
Фаллос в Леночке Василий
Из резины шик !
И глотает без усилий ,
Дымка стремный пшик .
И романов сладкой пеной
Рвется подурить ...
От люпфи с крылатой Леной ,
Можно воспарить .
Вот старуха мечет кости ,
Прямо на лету .
И вкатился нОль без трости
Сходу в пустоту .
Вот плюются чистоплюи
На собачий путь .
И бомонд в житейской суе
Забывает суть .
Велик с пробочной монистой ,
Стая - финт грехов .
Николай с судьбой нечистой ,
Тема для стихов .

13
Мордор Хвалешина

Хвалешин сидит на коне.
Вождем упырей Галдыма
И веет в родной стороне.
Гнилое исчадие дыма .
Газета в руке кривой.
И в теле душа кривая .
Качает дурной головой ,
Клыкастую пасть разевая .
-- Вперед упыри , вперед !
На штурм вурдалаки снова ,
Настал теневой черед ,
Талантов унизить Тамбова .
Устои времен покривим ,
Поставим все кверху низом .
И каждый творец - херувим ,
Накроется медным сюрпризом .
Фуршет станет пиром всего ,
Кумиром толпы и Парнасом .
Вперед упыри моего ,
Незримого беса с гласом ! --
В Тамбове витает мура ,
Летят хохотушки куры ...
Хвалешин берет на ура ,
С ватагой хоромы культуры .

14
Чердак блуждающих теней

Ты чужой на празднике под крышей ,
Ты никто для них на чердаке .
Смотришься ты затемненной нишей ,
У музея в дальнем закутке .
Дымка вновь лукавое читает ,
Шитикова Гете славит вслух .
И метресса счастье обретает ,
Разгромив изгоев в тленья пух .
Голосит "Эгрего" несуразность ,
Дымка сочинила в попыхах .
Ты любую презираешь праздность ,
В жизни и бессмысленных стихах .
Ты чужой для " Сборища 4 ",
Для Поповой , Чайкиной и Край .
Ты чужой в их иллюзорном мире ,
Адом увидав чердачный рай .
Кучерявый что - то напевает ,
Кочуков о чем - то говорит .
А твоя душа переживает ,
Что нигде шедевры не творит .
И Андрей Валяльщиков валяет
Дурака на шумном чердаке .
И Денис Козловский размышляет
Как тревожно псу на поводке .
Вот Андрей Кружнов не унывает ,
Лицемеря всюду как актер .
Он своих коллег изображает ,
Словно по гримеркам визитер .
"Пушкинский чердак " тоску наводит ,
На тебя Печорин наших дней .
Смыслы и мечты твои уводит ,
В круговерть блуждающих теней .

15
Короли баттлов

Метель в Тамбове хуже воя ,
волчиц и призрачных волков .
Елена привезла Ес Соя
читать стихи для чудаков .
Блондин поэт аля Есенин ,
с наколками на всех перстах.
Руками машет словно Ленин ,
с Арманд красоткой на устах .
Мечта встревожила Ес Соя :
-- Кого целую вижу вас .
Елен гетер ласкаю стоя ,
с Арманд галантый ловелас .
Ты нота чистая в субботу ,
а в воскресенье ты прибой --
Творил Ес Соя строф заботу ,
под лампой светло - голубой .
-- Я из Одессы как и Буба ,
Касторский , яростный плясун .
Я из неведомого клуба ,
певец сопрано и басун --
Но пиво пенилось нещадно
и в Клубе 4 на столах .
Вновь Маяковский беспощадно ,
читал стишата о козлах .
Был Маяковским он двадцатым ,
в Тамбове нынешних времен .
Стихи в рублях сулил богатым ,
с набором пламенных имен .
У Алексея дух саксонца ,
бороться ради приза айн !
Ес Соя с духом каталонца ,
объяли вновь десятки тайн .
Двух гениев дуплетом сразу ,
явило чудо во плоти .
Стихи приблизили к экстазу ,
чтоб лайки выловить в сети .

Эпилог

Эгоистов как собак
Развелось повсюду .
Но заглядывать в кабак
Из - за них не буду .
Держат марку и фасон
Напускные снова .
Каждый де Люка Бессон ,
Или Казанова .
Каждая мадам Цветов
Или Гвиневера .
Я же всюду без понтов
Лишь поэт Валера .
По амвонам мельтешат ,
Бьют в набаты славы .
И фальшивые грешат
Ради лжи - забавы .
Слово правды не пустяк
И стихи не блесны.
Журавлей высок косяк ,
Где прекрасны весны .

НОВАЯ ПОЭМА

ВОКРУГ ДА ОКОЛО

Пролог

За столом у писателя в доме,
Говорили о каждом Содоме,
Пили водку , читали стихи,
И чтецам не мешали верхи.
Жизнь просеяла творчества ситом,
Всех , кто грезил о дне знаменитом.
Щедрый день не нагрянул с дарами,
Грянул век с роковыми ветрами.
Терпят вновь одиночества страхи,
Волки дел и поэзии птахи.
Тесно в кузове автомобиля,
Для духовных друзей де Тревиля.
Шпаги выбора и вдохновенья,
Обнажают порывов мгновенья.
Выбирает творец не обузу,
А поэзии светлую музу!
Выбирает продажный сказитель,
Безобразных пороков обитель.
Лишь невежа оценщик всему :
Все до лампочки в мире ему .

Часть 1

Молчание критиков

Мелькают образы бездушные людей,
Приличьем стянутые маски.
М. Ю. Лермонтов

Где ты редактор Валерий?!
Где твой соратник Писарев?!
Критики хлипкие двери,
Вышибли новые писари.
Выбили походя «каины»,
Створки червонной словесности ,
Дщери огульной окраины,
Пишут за гранью погрешности.
Бред полусивой кобылы,
Эхом до неба возносится … ,
Критики острые вилы,
Доками напрочь не носятся .
Вот и писатель Макаров,
Прописью грешное сделал --
Славил букет «солнцедаров» ,
Критику пеной уделал.
Вылечил правды чесотку,
Плюнув в гнездо графоманов
И отрицает он сходку,
С музами возле каштанов.
Вот и Марина Вадимова,
Стала посадницей грозной,
Края не видит родимого,
В жизни газеты бесслезной.
Бродят повсюду Хвалешины,
С масками мудрых Платонов,
Души у них перекошены,
Как у расстриг – бесогонов.
Пишут сыны демократии,
О неизбывности лести.
Вводят другие понятия,
О непреложности чести.
Пишут вовсю либералы,
Пишут везде колумнисты,
Текстов шальные кораллы,
Необъяснимо ветвисты...
Коля Барсеткин измаялся,
Ближние – клоуны рыжие !
Он бы заблудший покаялся..,
Бесы мешают бесстыжие .
Цели романщиков в моде,
Верстки – словесные версты …
Драйва курки на взводе,
Если стрелки Селиверсты.
Дать бы мерила Прокруста,
Судьям базарного мира,
Свалятся в ценах: капуста,
Горе –- стихи и сатира .
Критики! Где Вы сердешные?!
Где Ваша воля и слава?
Ждут Вас романы потешные,
Стопками слева и справа.

Часть 2

Графоманки

Возопив о пользе манки,
Пишут скопом графоманки:
О любви зари с пыреем,
Перепутав ямб с хореем.
Пишут феи экзальтаций,
О премудрости мутаций.
Якобы явилось чудо,
Из гнезда Большого–юдо!
Возбудило женщин разом,
Чудище шальным экстазом!
Пишут «избранные клуни»,
Мутату от «тети Дуни».
Пишут черным по бумаге,
О судьбине – колымаге.
Пишут разное о многом
И случают таксу с догом.
Тексты – суржики густы,
Как ивовые кусты ...
Став в полетах Маргаритой,
Хочет Груня быть Лолитой,
Но страстям мешает имя,
Да и бюст похож на вымя.
Графоманки варят пиво,
В темах флирта не красиво,
Но красиво голосят,
О жарком из поросят.
Брызжет женская отвага,
Как помешанная брага.
Суть вердикта вне Суда:
Не стихи -- одна бурда!
Нету Спаса от беды --
От сплошной белиберды .
Графоманки ! Ваше дело
И в тусовках перебдело !
Критики ! С рази -- мечом,
Покажите -- что по чем !

Часть 3

Подмена

От вольных цитат Ремарка ,
Не холодно мне и не жарко !
От жизни в Тамбове радостно ,
Когда на душе не гадостно .
Никола , Олег и Валя
Разносят здесь чаши "грааля" .
Но в чашах иллюзий яды ,
Вздымаются пуншем услады .
Любая торговка рынка ,
Для трио -- в сетях сардинка .
Любой литератор -- дока ,
Для бестий -- субъект порока .
Отведали птицы капли
И , жабами стали цапли .
Отведала струйку спама
И , воет волчицей дама .
Профессор напился с гаком
И , мечется жутким хряком .
Так блещет приманка гнилая ,
Что своры исходят от лая !
Товарка с грехами бессчетными ,
Любовников видит животными .
Смурной тамада литжурнала ,
Надыбал в себе комиссара
И липовой плетью позера ,
Нещадно казнит краснопера .
И пчел изгоняет из гаев ,
Безрогий олень Распрягаев .
Но пчелам роиться не лень ,
Где мается дурью олень .
Блуждает матерый Влачихин ,
По дому базарной купчихи ,
Взывая : -- Я святый герой ,
Восставший Никола Второй !--
Пришел Анатолий Труба
И крикнул : -- В законе татьба !
А я представитель закона ,
В котором за бога мамона --
Заумник аукает снова ,
В фуршетном капкане Тамбова .
Но он не поэт совершенный ,
Он саунд - позер оглашенный .
Явился крутой Мещеряк
И меченых взял на " хоряк ".
Несет ахинею о том ,
Что ценность в патроне пустом .
Хвалешин дельца ублажил ,
Башку всю дурманом вскружил .
Кричит : -- Мойдодырова с нами !
В Трубу бы отходов цунами ! --
Кого соблазнила триада ,
Тот гибнет от сладкого яда .
От закиси чертополоха ,
Мудрец превращается в лоха .
От капли одной мандрагоры ,
К порхающей " движутся горы ".
Горланит вовсю Мельпомена :
В почете лихая подмена !
Меняйся в шальную сторону ,
Шутя уподобься ворону !
Меняйтесь пока есть чаши ,
Где души останутся ваши --
К чему маскарад -- биеннале ?!--
К графе в смехотворном журнале .
... И пьет вдохновенный вития ,
Отраву трехглавого змия !

Часть 4

Л и х о д е и

Фирма – «Местный Лохотрон» --
Коля , дроля и Яга!
Возбудила слухов звон ,
Подпалив игры стога .
Завела обман – юлу ,
Раскрутив посылов рой …
И пошли друзья к столу ,
Пир закатывать горой !
Мутит темы круговерть ,
Брызжет искрами идей
И судьбы земная твердь ,
Стала зыбью для людей .
Побежал народ играть ,
Ставки делать сгоряча --
До огарочка сгорать ,
Будет радости свеча !
Подфартило всем зеро :
Мудрым , средним , дуракам .
Все пролетное старо
И приложное к векам .
Прогорел порочный пыл ,
Игроков подставы всей .
Жизнь пускается в распыл ,
В круге ветреных затей .
На табло одни нули --
Знаки истинных расплат .
Как таперов не хули --
Сам ты жизни "Герострат" !
Но и «Местный Лохотрон»,
Обломал грехов рога .
На обломки , как на трон ,
Села бабушка – Яга !

Часть 5

Дымовая завеса

Девы - недотроги -- мастера мудрить,
Рвутся у дороги к храму покурить .
Институт культуры – культа институт ,
Всякие профуры , греховодят тут .
Праздная дорожка потому крива --
К лиху бабка – ежка навела слова .
В жизни бесшабашной , обрела почет
И с душой пустяшной к нечисти влечет .
Падших соблазняет лаять на луну ,
Хлюпикам вменяет совести вину .
Воспарив с метлою , ошалев совсем ,
Летом и зимою угрожает всем .
Вся насквозь порочна и умом дурна ,
До рассвета склочна , лжива до темна .
Как с трухой мокруху , наметет стихи ,
Хоть в огонь старуху -- воспоет грехи !
Дымовой завесой застится мура ,
Закуток с метрессой -- черная дыра !

Часть 6

Озорной гуляка

Он выпустил романы -- пули :
"Люпофь","Гуд бай" и "Робертс Джули"!
Все угодили в молоко ,
Забрызгав юбки и трико .
Ах - ах !Какой конфуз пролетный ,
Какой писатель мимолетный !
Певец заплеванного дна ,
Влагал патроны с бодуна .
Но ярость в выстрелы ввергая ,
Душа стрелка была нагая .
Витала в замыслах хандра ,
На грани жизни и одра .
Ружьишко -- мелкая латунка ,
Дешевка -- гольная виргунка .
Дает осечку вмиг легко ,
Когда все цели высоко .
Стреляй с пыжом и без пыжа ,
Сразишь лишь чучело ежа .
Охотник - писарь так палил ,
Что жажду секса утолил !
Хмельная чушь металась рядом :
То в рубище , то с голым задом .
Хотелось быть Николой Тесла ,
Что б воспарять в районе кресла .
Потом над всеми воссиять
И жить в Баранове на Ять!
Но каждый раз мечта Героя ,
Влетала в пламень геморроя ,
Сгорала вспыхнув на лету ,
Вобрав в себя всю мутату .
Герои книг мозгами слАбы
И героини -- дуры -- бабы!
Один лишь мачо сексапильный -
Семипарсеков -- Семимильный!

Часть 7

Ужасный тип -- Никола Каин

Похож он в профиль на тунгуса ,
В анфас похож на Яна Гуса !
С очками -- Гиммлер живодер ,
С бородкой -- уличный фразер .
По факту жизни , ни де юре ,
Он правнук -- Бени Никамурэ .
Тунгус -- фразер настолько гадок ,
До самых низменных догадок .
Продаст любого за гроши ,
И вы тряситесь торгаши !
И вы надменные потомки ,
Стелите маты из соломки .
Когда он кинет в вас ухваты ,
Вы скопом падайте на маты !
Нужна ему везде проруха
И с винным запахом порнуха .
Он добролюбов видит в страхе ,
Исхлестанных плетьми на плахе .
Стер в порошок бы не лгунов ,
Как буйно -- честных болтунов .
Готов к безумию взывать --
Душой по волчьи завывать !
Откуда он? С каких окраин ,
Певец грехов -- Никола Каин ?!

Часть 8

Истина вблизи!

Когда исконный домовой ,
Трясет кудлатой головой ,
Аркадий в диспутах с сестрой
Ругает либеральный строй.
Клеймит чиновников на раз ,
За "вавилон" торговых хаз .
Бранит безбожно ловкачей ,
За мреть бессмысленных речей.
За круговерть продажных дел ,
За весь базарный беспредел .
Он рубит спорные узлы
Речевкой : Властвуют козлы !
Бросать каменья он готов ,
В холеных бизнеса котов !
Но сам Аркадий просмотрел ,
Как бес в дружке его взопрел !
Как напускной монах в миру ,
Затеял с нечистью игру .
Одним сулит грозу беды ,
Другим готов лизать зады .
- Ах , как прекрасен друг Евгений ,
Как самый лучший в мире гений ! -
И славит тех , кто на слуху ,
Кто должность держит на верху .
Но тут же травит жизнь Поэта
Хулой , с поветрием навета ...
Поклонник гибельных стихий --
То хлыщ в стремлениях , то змий .
Так безобразник многолик ,
Как сонмы оперных калик .
Вершит столпы своих причуд ,
Забыв , что есть Небесный Суд !
Окстись Аркадий ! Твой друган ,
Давно отпетый хулиган !
Ходить бы грешнику к попу ,
Но выбрал волчью он тропу .
Вот если добрый он мудрец ?!
Тогда я ,-- сволоч и подлец !
Когда - то ты телят стерег
И свет любви в душе берег .
О жизни искренне писал
И с верой духом воскресал !
Твой прадед -- Бондарский Макар ,
Летать стремился , как Икар .
Ты жаждал пламенный полет ,
Разлив шампанское на лед .
Творил судьбу и вытворял ,
В фонтаны пфенинги швырял .
Теперь c крестом не пропади
И зверя в друге осади .
Сестра твоя в другом дому
Взывает к Богу одному .
А в ветхом доме домовой ,
Сидит в лохмотьях чуть живой .
И книги маяться в пыли ,
С печалью Матушки -- земли .
Пусть суета клубиться днесь --
Светлей звезды родная весь !

Часть 9

Который час ? Спроси сам у себя

Я , верю прав Христос ! -- Но не Иуда .
И ты не прав -- блуждающий зануда !
Вблизи таких Молчалиных - Хвалешиных ,
Нет умников обманом не подкошенных .
Ты предал друга ради вожделений
И осмеял , без всяких сожалений .
Когда наступишь на расплаты ветку ,
Страх распахнет невидимую клетку .
И сад камней появится в округе ,
Где твой двойник глаголит на досуге .
Он говорит : о юности ранимой ,
О журавлях летящих над долиной ,
О девочке , похожей на весну ,
О счастье озаряющем страну .
Спроси - Который час ? - Сам у себя ,
Не отвергая юность , не гнобя .
Вопрос себе -- не детская забава ,
Когда судьба -- пропащая любава .
Быть может час еще не роковой
И ворон не завис над головой .
И милая молочница с кувшином ,
Блистает под небесным балдахином .
И вечеря с осой неугомонной ,
Не оглушает ложью пустозвонной .
И ветер врачеватель -- бесогон ,
Устроит бесам гибельный разгон .
Прощальным криком таинство степей ,
В терзаниях нарушить не посмей !
Росу узри на камне у дорог ,
Как суеты расплесканный итог .
Отринь греха пылающее жало ,
Что б истине ничто не угрожало .
Ты ощутишь озноб необъяснимый ,
Как мальчик светлоглазый и ранимый .
Не полыхали вишни -- как поведал ,
Но полыхали судьбы , что ты предал .
Вино и хлеб отведай бытия ,
Что б стать не опаскудилась твоя .
Нить паутины свяжет двойников ,
Для жизни , без неверия оков .
Нетленна мысль о светлом покаянье ,
Важней , чем о пустынном предстоянье .

Часть 10

Служба профессора Неустроева

Он служил без неистовой веры ,
Как продажных страстей кавалеры .
Подражая тщеславным службистам ,
Он подходы искал к "Монте - Кристам ".
Но фатальных торгов богатеи ,
Отвергали писаки затеи .
Были старты интриг и финалы ,
Были серых времен кардиналы .
Были: шпаги , подвески , романы ,
Проза жизни и ближних обманы .
Продавался не раз , покупался не раз ,
Ради женских немыслимых глаз .
Литератор прилесного края ,
Слыл Петрухой печатного рая !
Ту печатал , кто лезла в глаза ,
Как в животном экстазе коза .
Продавался не раз , покупался не раз ,
Ради многих немыслимых глаз .
Колобродил профессор пороков ,
В адюльтерах без всяких зароков .
И в журнале пиарил себя ,
Где служил , свое имя любя .
Дослужился до -- флебэктомии !
И соблазнов отпрянули змии .
Много мутной воды потекло ... ,
В яр , куда заплутавших влекло ,
Забирая с распутной дорожки --
Греховодные "рожки" да "ножки" .
Но в кругу у разбитых корыт ,
Светлый ангел заплакал навзрыд !
Часть 11

Воображение и талант

Когда мы фальши яму роем ,
Талант любить , слывет изгоем .
Когда мечты шлифуем брошь ,
Талант на бруствере -- Гаврош !
Не ради пассов шалуна ,
Но ради смелости сполна .
Когда в цене мораль удава ,
Талант скитается без права ,
Снедая данности муру ,
В своем отверженном миру .
Не факт,что фраер крикнет Бене :
Талант не ботает по фене !
Природа гвалтом птичьих стай ,
Твердит таланту : Возрастай !
И Муза радость возвестила :
Талант -- мелодия Светила !
Всмотрись в художника холсты -
Таланта замыслы чисты .
Вчитайся в исповедь Поэта --
Жизнь окрыляет лучик света!
Лишь в небесах воображений ,
Талант парит без возражений ,
Расправив крылья широко ,
Орлом летает высоко ...
Талант и в Африке Талант !
Когда творец не коммерсант .
Смущяет заповедь в три слова :
Талант -- не дойная корова !

Эпилог

Мало Моцартов во всем,
Мельтешат везде Сальери …
Говорят: Страну спасем,
От тоски в своей манере!

Яд тусовок времЕнных,
Разливают щедрым налом
И в поветриях дурных,
Машут блефа опахалом.

Кто в амбициях велик,
Правит балом беспредела.
Друг Сальери многолик,
С Моцарт любого дела.

Для талантов злобный смех
И презрительные взгляды .
Для шутов пиар – потех :
Деньги , слава и награды .

Нет искусства в суете,
Только к торжищам порывы.
Не созреют в пустоте,
Колоски духовной нивы.

Предварю свои стихи мудрыми философскими строками М . Ю. Лермонтова

А . О . Смирновой
....................................................
....................................................
" Все это было бы смешно ,
Когда бы не было так грустно ..."

Поэма

Игрок и Тамбовская назначейша

Пролог

Тамбов на карте генеральной ,
Означен трепетным кружком .
Теперь он город не опальный
С картошкой , волком , творожком .
Ночами улицы прямые
Сияют сонмом фонарей ...
И полицейские -- немые ,
Когда наткнуться на зверей .
Авторитетам не прикажешь ,
Они прикажут хоть кому .
Людей в законе не накажешь --
Бомжу вину всю , одному !
Острог теперь в ужасном виде ,
Тюрьмой назвали сгоряча .
Дианы будут не в обиде ,
На казначея , не рвача .
При них подумать можно худо ,
Они не душеньки в чепцах .
Но прежде выстави им чудо ,
Купюры с цифрами в венцах .
Вот чести мало отдающих
И совесть светлая в чести .
Среди в пустынях вопиющих ,
Я разговор стремлюсь вести .

Никола игрок

Часть 1

Никола - " туз " надел картуз
И наваждений принял груз .
Пошел бессмысленно в салон ,
Порочных вольностей " Тулон ".
Вчера назвался Май - Маевским ,
Сегодня -- страстным Достоевским !
Хотел Никола на миру ,
Играть в обычную буру .
Потом отметиться в очко ,
Попив Ред Булла " молочко ".
И стал играть до исступленья ,
Душой болея без сомненья .
В горячке страсти даму крести ,
Побил без совести и чести ,
Когда играя в " дурака " ,
В себя поверил чудака .
Ох , колгота и е - ма - е ,
Болезнь души взяла свое !
Никола ставил на зеро ,
Счета и в золоте перо .
Важнее светлого ума ,
В руках иллюзии сума .
У миража фуршетных брызг ,
Все проиграл Никола вдрызг !

Тамбовская назначейша

Часть 2

Когда грачи поднимут грай ,
Ты Коля Валю проиграй !
Хоть казначею , хоть кому ,
Чтоб отвезти ее к нему .
Пусть сочиняет при дворе ,
О новых фантиках в ведре .
О прежних фокусах в судьбе ,
О том , кем виделась себе .
Враги ссылались на закон ,
Друзья поставили на кон .
Судить назначили стихи ,
А Валя сроду от сохи .
Несла двуличное свое ,
Но все награды у нее .
Царила баба широко ,
Жилось талантам нелегко .
Везде она , всегда она ,
С указкой культа из рожна .
Бездарных ввысь , творцам отлуп ,
Кто возразит -- ходячий труп .
В кругу порук улыбкой гейша ,
Властями Валя назначейша .
Как даму пик , продуй в игре ,
Пусть Валя царствует в дыре .
Была богатой назначейшей ,
А станет скромной казначейшей .
Когда поймет -- судьба ничто ,
В глубинке взмолиться : " За что ?!"
Простит гонимых за слова
И разожжет в печи дрова .

Истина была не рядом

Часть 3

Сидел Никола за столом
И ел селедочку залом .
Глотал спиртное торопясь ,
За шкаф старинный наклонясь.
Возникла надпись на стене:
" Ищите истину в вине ! "
Вошел поэт , дружок Николы ,
Немолодой учитель школы .
-- Валерий выпей за успех ,
Ты атаман - поэт для всех ! --
Взглянув на Колю - таракана ,
Валерий выпил из стакана .
Конфетой сладкой закусил
И снедь в соку не попросил .
Металась трепетная муза ,
По помещенью писсоюза ...
Шел откровенный разговор :
Кто графоман -- значенья вор ?!
Вошел дородный новый член ,
В пальто из драпа до колен .
Видать его Парнас влечет ,
Сказал : " Поставьте на учет ".
Вошел лукавый член союза ,
И светлая исчезла муза .
Сказал : " Увольте , ухожу ,
Учетом сих не дорожу ".
Никола членов председатель
Сказал : "Рассудит нас Создатель"
Но сам подручных рассудил ,
Всех увлеченно осудил .
Один с учета снят до срока ,
Другой изгой "по воле" рока ,
А третьему ни в масть учет ,
Стихи пройдохи не в зачет .
Такой вот Коля командир ,
Одним палач , другим кумир .
Коллег , с кем искренне дружил ,
Он предал или заложил .
-- Каюк творцам , писучим лохам ! --
И фору дал пустым " Солохам ".
Сгребал шутя девИц руками ,
В Союз шальными косяками .
Нагреб немыслимый косяк ,
Как тару с блестками босяк .
Витал в сюжетах без сандалий ,
А стал Хомой , под бабой Валей.
Нет музы неба , будет музой
Гетера ветреная с " лузой ".
Елена -- крошка хоть куда ,
Предложит " Васю ", скажет :"Да!"
И так , и сяк ее любил ,
Развратной девке подсобил .
Потом в романах не вдвоем ,
Писали страстно о своем .
Давно мы вместе не сидим ,
Развал нагрянул на кильдим .
Нет истины в хмельном вине ,
Нет в бабе , в позе "на коне".
Нет в строчках пошлых и срамных ,
Нет истины в делах дурных .
Вот Коля вычленил не тех ,
И славил в капище потех .
Приехал честный корифей ,
И приземлил бездарных " фей ".
За пир неизбранных землян ,
Ты заплати душой Колян !
За гон талантов во плоти ,
Ты всей судьбою заплати !
Не осененных славить грех ,
В покрове счастья жди прорех .
Суди других , иных ряди ,
С небесной истиной в груди .
Но если ты обманщик сам ?
Ты век не нужен небесам .
Не был бы Коля чудаком ,
Все восседали бы рядком .

Признание в содеянном

Часть 4

Есть еще книги правдивые ,
В весях чужих и своих ...
Мечутся псы шелудивые ,
Часто в кошмарах моих .
Воют они безобразные ,
Ночью стращая меня .
Буд - то в романы бессвязные ,
Вклинилось пламя огня .
Ложь откровенно галимая ,
Спутана с правдой причин .
Пассия прежде любимая ,
Спит с батальоном мужчин .
И обзывает бесстыжая ,
Сленгом дурных мужиков :
" Коля ! Я баба не рыжая ,
Сам ты в очках Смердяков ! "
В тему развратные женщины ,
В грешных строках хороши ...
Ради старухи процентщицы ,
Продал я честь за гроши !
Шанс заарканил в " Баранове ",
В логове местных волков --
Шубы сюжетные драные ,
Шить для толпы чудаков .
Шил из лохмотьев подмоченных
И зипуны , и польто ...
Только для чувств озабоченных ,
Было все это не то !
Я же по духу Раскольников ,
С творчеством щедрым дружил !
Что же купчихе позорников ,
Душу сдурма заложил ?!

Пентограммы на песке

Часть 5

Он не стал алкашом непроглядным ,
Был кодирован докой врачом .
И старуха броском беспощадным ,
Пронизала витию мечом .
Он наполнился духом убогим ,
Цвета черной подземной смолы .
Помогала лукавая многим ,
Пропадать в миражах кабалы .
В миражах отражалась реальность ,
Как безумная часть бытия .
Он влюбился в свою гениальность ,
От других ничего не тая .
Он чертил на песке пентограммы ,
Восхищаясь орлиным крылом .
И витали влюбленные дамы ,
Приближаясь к нему огулом .
Умиляясь погибельной плахе ,
Он вопил : " Я велик на века ! "
А старуха в багряной рубахе ,
Била плетью вовсю дурака .

Эпилог

Ни быль , ни сказку я поведал ,
О кознях жизни рассказал .
Что творческой судьбой изведал ,
В поэме сам пересказал .
Мои герои не в загоне ,
Они в почете у властей .
Теперь при рыночной мамоне ,
Шукают ценность новостей .
Им мало прежних приключений
И мало ношенных наград ...
Они " превыше " всех значений ,
" Превыше " правды и шарад .

Портрет метрессы
***
Потомок Дориана Грея
Приехал "дервишем" в Тамбов
И говорить ни с кем не смея ,
Страдал от прикуса зубов .
С собой мольберт и красок кипа ,
А денег на смех петухам .
Нет драгоценностей и Джипа ,
Но рвется к красочным стихам .
Прознал , что дама есть в Тамбове ,
Стихи творит десятки лет .
Сказал он воронам : -- Панове ,
Я напишу ее портрет ! --
Узнал ее координаты ,
Пришел и душу ей открыл .
-- Вас нарисую и пенаты ,
А рядом ангел белокрыл ! -
Она свои вручила книги
И стал он трепетно читать .
Стихи не феи , а барыги ,
На сердце лягут , будешь тать .
Все лживо , все не от таланта ,
По случаю к очам властей .
И Дориан играя франта ,
Сказа : -- Прекрасному О,Кей! --
К музею ближе на " Арбате " ,
Тамбовских малых величин ,
Портрет писал он на закате ,
С оттенком множества личин .
Метресса важная балдела
И воспаряла всей судьбой .
Но вдруг до точки похудела
И стала дымкой голубой .
А Дориан портрет замазал ,
Какой - то жуткой чернотой .
Сказал по русски , не промазал ,
И плюнул в пропасть под пятой .
-- Стихи писать ты не умела ,
Творила вирши о пустом .
Но получать награды смела ,
В краю для жизни золотом .
Останься кляксой на портрете ,
Не пребывай , не мельтеши .
А я найду на бренном свете ,
Свет - поэтессу для души ! --

ПОЭМА

ИЗМЕНЧИВАЯ СУТЬ
(с элементами сатиры и фэнтези)

Пролог

Чувство светлое снова не ложно ,
Я поклонник кувшинок реки .
Бремя всякое сбросить не сложно
И свободно поплыть без тоски .
Будто книги страницы листают
Тени прошлого в тишине .
Вот и лилии рядом блистают ,
На широкой , привольной волне .
Эльдорадо - загадочный остров ,
Под звездою мечты золотой .
Вижу мачты немыслимый остов ,
С алым парусом бриг не пустой .
А на бриге я юный и смелый ,
Всех люблю без причин бытовых .
Добрый парень , радушный , умелый ,
И желаю ценить таковых .
Я плыву по реке озарений ,
Ветер встречный не пахнет грозой .
Я освечен лучом откровений
И сияет надежда слезой .
Может это мираж и картинка
Из иллюзий , фантазий души ?
А в руке лишь сырая тростинка
И слегка шелестят камыши .

Часть 1

Небесное перо

Уронила перо свое птица
На траву у тревожной стези .
И узрел я счастливые лица ,
С миролюбием общим в связи .
Я перо дорогое погладил
И подумал о прежних творцах :
Пушкин с музами вышними ладил ,
Гоголь с тройками в бубенцах.
Перья птиц окунали в чернила
И писали шедевры легко ...
Жизнь менялась и всех изменила ,
Стали делать сухим молоко .
Стали делать высокие краны ,
Корабли с орбитальным крылом .
Только блеют как прежде бараны ,
Когда топчут загон огулом .
Нажимаем на кнопки приставок ,
Чтоб узреть мониторов зеро .
Но важнее немыслимых ставок :
Гладь бумаги , талант и перо .

Часть 2

Стезя предков

Не тупик , а развилка дороги
Камня нет указующих строк .
Мне туда , где степные отроги
И за речкой сосновый лесок .
Мне туда , где плакучие ивы ,
Отражаются в тихой воде .
Мне туда , где просторы красивы
И легко , как не будет нигде .
Луг низинный не встретил бурьяном ,
Встретил трепетной , нежной травой .
Я иду и дышу дурнопьяном ,
Как когда - то мой дед вестовой .
Он за красных сражался бесстрашно ,
За антоновцев дрался другой .
Мне светло и немножечко страшно ,
Что не кошен весь луг дорогой .
Все иное теперь , все иное ,
Села многие как хутора ...
Только время свершений шальное
Началось для страны не вчера.

Часть 3

Остров муз

Появился вдруг остров Медон ,
Посредине Челнавской запруды .
И читают там Бустрофедон
Вновь русальницы водной причуды .
Сотворила Марина шедевр ,
Для Кудемы времен и Кудима .
Засиял приснопамятный нерв ,
У степного прибрежного мима .
И у тайны рассветным лучом ,
Вдруг меня красота озарила .
Я опять оказался при всем ,
Как душа под луной говорила .
Вот казачка сидит на коне
И стреляет по нетям из лука .
Все у Струковой в зыбком огне ,
Если дух растревожила мУка .
Музы неба незримы вблизи
И амуры восторженных Граций .
Им Вергилий читает в связи ,
Чтоб не спал на Парнасе Гораций .
Остров классиков не опалим ,
Он иных зоревых измерений .
Проплывет мимо звездный налим
И осветится мост поколений .

Часть 4

Таинство просторов

Они умеют бить баклуши ,
Интриги мерзкие плести .
И мне поэту из Криуши ,
Их на бобах не развести .
Да и зачем мне передряги ,
Поместных мелких величин ?
Они как цнинские коряги ,
Похожи в лихости личин .
Все изгибаются в порывах ,
Расти с незримою бедой .
И нависают на обрывах
Над речкой с трепетной водой .
Я перелив в строфе рассветной
И всплеск сияющей волны .
Зачем мне в подлости бесцветной
Быть виноватым без вины ?
Пусть кривотолки щелкоперов
Плетут узоры маяты ...
Люблю я таинство просторов
И светлой Родины цветы .

Часть 5

Декаданс трубадуров

Веселятся за счет других ,
Получают дары авансом .
Среди ухарей не благих
Увлекаются вновь декадансом .
То чиновники им подпоют ,
То сыграет фокстроты эго .
Создадут неземной уют
Музыканты ансамбля " Эгрего ".
У одной тяжелеют дары ,
Понесла их дуплетом от власти.
Но немеет она от игры
И своей неуемной страсти .
Месит тесто банальных слов ,
Вырезает стаканом кругляшки
И в журнале "Козловский улов",
Лепит строфы на голые ляжки .
От гордыни исходит слюной ,
Словно гончая у поляны .
Только путь у поэта земной --
Делла Роза и крестные раны .
Декаданс трубадуров широк ,
До столицы доходят слухи ...
Только узок таланта мирок ,
Как у Вали метрессы прорухи .

Часть 6

Фальшь

Мы живем во время фальши ,
Абсолютной для всего .
Что случится с нами дальше ,
Если кривды о - го - го !
Много лжи вокруг событий ,
Верить не в кого уже .
Мы уходим от наитий ,
Лишь в ментальном неглиже .
Когда в выдуманном море ,
Вновь купаемся шутя .
Никого не тронет горе ,
Каждый чувствами дитя .
Наяву же все отвратно ,
И в Тамбове , и вокруг .
Диссертации обратно
Защитил продажных круг .
Кандидатов как пылинок
Докторам не сосчитать .
И писательских " малинок ",
Каждый членом может стать.
От журналов нет отбоя ,
Как от гениев любых .
Есть ценители прибоя ,
Есть светила голубых .
Возвела однажды Дума ,
Бабу жалкую в почет .
Фальши кругленькая сумма ,
Временам муры в зачет .
Вместо масла суррогаты ,
Вместо сыра " каучук ".
Мы терпением богаты ,
Ведь Иван не Чингачгук .
Не склонится к Кудеяру ,
Не восстанет от беды .
Будет горькую водяру ,
Пить до глюков череды .
Всюду подлые подставы ,
Хоть сычем вовсю кричи .
Графоманы снова правы ,
Как на плахе палачи .
Искренних в упор не видят,
Одаренных всех в зашей ...
И наградой не обидят ,
Поэтессу строфных "вшей".
Продаются все дипломы ,
Рефераты и места ...
Опалив души изломы ,
Жгет глагол мои уста !

Часть 7

Вольтова дуга гордыни

Аршанский в дудку слОва дует ,
Труба в трубу игры трубит ,
Дорожкина везде блефует ,
Алешин шкуры вновь дубит .
У Доровских забот по шею ,
Как классиком тамбовским стать .
А я люблю душой Расею
И все нам вместе испытать .
Еленушку бомонд лелеет ,
Марию -- солнышко вдвойне.
Никто меня не пожалеет
И на войне как на войне!
Им все на золоте итога ,
Любую хартию и мзду .
А я один поэт от Бога ,
Толпе бездарных на беду .
Интриги , жуткие интриги ,
Бомонд тамбовский увлекли .
Навыпускали люди книги
И тени злобы навлекли .
Один другого отрицает ,
Другой не милует врага .
Поэт поэта порицает
И споры -- вольтова дуга .
В почете ходят театралы ,
Хоры вновь славицы поют .
Танцоры словно генералы ,
Деньгу притопами куют .
Глава Никитин региона ,
Дает музеям важный куш .
А на писателей с балкона ,
Плюет шутя как на кликуш .
Мы обделенные исходим :
Кто классик ныне и вовек .
С огнями истины не ходим ,
Но каждый гордый человек !

Часть 8

Вопросы самой себе

Скажи мне Татьяна ты веришь словам ,
Что Лена поэт высшей пробы ?
Она не пройдет по любым головам ,
Чтоб стать " примадонной " худобы ?
Она не лукавит душою нигде
И творчеством светит обильно ?
Скажи мне Татьяна на Божьем суде ,
За ложь побледнеешь не сильно ?
Молчишь ! Потому что грешна впопыхах ,
Ты блеф окрылить предложила .
Ты славу чужую стяжала в грехах
И путь своих скупой заслужила .
В пустыне вопишь обнаженной душой ,
О злобе метрессы с кагалом .
Но мир откровений твоих не большой ,
В огромном порыве и в малом .
Лукавые злыдни всегда предают ,
Любого из лагеря лести .
Безбожно тщеславью они воздают ,
Не помня о признаках чести .
Ты льстила Татьяна порочной мадам ,
Предав к корифею учтивость.
Услышишь под звездами -- Аз воздам --
Прими как расплату за лживость .
Они не помилуют , не воспоют ,
Твой путь за блаженные грезы .
В намоленном храме духовный приют ,
Где светом наполняться слезы .

Часть 9

Изменчивая суть

Вчера была ты "примой" и "мадонной" ,
В тусовках Притамбовских величин .
Сегодня ты с ужасным Абадонной
Гуляешь в представлении личин .
Все изменилось разом безвозвратно ,
Тебя отвергли скопом подлецы .
Нельзя вернутся в прошлое обратно ,
Чтоб ничего не сделали дельцы .
Они цветы срывают с веток древа ,
Чтоб украшать неправомерный путь .
Исходят от отчаянного гнева ,
Когда других не могут обмануть.
И дело не в поникшей Маргарите ,
Без мастера неласковой судьбы ,
А в ведовском старухином корыте ,
Где слюни ядовитые с губы .
Страдай легко в сиянии пространства,
Порочным цели мраком воздадут .
Нет в мире никакого постоянства :
Продажные предавших предадут .

Часть 10

Творцы должны иметь законы

Поэт сумеет и без съезда
Творенья сердцем создавать .
А без поэта у подъезда ,
И в зале съезду не бывать .
Вы для кого плодите страсти ,
Как угорелые в бреду ?
Нет у поэта денег власти ,
И домика в своем саду .
Нет у поэта льгот припаса
И никаких законов нет .
Есть вера в истинного Спаса
И яростный душевный свет .
Талант поэта не отринет ,
Не осмеет у врат чинов .
Съезд озаботится и минет
С проэктом векторных основ .
Талант раскроется в бутонах ,
В цветенье искренних стихов .
И отразится мир в затонах ,
Реки мгновений и веков .

Часть 11

Не размазал

Никитин деньги не размазал ,
Вручил Дорожкиной с Трубой .
Пальнул в гусыню и промазал
С берданкой ало - голубой .
Клин пролетел над Притамбовьем ,
Над эхом властной коляды ...
Размазал тему многословьем ,
Бомонд поэтов ерунды .
Они преградой стали жуткой ,
Валюха с Толей заводным .
Витает кривда голой уткой ,
Над фолиантом проходным .
Волна событий долгожданных ,
Нагрянет вскоре на Тамбов .
Дорожкину порочных данных ,
Сметет с макулатурой слов .
Блефуют служки власти лихо ,
Стяжая славу и деньгу .
А я пишу шедевры тихо ,
На светлом цнинском берегу .
Валюха дутая и злая ,
Талантам ходу не дает .
На лунный свет ночами лая ,
Мамоне ложью воздает .

Часть 12

Тамбовские редакторы

К Кулину я заходил
И стихи в газете ,
Он печатал не судил ,
О тенях и свете .
И рецензии легко
Разрешал в подмогу ,
Напечатать высоко ,
В тему слава Богу !
Начас был в Наедине ,
С каждым докой в ногу .
Всех печатал не во сне
Часто и помногу ...
И Плуталов Вольдемар ,
Знал судьбы зимовье .
Мой еще аморфный дар ,
Вывел в Притамбовье .
В Городе на Цне Седых ,
Правил не однажды ,
Не ударил мне под дых ,
Напечатал дважды .
Даже Кролик не хулил ,
Присказки к задумкам ,
Напечатал и разлил ,
Горькую по рюмкам .
Вот Серега Доровских ,
Кривду припечатал .
Без поветрий воровских ,
Сам меня печатал .
И Сергеев не скупясь
Три мои поэмы ,
Напечатал не ленясь ,
Осветил дилеммы .
Даже смутный Чистяков ,
К финишу правленья ,
Высветил без дураков
Три стихотворенья .
Лишь Алешин волкодлак ,
Ни строки без мифа ,
Не печатал как вахлак ,
На листах АиФа .
И в газетине Рассказ
Все мои досуже ,
Не печатал много раз ,
Стихири о стуже .
И мадам грехов огня ,
Лена не благая ,
Не печатала меня ,
Десят лет ругая .
Ястребом из под стрехи ,
Вдруг Труба явился .
Очернил мои стихи ,
Словно весь сказился .
Толмачев стяжая власть
И амвон богемы ,
Отвергает снова всласть ,
Все мои поэмы .
Злыдни встали у рулей ,
Кормчими без цели .
И плывут за каролей ,
К самой жуткой мели .
Толмачев наследник АЗ ,
А Труба клоаки .
Лена делает на раз ,
Позы раскоряки .
Все с гордыней без цены ,
Но к добру скупые .
Только ждут их друганы
В тупиках тупые .

Часть 13

Тщетность

Я так надеялся на Майку
И на мадам подобных ?!
Чтоб вырвала она нагайку
И исхлестала злобных .
На жеребце червонной масти ,
Как атаманша Слова ,
Взяла б Луневская отчасти ,
Власть в логове Тамбова .
Чтоб вольница иных поэтов ,
Талантам не вредила .
Чтоб тропиканок без секретов ,
За наглость осудила .
Бездушную метрессу Валю ,
Чтоб люди заплевали .
Беспутную Николы кралю ,
Как ведьму приковали .
Всю нечисть гадкого фуршета
Изгнали б без зазренья .
И классиков в скрижалях света
Свели стихотворенья .
Тогда гонимые воспрянут
В своих порывах духа ...
Тогда от бытности отпрянут,
Печали и проруха .
Не оправдала ты надежду ,
Луневская на волю .
Возносят блудную невежду
И славят злыдни долю .

Часть 14

Певец дорог

Изведешь волков в лесу ,
Грянет праздник зайца .
Шустрые в дурном часу ,
Сбросят птичьи яйца .
Красноглазые в поре ,
Рвут с крушины бусы .
А с волками и в дыре ,
Тихие как трусы .
Изведешь талантов всех ,
Расплодится плесень ...
Мир стяжающим успех ,
Графоманам тесен .
Шум тусовок долетел ,
До дворца гаранта .
Только мудрый захотел ,
Стать чтецом ваганта .
Воспевал певец дорог ,
Символ первоцвета .
Одарил талантом Бог ,
Вольного Поэта !
У него мошна пуста
И шалаш за молом .
Только жжет его уста
Истина глаголом !
Он сказал ловцу огней ,
Гласом не повесы :
-- Изведешь везде свиней ,
Расплодятся бесы --

Часть 15

Вещий сон

Ей снилась лодка на реке
И детства луг невдалеке .
Она девчонка , вся легка ,
Как воплощенье мотылька .
Порхает босая в саду ,
У всей вселенной на виду .
Порхает вольная в полях
И млеет в сказочных ролях .
Вот поплыла она водой ,
Уже девицей молодой .
Цветы в руках ее белы ,
Порывы дерзкие смелы .
Вот берегом идет к избе ,
Но зыбко все в ее судьбе .
Супруг любил и разлюбил ,
Мечты и счастье погубил .
Ей снилась долго пустота ,
Где чуть проглядна высота .
Где тени в капищах низин
Клубятся злобных образин .
Кошмар явился как всегда ,
Сковал и сгинул вникуда .
Она бороться не годна :
Седая , старая , одна .

Часть 16

У каждого круги своя

В кругу компьютерного века ,
Я встретил горе -- человека .
Мы ни о чем поговорили
И так общаться предварили .
Он пребывал в своем миру .
Влетев в цифирную дыру .
В кругу бессмысленного века ,
Жалел я эго -- человека .
Он управлял своим авто ,
Как сущий нечто и никто .
Неслись вовсю автомобили ,
Туда , где ветрЫ вострубили .
В кругу возвышенного века ,
Я славил радость -- человека .
Он землю весело пахал
И голубю рукой махал !
Он сеял в полюшке зерно
И пил домашнее вино .
С душевной радостью отца
Кружил он сына -- сорванца .
У каждого круги своя
И взгляд на всякие края .
Вот я блажу в своем кругу ,
Где время свищет на бегу .

Эпилог

Когда творим дурного лишку ,
На нас никто не ставит фишку
И не играет в казино ,
Где быть в почете суждено .
Когда дурного не творим ,
Мы путь судьбы боготворим .
И представляем в туне дна --
Судьба звездой озарена !
Лучи небесного светила ,
Мечта в знаменье превратила .
И мы одни светилы слов ,
Среди волков , свиней , козлов .
Но живность туны видит нас ,
Таких - сяких в рассветный час .
Задач без веры не решить :
Кого спасти , кого крушить .
Во храме воздух для души
И Слово Бога : -- Не греши --
И в продолженье -- Не убей ,
Ни ближнего , ни голубей --
Что впереди , что позади ,
Всегда одно : -- Не укради --
Всегда : -- Талант не зарывай .
Добро твори не унывай --






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 24
© 07.06.2018 Валерий Хворов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2291637

Рубрика произведения: Поэзия -> Авторская песня












1