Возможны новые Тамбовские фестивали -- Челнавские русалки и На капищах Галдыма



Тоже можно основываться на героях и прототипах моих произведений шедевров ! В виде сценок , мини спектаклей актеров молодежного театра . Или импровизированных фигур - кукол выставленных рядом с Тамбовской казначейшей на местном Арбате . Импровизация всякая возможна . Литературный праздник будет очень интересен всем … Самодеятельность приветствуется ! Например конкурс Валь - метресс или нулей разноцветных с лицами и ликами … Возможны графические изображения художников прототипов и героев . Или цветные картины русалок и рыбаков . Художественное изображение деяний и мистерий старинных божеств , тотемов , других мифических существ и иллюзий заблуждений из чистых крестьянских побуждений . Типа -- Чур не меня ! -- А Чура то -- чудище в тумане или он коряга или пенек с отростками … Биеннале художников как на берегу Челнавского водохранилища , Челновой реки , так и в Галдыме да и Цны реки в Тамбове , будет по теме к месту и ко времени !

Сатира  и  фэнтези  ,  но  преобладает  жизненная  правда .

ПОЭМА    --    В ДИКОМ ПОЛЕ ЭХО ЗВОНЧЕ

ФЕСТИВАЛЬ  --  ЧЕЛНАВСКИЕ    РУСАЛКИ

ФЕСТИВАЛЬ  --  СТАРИНА  ГАЛДЫМА   ИЛИ   НА   КАПИЩАХ   ГАЛДЫМА

ПОЭМА

В ДИКОМ ПОЛЕ ЭХО ЗВОНЧЕ

Пролог

Намойте золото стихов ,
В сиянье грез на рубеже .
И образ мира без грехов ,
Блиснет как чудо Фаберже !
Создайте строфы из мечты ,
Из всей духовной глубины .
И дали звездной высоты ,
Вам будут ясные видны .
Не исповедать путь творца ,
Но если выдохнул ты свет ,
То луч небесного гонца ,
Позолотит тебя в ответ .

1
Свитки грез

У Полякова Юры с неба
Звезда красот .
Он уплетает дольки хлеба
И мед из сот .
Редактор он Литературки ,
Словес Стрибог .
И в благозвучные фигурки ,
Он дул как мог .
Кого угодно он печатал ,
Но не меня .
И джинна счастья запечатал
В бутыль огня .
Пылает матрица улова
Вокруг раба .
Но у поэта из Тамбова
Своя судьба .
Кому - то снова развороты
Газетных крыл ,
А у меня в стихах фокстроты
Свинячьих рыл .
И вьюги свищут над полями ,
Февральских дней .
И лунный свет над тополями ,
Как сон о ней .
Пусть Юрий джинна запечатал
Навек всерьез .
Я с музой образы печатал
На свитках грез .

2
Дикое поле литературы

В Диком поле литературы ,
Можно дико кричать обо всем .
О кровавых вождях диктатуры ,
О причинах всего и при всем .
Можно петь белогривые бредни
И чернуху нести о святом ,
Потому что никто мы намедни
И сегодня во поле пустом .
Если Дикое поле как выгон ,
И для власти талант баламут ,
То покажут писателям фигу
И поэтам потертый хомут .
Мы свободны от властных законов ,
От заботы правителей всех .
В Диком поле подлунных затонов
Мы стяжаем вселенский успех .

3
В РОССИИ ЖИЗНЬ «УГРЮМ - РЕКА»

Взывает глас издалека:
В России жизнь – « Угрюм-река»
Потоки суетной воды,
Бушуют в омуте беды.
Пороги встречные не в счет,
По ним угрюм-вода течет.
Провалы русла не страшны,
Маршрут реки – судьба страны.
Кто в ярике? Держи весло !
Плыви вперед ветрам назло.
Ты Прохор Громов! Ты герой!
Найдешь богатства за горой.
Там золотая жила дней
И остров солнечный под ней.
Но Ибрагим, духовный брат
Там раскалит к тебе отврат
Ты жизнь Анфисы втопчешь в прах.
И прах развеешь на ветрах.
Телец Сибири золотой,
Кумир желанный,но пустой.
И буря в капище лихом
Всю душу вычернит грехом.
Туман вокруг « Угрюм-реки»
Сулит прилив сплошной тоски.
Очнись! И глас издалека
Воскликнет : « Жизнь !Любовь -река»

4
Литературные прииски Тамбовии

Статьи не делают погоды ,
На препутье у черты .
Литературные невзгоды ,
Из - за духовной пустоты .
Тамбовщина сегодня в туне ,
Литературных передряг .
Наседкин в призрачном салуне ,
Среди стареющих стиляг .
Сидит Седых неугомонный
Отбросив ржавый пистолет .
И Женя Писарев салонный
Рисует алый кабинет .
Молчат ковбой критиканы ,
Отговорили о своем .
И снова ржавые капканы
Пусты , где волчий окоем .
К салуну едет Семиперстов
С ватагой взвинченной братвы .
Заимку посетив и остров ,
Где истребили куль жратвы .
Вновь разгулялись бандюганы
Литературных небылиц .
У них червленые наганы
И кони с парой кобылиц .
В салуне ценятся певичка ,
Елена с темой заводной
И сводня Валя фанатичка ,
Тропинкой ходит проходной .
В салуне вровень с ветрогоном ,
Дельцы Алешин и Труба .
Напоят многих самогоном
И начинается пальба ...
Стреляют рьяно недотепы ,
В кого попало на ходу .
Бродяги , гопники и копы
Бузят у неба на виду .
Стрелки гордыни неуемной ,
Крутыми стали подшофе .
И графоман журнала стремный ,
Герой с берданкой в галифе .
А я ищу у речки жилу ,
Где золото червонных грез .
И трачу пламенную силу
На воспевание берез .
Недалеко Макаров ищет ,
И бьет Кудимова кайлом .
Бирюк теней буранных рыщет ,
Где светит Струкова челом .
Мы обретаем самородки ,
За свой талант на берегу .
И белый парус лунной лодки ,
Не гнется в бренную дугу.

5
Перепутье выбора

Степь родная у лесов ,
Широка округой ...
Двери я открыл засов
И пошел с подругой .
Впереди прекрасный вид ,
Позади все то же .
Каждый ближний индивид
Стал в стремленьях строже .
Вновь подруга хороша ,
Говорит о многом .
Но светла моя душа
И не спорит с Богом .
Вот налево поворот ,
Рядом критик в теме .
Озирает Коля рот ,
В зеркале и джеме .
Вот направо колея
И стоит у края ,
Толи падшая свинья ,
Толи светоч рая ?
Я иду и на виду
Выбегает Толя ...
Неужели рок в бреду
И с Трубой недоля ?
Вижу мечется казак ,
По горе плешивой .
В сапоге его резак
С рукояткой Шивой .
-- Я за правое ! -- кричит
И бежит налево ,
Где шалава верещит
Обнимая древо .
Разожгли грехи огонь ,
Полыхают дали ...
Но бежит крылатый конь ,
Где его не ждали .
Нет у путника узды ,
Нет травы чудесной .
Есть внимание звезды
И юдоли местной .
Пусть волчицей пронеслась
Злыдня , словно драма .
Вновь мечта моя спаслась
У святого храма .

6
Прекрасные

Читать хочу поэзию прекрасных ,
Богинь Тропинки в образе людей .
Чтоб поэтессы в строфах не напрасных
Встречали снова белых лебедей .
Пусть за оконцем снежные бураны ,
Марию окрыляют и влекут ...
Пусть Александру белые бараны ,
В стукачестве нигде не засекут .
Пусть Лене золотого не хватает
И с платиной Василь не достает .
Мещерякова бабочкой витает ,
И Анна Клещ синицей запоет .
Пусть пробежит Захарова газелью ,
По побережью заводи чудесь .
И вновь Серова голой карамелью ,
Поманит друга в Притамбовский лес .
Вот Шитикова бряцает кольчугой ,
Она за Русь готова на бои .
Назарова свистит заблудшей вьюгой ,
Следы сметая стылые свои .
Стань Челюбеева супротив Пересвета ,
Чтоб возлюбить вражину как себя .
Семенова в стихах Елизавета ,
Сразится с ним тростинки теребя .
Пишите о Тропинке ненаглядной ,
О Вале подарившей мастер - класс .
Перед толпой читателей всеядной
Вы рифмами украстье и баркас .

7
Рубли и талант

Прокричали " стихи за рубли ",
Прогундела Луневская Майка .
И уплыли мечты - корабли ,
Где кудлатая в пальмах Ямайка .
У причала стоят катера ,
Море пенится у волноломов .
Дев " Тропинка " манила вчера ,
Ныне в грезах Илюша Обломов .
Обленились до срока судьбы ,
Ничего не творят вдохновенно .
Только ветер земные столбы
Огибает в порывах мгновенно .
И гудят провода на ветру ,
Словно песню поют роковую :
Не стремятся поэты к костру ,
Чтоб Отчизну согреть вековую .
Без метрессы Тропинке каюк ,
Без таланта позер -- пустомеля.
Без колодца и фирменный люк ,
Как без печки ненужный Емеля .
Дар нельзя убивать пустотой
И печалью всегда неизбывной .
Строчкой искренней и добротой ,
Помоги своей Родине дивной !

8
Штабисты

Лежит газета местной прессы
И дождик хлещет по статьям .
Эх , смыл бы он следы метрессы
И отогнал ее к сватьям .
Меркуют пусть в своем Козлове ,
В Штабу Южфронта смутных дел .
И говорят на старой мове ,
Где к ним Петлюра охладел .
Перехлестнул дела Петлюра ,
До самых проклятых затей .
Пришлось подобием аллюра ,
Бежать кагалу от смертей .
Козлов спаситель для изгоев ,
Хоть на иврите говори .
Юваль Шакет и Трубагоев
Поют Нагилу до зари .
Готовит мацу пан Рашанский ,
Что б Маньку кралю угостить .
Еврей он ныне Россошанский ,
Стремится случку подсластить .
Смешалось все в домах Облонских ,
И в Ивановых кавардак .
Матильду видят у Поклонских
И Птушкина в цепях чердак .
Козловский Штаб без сантиментов
И Троцкий Лейба посещал .
Рубил узлы он элементов ,
Враждебных нови как вещал .
Былое в туне наваждений ,
Модерном кличут на кругу .
Штабисты вновь без снисхождений ,
О кознях круга ни гу - гу .
Гуляют с хреном по Козлову ,
Свободно Сара и Ренат .
Надев заморскую обнову ,
Любя Хазарский каганат .
Тоскливо в логове Тамбова ,
Поэту духом бытовать .
Вновь остается доке Слова ,
На Бога сердцем уповать .

9
Веселый кагал

Журнал Александръ в уютном Козлове
Придумали власти и сделали .
Акулу поэзии в щедром улове
Аршанский с Трубой разделали .
Таких рыбарей земля не знала ,
Казну всю потратить готовы .
Печатают вирши родного кагала
И тексты любимой жидовы .
Дорожкина барыня в редсовете ,
Превыше Васильевой Лары .
И Поляков за Слово в ответе
Рассказчиков местной табары .
Котькало фильтрует ужасные строки
В надежде найти золотинки .
Один Хуторянский в Козлоские соки
Сует то и дело тростинки .
У Колпакова заботы бывают
Похлеще муры редсовета .
У Замшева чувста добра убыают
И некому дать совета .
В Литературной газете проблемы ,
Все "Максимально" тяжелые .
А в Александре любые дилеммы
Решат снова гои веселые .

10
Переворот

Переворот случился скверный ,
Все встало задом на перед .
Кто был деляга беспримерный ,
Теперь стяжает дел черед .
Кто был негожим коммунистом ,
Теперь великий бизнесмен .
Кто был задрипанным артистом ,
Теперь известный шоумен .
Слыла приблудная поганкой ,
Теперь почетная в чести .
Но даже проданной Таганкой
Высоцкого не извести .
Есть у почетной ученица ,
Судьбой в елее и меду .
В руках огромная синица ,
Но бутафорская к стыду .
Ее хвалили все с пеленок
И восхваляют до сих пор .
Вот сорвала она опенок
И режет красный помидор .
Вот сгондобила Маша кашу
И описала кухню всю .
Вот стукачом признала Сашу ,
Послав в помойку к карасю .
Ей Бог вручил детей чудесных ,
Как неба светлые дары !
Она же злыдню среди местных ,
Возносит выше мошкары .
Отвергла гордая поэта ,
Изгадила весь юбилей .
В журнале местного квартета ,
Перехвалила свой елей .
А если б горя не случилось
И в " святцах " был СССР ,
Почетная вождю б молилась,
В кругу изысканных манер.
Читала б Маша комсомолка ,
Об атеистах звонкий стих .
И красная ее футболка
Была бы ярче среди них .
Гнала бы Машенька с метрессой ,
От храма юных прихожан .
Слыла бы Маша поэтессой ,
Как лучшая из горожан !

11
Таинство просторов

Они умеют бить баклуши ,
Интриги мерзкие плести .
И мне поэту из Криуши ,
Их на бобах не развести .
Да и зачем мне передряги ,
Поместных мелких величин ?
Они как цнинские коряги ,
Похожи в лихости личин .
Все изгибаются в порывах ,
Расти с незримою бедой .
И нависают на обрывах
Над речкой с трепетной водой .
Я перелив в строфе рассветной
И всплеск сияющей волны .
Зачем мне в подлости бесцветной
Быть виноватым без вины ?
Пусть кривотолки щелкоперов
Плетут узоры маяты ...
Люблю я таинство просторов
И светлой Родины цветы .

12
Вояж Николая Наседкина

В январе по Коммунальной
Едет Николай ...
Видно к радости авральной ,
Под собачий лай .
За проезжим мчится стая:
Сук и всяких псов .
На педали нажимая ,
Быстрый без усов .
Вот облезлая укусит ,
Вот клыкастый с ней .
Коля едет и не трусит ,
Стая без теней .
Год собаки желтошкурой ,
Проникает в кровь .
Казначейшу толстой дурой ,
Обозвал он вновь .
Сказка прежняя закрыта ,
Нет в кафе людей .
Пиковая карта бита ,
С криком лебедей .
За писателем картины ,
Дней былых летят .
Брюки вьются без штанины ,
С облаком опят .
Фаллос в Леночке Василий
Из резины шик !
И глотает без усилий ,
Дымка стремный пшик .
И романов сладкой пеной
Рвется подурить ...
От люпфи с крылатой Леной ,
Можно воспарить .
Вот старуха мечет кости ,
Прямо на лету .
И вкатился нОль без трости
Сходу в пустоту .
Вот плюются чистоплюи
На собачий путь .
И бомонд в житейской суе
Забывает суть .
Велик с пробочной монистой ,
Стая - финт грехов .
Николай с судьбой нечистой ,
Тема для стихов .

13
Мордор Хвалешина

Хвалешин сидит на коне.
Вождем упырей Галдыма
И веет в родной стороне.
Гнилое исчадие дыма .
Газета в руке кривой.
И в теле душа кривая .
Качает дурной головой ,
Клыкастую пасть разевая .
-- Вперед упыри , вперед !
На штурм вурдалаки снова ,
Настал теневой черед ,
Талантов унизить Тамбова .
Устои времен покривим ,
Поставим все кверху низом .
И каждый творец - херувим ,
Накроется медным сюрпризом .
Фуршет станет пиром всего ,
Кумиром толпы и Парнасом .
Вперед упыри моего ,
Незримого беса с гласом ! --
В Тамбове витает мура ,
Летят хохотушки куры ...
Хвалешин берет на ура ,
С ватагой хоромы культуры .

14
Чердак блуждающих теней

Ты чужой на празднике под крышей ,
Ты никто для них на чердаке .
Смотришься ты затемненной нишей ,
У музея в дальнем закутке .
Дымка вновь лукавое читает ,
Шитикова Гете славит вслух .
И метресса счастье обретает ,
Разгромив изгоев в тленья пух .
Голосит "Эгрего" несуразность ,
Дымка сочинила в попыхах .
Ты любую презираешь праздность ,
В жизни и бессмысленных стихах .
Ты чужой для " Сборища 4 ",
Для Поповой , Чайкиной и Край .
Ты чужой в их иллюзорном мире ,
Адом увидав чердачный рай .
Кучерявый что - то напевает ,
Кочуков о чем - то говорит .
А твоя душа переживает ,
Что нигде шедевры не творит .
И Андрей Валяльщиков валяет
Дурака на шумном чердаке .
И Денис Козловский размышляет
Как тревожно псу на поводке .
Вот Андрей Кружнов не унывает ,
Лицемеря всюду как актер .
Он своих коллег изображает ,
Словно по гримеркам визитер .
"Пушкинский чердак " тоску наводит ,
На тебя Печорин наших дней .
Смыслы и мечты твои уводит ,
В круговерть блуждающих теней .

15
Короли баттлов

Метель в Тамбове хуже воя ,
волчиц и призрачных волков .
Елена привезла Ес Соя
читать стихи для чудаков .
Блондин поэт аля Есенин ,
с наколками на всех перстах.
Руками машет словно Ленин ,
с Арманд красоткой на устах .
Мечта встревожила Ес Соя :
-- Кого целую вижу вас .
Елен гетер ласкаю стоя ,
с Арманд галантый ловелас .
Ты нота чистая в субботу ,
а в воскресенье ты прибой --
Творил Ес Соя строф заботу ,
под лампой светло - голубой .
-- Я из Одессы как и Буба ,
Касторский , яростный плясун .
Я из неведомого клуба ,
певец сопрано и басун --
Но пиво пенилось нещадно
и в Клубе 4 на столах .
Вновь Маяковский беспощадно ,
читал стишата о козлах .
Был Маяковским он двадцатым ,
в Тамбове нынешних времен .
Стихи в рублях сулил богатым ,
с набором пламенных имен .
У Алексея дух саксонца ,
бороться ради приза айн !
Ес Соя с духом каталонца ,
объяли вновь десятки тайн .
Двух гениев дуплетом сразу ,
явило чудо во плоти .
Стихи приблизили к экстазу ,
чтоб лайки выловить в сети .

Эпилог

Эгоистов как собак
Развелось повсюду .
Но заглядывать в кабак
Из - за них не буду .
Держат марку и фасон
Напускные снова .
Каждый де Люка Бессон ,
Или Казанова .
Каждая мадам Цветов
Или Гвиневера .
Я же всюду без понтов
Лишь поэт Валера .
По амвонам мельтешат ,
Бьют в набаты славы .
И фальшивые грешат
Ради лжи - забавы .
Слово правды не пустяк
И стихи не блесны.
Журавлей высок косяк ,
Где прекрасны весны .

Русская старина не предана забвению . В традициях древних сокрыта сила любви к родной юдоле . Христианство не отменяет а усиливает все лучшее чистое ! В стихах о русской старине присутствуют мотивы извечных устремлений к обретению счастливой доли и жажда воли .

ТАМБОВСКИЙ САДКО

Глас старины

Сказать о местной старине необходимо
И будет прошлое в стране вновь возродимо .
Не ради красного словца поведать надо ,
Но ради дедушки отца , качавшем чадо .
Сказать о бренной череде и житном поле --
Поведать сердцем о страде и трудной доле .
Быть может села вопиют духовным гласом
И храмы снова восстают с незримым Спасом .
Быть может ивы у пруда нам станут любы
И мы с другими никогда не будем грубы .

1
Арбузовка

Теперь ее скрывают воды ,
запруды видимой реки .
Но все невидимые своды
домов утопленных крепки .
Я вспоминаю вновь строенья ,
той Арбузовки , что была .
И вся Челнавка без сомненья ,
кувшинками вблизи цвела .
Я плыл легко на плоскодонке ,
еще веселым пацаном .
И не мутили жизнь подонки
багром интриг и колуном .
Ловил ершей и красноглазок ,
где заводь млела под звездой .
И видел цаплю и пиявок ,
в руках долины голубой .
Росли и полнились арбузы ,
бахча у речки широка ...
Но ветерок лихой обузы ,
дул и свистел издалека .
Теперь на дне село былое ,
нет Арбузовки детских грез .
Большое в жизни и малОе
мне видится в росинках слез .

2
Челнавские русалки

В лунные ночи светлые ,
На берегах запруды ,
Видели люди местные --
Бликов игривых причуды .
Слышали песни старинные ,
О подневольной доле .
Космы русалок длинные ,
В мутной подводной юдоле .
На берегах расчесывать
Волосы легче гребнями .
И любоваться росами ,
И забавляться бреднями .
Стылое водохранилище ,
Донных ничем не радует .
Блестков звезды хранилище ,
Каждой что мимо падает .
В доме любом не топлено ,
Тени в селе находятся .
Кладбище все затоплено ,
Вот и русалки водятся .

3
Тамбовский Садко

Дрова догорали неспешно ,
Уха остывала в котле .
Рыбак вдруг воскликнул потешно :
-- Вот баба летит на метле ! --
Друзья рыбака загалдели :
-- Ты Ваня -- Тамбовский Садко !
Что мы второпях проглядели ,
Ты видишь душой далеко --
По стопке все выпили разом
И скопом легли почивать .
Лишь Ваня объятый экстазом ,
Стал лунной мечте воздавать .
Представил себя под водою ,
В селе беззаветных чудес .
Гуляет с красой молодою
И мир распрекрасный воскрес .
Быть может село Арбузовка ?
Быть может иное село ?
Но плавает рыбка плутовка
И облако держит весло .
Все сказочно , необъяснимо ,
Все образно как никогда .
Вот люди проехали мимо ,
А путь лошадей без следа .
Мечта ли Ивана взъярила ,
На тихом ночном берегу ?
А может незримый Ярило ,
Гнет время земное в дугу ?
Иван присмотрелся к подруге :
Стройна , хороша и нежна .
Поплыли по речке на струге
Туда , где купалась луна .
О русская добрая вольность ,
Ты даришь надежду душе !
Отринул влюбленный издольность
И деву ласкал в камыше .
Проснулся в палатке гулена ,
Один он прошляпил рассвет .
Взглянул -- на платочке "Алена",
Разглаживал солнечный свет .

4
Русальница

Духов день всегда в фаворе
У крещеных христиан .
Только девушке Федоре
Вновь привиделся Боян .
Старец сед и слеп глазами ,
Но с пронзительной душой .
Гусли плачут над возами ,
Гласом музыки большой .
Льется музыка печалью ,
Льется шепотом берез ...
И Федора светлой далью ,
Увлекается до грез .
Вдруг Боян запел о главных ,
Приснопамятных богах .
И Ярило среди славных ,
Берегинь на берегах .
И Даждьбог проходит мимо ,
По полям недалеко ...
И русалки вместе зримо
Хоровод ведут легко .
Вот Русальница из речки ,
ЧуднЫе плетет цветы .
И плывут мечты - сердечки ,
Бликами без суеты .
Не смотри на них Матрена ,
Не узришь Иван благих .
Увлекут с собой без стона
И утопят как других .
Старина на пажить места ,
С милым вьехала верхом .
И Федора как невеста ,
Здесь едина с женихом .
Пел Боян , взывали струны ,
К Дню Русальниц у реки .
И вовсю блистали луны ,
Где в колодцах родники .

Светлые берега

Прохладный день начала лета ,
Но воздух Троицы Святой !
В лучах червонного рассвета
Храм , куполами золотой .
Сиянье вышней позолоты ,
Не ради прибыльных щедрот .
Душа во храме без заботы ,
Частицу неба обретет .
В молитвах чудо происходит ,
Мы обретаем высоту .
Прозревший истину находит
И видит духа красоту .
Воздастся каждому по вере ,
Оставим Господу врагов .
У доброго по крайней мере ,
Есть ангел светлых берегов .

Весеннее эхо

Суслики свистят опять
На горе плешивой ,
Чтоб не целились распять ,
Тень судьбы паршивой .

Чтоб не врыли черенок ,
Здесь сухой березы .
Чтоб не кинули венок ,
Днесь впитавшем слезы .

И казак родных Горищ
Не искал Иуду ,
Где кружился голый хлыщ
И крушил посуду .

Суслики свистят вовсю ,
Злясь на Челновую ,
Залила долину всю
И нору живую .

Разлилась весной река ,
До крыльца казачки .
Не дождаться молодца ,
Встал у водокачки .

Эхо тонкое свистит ,
Под луной лучистой .
Всех крешеная простит
Вновь душою чистой .

На заре в мечтах скорей ,
Ввысь взлетит порывом ... ,
Слыша крики журавлей ,
Над речным обрывом .

Аленушка из Арбузовки
***
Она приснилась мне в ночи ,
Когда притихли вновь грачи .
Аленушка села мечты ,
Где избы донные пусты .
Но образ девущки не гас ,
Какую я любовью спас .
Года поэту не года ,
Когда надежда молода .
Алена шла в подлунном сне ,
Из Арбузовки не на дне .
Черемуха вовсю цвела ,
И я любил красу села .

Лучистое село
***
Над Горами вьют круги ,
Журавли над Лысыми ,
Где Всевышнего враги ,
Разбежались крысами .

Из лучей зари навьют ,
Ореол для радости .
И по птичьему споют ,
Разгоняя гадости .

Крики белых журавлей ,
Эхо носит чистое ...
И село не станет злей ,
От добра лучистое .

На капищах Галдыма
***
Забыто многое о прежнем ,
В краю мордовской красоты .
И называют люди стержнем ,
Базар безбрежной суеты .

Торгуют в розницу товаром
И оптом мелочь продают .
И забывая вдрызг о старом ,
Ничто для грез не создают .

Но были капища - моляны ,
В лесу Галдыма и вблизи .
И журавлей влекли поляны ,
С камланьем пламенным в связи .

Когда мечта мордовки злая
Любовь заблудшего звала ,
То черная взлетала стая ,
Как тень подземного крыла .

Когда мечта сияла тканью ,
С лучами чистых слез лица ,
То журавли взлетали ранью ,
Как сны влюбленной в молодца.

Летала стая белой былью
И криком милого звала ...
И рассыпалась небыль пылью
У солнца женского чела .

Все было в капищах Галдыма ,
Что непригоже нашим дням .
Но искры трепетного дыма ,
Летели к разным журавлям .

Капище иллюзий
***
Не развеялся туман , без обмана ,
Где невиданный бурьян , где моляна .
В притамбовье лес густой , у Галдыма ,
Здесь витает не простой запах дыма .
В круге капища мордвы , духов боги ,
Все тропинки до воду , все дороги .
Вот богини красоты , в платьях разных ,
Вот богини маяты в безобразных .
Есть Вирава у лесов , есть Вармава ,
Эхо всяких голосов , вся забава .
Но Ведява не проста в космах длинных ,
Красит тиною уста , дев невинных .
Ах , Модава хороша , мир не страшен ,
Над землей парит душа , девы пашен !
И Ковава не к беде , светит кругом ,
Будет мягче борозде , лечь под плугом .
Не шути с Толавой вновь , знойной синью ,
Дарит с пламенем любовь и с полынью .
Образ ведьмы на метле , взят из были ,
Там , где птицы на ветле , сны забыли .
Образ чучела молян , взят из капищ ,
У крещеных поселян , храм без лапищ .
Только видно без огня , хищных злобу ,
Словно духи у коня , рвут утробу .

Зов любви
***
Едет в тарантасе , дали обозримы ,
Не хватает Васи , не хватает Димы .
И орловским правит , мерином свободно ,
Брюки вновь заправит по жокейски модно .
Сапоги из кожи , дорогой заморской ,
Пусть взирают рожи из глубинки ворской .
Тот похож на волка , этот неприметный ,
У нее двухстволка и заряд дуплетный .
Едет в лес Галдыма , к капищу моляны ,
Вновь напустит дыма на чудес поляны .
Растревожит древность и богинь былого ,
Пусть покажут внешность , милого родного .
Конь заржал у края и взбрыкнул у места ,
Но она играя , без фаты невеста .
Сбудутся поверья для желаний смелых ,
Разлетелись перья журавлей не белых .
Расстилают перья белые богини :
-- Сбудутся поверья -- щепчут берегини .
Тарантас летучий , конь крылатый снова
И жених могучий мчится из Тамбова .

Синильга журавлиного Галдыма
***
У тына Тен стояла снова
И озирала лес мордвы .
Она умчалась из Тамбова ,
До боли грустного увы .

Шумели трепетно вершины ,
Деревьев местности чудес .
И тайна запаха крушины
Манила душу в волчий лес .

Не ради крови неуместной ,
Но ради призрачной мечты .
Хотелось быть Синильгой местной
И ждать любимого цветы .

Пусть хризантемы или розы ,
Подарит вновь когда придет .
По золотой листве березы ,
По кругу счастья проведет .

Крик журавлиный в поднебесье ,
Призывно грянет для двоих ...
С моляной звучное полесье ,
Откликнет радостных своих .

Преобразится в лунном свете,
Стать лучшей женщиной страны .
И с милым крикнуть на рассвете :
-- Мы вновь любовью спасены ! --

П О Э М А

Р О Щ И    В Р Е М Е Н

Пролог

Как прежде Родина в опасности ,
На обозримых рубежах .
Нет откровенной беспристрастности ,
Когда дерутся на ножах .
Нет лучезарного критерия ,
Для впавших в смутную игру .
И только грешников мистерия
Сегодня в моде на юру .
Никто не жаждет невозможного ,
Но все готовы кем - то быть .
В просторе к вечности преложного ,
Стремятся звонное избыть .
Когда богач правее правого ,
Когда у ближних злой мирок ,
Пойду ловить щученка бравого
И разводить свой костерок.

Часть I

Моляна Галдыма
" Капище урочища
и имя девушки "

Идол стоял на капище,
В одеждах равнялся с богом.
И дерева черное лапище
Тревожило острым рогом .
Звериные морды крУгом ,
Хвосты , черепа и шкуры .
И тени смущали испугом ,
Сплетаясь в кривые фигуры .
Мордва своих предков славила ,
Тотемов лесных и луга .
Кобылу даров обезглавила ,
Под крики веселого круга .
Волхвы окропили кровью ,
Ветвистую яблоню дикую .
И зорьку просили с любовью ,
Что б птицу снесла красноликую .
В подручное верили древние ,
В животных и духи грозные .
Лари охранялись хлебные ,
Бесценные в дни морозные .
Охоты тропинки узкие ,
Широкие к полюшку с рожью .
Придут христиане русские
И явят им истину Божью .
Поверит мордва в заветное ,
В бессмертную душу верного .
Но внешнее разноцветное ,
Оставит судьбе манерного .
Оставит стихиям капище ,
Как крутень иллюзий малый .
Берлоги чумазое лапище ,
Медведь облюбует шалый .
Моляна мордвинка пляшет
И суженый ряжен в юдоли .
На свадьбе руками машет ,
Как сокол семейной доли .
Рубаха на нем атласная ,
На ней расписные юбки .
И жаждет душа ее страстная :
Полета влюбленной голубки ...
Другие привычки и нравы ,
В поветриях ныне иное .
Но древние были правы ,
Когда воспевали родное .

Часть 2

Конь Галдыма

Нет крестьян хоровода ,
Баб сплошные хоры .
Продают для народа
Здесь земные дары .
Все с полей Притамбовья ,
Что угодно душе ...
Золотые угодья ,
А река в камыше .
Цна охвачена дымом ,
Жарит люд шашлыки
И рожденный Галдымом
Топчет конь колоски .
Он скакун рукотворный ,
Как троянкий собрат .
И прикид его вздорный -
Белотечный " обрат ".
Очень белая морда
И искуственный хвост ,
Но с замашками лорда ,
Пан наездник - прохвост .
Все идеи в торговле
И основы в деньгах .
Рыбка прибыли в ловле
На шальных берегах .
Бьет мамона в набаты
Жизни с духом пустым --
Будут люди богаты ,
Будет конь золотым !
Бутафория в сути
И галдежь навиду .
Бремя рыночной мути
Обретаем к стыду .
Вновь духовные скрепы ,
Далеки от умов ,
Шар резиновой репы
Поважнее томов .
Эх , данайцы базара
Избегайте татьбы .
Поживем без пожара
И Троянской судьбы .

Часть 3

Снежная Россия

Засыпали снегА дороги
И метели скрывали луга .
Нет отчаянья и тревоги ,
Жизнь зимою вдвойне дорога .
К холодам привыкаем с рожденья ,
Стужу терпим и буйный буран .
Вдохновляют судьбину мгновенья
Чередой , без душевных ран .
Снег в лицо не пощечина вьюги ,
А крылатого ветра порыв ...
Лишь бы взглядами снова супруги ,
Не столкнули мечту под обрыв .
Лишь бы милые не бранились
Из - за всякого пустяка .
И влюбленным желанные снились ,
Под счасливой стрехой камелька .
Много пролито крови народом ,
В войнах праведных на снегА ,
Что б потомки не числились сбродом ,
В кабале у врагов никогда .
Белой степью гуляли предки ,
В белым рощах ходили отцы .
Мы России наследные детки :
И тихони , и стервецы .

Часть 4

Рощи времен

В Архиерейской роще грустно ,
Тихо как не надо .
Поп стихи глаголил устно ,
Небо было радо .
Архиереи здесь молились
И дубы ценились .
Люди равенством пленились ,
Нравы изменились .
Глас безбожников партийцев
Прозвучал в народе :
-- Уничтожим кровопийцев ,
Будет лучше вроде ! --
Труд рабочих защитили ,
Стройкой возле рощи .
И в подсобки затащили
Все святые мощи .
Воздух тяжкий от отравы ,
Муть завод сливает .
Старожилы были правы ,
Бес здесь пребывает .
В Ахлебиновской другое ,
Воздух свеж и ясен .
Хоть и время не благое ,
Но поход прекрасен !
Здесь пернатым вольно ,
Есть в Жигалке рыба .
Людям здесь привольно
И судьба не дыба .
Свет без порицаний ,
В образе и слове .
И дрозды желаний ,
Вновь поют в Тамбове!
В Архирейской роще ,
В Ахлебинской тоже ,
Делать надо проще ,
Что душе дороже .

Часть 5

Долина нищих

За рекой Жигалкой
Бить бы нищих палкой ,
Или сечь ромаловым кнутом .
Здесь куркуль с хабалкой
Во дворце с весталкой
Прижились и бредят о пустом .
А в других хоромах ,
Семьи все в разломах :
Деньги снова куры не клюют !
Но проблемы в гномах ,
В низких их геномах ,
Глупые , а базис создают .
Люд рабочий в туне ,
Как в студеном чуне ,
Трудится во благо куркулей .
Что бы в нищей Дуне ,
Что бы в бедной Груне ,
Дух был милосердием светлей .
Только к нищим духом
Вместе с птичьим пухом ,
Прилетают звездочки с небес .
Звон над каждым ухом ,
В тачках и над лугом ,
Осыпает золотом их бес .

Часть 6

Ноосфера культуры

Над малой родиной гроза
И ливень хлещет неуемно .
А по щеке скользит слеза ,
Мне одиноко безусловно .
Поэту свойственно страдать ,
Когда в смятенье атмосфера .
И как духовности воздать ,
Когда неверие есть вера .
Не верит в лучшее народ ,
Идеи канули свершений .
Вперед , потом наоборот ,
Потом всевластие лишений .
Литература как эфир ,
Слова и образы обрящий .
Добреет жизнь , светлеет мир ,
Шедевр имея настоящий .
Большая грянула беда ,
С оттенком прибыли угара .
И не оставит свет следа
На капище богов базара .
Витает бизнеса фантом ,
Как образина из кошмаров .
И в мусорку заброшен том ,
О Родине без комиссаров .
Другие книги ни к чему ,
Народу алчущему злато .
Мамона в призрачном дыму
И небо грозами объято .
Вернадский с жаждою взывал :
-- Культуру сейте в ноосферу ,
Чтоб усмирять безумий шквал
И озарять дарами веру ! --

Эпилог

И в хмурый день душа трепещет ,
Когда в природу влюблена .
Кричащий грач посланник вещий ,
Весна мечтам воздаст сполна .
Пусть воздает цветущим садом
И ветром пахнущим грозой .
Звезды рассветным нежным взглядом
И лунной страстною слезой .
Пусть воздает местам отрадным
В любой житейской полосе .
Я сам воспряну духом ладным ,
С любовью к Родине - красе .

Шум водопада
***
Когда душа природе рада
Я в шум влюбляюсь водопада !
Поток воды разбит на части ,
Течет направленно отчасти .
И сверху вниз летит вода
Невозмутимо , как всегда .
Плотина руслу не помеха ,
Она времен стальная веха .
Мне водный мир приятен сроду ,
Я пью молясь святую воду .
Купаюсь смолоду в реке ,
Где вся юдоль невдалеке .
Шум водопада , шум стихии --
Глас приснопамятной России .
Глас мира древности богов
И берегинь всех берегов .
В нем эхо жизни благородной
И песни искренней народной .
В нем эхо волюшки Руси ,
С казацким криком : -- Гой еси! --
Шуми и лейся водопад ,
Впопад мечтам и невпопад !
Играй же лира водных струй
И с пеной бурной озаруй ...





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 19
© 07.06.2018 Валерий Хворов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2291636

Рубрика произведения: Поэзия -> Авторская песня












1