Исповедь мага. Любовные интриги


Исповедь мага. Любовные интриги
Каждое мгновение нашей жизни пропитано маленькими чудесами, но мы их не видим, и лишь когда я стал внимательней присматриваться к своей жизни, то стал осознавать, что случайностей не бывает - всё закономерно. И до сих пор познаю эту неведомую, многогранную реальность бесконечных возможностей.

Где-то через месяц после того, как меня умело подвели к очередному познанию своих возможностей, я с удивлением узрел, в общем-то, невозможное. Моя мать перестала тосковать по покойному мужу, немного даже помолодела, стала внимательней относиться к своей внешности. А после и вовсе поразила меня своим заявлением, что она может и вдова, но еще всё-таки женщина, и поэтому имеет право на личную жизнь. Возразить было нечему, и поэтому я, с предвкушением чего-то нового, с ней согласился. На следующий день после своего громкого заявления, она быстро собралась и уехала в брачное агентство.

И лишь когда за ней закрылась входная дверь, меня озарила мысль, что мне удалось её подвести к началу новой жизни. Немыслимая и непонятная мне потусторонняя поисковая программа дала свои первые результаты. Довольный своим выводом, я хотел поблагодарить Матвея, но на волне восторга забыл об этом, и упивался своей значимостью, пока в один момент не понял, что это изменит и мою жизнь.

Через какое-то время она стала ходить хоть на редкие, но всё-таки свидания, словно молодая девица, но все кавалеры не внушали ей доверия, и она продолжала искать достойного мужчину. В этом смысле она была непреклонна. Меня её личная жизнь мало интересовала, главное, что она полностью пришла в себя и даже временами цвела и пахла.

На этом можно было подвести определенную черту и предаться обычному ритму жизни, но чем больше я пытался это сделать, тем чаще задумываться о своем собственном будущем. Семейный бизнес на вещевом рынке, как я видел, был не вечен, и меня это периодически напрягало, но взять бразды правления в свои руки у меня не хватало то ли воли, то ли просто опыта. И я стал задумываться о получении новой специальности, или хотя бы чего-то подобного, что мне могло гарантировать хоть какой-то достаток. Училище, которое я к тому времени благополучно окончил, к данному числу не относилось.

Но кроме размышлений на эту тему, у меня дело не шло, зато мать, как будто почувствовав мои сомнения, стала поднимать тему обучения. Вначале я её игнорировал или парировал, что, мол, кому в наше время нужно образование, на что она всегда неизменно отвечала, что рынок когда-то закончится, и мне всё равно придется чем-то заниматься. После месяца постоянных напоминаний, у меня с нею состоялся серьезный разговор, на котором она смогла, всё-таки, убедить меня в своей правоте.

Мой выбор пал на вечерний полугодовалый курс в художественном колледже. Возможно, на художника я и не тянул, да, в общем-то, и не собирался, но моя матушка грезила, что из меня когда-то получится начинающий гений живописи, переубеждать её в обратном было бессмысленно. Покопавшись в старых архивах своих подростковых работ, я пришел к выводу, что назвать эти зарисовки художеством можно с трудом, но попытка, как говорится, не пытка.

Ко всему прочему, я устал постоянно прозябать на рынке, местный народ временами меня хоть и поражал своими достоинствами, в виде высшего образования и знаниями в разных сферах человеческого бытья, но мне этого было мало. Я хотел ненадолго выйти из жестких рамок финансовых дел, и окунуться в свет людей искусства, послушать их вдохновенные речи, вкусить чувствительные нотки переживаний, и может, что-то для себя узнать нового.

Коллектив вечернего курса меня чем-то порадовал, чем-то огорчил, но, в общем, я остался доволен. Здесь собрались в основном уже взрослые люди, я был один из самых младших, и следуя стандартному принципу пребывания в социуме, старался найти себе друга на время обучения. К сожалению, из мужчин я был самым младшим, разница в возрасте сказалась и на интересах, в результате чего, кроме приятельских отношений, я ничего не нашел. Не скажу, что это меня сильно огорчило, но навело на мысль, если нет возможности найти друга, то значит, следует найти подругу.

Правда, помня свою первую любовь, которая неизвестно с какого горя посетила меня аж в 13 лет, и оставила неизгладимый шрам на сердце, я выбирал очень тщательно, изучая каждую кандидатуру. Но выбора особого не было, и поэтому мой взгляд пал на молодую девушку моего возраста, немного экзальтированную, в меру привлекательную, с каким-то тягучим, но при этом притягательным женственным оттенком. Длинные рыжие волосы, выразительные голубые глаза, с нотками радостной печали, отдавали искрами игривой наивности, всё это обрамлялось в рамку её скромной откровенности и чувствительного ума.

Так как опыт общения с противоположным полом у меня отсутствовал как таковой, зато имелся природный напор и тактичная наглость, не ведающая преград. И первым делом я, как бы между делом, с ней познакомился, в пределах допустимых правил совместного обучения. А дальше, дальше меня понесло в неведомые дали...





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 30
© 05.06.2018 Александр Суровый
Свидетельство о публикации: izba-2018-2290167

Рубрика произведения: Проза -> Мистика












1