Новый день расступающейся тьмы, глава 6



***

- Да чтоб тебя, когда же оно выйдет?.. – вполголоса пробормотал господин Штопанный, неприятно поражённый вместимостью своего мочевого пузыря. Похоже, продрог он основательно, а местное пойло лишь усугубило ситуацию.

Суп отдавал лежалыми овощами, безрадостно томившимися в затхлом погребе, как минимум, пару сезонов до исполнения высшей меры наказания, сиречь утопления в кипящей воде. Привкус во рту рисовал пейзажи сельской местности - в частности, наливных клубней турнепса, едва удерживающихся от сногсшибательного спуска с породившей их материнской горы. Внизу же их поджидал хозяин «ППП» (кстати, жирдяй так и не представился…), деловито готовивший сверкавшую на солнце лысину ко встрече с поспевшими корнеплодами…

Яркое видение прервалось, когда наш герой понял, что забрызгал штанину. Штопанный выругался и предпринял попытку обуздать своевольный поток, лишь начавший ослабевать. Когда ему это наконец удалось, сверху донёсся торопливый стук ног, затихший после отчётливого хлопанья двери.

И что за спешка? Неужто толстяк бросился за недостающими ингредиентами главного блюда?.. Что ж, если он заставит ждать себя слишком долго, Штопанному придётся продолжить увлекательную игру «Угадай название заведения».

Слава всем богам, источник иссяк! Напоследок он успел обдать правую коленку шатающегося героя и только после этого отступил. Но явно обещал вернуться.

Делать в меблированном нужнике было больше нечего, поэтому наш добрый знакомый резонно решил вернуться в основной зал и отведать-таки главное блюдо, которое так нахваливал хозяин «ППП». И этому скользкому типу с фальшивой улыбочкой лучше бы расстараться, иначе залпы немилосердных догадок ещё долго будут грохотать в его плешивой башке. К тому времени Штопанный успеет забыть эту дыру под названием Ошибка Хорунжего.

Кстати, о блюде…


***

…Несмотря на пережитое потрясение, Брим Лопотун твёрдо вознамерился завершить начатое. Чем бы ни кончилась эта, без сомнения, тёмная история, репутацию лучшего заведения в городе под удар ставить было нельзя. Ни в коем случае. Брим был человеком незыблемых принципов и всем своим существом радел за правое дело.

Именно поэтому он решил привести в должный вид оставленную отлучившимся по сверхважному заданию Эрсом гору мяса и овощей.

- Побольше млифятинки и турнепса, проклятый чернокнижник… Чтобы потроха твои вспучились и лопнули, как лопается и расходится земля от твоих нечестивых ритуалов… И как то, что я имел несчастье узреть в твоей сумке, пыталось, чтоб тебя, выбраться наружу не спросившись… Пусть и содержимое твоих кишок, поганец, вылезет из гнусной утробы супротив воли твоей… След же твой останется явным в чистом снеге нашего доброго города… и Ревнители Сияния не дадут уйти пакостному колдуну, промышляющему МЕРТВОХОДСТВОМ… - бормотание трактирщика становилось всё более неразборчивым, а слог – более возвышенным. Отрешённый взгляд, казалось, не следил за руками, двигающимися механически… Как бы сильны ни были тревоги господина Лопотуна, многолетняя выучка не подвела. Блюдо было готово.

И очень вовремя, так как из зала донёсся пьяный голос единственного гостя трёх «П», впрочем, всё же, не набравшегося до потери сознания. Судя по нетерпеливой интонации, он уже довольно давно вернулся из отхожего места.

- Хозяин, где моя еда?! Долго ещё ждать?.. Я готов проглотить этого твоего безрогого козлину вместе с копытами! И гарнира не жалей!..

Брим моргнул и с трудом сбросил оторопь. Сделав охранительный жест, он закончил сервировку. Поднос казался очень тяжёлым, невероятно тяжёлым. Трактирщик невольно подумал о том, что он поднял собственную надгробную плиту.

Пребывая мыслями далеко, с верным Эрсом, он неверными шагами двинулся к зловещему посетителю. Господин Лопотун молился всем известным богам, чтобы шеф-повар преуспел в своей миссии, а подмога прибыла без задержек. Графин остался на кухне.

Кстати, об Эрсе…


***

Выдающийся шеф-повар и надёжный соратник господина Лопотуна, Эрс, тем временем вприпрыжку нёсся по сугробам - падая, поднимаясь, отплёвываясь от снега и снова падая.

И угораздило же этих Ревнителей расположить свою обитель в такой дали!.. А вдруг Брима уже нет в живых? Или ещё хуже – что если он успел преставиться и был оживлён, уплотнив ряды истлевшей нежити своим более чем плотным пузом?.. Ведь он и при жизни был крепким орешком, даже представить страшно, во что он превратился после смерти. Нет, об этом определённо лучше не думать!

У нас, уважаемый читатель, есть немного времени пока легконогий (и почти такой же легкоголовый) Эрс, подстёгиваемый душевным смятением, скачет по едва заметной дорожке, ведущей от северо-западной части Ошибки Хорунжего, вдоль невысокого лесочка, скрывающего от случайных прохожих святая святых и по совместительству штаб-квартиру так называемых Ревнителей Сияния, Вершину Равнопризнанных.

Назвать полноценной крепостью данное сооружение язык всё же не повернулся бы, однако, с учётом скудного финансирования (в основном, из кошельков неравнодушных горожан и условно добровольных податей; впрочем, ходили слухи и о наличии у Ревнителей влиятельных покровителей, степень заинтересованности которых не афишировалась) и удалённости от цивилизации (захолустье, возведённое в торжествующий абсолют), здание внушало определённое уважение.

Оно было построено каких-то сорок с лишним лет назад, но выглядело на все четыреста. Словно череды Катаклизмов и не было в помине.

Высокие стены, окружавшие единственную, украшенную гигантскими костями неведомых чудовищ башню, были обнесены непреодолимым частоколом, что смутно напоминало о фортификациях более примитивных рас гуманоидных дикарей, когда-то обитавших на всей территории страны.

Однако, как это часто бывает, их время прошло: большая часть была истреблена захватчиками, стоявшими на более высокой ступени развития, полтора десятка веков назад; часть вымерла от голода и невзгод, выпавших на их долю, когда пришла Зима-Трёх-Жизней.

Сами дикари предпочитали решать споры силой, что в сложившихся обстоятельствах лишь ускорило закат их культуры. До сих пор ни один летописец, ни один исследователь древности не может с уверенностью сказать: исчезли ли они бесследно или небольшие группки выживших затаились где-то, в укромных уголках страны, ожидая своего часа...

Но вернёмся к Вершине Равнопризнанных. Наш приятель Эрс уже порядком запыхался; ещё немного о месте, куда он направляется, иначе славного шеф-повара хватит удар.

Частокол не был замкнут вокруг крепости – зазубренные брёвна толщиной с плечистого сельского мужика, всю жизнь посвятившего чуткому (и не всегда благодарному) ухаживанию за капризной культурой высокогорного турнепса, прикрывали лишь половину территории Ревнителей Сияния.

С тыльной стороны их оплот был надёжно защищён пропастью, дна которой не было видно и в иной погожий денёк. Расселина, пролегающая с севера и запада, звалась Певчей - крик сорвавшегося вниз долгим и весьма приятным слуху эхом отражался от образующих её расступившихся гор. Порой у невольных свидетелей складывалось впечатление, что звук распространяется таким образом, будто несчастный летит снизу-вверх. Вкупе с отменной слышимостью вокруг, об очередном печальном случае (с небольшой заминкой) узнавали жители не только близлежащих поселений, но и тех, что находились аж в четырёх днях пути от Певчей.

Ну да мы отвлеклись на очередной живописный пейзаж; поспешим не оставить беднягу Эрса одного, ведь он уже подбегает к массивным воротам опоры и надёжи всех честных и богобоязненных жителей окрестных земель – Вершине, как уже было упомянуто, Равнопризнанных…


***

…Не будем заставлять тяжело дышащего Эрса повторять рассказ от начала и до конца – бедолаге и так хватает забот. Посмотрим лучше, что скажут по поводу услышанного Древний Брауз и его доблестные воины.

Шеф-повар был хорошим кулинаром, но вот оратор из него вышел никудышный (собственно, господин Лопотун взял Эрса на работу не за хорошо подвешенный язык). Возможно, ситуацию могла бы исправить кружка воды (или чего покрепче), догадайся хоть один из Ревнителей сделать пару лишних движений и отлучиться на кухню (впрочем, успешность кандидатов, пополнявших ряды Ревнителей, зависела отнюдь не от выдающихся интеллектуальных способностей).

Брауз, бесспорный (и бессменный) лидер вышеупомянутого общества (правильнее будет сказать - ордена) морщился, кривился, скрёб подбородок, сокрытый под длинной неряшливой бородой и периодически прерывал взволнованного Эрса с требованием притормозить и повторить.

Выцветшие, холодные глаза Древнего Брауза с возрастом не потеряли зоркости. Он точно подмечал детали, выдававшие истинные намерения собеседника. Правда, в данном случае это было излишне – простодушный шеф-повар и не думал юлить. Нервные взгляды по сторонам, дрожь и сбивчивая речь говорили о том, что дело было серьёзное и отнестись к нему предстояло с должным вниманием.

Древний Брауз не занимал бы столь высокий пост, не умей он выждать подходящего момента. К тому же, старик любил хорошее представление.

- Мертвоходство, говоришь? – задумчиво протянул лидер Ревнителей, не вынимая ищущей руки из своей всклокоченной бороды. Надо отдать должное – Брауз умел произвести нужное ему впечатление и расставить акценты там, где необходимо.

Его излюбленной тактикой было подпустить противника (в данном случае – собеседника) поближе, изобразив уязвимость (читай расположенность), а потом сбить с толку отвлекающим манёвром. И только после этого нанести свой удар.

- Точно говорю, ваше Верховенство, - затараторил Эрс, озираясь на остальных Ревнителей, коих в приёмном зале Вершины Равнопризнанных в данный момент насчитывалось с полдюжины – А можно мне глоточек воды?.. В горле совсем пересохло. Бежал сюда изо всех сил, самым коротким путём…

В качестве доказательства шеф-повар снял один сапог и вытряхнул его содержимое прямо перед беспрестанно теребящим подбородок Браузом. Тот легонько кивнул одному из подчинённых, поменьше рангом. Ревнитель исчез в соседней комнате и через несколько секунд вернулся с миской воды. После ободряющего кивка властного старика Эрс благодарно принял посуду и жадно отхлебнул.

- Прошу прощения, мы не держим в нашем оплоте веры алкоголя… Видишь ли, он развращает дух и ослабляет тело, так. А мы здесь не для этого собрались, верно, парни? – голос предводителя требовательно возвысился.

Остальные Ревнители приосанились и обменялись горделивыми взглядами.

Отчасти Древний был прав – они действительно не выпивали, находясь в пределах крепости. Однако, никто не мешал им компенсировать вынужденное воздержание в рамках небольшого набега на соответствующее заведение. К слову, в «ППП» Ревнители наведывались не реже раза в неделю. Да и другими аспектами мирской жизни, способными «развратить дух и ослабить тело», служители ордена не брезговали. В Уставе было чётко прописано – никаких излишеств в святая святых. Этому они следовали неукоснительно. Однако мы отвлеклись.

- Мертвоходство… - снова протянул Брауз, сменив затёкшую руку. Казалось, он ни на минуту не хотел оставлять подбородок наедине с бородой. Процесс поглаживания сопровождался отлетающими кусочками верхнего слоя сухой кожи и иногда волос. Однако же, волноваться на этот счёт никому не следовало – бороды хватало ещё надолго.

Эрс, спрятавшийся в щербатой миске, осторожно выглянул из-за её кромки.

- Да, уважаемый! Не иначе как оно самое! Брим не стал бы вас обманывать – что-то шевелилось в сумке колдуна, точно говорю! – и тут же снова спрятался за посудой. Вода в ней кончилась, но в глубине души гонец из попавших в беду трёх «П» понимал, что любое укрытие в момент сложных переговоров будет уместным.

- А если это никакой не колдун, а просто бродячий торговец искусственными усладителями? Я слышал, что на западе они довольно-таки распространены. Вполне допускаю, что эти изделия греха могли добраться и сюда...

Древний Брауз, подобно коварному хищнику, готовился к финальному прыжку. Знакомые с его техникой Ревнители затаили дыхание. Несмотря на усиливающуюся абсурдность ситуации и мнимую потерю нити разговора, они прекрасно знали, что последует далее. И заскользившие по их лицам улыбки предпочли подавить заранее.

Не чуявший подвоха Эрс чуть не выронил миску.

- Да не может такого быть, ваше Верховенство! Постоянно твёрдые мужеские причиндалы безо всего остального?! – выпалил шеф-повар, проявив недюжинную осведомлённость в щекотливой теме, к тому же, в неподходящей компании – Так у нас в них нужды нет! Городишко маленький, глухой, народ привык по старинке тешиться… Да и покрытие…

Брауз плотоядно ухмыльнулся; глаза его остались неподвижными, лишь дрогнуло левое веко. Жертва угодила прямиком в силки. И пусть добыча была небогатой, лидер Ревнителей не хотел упускать её. Таким образом он вновь и вновь утверждался в верности избранного пути.

- Хм, а как думаешь, дружище… Этот ваш колдун… он точно занимается именно мертвоходством? Ты не ослышался?.. Брим порой такой болтливый, мелет языком без разбору… На то он и Лопотун, так? Может, он имел в виду Хреноходство?..

Эрс выронил миску, и она звонко запрыгала по каменному полу цитадели благочестия. Синхронно с ней подскочили и застигнутые врасплох Ревнители.

- Так о чём я?.. Ах, да… Нет ли у вашего чернокнижника подходящего зелья или заклинания? Вдруг он сможет заставить вновь ходить и эту штуковину? – тут Древний Брауз, чувствуя приближение триумфа, неожиданно резво вскочил с кресла, принял героическую позу и звучно похлопал себя по промежности с такой силой, что у всех присутствующих заслезились глаза.

На пару мгновений в зале воцарилась мёртвая тишина. Даже миска остановилась и затихла, упёршись в стену.

Брауз оглядел съёжившихся людей. Довольный произведённым эффектом, он расхохотался. Его смех больше подошёл бы молодому крепкому парню, вроде того, что бегал за водой. Остальные Ревнители расслабились и присоединились к своему предводителю.

Даже Эрс рискнул проблеять что-то нечленораздельное. Сегодня он чувствовал себя безрогим козлом.

- Ладно, кончайте с этим! Дело серьёзное! Хватайте всё необходимое – и в дорогу! – Древний Брауз снова стал серьёзным и сухим. Ревнители разбежались по углам, с явным облегчением. Эрс предпринял попытку потихоньку улизнуть, но твёрдый голос старика остановил его на полушаге.

- Ты, мой дорогой друг, как там тебя… Будь впредь осторожнее. Не следует открывать свой разум тому, что не готов постичь. Иначе порок овладеет тобой и душу твою уже будет не спасти… А теперь – пошёл вон, беги к своему хозяину, пёс! Передай Бриму, что мы скоро будем. Не упустите этого колдуна! Не то пожалеете, что появились на свет!

Эрсу не надо было повторять дважды – в два прыжка он пересёк зал и исчез за частоколом мгновение спустя. Сейчас он очень сожалел о том, что осушил ту миску до дна.


***

Пока отряд блюстителей материального и (обоих уровней) духовного порядков спешит на помощь господину Лопотуну, перенесёмся в славное заведение под причудливым названием «ППП». Трактирщик держал нелёгкую оборону – прежде всего, репутации своего детища и только потом – своей. Вдобавок ко всему, он озаботился тем, не слишком ли высоко звучит его голос, а также сухостью своего исподнего.

Гость тем временем и не думал сбавлять обороты. Он кривлялся, ругался и стучал кружкой по столу, требуя налить что-нибудь менее омерзительное и более согревающее. Также буйный клиент грозился разнести всё вокруг, если ему подадут хоть что-то отдалённо напоминающее высокогорный турнепс.

Брим будто брёл по топкому болоту. Каждый шаг приближал его к точке невозврата. Поднос клонил господина Лопотуна к земле, поясница предательски ныла, а испарина покрыла его лесное озеро в глубине торчащих во все стороны рыжих деревьев. Назад пути не было. Поносимый гостем корнеплод был надёжно упрятан в глубине горы, возвышавшейся на блюде. Однако, пара взмахов ножа и вилки – и опасный посетитель докопается до истины. И тогда гнев и пламенная ярость (а возможно, и запретные заклинания) обрушатся на многострадальную голову трактирщика…

Но ещё больше хозяин «ППП» боялся Того-Что-Выглядывало-Из-Сумки. Вероятно, этот страх будет преследовать Брима до конца дней… В час сомнений ему очень не хватало кувшина, оставшегося на кухне.


***

- Вот, это уже больше похоже на фирменное блюдо! Давай сюда, чего тянешь? И принеси что-нибудь согревающее, смекаешь? Такое мясцо негоже глотать без запивки… - голос клиента прозвучал непозволительно отчётливо и близко. Брим встрепенулся и едва успел подхватить поднос. Его толстый живот недовольно затрясся.

- Ого, в программе сегодняшнего вечера ещё и представление? – зааплодировал Штопанный, радостно смеясь. Пребывать в приподнятом настроении ему оставалось семь минут и тридцать четыре секунды.

Натужно изображая искреннее радушие, трактирщик водрузил блюдо с дымящейся горой перед носом гостя и, без лишних слов, поспешил ретироваться в укрытие за занавеской.

- Эй, хозяин! А выглядит-то вполне аппетитно! Я было подумал, что это пронесло великана!.. Надеюсь, на вкус оно окажется не хуже! – смех Штопанного резанул по ушам Брима, тяжело облокотившегося на шкафчик и схватившегося за сердце. Господин Лопотун обещал себе, что когда эта тёмная история закончится (если она закончится!), он серьёзно займётся своим здоровьем.

Потянулись бесконечные минуты. Пульсация в висках отмеряла вечности расплавленного свинца, барахлящее сердце сотрясало всё тело Брима тектоническими взрывами; лесная дамба из рыжих деревьев не могла больше сдерживать воды солёного озера, вышедшего из берегов.

Четыре минуты и девятнадцать секунд счастливого неведения и тягостного ожидания спасения. Четыре и восемнадцать. Четыре и семнадцать…

Вилка клацнула по тарелке громче предыдущих раз. Развязка близка.

- Уважаемый! Пожалуй-ка сюда, да быстро!.. Это что ещё такое?! Я что, непонятно выразился? Дурной подвесь меня за потроха, если это не клятый турнепс!..

Словно во сне Брим Лопотун слышал тираду взбешённого гостя. Словно во сне видел шевелящуюся дорожную сумку, содержимое которой явно намеревалось покинуть её застенки. Словно во сне видел блюдо, успевшее уменьшится примерно на треть. Пожалуй, это был неплохой сон.

Одна минута и пятьдесят две секунды.


***

- Хозяин, ты что? Очнись! Решил прикорнуть, доходяга?.. – сквозь пелену забытья Брим услышал смутно знакомый голос. Звучал он обеспокоенно. И довольно трезво. Тон заправского паяца пропал.

Проклятье, это опять он! Нет покоя его несчастной голове! Кажется, или сумка действительно дернулась?.. Воспоминания захлестнули трактирщика, и он почти завизжал от избытка чувств, но от бесчестья его уберег добрый Эрс, пришедший на подмогу в самый последний момент. Как и подобает настоящим героям.

- Брим, какого ты валяешься здесь без дела? Старина Брауз и его ватага скоро… - тут добрый шеф-повар осёкся. Он тоже увидел движение дорожной сумки. Вернее, в дорожной сумке.

Штопанный опрокинул стол и метнулся к ней одновременно с дурным криком Эрса. Выдающийся шеф-повар и посредственный оратор не успел ужаснуться вопиющему случаю мертвоходства, так как тут же перешёл к плачу о загубленном шедевре кулинарного искусства. Хозяин заведения по-прежнему сидел на полу, тупо уставившись в пространство. Будто увидел мертвеца.

Гость подхватил верхнюю одежду и с сумкой в зубах исчез за входной дверью. И сделал это весьма своевременно. Через несколько секунд отряд из семерых человек, задумавших обходной манёвр, ворвался через заднюю дверь трактира.

А Штопанный уже нёсся прочь, одеваясь на ходу. До наступления темноты нужно было срочно где-нибудь укрыться. И постараться при этом не замёрзнуть насмерть.

Пробегая мимо случайного прохожего, едва плетущегося по своим делам старичка, наш герой краем уха услышал что-то вроде: «Отличные резвые ноги! Да и повыше всё как лекарь расписал!.. Сегодня ночью, хе-хе, мне не будет одиноко!»

Штопанный, изрядно уставший от кредо вечного беглеца, отчётливо разобрал довольный скрип натруженных за долгую жизнь ладоней, хозяин которых давно привык со всем справляться самостоятельно.

***

Конец шестой главы 

***

Впервые опубликовано на сайте proza.ru в мае 2018





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 24
© 05.06.2018 Павел Прежний
Свидетельство о публикации: izba-2018-2290033

Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези












1