Идеальный вкус


Идеальный вкус
Что может сравнится с чашечкой кофе?
Крепкий Эспрессо, большой Американо или шоколадный Моккачино. Ароматный. Бодрящий. Пленительный. Дар богов постижимый смертными.
Это не просто напиток – это символ. Символ силы, благополучия, успеха. Символ Новой Религий, месса Успешных Людей. Да, да – именно Успешных. Лузеры пьют свой мочеподобный чай или вонючий сок. Хозяева жизни, совершают ежедневный ритуал – ритуал благодатных. Обречённые на успех, вкушают лишь идеальный вкус.
Это чудо: из горьких, несъедобных зерен получается волшебный порошок; из прожаренных, твердокаменных плодов выцеживается чудодейственная жидкость несравнимая ни с чем во вселенной. И решай сам, пропускать через пар, настоять в кофейнике или сварить в турке. Результат одинаков – Сила, Везенье, Успех. Да, да – несомненно, кофе исключительно для касты Лучших.
Занимаясь любимым делом, не работаешь, а отдыхаешь. Последние десять лет я отдыхаю. С того самого дня, когда хозяин прогнал бармена, и выволок меня из кухни за шиворот к аппарату для варки кофе на песке. Тот день, как обычно, начался с взбучки. Шеф позвал меня к себе.
- А, пришел, бездельник. Скажи, ты свой грязный рот также как и пепельницы моешь? Когда следующий раз клиент пожалуется, я твой рот вместо пепельницы предложу. А пока привыкай.
Он крепко схватил меня за шею, выудил из пепельницы жмень окурков и попытался запихнуть их мне в рот.
- Жри, сын собаки. Может это тебя научит чистоте.
Противится было тяжело. Сильно болела ошпаренная шея. Накануне, придурковатый
кондитер обжог меня чаем. Просто так ради смеха. «Вымой шею, вонючка – выливая кипяток мне за шиворот, сказал кондитер – В хамам паршивцев не пускают»
Несколько окурков оказались во рту. Урок закончился. Довольный собой, шеф пинком меня прогнал.
Тот день ничем не отличался от других дней в моей жизни. Ничего хорошего. Без дома, без родных. Я никогда и ниоткуда не ждал помощи. И идти мне было некуда. В этом паршивом ресторанчике я гнул спину и терпел с утра до ночи за крышу над головой и кусок хлеба. Здесь был мой дом. Здесь была моя тюрьма.
Шеф схватил меня за шиворот и куда-то поволок. Шея жутко пекла, во рту оставался пресный вкус окурков и обиды.
- Давай, молодой. Я в этой хреновине не разобрался – прошипел мне босс в ухо – Ты у нас мастер.
Песок, турки, кофе. Чего здесь разбираться? Но, спорить с ним не стоило. Можно было нарваться на очередную взбучку. Да и варка кофе куда лучше подзатыльников и оплеух на кухне. Люди жестоки, а повара особенно, уж я- то знаю. Отодранные уши, помои на голове, придирки, тычки, поджопники.
Ничего хорошего на кухне со мной не случалось. Ничего хорошего я не ждал и за стойкой.
Но, кофе-бог приступил к чудесам. После вони подгоревшего масла и гнилых овощей, запах кофе меня одурманил. Открыв кофемолку, я на мгновение лишился чувств. Боже! Это – райский запах.
- Давай быстрее, чего ты там возишься? – орал мне под руку жирный, лысеющий клиент.
В полусне я зарядил турки в песок. Откуда-то в сознании сплыли действия предыдущего бармена. На стойку, перед боровом, я поставил белое блюдце с кофейной чашкой. Поменял пепельницу. Но, это не убавило злобы в его нетерпеливом взгляде. Наконец турка закипела. Аккуратно перелил еще не осевшую жижу в приготовленную чашку.
- Не прошло и года … – недовольно пролаял пухлый клиент.
Пока я готовил стаканчик с розовой водой, он затянулся сигаретой и пригубил кофе. Именно в ту секунду на меня снизошло. Да, да в ту самую секунду, когда он, выпуская табачный дым, причмокнул языком, покачав головой, шепнул:
-Аллах, Аллах!
Я помню эту секунду в мельчайших деталях. Клубы табачного дыма, перемешанный с кофейным паром. Довольная, жирная физиономия клиента. Блаженство в его полузакрытых глазах. Все это снится мне под утро каждую ночь.
Через пару месяцев в ресторанчик приходили со всего города попить моего кофе. Мест всем не хватало. Многие даже не присаживались, просто стоя пили кофе, курили сигарету и хвалили. Хвалили мой кофе. Мой.
Впервые в жизни меня хвалили.
- Ай да вкус, ай да аромат – восторгались посетители – Как ты его делаешь? Что кладешь.
- Ничего, уважаемый – скромно отвечал я – Вода, кофе. Все! Хочешь, вай, гвоздику поставлю, или корицу?
- Ай, ай, ай. Нехорошо. Молодой, а обманываешь! – улыбались клиенты
Шеф был доволен. При посетителях он мене хвалил, хлопал по плечу, даже обнял один раз. Но стоило закрыть ресторанчик, в нем просыпался злодей. Затрещины, пинки, оплеухи, выкрученные уши. Да и от поваров доставалось больше. Чем лучше меня хвалили клиенты, тем больше меня гнобили на кухне.
Жизнь не стала легче. Лишь, заваривая кофе, затем разливая его нетерпеливым клиентам, слушая их похвалы, я понимал зачем Всевышний послал меня на этот свет.
Все потому, что я принял истину. Всю свою никчемную жизнь я шел к просветлению. И наконец снизошло. Я обрел кофе-бога. Когда я рассказал об этом мулле, он сначала посмеялся. А потом злобно заорал:
- Ты, рожденный в канаве. Откуда тебе знать, что такое истина? Истина в Всевышнем! Но для тебя она закрыта. Верь и молись, все на что ты способен. Слушай меня. Я тебе вместо отца. Или хочешь спросить у своей блудливой матери?
Но я ослушался. Просветление было сильнее старого индюка. Оно велело мне нести людям истину. Свою истину. Кофе истину. Я - проповедник, клиенты - жаждущие прихожане. Приготовление кофе превратилось в священнодействие. Коричневый порошок – проповедь, вода – причащение, чашечка на блюдце – исповедь, восторженное цоканье – покаяние.
Да, я рожден именно для этого. И чем больше меня били и оскорбляли, тем моя вера становилась сильней.
Кофе истина размолола меня и навечно заварила в кофейник. Бог не искушает своих истинных пророков. Его испытания лишь для мягкой, бесформенной грязи. Из нее он лепит и затем выжигает кувшин – сосуд для веры. Но я создан готовым сосудом, кофейником, доверху наполненный крепко заваренной густой, ароматной Верой.
И кофе-бог направляет своих служителей. Ресторанчик шефа сгорел. Сгорел дотла. Против истины человеческая злоба бессильна. Именно злоба этого упыря и сожгла его же ресторан. Мой шаг это всего лишь жидкость для розжига мангала в турке и не выключенный на ночь аппарат. А салфетки, и кипу картонных коробок у стойки, тем вечером, оставил сам шеф.
Аромат моего кофе из занюханного ресторанчика уже разошелся по всему городу. На следующий после пожара день меня окликнули:
- Эй, это ты в этом свинарнике кофе варил?
Немолодой худой господин в белой чистой рубашке с длинными рукавами крутил в руке четки.
Я испуганно ответил:
- Да.
- Иди за мной – он спрятал четки в карман, повернулся и быстро зашагал по улице.
Через несколько минут он подвел меня к задней двери на кухню лучшего в городе ресторана. Этот ресторан знали все. Здесь собирались городские богачи и приезжие толстосумы. Поесть в этом ресторане было не по карману даже многим туристам, не говоря уже о нас – местных голодранцах.
В кухню меня не пустили. Господин в белой рубашке буркнул мне на пороге «Жди!» и вошел. Я ждал. Ждал долго, но спешить мне было некуда.
Наконец на пороге появился высокий мужчина в белоснежном халате, в коричневом переднике. Он брезгливо меня оглядел:
- Говорят, ты умеешь варить кофе?
- Люди говорят что да – ответил я.
- Это болтуны глупы. Или лгут. Бог видит, ты ничего не умеешь. Но, мог бы чему-то научится, если будешь меня слушаться и делать то, что я говорю. Я здесь старший. Хочешь работать, помалкивай и делай в точности, что тебе скажут.
И я конечно слушался, каждый раз, не забывая благодарить кофе-бога за такой подарок. Впервые в жизни ко мне относились как … как к .. к человеку. И работники, да и клиенты здесь были другие. Меня многому научили, многому я научился сам. Ритуал приготовления кофе оказался намного чудеснее, чем я себе представлял. Кроме песка и турок здесь были еще и другие машины, устройства и хитрости для приготовления чудо-напитка. У меня была униформа. А главное, у меня было жалование. Впервые в жизни.
Кофе – бог овладел мной полностью. Когда я проповедовал его истину, он был в моей голове, водил моими руками, и ткал доброту моего сердца.
Местные богатеи звали меня барменом, иностранные толстосумы – баристой. Звучит обидно, но я не обижался. Главное было служение кофе-богу. И я служил. Проповедь, причащение, исповедь, и неизменное, восторженное покаяние.
Я крепился в своей вере, и истина стала незыблемой, пока однажды приезжая старуха не заказала кофе без кофеина. Сначала я не поверил своим ушам. Потом меня стошнило. Хвала Всевышнему ее заказ принес официант. Сумасшедшая дама не видела, как поднос с чашками покрылся непереваренным завтраком. Подумать только, кофе без кофеина. Небо без звезд. Человек без кожи. Вера без Бога. Ересь!
Одержимая бабка сильно разозлилась, когда ей принесли обычный, вернее обычный мой необыкновенный кофе. Она кричала, ругалась. На следующий день мне под стойку поставили коробку с этим лже-порошком. Старший приказал, впредь беспрекословно выполнять любые пожелания клиента.
- Если не знаешь, не смей делать. Даже думать не смей. Спроси у меня – говорил он мне прямо в лицо – У тебя нет мозгов, чтобы думать. Ты кофе аппарат, а машины не думают.
Я мог и не думать, но мой кофе-бог не позволял мне проповедовать ложь. Лже-кофе, как лже-истина отравляет паства. Невозможно быть удачливым без удачи, невозможно быть успешным без успеха. Невозможно пить кофе, если в нем нет кофеина.
Я не мог лгать. Я не мог позволить лгать другим. И уйти я не мог. Кофе - бог мне не позволял.
Но кофе-Бог добрый бог. Он с ниспослал мне озарение. Вероотступников надо наказывать.
В наказание неверным, я плевал в каждую чашку с обман-кофе. Смачно, густо. Наказание чаще было белым, иногда желтым, иногда зеленым. Но всегда незаметным. Да, они его пили и цокали языком – каялись. Но я знаю, раскаяние было неискренним.
Бог могуществен, но дьявол силен. Бог ведает, а черт видит. Сила нечистого, в глазах его. В тот час, когда мой Бог решил отдохнуть от дел своих праведных, шайтан, такими же как лже кофе искусственными глазами, увидел мое наказание.
- Ах ты, ослиная сперма! Скотина блевотная. Ты что же вытворяешь? Я всегда знал, что вместо мозгов у тебя курдюк. Аллах, Аллах. Скольких уважаемых клиентов ты осквернил? Ай, ай!
Я молчал. Как шайтан мог узреть акт моего наказания? Когда приехал хозяин ресторана, все стало ясно.
- И где этот сучий хвост? - кричал хозяин на старшего – Ты его специально держал, чтобы он в чашки смаркался? Куда ты смотрел? Если б камеры не поставили, один Всевышний знает, как долго пили бы слюну этого свиного потроха.
Кофе – бог не дал мне знаний о видео камерах. Потом, уже в Европе, я узнал, что дьявольские глаза повсюду. Тогда я не понимал, о чем говорит этот маленький, толстый человек.
-Где он?
Старший молча указал в мою сторону. Все повара и работники стояли в шеренге.
- А, вот ты где, ублюдок – коротыш подошел ко мне и со всего размаху попытался ударить в лицо. Но промахнулся. Его короткие руки едва достали до
моей шеи.
- Урод! – хозяин опять замахнулся и попытался ударить меня в живот. Я сделал шаг назад, и коротыш снова сотряс воздух.
- Сволочь увертливая – взбесился он – Держите его!
Несколько крепких рук схватили меня. Коротыш ударил меня и обессилил. Он тяжело дышал.
- Что смотрите, идиоты – обратился он к остальным – Бейте этого говнюка.
Первый удар свалил меня с ног. Дальше я почувствовал еще несколько тычков ногами в живот. Кофе-бог смиловался надо мной и забрал мое сознание.
Дьявол силен не только глазами, но языком и ушами. Слух о моих наказаниях со скоростью молнии разошелся по городу. Хозяин закрыл свой ресторан, а мне никто не давал работу.
Я голодал и бродяжничал, пока не попал на лодку, идущую в Европу. Вы можете сказать, что это случай, но нет, я уверен это кофе-бог заботился обо мне. Именно он вложил в мою руку тяжелый камень, и именно он помог размозжить голову пареньку который заплатил капитану, и вместо которого я сел в лодку.
Истинная вера на то и истинная, что сама находит себе тропу. В новой стране я быстро освоился. Помогал мой кофе-бог. И здесь он благословил мои проповеди. Через аппараты.
Люди на западе настолько заняты своим успехом, что у них совершенно нет времени вкушать чудо, сидя за столиком в прохладе и спокойствии. Они принимают проповеди на ходу. Вместо сигареты, в свободной руке телефон. Вместо белоснежной чашечки, разукрашенный бумажный стакан. Вместо истины с кусочками сердца проповедника, в стакане жидкость из бездушной машины.
Чудо кофе - восход Солнца, диво дня, запах надежды. Оказалось все это можно проповедовать и без пастыря. В этой сатанинской стране пастырь лишь следит за безмолвными железными помощниками, раздающим богопослушным прихожанам веру.
Слабым духом европейцам, одной веры мало. Любовь кофе-бога равна любви к кофе-богу. Сколько отдаешь столько и берешь. Я понял это в больничной палате.
Я понял - веру надо испытывать, сомнения надо искушать. Почему кофе из одного и того-же кофейника одному кажется слишком крепким, а другому слишком слабым? Да, все дело в глубине и ширине веры. Как ее проверить? Если бог тебя любит, он тебя оберегает. Почему съев одну и ту же курицу, напарник остался цел, а я мучился отравлением? Уверяю вас, дело не в сальмонеллезе. Дело в вере.
И кофе-Бог подсказал мне как быть. Как испытать веру сомневающихся. Как избавится от лжецов. Как оставить в кофе-вере по-настоящему здоровых, успешных и удачливых людей. Одной моей слюны и мочи, слюны и мочи пророка, было не достаточно.
В больнице мне рассказали, откуда приходит болезнь сальмонелла. Выздоровев, я купил на рынке яиц, соскреб с них остатки помета. Для испытания верующих в торговом центре этого было достаточно.
Но настоящего испытания не получилось. Бог пожалел неверных. Кафетерии закрыли на проверку, поменяли некоторых уборщиков. Но в их глупые головы не могла прийти истинная причина. Испытание идет от бездушного кофе аппарата, который сам считает деньги, сам мельчит кофе, заваривает и наливает. Никто не догадался. Это был очередной знак Всевышнего.
Следующий раз бог покарал бухгалтера банка, в котором стоял бездушный кофе аппарат. Обычно она подписывала мне накладные. Но исчезла на несколько недель. Мужчина, подменяющий ее, сказал «Она в больнице с инфекцией». Мой бог покарал неверную.
Кофе-Бог справедлив. Он наказывает лишь тех, у кого нет веры.
Это было легким испытанием. Но Кофе-бог приготовил паству другую проверку. Я видел, как у склада испорченных аппаратов, люди в масках что-то разбрызгивали и разбрасывали. Я спросил у босса:
- Что они делают?
- Грызунов травят. Раз в полгода необходимо обрабатывать.
Вот он знак. Бог озарил меня видением. Яд – это истинное испытание. Только праведные будут спасены кофе-Богом. Только правоверные могут и дальше познавать вкус жизни, вкус успеха.
Вкус кофе.
Осталось подобрать орудие кофе-господа – яд.
Кофе-бог добрый бог. Он дает время подумать: готов ли ты пройти это испытание? Каждый раз, вставляя купюру в сканер кофе-аппарата, думай об искушение истинной веры! Каждый раз, нажимая на кнопку выбора меню, помни о праведности и испытания! Каждый раз, извлекая бумажный стаканчик, каждый раз, размешивая волшебный напиток, каждый раз вдыхая дурманящий аромат, вспоминай человеколюбие моего кофе-Бога! Пригубив кофе, помни – жребий брошен!
Идеальный вкус – это вкус смерти.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 27
© 04.06.2018 Евгений Брахман
Свидетельство о публикации: izba-2018-2289402

Метки: кофе, религия, одержимость, яд,
Рубрика произведения: Проза -> Рассказ











1