Это страшно!


   
Это страшно!


Эссе

Константин Атюрьевский

Страшное это дело для человека пишущего, прозаика или стихотворца, понять, что исписался, что продолжаешь писать «на автомате», «на автопилоте», потому что привык, потому что надо, потому что другие (да и ты сам) считают тебя писателем или поэтом, или еще какое-нибудь «потому что».
И продолжает, обычно, человек «творить», размещает новую подборку стихов, рассказ, повесть или даже роман на профессиональных литературных площадках – сайтах, публикует в толстых литературных журналах, а потом выпускает новую книгу – ведь дорога проторена, открыта для известного автора, имя громкое, на слуху. Все вроде бы как и раньше. Ничто не предвещает беды. И коллеги по цеху, увешанные значками, медалями и орденами, увенчанные лаврами, лауреаты премий и т.д. и т.п. говорят, что все хорошо, хвалят, желают творческих успехов, цитируют… или, в лучшем случае, отмалчиваются (ну те, что почестнее).
Редко когда кто-то прямо в глаза скажет, что написал ты слабую вещь, стихи твои сырые, полны банальностей и не состыковок, а поэзией здесь и не пахнет.
Редко кто скажет.
А кто скажет, того сразу же занесут в «черный список», назовут завистником и клеветником. Укажут: ты-то дескать кто? Чего добился в своем творчестве? Иди подучись, достигни чего-нибудь. Ишь, критик нашелся…
Коллеги по цеху скорее поддержат, либо опять же промолчат, ибо себе дороже говорить вопреки влиятельному и известному человеку. И не важно, что писать он стал плохо, что от поэта осталась только «вывеска поэта». Легче жить по принципу изложенному в басне Крылова: «Кукушка хвалит петуха за то, что хвалит он кукушку».
Страшно это.
Не понимать самому, согбенному под тяжестью регалий, что, может быть, пора остановиться, оглянуться, включить рефлексию, наконец. К сожалению это так болезненно для многих: критика, а тем более самокритика. Понять это про себя. Принять это как данность. Взять паузу, проанализировать ситуацию и либо остановиться, либо начать борьбу с собой: писать но по-новому.
Слава и гордыня делают своё чёрное дело: человек привыкает, что его чтят и сам начинает себя считать великим. Великим поэтом, великим писателем, ну или, по крайней мере, большим уж точно. И остановиться не может.
«Живые классики». Неоднократно в литературных кругах произносится такое выражение…Странно! Живые и, вдруг, классики… Когда успели ими стать-то? Для этого обычно нужно много времени, гораздо больше обычно, чем жизнь. Исключение: гении, - те и при жизни могут. Но много ли таких…
Особенно тяжело «заслуженными» воспринимается критика идущая «снизу» от якобы учеников, молодых, новых и свободных людей в литературе, ценящих не статус, не членство в больших литературных объединениях, не количество премий и былых заслуг, а талант, умение сказать – написать по-своему, по-новому, своим голосом.
А ценить и нужно Дар и мастерство (семя и работу) слитые во едином плоде – литературном произведении.
Страшное это дело исписаться - и не понимать это.
                                                                                                                








Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 56
© 03.06.2018 Константин Атюрьевский
Свидетельство о публикации: izba-2018-2288491

Метки: исписаться, писатель, поэт, гордыня, слава,
Рубрика произведения: Проза -> Эссе












1