И супружеского выше ставил он гражданский долг Гл 42 ч.1


Голод был почти что норма
По библейским временам.
Ту наследственность не скоро
Изменить удастся нам.

Объективные причины:
Холод, засуха, война.
Но и просто хреновщины
Накопилось до хрена.

Если можно дистрофию
Вылечить иль подлечить,
То от дури простофилю
Не излечишь на печи.

Дураки растут в народе
Как бурьян или репей,
Сколько тот сорняк природы
Гербицидами ни лей.

Где безбашенного носит,
Трын-трава не прорастёт...
Ждёт народ, когда Иосиф
Все амбары отопрёт.

А Иосиф хуже фрица
Монополию блюдёт
И пшеницу за границу
За бесценок продаёт.

Здесь ни долг, ни клуб Парижский,
МВФ или общак
Первобытно-сионистский…
В общем, дело было так.

Пилигримом по всем странам
Голод с посохом блуждал
И дошёл до Ханаана,
Где Иаков проживал.

В мокроступах-скороходах
Голод по миру бродил,
Украину мимоходом
И Поволжье посетил.

Мор и голод в одной паре
За татарином бредут.
Лучше пусть придёт татарин,
Говорили, но не тут.

Биваки располагались
От Орды за семь морей,
И татар здесь не боялись,
Были страхи посильней.

Дуба дать кому охота?
И пока не рухнет твердь,
У людей одна забота -
С голода не помереть.

От волхвов узнал Иаков,
Что войны в Египте нет
И в амбарах хлеба с гаком
Накопил какой-то мент.

Родовое из серванта
Серебро достал отец,
Сыновей за провиантом
Посылает за Суэц.

Пусть за взятку, как угодно,
Но пришлёт для них вагон
Оборотень тот в погонах
Или вовсе без погон.

На хвосте несёт сорока
Новости, но нет сорок
В дебрях Ближнего востока.
Отстаёт от нас восток,

Потому братья не знают,
Что в Египте в тот момент
Всем Иосиф заправляет,
Ими проданный клиент.

Девять братьев Панеаха,
От неведенья глупы,
Держат путь, пока без страха,
Хлеб в Египте закупить.

Запрягали хлопцы кони,
Лишь остался брат один,
Мамой названный Бенони,
А отцом Вениамин,

Брат Иосифа по маме,
Что Иаков схоронил.
Был Иаков моногамен
И Рахиль свою любил.

Размножаться нощно, денно
Был от Господа указ,
От жены гулять изменой
Не считалось, как у нас.

Не влюбиться невозможно
В сладкий вкус восточных губ.
Обрабатывал наложниц
Папа Карло однолюб.

В старину детей ценили,
Не была мораль строга.
К двум желанным от Рахили
Ещё девять настрогал

Буратин тогда папаша.
Без семейного врача
Кто и от какой мамаши
По зарубкам различал

Малышей. (Шучу, конечно).
От Рахили сыновей
(Той, что родом из Двуречья)
Он любил всего сильней.

Справивши по Осе тризну,
Вспоминая Бени мать,
Он боялся больше жизни
И другого потерять.

Про Израиль миф развею -
Пересыльный он барак.
Корни древние евреев
У Евфрата, где Ирак.

Патриархи по влеченью
Брали жён там дорогих.
Не явился исключеньем
Сам Иаков среди них.

Климат мягкий, несуровый,
Всё, казалось, зашибись,
Но семиты-скотоводы
Даже там не ужились.

Истина покрыта мраком:
Что их двинуло оттель?
Подались они, однако,
До обещанных земель.

Бедные переселенцы,
Что поверили в тот бред -
Палестина только сенцы
В доме, где покоев нет.

Заполнять пустые ниши
Завещал еврейский Бог
И супружеского выше
Ставил он гражданский долг.

(Почему же либералы
Нам страну свою любить
Запрещают? Божьей кары,
Не боятся, может быть?

Удивляюсь я на наших
Демократов иногда.
Может, мало вы поблажек
Получили, господа?

Пока деды закрывали
Все границы на засов,
Внуки правду узнавали
От «Свобод» и «Голосов».

Власти ставили глушилки,
Затыкали правде рот.
Диссидентам шли посылки
Камнем в чей-то огород.

Кирпичи ловили ловко
Проходимцы с разных мест,
Как Щаранский и Буковский
Выражали свой протест.

Вырастали недоумки
И с надеждой на успех
Поклонялись толстой сумке,
Быть желая «лучше всех»,

Поглощали сигареты,
Обсуждали ерунду,
Убеждая всех при этом,
Что живут они в аду.

Так из преисподней вышел
Либералов высший класс,
Своё кредо утвердивший
На деньгах «In God we trust».

С этой верою протухшей
Разграбленья вожаки
Всю державу, словно тушу,
Разодрали на куски -

Не зашить и не заштопать -
Грифы, Грефы, вороньё...
Налетело хитрожопых
На отечество моё

Столько, что уж русским духом,
Извините, не разит,
И гламурная старуха
Вырождением грозит.

Мир изменится вчерашний.
Ясно видится момент:
Наш премьер – Натан Щаранский,
А Буковский - президент.

Как на зоне в мокроступах
Им страной большой рулить.
Жаль, что Хельсинскую группу
Станет некому кормить.

Оценили панораму
Нувориши-плохиши
И умчалась на Багамы
Куролесить от души.

С ними нам не прохлаждаться.
Мы ж в Египет подались,
Где, как чирей, зарождался
Рабский наш капитализм.)

Из книги Лучше всех или завоевание Палестины, Бытие, Гл. 42 ч.1 (Персональный сайт Валерия Белова http://belovbiblevirsh.ru/catalog_02.php?id=6&opencat=1)





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 375
© 17.10.2010 Валерий Белов
Свидетельство о публикации: izba-2010-228448

Рубрика произведения: Поэзия -> Стихи, не вошедшие в рубрики



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  











1