Книга о Сталине. Часть - 1



Книга о Сталине.


В этой книге собраны статьи написанные в разное время. Мои взгляды на Сталина и его драматическое время менялись в зависимости от возраста. Начинал я с того, что с пафосом заявлял: «Да у Сталина руки по локоть в крови!».
Но с возрастом, приходило понимание драматизма истории и политики, в том числе. Потому что политика и делает историю…
И вот сегодня, я начинаю понимать, что большие политики современности, всегда отражают в своей деятельности волю большинства. И в их деятельности нет выбора между добром и злом. Политик всегда вынужден выбирать между большим и меньшим злом!
А Сталин был таким политиком, который прислушивался к голосу народа, который всегда решителен, бескомпромиссен и жесток.
Корни сталинского террора лежат именно в этой плоскости, потому что народ не стесняется в средствах и всегда требует крайних мер для разрешения исторических коллизий.
Ещё одна причина публикации этой книги заключена в том, что Россия сегодня, превращается в мирового изгоя, так же как СССР был в числе стран-изгоев накануне Великой Отечественной войны.
И сегодняшняя травля президента России Путина, напоминает травлю Сталина в те предвоенные годы. Поэтому говоря о Сталине, я имею ввиду и Путина!
Надеюсь, что эта книга будет отражать эволюцию моих взглядов на Сталина и его эпоху…




«…Наполеон спросил в два часа ночи одного из своих приближенных» «Что будет во Франции после меня?» - «Ваше Величество, Ваш преемник, который справедливо будет опасаться, как бы в свете Вашей славы не показаться ничтожным, постарается подчеркнуть недостатки Вашего правления…»
Стендаль «Жизнь Наполеона»


СМЕРТЬ ВОЖДЯ
Я понял коммунизм – как напоминание о неисполненном христианском долге. Именно христиане должны были осуществить правду коммунизма, и тода не восторжествовала бы ложь коммунизма...
Николай Бердяев «Самопознание»
Сон, который он увидел, повторялся в войну почти каждый год и только сейчас начинал забываться...
Из-за горизонта, заполненного зелеными цветущими холмами, с полями-огородами посреди садов, появляется большой пассажирский аэроплан, натужно ревя моторами. Блестя большим сигарообразным алюминиевым телом с ровной строчкой кругов – иллюминаторов, аэроплан дотягивает до невысокого круглого холма, цепляет гондолой огромное дерево, спотыкается на лету, клюет носом и взрывается стеной желто-красного пламени. Клубы черного дыма закрывают картину...
Проснувшись, Сталин долго лежал в полутьме рассвета, сдерживая сердцебиение, и силился успокоить себя, внушить, что это видение следствие всего лишь чрезмерно плотного «обеда», закончившегося под утро... Покряхтывая, Сталин приподнялся с подушки, выпростав из-под одеяла худые стариковские ноги в белых кальсонах, сел на кушетке, нажал кнопку вызова «денщика» и одновременно включил свет. «Что-то совсем плохо стало со здоровьем. Надо бы на юг поехать, там сейчас уже миндаль зацветает...», - подумал он.
Одевшись, Сталин перешел в столовую и, выпив крепкого чаю, покурил, не чувствуя однако удовлетворения и сожалея, что так и не смог перебороть в себе эту дурную привычку к табаку... Походил, постоял в углу малой столовой, разглядывая резной орнамент на буфете и снова зашагал по комнате.
...«Проклятая старость». Он поморщился, передернул худыми плечами; шею неприятно стянуло жестким воротником полувоенного кителя. Все раздражало, причиняло неудобство и боль. Даже растоптанные сапоги, шитые из самой мягкой кожи, и те тяжелыми кандалами повисли на ногах. Голова кружилась. Вчера чуть было не уронил на себя платяной шкаф в спальне, так неожиданно и сильно качнуло, бросило в сторону. Он с испугом понял, что на несколько секунд потерял сознание. «Надо рассказать врачу об этом случае. Но кому? Виноградова посадили – и за дело. А остальные, что они могут? Жалкие карьеристы. Боятся меня, трусы несчастные! Хотя бы один из них сказал, что со мной. Трусят и льстят безбожно. Неужели нет ни одного, кто бы мог прямо и просто объяснить, чего мне надо опасаться и когда готовиться к смерти».
Сталин облокотился о колено, вялая старческая спина согнулась. Седой ежик жестких волос уколол морщинистую шею. Заныли нудной привычной болью почки. «Надо вызвать этого старика, Войно-Ясенецкого, из Крыма. Только он со своим Богом и «гнойной хирургией» способен и диагноз вслух произнести и душу утешить божеским благословением. Этот поймет; ведь он сам прошел через тюрьмы и ссылки, правда уже в наши дни, и нашел-таки утешение в служении Богу...»
Мысли Сталина постепенно отвлеклись от болезней, и сознание, проваливаясь в прошлое, стало рисовать ситуации и случаи из длинной, наполненной событиями и действиями жизни...
Иосиф Сталин – тогда еще Сосо, - много читал. Семинаристы тайком передавали из рук в руки Шекспира, Шиллера, «Историю культуры» Липперта. Но больше всего полюбились ему книга грузинского писателя Козбеги «Отцеубийца».
Её герой, Коба, горец, бесстрашный и хладнокровный мститель, выступает против произвола чиновников, против подлости царских прислужников, становится благородным разбойником и в неравном бою, попав с друзьями в засаду, один из всех ускользает из ловушки.
Отныне Коба стал для Сосо божеством. Вдохновленный примером, Сосо тренирует тело, закаляет волю, воспитывает в себе мужество и бесстрашие, что почти сразу замечают однокашники.
Однажды Сосо-Коба решил проверить силу воли и не спать, сколько сможет. После двух бессонных ночей ему стало плохо, начались слуховые и зрительные галлюцинации. Кофе уже не помогало. На третьи сутки ему особенно было нехорошо: раскалывалась от боли голова. Вместо сна приходили кошмары: казалось, что руки, ноги и голова вдруг начинали разбухать и достигать страшных бревно-образных размеров. Сознание затапливали образы беспричинного давящего ужаса, еще мгновение и тело, и голова разлетятся в клочья, в осколки, взорванные изнутри страшным давлением.
«Боже! Спаси и сохрани! - повторял Иосиф просебя. - За что мне такое наказание? За мою гордыню, за ненависть к этим аристократам и богачам, этим фарисеям в клобуках... Боже! Боже! Я не вынесу этой боли!..».
И, вдруг, словно переполнив чашу страдания, боль исчезла, в глазах полыхнул божественный свет, и голос из страшной тьмы воображаемого запредельного произнес: «Иосиф!!! Готовься к избранничеству. Ибо тебе будет дано все, чтобы спасти народы от несправедливости. Отныне твоя жизнь должна быть посвящена борьбе с угнетателями и притеснителями народов. И станешь ты, как Коба, жертвой и спасителем!!!».
И так велико было впечатление, так потрясен был Сосо видением, что потерял сознание...
Утром товарищи стали будить Джугашвили и обнаружили, что он болен, горячий как печь и бормочет бессвязные слова.
Через неделю Иосиф поправился... Еще через год под подушкой Иосифа были найдены запрещенные социалистические брошюрки, за что он и был исключен из семинарии...
Всплыли воспоминания, которые он обычно старался гнать от себя. После исключения: ни работы, ни прошлого, ни будущего. Одна надежда и вера в борьбу за права простых людей. И, вдруг, арест; почти полтора года Иосиф провел в стареньких тюрьмах Кутаиси и Батуми. Отношения между зэками и администрацией там были самые патриархальные, но случались и взрывы эмоций, почти бунты, борьба сильных характеров. После тюрьмы и ссылки Иосиф годами ходил по улицам как убийца, за которым гонятся полицейские ищейки.
И сейчас, чаще весной, его охватывало чувство опасности и возбуждения, далекие отголоски той реальной опасности быть арестованным или просто убитым шпиками. И потому бакинская тюрьма показалась ему местом успокоения; так трудно было жить на свободе...
Рассчитанная на 400 человек, тюрьма вмещала полторы тысячи. Арестанты спали вповалку на ступеньках лестниц, в коридорах. Уголовные и политические перемещались по тюрьме свободно, все двери из-за тесноты были распахнуты настежь.
Среди заключенных были и «смертники». Они ели и спали вместе со всеми. Ночью их выводили и вешали в тюремном коридоре; слышны были стоны и крики. Кобе казалось тогда, что он ничем не может помочь обреченным, и, закрывая глаза с вечера, он старался покрепче заснуть, чтобы не слышать всего происходящего.
Тогда же он познакомился с заключенными, на совести которых были ограбления, а иногда и убийства. Этим они были ему интересны. Он тогда уже понял, что люди действия – это люди решительные и способные на все, они могут пройти сквозь строй не дрогнув и убить предателя или изменника...
Сталин сощурился, остановился напротив окна, вглядываясь в темноту ранних весенних сумерек.
«И тогда, - продолжил он внутренний диалог, - я впервые понял, что самые храбрые люди бояться того, что случается, происходит не с ними, а рядом, на их глазах. Ведь в коридорах тюрьмы не раз случались драки между уголовниками, и это как-то особенно угнетало политических, тех, кто далек был от реальной борьбы, живой крови. Нас, эксистов, это только возбуждало, горячило».
Один раз на лестнице, ведущей в политический корпус, повздорили молодой рабочий из новой партии прибывших и опытный зэк, уголовник по кличке Грек. Рабочий был сильным и здоровым парнем, а Грек изможденный многолетними «сидениями», впал в истерию и изловчившись, ударил рабочего ножом и убил его. Иосиф видел это и, вдруг, понял, что и сам вот так может воткнуть нож в тело другого, что ему не страшно и ответить потом за такой поступок: в его жизни было столько плохого, что он сам стал частью этого мира насилия. Но, главное, он верил, что только борьба поможет несчастным рабам сбросить иго буржуазного господства. А какая борьба без крови?
Ему вспомнились кичливые, грубые повадки горийской знати и нищета, в которой приходилось расти. А рядом – пьянство и барство разодетых в шелка и меха ничтожных нуворишей. «Черт бы их всех побрал!» - ругнулся Сталин и ударил в сердцах крепко сжатым кулаком по ладони...
«Да, - продолжил воспоминать Сталин, - тогда я был много смелее. Сейчас меня гнетет страх. Это какая-то истерика, нервы...
Вот и сны стали сниться, - он закурил, - надо пригласить сегодня всех и сказать им, что жить мне осталось недолго... Но как вспомню эти лживые завистливые лица... Неужели Ленин умирая, вот так же думал о нас, остающихся здесь? Нет, он был другой, хотя тоже не был святым и хитер был, и знал, кому что сказать. Вот в молодости он был орлом!..
…Да, таким он был тогда, на конференции большевиков зимой в Финляндии. Стоял морозец, и белый снег завалили все деревья, и скрипел под ногами. Пахло вкусными щами из станционного буфета, и крепким табаком, который курили почти все делегаты. Мы шли группой, и я надеялся, что вот-вот нас догонит он, Ленин, но оказалось, что он уже сидел в зале и говорил с делегатами. И когда я его увидел, то разочаровался: ожидал что он все-таки повыше ростом и лицо значительное, а тут – низенький, плотный, почти лысый и картавит...
Но уж когда он заговорил, то все замерли, так у него быстро, четко и понятно выходило. Я в восторге подумал: вот сила логики, вот у кого надо учиться, кому надо подражать...
…А ведь тогда, в болезни, он мне что-то хотел сказать, объяснить мне из тех далеких времен, что-то важное, чего не надо делать, чего надо опасаться...
Наверное, хотел предупредить, что не надо болеть долго, что надо умереть быстро, чтобы над тобой не смеялись, не успели забыть, не стали жалеть. Бог мой! Ведь он хотел умереть, но уже не мог, не владел собой. Его охраняли как реликвию жена, сестра, родственники. Они хотели, чтобы он подольше жил, даже так, получеловеком...
А ведь он просил у меня яду. Он понимал...
Но почему у меня?..
Он знал: я его пойму. А я не захотел, побоялся, пожалел и все равно меня подозревали... Троцкий, Зиновьев... А ведь когда он умер, я плакал, я понял, что теперь я один, теперь только сам могу ответить за все, что произойдет... А он был как отец: и поругает, и побранит, а потом спросит: «Товарищ Сталин. Как вы думаете»? А я и рад: ведь сам Ильич просит совета...
И вот что страшно: он умирал молодым, а я ведь старик и нет никого из тех, кто был там и тогда... Но я хочу, хочу знать, что он хотел мне объяснить...»
Сталин ощутил сильную боль и, стыдясь этой напасти, - почки начинали подводить – не мог уже успокоиться, ходил из угла в угол и думал, думал...
«Как же так могло случиться, что я остался совсем один. Ведь были же друзья, были люди, с которыми вместе воевали, вместе в ссылке и в тюрьмах сидели. Сотни таких людей было, а в живых осталось от силы с десяток, и тем я не верю. Я никому не верю, я пропащий человек. Я сам себе не верю!»
Вдруг, в очередной раз подумалось: «Жизнь-то кончается, а нет никого во всем мире, кто бы был мне предан по-человечески, без подхалимажа и служебного рвения. Казалось бы, самые близкие люди, которых я знаю уже лет сорок...
Ну вот, хотя бы Молотов. Чего ему не хватало? Ведь я ему доверял бесконечно и приблизил очень. И всё недоволен. Мне говорят люди, что он, побывав в Штатах, посидел там с политиками и набрался идей...
А по-моему, его там просто купили. Пусть не прямо, но купили и он теперь мне не нужен. А он лезет, ездит на дачу ко мне. Я ведь запретил говорить в секретариате, где я, куда уехал.
Конечно, одно дело сидеть в Вашингтоне и, представляя победивший Советский Союз, изображать из себя стратега, и другое дело здесь, в Москве, где все свои и все знают, кто делал эту громадную победу...
А ведь я перенес все, и особо плохо было в начале. Ведь я верил, что у этого параноика Гитлера не хватит духу, я знал, что это невозможно, и потому, не верил ни Шуленбергу, его намекам, ни нашему послу в Берлине, этому, как его... Фу, черт! Опять фамилия выпала из памяти... Но не важно... Я выжидал и готовился, и деваться было некуда, не на кого было положиться. Кругом одни предатели, все те, кто хотел меня свергнуть, убрать, убить чтобы править самим, не имея понятия об ответственности и одиночестве того, кто принимает решения.
Одно дело писать теорию и кропать статейки о стратегии партии, а другое решать когда и сколько людей надо переселить, перегнать с места на место, чтобы не было смертоубийства и национальной вражды. Кто из этих «деятелей» взял бы на себя ответственность за тех людей, которыми надо было пожертвовать, ради блага народа, блага Союза?!
И ведь не я начал эту борьбу. Еще Ленин учил меня беспощадности...»
Сталин поежился, поднялся с дивана, подошел к окну, глянул в сад, на деревья, засыпанные влажным снегом, прошелся по столовой, снова сел... Тихо в саду... Еще тише в доме...
«Боже! Сколько крови пришлось мне увидеть за жизнь. Но, пожалуй, самая страшная кровь была в степях под Царицыным, когда схватились в рубке наша и деникинская конница. Ужас! Десятки тысяч всадников, обезумевших от злобы и страха сцепились на этих пространствах... А что было после боя? Не передать. Тысячи тел человеческих и кучи мертвых лошадей, и кровью пахнет, кровью земля полита. Буквально! После того я спать не мог. Все мерещилась смерть с косой, иначе нельзя было представить причину этого ужаса...
Вот тогда я понял, что не надо бояться крови и если бог такое позволяет на земле, то это так и должно быть...
А Клим ведь был тогда тоже там. Или кто еще. Егоров, кажется, тоже там был. И, как мы тогда верили, что выиграем и все, конец на долгие времена - счастье и мир...
Ан нет. Сильному все завидуют. Егоров стал предателем. Тухачевский – агент фашистов. Блюхер хотел отделить Дальний Восток от Союза. Даже Клим, и тот переменился. Он думал, что если он мой друг, то можно всё этим покрыть: и провал на финской и потом на Ленинградском. Тьфу! Стыдно!..
Я никого не боюсь. Пусть болтают, сплетничают. Мне это надоест терпеть, и я покажу, кто Хозяин здесь. Им все кажется, что они хорошие, а я плохой. Но кто им дал возможность жить безбедно, в почете? Кто самую грязную и жестокую часть работы на себе тащил? И потом, кто подготавливал, кто разжигал во мне ненависть? Я это только сейчас начинаю понимать, кому это было выгодно...»
Сталин снова поднялся, на негнущихся ногах прошелся по залу прихрамывая – затекли от неподвижного сидения, - проковылял в противоположный угол. На ходу массируя бедра, приткнулся на стул, сгорбился и надолго затих...
«Зачем было все это: борьба с оппозицией, индустриализация, коллективизация, борьба с «врагами народа». Я ведь уже тогда прекрасно понимал, что никакие они не враги народа, а просто люди, которые хотят удовлетворить свое тщеславие, свой эгоизм и потому злоумышляют против меня...
Людям нужен человек, который бы был громоотводом, на который можно было бы «повесить всех собак». Они как бы не хотят понимать, что цель оправдывает средства. Они думают, что блага можно добиться только добром, но ведь это не так. Любой, кто брал на себя ответственность за порученное дело, знает, что существует множество непредвиденных препятствий между словом и делом, теорией и практикой...
А если ты возглавил страну, которая проводит эксперимент всемирного масштаба, когда ты отвечаешь за жизнь и счастье более ста пятидесяти миллионов людей, и когда ты изо дня в день работаешь по пятнадцать часов… А тут тебе говорят, что Троцкий критикует тебя за твою решительность, что Бухарин и Каменев с Зиновьевым собирались вместе и решали, как помешать тебе...
Им кажется, что так будет лучше, если они уберут меня. Но никто из них на себя ответственность не возьмет. Нет, не возьмет!
Им хотелось, чтобы я за все отвечал сам, но делал как им удобно...
В любом деле бывают ошибки, перегибы, неожиданные препятствия. Но ведь это жизнь и другой не дано...
А они все умны задним умом. Ведь критиковать сделанное всегда легче, чем сделать что-то самому. Критиковать это значит мешать делу...
Они все хотели, чтобы социализм в Союзе пал и тогда они оказались бы правы: Троцкий в том, что необходима мировая революция; Бухарин – в том, что можно, лично обогащаясь, строить коммунизм. А я доказывал всем, что не только социализм построить можно, но еще и войну великую выиграть и верить, верить до конца, что социализм осуществлен на благо народа, не на благо этих бюрократов-захребетников, путаников и саботажников...
…Однако, только сейчас я начал понимать о чем силился сказать мне Ленин, что он хотел объяснить тогда, когда просил меня достать ему яд. Он, конечно, понимал, что умирает. Он говорил мне, что его отец умер тоже в 53 года, и мать от этой же, такой же болезни»...
Иосиф Сталин пошевелился, неловко повернул голову и перед его глазами на миг все в комнате поплыло, сдвинулось со своих мест. Это состояние уже стало привычным и потому Сталин замер неподвижно. Все пришло в норму, вновь стало как было и Вождь продолжил размышления:
«На чем я остановился? А вот! Надо будет сегодня же собрать Берию, Хрущева, Маленкова, Булганина и объяснить им, что если они будут непримиримы, то легкой жизни им не видать. Враг внутри страны и извне слишком силен, чтобы успокоиться и потом, надо чтобы они поняли: Такого, как я, среди них нет и потому они должны стараться жить и руководить дружно, а для того, чтобы найти нового Вождя, они должны расширить и сам Президиум. Об этом ещё Ленин говорил...
Да! Но вот этого, для чего расширять, этого им говорить не буду. Они и без того перегрызутся за пост Генсека. Пусть, пока я жив, в Президиум входит, как сейчас 21 человек. А когда я умру, Президиум все равно победит Бюро, это уже ясно на сто процентов. И тогда, может быть придет кто-нибудь из молодых. И Берия и Хрущев ворчат, что коллегиально ни одного вопроса оперативно решить нельзя, но ведь они и не будут крупных вопросов решать, пока не придет новый Вождь, который возьмет на себя весь груз власти, всю её ответственность.
А эти не смогут... Нет, не смогут... Привыкли отсиживаться за моей спиной...»
Сталин тяжело вздохнул, оперся ладонями о колени, с кряхтением расправил спину, подошел к дверному косяку с вделанной в него кнопкой звонка. «Сегодня суббота, соберу всех кино посмотреть, а потом привезу к себе на дачу и попробую с ними поговорить об этом».
...Когда Сталин ехал в Кремль, то думал о том, что народ – это глина, из которой можно сделать плуг, а можно и меч и как им управляют, так он и живет. И что всегда кому-то одному надо возглавлять. И решать тоже одному. Во всяком случае, в России, всегда так было и так будет.
У России своя дорога в мире. И то, что хорошо для Америки или Англии, вовсе не хорошо для нас. И потом, все равно социализм победит и мы сделаем Мировую Ассамблею, в которой все страны будут равно представлены, и тогда уже можно будет подумать о демократии...
Мысль перескочила из светлого будущего в темное, неясное настоящее...
«А после меня кто остается? Эти нерадивые, трусливые прислужники...»
Он представил себе Лаврентия, его толстый нос, острые, змеиные глаза, блеск пенсне, пухлые влажные руки... Безликие, мягко-одутловатые лица своих помощников: Хрущева, Булганина, Маленкова. Сталин передернул плечами, поморщился...
…Приглашенные собрались как обычно в Кремле, в кинозале. Смотрели какую-то американскую кинокартину. Как всегда Большаков пересказывал содержание. Было много стрельбы и в этой неразберихе Большаков, не знающий языков, на память «переводил» и иногда надолго замолкал, а иногда отделывался репликами типа: «Вот он идет» и говорил это значительным тоном. А Берия, ерничая, передразнивал и продолжал: «Вот, смотри, побежал, он побежал». Все смеялись, Сталин улыбался...
После кино Сталин пригласил всех на Ближнюю дачу перекусить, и конечно, никто не посмел отказаться, хотя всем эти обеды были уже поперек горла – всем назавтра надо было работать...
За обедом было весело. Сталин вспомнил ссылку в Туруханском крае, в Курейке. Жил он там со Свердловым, которого Сталин, судя по рассказам, не очень уважал и даже откровенно посмеивался над его щепетильностью. «Я назвал свою охотничью собаку Яшкой, а Свердлов обиделся и даже переехал в другой дом».
Сталин выпил вина, громко смеялся. Но иногда среди разговора замолкал и внимательно рассматривал присутствующих...
«Ну что это за люди? – спрашивал он сам себя, - Неужели из всех, кого я знал, эти самые лучшие? Черта с два! Эти самые хитрые и самые негодные и потому будут плакать, когда я умру, но сами они ни на что не способны. Ну, вот хотя-бы Берия. Вот он сидит, скалит зубы, веселится, а что у него на душе? Темный лес. И вообще, он садист какой-то. Если бы не его собачья преданность, я бы его уже давно сгноил в тюрьме. И есть за что. Одни его похождения «насчет клубнички» чего стоят. Но я его берегу, он может быть последний, с кем я могу душу отвести, вспомнить Грузию, поговорить на родном языке. И потом, он мне свою преданность доказал и это главное. За ним такая кровь, что без меня ему и года не прожить, потому и бережет, за спину мою прячется...
А Хрущев? Я же его помню ещё с Промакадемии, где он был секретарем парт ячейки, и где за мою линию боролся с правыми. Он человек простодушный и наверное неглупый, но уж очень провинциал, таким высшая власть и не снилась. Ему всегда нужно, чтобы кто-то выше него был, кто за все ответит. Он был и остался крестьянином, хотя набрался манер, нож научился держать за обедом, но все равно путает сухое вино с крепленым. Работник он неплохой, но стратег из него не получится. Гопака танцевать он здоров... – Сталин невольно улыбнулся.
Маленков? Да это просто вечный секретарь. Ему бы справки выдавать, да за сбором взносов следить. Боится меня сильно, но наверняка думает, что достоин лучшей участи. И рожу-то наел, аж задыхается. Вообще все они как толстые свиньи. Вот в чем их плебейство. Жрут и спят, словно за всю родню хотят отличиться. А дай возможность, денежки начнут копить...
Единственный, кто еще более менее выглядит, это Булганин. Но сдается мне, что он пороха не изобретет. Типичный бюрократ со значительным лицом, но в сущности простой исполнитель и главное, знает свое место. Они в паре с Хрущевым хорошо смотрелись, когда Москвой заведовали. Хрущев речугу завернет со своими шуточками, а этот молчит. Но значительно молчит...»
К концу обеда, часам к пяти утра, все напились, а Сталин остался трезвым и помрачнел.
«Ничего я им не буду говорить, не стоят они этого, - думал он, пристально вглядываясь в пьющие и жующие лица, - и почему эти остались, а не другие, которые были тогда, в революцию, по заграницам и ссылкам. Почему те ушли, умерли, убиты, а эти остались? Почему власть так разъединяет, так озлобляет людей, разводит самых преданных друзей, делает их врагами? Почему я остался, а они все ушли?..
Казалось, ведь общее дело делали. Всем бы хватило места под солнцем. И все-таки пришлось выбирать. Я иногда думаю, будь проклят тот день и час, когда я стал революционером. А иногда понимаю, что иначе не могло быть. Каждый проживает свою судьбу сам и делает и живет так, как ему на роду написано…»
На рассвете настроение Хозяина, как обычно, портилось...
«И мое одиночество и любовь и ненависть, которая меня окружает – все это предопределено. Воистину «никто не убивает и не бывает убит без соизволения бога». Жаль, что понимают это все слишком поздно... А может быть так и надо. Пока человек молодой, он старается что-нибудь сделать, чтобы войти в историю, а в старости это нам уже не нужно, лишь бы в покое оставили...»
Проводив гостей, Сталин еще долго не мог успокоиться, ходил из угла в угол, морщился и шептал что-то».
Нет! Я сам виноват, что стал таким же, как эти, - похож на них. Я уже разговариваю на их языке, смеюсь их шуткам, стал не сдержан, не слежу за собой. Как там говорится: с кем поведешься, от того и наберешься!
А ведь как иногда хочется все бросить и уйти... вот хотя бы в келью, в Афон. Как у них, у монахов глаза горят, когда они молятся. Им ведь ничего больше не нужно, лишь бы поклоняться кому-нибудь...
Тот же Войно-Ясенецкий! Ведь он светится, когда о Боге говорит и наверняка умереть за него хочет. А мы его в ссылку. Такому надо дать большой пост, вот он и закрутится: здесь прием иностранных гостей, там освящение храма... Смотришь – уже не до Бога... Да, были ошибки, были. Да и как не быть. Ведь все впервые. Никто до нас такого не делал...
…Сознание ушло неожиданно. Очнулся на полу, на щетинисто-мягком ковре. Запах мочи, влажное сукно брюк холодило и царапало промежность. «Боже мой!» - стыд пронзил Сталина жаркой испариной.
«Что со мной? Что случилось? Неужели это так бывает – не только страх, но еще и унижение». Снова вспомнился Ленин и его невнятная речь, вызвавшая у него когда-то подавленную усмешку. «Неужели и меня Бог наказывает. Нет! Нет!»
«Ленин?... Почему здесь и сейчас он? Ведь он давно умер и умирал нелепо, стыдно, по-обывательски... Я старался его понять, когда видел его. Но он просто мычал или непроизвольно проговаривал «Ллойд-Джордж», «конференция» или что еще. И это было страшно... и противно, нехорошо...
Была такая-же весна 1923-го и я ехал в Горки, вдыхая влажный воздух и ожидая плохого, но то, что я увидел, меня прости подавило...
Я тогда же поговорил с доктором Обухом, позвонил Розанову, большому спецу по головной медицине, заставил их дежурить у Владимира Ильича...
А он, всегда такой логичный, очень умный, вдруг стал как ребенок-идиот: то невнятно что-то бормочет, то начинает резко двигаться, махать руками, жестикулировать, гнать всех прочь: врачей, медсестер, санитаров...
Но вот сейчас он как тогда, в первый раз, - молодой, сильный. Энергично что-то доказывающий... Что он мне хочет сказать? Почему так волнуется?..»
…Охранник, при очередном обходе, заметил свет в щель между дверью и косяком и увидел Хозяина, лежащего на полу и беспомощно шарившего руками. От испуга он почти вскрикнул. «Убили! Отравили!» - пронеслось в голове. Подскочив к косяку, нажал на кнопку тревоги и вызова начальника охраны, потом постоял решаясь, перекрестился, услышав дробный стук множества бегущих по коридору ног распахнул дверь, подскочил к Сталину, встал на колени и не зная, что предпринять, провел легко рукой по телу лежащего.
Он боялся прикоснуться к этому Старику, Патриарху, Богу!
Наконец в комнату ворвались офицеры охраны, заговорили быстро, сбивчиво, панически.
Подняли Хозяина на руки, перенесли на диван, по телефону вызвали врача, засуетились вокруг, забегали, стали звонить в Москву.
Вскоре на Ближней собрались все ближние: Берия, Маленков, Хрущев, Булганин, приехал Ворошилов и Каганович с Молотовым
Все напряженно слушали рассказ начальника охраны. Получалось, что Сталин пролежал на полу несколько часов без сознания...
Доктор дрожащими руками ощупал Вождя, потрогал руки и ноги, поднимая и опуская их как драгоценные стеклянные сосуды. Берия, не отрываясь, следил за ним и даже прикрикнул: - Смелее, ведь вы же медик!
Закончив осмотр, доктор дрожащим голосом сообщил, что у Сталина развился паралич правой стороны тела... Вождя перенесли в большую столовую, разрезав одежду ножницами, сняли и переодели в чистое.
Решили дежурить парами, круглосуточно: Берия и Маленков днем, Хрущев и Булганин ночью.
Собранные известные врачи консультировались долго – решили, что Сталину жить осталось совсем немного...
Горе и страх, оцепенением захватили всех на даче, в Москве, в правительстве - Хозяин умирал! Посвященные в эти события содрогались и гадали: кто придет на смену Вождю. Неужели Берия?..
Сталин умирал. Начался бред...

«…Длинный коридор, выкрашенный на высоту человеческого роста темно-синей краской. Слева и справа ровными рядами торчали из плоскости коридорных стен железные, тяжелые коричневые двери с квадратными нашлепками-глазками.
И, вдруг, все как будто рухнуло, грохнуло и сотни алюминиевых мисок застучали неистово в двери. Перекрывая звон, дребезжание, множество голосов кричали, вопили, срываясь в истерический визг: «Убийца! Людоед! Смерть ему! Смерть!! Сме-рть!!!»
Эхо раскалывало коридор на множество кусочков, которые словно стеклянные осколки, вонзались в голову Сталина, вызывая невыносимую боль. Не было сил перенести ужас этого страдания и он побежал, обхватив голову руками, зажимая уши, спотыкаясь и ударяясь о двери. А рев, стук, свист настигал его, вытряхивал душу, почти непреодолимо вставал на пути.
Голову сверлила невыносимая боль-мысль: «Почему они так кричат? Предатели! Трусы! Они боялись мне это сказать в глаза. Только тут, спрятавшись за стенами тюрьмы, вопят, чтобы напугать, убить меня!»
Коридор длился бесконечно… Сердце Вождя бешено билось, ноги в мягких сапогах налились тяжелой усталостью, воздуха для легких не хватало и казалось, что внутренности горели медленным огнем... «Все! Я не могу больше!», - подумал Сталин и, споткнувшись, мешком повалился на пол, по инерции перекатился через голову и застыл неподвижно, тяжело дыша, ворочая непослушными глазами, отыскивая, где верх, где низ...
Вой, крики, стук внезапно прекратились и в нахлынувшей тишине стало слышно, как гулко, с перебоями стучит его сердце и казалось, что с каждым ударом паузы все длиннее, боль все тише. Равнодушие и безразличие охватило Сталина. «Зачем борьба, зачем волевые усилия, зачем жизнь? Ведь так приятно лежать неподвижно в этой блаженной тишине и знать, что никому ничего не надо доказывать, подозревать, наносить упреждающий удар...»
Бред продолжался. Маленькое, скрученное тело Сталина дергалось, то напрягаясь приподнималось то падая на тюфяк, на подушку. Глаза двигались под плотно сомкнутыми веками, губы пытались что-то шептать. Берия сидел рядом с Хозяином и с напряженным вниманием впивался взглядом в это до судорог знакомое лицо, маленькую, гордо и спокойно глядящую внутрь себя как в былые времена, лицо - невозмутимая маска-гримаса строгого равнодушия…
«Неужели умрет этот обожаемый и ненавистный человек. Вся жизнь в нем, все в этом бесстрастном, даже сейчас, на пороге смерти, человеке…
Как он меня оскорблял, как он иногда страшно и долго молчал, что-то решая про себя. Лучше бы он кричал, топал ногами... На меня, которого боятся все... А он, он мог отдать приказ и из меня бы через неделю сделали жалкую тряпку... Но я был ему предан. Я знаю, он умрет и мне долго не прожить. Я устал бороться, следить, предугадывать, рассчитывать. Я не верю, что власть может доставлять радость...
Он, Хозяин, говорил не раз мне, когда мы пили вино... Он говорил мне, что власть только кажется счастьем, благом. Он говорил, что из-за власти перестал быть человеком, перестал любить людей, перестал их жалеть. Он говорил: «Я всем чужой, даже тебе, которого я призвал и сделал своим помощником. Меня никто не понимает... Я сам себя не понимаю. А чиновники, среди которых я живу, это подхалимы, которые вьются вокруг власти. Они просто дерьмо, они недостойны быть впереди. Они трусы и подонки, которые способны продать родную мать, отца, жену, лишь бы быть у власти... Им нельзя верить.» - говорил он...»
Берия резко оглянулся. Маленков, развалившись в кресле всем своим студенистым грузным телом всхрапнул, почмокал толстыми губами, отвернул голову в сторону...
Сталин шевельнул рукой... Что видел он сейчас в своем бреду? Почему так бегают глаза под веками, вздрагивают кончики пальцев?..
Вождь бредил. В бреду он видел свое прошлое...
…Июнь сорок первого. Вождю казалось, что так необходимая Союзу стабильность достигнута. Есть еще год или два для завершения реконструкции армии, для подготовки решающей схватки... На дворе стояло теплое, ясное лето, длинные и жаркие дни сменяли ночи ясные и звездные, люди ехали на дачи, на море, в отпуск... Школьники гуляли по ночным городам, празднуя окончание учебы. Влюбленные до утра бродили по скверам и паркам, наполненным ароматами сирени, черемухи и мягкой тепло-влажной лиственной зелени...
Он в ту ночь лег часа в два, собираясь поехать назавтра отдохнуть на Ближнюю, так любимую им дачу. Только заснул, согревшись и успокоившись, как зазвонил телефон правительственной связи. Открыв глаза, Сталин чертыхнулся про себя: «Кому там не терпится?» - но сердце заколотилось вдруг неожиданно бешено... «Неужели?» - произнес он вполслуха, - «Не может быть!».
Звонил Жуков: «Товарищ Сталин! Началась война. Немцы бомбят Киев. Танки и войска перешли границу в четыре часа утра. Вы слышите меня, товарищ Сталин? Вы слышите меня? Война началась!» Сталин судорожно сглотнул, рванул ворот ночной рубашки, задышал тяжело и часто, прокашлялся: «Да! Слышу... Держать меня в курсе... Докладывать каждый час…» и бросил трубку.
«Что? Как? Почему?.. Но поздно! Все пропало! Перевооружение не закончено. Изменники из командирской головки деморализовали Советскую Армию… И куда сейчас?! Может застрелиться? А может за Урал, туда в просторы Сибири?
Нет, поздно! Опозорят. Скажут трус...»
В бреду он, как тогда, в первые дни войны почувствовал тоску и безысходность
«Но что я мог сделать? Я не мог помешать. Я хотел его обмануть, но он, этот истерик, перехитрил меня. Нет, я не хочу, не могу умереть, пока не попробую дать бой... Лишь бы поверили, лишь бы позволили мне руководить битвой...»
Сознание возвращалось медленно…
Вначале проявился в мутно-белесой пелене уходящего бреда потолок, потом вверх стен и полукружия свода потолка, перехода в стены, потом картина из «Огонька», на которой было изображена девочка, кормящая из бутылки ягненка. Потом бледное лицо в белой докторской шапочке...
Дошли до слуха слова: «Он пришел в сознание». И голова доктора медленно уплыла за пределы поля зрения и на ее место протиснулось лицо Лаврентия, его дрожащий подбородок, капля не то слез, не то пота на щеке.
«Иосиф! - прошептали его губы. - Что с тобой?»
Сталин хотел сказать, что он умирает, что хочет всем им открыть одну истину, ту самую страшную тайну, которая подспудно томила его все последние годы! Но звука не было и только губы едва заметно шевельнулись, дрогнули, - язык уже не повиновался ему. Завеса молчания отодвинула умирающего от всего остального мира, который он еще видел, но общаться с которым уже не было сил.
…Вождь силился что-то сказать, объяснить всем, кто там был, в этой жизни, тем, кто остался и уходил от него навсегда. И страшная тоска расставания, покинутости охватила Иосифа Сталина, и боль разлуки со всем, что еще вчера было его жизнью. Тоска и тяжесть смерти, которая открылась ему в этот последний миг, сдавила его сердце болью и холодом, заставила закрыть глаза и перестать бороться – слеза выкатилась из-под морщинистых век...
Замутненное сознание повторяло, как удаляющееся, слабеющее эхо: «Я умираю. Зачем это все было?! Я умираю...»
Но вот, наконец, сознание ушло и в голове возникло ощущение движения, шум стремительного полета укрыл все прочие звуки и пред внутренним взором умирающего Старика сверкнуло красочно-блестящее видение...
…На краю тверди земной громадный седой человек в ярких, расшитых золотом и серебром одеждах, опершись на посох протягивал ему Иосифу Джугашвили-Сталину правую сильную руку приглашая, сиял в окружающей его тьме добрыми глазами, говорил: «Приди раб божий Иосиф под Наше благословение и обрети искупление и покаяние за все, что было тобой сотворено доброго и злого... И будет твоя жизнь в назидание...»
И вновь, как тогда в юности он познал просветление и раскрылась для него тайна бытия, которая посещает всех смертных на смертном одре. Но, поздно...
Сознание вернулось еще раз. На него смотрят Хрущев и Булганин. А Берия даже плачет и целует его бесчувственную руку... «Не это... Не так..., - хотелось крикнуть Иосифу, - Не надо преданности, не надо слез... Все гораздо проще... и значительно сложнее...»
Умирая, душа Вождя переродилась, обновилась. Суета, тщеславие, гордость за себя и свои дела ушли, исчезли будто их и не было никогда и только страх, страх нераскаявшегося грешника, страх уйти из жизни без покаяния заполняли душу тоской и глубочайшей печалью.
Сталин силился что-то объяснить, делал непонятные жесты, пальцы правой руки шевелились, на лице появилась жалкая, грустная улыбка. Все присутствующие смотрели на него и гадали полушепотом, что он им хотел сказать, показать.
…Силы уходили, а ему тяжело было уносить в могилу последнее откровение, тайну, которую он осознал перед смертью: что не надо было делать революцию, что не надо было ему уходить из семинарии, что люди должны жить в страдании и через это осуществлять себя, что не должны люди брать на себя грехи всего человечества, что он раскаивается, и что не должен человек спасать души других, ибо это есть страшный грех гордыни и только Бог вправе заботиться обо всех, а наша задача – спасти свою душу и в этом явить пример всем заблудшим...
И показалось ему, что в дальней части его сознания зашевелилось то страшное существо, которое называют дьяволом и которое толкало его на борьбу с врагами, на все убийства людей, которые еще недавно были друзьями...
И стало существо, наползая, наполняя его тело руками-щупальцами давить, душить чуть теплящуюся в нем жизнь, и боль удушья, отчаянного напряжения перетекало в поднимающееся внутреннее давление.
Словно темная тень прошла по лицу Сталина и все увидели, как оно худое, аскетичное, вспучилось, кровь прилила к коже близко и показалось даже, что вот сейчас она выйдет из пределов тела, просочится сквозь поры…
Хрущев отвернулся в страхе, Маленков закрыл лицо толстыми ладонями с жирными короткими пальцами...
И только Берия, как загипнотизированный, впился взглядом в лицо Хозяина, тяжело дышал и когда последняя волна судорог прошла по телу умершего, даже вскрикнул тонким бабьим голосом и тяжело, почти падая откинулся спиной на жалобно скрипнувший под его тяжестью стул...
Вождь умер!!!



2000-е годы. Ленинград








Характер и личные черты Сталина.


«…в выступлении 28 июля 1943 года ("Беседы у камина"), Рузвельт выразился еще более конкретно: "Под руководством маршала Иосифа Сталина русский народ показал такой пример любви к родине, твердости духа и самопожертвования, какого еще не знал мир. После войны наша страна всегда будет рада поддерживать отношения добрососедства и искренней дружбы с Россией, чей народ, спасая себя, помогает спасению всего мира от нацистской угрозы".




…Сталин, чрезвычайно памятлив и дотошен, как в большом, так и в малом. Он, тщательно готовится к каждой встрече с рабочими, специалистам, учёными, писателями, дипломатами и государственными деятелями. А таких встреч были тысячи и тысячи. Работает он по двенадцать часов в сутки, без выходных и отпусков, потому что и в эти дни занимается делами. В этом находит радость и смысл личного бытия.
Интересуется многим, из желания узнать новое и учиться для будущего. Читает ежедневно несколько сотен страниц художественного текста, помимо разного рода документов. Очень редко выезжает куда-нибудь из Москвы, а нехватку физических нагрузок заменяет ходьбой по кабинету.
Сталин, как всякий сосредоточенный человек, любит общаться в узком кругу знакомых. Поздние ужины на даче – время общения, шуток и расслабления. Любит и уважает «трудоголиков» и ненавидит лентяев. Многие из партийных и советских чиновников пострадали из-за неумения и нежелания работать. Ошибки прощает, но зло сделанное ему или сказанные оскорбительные слова, помнить долго.
Не любит болтунов, особенно «театральных ораторов», как Троцкий. Перед людьми искусства и науки благоговеет, хотя не завидует. Никогда не откладывает дела назавтра, если есть возможность сделать сегодня. Любит и умеет тщательно организовывать работу направленную на решение больших задач и проблем.
У власти около тридцати лет и за это время страна стала супердержавой, преодолев столетний разрыв в развитии от Запада. В быту – спартанец, хотя повторюсь, отдыха, как такового имел совсем немного. Вся жизнь подчинена работе. На женщин не обращает внимания, хотя нравится им, как всякий характерный человек....
Сталин обладал невероятной харизмой и это отмечали все, кто был с ним знаком – как друзья, так и враги. Чувство собственного достоинства у него – обострённое, и влияет на отношения других к его стране, через политику.
Даже враги уважали его за неподкупность и патриотизм. Он научил уважать Советскую Россию весь мир, и это же чувство патриотизма и самоуважения, старался восстановить у советских людей...
Сделанное за тридцать лет его правления, сохранилось, во многом, по сию пору и является экономической и интеллектуальной базой современной России и уже в Российской Федерации дорабатывают свой потенциал: электростанции, заводы, фабрики, институты и университеты построенные при Сталине...
С грустью, уже в 2010 году, я смотрел издали на великолепное здание Московского Университета, как на великолепный памятник сталинской эпохи, с символами Советского Союза, оставшихся с тех замечательных времён, на его стенах ...
... Вспоминаю, что однажды, смотрел с вершины холма на пригород Иркутска, где я прожил с перерывами, несколько десятков лет и отметил, что ничего нового не было построено, вот уже лет пятьдесят...
Но вспоминая своё детство, я «вижу» свою свежепостроенную школу – восьмилетку с тремя уровнями пришкольных территорий, где располагались футбольное, волейбольное и баскетбольное поля, и небольшой ботанический участок. Эта школа была построена в 1953 году...
Через два года, построена ещё одна десятилетка, в соседнем посёлке, с спортивной площадкой и футбольным полем, на которое приходили тренироваться классные, взрослые футболисты...
Но, чтобы понять масштаб свершений в те драматические времена, надо помнить и о том, что Сталину и советскому народу не дали осуществить враги в жизни Советского Союза в первой половине 20 века, наполненной противостоянием с капитализмом и мировой войной, с её многомиллионными жертвами и разрушениями.
Если бы все планы Страны Советов, тогда удалось осуществить, не было бы ни разрушения Союза, ни обнищания народа на рубеже девяностых годов прошлого века...
Однако всем известно, что история не терпит сослагательного наклонения и потому остаётся только вздыхать...
... Как Вождь, Сталин велик и в войне и в мирном строительстве.
С начала коллективизации и индустриализации страны, СССР гигантскими шагами продвинулся в будущее, создал современную промышленность, армию, науку, систему образования и здравоохранения. И это при объявленной и скрытной блокаде, при постоянной угрозе нападения как изнутри страны, так и извне...
Сталин был личностью, был Вождём по характеру.
Черчилль рассказывал, что в Ялте, в конце войны, где обсуждали проблемы устройства и раздела послевоенного мира, когда он, Сталин входил, то все невольно вставали. Именно Сталин был главным оппонентом и собеседником Рузвельта в переговорах, которые определяли судьбы мира на многие десятилетия вперёд.
Черчилль невольно был этим уязвлён, что не добавляло его симпатий к Советскому Союзу. Перефразируя Высоцкого, Черчилль тогда играл роль «писаришки штабного», а эти двое, были «батальонными разведчиками».
... Но именно Черчилль, воспользовавшись своей долгой жизнью, когда два этих «титана» умерли, присвоил результаты Великой войны, в которой победили Гитлера русские во главе с генералиссимусом Сталиным, родившегося в семье сапожника и в юности пытавшегося стать священником.
Черчилль написал «новую» историю Второй мировой войны, в которой присвоил себе победу, а Сталина изобразил диктатором и тираном. Сталин не стал ему отвечать, так как был уверен в благородстве спасённого советскими солдатами, мира.
Однако стоило Вождю умереть, как бывшие союзники сделали из него «кровожадное чудовище»! И даже те, кого он считал близкими людьми и большевиками присоединились к этой травле «мертвого льва»! Какое циничное и расчётливое предательство, совершенное уже после того, как Советский Союз во главе со Сталиным, ценою многомиллионных жертв победил Гитлера и его союзников!
Это предательство, можно рассматривать, как причину проигранной холодной войны, и оно же, страшным эхом нравственного разложения, отдаётся в современной России.
Благодаря этому предательству, в Союзе появились «прозападные диссиденты», «архипелаг Гулаг» и сам Солженицын, которого подкупили деньгами и вниманием к нему западные «либералы - образованцы», тоже искренне «обманывающиеся» и обманываемые антисоветской пропагандой, воздействующей, как на западных, так и на российских обывателей.
Конечно, за это предательство платят и ещё придётся заплатит и бывшим коммунистам, сменившим «большевиков», и тому же Западу, напуганному силой характеров и действий исламистских «камикадзе». Запад сегодня стоит на пороге следующей мировой войны против несогласных с диктатурой буржуазии, прежде всего с исламскими фундаменталистами.
Их «оружие» готовилось против социалистических стран и прежде всего против СССР. Но сегодня, когда Союз исчез с карты мира, а европейский коммунизм разгромлен, сила исламских радикалов, повернула против Америки и её европейских союзников и исход этой борьбы трудно предсказать...
Возвращаясь к судьбе Сталина, надо сказать, что он своим отношением к идеалам социализма, к работе и частной жизни, подготовил целую когорту последователей, в лице советских маршалов, учёных и администраторов, среди которых были и тот же Хрущёв, и Косыгин и конструкторы Королёв и Туполев и учёные: физики и атомщики...
Но всё стало разваливаться в стране, когда на смену старой гвардии, пришли бывшие комсомольцы, демагоги и «оппозиционеры», Горбачёв, а затем и Ельцин. Тщеславие и гонор, этих крестьянских детей попавших «из грязи, да в князи», привело их к предательству интересов великой страны и советского народа, который они вначале предали, а потом и «продали», в обмен на суету и мишуру лауреатских званий и шум западной прессы.
Но для того, чтобы это предательство свершилось, надо было поверить в «культ личности», в «Архипелаг Гулаг», в котором Солженицын изобразил жизнь в Союзе как в тюремной камере. Конечно это была идеологическая провокация, отдающаяся сегодня всплеском «либерального фашизма», как в Европе, так и самой России.
При этих «деятелях» либеральной провокатуры, вначале было «окончательное построение социализма», а потом возникла вера в благие намерения Запада...
В итоге этого предательского самообмана, всё обернулось крушением Советского Союза и трагедией миллионов и миллионов людей из союзных республик, отброшенных в своём социальном развитии, свершившейся контрреволюцией, на многие годы в прошлое.
На месте Союза, появилось более десятка «независимых» стран, непрестанно воюющих между собой и раздираемых национальными и клановыми противоречиями.
... Многие сегодняшние историки пишущие о Сталине и о Советском Союзе, в своей политической и идеологической подкупленности, напоминают мне подростков, которые под циничный гогот окружающих, ищут и находят скабрезное содержание в газетных заголовках.
Тут важна первоначальная установка, на то «что надо увидеть», в этих обычных заголовках. Эти «великовозрастные дети», что бы не делал в своё время, для страны и для мира, Сталин, во всём видят происки «кровожадного тирана».
Произошло, своеобразное самоотравление собственной ложью о тех людях и о том времени в Советском Союзе. Поэтому и результаты их измышлений, их «трудов», таковы, что возрождают, казалось навсегда побеждённый фашизм и национализм.
Потому и Солженицын, чтобы угодить западному обывателю, доводит количество жертв «сталинского террора», до умопомрачительных, мошеннически раздутых ста миллионов. При таком «идеологическом» подходе, самые серьёзные учёные становятся невольными фальсификаторами или ещё того хуже – клеветниками, только потому, что этого требует публика и идеология победившего «капитализма».
Уверен, что победи Гитлер Советский Союз, а потом и Англию, эти же люди с пеной у рта доказывали героизм и жизнеспособность германского нацизма...
Такое предвзятое и идеологически обусловленное отношение к Сталину, напоминает отношение в Англии к Кромвелю, после реставрации там монархии, или во Франции, к Наполеону, во времена его насильственного затворничества на острове Святой Елены...
В то время, Наполеон, для обывателя, стал не только «монстром», но и мелкой личностью, таким как все в его окружении...
Нечто подобное происходит и с фигурой Сталина. Дети «жертв террора» пришедшие в Советском Союзе к власти, научившиеся «либерально» лакействовать перед Западом, спровоцировали чиновную контрреволюцию, а потом стали героями Реставрации.
Благодаря их влиянию и шельмованию трагического и часто безысходного недавнего исторического прошлого, советские люди доверчиво «предали сами себя», по выражению Александра Зиновьева, философа и социолога проделавшему путь от диссидентства и высылки из Советского Союза, до жесточайшей критики «новой» России и «новых» русских...
Сталин, как Наполеон, мог сказать о своих соратниках: «Без меня они никто, а со мной, мои руки и голова».
Тот же Никита Хрущёв, в своё время, был градоначальником Москвы, в войну бывал на фронте, а потом стал бездарным главой СССР, разбазарившим героическое наследие Революции и заложивший первые «камни», в основание застоя. Киров, Орджоникидзе, Молотов, Берия – при Сталине были неутомимыми работниками и патриотами, а без него, стали бы и стали обычными карьеристами...
К концу жизни Сталина, как это всегда бывает со стареющими Вождями, он не доверял никому из своего окружения, а они в свою очередь только боялись, но не уважали его. (Почитайте воспоминания о своём отце, Серго Берия, в книге «Мой отец – Берия»)
Поэтому, Сталин остался одинок и в смерти, как был одинок в жизни. Таков удел человеческих вождей.
Так умер Цезарь, преданный и убитый. Так умер Иисус Христос преданный и распятый. Так умер Наполеон забытый всеми, и врагами и бывшими соратниками и почитателями, на далёком скалистом острове. Так умер и Сталин, при полном обожании толпы, но лично никому не нужный и одинокий...
По рассказам и воспоминаниям современников, его боялись потревожить в его резиденции, и он, после потери сознания пролежал на полу несколько часов.
Его злой клеврет Берия, только и ждал смерти «патрона» чтобы завладеть властью и выстроить всё по своему, развернуться во всю силу своего злого административного таланта.
Но и он пережил столь долгожданную смерть Вождя, всего на полгода. К власти в Советском Союзе, пришло партийное чиновничество, во главе со своим «недалёким» ставленником, Никитой Хрущёвым.
И вскоре, уже после торжественных похорон, Сталин был обвинён во всех мыслимых и немыслимых преступлениях, а страна, которая всё переборола, всех победила внутреннего врага победить не смогла, и при власти парт номенклатуры, медленно стала разрушаться, окончательно распавшись через сорок лет с небольшим, после смерти Иосифа Сталина...
Но таковы закономерности исторического развития человеческих сообществ. Вслед за победоносной Революцией, приходит жестокая диктатура победившего класса, вслед за которой, власть переходит в руки «соглашателей – реалистов» и с их помощью совершается неизбежная Контрреволюция, которая через какое – то время, приводит за собой Реставрацию. Но Реставрация, в свою очередь, не способная восстановить прошлые, нежизнеспособные порядки, вскоре сменяется Синтезом, который и позволяет определённой стране, а часто и человечеству, перейти на новый уровень социальных и экономических отношений...
Таковы, на наш взгляд, уроки истории, и есть надежда, что и в этот раз, в России, достоинства Революции, рано или поздно, победят её недостатки!

Июль 2010 года. Лондон.







Сталин – судьба и время.



Вместо предисловия:

Сегодня в России появилось несколько «историков», в том числе и историков из «церковной ограды», которые, занимаясь подтасовками исторических фактов, выдавая свои взгляды за последнюю истину, шельмуют Советский Союз и его лидеров, и в то же время оправдывают его врагов, в том числе, даже предателя Власова. Такие писания не могут оставить меня равнодушным потому, что я родился и прожил в Советском Союзе большую часть своей жизни, и вижу, особенно сегодня, многие преимущества того времени и той социальной системы. Я считаю, что провокативные утверждения и фальсификации реальной жизни, которой мы тогда жили, в этих русофобских измышлениях рассчитаны на откровенных антисоветчиков, если не на «либеральных фашистов», которых, благодаря вседневному «промыванию мозгов», становится всё больше, как заграницей, так и в самой России.
Моё эссе о Сталине, это одна из попыток сопротивления лживой пропаганде, распространяемой сегодняшней российской и европейской «образованщиной»...

«Для камердинера великого человека, великих людей не бывает».
Английский историк Карлейль.


... Иосиф Виссарионович Сталин (Джугашвили), руководил Советским Союзом более тридцати лет и за это время, по словам Черчилля, давнего врага СССР, Россия проделала путь от сохи до атомной бомбы.
Во многом благодаря его таланту политика и руководителя, советский народ выстроил супердержаву и возглавил «перестройку» мира...
Но насколько Сталин был велик и необходим для страны и для всего мира, когда он был жив, настолько он стал объектом исторической травли и фальсификации после смерти. В своём роде – это исторический феномен, которого, пожалуй, не было со времён Наполеона. Ведь эту «провокацию», почти сразу после его смерти, возглавили его соотечественники и «преемники», а потом её уже подхватили на Западе.
Посмертная судьба Сталина – это трагическая страница человеческой истории, когда «либеральная провокатура», объединившись с парт номенклатурой и её ставленником Хрущёвым, занялась переписыванием истории исходя из оценок «либерального мира», спасённого многомиллионными жертвами Советского Союза, победившего «коричневую чуму» овладевшую Европой и разбитой на Востоке.
Интересно, что судьбы Сталина и Наполеона, как героев французской и русской Революций, похожи, хотя Наполеон умер побеждённым и всеми забытым, а Сталин – в зените славы и побед. Охаивание победившего всех врагов Сталина в России стало возможным только благодаря информационной «тирании» в современном мире, когда СМИ стали страшным и непобедимым оружием в руках «новой буржуазии», выигравшей в «холодной войне».
«Либеральные образованцы», владеющие средствами массовой информации, постепенно захватили мир и определяют сегодня не только судьбы мира, но и на свой лад толкуют давнюю и современную историю...
Сталин, для них был врагом номер один и, не сумев победить его при жизни, они мстят ему после смерти. Посмертная судьба Сталина и натолкнула меня на размышления, которые я постараюсь «озвучить» в этой статье...
... Можно, перефразируя слова известного французского писателя Леона Блуа о Наполеоне, говорить о Сталине: «Кто из нас, русских или даже иностранцев, в начале 21 века не чувствовал вопроса и недоумения по поводу земной судьбы и посмертного воздаяния для Сталина. Победитель и единственный достойный противник для Гитлера, сегодня, потомками фашистов и нацистов, разного рода болтунов, называющих себя либералами, оклеветан, оплёван и унижен до такой степени, что поставлен на одну ступень со своим противником и антиподом – Гитлером…»

... Кого из россиян, обладающих хоть каплей национального достоинства и чести не угнетает мысль о падении Вождя и разрушении великого революционного Государства, воплотившего мечту нищих и пролетариев о светлом будущем для всего человечества.
Кого не угнетает мысль, что советские люди, ещё вчера бывшие на вершине самоуважения и человеческого достоинства, сегодня, стали жалкими наёмниками «бизнеса» и подчиняются власти буржуазии, возвратившей в обиход человеческих отношений рабское слово «господин», взамен братского, христианского слова «товарищ».
Зигзаги человеческой истории непредсказуемы и потому не будем удивляться, а попробуем порассуждать о том, как это произошло и почему...
Сталин, как и Наполеон, мог бы сказать, что он сам вышел из народа и был «плотником, сыном плотника», пока судьба на крыльях истории не подхватила его и не вознесла на вершины влияния и власти. И потому простые люди, народ, в отличии от чиновников и парт номенклатуры, во главе с ренегатом Хрущёвым, могли бы сказать: «Вождь был строг, но справедлив!”
И потому с его именем связана великая победа народа в индустриализации, коллективизации, в победе над Гитлером и послевоенное восстановление Советского Союза. И потому сотни тысяч, миллионы советских людей, шли в страшную битву с гитлеровскими захватчиками, совершали подвиги самоотверженности и героизма с его именем на устах, с криками: «За Родину! За Сталина».
Его имя для многих стало синонимом слова Родина. Эти люди шли на гибель не только на фронтах Великой Отечественной, но и в лагерях и в тюрьмах подчиняясь законам Революции и ощущая в себе жгущую вину перед Отечеством и российским народом. В беседе с тем же Черчиллем, Сталин, во время войны, объяснял ему: «Вы думаете, они за меня погибают? Они за Родину погибают!»
Сегодня те, против кого с такой мстительной яростью во времена революции выступал простой русский народ, с кем этот народ воевал в кровопролитную Гражданскую войну, снова у власти и потому имя Сталина, имя Вождя Революции, втоптано в грязь этими извечными наследниками «расы» бар и господ. А ярость и жестокость российского народа, уничтожившего своих врагов и эксплуататоров – угнетателей, трансформировалась усилиями ревизионистов и продажных писак в понятие «культ личности».
Во всём жестоком и кровавом, происходящем в каждой революции, обвинили его, того, кто только слушал и выполнял волю народа и потому стал его Вождём. Трудно думать, что простой народ, пришедший к власти в Октябре семнадцатого года, мог бы управлять разрушенной страной без этого красивого мифа о Вожде–Мессии, всезнающем, всевидящем и бескорыстном, берущем на себя все заботы и тревоги простых людей, и от их имени перестраивающего громадное государство рабочих и крестьян. Революция рухнула бы через сто дней, без этого мифа и без личностей Ленина, Троцкого, Сталина, которые олицетворяли новую власть – власть пролетариев и бедного крестьянства...
Что же думает о Сталине и Революции тот самый народ, оболваненный все нарастающим «промыванием мозгов» и фальсификациями подлинной истории, проводимой возродившейся в Союзе буржуазией вот уже более пятидесяти лет, со времен двадцатого съезда партии и доклада Хрущёва о культе личности?
Можно предположить, что занятый выживанием народ молчит, а российские образованцы, сами жертвы идеологической обработки прислуживают в средствах «массовой пропаганды» возродившемуся классу капиталистов, как они делали это совсем недавно в Советском Союзе восхваляя «прослойку» парт номенклатуры, стоявшей во главе КПСС.
Эти «русские либералы – лакеи западной мысли», как называл их Достоевский ещё сто пятьдесят лет назад, и сегодня непроходимым забором отделяют мнение простого народа от мнения отечественного и западного «официоза», и предоставляют сфальсифицированный «обличительный» материал для западных газетчиков и историков, которые, основываясь на этой «фальшивке», пишут статьи и книги, собирают конференции и саммиты.
Доклад на двадцатом съезде партии был во многом сфабрикован сторонниками Хрущёва и потому был полной неожиданностью для большинства присутствующих. Поэтому доклад был «секретным», прежде всего для простого советского народа, выразителем чьих чаяний и нужд был Сталин...
Подлинная история Революции и Советского Союза, благодаря стараниям внутренних и зарубежных провокаторов, называющих себя демократами и правозащитниками, уже полностью переписана и оболгана, как в России, так и на Западе, который был врагом СССР в «холодной войне» и потому понятна его, Запада, ярость и обида на Советскую Россию и Сталина.
Народное мнение никого из этих провокаторов–образованцев не интересует, но даже при желании узнать его, это очень трудно сделать потому, что народ мочалив, а писание книг и статей – привилегия «образованцев», во все «новейшие» времена прислуживающих буржуазии и власть имущим. Народное мнение трудно узнать ещё и потому, что его «народа», мысли так далеки от наших мыслей, мыслей людей, считающих себя просвещёнными, но на самом деле, - жалкими жертвами полу грамотности и либеральной манипуляции общественным сознанием...
Доклад этот, построенный на исторических фальсификациях прислужниками высшей номенклатуры во главе с Хрущёвым, на съезде десятимиллионной партии, был тайным, но прятали его не от зарубежных «недругов» социализма, как писали и пишут до сих пор псевдоисторики – образованцы.
Прятали его от собственного народа и многомиллионной партии. Именно в эти годы, впервые обозначилась трещина между партией и народом, между номенклатурой и рядовыми партийцами, которая со временем превратилась в глубокий овраг, а потом и в пропасть, куда рухнул развалившийся Советский Союз и сама партия КПСС.
Но память народная не умерла, а только затаилась. И когда «новые русские» решили провести опрос «имя России», именно Сталин стал лидером известности и симпатий. Можно предположить, что память о Вожде осталась в генетической памяти народа и не скоро можно будет её стереть или замазать чёрной краской измышлений.
Сталин, как всякий, подлинно народный Вождь, был выразителем чаяний и мечтаний простых людей, далёких от либеральной снисходительности и порой бывающих жестокими, мстительными и даже свирепыми, как существа, живущие физической и природной жизнью, с молоком матери впитывающих в себя трезвость и драматизм реальной жизни, управляемой законами выживания.
Тут Сталин, наверное, мог бы сказать о себе, как говорил о себе Наполеон: «Я слыл страшным человеком только в ваших гостиных, среди чиновников и парт номенклатуры, но отнюдь не среди солдат, рабочих и крестьян; у них был верный инстинкт правды и сочувствия; они знали, что я их заступник и никому их в обиду не дам...»
Сталин, в отличие от многочисленных врагов внутри и вне страны, как всякий революционный вождь, мог бы сказать: «Народные струны созвучны моим; я вышел из народа и мои слова и мысли действуют на него. Взгляните на этих детей рабочих и крестьян: я им не льстил и был с ними суров, а они, всё–таки шли на подвиг со словами и мыслями обо мне! Это потому, что у меня с ними одна природа...»
В чём причины обожания Сталина простым народом? Почему в самые трудные дни и годы репрессий и Великой войны, люди, его современники, не митинговали, не брюзжали, а шли туда, куда он их звал? Побеждали и в бою, и на стройках, не думая о себе, а «прежде о Родине» и о нем, который их защищает и никогда не перестаёт помнить о каждом из них, сидя в Кремле, работая в своём кабинете с утра до глубокой ночи...
Красный террор, а потом и репрессии, были направлены против врагов народа и Революции, против врагов народной власти и потому, простой народ их поддерживал, с жестокостью и даже свирепостью присущей пролетариям. Сегодня, когда власть в руках буржуазии и в страну вернулись старые порядки, а на место слова «товарищ», вернулось рабское слово «господин», разве может власть рассчитывать на помощь народа? Думаю, что нет, разве, что по старой памяти, сохраняя иллюзию, что власть по-прежнему будет заботиться о нем.
Во времена Великой Отечественной, Сталин мог бы, как и Наполеон, сказать: «Никогда, никому российские солдаты не служили так верно и самоотверженно, как своей Советской Родине и мне. С последней каплей крови вытекающей из их ран они кричали: - За Родину! За Сталина! Я для этих простых рабочих и крестьян был олицетворением их страны и их революции! Поэтому мы и победили, последовательно: контрреволюцию, Гитлера и послевоенную разруху...»
После смерти почти всё его окружение: члены партийной верхушки и правительства, многие генералы и маршалы, собственная дочь – все ему изменили, но народ остался верен его памяти и сегодня. Около половины всех опрошенных в телешоу «Имя России» высказались за него, как за «главное имя России». Организаторы сами не ожидали такой «вспышки» генетической памяти и потому постарались замять эти результаты...
Но для тех, кто интересуется советской, российской историей, эти факты говорят и объясняют очень многое. Чем люди были выше чинами, чем ближе к нему, тем хуже о нем думали и меньше понимали; чем ниже, чем проще - тем больше понимали и оправдывали, тем больше любили и почитали его.
В день его смерти плакала вся стран, и я уже сам помню, тогда мне было семь лет, этот мрачный день траура. Хотя были и те, кто радовался, и проклинал его. Но таких было жалкое меньшинство. Однако, после двадцатого съезда, где парт номенклатура, по сути, совершила предательство по отношению к истории собственного народа, очернив, вначале имя Сталина, а потом и имена всех большевиков, делавших революцию, во главе с Лениным, количество «поверивших» или обманутых с каждым годом стало увеличиваться. В определённый момент их стало так много, что Союз разрушился идеологически, а вследствие этого и физически. Провокация сработала! Но она работает и сегодня. Если мы не будем ей противостоять, то разрушится и Россия...
Логика этой провокации такова, что если вы признаете Сталина и большевиков «монстрами», то рано или поздно вас заставят называть «монстрами» ваших отцов и дедов, воевавших с Гитлером и строивших коммунизм. Сегодня мы видим, что и нас самих, живших тогда в Союзе, наших детей и внуков, живущих сегодня и в будущем, тоже будут считать «монстрами и защитниками монстров».
Такова цена самопредательства и результат этой исторической провокации. Сегодняшняя судьба и Сталина и Ленина, показывает нам, что во времена Реставрации, эта провокация работает всё «успешнее».
Однако, есть надежда, что Реставрация не продлится долго и наступят времена осознания не только жестокостей и революционных репрессий, но и подлинного народного подвига Революции, которая изменила весь мир! История со временем расставит всё на свои места, как она уже делала это, и с Кромвелем, и с Робеспьером, и с Наполеоном... Последнего, долгое время, его враги и враги Революции, называли монстром и кровавым тираном. Но французский народ победил и клевету и предубеждения, и сегодня, Наполеон – герой Франции...
Так будет и со Сталиным и с Лениным, если... если российское государство, а точнее его остатки в лице Российской Федерации, выживет и восстановит подлинную историю своего народа.
... Что же любят в Сталине сегодняшние его почитатели, которые не жили при нём и не знают подлинного народовластия, кто и родился то, часто уже при новой, антисоветской власти, власти буржуазии и олигархов?
Они не знают и не помнят того подлинного народоправства, когда самые высокие чиновники и партийцы могли заплатить своими жизнями за свои ошибки, буржуазные претензии и мечты о диктатуре. Ведь самые отчаянные революционеры, со временем, постепенно скатываются в болото мещанства и начинают требовать привилегий и особенных условий жизни. И именно против них было направлено острие репрессий и они стали жертвами осуществления власти народа.
Недаром же и во времена французской революции, и во времена «большого террора», самыми многочисленными жертвами его становились чиновники-служащие и «парт номенклатура». Завоевав власть, старые большевики захотели выделить себя из народной массы. Одни стали окружать себя льстецами и подхалимами, другие заводить любовниц и покровительствовать богеме. Третьи, захотели власти и, вспомнив историю Наполеона, вообразили себя «красными» императорами.
В отличие от многих своих соратников, Сталин, бывший семинарист, был бессребреником и когда умер, то обнаружилось, что у него ничего нет своего, что можно было бы оставить в наследство даже своим детям. Всю свою жизнь он посвятил революционной борьбе и становлению Советского Союза, и как монах, живущий в келье, для прославления Бога, сохранял верность только делу Революции ...
Можно предположить, что Сталин строгость и даже жестокость по отношению к чиновникам и бывшим однопартийцам, оправдывал строгостью и жестокостью к самому себе. Здесь, невольно, вспоминаются его слова: «Солдата на генерала не меняем!», - когда гитлеровцы хотели обменять маршала Паулюса, на его сына, Якова Джугашвили, попавшего в плен к немцам. И тут же вспоминается история с сыном Хрущёва, которого расстреляли за измену Родине, несмотря на то, что Хрущёв на коленях умолял Сталина сохранить ему жизнь.
Сегодня уже нет героев такого масштаба как Ленин, Сталин, Дзержинский и потому государство Российское медленно разворовывается взяточниками, предается перебежчиками и внутренними провокаторами. Христианские идеалы свободы, равенства, братства и народовластия, бывшие лозунгами всех великих Революций, сменились идеалами потребления и алчной буржуазности, присущей всякой контрреволюции и Реставрации.
Однако Россия жива, пока в народе сохраняется дух великих революций, пока сохраняется память о героях, отдавших свои жизни на благо народа и за идеалы светлого будущего. Память о трагическом времени становления первого рабоче-крестьянского государства, полном страданий и лишений, в которое жил и Сталин, не даёт нам всем забыться в «летаргическом сне» бездействия и равнодушия. Пока мы помним о подвигах и эпических фигурах, рождённых Революцией, будет стоять и Россия, несмотря на всякого рода «соблазны» и предательства, разрушающие её изнутри.
... Враги Советского Союза, убедившись, что нашу страну невозможно победить силой извне, сменили стратегию и принялись разрушать советское государство изнутри. И они своего добились с помощью провокаторов, многие из которых произошли из партийной среды... И вот Союз рухнул, и образовалось множество независимых государств, в которых националисты, избрав антисоветскую, антирусскую идеологию, часто становятся на путь возрождения фашизма. Антисоветизм стал основой этого «либерального» нацизма, а пропаганда «нового фашизма» считает своим врагом уже правопреемника Союза - Россию.
Россию и сегодня пытаются разрушить изнутри, разваливая и шельмуя высокие идеалы социализма и всенародного государства. Потому необходимо изо всех сил бороться с «либеральными» провокаторами, уничтожающими своими лживыми писаниями наше героическое прошлое, тем самым лишая Россию не только достойного настоящего, но и будущего. Ведь реальное будущее, можно построить только на славном историческом прошлом. Против этого и направлены все силы провокаторов и фальсификаторов истории.
... И Ленин, и Сталин в народном сознании были связаны с великим мифом, продолжением христианской идеи о пришествии Мессии, который спасёт всех нищих и убогих и накажет всех злодеев и их прихлебателей. И, я думаю, именно потому Революция созрела и произошла в нищей крестьянской России, наполненной поклонением Иисусу, как жертве власть имущих богатеев. Народ, которой был религиозен и жил общинным строем. И это подспудное апокалипсическое ожидание Мессии, который принесёт на землю забытую справедливость и вдохновили миллионы людей на восстание против привычной лжи и неправды, против бесчеловечной власти, осенённой фальшивым крестом неподлинной христовой Церкви. И точно так же, как в Иисусе Христе простые люди видели единственного заступника за них на небе, они поверили в защитника за них на земле, в лице Ленина, а потом и Сталина. Поэтому, можно понять, почему с именем Сталина они шли в бой и умирали. Поэтому же, сегодня, его осудили современные «книжники и фарисеи». Видя эту похожесть исторических ситуаций, можно лучше понять и различить всё происходившее и происходящее в России и Мире.
Сталин – воплощение и дитя революции. Именно Революция призвала своих вождей из небытия и вверила им власть над страной и народом, частью которого они и были. Не было бы Революции, не было бы победы над царизмом и феодализмом, не было бы борьбы за человеческое достоинство и подлинную демократию, не было бы ни Ленина, ни Сталина, ни Троцкого, ни Дзержинского. Российская империя уже тогда, семьдесят лет назад, развалилась бы на мелкие части, как это произошло в конце двадцатого века – если бы не было Великой Революции.
Революция породила титанов мысли и действия, точно так же, как Контрреволюция породила краснобаев и лицемеров. Сталин был почитателем и учеником Ленина и воспринял от него волю и напор революционного движения. Волна революционного экстаза вознесла его над миром и «сын сапожника» стал руководить половиной мира, как в своё время французская революция извлекла из корсиканского захолустья и проявила гений поручика Бонапарта, вручив ему скипетр владетеля Европы, уже как императору Наполеону...
Можно предположить, что ни то, ни другое чудо невозможно было без великого революционного подвига, произошедшего две тысячи лет назад в провинциальной Галилее, когда «плотник, сын плотника» превратился в вождя и учителя вначале для десятков и сотен иудеев, «нищих духом» грешников, а потом миллионов и миллионов во всём мире. Поистине сама мировая история порождает из своего неистового, неостановимого потока страстей и дел человеческих всё новых и новых трагических героев...
Но прошло время и эпоха революций, войн и трудовых свершений сменилась на застой и самодовольство номенклатуры, а в герои вышли накопители и обыватели. Однако за эти семьдесят лет после Великого Октября мир стал иным и именно Революция определила направление движения человечества, как в экономическом, так и в социальном плане. Но, естественно, что герои Революции, стали врагами для идеологов застоя и мещанского потребления и потому удостоились проклятий, шельмования и забвения.
Такова диалектика человеческой истории, когда революции на короткое время сменяются контрреволюциями и приходит реставрация, через непродолжительное время сменяющаяся вселенским Синтезом. И мировая история выходит на новый уровень развития, осваивая завоёванное в драматической и кровопролитной революционной борьбе, но и учитывая и преодолевая её ошибки...
Если Ленин, радуясь первым успехам победившего народа, мог говорить о себе: «Я – это пролетарская Революция», то его преемник и последователь, Сталин, уже после победоносной войны и превращения Советского Союза в супердержаву, мог сказать: «Я – это Советский Союз» Но вместе с тем, Сталин был последователем Ленина и потому – продолжателем дела Революции. И именно за это, его боялись, не любили и ненавидели враги революции во всём мире. «Холодная война» развязанная бывшими союзниками по Второй мировой войне, в конце концов привела к очернению Сталина и гибели Советского Союза.
Но до этого, ценою колоссальных потерь, советские люди спасали не только себя и Советское рабоче-крестьянское государство. Они, спасали и спасли от «коричневого плена» и этих врагов революции. Такова трагическая, безысходная логика человеческой истории, в которой не существует понятий справедливости и воздаяния.
Однако, дело революции продолжили народы во всём мире. Африка освободилась от колонизаторов, а в Латинскую Америку через успехи революционной Кубы пришли идеи социализма. Страх революционного террора заставил и яростных её ненавистников в капиталистических странах поменять жизнь своих народов, пойдя на социальные реформы. Русская революция своим кровавым примером, подтолкнула многие страны в сторону мирного перехода к власти работающих, и это основной результат и последствия мировой Революции, начавшейся в России...
В своё время, Наполеон сказал: «Вопреки всем своим ужасам, революция была истинной причиной нашего нравственного возрождения: так, самый смрадный навоз производит самые благородные растения. Люди могут подавить, задержать на время это восходящее движение, но убить его совсем не могут» Вслед за Наполеоном, Сталин мог повторить и эти строки: «Ничто не разрушит и не изгладит великих начал Революции; эти великие и прекрасные истины останутся вечно...» Конечно, он имел ввиду революционный лозунг, под которым выступили и в России: «Свобода, равенство, братство!»
Сталин, так же как Наполеон, отстаивал равенство людей перед законом и богом, и мог бы повторить слова Корсиканца: «Мы хотим ввести систему равенства и наше главное правило – открытая дорога талантам, без различения рождений и состояний».
Однако Ленин и Сталин, с учётом опыта предыдущих революций, отстаивали принцип диктатуры пролетариата, и подавления сопротивления бывших господствующих классов. Он так же как и Наполеон, мог бы сказать: «Клянусь, если я не даю России больше свободы, то потому только, что для неё это полезнее...»
И дальше я продолжу его воображаемую речь: «История докажет, что диктатура пролетариата была необходима, чтобы подавить и уничтожить своеволие, анархию и «великий беспорядок», оставленный Революцией в душах людей. К несчастью, времена перед великой войной были как никогда суровы, заставляя и нас, большевиков, быть суровыми вдвойне. Только безответственные болтуны могли позволять себе твердить о свободе слова и печати. Враги окружали Советскую Россию со всех сторон и стремились уничтожить первое государство рабочих и крестьян всеми средствами. Но мы, большевики, противостояли этому со всею строгостью революционного закона. Моим учителем в эти трудные времена был простой народ, труженики, которые и поддерживали своим энтузиазмом мою твёрдость!»
... Мечта Наполеона об объединении Европы на новых социальных принципах присутствовала и в планах Сталина. «Общеевропейский кодекс, общеевропейский суд: одна монета, один вес, один закон – фантазировал Наполеон. – Все реки судоходны для всех; все моря свободны. – Всеобщее разоружение, конец войн, мир всего мира!»
Читая эти строки которым уже около двухсот лет, невольно хочется спросить – разве это не мечты о всемирной революции и о дружбе всех народов мира освобождённых революцией?!
Но, увы! Даже сегодняшний экономический Евросоюз раздирают противоречия, а о разоружении и речи нет. Ведь помимо национальных интересов, надо завоёвывать непокорные страны в Азии, Африке и Латинской Америке, мечтающие об освобождении от диктатуры капитала в лице «развитых» стран. Да и в Европе, не так спокойно, как хотелось бы...
Сталин, наверное, тоже мечтал об объединении не только Европы, но и всего мира на принципах утверждаемых социалистической Революцией. Прообразом этого будущего объединения стал «социалистический лагерь». А в планах, было и объединение мира под лозунгом, - вся власть народам – земля крестьянам, фабрики и заводы – рабочим.
Но для осуществления этой мечты человечества надо было преодолеть сопротивление несогласных и потому вновь возник «революционный террор», как инструмент подавления сопротивления такому объединению, и как база построения будущего мира справедливости и процветания для всех. Опять, вспоминая Наполеона, Сталин мог сказать: «Весь мир этого ждёт, старый порядок рушится, а новый ещё не окреп и не окрепнет без болезненных и страшных судорог...» Это говорил Наполеон двести лет назад, представляя себе последствия победы «всемирной Революции».
... С той поры несколько «страшных судорог» прошли по миру, в том числе и две мировые войны на которых погибли более пятидесяти миллионов человек...
Совершились революции по всему миру. И в России тоже была Октябрьская Революция, повлиявшая на развитие всего мира. Мечты Наполеона сбылись, и в начале был Советский Союз, а когда он распался, возник Союз Европейский. Человечество медленно, но верно движется к объединению. Объединить мир под лозунгом: «Пролетарии всех стран объединяйтесь» не получилось. Теперь в Европе пробуют объединиться на буржуазных принципах, включающих в себя и начала социализма. Только теперь буржуазия стала доминирующим классом и называется «средним классом».
Современный мир предстаёт перед нами в судорожных поисках будущего. В начале девятнадцатого века мир попытался объединиться под властью одного человека – не получилось. В начале двадцатого века произошла Русская революция, и мир попробовал объединиться под властью «трудящихся». Тоже не удалось, хотя какое-то время казалось, что Мировая Революция уже «при дверях».
Но контрреволюция и развал СССР разбили и эту мечту. Сегодня новый мир пробует объединиться под властью одной, «демократической» страны, самой сильной, самой богатой - Соединённых Штатов, в отсутствии равноценных противников. Похоже, что и это не получается, но об этом судить уже следующим поколениям историков... Но мы обратимся в прошлое и попробуем сравнить «двух объединителей», чьи судьбы и деяния, стали историческим фактом...
...Примечательно, что оба «объединителя» стояли во главе великих империй не будучи по рождению представителями этих великих наций. Наполеон – корсиканец, стремившийся всю жизнь стать коренным французом более чем сами французы. Сталин – грузин, хотел и стал более русским, чем сами русские. Проблемы «родного языка» преследовали и того и другого. Но если Наполеону речи писали и он произносил их с подозрительным акцентом, то Сталин речи писал сам и произносил их торжественно и внятно, как прирождённый оратор. Видимо уроки церковного красноречия, полученные в семинарии, запомнились ему на всю жизнь. Но главное было в том, что на роль вождей истории и Наполеона и Сталина, выдвинула Революция, главным принципом которой было объединение всех народов в единую человеческую семью...
Сталин, как и Наполеон, будучи разочарованным в официозном христианстве, понимал значение религии в жизни мира и народа. Оба хотели поставить власть народа и его избранника или избранников, на место власти Бога. Поэтому в Революционной Франции были гонения на официальную церковь, которые сменились Конкордатом. А в России Сталин стал восстанавливать РПЦ в её правах уже в конце своей жизни. Но в начале политической карьеры Сталин, как и Наполеон, был агностиком и критиком официальной церкви. «Может ли быть государственный порядок без религии? – спрашивал Наполеон и отвечал – Общество может существовать без имущественного неравенства, а неравенство не может существовать без оправдания религией. Когда один человек умирает от голода рядом с другим, сытым по горло, то невозможно, чтобы он с этим согласился, если нет власти, которая говорит ему: «Этого хочет Бог. Надо, чтобы здесь, на земле, были бедные и богатые, а там, в вечности будет иначе...»
Однако, Сталин, как и Наполеон, под давлением Революции ушёл в атеизм, чтобы, осознав реалии общественного существования, вернуться к осознанию значения религиозной веры для народа. Сталин во время великой войны мог бы подписаться под словами Императора Наполеона, заключившего Конкордат с Папой Римским: «... потому что если бы не было религии, то люди убивали бы друг друга из-за самой сладкой груши или самой красивой девушки...»
В 1943 году, осенью, Сталин восстановил русскую православную церковь в её правах, отмечая тем самым её служение российскому народу во время войны. И сегодняшними политиками, чья вера может подвергаться сомнению, церковь используется для объединения и восстановления утраченной самоидентификации народа и государства. Сталин, как бывший семинарист, знал, что Иисус был «интернационалистом», и, в конце концов, согласился примириться с религией ради будущего России. Однако его преемники, и, прежде всего Хрущёв, на были столь умны и проницательны, и возродили атеизм, как новую «религию» Это тоже стало одной из главных причин падения Союза...
Был ли Сталин злым человеком? Как говорят и утверждают его почитатели, он наоборот был внимателен и человечен по отношению к простым людям, и непримирим к предателям дела Революции и её противникам. Этим они объясняют и репрессии против «врагов народа» и репрессии против официозной церкви, которая защищала свергнутый строй и поддерживала связи с врагами Революции...
В девяностые годы я знал одну старушку, которая боготворила Сталина за то, что он помог её больному и старому отцу, умиравшему в нищете от воспалившихся фронтовых ран. Она рассказывала мне, что, несмотря на занятость, Сталин нашёл время и ответил помощью на письмо, написанное на его имя...
Я сам с удивлением прочитал в исторических хрониках, что Сталин, уже после войны, распорядился о выплате небольшой пенсии бывшей родственнице германского кайзера, оказавшейся на освобожденной, Советской Армией, территории. И таких удивительных фактов много...
А сколько ещё советских людей, не поверивших в партийные установки о «культе личности», продолжали боготворить его долгие годы официального шельмования и наветов. В этом Сталин тоже повторяет судьбу Наполеона.
Конечно и Сталин, каким он был во времена Ленина, разительно отличался от того Сталина, каким он стал в предвоенные, военные, а потом и в годы послевоенного восстановления Советской России. В начале партийных чисток, он не выступал за крайние меры наказания для обвиняемых. Но тогда и атмосфера внутри партии была другая. Например: жену Сталина, надежду Аллилуеву, исключили из партии на какое то время, и Сталин вынужден был с этим согласиться. Позже жену Молотова, второго человека по значению в Союзе, посадили за «антиреволюционную» деятельность. И в партийной среде, такие факты воспринимались как необходимость, диктуемая партийной дисциплиной.
Однако, со временем, вирус приспособленчества и мещанства постепенно стал поражать и партийцев и с этим надо было как то бороться. Постепенно, наблюдая эти «буржуазные перерождения», и Сталин стал неумолим до жестокости, живя в обстановке непрекращающейся фракционной борьбы и прямых предательств, проявляющихся часто и в среде бывших большевиков и соратников. Недаром русская народная пословица гласит: «С волками жить, по-волчьи выть».
... В размышлениях о злом и добром в сталинском характере, я прихожу к выводу, что всякая революция, потому и революция, что она имеет свои жестокие законы развития, в которые входит и террор, как инструмент утверждения победившей Революции. Так было в Англии во времена Гражданской войны, когда Кромвеля обвиняли и обвиняют до сих пор в жестокости на полях этой войны. Так было с Робеспьером и Маратом во времена Великой Французской Революции. Так было и после Великой Октябрьской Революции в Гражданскую войну, в периоды партийных чисток и репрессий, подавлявших заговоры и предательства в предвоенные годы.
В Революции, когда на борьбу за свои права поднимаются миллионы простых людей, - всегда присутствует момент мстительности и жестокости, а потому и несправедливости, не только против классовых врагов, но и предателей, двурушников и перерожденцев в самой партии. Счёт жертвам этой мести идет на тысячи, на сотни тысяч, и «революционный» террор охватывает всю страну. Чтобы поменять властвовавший столетиями режим, надо «расчистить поле человеческой деятельности» от обломков «старого» строя, и это всегда делается огульно и беспощадно.
Такова природа и причины «красного» террора. Нам, его критикам, живущим уже в новую эпоху, хорошо быть «ласковыми и добрыми», когда Революция уже сделала всю «грязную и кровавую» работу по построению благополучия и равенства. В этом, на мой взгляд, главная историческая ошибка сегодняшних «реставраторов» свергнутого строя. Именно поэтому мы не можем судить жестокое реальное прошлое по тем же «либеральным» законам, которыми управляется мир сегодня. Ведь всё нынешнее благополучие, во многом, завоевано благодаря этим жертвам...
Так было и в Советском Союзе, когда народ требовал жестокости к «врагам народа» и сам же становился её жертвой. Сталин был орудием классовой борьбы, инструментом власти, и потому вынужден был этим заниматься, находясь в окружении «бывших» большевиков, ставших карьеристами и властными чиновниками.
Мечты о новых отношениях и справедливой жизни никогда не становились действительностью при жизни того поколения, которое совершало Революцию. Это как со вторым пришествием Иисуса Христа. Но вот уже прошло две тысячи лет с тех времён, а Мессии всё нет. Однако: «Бодрствуйте, братия!»
Так и с Революцией. Власть меняется, а большинство людей остаются теми же, что и при старой власти и потому жизнь не становится, ещё долгое время лучше и справедливей. Люди начинают искать причины задержки воплощения мечты, и находят их во «врагах народа», подлинных и мнимых. Бывает и так, как это случилось во времена исхода евреев из египетского плена. В моменты голода и жажды, блуждая по пустыне, кто-то вспоминал, что когда жили в рабстве, то ели мясо и пили вино, а тут только невкусная «манна небесная», неимоверные человеческие страдания и лишения. Начинались бунты и создание новых «идолов»...
Так бывает после каждой революции. Так было и в Советском Союзе. Только преодолели голод и разруху, ценою жестоких законов восстановили порядок, как надвинулась война, свирепая и беспощадная битва с жестоким врагом на выживание и государства и самого российского народа. И потому, надо было делать «новую революцию», проводить коллективизацию деревни и ускоренную индустриализацию, а это связано со многими жертвами, со сломом вековечных устоев народной жизни и уклада. Сталин и большевики взяли на себя ответственность за этот перелом жизни, и естественно, со временем, всё недовольство вылилось на них и их политику...
И вот только-только стала налаживаться «советская» жизнь, как грянула ожидаемая война, как всегда внезапно. Все кто был обижен Революцией, вместе с нацистами поднялись против новой власти и внутри и за границей, стали сотрудничать с гитлеровцами, каждый под своим идеологическим прикрытием... И вновь Сталину и народу пришлось применять к врагам, реальным и мнимым, свирепую жестокость, чтобы выжить...
А когда закончилась война, которая отняла у России около двадцати пяти миллионов жизней, разрушила экономику и финансы, надо было разбираться с предателями и националистами, которые не могли остаться безнаказанными на фоне этих гигантских людских и материальных потерь, обескровивших страну. Простить их в те времена означало предать память тех миллионов, которые самоотверженно умирали за Родину, и тогда это было бы кощунством...
Это сегодня хорошо рассуждать о «милости» и всепрощении тем, кто «наследовал» выжившим победителям. А тогда не возникало и сомнений, что предателей надо наказывать со всей жестокостью военного времени. Такие расправы, как требование восстановления справедливости происходили везде, откуда были изгнаны оккупанты – гитлеровцы. Вспомните хотя бы происходившие на улицах городов и деревень, «суды Линча» во Франции или в Италии…
Сегодня, судить те события и тех людей по законам выигранного мира глупо и опасно, потому что предательства и провокации могут многократно повториться в будущем, и повторяются, кстати, уже в наше время...
Ведь если вновь, сегодня надвинутся на страну «война и мор», то большинство россиян, простые люди, подлинные «деятели истории», будут беззащитны перед законами принятыми во времена мещанского благоденствия и лицемерия. Во времена Революций и после, во времена великих войн, когда закладываются основы нового миропорядка, большее значение, чем соотношение добра и зла обретает справедливость, часто стоящая на законах биологического выживания. Ведь и после русской революции и во время Великой войны, речь шла просто о выживании страны и её народа. Гитлер, подталкиваемый испуганной, малодушной Европой, двинулся на Восток с целью уничтожить Советскую Россию, а половину славян, как и евреев–большевиков, уничтожить физически. Оставшихся же превратить в рабов, рабочий скот.
И ему помогали в этом многочисленные союзники. На тот момент, более дюжины европейских стран управлялись фашистскими правительствами. После того, как мир был спасён «евреями-большевиками и недочеловеками–славянами», те же бывшие страны, союзники Гитлера, прятавшиеся за его спиной во время войны, выступают поборниками прав человека и демократии, и изо всех сил стараются перевалить свои грехи на тех, кто спас Европу от тирании слепого национализма, закрашивая «розовой краской» фальшивого либерализма своё «неудачное» прошлое.
То же, происходит и с российскими коллаборационистами и предателями, которых «либеральные фашисты» представляют, как героев освобождения Европы от «большевистского ига», повторяя лозунги геббельсовской пропаганды.
Например: РПЦЗ, выступившая во время Великой Отечественной войны на стороне Гитлера против СССР, сегодня всячески скрывает свои грехи. Митрополит Анастасий, глава Синода РПЦЗ перед войной и во время войны, писавший льстивые, верноподданнические письма Гитлеру, и натравливавший его на Россию, обещая приветственные народные демонстрации после ввода гитлеровских войск в Россию, сегодня, некоторыми «клерикальными фашистами» изображается как святой и пророк.
В то же время, идеологическая клевета «новых русских» обрушивается на тех православных иерархов, которые помогали советским людям победить фашизм. «Сергиянство» в устах этих «перевёртышей» звучит как бранное слово. Их клевета касается уже и имени Патриарха Тихона, который, вопреки гонениям советской власти на «старую церковь», призывал её к единению с российским народом, победившим в Революции...
... Сталин, волею судьбы и истории, ставший во главе нового, пролетарского государства и в силу этого подчиняясь революционным законам, должен был соответствовать сути и чаяниям простого народа, мстительного и жестокого, по отношению к своим врагам. Эта жестокость, в отличие от «сладкой водички» пожеланий и хотений либеральных образованцев, носит природный, инстинктивный характер, и жизнеспособна в силу своей природной основы.
К тому же, мы, сегодняшние люди, привыкшие к лицемерию и лжи, и представить себе не можем степени правдивости и искренности нравов большевиков, победителей в революции и в страшной Гражданской войне. Мы и вообразить себе не можем степени тогдашней ответственности за свои слова и поступки. Это можно, наверное, сравнить со Страшным судом, когда судить людей будут существа всезнающие и всевидящие, от которых не укроется ни одно слово, сказанное не впопад и тем более действия и поступки.
Борьба большевиков шла за построение светлого будущего громадной страны и всего человечества. Отсюда эти жестокости, отсюда и готовность умереть за партию, за народ. Отсюда эти признания и покаяния на открытых судах, как на судах совести и чести. Это, как на Страшном суде, где не будет либеральной жалости, а лишь только справедливость – этот Бог Революции.
... Враги русской Революции и клеветники Сталина могут спросить риторически и вполне в либеральном стиле: «Может ли хороший человек совершать злодейства?». И мне хотелось бы ответить, утвердительно: да, может! В противном случае мы, будучи верующими, не поймём и не согласимся ни с гибелью Содома и Гоморры, ни с Вселенским потопом, которым Бог утопил всех людей, кроме праведника Ноя и его семейства, потому что «они стали плотью». Революция сродни этим божьим деяниям только происходит это в человеческом обществе, пытающемся осуществить идеалы правды и справедливости. Но Революция делается людьми и потому, иногда неоправданно жестока и как историческая расплата за этим следует временное восстановление разрушенного порядка или системы власти, - то есть победа контрреволюции.
Сама Революция всегда является реакцией на неправду и лицемерие властей земных и похожа на ураган в природе. Как и ураган, Революция происходит с разрушениями и жертвами, но она уравнивает шансы простых людей с богачами и власть имущими; так же как и ураган своим напором уравнивает атмосферное давление и восстанавливает спокойствие в природе. Революции присущи человеческому обществу, как ураганы присущи земной природе.
Другого пути нет и потому людей, которые осуществляют Революцию, начинают боготворить массы, вовлечённые в революционные перемены, как неких мифических мессий. Но так же, через время, победившая Контрреволюция, ненавидит их и обливает их имена грязью. Такова природа общественного сознания и с этим ничего нельзя поделать...
Миллионы и миллионы простых людей, которым Сталин помог восстановить человеческую справедливость и избавить от унижений и эксплуатации прежней власти, могли за этого человека, олицетворявшего в себе идеалы Революции, умереть и совершать подвиги. Что они и делали в годы пятилеток и во времена страшной истребительной войны.
Все его преемники, «унаследовавшие» партийную и государственную власть в Советском Союзе, заслужили множество анекдотов, а он нет. Это потому, что его любили те, с кем он, сын сапожника, попытался построить новую жизнь без господ и богатеев, правивших и унижавших простой народ тысячелетиями. Но его ненавидели аристократы и буржуа, лишившиеся через революцию своих привилегий и богатств.
Так же ненавидели Робеспьера, Марата и даже Наполеона те, кто лишился своих титулов и вместе с королевским скипетром, и кто–то и головы. Поэтому предательства и измены преследовали Наполеона так же, как Сталина преследовали измены и заговоры людей из близкого окружения.
Его любили и боготворили простые люди, но вместе с тем боялись и ненавидели те, кому он сделал плохо. Такова судьба каждого подлинного революционера. Вспомните земную судьбу Иисуса Христа, которого назвали разбойником и распяли, после суда еврейских церковников-фарисеев, светские власти.
... Сталина ненавидят не только в западных странах наследники деятелей фашисткой поры, но и в России наследники тех, кому он, от лица народа, указал их место, лишил привилегий и неприкосновенности, заставил работать. Увы, такова участь подлинных революционеров, ставших историческими фигурами. Но, чтобы не случилось в будущем, мы должны признать, что он всю свою жизнь отстаивал интересы народа, против аристократов, буржуазии и партократов. В этом единении интересов была заключена сила советского правительства, а сила народа возрастала от единения с собственным правительством, в котором главными лицами были дети сапожников, рабочих и крестьян.
Сам Хрущёв был крестьянин, сын крестьянина, но логикой социального развития, став представителем номенклатуры, начал отстаивать её интересы. Знаменательно, что дети его и внуки живут в Америке. Да и сама судьба Хрущёва, как партийного лидера, многозначительна. Он был отрешён от власти его же ставленниками, и тихо умер всеми забытый и презираемый. «Мавр сделал своё дело – мавр может удалиться» - вспоминая его роль в истории России, невольно приходит на ум этот древний афоризм...
Конечно, по законам исторического развития, власть народа не могла удерживаться долго, и как только умер Сталин, Хрущёв, этот ставленник парт номенклатуры во власти, осудил не только террор по отношению к чиновникам в партии, но и политику Сталина вообще. Ведь террор, прежде всего, был направлен против чиновной и партийной бюрократии, всегда стремящейся к совершению контрреволюции и восстановлению свергнутой власти. Поэтому на двадцатом съезде партии партийное чиновничество поддержало доклад Хрущёва в его стремлении обособится от народа и превратить парт номенклатуру в новый слой эксплуататоров. Фальшивые обвинения о «культе личности» и секретность доклада были направлены к тому, чтобы скрыть от собственного народа эту чиновную компанию по легализации их власти в стране.
Существует историческая гипотеза, по которой следует, что репрессии 37-39 годов были направлены на подавление ползучей контрреволюции, осуществляемой партийными и чиновными бюрократами. Начиная со дня смерти Сталина, Хрущёву и его команде эту контрреволюцию удалось осуществить. Хрущёв и партийных бонзы, которые его поддерживали, просто переложили все неудачи и ошибки советского правительства и партии большевиков на плечи Сталина, сделали его «козлом отпущения», а сами «очистились» и постепенно стали превращаться из слуг народа в новый класс управляющих с реставрированной буржуазной идеологией, вместо партийной программы.
Горбачёв и Ельцин, воспитанные в комсомоле, ставшим со временем лицемерным и лживым придатком партии, были уже откровенными контрреволюционерами, которые и довели дело до логического конца. Этот партийно-чиновный заговор против идеалов Революции не только ими совершился, но и сами они стали первыми жертвами. Оба за это поплатились. И того и другого народ ненавидит и считает этих говорунов и шутов гороховых виновниками возврата власти буржуазии и капитала.
Из них один, фигляр и косноязычный болтун, уехал из России и «питается» остатками былой известности, доживая свои дни в забвении. А другой - шут мрачный и пьющий горькую от тоски и безысходности своей жизни, умер и оставил по себе дурную молву. Вот итоги предательства и это стоит запомнить новым «либеральным» деятелям, которых попросту используют враги России и Революции
... Постепенно наступают времена разочарований от наступившей реставрации, времена осознания трагизма и восстановления привычной несправедливости человеческой истории. И многие сегодня начинают сознавать подлинное значение Революции и её вождей в истории тысячелетней Руси и в истории человечества вообще. Социализм, модернизированный в Китае и Латинской Америке на фоне социального и экономического кризиса, переходящего в хронический, в странах капиталистических, становится всё более надёжной альтернативой в будущем.
Приходит осознание неизбежной победы социализма во всем мире теперь уже через эволюцию терминов и понятий. На этом фоне происходит постепенный пересмотр роли и значения многих исторических событий и личностей 20–ого века. И этот процесс, как и сама человеческая история не остановим. Надеюсь, что и эта статья тоже является попыткой не оправдания русской истории, в этом подлинная история не нуждается, а желанием понять ошибки и свершения Великой Русской Революции...


Июль 2010 года. Лондон.









И вновь о Сталине и его эпохе.



Эпиграф: "Когда Сталин говорил в 1931 году: "Если мы не будем производить 10 миллионов тонн стали в год, то меньше чем за 10 лет нас раздавят", он был прав. Десять лет, то есть, 1941 год. Если бы он тогда не совершил то невероятное усилие, которое, действительно, с человеческой точки зрения стоило очень дорого, мы бы сейчас жили еще в эпоху Освенцима".
Роже Гароди (Франция)

Покидая Крым 14 февраля 1945 года, Черчилль выступил перед микрофоном кинохроники: "Мы молимся, чтобы никогда русский народ больше не подвергался тяжелым испытаниям, из которых он вышел с такой славой".

…Недавно, я задумался, над удивительным фактом. Многие и в России, и особенно за границей, постоянно повторяют глупую идеологическую фальшивку, о культе личности Сталина и о миллионах погибших в лагерях и тюрьмах. Почему никто не обвиняет Рузвельта в узурпации власти и в диктаторских замашках или в создании концентрационных лагерей для этнических японцев в Америке, или Черчилля, в том, что создали гетто-концлагерь на острове Мэн, для немцев в Англии.
Неизвестно, как повели бы себя правительства этих стран, вторгнись Гитлер на их территории. Тут без невинных жертв, тоже вряд ли обошлось.
Но ведь человек вообще смертен, и особенно много людей умирают насильственной смертью, в эпохи переломные, во времена революций и гражданских войн.
Это касается не только Советской России. Это происходило и в Америке в годы гражданской войны, в которой погибли больше миллиона американцев. Для середины девятнадцатого века — это громадные потери.
Или вот Англия, которая в первую мировую войну, потеряла около миллиона человек, и потому, в памяти народной, Первая мировая война, остаётся более известной и почитаемой, чем Вторая мировая.
В Советском Союзе, во времена борьбы с контрреволюцией, было расстреляно и посажено невосполнимо много, часто невинных людей и эти времена «красного террора», напоминали во многом Гражданскую войну. Но ведь это меньше чем в Америке, в Гражданскую войну, которая возникла тоже, из желания объединить все штаты в одно управляемое государство. Или вот сегодня, в Америке, «сидит» почти половина всех заключённых мира — почти два с половиной миллиона и большинство из них — чёрные граждане процветающих Соединённых Штатов! И ничего, хоть бы один борец за права человека возмутился.
Почему историки не винят президентов Америке в уничтожении миллиона, а Сталин, стал модной антироссийской темой, ещё со времён создания Западом железного занавеса? Замечу в скобках, что тема сталинского террора, возникла уже после Великой Отечественной, когда Советский Союз спас Европу от «коричневой чумы», показал и доказал свою силу и жизнестойкость. Пока, Советский Союз, практически в одиночку боролся с непобедимой армадой Гитлера, для всего «прогрессивного» человечества он был почти мифическим героем!
Но после объявления Черчиллем «холодной войны» мировому социализму, во главе со Сталиным, эта идеологическая тема остаётся главной антироссийской темой, на которой воспитаны уже несколько поколений западных да и российских людей.
Именно поэтому, даже сегодня, когда Россия стала страной капиталистической, она по-прежнему вызывает презрение и ненависть у идеологов превосходства Запада, что, со временем превратилось уже в своеобразный расизм.
Спросите любого обывателя на улицах Нью-Йорка или Лондона и вам объяснят, что Россия изобрела концентрационные лагеря, что Советский Союз был тюрьмой народов, и что он оккупировал страны Восточной Европы, и продвинулся бы дальше, если бы не бдительность Черчилля, объявившего СССР холодную войну, если бы не жестокость Маккартни, по отношению к американским левым и либералам. Тогда, члены компартии и левые интеллигенты преследовались, лишались работы и объявлялись пособниками Сталина.
И вот две, в Америке и в Англии, самых мощных идеологически-пропагандистских машины, за пятьдесят лет прошедших после Фултонской речи Черчилля, с помощью провокаторов разного рода, в том числе советских «диссидентов», главным среди которых можно считать Солженицына, изувечили сознание не только буржуа, но самых простых людей, сделав их антисоветчиками, забывшими, что именно жертвы Советского Союза, спасли весь мир и заложили базу нынешнего преуспеяния. В этом, конечно есть нечто бессознательное, желание забыть кому ты обязан не только благополучием, но и самой жизнью!
Меня возмущает такая забывчивость и непонимание того, что именно эти многомиллионные жертвы, позволили европейцам сохранить несколько поколений своих молодых людей, хотя послужили причиной демографического шока в Советском Союзе, сделавшего возможным и неотвратимым крушение социализма не только в Советской России, но и вообще в Европе!
Сегодня, уже все ведущие политики, мира воспитаны на антисоветских, антисталинских мифах и неудивительно, что в их сознании, даже разгромленный Советской Армией и армиями союзниками, Гитлер и немецкие нацисты, выглядят «белыми и пушистыми», а Сталин и Советский Союз, превратились в олицетворение зла и тирании.
Повторяю, такого не было во время войны, когда все на земле следили за борьбой России против гитлеровских захватчиков и делали это с сочувствием и симпатией. Но благодаря повседневному промыванию мозгов западной пропагандой, во времена «холодной войны», все об этом забыли и стали жертвами антисоветской, антисталинской пропаганды. Хрущёвский бред, о культе личности внёс свой вклад в эту лживую компанию, и в конце концов стал одной из важных причин развала Союза и мировой социалистической системы.
Это и является той базой, на которой «новый нацизм», и «западный расизм», возобладали в мировоззрении многих наших современников. Ведь Западная пропагандистская машина, сегодня, в век информации и информатики, способна промывать мозги, во много раз эффективнее, чем это было, даже во времена Геббельса и Гитлера...
В этой пропагандистской войне, особо выделяется один из самых циничных и лживых мифов, - это миф о «Гулаге», который создал, воспользовавшись антисоветизмом Запада, Солженицин и его последователи. А таких и сегодня много, несмотря на смерть и забвение антисоциалистических «агиток» автора «Гулага».
Но странно, что их по-прежнему очень много в стране, которая была колыбелью современной революции, изменившей весь мир и заставившей, капиталистов, превратиться в демократичных и законопослушных граждан...
Одним из самых приметных явлений современности, являются поиски «сильными мира сего», соринки в глазу идеологических противников, не замечая бревна, в своём собственном.
Одной из популярных тем в сегодняшней пропаганде — это страдания жертв «Гулага» и полное забвение тех страданий, который перенёс весь советский народ, во времена индустриализации и коллективизации, при подготовке к защите своего отечества и тем более во времена этой страшной войны.
Идеологи западной демократии, которых, как ни странно, со временем возглавил Солженицын, постоянно упирают на страшные жертвы сталинского Гулага. Но все они, говоря о сотнях тысяч умерших от голода и труда в лагерях, забывают, что в Великую Отечественную, Советская армия, в начале войны теряла каждый день, в среднем около шестнадцати тысяч человек!!!
Но сопротивление фашистам, несмотря на эти чудовищные жертвы, только возрастало с каждым годом и советские люди победили хитрого и коварного Гитлера. Историки войны, говорят о том, что более восьмидесяти процентов военных потерь третьего Рейха, пришлись на Восточный фронт.
Но цена победы была страшной и для Советского Союза. Если Англия, во время войны потеряла около трёхсот тысяч, а Америка около миллиона, причём большую часть на Тихом Океане, то наша Родина потеряла более двадцати пяти миллионов человек на фронтах, в тылу и в плену.. Если сравнивать эти цифры, то любому, не предвзятому человеку, станет ясно, кто победил Гитлера и кому обязан весь мир этому избавлению от фашистских диктаторов.
Но уже долгое время, идеологи западного «национального капитализма» пытаются нас уверить в напрасных жертвах, во времена борьбы с нацизмом. И самое страшное, что это пытаются делать сами русские - провокаторы, такие, как неудавшийся писатель Резун-Суворов, драматург и «историк — беллетрист» Радзинский, и провокаторы поменьше талантом и известностью — Млечин, Сванидзе, Федотов, который, странным образом возглавил какой-то совет, при ком то, по правам человека и постоянно призывает к анти сталинской чистке...
...Моя мать рассказывала, как они девушки, во время войны, в мороз, ездили на открытой платформе, чуть ли не каждую ночь, ссыпать щебень лопатами, с платформы, на ремонтируемые железнодорожные пути.
Мой старший брат родился в конюховке, в пригородной деревне, в сорок третьем году, когда мать пошла туда, беременная уже на последних днях, обменять какие-то вещи на продукты, потому что в стране была регулируемая, но голодная жизнь.
Нужно добавить, что мой дед со стороны матери, был председателем сельсовета, потом, репрессирован и пропал без вести. А дед со стороны отца, был кулаком и тоже умер в тюрьме. Но оставшиеся дети — сироты, выстрадали и выжили в неимоверно тяжких обстоятельствах, потому что они росли в Советском Союзе. И они, никогда не чувствовали себя выброшенными из жизни, как это бывает со многими детьми, сегодня. Мои отец и мать, после коллективизации стали горожанами, а мать всегда гордилась этим, бывая на своей малой родине, в деревне. Тут есть над чем подумать!
Иначе говоря, вся тогдашняя жизнь была страшно тяжёлой и голодной, а люди умирали от голода, не только в воюющем и голодающем Ленинграде.
И тут, мы читаем и слышим причитания «жертв» Гулага, которые несмотря на войну, не умирали таким чудовищными тысячами как на фронте, каждый день, а получали хоть и мизерные, но свои пайки.
Было бы странно, если бы вся страна воевала, а заключённые требовали бы для себя, особые условия работы и питания. Точно так же, было бы странным, если коллаборационисты, сепаратисты и разного рода предатели, не получили бы по заслугам после войны! А именно на этом негласно настаивают разоблачители «культа личности» Сталина. И люди, невольно соглашаются с их «сиюминутной, логикой», потому что здравомыслие сегодня не в почёте!
Размышляя об этом феномене, я вдруг пришёл к выводу, что благодаря промыванию мозгов, не только европейцы или американцы, но и советские, а теперь уже русские люди, стали жертвами таких идеологический компаний и провокаций.
Посмотрите, кто и для кого пишет сегодня, разного рода воспоминания и мемуары. В основном, то время в своих конъюнктурных «воспоминаниях» описывают вот такие «жертвы» Гулага и совсем нет воспоминаний простых людей, которые работали и умирали в тылу, что называется «ковали оружие победы», как на фронтах Великой Отечественной, так и в холодном и голодном тылу. А точнее, эти книги были и хороших писателей и поэтов пишущих о тех временах восторженно, тоже было много. Но их оклеветали, те же провокаторы-антисоветчики и о них забыли, словно их и не было. «Забыли», а точнее оклеветали в антисоветском пропагандистском раже Горького, Маяковского, Симонова, Шолохова и ещё многих советских писателей и поэтов, и оставили только «жертв советского режима».
Почему, сегодня, совсем нет описаний жизни простого человека в предвоенной и военной советской России, и почему так много описаний «Гулага» и страданий антисоветчиков и предателей Родины в те действительно страшные и роковые годы?!
Думаю, что прежде всего потому, что эти «агитки» по-прежнему популярны на Западе и потому, что благодаря им, нынешним лакеям олигархического строя, можно зарабатывать свои сребреники.
Об участи Иуды, предавшего Христа, сегодня уже никто и не вспоминает, а зря. Примеры жизненных трагедий провокаторов и откровенных антисоветчиков, должны многих остановить на пути предательства собственной страны и собственного народа.
Недавнее самоубийство Березовского, наглядно и драматично показывают нам жизнь и смерть беспринципных людей, называющих себя «человеками мира».
Мне искренне жаль этого незаурядного человека. Но он, в конце концов, получил то, к чему стремился и вдруг понял, что именно поэтому и не стоить жить! Он понял, что жизнь вне родины, даже под покровительством богатых и сильных, приводит к разочарованиям и страданиям беспросветного одиночества. И как бы не была бедна и не устроена жизнь в России, она была и осталась целью и смыслом бытия этого несчастного «диссидента».
Не секрет, что на Западе печатают, показывают в кино и в театре, слушают по радио российских чернушников с воодушевлением, и именно потому, что они с азартом описывают нестроения и проблемы русской жизни.
Но, ведь драма человеческой жизни существует и на Западе, на фоне внешнего благоустройства и благополучия. Однако, правду о себе, идеологи современного «демократического капитализма» никак не умеют, да и не хотят услышать. Прежде всего, это касается недавней мировой истории, которую незаметно переписали по новым, западным лекалам и сделали её антироссийской, антисоветской...
В этой связи, мне вспоминается спокойное объяснение причин, капитуляции Франции в войне против Гитлера. Французы тогда, потерпев поражение в первые недели и не подумали сопротивляться. Пэтен, договорился с Гитлером и французы, согласились на оккупацию и создание подконтрольной немцам, Франции.
Именно поэтому, англичане недавние союзники Франции, потребовали перевести французский военный флот в свои порты, а тех, кто не согласился, разбомбили. Об этом, пишет в своих мемуарах Черчилль, и нисколько не сожалеет о смертях французских моряков — жертвах этой бомбёжки. Я уже не говорю о французских добровольцах, сбитых с толку антисоветской пропагандой и воевавших добровольцами против Советской России, на Восточном фронте!
А Бельгии, которая тоже имела войска и приличные, что-то около тридцати четырёх дивизий, даже не вступила в войну. Когда они увидели, как Гитлер, в течении трёх недель разгромил хвалёную французскую армию и английский экспедиционный корпус, то сдались без боя, мотивируя, что бессмысленно сопротивляться.
И так вели себя в то время, многие европейцы, многие «демократические страны». Никто не хотел воевать и потому медленно сдавали Гитлеру своих союзников, ожидая только времени, когда этот «романтик» и отъявленный националист бросится на Советскую Россию.
Что он и сделал вскоре, уверенный в быстрой победе и не подумав о последствиях затяжной войны.
Но именно «тоталитарный» Советский Союз встал на пути непобедимого Гитлера и ценою страшных жертв, и даже ценою исторического национального самопожертвования, разбил, непобедимый до того времени, Третий Рейх.
Вся тогдашняя политика западных держав, и сегодняшний пересмотр причин и результатов той войны, стала примером политики лицемерия и несправедливости мировой истории!!!
...Сегодня, моё внимание привлекает ещё и такой синдром антисоветизма, своеобразной «социальной шизофрении», которой страдают многие российские образованцы, в прошлом успевающие советские интеллигенты, а ныне ставшие откровенными антисоветчиками.
Они во всех своих писаниях, будучи людьми «успевшими» и известными в своё время, хают сталинскую эпоху, хотя постоянно хвалят себя, ругая то, что сегодня происходит в стране. И мне всегда казалось странным, - как можно хвалить себя и всю свою умную, талантливую и порядочную жизнь, и хаять ту власть, при которой они были воспитаны, получили замечательное образование, стали академиками и лауреатами?!
Что то тут не так. - думаю я, слушая и читая их рассказы о прекрасных умных и самоотверженных людях, которые родились уже при советской власти, а значит и при Сталине, но всячески, вольно или невольно, своими пошлыми памфлетами и мемуарами, поливают грязью не только Сталина и большевиков, но и самих себя. Неужели они не замечают, что стали предателями своего прошлого, и тем самым, зачёркивают будущее у тех, кого они воспитывали в школах, в университетах, в науке и в искусстве. Почему все эти прекрасные люди выстраиваются в очередь получить свои сребреники из рук нуворишей, олигархов - этих победителей на час!
Это тоже для меня загадка.
Я тоже, когда мне было тридцать лет, читая последние реляции о победах номенклатурного социализма в стране, морщился и возмущался. Попутно я с пафосом провозглашал, что «у Сталина руки по локоть в крови!»
Но прошло время, я пожил при перестройке и в бандитские девяностые, когда олигархи и их подручные из чиновного сословия, разграбили и обескровили страну и вдруг понял, вслед за Александром Зиновьевым, что подлинная демократия, была в годы предвоенные, как раз тогда, когда принимали новую конституцию и боролись с врагами народа. Кстати, об этом времени и о настроении простого народа, замечательно писал в своих стихах Борис Пастернак.
Потом, после войны, этот пафос революции, постепенно сошёл на нет и изо всех щелей повылезали критики большевиков и «злодеяний Сталина»
Это и стало причиной того, что мы имеем в России сегодня!
Страшно и отвратительно читать и видеть, в газетах и на ТВ, кто как и кого убил или зверски изнасиловал, кто выбросил своего ребёнка на помойку и кто из чиновников в очередной раз присвоил себе иудины денежки. И такое состояние российского общества, нынешние прислужники олигархического капитализма, готовы называть демократией.
И ещё более отвратительно, слышать, что более ста тысяч, в основном молодых людей, в стране, ежегодно умирает от наркотиков, а ещё около трёх миллионов, пока «балуется» этим.
По понятным причинам, на Западе, которому подражают наши «либералы» это тоже есть, но в меньших масштабах, вовсе не сравнимых с российскими. Здесь нет такой лжи и лицемерия, как в России, к которому привыкли уже все россияне и на которое большинство уже не обращают внимания. Настолько это стало «плотью и кровью» реальной жизни...
Мне отвратительно видеть самодовольное лицо Йельского выпускника Навального, во всех газетах, на телевидении и в интернете, который как двойной агент, и сам денежки норовит заработать и вместе прославиться на разоблачениях, действительно продажной и лицемерной чиновной и депутатской верхушки.
Если бы те, кто ему противостоит сами были честными людьми, то они не боялись бы своих разоблачений и давно бы забыли о нём. А так, возникает чувство брезгливого презрения, как к депутатам, набивающих свой карман, так и на чиновников, которые переводят свои денежки за границу и увозят туда своих отпрысков, за то, что они этого демагога боятся поставить на место. Ну и Навальный с его ложью и лживыми обещаниями, настораживает. Создаётся впечатление, что образованцы, устроившие разгром и развал Союза, а потом «опустившие», Россию в пучину экономического и нравственного хаоса, вновь захотели прийти к власти
Но ведь Навальный просто дурачит, часто честных, но наивных людей, которые, как всегда в России было, становятся рабами своего кумира, и послушными роботами, которыми манипулируют нечистые на руку деятели «оппозиции». У его сторонников, странное смешение алчности и наивности, сочетаются в какой-то немыслимо запутанный, но чисто российский характер.
И эти люди, сегодня овладели средствами массовой информации и пока, показывают существующей власти фигу в кармане, но ожидают момента, когда можно будет вновь устроить «чистку», которую высокопарно назовут «перестройкой» и в очередной раз погрузить «эту» страну, так они называют Россию, в пучину безвластия и нищеты.
Эти деятели, типа Латыниной и Венедиктова, часто, просто не понимают, что их в тёмную используют антироссийские силы, как извне, так и со стороны российских олигархов - новоявленных денежных мешков, типа Ходорковского, Лебедева, Прохорова и «иже сними»..
Иногда, посмотрев российское телевидение и почитав российские газеты, превратившиеся в бульварные, угождая низменным вкусам российского мещанина, хочется плюнуть на этих мелких бесов и провозгласить, как это делается у Шекспира: «Чума на оба ваши дома!»



Август 2013 года. Лондон.















Эпоха Революций и личность Сталина.






Сталин в судьбе России

«…России очень повезло, что когда она агонизировала, во главе ее оказался такой жёсткий военный вождь. Это выдающаяся личность, подходящая для суровых времен. Человек неисчерпаемо смелый, властный, прямой в действиях и даже грубый в своих высказываниях… Однако он сохранил чувство юмора, что весьма важно для всех людей и народов, и особенно для больших людей и великих народов. Сталин также произвёл на меня впечатление своей хладнокровной мудростью, при полном отсутствии каких-либо иллюзий. Я надеюсь, что заставил его поверить в то, что мы будем верными и надёжными соратниками в этой войне но это, в конце концов, доказывается делами, а не словами…»
Уинстон Черчилль
Речь в британском парламенте по итогам визита в Москву в августе 1942 г.




…Сегодня в России появилось несколько «историков», в том числе и историков из «церковной ограды», которые, занимаясь подтасовками исторических фактов, выдавая свои взгляды за последнюю истину, шельмуют Советский Союз и его лидеров, и в то же время оправдывают его врагов, в том числе, даже предателя Власова. Такие писания не могут оставить меня равнодушным потому, что я родился и прожил в Советском Союзе большую часть своей жизни, и вижу, особенно сегодня, многие преимущества того времени и той социальной системы. Я считаю, что провокативные утверждения и фальсификации реальной жизни, которой мы тогда жили, в этих русофобских измышлениях рассчитаны на откровенных антисоветчиков, если не на «либеральных фашистов», которых, благодаря вседневному «промыванию мозгов», становится всё больше, как заграницей, так и в самой России.
Моё эссе о Сталине, это одна из попыток сопротивления лживой пропаганде, распространяемой сегодняшней российской и европейской «образованщиной»...

«Для камердинера великого человека, великих людей не бывает».
Английский историк Карлейль.

... Иосиф Виссарионович Сталин (Джугашвили), руководил Советским Союзом более тридцати лет и за это время, по словам Черчилля, давнего врага СССР, Россия проделала путь от сохи до атомной бомбы.
Во многом благодаря его таланту политика и руководителя, советский народ выстроил супердержаву и возглавил «перестройку» мира...
Но насколько Сталин был велик и необходим для страны и для всего мира, когда он был жив, настолько он стал объектом исторической травли и фальсификации после смерти. В своём роде – это исторический феномен, которого, пожалуй, не было со времён Наполеона.
Ведь эту «провокацию», почти сразу после его смерти, возглавили его соотечественники и «преемники», а потом её уже подхватили на Западе. Посмертная судьба Сталина – это трагическая страница российской истории, когда «либеральная провокатура», объединившись с парт номенклатурщиком Хрущёвым, занялась переписыванием истории исходя из оценок «либерального мира», спасённого многомиллионными жертвами Советского Союза, победившего «коричневую чуму» овладевшую Европой и разбитой на Востоке.
Интересно, что судьбы Сталина и Наполеона, как героев французской и русской Революций, похожи, хотя Наполеон умер побеждённым и всеми забытым, а Сталин – в зените славы и побед. Охаивание победившего всех врагов Сталина в России стало возможным только благодаря информационной «тирании» в современном мире, когда СМИ стали страшным и непобедимым оружием в руках «новой буржуазии», выигравшей в «холодной войне».
«Либеральные образованцы», владеющие средствами массовой информации, постепенно захватили мир и определяют сегодня не только судьбы мира, но и на свой лад толкуют давнюю и современную историю.
Сталин, для них был врагом номер один и, не сумев победить его при жизни, они мстят ему после смерти.
Посмертная судьба Сталина и натолкнула меня на размышления, которые я постараюсь «озвучить» в этой статье...
... Можно, перефразируя слова известного французского писателя Леона Блуа о Наполеоне, говорить о Сталине: «Кто из нас, русских или даже иностранцев, в начале 21 века не чувствовал вопроса и недоумения по поводу земной судьбы и посмертного воздаяния для Сталина. Победитель и единственный достойный противник для Гитлера, сегодня, потомками фашистов и нацистов, разного рода болтунов называющих себя либералами оклеветан, оплёван и унижен до такой степени, что поставлен на одну ступень со своим противником и антиподом – Гитлером».
... Кого из россиян, обладающих хоть каплей национального достоинства и чести не угнетает мысль о падении Вождя и разрушении великого революционного Государства, воплотившего мечту нищих и пролетариев о светлом будущем для всего человечества.
Кого не угнетает мысль, что советские люди, ещё вчера бывшие на вершине самоуважения и человеческого достоинства, сегодня, стали жалкими наёмниками «бизнеса», и подчиняются власти буржуазии, возвратившей в обиход человеческих отношений рабское слово «господин», взамен братского, христианского слова «товарищ».
Зигзаги человеческой истории непредсказуемы и потому, не будем удивляться, а попробуем порассуждать о том как это произошло и почему...
Сталин, как и Наполеон, мог бы сказать, что он сам вышел из народа и был «плотником, сыном плотника», пока судьба на крыльях истории не подхватила его и не вознесла на вершины влияния и власти.
И потому, простые люди, народ, в отличии от чиновников и парт номенклатуры, во главе с ренегатом Хрущёвым, могли бы сказать: «Вождь был строг, но справедлив!”
Поэтому, с его именем связана великая победа народа в индустриализации, коллективизации, в победе над Гитлером и послевоенное восстановление Советского Союза.
И поэтому же, сотни тысяч, миллионы советских людей, шли в страшную битву с гитлеровскими захватчиками, совершали подвиги самоотверженности и героизма с его именем на устах, с криками: «За Родину! За Сталина».
Его имя для многих стало синонимом слова Родина. Эти люди шли на гибель не только на фронтах Великой Отечественной, но и в лагерях и в тюрьмах подчиняясь законам Революции и ощущая в себе жгущую вину перед Отечеством и российским народом.
В беседе с тем же Черчиллем, Сталин, во время войны, объяснял ему: «Вы думаете, они за меня погибают? Они за Родину погибают!»
Сегодня те, против кого с такой мстительной яростью во времена революции выступал простой русский народ, с кем этот народ воевал в кровопролитную Гражданскую войну, снова у власти и потому имя Сталина, имя Вождя Революции втоптано в грязь этими наследниками «расы» бар и господ.
А ярость и жестокость российского народа, уничтожившего своих врагов и эксплуататоров – угнетателей трансформировалась, усилиями ревизионистов и продажных писак, в понятие «культ личности». Во всём жестоком и кровавом, происходящем в каждой революции, обвинили его, того, кто только слушал и выполнял волю народа и потому стал его Вождём.
Трудно думать, что простой народ, пришедший к власти в Октябре семнадцатого года, мог бы управлять разрушенной страной без этого красивого мифа о Вожде–Мессии, всезнающем, всевидящем и бескорыстном, берущем на себя все заботы и тревоги простых людей, и от их имени перестраивающего громадное государство рабочих и крестьян.
Революция рухнула бы через сто дней без этого мифа и без личностей Ленина, Троцкого, Сталина, которые олицетворяли новую власть – власть пролетариев и бедного крестьянства...
Что же думает о Сталине и Революции тот самый народ, оболваненный все нарастающим «промыванием мозгов» и фальсификациями подлинной истории, проводимой возродившейся в Союзе буржуазией вот уже более пятидесяти лет, со времен двадцатого съезда партии и доклада Хрущёва о культе личности?
Можно предположить, что занятый выживанием, народ молчит, а российские образованцы, сами жертвы идеологической обработки, прислуживают в средствах «массовой пропаганды» возродившемуся классу капиталистов, как они делали это совсем недавно в Советском Союзе для «прослойки» парт номенклатуры, стоявшей во главе КПСС.
Эти «русские либералы – лакеи западной мысли», как называл их Достоевский ещё сто пятьдесят лет назад, и сегодня, непроходимым забором отделяют мнение простого народа от мнения отечественного и западного «официоза», предоставляя сфальсифицированный «обличительный» материал для западных газетчиков и историков, которые, в свою очередь, основываясь на этой «фальшивке», пишут статьи и книги, собирают конференции и саммиты. Доклад на двадцатом съезде партии был во многом сфабрикован сторонниками Хрущёва и потому, был полной неожиданностью для большинства присутствующих. Поэтому доклад был «секретным», прежде всего для простого советского народа, выразителем чьих чаяний и нужд был Сталин...
Подлинная история Революции и Советского Союза, благодаря стараниям внутренних и зарубежных провокаторов, называющих себя демократами и правозащитниками, уже полностью переписана и оболгана, как в России, так и на Западе.
Запад всегда был врагом СССР и потому, понятна его, Запада, ярость и обида на Советскую Россию и Сталина.
Народное мнение никого из этих провокаторов–образованцев не интересует, но даже при желании узнать его, это очень трудно сделать - народ мочалив, а писание книг и статей – привилегия «образованцев», во все «новейшие» времена прислуживающих буржуазии и власть имущим.
Народное мнение трудно узнать ещё и потому, что его, «народа», мысли так далеки от наших мыслей, мыслей людей, считающих себя просвещёнными, но на самом деле, - жалкими жертвами полу грамотности и либеральной манипуляций общественным сознанием...
Доклад этот, построенный на исторических фальсификациях прислужниками высшей номенклатуры во главе с Хрущёвым, на съезде десятимиллионной партии был тайным, но прятали его не от зарубежных «недругов» социализма, как писали и пишут до сих пор псевдоисторики - образованцы.
Прятали его от собственного народа и многомиллионной партии!
Именно в эти годы, впервые обозначилась трещина между партией и народом, между номенклатурой и рядовыми партийцами, которая со временем превратилась в глубокий овраг, а потом и в пропасть, куда рухнул развалившийся Советский Союз и сама партия КПСС.
Но память народная не умерла, а только затаилась. И когда «новые русские» решили провести опрос «имя России», именно Сталин стал лидером известности и симпатий. Можно предположить, что память о Вожде осталась в генетической памяти народа и не скоро можно будет её стереть или замазать чёрной краской измышлений.
Сталин, как всякий, подлинно народный Вождь, был выразителем чаяний и мечтаний простых людей, далёких от либеральной снисходительности, порой бывающих жестокими, мстительными и даже свирепыми, как существа живущие физической и природной жизнью, с молоком матери впитывающих в себя трезвость и драматизм реальной жизни, управляемой законами выживания. Тут Сталин, наверное, мог бы сказать о себе, как говорил о себе Наполеон: «Я слыл страшным человеком только в ваших гостиных, среди чиновников и парт номенклатуры, но отнюдь не среди солдат, рабочих и крестьян; у них был верный инстинкт правды и сочувствия; они знали, что я их заступник и никому их в обиду не дам...»
Сталин, в отличие от многочисленных врагов внутри и вне страны, как всякий революционный вождь, мог бы сказать: «Народные струны созвучны моим; я вышел из народа и мои слова и мысли действуют на него. Взгляните на этих детей рабочих и крестьян: я им не льстил и был с ними суров, а они, всё–таки шли на подвиг со словами и мыслями обо мне! Это потому, что у меня с ними одна природа...»
В чём причины обожания Сталина простым народом? Почему в самые трудные дни и годы репрессий и Великой войны, люди, его современники, не митинговали, не брюзжали, а шли туда, куда он их звал? Побеждали и в бою, и на стройках, не думая о себе, а «прежде о Родине», и о нем, который их защищает и никогда не перестаёт помнить о каждом из них, сидя в Кремле, работая в своём кабинете, с утра до глубокой ночи...
Красный террор, а потом и репрессии были направлены против врагов народа и Революции, против врагов народной власти и потому, простой народ их поддерживал, с жестокостью и даже свирепостью присущей пролетариям.
Сегодня, когда власть в руках буржуазии и в страну вернулись старые порядки, а на место слова «товарищ», вернулось рабское слово «господин», разве может власть рассчитывать на помощь народа?
Думаю, что нет, разве, что по старой памяти, сохраняя иллюзию, что власть, по-прежнему будет заботиться о нем.
Во времена Великой Отечественной, Сталин мог бы, как и Наполеон, сказать: «Никогда, никому российские солдаты не служили так верно и самоотверженно, как своей Советской Родине и мне. С последней каплей крови вытекающей из их ран они кричали: - За Родину! За Сталина! Я для этих простых рабочих и крестьян был олицетворением их страны и их революции! Поэтому мы и победили, последовательно: контрреволюцию, Гитлера и послевоенную разруху...»
После смерти почти всё его окружение: члены партийной верхушки и правительства, многие генералы и маршалы, собственная дочь – все ему изменили, но народ остался верен его памяти и сегодня. Около половины всех опрошенных в телешоу «Имя России» высказались за него, как за «главное имя России». Организаторы сами не ожидали такой «вспышки» генетической памяти и потому постарались замять эти результаты...
Но для тех, кто интересуется советской, российской историей, эти факты говорят и объясняют очень многое. Чем люди были выше чинами, чем ближе к нему, тем хуже о нем думали и меньше понимали; чем ниже, чем проще - тем больше понимали и оправдывали, тем больше любили и почитали его.
В день его смерти плакала вся стран, и я уже сам помню, тогда мне было семь лет, этот мрачный день траура. Хотя были и те, кто радовался, и проклинал его. Но таких было жалкое меньшинство.
Однако, после двадцатого съезда, где парт номенклатура, по сути, совершила предательство по отношению к истории собственного народа, очернив, вначале имя Сталина, а потом и имена всех большевиков, делавших революцию, во главе с Лениным, количество «поверивших» или обманутых с каждым годом стало увеличиваться.
В определённый момент их стало так много, что Союз разрушился идеологически, а вследствие этого и физически. Провокация сработала!
Но она работает и сегодня, а если мы не будем ей противостоять, то разрушится и Россия...
Логика этой провокации такова, что если вы признаете Сталина и большевиков «монстрами», то рано или поздно вас заставят называть «монстрами» ваших отцов и дедов, воевавших с Гитлером и строивших коммунизм.
Сегодня мы видим, что и нас самих, живших тогда в Союзе, наших детей и внуков живущих сегодня и в будущем, тоже будут считать «монстрами и защитниками монстров».
Такова цена самопредательства и результат этой исторической провокации. Сегодняшняя судьба и Сталина и Ленина, показывает нам, что во времена Реставрации, эта провокация работает всё «успешнее».
Однако, есть надежда, что Реставрация не продлится долго и наступят времена осознания не только жестокостей и революционных репрессий, но и подлинного народного подвига Революции, которая изменила весь мир!
История, со временем расставит всё на свои места, как она уже делала это, и с Кромвелем, и с Робеспьером, и с Наполеоном...
Последнего, его враги и враги Революции долгое время называли монстром и кровавым тираном. Но французский народ победил и клевету и предубеждения, но через девяносто лет после его смерти, он был «восстановлен в правах» и сегодня, Наполеон – герой Франции...
Так будет и со Сталиным и с Лениным, если... Если российское государство, а точнее его остатки в лице Российской Федерации, выживет и восстановит подлинную историю своего народа.
... Что же любят в Сталине сегодняшние его почитатели, которые не жили при нём и не знают подлинного народовластия, кто и родился то, часто уже при новой, антисоветской власти, власти буржуазии и олигархов?
Они не знают и не помнят того подлинного народоправства, когда самые высокие чиновники и партийцы могли заплатить своими жизнями за свои ошибки, буржуазные претензии и мечты о диктатуре.
Ведь самые отчаянные революционеры, со временем, постепенно скатываются в болото мещанства и начинают требовать привилегий и особенных условий жизни. И именно против них было направлено острие репрессий и они стали жертвами осуществления власти народа. Недаром же и во времена французской революции, и во времена «большого террора», самыми многочисленными жертвами его становились чиновники-служащие и «парт номенклатура». Завоевав власть, старые большевики захотели выделить себя из народной массы.
Одни стали окружать себя льстецами и подхалимами, другие заводить любовниц и покровительствовать богеме. Третьи, захотели власти и, вспомнив историю Наполеона, вообразили себя «красными» императорами.
В отличие от многих своих соратников, Сталин, бывший семинарист, был бессребреником и когда умер, то обнаружилось, что у него ничего нет своего, что можно было бы оставить в наследство даже своим детям.
Всю свою жизнь он посвятил революционной борьбе и становлению Советского Союза, и как монах, живущий в келье для прославления Бога, сохранял верность только делу Революции ...
Можно предположить, что Сталин, строгость и даже жестокость по отношению к чиновникам и бывшим однопартийцам, оправдывал строгостью и жестокостью к самому себе.
Здесь, невольно, вспоминаются его слова: «Солдата на генерала не меняем!», - когда гитлеровцы хотели обменять маршала Паулюса, на его сына, Якова Джугашвили, попавшего в плен к немцам. И тут же вспоминается история с сыном Хрущёва, которого расстреляли за измену Родине, несмотря на то, что Хрущёв на коленях умолял Сталина сохранить ему жизнь.
Сегодня уже нет героев такого масштаба как Ленин, Сталин, Дзержинский и потому, государство Российское медленно разворовывается взяточниками, предается перебежчиками и внутренними провокаторами. Христианские идеалы свободы, равенства, братства и народовластия, бывшие лозунгами всех великих Революций, сменились идеалами потребления и алчной буржуазности, присущей всякой контрреволюции и Реставрации.
Однако Россия жива, пока в народе сохраняется дух великих революций, пока сохраняется память о героях, отдавших свои жизни на благо народа и за идеалы светлого будущего. Память о трагическом времени становления первого рабоче-крестьянского государства, полном страданий и лишений, в которое жил и Сталин, не даёт нам всем забыться в «летаргическом сне» бездействия и равнодушия.
Пока мы помним о подвигах и эпических фигурах, рождённых Революцией, будет стоять и Россия, несмотря на всякого рода «соблазны» и предательства, разрушающие её изнутри.
... Враги Советского Союза, убедившись, что нашу страну невозможно победить силой извне, сменили стратегию и принялись разрушать советское государство изнутри. И они своего добились с помощью провокаторов, многие из которых произошли из партийной среды...
И вот Союз рухнул, и образовалось множество независимых государств, в которых националисты, избрав антисоветскую, антирусскую фразеологию, часто становятся на путь возрождения фашизма.
Антисоветизм стал основой «либерального» нацизма, а пропаганда «нового фашизма» считает своим врагом уже правопреемника Союза - Россию.
Россию и сегодня пытаются разрушить изнутри, разваливая и шельмуя высокие идеалы социализма и общенародного государства. Потому необходимо изо всех сил бороться с «либеральными» провокаторами, уничтожающими своими лживыми писаниями наше героическое прошлое, тем самым лишая Россию не только достойного настоящего, но и будущего. Ведь реальное будущее, можно построить только на славном историческом прошлом. Против этого трагического, но славного времени и направлены все силы провокаторов и фальсификаторов истории.
... И Ленин, и Сталин в народном сознании были связаны с великим мифом, продолжением христианской идеи о пришествии Мессии, который спасёт всех нищих и убогих и накажет всех злодеев и их прихлебателей.
И думаю, именно поэтому Революция созрела и произошла в нищей крестьянской России, наполненной поклонением Иисусу, как жертве власть имущих богатеев.
Народ, которой был религиозен и жил общинным строем мечтал, часто неосознанно, о втором пришествии Христа. И это подспудное апокалиптическое ожидание Мессии, который принесёт на землю забытую свободу и справедливость, вдохновили миллионы людей на восстание против привычной лжи и неправды, против бесчеловечной власти, осенённой фальшивым крестом неподлинной христовой Церкви.
И точно так же, как в Иисусе Христе простые люди видели единственного заступника за них на небе, они поверили в защитника за них на земле, в лице Ленина, а потом и Сталина. Поэтому, можно понять, почему с именем Сталина они шли в бой и умирали. Поэтому же, сегодня, его осудили современные «книжники и фарисеи».
Видя этупохожесть исторических ситуаций, можно лучше понять и различить всё происходившее и происходящее в России и Мире.
Сталин – воплощение и дитя революции. Именно Революция призвала своих вождей из небытия и вверила им власть над страной и народом, частью которого они и были.
Не было бы Революции, не было бы победы над царизмом и феодализмом, не было бы борьбы за человеческое достоинство и подлинную демократию, не было бы ни Ленина, ни Сталина, ни Троцкого, ни Дзержинского.
Российская империя уже тогда, семьдесят лет назад, развалилась бы на мелкие части, как это произошло в конце двадцатого века – если бы не было Великой Революции.
Революция породила титанов мысли и действия, точно так же, как Контрреволюция породила краснобаев и лицемеров. Сталин был почитателем и учеником Ленина и воспринял от него волю и напор революционного движения.
Волна революционного экстаза вознесла его над миром и «сын сапожника» стал руководить половиной мира, как в своё время французская революция извлекла из корсиканского захолустья и проявила гений поручика Бонапарта, вручив ему скипетр владетеля Европы, уже как императору Наполеону...
Можно предположить, что ни то, ни другое чудо невозможно было без великого революционного подвига, произошедшего две тысячи лет назад в провинциальной Галилее, когда «плотник, сын плотника» превратился в вождя и учителя, вначале для десятков и сотен иудеев, «нищих духом» грешников, а потом миллионов и миллионов во всём мире.
Поистине сама мировая история порождает из своего неистового, неостановимого потока страстей и дел человеческих всё новых и новых трагических героев...
Но прошло время и эпоха революций, войн и трудовых свершений сменилась на застой и самодовольство номенклатуры, а в герои вышли накопители и обыватели. Однако за эти семьдесят лет после Великого Октября мир стал иным и именно Революция определила направление движения человечества, как в экономическом, так и в социальном плане.
Но естественно, что герои Революции, стали врагами для идеологов застоя и мещанского потребления и потому, удостоились проклятий, шельмования и забвения.
Такова диалектика человеческой истории, когда революции на короткое время, сменяются контрреволюциями и приходит реставрация, через непродолжительное время сменяющаяся вселенским Синтезом.
И мировая история выходит на новый уровень развития, осваивая завоёванное в драматической и кровопролитной революционной борьбе, но и учитывая и преодолевая её ошибки...
Если Ленин, радуясь первым успехам победившего народа, мог говорить о себе: «Я – это пролетарская Революция», то его преемник и последователь, Сталин, уже после победоносной войны и превращения Советского Союза в супердержаву, мог сказать: «Я – это Советский Союз».
Но вместе с тем, Сталин был последователем Ленина и потому – продолжателем дела Революции. И именно за это его боялись, не любили и ненавидели враги революции во всём мире.
«Холодная война» развязанная бывшими союзниками по Второй мировой войне, в конце концов привела к очернению Сталина и гибели Советского Союза.
Но до этого, ценою колоссальных потерь советские люди спасали не только себя и Советское рабоче-крестьянское государство. Они, спасали и спасли от «коричневого плена» и этих врагов революции.
Такова трагическая, безысходная логика человеческой истории, в которой не существует понятий справедливости и воздаяния в чистом виде.
Однако, дело революции продолжили народы во всём мире. Африка освободилась от колонизаторов, а в Латинскую Америку через успехи революционной Кубы пришли идеи социализма. Страх революционного террора заставил и яростных её ненавистников в капиталистических странах поменять жизнь своих народов, пойдя на социальные реформы. Русская революция своим кровавым примером, подтолкнула многие страны в сторону мирного перехода к власти работающих, и это основной результат и последствия мировой Революции, начавшейся в России...
В своё время, Наполеон сказал: «Вопреки всем своим ужасам, революция была истинной причиной нашего нравственного возрождения: так, самый смрадный навоз производит самые благородные растения. Люди могут подавить, задержать на время это восходящее движение, но убить его совсем не могут» Вслед за Наполеоном, Сталин мог повторить и эти строки: «Ничто не разрушит и не изгладит великих начал Революции; эти великие и прекрасные истины останутся вечно...»!
Конечно, он имел ввиду революционный лозунг, под которым выступили и в России: «Свобода, равенство, братство!»
Сталин, так же как Наполеон, отстаивал равенство людей перед законом и богом, и мог бы повторить слова Корсиканца: «Мы хотим ввести систему равенства и наше главное правило – открытая дорога талантам, без различения рождений и состояний».
Однако Ленин и Сталин, с учётом опыта предыдущих революций, отстаивали принцип диктатуры пролетариата и подавления сопротивления бывших господствующих классов. Сталин, так же как и Наполеон, мог бы сказать: «Клянусь, если я не даю России больше свободы, то потому только, что для неё это полезнее...»
И дальше я продолжу его воображаемую речь: «История докажет, что диктатура пролетариата была необходима, чтобы подавить и уничтожить своеволие, анархию и «великий беспорядок», оставленный Революцией в душах людей. К несчастью, времена перед великой войной были как никогда суровы, заставляя и нас, большевиков, быть суровыми вдвойне. Только безответственные болтуны могли позволять себе твердить о свободе слова и печати. Враги окружали Советскую Россию со всех сторон и стремились уничтожить первое государство рабочих и крестьян всеми средствами. Но мы, большевики, противостояли этому со всею строгостью революционного закона. Моим учителем в эти трудные времена был простой народ, труженики, которые и поддерживали своим энтузиазмом мою твёрдость!»
... Мечта Наполеона об объединении Европы на новых социальных принципах присутствовала и в планах Сталина. «Общеевропейский кодекс, общеевропейский суд: одна монета, один вес, один закон – фантазировал Наполеон. – Все реки судоходны для всех; все моря свободны. – Всеобщее разоружение, конец войн, мир всего мира!»
Читая эти строки, которым уже около двухсот лет, невольно хочется спросить – разве это не мечты о всемирной революции, о дружбе всех народов мира, освобождённых революцией?!
Но, увы! Даже сегодняшний экономический Евросоюз раздирают противоречия, а о разоружении и речи нет. Ведь помимо национальных интересов, сегодняшним «либеральным» диктаторам надо завоёвывать непокорные страны в Азии, Африке и Латинской Америке, мечтающие об освобождении от диктатуры капитала в лице «развитых» стран. Да и в Европе, не так спокойно, как хотелось бы...
Сталин, наверное, тоже мечтал об объединении не только Европы, но и всего мира на принципах утверждаемых социалистической Революцией. Прообразом этого будущего объединения стал «социалистический лагерь».
А в планах, было и объединение мира под лозунгом, - вся власть народам – земля крестьянам, фабрики и заводы – рабочим. Но для осуществления этой мечты человечества надо было преодолеть сопротивление несогласных и потому, вновь возник «революционный террор», как инструмент подавления сопротивления такому объединению и как база построения будущего мира справедливости и процветания, для всех.
Снова вспоминая Наполеона, Сталин мог сказать: «Весь мир этого ждёт, старый порядок рушится, а новый ещё не окреп и не окрепнет без болезненных и страшных судорог...»
Это говорил Наполеон двести лет назад, представляя себе последствия победы «всемирной Революции».
... С той поры несколько «страшных судорог» прошли по миру, в том числе и две мировые войны на которых погибли более пятидесяти миллионов человек...
Совершились революции по всему миру. И в России победила Октябрьская Революция, повлиявшая на развитие всего мира. Мечты Наполеона сбылись, и в начале был Советский Союз, а когда он распался, возник Союз Европейский. Человечество медленно, но верно движется к объединению…
Однако, объединить мир под лозунгом: «Пролетарии всех стран объединяйтесь» не получилось. Теперь в Европе пробуют объединиться на буржуазных принципах, включающих в себя и начала социализма. Только теперь буржуазия стала доминирующим классом и называется «средним классом».
Современный мир предстаёт перед нами в судорожных поисках будущего. В начале девятнадцатого века мир попытался объединиться под властью одного человека – не получилось. В начале двадцатого века произошла Русская революция, и мир попробовал объединиться под властью «трудящихся». Тоже не удалось, хотя какое-то время казалось, что Мировая Революция уже «при дверях».
Но контрреволюция и развал СССР разбили и эту мечту. Сегодня новый мир пробует объединиться под властью одной, «демократической» страны, самой сильной, самой богатой - Соединённых Штатов, в отсутствии равноценных противников.
Похоже, что и это не получается, но об этом судить уже следующим поколениям историков...
Но мы обратимся в прошлое и попробуем сравнить «двух объединителей», чьи судьбы и деяния стали историческим фактом...
...Примечательно, что оба «объединителя» стояли во главе великих империй, не будучи по рождению представителями этих великих наций.
Наполеон – корсиканец, стремившийся всю жизнь стать коренным французом более чем сами французы. Сталин – грузин, хотел и стал более русским, чем сами русские.
Проблемы «родного языка» преследовали и того и другого. Но если Наполеону речи писали и он произносил их с подозрительным акцентом, то Сталин речи писал сам и произносил их торжественно и внятно, как прирождённый оратор. Видимо уроки церковного красноречия, полученные в семинарии, запомнились ему на всю жизнь.
Но главное было в том, что на роль вождей истории и Наполеона и Сталина, выдвинула Революция, главным принципом которой было объединение всех народов в единую человеческую семью...
Сталин, как и Наполеон, будучи разочарован в официозном христианстве, понимал значение религии в жизни мира и народа. Оба хотели поставить власть народа и его избранника или избранников, на место власти Бога.
Поэтому в Революционной Франции были гонения на официальную церковь, которые сменились Конкордатом. А в России, Сталин стал восстанавливать РПЦ в её правах уже в конце своей жизни.
Но в начале политической карьеры Сталин, как и Наполеон, был агностиком и критиком официальной церкви. «Может ли быть государственный порядок без религии? – спрашивал Наполеон и отвечал – Общество может существовать без имущественного неравенства, а неравенство не может существовать без оправдания религией. Когда один человек умирает от голода рядом с другим, сытым по горло, то невозможно, чтобы он с этим согласился, если нет власти, которая говорит ему: «Этого хочет Бог. Надо, чтобы здесь, на земле, были бедные и богатые, а там, в вечности будет иначе...»
Однако, Сталин, как и Наполеон, под давлением Революции ушёл в атеизм, чтобы, осознав реалии общественного существования, вернуться к осознанию значения религиозной веры для народа. Сталин во время великой войны мог бы подписаться под словами Императора Наполеона, заключившего Конкордат с Папой Римским: «... потому что если бы не было религии, то люди убивали бы друг друга из-за самой сладкой груши или самой красивой девушки...»
В 1943 году, осенью, Сталин восстановил русскую православную церковь в её правах, отмечая тем самым её служение российскому народу во время войны. И сегодняшними политиками, чья вера может подвергаться сомнению, церковь используется для объединения и восстановления утраченной самоидентификации народа и государства.
Сталин, как бывший семинарист, знал, что Иисус был «интернационалистом», и, в конце концов, согласился примириться с религией ради будущего России. Однако его преемники, и, прежде всего Хрущёв, на были столь умны и проницательны и возродили атеизм, как новую «религию» Это тоже стало одной из главных причин падения Союза...
Был ли Сталин злым человеком?
Как говорят и утверждают его почитатели, он наоборот был внимателен и человечен по отношению к простым людям, и непримирим к предателям дела Революции и её противникам. Этим они объясняют и репрессии против «врагов народа» и репрессии против официозной церкви, которая защищала свергнутый строй и поддерживала связи с врагами Революции...
В девяностые годы я знал одну старушку, которая боготворила Сталина за то, что он помог её больному и старому отцу, умиравшему в нищете от воспалившихся фронтовых ран. Она рассказывала мне, что, несмотря на занятость, Сталин нашёл время и ответил помощью на письмо, написанное на его имя!
Я сам с удивлением прочитал в исторических хрониках, что Сталин, уже после войны, распорядился о выплате небольшой пенсии бывшей родственнице германского кайзера, оказавшейся на освобожденной, Советской Армией, территории.
И таких удивительных фактов много...
А сколько ещё советских людей, не поверивших в партийные установки о «культе личности», продолжали боготворить его, в долгие годы официального шельмования и наветов. В этом Сталин тоже повторяет судьбу Наполеона.
Конечно и Сталин, каким он был во времена Ленина, разительно отличался от того Сталина, каким он стал в предвоенные, военные, а потом и в годы послевоенного восстановления Советской России.
В начале партийных чисток, он не выступал за крайние меры наказания для обвиняемых. Но тогда и атмосфера внутри партии была другая. Например: жену Сталина, Надежду Аллилуеву, исключили из партии на какое-то время и Сталин вынужден был с этим согласиться.
Позже жену Молотова, второго человека по значению в Союзе, посадили за «антиреволюционную» деятельность. И в партийной среде, такие факты воспринимались как необходимость, диктуемая партийной дисциплиной.
Однако, со временем, вирус приспособленчества и мещанства постепенно стал поражать и партийцев и с этим надо было как то бороться. Наблюдая эти «буржуазные перерождения» и предательства дела революции и Сталин стал неумолим до жестокости, живя в обстановке непрекращающейся фракционной борьбы и прямых провокаций, проявляющихся часто и в среде бывших большевиков и соратников. Недаром русская народная пословица гласит: «С волками жить, по-волчьи выть».
... В размышлениях о злом и добром в сталинском характере, я прихожу к выводу, что всякая революция потому и революция, что она имеет свои жестокие законы развития, в которые входит и террор, как инструмент утверждения победившей Революции.
Так было в Англии во времена Гражданской войны, когда Кромвеля обвиняли и обвиняют до сих пор в жестокости на полях этой войны.
Так было с Робеспьером и Маратом во времена Великой Французской Революции. Так было и после Великой Октябрьской Революции в Гражданскую войну, в периоды партийных чисток и репрессий, подавлявших заговоры и предательства в предвоенные годы.
В Революции, когда на борьбу за свои права поднимаются миллионы простых людей, - всегда присутствует момент мстительности и жестокости, а потому и несправедливости, направленной не только против классовых врагов, но и против предателей, двурушников и перерожденцев в самой партии.
Счёт жертвам этой мести идет на тысячи, на сотни тысяч, и «революционный» террор охватывает всю страну. Чтобы поменять властвовавший столетиями режим, надо «расчистить поле человеческой деятельности» от обломков «старого» строя, и это всегда делается огульно и беспощадно. Такова природа и причины «красного» террора.
Нам, его критикам, живущим уже в новую эпоху, хорошо быть «ласковыми и добрыми», когда Революция уже сделала всю «грязную и кровавую» работу по построению благополучия и равенства.
В этом, на мой взгляд, главная историческая ошибка сегодняшних «реставраторов» свергнутого строя. Именно поэтому мы не можем судить жестокое реальное прошлое по тем же «либеральным» законам, которыми управляется мир сегодня. Ведь всё нынешнее благополучие, во многом, завоевано благодаря этим жертвам...
Так было и в Советском Союзе, когда народ требовал жестокости к «врагам народа» и сам же становился её жертвой. Сталин был орудием классовой борьбы, инструментом власти и потому, вынужден был этим заниматься, находясь в окружении «бывших» большевиков, ставших карьеристами и властными чиновниками.
Мечты о новых отношениях и справедливой жизни никогда не становились действительностью при жизни того поколения, которое совершало Революцию. Это как со вторым пришествием Иисуса Христа. Но вот уже прошло две тысячи лет с тех времён, а Мессии всё нет. Однако: «Бодрствуйте, братия!»
Так и с Революцией. Власть меняется, а большинство людей остаются теми же, что и при старой власти и поэтому жизнь не становится, ещё долгое время лучше и справедливей. Люди начинают искать причины задержки воплощения мечты, и находят их во «врагах народа», подлинных и мнимых.
Бывает и так, как это случилось во времена исхода евреев из египетского плена. В моменты голода и жажды, блуждая по пустыне, кто-то вспоминал, что когда жили в рабстве, то ели мясо и пили вино, а тут только невкусная «манна небесная», неимоверные человеческие страдания и лишения. Начинались бунты, создавались новые «идолы».
Так бывает после каждой революции. Так было и в Советском Союзе.
Только преодолели голод и разруху и ценою жестоких законов восстановили порядок, как надвинулась война, свирепая и беспощадная битва с жестоким врагом на выживание государства и самого российского народа.
И потому, надо было делать «новую революцию», проводить коллективизацию деревни и ускоренную индустриализацию, а это связано со многими жертвами, со сломом вековечных устоев народной жизни и уклада.
Сталин и большевики взяли на себя ответственность за этот перелом жизни, и естественно, со временем, всё недовольство вылилось на них и их политику...
И вот только-только стала налаживаться «советская» жизнь, как грянула ожидаемая война, как всегда внезапно. Все кто был обижен Революцией, вместе с нацистами поднялись против новой власти.
На захваченных врагом территориях, внутри страны и за границей, эти «обиженные», стали сотрудничать с гитлеровцами, каждый под своим идеологическим прикрытием...
И вновь Сталину и народу пришлось применять к врагам, реальным и мнимым, свирепую жестокость, чтобы выжить...
А когда закончилась война, которая отняла у России около двадцати пяти миллионов жизней, разрушила экономику и финансы, надо было разбираться с предателями и националистами, которые не могли остаться безнаказанными на фоне гигантских людских и материальных потерь, обескровивших страну. Простить их в те времена, означало предать память тех миллионов, которые самоотверженно умирали за Родину - тогда это было бы кощунством...
Сегодня хорошо рассуждать о «милости» и всепрощении тем, кто «наследовал» выжившим победителям. А тогда, не возникало и сомнений, что предателей надо наказывать со всей жестокостью военного времени.
Такие расправы, как требование восстановления справедливости, происходили везде, откуда были изгнаны оккупанты – гитлеровцы. Вспомните хотя бы происходившие на улицах городов и деревень, «суды Линча» во Франции или в Италии…
Сегодня, судить те события и тех людей по законам выигранного мира глупо и опасно, потому что предательства и провокации могут многократно повториться в будущем, и повторяются, кстати, уже в наше время...
Ведь если вновь, сегодня надвинутся на страну «война и мор», то большинство россиян, простые люди, подлинные «деятели истории», будут беззащитны перед законами принятыми во времена мещанского благоденствия и лицемерия.
Во времена Революций и после, во времена великих войн, когда закладываются основы нового миропорядка, большее значение, чем соотношение добра и зла, обретает справедливость, часто стоящая на законах биологического выживания.
Ведь и после русской революции и во время Великой войны, речь шла просто о выживании страны и её народа. Гитлер, подталкиваемый испуганной, малодушной Европой, двинулся на Восток с целью уничтожить Советскую Россию, а половину славян, как и евреев–большевиков, уничтожить физически. Оставшихся же превратить в рабов, рабочий скот.
И ему помогали в этом многочисленные союзники.
На тот момент, более дюжины европейских стран управлялись фашистскими правительствами. После того, как мир был спасён «евреями-большевиками и недочеловеками–славянами», те же бывшие страны, союзники Гитлера, прятавшиеся за его спиной во время войны, выступают поборниками прав человека и демократии, и изо всех сил, закрашивая «розовой краской» фальшивого либерализма своё «неудачное» прошлое, стараются перевалить свои грехи коллаборационизма с Гитлером, на тех, кто спас Европу от тирании слепого национализма.
То же, происходит и с российскими коллаборационистами и предателями, которых сегодня «либеральные фашисты» представляют как героев освобождения Европы от «большевистского ига», повторяя лозунги геббельсовской пропаганды.
Например: РПЦЗ, выступившая во время Великой Отечественной войны на стороне Гитлера против СССР, сегодня всячески скрывает свои грехи. Митрополит Анастасий, глава Синода РПЦЗ перед войной и во время войны, писавший льстивые, верноподданнические письма Гитлеру, и натравливавший его на Россию, обещая приветственные народные демонстрации после ввода гитлеровских войск в Россию, в наши дни, некоторыми «клерикальными фашистами» изображается как святой и пророк.
В то же время, идеологическая клевета «новых русских» обрушивается на тех православных иерархов, которые помогали советским людям победить фашизм. «Сергианство» в устах этих «перевёртышей» звучит как бранное слово по отношению к Митрополиту Сергию (Страгородскому). Их клевета касается уже и имени Патриарха Тихона, который, вопреки гонениям советской власти на «старую церковь», призывал её к единению с российским народом, победившем в Революции...
... Сталин, волею судьбы и истории, ставший во главе нового, пролетарского государства и в силу этого подчиняясь революционным законам, должен был соответствовать сути и чаяниям простого народа, мстительного и жестокого, по отношению к своим врагам. Эта жестокость, в отличие от «сладкой водички» пожеланий и хотений либеральных образованцев, носит природный, инстинктивный характер, и жизнеспособна в силу своей природной основы.
К тому же, мы, сегодняшние люди, привыкшие к лицемерию и лжи, и представить себе не можем степени правдивости и искренности нравов большевиков, победителей в революции и в страшной Гражданской войне.
Мы и вообразить себе не можем степени тогдашней ответственности за свои слова и поступки. Это можно, наверное, сравнить со Страшным судом, когда судить людей будут существа всезнающие и всевидящие, от которых не укроется ни одно слово, сказанное не впопад и тем более действия и поступки.
Борьба большевиков шла за построение светлого будущего громадной страны и всего человечества. Отсюда эти жестокости, отсюда и готовность умереть за партию, за народ. Отсюда эти признания и покаяния на открытых судах, как на судах совести и чести. Это, как на Страшном суде, где не будет либеральной жалости, а лишь только справедливость – этот Бог Революции.
... Враги русской Революции и клеветники Сталина могут спросить риторически и вполне в либеральном стиле: «Может ли хороший человек совершать злодейства?».
И мне хотелось бы ответить, утвердительно: да, может! В противном случае мы, будучи верующими, не поймём и не согласимся ни с гибелью Содома и Гоморры, ни с Вселенским потопом, которым Бог утопил всех людей, «ставших плотью», кроме праведника Ноя и его семейства.
Революция сродни этим божьим деяниям - только происходит это в человеческом обществе, пытающемся осуществить идеалы правды и справедливости. Но Революция делается людьми и потому, часто неоправданно жестока.
И как историческая расплата за эту жестокость, со временем, в следствии ожесточенной критики того периода, следует временное восстановление разрушенного революцией порядка или системы власти, - то есть победа контрреволюции.
Сама Революция всегда является реакцией на неправду и лицемерие властей земных и похожа на ураган в природе!
Как и ураган, Революция приводит к разрушениям и жертвам, но она уравнивает шансы простых людей с богачами и власть имущими; так же как и ураган своим напором уравнивает атмосферное давление и восстанавливает спокойствие в природе.
Революции присущи человеческому обществу, как ураганы присущи земной природе. Другого пути нет и потому, людей, которые осуществляют Революцию, начинают боготворить, вовлечённые в революционные перемены массы, как неких мифических мессий.
Но так же, через время, победившая Контрреволюция, ненавидит их и обливает их имена грязью. Такова природа общественного сознания и с этим ничего нельзя поделать, как и с жестокими законами природы...
Миллионы и миллионы простых людей, которым Сталин помог восстановить человеческую справедливость и избавить от унижений и эксплуатации прежней власти, могли за этого человека, олицетворявшего в себе идеалы Революции, умереть и совершать подвиги. Что они и делали в годы пятилеток и во времена страшной истребительной войны.
Все его преемники, «унаследовавшие» партийную и государственную власть в Советском Союзе, заслужили множество анекдотов, а он нет.
Это потому, что его любили те, с кем он, сын сапожника, попытался построить новую жизнь без господ и богатеев, правивших и унижавших простой народ тысячелетиями.
Но его ненавидели и ненавидят аристократы и буржуа, лишившиеся через революцию своих привилегий и богатств. Так же ненавидели Робеспьера, Марата и даже Наполеона те, кто лишился своих титулов, а кто-то, вместе с королевским скипетром и головы.
Поэтому предательства и измены преследовали Наполеона так же, как Сталина преследовали измены и заговоры людей из близкого окружения. Вождя любили и боготворили простые люди, но вместе с тем боялись и ненавидели те, кому он сделал плохо. Такова судьба каждого подлинного революционера. Вспомните земную судьбу Иисуса Христа, которого назвали разбойником и распяли светские власти, после суда еврейских церковников-фарисеев.
... Сталина ненавидят не только в западных странах наследники деятелей фашисткой поры, но и в России наследники тех, кому он от лица народа, указал их место, лишил привилегий и неприкосновенности, заставил работать.
Увы, такова участь подлинных революционеров, ставших историческими фигурами.
Но, чтобы не случилось в будущем, мы должны признать, что он всю свою жизнь отстаивал интересы народа, против аристократов, буржуазии и партократов.
В этом единении интересов была заключена сила советского правительства, а сила народа возрастала от единения с собственным правительством, в котором главными чинами были дети сапожников, рабочих и крестьян.
Сам Хрущёв был крестьянин, сын крестьянина, но логикой социального развития, став представителем номенклатуры, начал отстаивать её интересы. Знаменательно, что дети его и внуки живут в Америке. Да и сама судьба Хрущёва, как партийного лидера, многозначительна. Он был отрешён от власти его же ставленниками и тихо умер всеми забытый и презираемый. Вспоминая его роль в истории России, невольно приходит на ум древний афоризм: «Мавр сделал своё дело – мавр может удалиться».
По жестоким законам исторического развития, власть народа не могла удерживаться долго и как только умер Сталин, Хрущёв, этот ставленник парт номенклатуры во власти, осудил не только террор по отношению к чиновникам в партии, но и политику Сталина вообще.
Ведь террор, прежде всего, был направлен против чиновной и партийной бюрократии всегда стремящейся к совершению контрреволюции и восстановлению свергнутой власти.
Поэтому, на двадцатом съезде партии, партийное чиновничество поддержало доклад Хрущёва в его стремлении обособится от народа и превратить парт номенклатуру в новый слой эксплуататоров.
Фальшивые обвинения Сталина в «культе личности» и секретность доклада, были направлены к тому, чтобы скрыть от собственного народа эту чиновную компанию по легализации их власти в стране.
Существует историческая гипотеза, по которой следует, что репрессии 37-39 годов были направлены на подавление ползучей контрреволюции, осуществляемой партийными и чиновными бюрократами. Но, начиная со дня смерти Сталина, Хрущёву и его команде эту контрреволюцию удалось осуществить.
Хрущёв и партийных бонзы, которые его поддерживали, просто переложили все неудачи и ошибки советского правительства и партии большевиков на плечи Сталина, сделали его «козлом отпущения», а сами «очистились» и постепенно, стали превращаться из слуг народа в новый класс управляющих, с реставрированной буржуазной идеологией вместо партийной программы.
Горбачёв и Ельцин, воспитанные в комсомоле, ставшем со временем лицемерным и лживым придатком партии, были уже откровенными контрреволюционерами, которые и довели дело до логического конца.
Этот партийно-чиновный заговор против идеалов Революции, завершился разгромом Советского Союза, но и сами Горбачев и Ельцин стали первыми его жертвами - оба за это поплатились.
И того и другого народ ненавидит и считает этих говорунов и шутов гороховых виновниками возврата власти буржуазии и капитала. Из них один, фигляр и косноязычный болтун, уехал из России и «питается» остатками былой известности, доживая свои дни в забвении.
А другой - шут мрачный и пьющий горькую от тоски и безысходности своей жизни, умер и оставил по себе дурную молву. Вот итоги предательства и это стоит запомнить новым «либеральным» деятелям, которых сегодня используют враги России и Революции
... Постепенно наступают времена разочарований от наступившей реставрации, времена осознания трагизма и восстановления привычной несправедливости человеческой истории.
И многие сегодня начинают понимать подлинное значение Революции и её вождей в истории тысячелетней Руси и в истории человечества вообще!
Социализм, модернизированный в Китае и Латинской Америке на фоне социального и экономического кризиса переходящего в хронический, в странах капиталистических, становится всё более надёжной альтернативой в будущем.
Приходит осознание неизбежной победы социализма во всем мире, теперь уже через эволюцию терминов и понятий.
На этом фоне происходит постепенный пересмотр роли и значения многих исторических событий и личностей 20–ого века.
И этот процесс, как и сама человеческая история не остановим. Надеюсь, что и эта статья тоже является попыткой не оправдания русской истории, в этом подлинная история не нуждается, а желанием понять ошибки и свершения Великой Русской Революции...


Остальные произведения автора можно посмотреть на сайте: www.russian-albion.com
или на страницах журнала “Что есть Истина?»: www.Istina.russian-albion.com
Писать на почту: russianalbion@narod.ru или info@russian-albion


Июль 2010 года. Лондон. Владимир Кабаков





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 90
© 26.05.2018 Владимир Кабаков
Свидетельство о публикации: izba-2018-2281903

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика











1