Таинственный Город. Выбранный путь. (Продолжение 22).


           Утро разбудило их небольшим дождичком, который впрочем очень быстро закончился. Путники продрогли и первым делом подкинули в кострище сухих веток. Огонь взметнулся из глубины подёрнутых пеплом углей, жадно глотая тонкие прутья, перешёл на более толстые ветви и вот уже горел сильным и ровным пламенем. Вслед за ним прояснилось небо и недавно взошедшее солнце, стало разгонять остатки тумана, а потом и подувший лёгкий ветерок окончательно высушил траву на лугу и покрытые дрожащими каплями кусты шиповника и черёмухи.
          - Пошли, – позвал Степана Молчун, – дойдём до деревни, глядишь там, и позавтракаем, раз уж нам обещали.
          И они снова двинулись в путь. Спустя немного времени, чуть в стороне показалась небольшая деревенька. С десяток домов, не более. Путники свернули с небольшой тропы, и пошли в её сторону. Деревенька эта была старенькая, видавшие виды избёнки местами были покосившиеся и впечатление жилых не производили. В прочем так и оказалось. В первых двух домах окна и двери были заколочены, ограды поросли бурьяном и не было видно следов какой либо деятельности. Зрелище было удручающем и поначалу возникла мысль, что свернули они не туда. Но вот уже из третьей избы вышла ветхая старуха, в замызганном старом платье, седые её волосы были упрятаны под неопределённого цвета платок, а на ногах были стоптанные валенки.
     - День добрый, бабуля, – обратился к ней Молчун, - не подскажите, как бы нам Егора найти?
     - Какого Егора? – С явным недоумением переспросила старуха, окончательно посеяв в путниках сомнения. Степан, было, пустился ей объяснять кто такой Егор, как сзади протяжно замычала корова и, обернувшись, он увидел рыжую, с обломанным рогом животное, а рядом и улыбающегося во весь щербатый рот её хозяина.
       - Нашлась, - возвестил он, – опять к озёрам ходила, шельма. Что её туда всё манит, трава там слаще, что ли?
      Сказав это, он ласково хлопнул скотину по облепленному грязью и репьями заду. Та не поняв ласки, мотнула головой, и слегка прибавив шагу, двинулась к соседнему двору, по дороге задрав хвост и оставив обидчику в отместку несколько парящих лепёх. Тем временем у ограды, к которой не спеша подходило животное, появилась женщина неопределённого возраста. В такой же непонятной обуви, что и у Егора, в выцветшем засаленном переднике, непонятно какого цвета платке, плотно, со всех сторон обмотанных вокруг головы. Лицо её было скорбно, испещрено всё морщинами. Вид у неё был такой, что казалось она вот – вот заплачет. В руках она сжимала небольшой пруток и, отворив калитку, терпеливо ждала, когда корова войдёт в неё, животина же едва только сделав первый шаг в ограду остановилась, подняла голову к верху и громко и протяжно замычала. Мычала она с надрывом, прерываясь посередине трубного звука, набирая полные лёгкие воздуха, и продолжала только что прерванный звук.
       - Ну, заходи, заходи, милая. Заходи кормилица. - Голос у хозяйки оказался молодой и тихий. Корова повернула к ней голову, шумно втянула воздух ноздрями, фыркнула, и плавно покачивая бёдрами, уже окончательно вошла во двор и двинулась к навесу, попутно отмахнувшись от небольшой собачонки облаявшей её и распугав кур рывшихся в соломе. Вслед за ней вошёл явно довольный хозяин и, поцеловав женщину в щёку, кивнул головой путникам .- Проходите, проходите, сейчас только сена ей дам и сразу завтракать будем. Умаялся, сил нету.
       Улыбка не сходила с его лица. Молчун и Степан вошли в ограду, где на них тут же набросилась собака. Лохматая, непонятно какого цвета, под стать своим хозяевам. Но Егор тут же одёрнул её окриком - Муха! Цыть!
       И уже к гостям. - Вы в дом заходите, а то она счас не угомониться. Путники не стали ждать повторного приглашения и слегка наклонив головы, чтоб не стукнуться об косяк, пройдя через тёмные сени, вошли в избу. Изба была небольшая, с одной перегородкой посередине и старой, местами потрескавшейся печью. Обстановка в доме явно указывала на то что хозяева были не зажиточными. Старый дощатый стол, скамьи, да немудрённая посуда на печи и на столе. Впрочем, в доме было чистенько, полы были вымыты, постелены чистые, хотя и изрядно потрёпанные половики, стёкла в окнах без разводов, ни мух, ни тараканов по углам не наблюдалось. В доме приятно пахло свежеиспечённым хлебом и чем - то ещё не понятным, но очень аппетитным. Молчун, оглядываясь, сглотнул слюну, а у Степана заурчало в животе. Тем временем дверь распахнулась, и вошёл сам хозяин, всё так же улыбаясь.
      - Ну, разувайтесь, да проходите. Щас хозяйка коровку подоит и вернётся. А мы пока за стол. Да вы не стесняйтесь, вещи вот сюда кладите. Садитесь, куда вам будет удобно.
        Он говорил и одновременно достал каравай хлеба и ножом ловко нарезал его на большие куски. От этого хлебный дух стал ещё сильнее и гости не в силах бороться с голодом стали усаживаться за стол. Хозяин же бухнул на стол чугун с варевом. Это оказался куриный суп, обильно приправленный различными травами. Тут же рядом возникла миска свежих огурцов и несколько луковиц, предварительно разрезанных. Тем временем отворилась дверь и вошла хозяйка, уже без передника и без платка. Удивительно, но так она сразу стала намного моложе и оказалась вполне ещё привлекательной. В руках у неё была крынка с парным молоком, которую она тут же поставила на стол.
     - Садись, хозяюшка. - Егор явно не чаял души в своей супруге. Это было видно, с каким теплом он смотрел на неё, как заботливо отодвинул скамью, как хлопотал, пододвигая к ней кушанье. Она села, приветливо улыбнувшись ему в ответ, поздоровалась с гостями, бегло окинув их.
      - Вот, Варенька, менялы, за солью идут к степнякам. Этот вот Молчун, а это Таёжник, а это жена моя, Варенька. - Щурясь от солнечного зайчика пробившегося сквозь оконное стекло и всё так же, не переставая улыбаться, представил их друг другу хозяин. Путники молча кивнули в ответ.
      - Ну. Что же, давайте, кушайте, - продолжал, не унимаясь, Егор, – всё женушка моя готовила, всё вкусное, угощайтесь, угощайтесь.
       Гости ещё раз поблагодарили хозяев и приступили к еде. Давненько у них не было домашней пищи и это только усиливало аппетит. И большие куски курицы, очутившиеся у них в чашках и душистые ломти ароматного хлеба, и свежие хрусткие огурцы, всё это было таким вкусным и уже изрядно подзабытым. Они ели не отрываясь, опьянённые домашним уютом. Егор же тем временем продолжал.
      - Мы тут с женой то недавно живём, всего пару лет. Специально сюда пришли. Тут места хорошие. Трава сочная и речка рыбная. До этого то мы в Озёрьях жили, я то сам промышлял – как и вы за солью к степнякам ходил, только обозом. Хорошо жилось нам, беззаботно, да вот беда случилась…
      - Кхм, кхм. - Хозяйка закашлялась, как бы давая понять, что не зачем людям об этом знать. Егор осёкся и, уставившись в миску, стал хлебать суп. Глазами он старался ни на кого не смотреть, покраснел и сопел как провинившийся ребёнок. Хозяйка поглядывала на него недовольно. Что бы сгладить неловкую ситуацию, да и что бы пополнить оскудевшие запасы Молчун обратился к Егору. - Вам пороху не надо случайно. Меняем.
Тот сразу оживился, ухватившись за эту спасительную фразу
     - Конечно, нужен, считай уж больше полгода как кончился, на что меняете?
      - Известно на что, хлеб, сало, яйца, огурцов бы вот взяли.
       - Огурцов то мы вам и так дадим, хошь сколько. Наросло их нынче, пропасть. Хозяйка и так уж пару кадушек наквасила. Куда столько. А вот сала нет, извиняйте. Порося ещё не резали, мал больно. А вот хлеба, да солонины дадим. Солонина говяжья, хоть и прошлогодняя, щас я в погреб схожу. Вам сколько?
     - Да сколько не жалко.
     - Унесёте? – Озорно хихикнул Егор и вышел во двор.
Хозяйка же ничего не говоря, молча встала из - за стола и исчезла в сенях. Она не в пример своему супругу была не многословна. Молчун со Степаном продолжали не спеша наслаждаться домашней трапезой, когда ещё удастся вот так же беззаботно и вкусно поесть. Тем временем хозяйка вернулась с тремя караваями хлеба. Вслед за ней вернулся и её муж с большим туесом, доверху наполненным кусками соленого мяса. Всё это было выставлено на стол с торжественным видом, мол, смотрите, не хуже чем у людей. Молчун взял верхний кусок мяса, аккуратно отрезал небольшой кусок и положил его в рот. Начав жевать, он одобрительно закивал головой, дескать, вкусно, хозяева же довольные заулыбались, теперь уже оба. Настала очередь менялы. Он залез в свой мешок и извлёк оттуда упаковку из плотной промасленной бумаги. - Вот, сухой, не начатый.
При виде пороха, Егор сильно оживился, хлопнул себя по бокам, потёр ладони. - Вот здорово то, вот хорошо то, а то уж зима скоро. А без пороха то туго. Волки нынче одолели, всех баранов то перетаскали. Чудом коров не задрали, да и лося бы к зиме то было б хорошо добыть!
Хозяйка то же довольная слушала и кивала в подтверждение слов мужа. Дескать, всё так, всё так. Между тем Егор взял пачку со стола, бережно приоткрыл её кончиком ножа, не менее бережно достал оттуда несколько крупинок, зачем то понюхал их и, достав из широкой штанины кремень, начал высекать искру, после двух попыток обильная искра упала на щепоть и та пыхнула яркой вспышкой и небольшим облачком дыма.
      - Сухой, ни разу не подмоченный! - Довольный разулыбался хозяин и тут же обернулся к жене. - Варенька, что ж ты огурцов гостям то не принесла, а? Принеси, солнце моё! - И уже гостям. - Вам свежих, или квашенных? Квашеных лучше наверно! Неси квашенных!
      Молчуну и Степану лишь осталось наблюдать, как им вручили целую чашку квашеных огурцов, которые они бережно уложили в свои бездонные сумки к душистому хлебу и солонине. Однако время шло, и пора уже было в дорогу. Егор поначалу не хотел их отпускать, всё приглашал переночевать, но путешественники были непреклонны и вот они уже покинули избу, вышли из ограды и вновь ступили на тропу. На прощание Егор крикнул им вдогонку.       - Озёрским там привет передавайте!
     Молчун в знак согласия помахал ему рукой.
     Мало по малу они удалялись от этой странной деревни с её обитателями. Петляя, прошли они мимо заброшенного кладбища, расположенного на склоне холма, с другой стороны подточенного дождями, откуда словно кости великана торчали длинные серые камни. Мимо старых заброшенных каменных развалин, обильно заросших бузиной, да каких - то непонятных, изрядно проржавевших железяк, возвышающихся в зарослях уже начавшей краснеть осины. Впервые за всю дорогу Степан почувствовал себя не уютно, как будто очутился он в каком – то сумрачном, болезненном сне. Словно этот сон приблизил его к Легенде, к картинкам, которые каждый раз ему рисовало его воображение. Глядя на эти развалины Степан силился представить, для чего они были нужны предкам, но всё ни как не мог взять в толк.
   - Молчун! – Окликнул он, – а что это такое, ты не знаешь?
   - Здесь была станция слежения. - Буркнул тот, не сбавляя шага.
     Степан не стал переспрашивать, решив отложить расспрос на потом. Дальше они шагали в тишине. То и дело, встречая по пути разного рода остатки былой цивилизации. В обед, когда они расположились на полянке, перевести дух и слегка перекусить он задал ему вопрос. - Что такое станция слежения?
    Молчун, похрустывая огурцом, воззрился на него с любопытством. - Надо же. Я думал, ты не запомнишь. – Он прищурился. – Помнишь я говорил, что прошлые летать могли? И летали они не только по небу, но и к звёздам? Так вот. Летали они на таких больших штуках, очень больших. Как ствол дерева только ещё больше. Называлось это ракета. Вот. Что б она летела куда надо и не врезалась куда - ни будь в землю или гору, например, были такие станции. Следили за полётами. – Он глянул на Степана. – не веришь?
    Степан с сомнением смотрел на Молчуна.
    - Хм, - усмехнулся тот, – ну ладно. Повезёт, может и ты кое - что увидишь.
Степан попытался порасспросить, о чем идёт речь, но Молчун махнул рукой, дескать, пошли дальше, и ему нехотя пришлось собираться и шагать.





Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 2
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 68
© 24.05.2018 Максим Черняев
Свидетельство о публикации: izba-2018-2281021

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика


Николай Мальцев       05.10.2018   12:34:06
Отзыв:   положительный
Признаться, я опасался, что Егор наведёт на путников деревенских бандитов... Да, славно, что люди в основном всё-таки добрые!
Максим Черняев       05.10.2018   12:41:39

Там плохие люди еще будут...

Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  











1