Ея Императорское Высочество Великая княжна Анастасия Николаевна. Часть третья.


Часть III, заключительная :
«Анастасия, ставшая Надеждой»…

Надежда Иванова Васильева. Фото из личного дела.

От автора.
Третья история о воскресшей Анастасии ошеломила меня своей похожестью на Быль. Страшной похожестью. Не странной, а именно - страшной. Только то, о чем я расскажу далее, и могло бы случиться с «Царственной лилией Александровского дворца», если бы Она выжила в кровавом зареве рождения новой «Страны без прошлого», что появилась на свет в темных недрах подвала Ипатьевского дома в ночь с 17 на 18 июля 1918 года!
Никакого иного пути для уцелевшей чудом Русской Принцессы, кроме того, о котором я расскажу ниже - просто не могло бы быть.
Совершенно другое дело – моя полная авторская уверенность в том, что последняя Принцесса из рода Романовых в этой Стране без прошлого и традиций просто не смогла - выжить.. Потому – то финал истории, рассказанной мной – бесконечно трагичен. Впрочем, обо всем по порядку.. Я вновь поворачиваю зеркало Истории лицом к себе и терпеливо вчитываюсь в газетные и книжные страницы.. А читателю остается лишь воспринимать и обдумывать, рассказанное... На вере я – не настаиваю..
…На стрелке Волги и Свияги - небольшой речки, впадающей в более великую водную гладь России, находится крохотный город – островок Свияжск. Когда то, во времена Ивана Грозного, он был крепостью – форпостом для взятия Казани. Он же стал последним земным приютом странной узницы - пациентки местного специализированного интерната для хронических душевнобольных при Казанской тюрьме. Сорок лет узница эта, заполнявшая летящим, чуть наискось, почерком страницы бесчисленных тетрадей и блокнотов, вяжущая тонкими длинными пальцами красивые белые воротнички и манжеты, рисующая на листах бумаги карандашом и акварелью бесчисленные портреты и библейские сюжеты , упорно называла себя Анастасией Николаевной Романовой, русской Великой княжною, дочерью последнего Русского Государя Николая Второго и Императрицы Александры Феодоровны.
Врачи же звали ее просто Надеждой Владимировной Ивановой – Васильевой. Именно они, врачи – психиатры, да еще следователи НКВД и были более сорока лет единственными биографами ее и теми единственными адресатами, к кому в руки попадали ее бесчисленные письма и просьбы - крики о помощи. Такие, как, например, вот это:
«Уважаемая Екатерина Павловна!*
Вас, как знающую мои многолетние страдания в заключении , умоляю о помощи! Больше терпеть и скрываться не в состоянии. Политикой я никогда не интересуюсь. Не почестей ни славы, а тем более власти я не желаю. Единственное мое желание – быть с родственниками и умереть среди меня любящих. Я едва жива. Умоляю сходить в шведское консульство. Там меня знают. Любящая Вас - Романова»..
(*Письмо обращено к первой жене М. Горького, Е. П. Пешковой, возглавляющей отдел помощи Красного Креста политзаключенным и перемещенным лицам. – С.М.)
Странная пациентка психоневрологического интерната, а попросту – тюремной лечебницы объясняла свое чудесное спасение помощью красного командира Николая Владимирова, который вытащил ее, полуживую, израненную, исколотую, из под груды тел убитых, в платье уже облитом известью, и долго прятал в подвале одного из домов Екатеринбурга, выхаживая после почти смертельного ранения в голову. Она очень долго болела, они скрывались, а в 1920 году, уже при отступлении адмирала Колчака, пытались перейти дальневосточную границу, но были схвачены в Иркутске. «Александровский централ, городок Кадников, Вологодская губерния Бутырская тюрьма, камера в «Крестах», Соловки» – адреса тюрем и ссылок.. Николай Владимиров , видимо, бесследно сгинул в казематах, ибо более о нем ничего не известно. Таинственная же особа вскоре снова возникла из ниоткуда..
Удалось ли ей, в конце концов, как то бежать из - под ареста или все же она была освобождена, доподлинно – неизвестно.
…В начале 1934 года она появилась в церкви Вознесения на Семеновском кладбище в Ленинграде и призналась на исповеди священнику Ивану Синайскому, что она – Великая Княжна Анастасия Николаевна Романова, дочь последнего русского Императора. Отцу Ивану ее лицо показалось смутно знакомым - не в газетах ли видел? - да кроме того, кто же лжет на исповеди?!
Вместе иеромонахом Афанасием (Иваньшиным) отец Иван принял деятельное участие в судьбе таинственной скиталицы. Он познакомил ее со своими прихожанами, которые всячески поддерживали несчастную женщину, снабжали одеждой, провизией, деньгами. В конце концов, отцу Ивану удалось отправить свою новую прихожанку в Ялту.
В Ялте за нею немедленно был установлен негласный надзор. И уже 11 сентября 1934 года органами НКВД был выписан ордер на арест «Ивановой Васильевой Надежды Владимировны, 1901 года рождения, уроженки Ленинграда, из дворян». НадеждаВладимировна была осуждена по статье 58, пункт 10. « за создание контрреволюционной монархической группировки», куда вместе с нею вошли, по произволу «белопогонников» и иеромонах Афанасий и священник Иван Синайский.
Тройка «особого совещания» постановила «направить Надежду Иванову – Васильеву на принудительное лечение, взяв по месту жительства под стражу». Остальные участники «заговора» отделались сравнительно легко – пятью или тремя годами ссылки.
Судебные психиатры Института имени Сербского, маститые профессора Введенский и Бунеев свидетельствовали о пациентке спецкорпуса Казанской тюремной больницы: Испытуемая среднего роста, астенического телосложения, выглядит значительно старше своего возраста. В области нижней трети обеих костей плеча имеются обширные мягкие рубцы, согласно заключению специалиста, огнестрельного происхождения… Больная целиком заполнена бредовыми мыслями о своем происхождении из семьи Романовых, и бред этот никакой коррекции не поддается»
Светила психиатрии, в конце концов, вынесли вердикт о полной невменяемости гражданки Ивановой – Васильевой, в отношении инкриминируемого ей деяния о заговоре и рекомендовали перевести ее из – под стражи в тюремном лазарете в обычную гражданскую психиатрическую лечебницу.
Но «особая тройка» с рекомендациями профессоров не согласилась. Больную самозванку навечно заперли в тюремном интернате для умалишенных. Быть может, слишком опасно было то имя, которым она себя называла? Пусть и в сумасшедшем бреду. Со времени расстрела Царской семьи в Екатеринбурге прошло всего семнадцать лет. Малый срок для полного забвения. Потому в лечебном предписании появилась строгая запись «тюремного консилиума»: «Ввиду активности процесса и относительной сохранности личности, (*т.е. не наблюдалось полного распада морального облика. Своенравная пациентка упрямо не желала становиться «овощем!» – С. М.) является социально опасной. Нуждается в принудительном лечении в психиатрической больницы НКВД»
Иванова - Васильева продолжала писать письма на французском, английском, русском и немецком(!) языках на имя Кирилла Владимировича и Михаила Александровича Романовых, английского короля Георга Пятого, фрейлины императрицы Анны Вырубовой.. и некой сотрудницы шведского посольства Греты Янсон. Вот строки из уцелевшего письма к фру Янсон:



Цесаревна Анастасия Николаевна. Парадный портрет в день  рождения.

»Любимая моя Гретти!
Будучи больна, я не в силах переносить страдания, я рассказала врачу все обстоятельства моей прошлой жизни, переписки с Вырубовой А. Г. (*На самом деле Вырубову звали Анна Александровна! – С. М.) в 1934 году, и про высланные ей мои фотографические карточки. Очень прошу документально подтвердить истинность моего « я», и передать дяде Георгу в Англию, что я не в силах больше страдать и прошу взять меня к себе. Любящий друг Анастасия.»
Грета Янсон, как мне удалось все же выяснить позже, при помощи читателей очерка, и в самом деле была сотрудницей шведского дипломатического ведомства, познакомилась с Надеждой Васильевой, помогала ей деньгами и вещами, в частности, приобрела для нее новое пальто, ботинки, написала о ней в Финляндию Анне Вырубовой. Бывшая фрейлина Государыни, Анна Александровна, с нею встретиться не успела.
Естественно, что ни Грета Янсон, ни Великие князья Романовы писем узницы не получили. Врачи в белых погонах тщательно собирали листочки писем, рисунки, портреты, - на которых была изображена высокая, темноглазая женщина с жемчужным ожерельем на шее и бриллиантовой диадеме, чем то отдалённо напоминающая бывшую императрицу, - открытки и все остальное подшивали к истории болезни пациентки, в которой время от времени появлялись такие записи:
«Себя держит высоко, считает дочерью царя Николая Второго. Очень правдоподобно об этом рассказывает. Проследить развитие болезни из анамнеза невозможно, так как нет ни малейшего следа жизни иной, чем та, которую больная описывает, как царевна..»
В спецкорпусе Казанской тюремной больницы загадочную «Царевну» продержали вплоть до 1956 года, пока, наконец, коллегия Московского городского суда не приняла решение о снятии с Ивановой – Васильевой принудительного лечения. Но без надзора ее все равно не оставили. После трех лет пребывания в Казанской республиканской психиатрической больнице ее отправили на скорбный остров Свияжск. Там она и скончалась в палате острого отделения, сознательно отказавшись от еды и лекарств, и до самого конца считая себя Анастасией Романовой. Точная дата и год ее смерти неизвестны. *(*Приблизительно это может быть середина восьмидесятых годов. – С. М.) Ее личное дело за номером 15977 давно отправлено в архив и никому выдано быть не может. О «третьей Анастасии Романовой» – Надежде Ивановой - Васильевой вспоминала только ее соседка по палате в Казанской тюремной больнице – многострадальная матушка Валерия Макеева – инокиня, причисленная властями к зловредным диссидентам, и потому - много претерпевшая за веру свою.
Матушка Валерия искренне считала Надежду Владимировну Иванову - Васильеву младшей дочерью последнего Императора, как и многие в больнице.
Она говорила: « Мы верили, что это была Анастасия Романова. Я видела многочисленные рубцы и шрамы на ее теле Она приводила подробности быта семьи в Тобольске и Царскоселье, тепло вспоминала Анну Вырубову, которую хорошо знала, рассказывала в деталях, как происходил расстрел в подвале Ипатьевского дома.. От нее мы узнали, что женщины сидели под стеной, а царь и его сын – стояли*. (*Прошу читателя запомнить эту фразу – мы вернемся к ней в эпилоге повествования! – С. М.) Она нигде не могла почерпнуть эти и другие факты, поскольку была лишена такой возможности. К тому же, в то время, такие материалы не публиковались».
Матушка Валерия планировала забрать больную приятельницу к себе в Москву, в Медведково, где она многотрудно основывала православный приют, но ей не позволили этого сделать…. Переписка Валерии Макеевой с больной подругой - пациенткой Свияжского специнтерната оборвалась в начале восьмидесятых годов.. Поздняя экспертиза по фотографиям и форме черепа не подтвердила генетического тождества между узницей Свияжского психоинтерната и Великой княжной. Происхождение огнестрельных ран на теле Надежды Васильевой, разорванная мочка уха, штыковые дыры на ладонях мне не кажутся основным доказательством спасения юной Цесаревны, именно ее. Дворянки, женщины чудом уцелевшей от расправы, повредившейся в уме, даже и фрейлины императорского двора – может быть.. Вполне! Но только не цесаревны… Не отпускает меня прочное и мучительное видение – расстрельной комнаты.. За спинами узников, в комнате без окон, в замурованой оконном пролете сидел, чуть согнувшись, человек с запасным оружием – штыком, который нанес им всем контрольные удары в живот, в спину, в голову.. Куда угодно… Кто то из стрелков латышского полка… Или красноармеец под командованием Юровского.. Я не знаю.. И не узнаю никогда..
Я читала о человеке с контрольным штыком в одной из документальных книг.. Но никто не знает его фамилии, имени… По прихоти истории. По ее чудовищному капризу. Старинное зеркало, некогда отражавшее облик прелестной озорницы Царскоселья треснуло и распалось на несколько кусочков. В них, тех кусочках, еще мелькнули раз – другой таинственно - строгий силуэт некой настоятельницы польского православного монастыря, приезжавшей в СССР по приглашению самого И. Сталина и слушающей в Большом театре оперу «Иван Сусанин»; и расплывчатый абрис столетней Наталии Белиходзе, только недавно заверявшей весь бывший СССР в своей истинной принадлежности к Романовской династии, но мелькнули как - то неуверенно, отстраненно и холодно, в них уже не было полноты жизненного рисунка. Не было некоей Судьбы. Пусть лишь - похожей на чью – то другую, пусть искаженной чужою болью, но все же - Судьбы. Той, что так властно присутствовала, к примеру, в изломанном, странном, страшном начертании круга земного Анны Андерсон и Надежды Ивановой – Васильевой…. Да и самой Анастасии Николаевны Романовой, «прелестной лилии из рая Царскоселья…».




Эпилог.

Авторские размышления.
Легенда о чудесном «воскрешении» младшей Дочери русской Императорской четы получила право на жизнь почти в самый момент ужасной гибели Царственного ребенка. Некоторые исследователи и историки четко и твердо указывали на то, что Цесаревна Анастасия и даже Цесаревич Алексей могли уцелеть, поскольку пресловутая «расстрельная комната» была слишком мала и темна, в ней в минуты казни царил полный хаос, и трудно было различить что то в пороховом дыму. Анастасия могла упасть, ее могло накрыть чье то тело, в конце концов, ее мог защитить корсет и пояс с нашитыми внутрь бриллиантами и изумрудами – остатками драгоценностей семьи.
Кстати, этим - то бриллиантовым поясом и объясняли свое чудесное спасение все лже – цесаревичи и лже – цесаревны, появившиеся вскоре после расстрела пред очами безмерно жаждущих чудесного воскрешения!
Все, конечно, могло быть и так, но почему то верится в сие - с трудом. Я снова и снова упрямо перечитываю знаменитую записку Юровского, помещенную в различных изданиях:: и солидных исторических исследованиях и обстоятельных беллетризованных биографиях, какою, например, является книга Г. Кинга «Императрица Александра Феодоровна» . Привожу отрывки из нее:
«Романовы, ни о чем не догадывались. Комната была пуста.. Александра Феодоровна спросила: «Что ж, и стула нет? Разве сесть нельзя.? Юровский распорядился принести два стула. На один села государыня, на другой – государь, державший на руках больного сына.* (*Алексей перестал ходить в результате кризиса болезни, настигшего его еще в Тобольске. Играя снежками, он неудачно упал с ледяной горки и сильно повредил больной коленный сустав. О том, что Алексей последнее время не мог ходить и Император носил его на руках по саду и комнатам, свидетельствуют члены команды охраны и Пьер Жильяр в своей книге!– С. М.). За ними, чуть в стороне встали четыре великие княжны и прислуга во главе с доктором Боткиным.. Стрельба продолжалась минуты две Император и его супруга были убиты сразу, четыре Великих княжны с плачем кинулись друг к другу. Пули отскакивали от стен и одной из них была убита Великая княжна Ольга. Остальные Цесаревны с криками и мольбами забились в угол. Палачи набросились на них, стреляя и нанося колющие удары штыками. Штыки не могли пронзить корсетов и истерзанные княжны, залитые кровью, затихли лишь через несколько минут.» ( Г. Кинг. Указ соч. Стр. 429 - 430. Личное собрание автора статьи.) Трупы завернули в простыни с их же кроватей и погрузили в грузовик: «Фиат», стоявший во дворе. Мотор его работал, по приказанию Юровского, чтобы заглушить выстрелы в подвале. Страшный груз повезли в Коптяковский лес, к урочищу «Четыре брата», но на половине пути грузовик застрял в грязи, свернув не в ту колею. Убитых Романовых решили перенести на телегу, что плелась следом. Юровский вспоминал: «Сейчас же начали очищать карманы – пришлось пригрозить расстрелом и поставить часовых.. Тут и обнаружилось, что на Татьяне, Ольге и Анастасии были надеты какие то особые корсеты. Решено было раздеть трупы догола, но не здесь, а на месте погребения»..

_________________
…Местом же «погребения»* (*Каков цинизм «расстрельщиков»! – С. М.) послужила отработанная шахта, каких было предостаточно в Коптяковском лесу. Сложив в сумку описанные Юровским драгоценности, трупы туда и опустили, а чтобы взорвать шахту – могильник, бросили на ее дно гранаты. Но стенки шахты не обрушились. Тогда трупы несчастных просто забросали ветками деревьев и вернулись в Екатеринбург, решив следующей же ночью перепрятать их в более надежном месте.
В ночь на 19 июля 1918 года Юровский с помощниками вновь приехал к заброшенной шахте. Тела с помощью веревок вытащили наверх, опять погрузили в «Фиат», повезли по дороге вглубь леса. Но «Фиат» снова увяз. Солдаты, переругиваясь, тщетно толкали его, но потом, все – таки устав, просто решили захоронить тела поблизости.
Развели большой костер, в котором уничтожили остатки одежды убитых. Тела же облили серной кислотой и, обезобразив до неузнаваемости, забросали землей в неглубокой яме у самой дороги.
Заметим здесь, что Юровский ни слова не говорит о количестве трупов, но твердо называет Анастасию в числе тех, на ком был обнаружен бриллиантовый «хранительный» пояс. Значит, она была среди мертвых тел, а не живых?
Но почему же тогда эксперты, работавшие в 1992 году под руководством доктора медицинских наук Владимира Плаксина на этом втором, окончательном могильнике в Екатеринбурге, при обнаружении скорбных останков, высказали осторожное предположение, что в захоронении возле дороги в Коптяковском лесу отсутствуют два скелета – Цесаревны Анастасии и Цесаревича Алексея Николаевича? Что дало повод оживить давние загадки и гипотезы, искать новые объяснения старым легендам? Все дело в том, что Юровский и сам подвел потомков к рождению таких сомнений, случайно обмолвившись что два трупа из одиннадцати пришлось сжечь отдельно, в другом месте., якобы, по желанию разъяренных и усталых солдат, что толкали грузовик и тяжелую подводу с телами по грязи. Об этом, в частности, упоминает в своем масштабном историческом расследовании «Николай Второй. Жизнь и смерть» Э. Радзинский.
Но, постой, читатель, может быть, Юровский просто все выдумал о двух трупах, сожженных отдельно? Чтобы таким образом просто обезопасить себя от гнева начальства? А что, если ночью 19 июля 1918 года солдаты просто – напросто не смогли вытащить из полузатопленной грунтовою водою шахты все 11 трупов и два из них остались лежать на дне? Причин тому, думается, было много: темнота, обрыв веревок, да и, наконец, наплевательское отношение к заданию солдат, готовившихся внутренне к бегству - к городу подходили белые и чехи? Когда же трупы пересчитали, снимая их с застрявшего грузовика на подводу, то хоть и обнаружилась жуткая «недостача», но возвращаться за телами никому не захотелось! Вот и написал Юровский, что еще два тела сожгли в другом месте, раньше, тем самым, дав в руки не только любителям, но и профессионалом клубок сложных версий, догадок и гипотез..
Споры о возможности спасения Анастасии или Алексея не умолкают и до сих пор. Но ни одна из легенд «воскрешения» не выдерживает критики. Взять хотя бы историю Надежды Ивановой – Васильевой. Ее еще никто не анализировал, кроме журналистки Е. Светловой, напечатавшей в газете «Культура» обширный очерк «Дело о мертвой царевне». Я попытаюсь подвергнуть исследованию лишь некоторые факты из него, не касаясь строгостью анализа ни стиля очерка, ни профессионального уровня подачи очередной сенсации – именно эту задачу преследовала, на мой взгляд, Елена Светлова
Итак, факт первый. Два письма Надежды Ивановой – Васильевой – к Екатерине Павловне Пешковой и Грете Янсон. Вызывает сомнение не само написание писем, а то, что Цесаревна Анастасия Николаевна (если это действительно была - она!) могла лично знать адресатов.
Между тем приведенная переписка подразумевает как бы непременный факт личного знакомства (обращение к адресату, стиль, манера писем.)


Но Екатерина Павловна Пешкова совершенно не была вхожа в придворные круги в бытность Анастасии Романовой в Петербурге - Петрограде, а во времена широкой известности Екатерины Павловны в 1918 – 1920 - ых годах, как политического деятеля, Великой княжны не было в столице, да и вообще – на свете. О деятельности Е. П. Пешковой таинственная узница психиатрической лечебницы могла узнать только из газет, но давали ли их ей, находящейся на принудительном лечении, почти под стражей?! Вопрос риторический.
Еще одно. Анастасия Николаевна, будучи еще несовершеннолетней девочкой к моменту последних лет царствования своего Отца, не посещала вечерние посольские приемы, а потому, юной, и не могла быть знакома с сотрудницей шведского посольства Гретой Янсон. Мне также, к сожалению, не удалось найти имя Греты Янсон в списке лиц как - то соприкасавшихся с Императорской фамилией. (Впрочем, может быть, я просто не располагаю достаточным количеством данных.!) Но, повторю опять же, - зная строгие правила этикета, которые царили при русском Императорском дворе, трудно допустить, чтобы несовершеннолетняя Цесаревна могла общаться и переписываться с незнакомыми ей особами, пусть даже и обладающими определенным дипломатическим статусом .

Факт второй, подтвержденный многочисленными воспоминаниями.
Великая княжна Анастасия никогда не владела немецким языком в таком совершенстве, чтобы писать на нем письма. В больничной же карте Н. В. Ивановой – Васильевой сохранились обширные письма на немецком языке. Независимые графологи и эксперты в ряде исследований не подтверждают идентичности почерка Васильевой и Анастасии Николаевны, но тщательной, правительственной, исторической графологической экспертизы почерков не проводилось.. Кому они принадлежат? .
Факт третий, и самый важный.
Уже упомянутые нами воспоминания Надежды Ивановой – Васильевой о том, что во время расстрела, царь и его сын стояли под стеной, а женщины - сидели. Цесаревич Алексей к моменту расстрела совершенно не мог ходить. В подвал его принес на руках отец. При всех разночтениях записки Юровского - стул мог быть принесен и Цесаревичу Алексею, и он мог сидеть на нем один, а Император встретил смерть стоя – не меняется основной смысл упрямого факта - доказательства: Цесаревич Алексей физически не мог стоять под стеной во время расстрела! Таким образом «мельчайшие «документально верные» детали расстрела царской семьи в Ипатьевском доме документально – не подтверждаются!
Но кто же тогда таинственная узница из Свияжского специнтерната??! Боюсь, что это так и останется загадкой. Выдавать себя за Цесаревну Анастасию могла особа с тяжелой формой острого психически – параноидального бреда или шизофрении. В этом случае, как известно из специальной медицинской литературы, часто у пациентов наблюдается раздвоение личности, и вот, вторая часть сознательного, личностного «я» как бы исполняющая роль, «живущая» в чьем то образе, сливается с ним, образом, столь талантливо, что трудно провести границу между подлинным и придуманным, настоящим и самовнушением, больной фантазией и реальностью!
Таким образом, Власть предержащих могла испугать в Надежде Ивановой – Васильевой прежде всего именно цельность ее второго, « ролевого», шизоидного образа – образа ни много, ни мало – младшей дочери русского Царя!
Ведь в Стране Советов становилось все меньше и меньше живых свидетелей, современников. Попади Надежда Владимировна Иванова - Васильева на волю из каземата психушки, вырвись она на свободу, тогда, кто знает, может быть. ей и действительно нетрудно было бы увлечь своими рассказами о бытие и мученичестве Венценосной семьи уже не только священника скромной церкви в Ленинграде, но и других? Семена бы упали на благодатную почву. Проверять правдоподобие и точность ее мемуарных деталей в рассказах – навряд ли стали бы.
Читатель убедился в этом на примере статьи Е. Светловой.
Здесь, кстати, вспоминается еще одна, весьма правдоподобная и яркая легенда, сочиненная, сыном Лаврентия Берии, Серго Берия, о том, что однажды в Большом театре, на представлении оперы «Иван Сусанин» (« Жизнь за царя») он видел своими глазами выжившую Анастасию Романову, настоятельницу крупного православного монастыря в Польше, приглашенную в СССР, самим Иосифом Сталиным.. Красивую и трогательную легенду эту Серго Берия – весьма талантливый, экспрессивный писатель - мемуарист - сочинил, наверное, специально для того, чтобы добавить в образ державного коршуна немного обеляющей, «рыцарской» краски… Но получилось ли это? В романтически – благородную сагу о воскрешении последней Цесаревны мало кто поверил, ибо к моменту выхода книги Серго Берия *( * «Мой отец – Лаврентий Берия» М. 1994 год. – С. М.) страшная и трагическая тайна захоронения в Коптяковском лесу уже была раскрыта в деталях..
Может быть, в такой саге нуждались те, кто был близок к окружению Властителя? «Тьмы низких истин нам дороже нас возвышающий обман…» - как говорил великий Поэт…
Тогда, может быть, и судьба Надежды Ивановой - Васильевой была всего лишь началом или продолжением какой – то очередной легенды, трагический финал которой Вершители Судеб в режимном концлагере Советов никак не могли предугадать, а мы – разгадать?? – задаю я еще один риторический вопрос. Не читателям. Самой себе. И не ищу на него ответа. Я уже не могу найти его в треснувшем зеркале Истории, затянутом кисеей Времен…

____________________________________
@ Лана (Светлана) Макаренко - Астрикова. Авторский текст дополнено - май 2018 года.






Рейтинг работы: 40
Количество рецензий: 8
Количество сообщений: 7
Количество просмотров: 209
© 20.05.2018 Madame d~ Ash( Лана Астрикова)
Свидетельство о публикации: izba-2018-2277945

Рубрика произведения: Проза -> Исторический роман


Евгения Зенюк       23.05.2018   10:08:12
Отзыв:   положительный
Конечно, хотелось бы верить, что произошло чудо, которое иногда случается. Но вокруг царственной семьи тогда были одни, проверенные на прочность, головорезы...
Я вопрос о том, почему вместе с царём и царицей расстреляли детей, а ведь детей никак нельзя было, задала своей учительнице младших классов...в начале 1970года...
она была очень хорошей женщиной и педагогом...но папу ей пришлось вызвать...а папа был офицером отдела правительственной связи КГБ УССР...
и человеком он был порядочным, честным и не жёстким (благодаря ему я слишком самостоятельный ослик с поклажей на спине)
Он объяснил мне всё потом очень честно, грамотно...и горечь была в его словах, и стыд, и...он обнял меня тогда, и мы молча сидели несколько минут...
Благодарна, Ланочка, за глубокий, тщательный анализ трагических событий! Это - колоссальный труд. И хоть не осталось надежды и сомнений...
Спасибо сто тысяч раз! С теплом.
Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       24.05.2018   05:36:55

Спасибо за желание прочесть и слова правды... И желание понять. Творчества, добра...
Елена Леонова       21.05.2018   16:53:09
Отзыв:   положительный
Дорогая Лана!

Читая Ваш труд, от которого невозможно оторваться, и все факты, о которых пишите, выверены временем, документами, воспоминаниями очевидцев,
представляешь, сколько горя вынесли эти люди, сколько жестоких издевательств!
Светлые, чистые души! Вечная им память...
Потрясена Вашей работой!


Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       21.05.2018   17:02:06

Спасибо огромное. Мне приятно внимание и приятен Ваш отзыв, дорог, очень мало их...Дорожу всеми... Спасибо Вам...
Виолетта Баша       21.05.2018   08:37:44
Отзыв:   положительный
С каким трепетом и болью читала я этот фрагмент исторической документальной повести ( романа)!
И не суть мои взгляды, потому что реализация и теория зачастую далеки друг от друга.
Но расстрел этот и мне кажется жестоким и не нужным, и более того - чудовищным.
Ланочка, я ведь тоже документалист ( см. мои исследования убийства Есенина и серию "Двадцатый век в лицах") , и написала немало, и могу сказать, вы работаете очень сильно и пишете замечательно.
Грустно все это, нет, куда там грустно, больно, вот точное слово...
Спасибо, дорогая...
Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       21.05.2018   10:14:27

Спасибо Вам, Виолетта, за прочтение, за высокую оценку труда.. Низкий поклон и только здравия желаю...
Ди.Вано       21.05.2018   07:52:59
Отзыв:   положительный
...В тумане зеркал Истории ......
Пройти такой путь расследования...само по себе поступок сильный, гражданский...
И эта черта всех ваших эссе...осмыслить, искать , сомневаться , приглашать пережить, прочувствовать....достойна преклонения.
Бывает, как говорил классик- "Лгут зеркала..."
Бывает...
Но история гибели царской семьи..., это та воронка,
которая затянула, погубила души многих...
Как жаль, что история никого не учит.....
Тяжко осознавать это.
Признательна за все попытки рассеять туман....
Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       21.05.2018   10:15:25

Спасибо огромное за оценку работы. С трепетом ждала Вашего мнения, отзыва...
Инна Филиппова       20.05.2018   21:11:57
Отзыв:   положительный
Спасибо огромное за твое удивительное расследование, труд, стремление докопаться до истины...
Блестящая, глубокая работа! Читала потрясенная...
Обнимаю.

Твоя...


Шостакович       20.05.2018   20:07:45
Отзыв:   положительный
Знаешь, чем так, лучше уж со всеми вместе в подвале .. а Сумасшествие не лишенное здравого смысла - это кошмар кошмаров. Жаль больных, они не виноваты...
Очерк изумительный! Действительно, не оторваться ...спасибо, дорогая.
Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       21.05.2018   10:20:12

Благодарна очень, Наташенька...
Валерий Медведковский       20.05.2018   20:01:44
Отзыв:   положительный
Лена!
Диву даешься Вашей энергии. Работа в архивах, обработка материала, оформление разнообразных фактов в цельное произведение восхищают.
Спасибо за историю, за творческий труд, за отличное произведение.
С уважением


Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       21.05.2018   10:19:05

благодарю сердечно... Спасибо за высокую оценку труда...
Лера Мелихова       20.05.2018   19:02:54
Отзыв:   положительный
Лана,вы замечательный поэт,в этом я давно убедилась,но вы ещё и замечательный рассказчик,начинаешь читать и уже не оторваться,Спасибо,спасибо от всей души,спасибо за знания,которые вы дарите!

Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       21.05.2018   10:19:40

Лера, искренне признательна...









1