Продолжение разговора о российском кино.



«Груз 200» Балабанова – зеркало страшной реальности.


…С самого начала хочу заметить, что этот фильм по сюжету повторяет историю насильника – убийцы и его жертвы - девушки из хорошей семьи, рассказанную Уильямом Фолкнером в романе «Святилище». Мрачное зло, в лице отрицательного героя Лупоглазого, тогда в Америке было обусловлено социальной нестабильностью и необходимостью выживать многим членам разбитого Гражданской войной, общества.
И в определенном смысле, историческая ситуация в Америке сто лет назад напоминает ту, что случилась с Советским Союзом в середине восьмидесятых годов прошлого столетия!
В Америке, после войны севера и Юга и миллионных жертв Гражданской войны, многие люди наученные убивать не могли найти себе места в мире и отпущенные на волю инстинкты хаоса и насилия, делали их кровожадными чудовищами.
А в Союзе, после социального эксперимента на БАМе, где в изолированном районе, получилось строить коммунизм, началась необъявленная война в Афганистане, в которой погибли тысячи молодых ребят.
К этой трагедии молодых, прибавилась трагедия власти престарелых генсеков и сумма зла, часто в форме ничегонеделания, достигла опасных пределов. В отсутствии целей и задач строительства будущего завтра, страна превратилась в спящее царство, где стали править демоны тьмы!
Так бывает с тяжело больными людьми, ещё не знающих о своей смертельной болезни. Но наступает момент, когда разрушается не только плоть, но и дух и смерть вступает в свои права – человек гибнет в мучениях и конвульсиях.
…Совсем недавно, я начал понимать, что такие метаморфозы происходят не только с людьми, но и с народами, государствами, цивилизациями!
Примером в древней и новейшей истории много:
Древний Рим, рухнувший по причине громадных жертв непрестанных войн и победы тирании зла, сумма которого подавила сопротивление добра; христианская Византия, в которой правили псевдо христиане-фарисеи, уничтожавшие подлинных христианских проповедников, была захвачена и разрушена мусульманами…
А в новейшей истории менее заметные, но не менее драматичные превращения.
Например Франция, потерявшая в Первой мировой войне более двух миллионов человек и потому, после этой трагедии, уже переставшая быть собственно Францией; Германия потерявшая во Второй мировой войне около четырнадцати миллионов, тоже никогда не станет прежней Германией.
Советский Союз – не исключение из этого мрачного правила.
Потеряв около тридцати миллионов человек в Великую Отечественную страна, перестала быть похожей не только на монархическую Россию, но и на Россию Советскую, довоенную!
Об этой трагедии смертельно раненных войной государств, мало кто пишет сегодня и эта тема совсем не интересует историков, что является на мой взгляд большой ошибкой!
Во многом и застой, и развал Союза, и бандитизм убивший в девяностые годы около миллиона молодых, сильных россиян – это следствие тех, теперь уже давних военных потерь.
И характеры похожие на характер убийцы и насильника милиционера Журова, уже в послевоенные времена, перестали быть исключением в генетически изувеченном народе и стране. Но это тема отдельной большой работы и здесь я больше не буду её касаться…
…Возвращаясь к анализу фильма Балабанова, надо отметить, что в Америке той поры, описанной в романе «Святилище», и в Союзе времен Горбачева, был введен сухой закон, в надежде через борьбу с алкоголизмом, исправить нравы народа. Этим и пользовались бутлегеры – нелегальные производители и распространители алкоголя!
Конечно, сценарий этого фильма Балабанова, не был прямой копией Фолкнеровского «Святилища», однако в основных чертах повторяет сюжет знаменитого американского писателя-классика, лауреата Нобелевской премии по литературе.
В «Грузе – 200», история преступлений совершенных капитаном милиции Журовым, заканчивается иначе, чем история злобного монстра из «Святилища», и эту концовку придумал уже Балабанов, вполне в стиле западных боевиков.
У Фолкнера же, все более реально и злодея убивают полицейские, после очередного бессмысленного преступления, совершённого Лупоглазым – так звали героя-садиста из «святилища».
Кстати, судя по описаниям из романа Фолкнера, Лупоглазый и Журов, даже внешне походи. И у того и другого совершенно равнодушное, пугающее лицо с немигающим взглядом. Невольно вспоминается определение таких лиц из стихотворения Саши Черного: «Безглазые глаза, как два пупка».
Герой Фолкнера из романа «Святилище» Лупоглазый, так же бессмысленно жесток, как и капитан-милиционер Журов. Равнодушие, отсутствие эмоций при совершении преступлений, как характерная черта привычного, ставшего нормой насилия, были и в романе, и в кино главной идеей, отражающей бессмыслицу жизни без идеалов и мечты!
И там и тут, злодейство вырастает из бессмыслицы обезбоженного существования и психических комплексов, повлиявших на форму мрачной и беспросветной жизни героев книги и фильма.
Странно, что это сходство сюжетов романа и фильма мало кто из критиков, заметил. Это показывает уровень культуры тех российских деятелей, кто писал о кино Балабанова и вообще пишут о кино! Но это тема уже другого разговора...
…Кажется, Фолкнер был любимым писателем Балабанова и вполне соответствовал его творческим критериям, взглядом на жизнь, как на нагромождение жестоких действий без очевидной связи с моралью и интеллектуальными размышлениями.
Но я хочу поделиться впечатлениями от русского фильма, а не от американской истории о насильнике-убийце и его жертвах, которую Фолкнер представил, как одну из самых жестоких историй, рассказанных в мировой литературе.
Я до сих пор не могу перечитать эту вещь, потому что испытываю отвращение, веря всему рассказанному Фолкнером об американской Юге той поры.
Таким же свирепым и беспросветным получился и фильм Алексея Балабанова «Груз 200», который запомнился, но пересмотреть его стоит больших душевных усилий.
И надо согласится с мнением умных обозревателей, что такие герои олицетворяющие злую силу, явились следствием социальных условий, в какой-то мере похожих в Америке начала двадцатого века и в Союзе – перед его развалом…
…Просмотрев фильм первый раз совсем недавно, уже живя в благополучной Англии, я стал вспоминать, те безнадежные времена в Союзе, когда жизнь людей лишилась цели и больших задач, превратившись в застой, бессмысленный и беспощадный...
Тогда, в «околотке», где я жил, вокруг меня совершались жестокие преступления и самоубийства, причины которых исходили из той «не жизни» в советском обществе, которые стали и были результатом пафосной лжи, бездействия, нравственной и физической «порчи», на которую обрекли народ парт номенклатурщики, неспособные что-то изменить в загнивающем обществе и надеющиеся только на примитивную мропоганду!
В соседних домах, случились несколько жестоких историй: девочка подросток, зарезала своего пьяного брата в семейной ссоре; девушка задушила парализованного отчима подушкой; сын в пьяной драке убил отца табуреткой; сбившиеся в стаю подростки изнасиловали одноклассницу и сели в тюрьму, из которой вышли уже откровенными уголовниками – злыми как бездомные собаки…
…Уже не один раз, я брался писать на эту тему и каждый раз вспоминая, казалось бы обычную жизнь в провинции, тогда ещё в Советском Союзе, внутренне содрогался от чувства нелепости и жестокости того безбожного существования.
К восьмидесятым годам двадцатого века, в Советском Союзе атеизм стал главным убийцей нравственности, а мир без Бога, стал ареной соревнования себялюбия и алчности без границ и правил.
И не имея морального авторитета, то есть чего-то более высокого, чем человеческие инстинкты, страна постепенной впадала в нравственный релятивизм, который убивал в человеке все подлинно человеческое и оставлял только лицемерную, пустую форму под названием «строитель коммунизма».
Помню, никому не интересные, но навязчивые «десять заповедей строителя коммунизма»!
Из этой методички, придуманной партийными чиновниками, пытались сделать нечто подобное десяти заповедей Иисуса Христа, а получился пошлый анекдот, которым прикрывалось лицемерие, ложь, и животные инстинкты партийной псевдо элиты.
Каждый раз, вспоминая эти времена остановки жизни, прихожу к выводы, что первые трещины в разрушении Советского государства произошли именно в те давние времена. И главной бедой того времени, стало исчезновение идей свободы, равенства и братства, которые были главным лозунгом, начертанных на знаменах Русской Революции.
На этом примере, очередной раз мы могли убедиться в простой истине - страна без большой общей цели – обречена на застой и развал. И к этому многозначительному факту должны прислушаться нынешние российские идеологи…

…Ощущения надвигающейся катастрофы, были у меня ещё в те, до перестроечные, «советские» времена.
Тогда уже было ясно, что вскоре, на фоне безнадежного застоя, появится, в качестве лидера партии и страны, молодой беспринципный «либерал», делающий карьеру на разного рода инициативах, ни разу не доведённых до логического конца.
Вскоре появился, а точнее уже был готов тип парт активиста, вроде Горбачева, который не преминул стать во главе правящей компартии. И появившись, этот молодой, тщеславный «активист» - «миротворец», затеял «перестройку», ставшей прологом процесса развала СССР.
…Возможно, эти мрачные мысли были связаны ещё с тем, что я жил тогда трудно, с большой семьей в избушке, построенную под насыпью железнодорожного полотна, которое сто лет назад было частью Транс-Сибирской железной дороги.
Это было «дикое», самовольное поселение в одном из мрачных, провинциальных городов Сибири, под названием Нахаловка, в двухстах метрах от живущего совсем другой жизнью, Академгородка.
Нахаловкой её называли, потому что там был «самострой» и там никого их новых жителей не прописывали. Одноэтажные деревянные дома обогревались печами, воду носили в ведрах из колонки за сто пятьдесят метров, ну и туалеты на улице…
Когда, грузовой поезд с одного из близлежащих заводов проходил мимо нашего домика по верху насыпи, тогда все внутри тряслось и в испуге звенела посуда в шкафу. Невольно вспоминалась сцена из фильма «Сталкер», когда семья героя жила в таком же домике.
Но фильм «Сталкер» Тарковского, по сравнению с той остановившейся жизнью и с фильмами Балабанова о ней, был намного оптимистичней, потому что в иные времена создавался.
«Груз…» это картина о том, совсем недавнем прошлом, а точнее о застое и развале жизни в поздние годы существования Советского Союза. Тогда, Советский Союз уже перестал быть в истинном смысле «Союзом», а превратился в вотчину этнических, республиканских парт номенклатур, с националистическим окрасом.
Именно об этом времени делал фильм талантливый режиссер Балабанов, родившийся на Урале и узнавший тяготы и ужасы провинциальной жизни «позднего социализма», где хватил лиха, в том числе и на войне в Афгане. Эта «школа мужества», пригодилась ему при создании больших и мрачных кинополотен: «Брат», «Война», «Кочегар», «Груз 200»…
Повторяю, сценарий фильма, а точнее сюжетная линия, один к одному сделана по роману Фолкнера. Только те давние свирепости и жестокости происходили в Америке, сто с лишним лет назад, а в «Грузе…» Балабанов показывает атмосферу умирания жизни под названием «застой», существовавший можно сказать уже в наше время, правда ещё в позднем СССР...
Недаром, на протяжении всего фильма, во многих сценах звучат оптимистические советские песни знакомые всем и каждому, показывают телесюжеты с съездами партии и оптимистическими выступлениями первых лиц государства. И этот казенный оптимизм, только подчеркивает унылую, жестокую, пьяную жизнь героев «Груза…».
Этот фильм, зрители воспринимают как рассказ о жизни в жестокие, казалось навсегда остановившие в недоумении, времена последних лет существования Союза. И кино Балабанова, стало наглядной иллюстрацией развала человеческого общества, уже не скрепляемого идеологией и законами, но ещё не возвратившего религиозный христианский взгляд на драму существования человека.
Творчество Балабанова, его художественный метод, можно назвать «свирепым реализмом».
И такой кино-метод, в чистом виде существовал в те годы, разве что в творчестве американского режиссера Квентина Тарантино, создавшего ряд жестоких, беспросветных кино новелл о мире преступлений и преступников!
Но кажется, даже Тарантино было далеко, до того жестокого абсурда и зверского насилия, который отображается в фильмах Балабанова, начиная с культовых «Брат» и «Брат-2» и продолжающегося в «Войне», «Кочегаре», «Грузе 200»…
Тут, если проводить аналогии, то вспоминается описание народной жизни в романе Виктора, Ерофеева, «Энциклопедия русской души». А главные злодеи фильма «Груз 200, очень похожи на персонаж из этого романа по кличке Серый, который по замыслу автора, который кажется должен был представлять русского человека вообще.
Капитан милиции Журов из фильма Балабанова, похож на Серого из романа Виктора Ерофеева, как на своего двойника. Только у Ерофеева это собирательный и сознательно преувеличенный образ зла и равнодушия в российской жизни, а у Балабанова в его картине нарисован настоящий злодей, любящий только свою маму, а к остальным, относящийся как к животным.
Надо добавить, что ужас происходящего на экране кино «Груз 200», по настоящему может понять только тот, кто жил и выживал тогда в российской провинции!
Злой, издевательский, но сделанный реалистично мир без положительных героев, в какой –то мере передает состояние целой большой и сильной страны, впавшей в амнезию и не желающей что-то делать и даже думать над тем, как эту жестокую нелепицу исправить!

История с «грузом двести», то есть с цинковым гробом десантника Горбунова, убитого в Афгане, дополняет злой абсурд существования людей без цели и смысла, то есть всех без исключения персонажей фильма. И именно поэтому, «Груз…», воспринимается как злая пародия на злую жизнь в тогдашнем Союзе.
Особенно до отвращения жестоки сцены, в которой труп героя-десантника, Журов, воспользовавшись бюрократической неразберихой царившей в те времена в Союзе, привозит к себе домой и укладывает рядом с похищенной девушкой, прикованной к кровати наручниками.
Не менее отвратительна натуралистичная сцена полового акта уголовника, пьяного и грязного, с этой же девушкой, дочерью первого секретаря райкома партии. А сцену этого соития, наблюдает ущербный сексуальный маньяк Журов.
…Содержанием фильма, по сути является талантливо показанный злой абсурд жизни в обществе, в котором ни молодые не имеют будущего, ни тем более взрослые и старые, уже давно, в борьбе за выживание потерявшие главные человеческие черты: любовь, сострадание, правдивость.
О привычной лжи, ставшей сутью той жизни, можно судить по характеру ещё одного кино персонажа - ленинградского университетского преподавателя атеизма, который привычно болтает о материальных причинах бытия, а столкнувшись с реальной драмой жизни, старается найти поддержку своей трусости и мещанского благополучия, в церкви…
Нельзя не упомянуть здесь и об Алексее, занимающегося производством «паленой» водки, который, отсидев срок за нечаянное убийство, разуверился в людях и поверил в фантастический «город солнца».
И эта мечта помогает ему окончательно не спиться, хотя не помогает во время нелепой смерти через расстрел, произошедший по следственной и судебной ошибке.
Эта линия сюжета в «Грузе…», прямо перекликается с сюжетом «святилища», где тоже казнят невинновного человека…
Ну и молодые, в фильме Балабанова, показаны, как совершенно оторванные от жизни своих родителей и старших. Хотя, можно предположить, что и они станут по мере взросления, такими же равнодушными и злыми обывателями, как их родители и «старшие товарищи».
Девушка, в поисках сладкой жизни ставшая жертвой насильника по кажущейся случайности, попадает в этот противоестественный, нелепый разворот судьбы и очевидно, тоже никогда уже не сможет вернуться в нормальную жизнь. Её психика переломана происходящим и бороться со всеобщим пофигизмом м равнодушием, она уже никогда не сможет.
Вот она то, и есть настоящая жертва зла царящего в обществе и в личной жизни, в те застойные времена, в которые выпукло отразились социальные процессы разложения морали и нравственности, произошедшие в Советским Союзом после почти блаженных «шестидесятых…
Но об этих катастрофических переменах произошедших со страной и людьми, подробнее написано в других статьях!
…В заключение, надо добавить, что фильм «Груз 200» вызвал негативную реакцию и зрителей и кинокритиков, как впрочем в свое время и роман Фолкнера «Святилище».
Но пройдет время и эта работа талантливого русского кинорежиссера Балабанова, займет достойное место в кинолетописи той недавней эпохи, эпохи неудержимого развала большой страны, как фолкнеровское «Святилище», отразившее победу зла в Америке, стало мировой классикой в жанре психологического романа!


Май 2018 года. Лондон. Владимир Кабаков



Остальные произведения автора можно посмотреть на сайте: www.russian-albion.com
или на страницах журнала “Что есть Истина?»: www.Istina.russian-albion.com
Писать на почту: russianalbion@narod.ru или info@russian-albion





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 76
© 18.05.2018 Владимир Кабаков
Свидетельство о публикации: izba-2018-2276101

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика












1