Эрлов. Песня. Ч. 3. Сверхприбыль. Алгоритм победы /продолжение/.


Эрлов. Песня. Ч. 3. Сверхприбыль. Алгоритм победы /продолжение/.
Алгоритм победы.

Со дня, когда Георгий в последний раз встречался с мебельщиком, прошла ровно неделя, поэтому в соответствии с договорённостью по возврату денег за деревоплиту, он отправился за ними в Москву. Мужчина поехал туда один, Александр и Никита в это время с энтузиазмом выполняли интересную для себя переводческую работу. Они полностью погрузились в творческий процесс. Каждый из них взял из словаря, переданного профессором Георгию, посильный для месячной работы объём материала, а то, что осталось, было распределено между нанятыми непритязательными и не задающими лишних и неудобных вопросов специалистами в области технического перевода.

Новая временная сотрудница предприятия "Эрлов" Римма также не сидела без работы: группа финских монтажников, поступившая по решению Георгия в её распоряжение, создавала ей предостаточно забот. Александр же, как и обещал товарищам, сумел-таки за несколько дней не только отрешиться от своей неудачной любовной истории с Верой, бросившей его ради англичанина, но и закрутить, а по-другому и не скажешь, роман с переводчицей из Санкт-Петербурга, чему она не то чтобы не противилась, но просто всячески содействовала, и он, надо полагать, от этого получился добрым и приятным как для самих его участников, так и для сторонних наблюдателей, коими были Георгий и Никита, что касается их, то они искренне радовались тому, что в личной жизни их друга произошли столь значительные перемены.

Отъезд Георгия в Москву был рутинной производственной формальностью и не имел в себе ничего запоминающегося, это была всего-навсего одна из уже его многих деловых поездок, из которой он рассчитывал вернуться следующим днём обратно и присоединиться к выполняемой по переводу словаря работе.

* * *

- Его нет, - сказал один из бывших в офисе мебельной компании мужчин.
- Как нет! А где же он? - выразил крайнее удивление Георгий услышанным сообщением о том, что человек, который сам же и назначил дату, место и время встречи с ним, отсутствует или, как сказал некто - "его нет"!
- Кто его знает! Он нам не докладывает, - прозвучали хамоватые фразы сотрудника мебельного предприятия. Георгий посмотрел на находившихся в помещении людей. Странным образом среди них не было ни одного, кого бы он знал или хотя бы просто видел раньше.
- Но как же так, вы здесь работаете и вам неизвестно, куда ушёл ваш начальник! - поразился Георгий тому, что как он подумал, вышедший, конечно же, по какой-то там производственной надобности мебельщик не предупредил своих подчинённых о приходе его бизнес-партнёра за недополученными деньгами!
- Мужчина, а Вы собственно кто, и что бы Вы хотели? - наконец-то прозвучал хоть какой-то осмысленный вопрос.
- Дело в том, что я договаривался о встрече с вашим директором именно на это время, - объяснил причину своего визита Георгий.
- Точно, вспомнил. Он что-то говорил про это. Вы по ламинированной плите, правильно? - вступил с Георгием в общение один из присутствующих в офисе мужчин.
- Правильно! Это я, - заволновался Георгий от того, что к нему начало приходить понимание отвратительности текущего момента. Причиной его неприятности был обман ожиданий! "Да! Конечно же, этот пройдоха тянет время, он не хочет платить!" - промелькнула в голове коммерсанта сначала одна мысль, а за ней другая: "Подожди, не спеши человека ругать, может ему обстоятельства какие помешали со мной встретиться."
- Он просил передать, чтобы Вы позвонили ему завтра, а сегодня его уже не будет, он на объект к заказчику уехал, случилось там что-то, - сказал сотрудник мебельного предприятия, его слова немного успокоили Георгия: "Ну вот, зря о человеке плохо подумал, на производстве всегда так: никогда не знаешь что будет через минуту, так и здесь - мебельщика отвлекли дела, и только они являются причиной того, что наша с ним встреча не состоялась," - проговорил он про себя успокаивающие его волнение фразы.
- Хорошо. Спасибо! - ограничил Георгий всего двумя словами свою прощальную речь.
- Да неначем, до свидания! - пробурчал Георгию в ответ говоривший с ним сотрудник мебельного предприятия.

* * *

Как и любой другой человек, Георгий всегда надеялся на лучшее, то есть на то, что его-то несчастья и невзгоды обойдут стороной. О них, о бедах времени, выпавшем на его жизнь, мужчина знал, он также знал и то, что рано или поздно, и ему самому придётся столкнуться и с обманом бизнес-партнёров, и с воровством сотрудников его же предприятия, и с угрозами конкурентов по бизнесу, и с криминальными разборками, рэкетом, и с созданием внешними силами невыносимых условий для работы его фирмы, и с вымогательством тех, кто такие условия создаёт, но одно дело знать, а другое столкнуться!

Выйдя за двери офиса мебельной фирмы, располагавшейся в одном из подвалов московского безликого нескончаемо-длинного двенадцатиэтажного панельного жилого дома, Георгий пошёл вдоль него не влево, как обычно в сторону станции метро, до которой было порядка восьмисот метров, а вправо, он сделал это не специально, а из-за рассеянности, возникшей в нём по-причине недавно испытанного, хоть и лёгкого, но тем не менее самого настоящего нервного шока, вызванного коварством мебельщика.

О том, что с ним затеяли бессовестную, коварную игру Георгий догадался не в силу своего накаченного в читальных залах библиотек интеллекта, а в следствии того, что его сердце как-то не так сжалось в момент, когда он услышал слова: "Мужчина, а Вы собственно кто?" Это был удар! Продуманный и рассчитанный на то, чтобы сломать его волю, посеять в нём панику и страх. "Ну уж нет вам! Посмотрим что и как вы скажете завтра господа мебельщики! Вернёте всё сполна! Ещё как, и с какой радостью вернёте!" - громко проговаривал фразу за фразой Георгий, идя по тротуару, покрытому грязным мартовским снегом.

Ход Георгия остановила широкая дорога, по которой и в одну, и в другую сторону мчались машины, их шины, от соприкосновения с пробуждающимся после долгой зимы асфальтом, шипели. "Где я! Что я здесь делаю!" - воскликнул, пришедший в себя Георгий.

* * *

- Георгий! - удивлённо, но не испуганно вскрикнул мебельщик, когда тот без стука распахнул дверь его офиса утром следующего дня.
- Не ожидал увидеть? А я не уехал, как ты того хотел! Видишь как всё просто! Я могу уехать отсюда когда захочу того сам, а ты нет, даже если захочешь это сделать - не сможешь! Ну и кто из нас умный? - изложил своё понимание того, что долг человека держит его на том месте, где он у него возник до тех пор, пока он есть.
- Георгий, ты всё не так подумал, я тебе сейчас всё объясню. Да, деньги я тебе сейчас отдать не могу, а виноват, между прочим, в этом ты сам. Твоя некондиция больше никому не нужна. У меня все склады ею завалены. Жди пока продам её, тогда и деньги отдам. Вот всё! Больше ничего тебе не скажу. У меня много дел и тратить время на пустые разговоры с тобой я не хочу. Давай ругаться не будем, ты мне через месяц позвони, там и поговорим на эту тему, а сейчас: до свидания! - неожиданное появление Георгия и его эмоциональная речь лишь на какое-то мгновение смутила мебельщика, по прошествии которого к нему вернулось самообладание, а причиной этому было только то, что он не обнаружил в совокупности действий и слов своего бизнес-партнёра ничего для себя тревожного. Когда мебельщик сказал "до свидания", двое находившихся в кабинете мужчин крепкого телосложения встали.
- Хорошо, я подожду, - благоразумно произнёс мудрую фразу Георгий и направился к выходу из кабинета.
- Вот и хорошо! - с пренебрежением бросил ему вслед мебельщик.

* * *

Возвращение Георгия домой, как ни странно, не содержало в себе ничего такого, что определяло бы его как тягостное, наполненное тяжёлыми гнетущими переживаниями, раздражением и разочарованием в жизни и в людях, коммерсант не испытывал ровным счётом никакой досады на сложившиеся для него таким малоблагоприятным образом обстоятельства, а задачу, которую они перед ним поставили, он быстро прорешал в уме и уже скоро нашёл-таки для неё несколько решений, к реализации одного из которых им тут же были предприняты необходимые шаги.

Выйдя из вагона поезда на перрон вокзала родного города, Георгий посмотрел на небо, заклублённое ещё неотмытыми от зимы серо-синими мартовскими облаками, и улыбнулся: "Эх! Хороша жизнь!" - сказал он себе и отправился к своему давнему приятелю, с которым его после службы в армии свела судьба, она же затем привела его уже вместе с новым товарищем в приёмную комиссию политехнического института, где в последствии им были проведены два года студенческой жизни, в течение которых он не только учился, но и занимался спортом и, конечно же, посещал места скопления молодых людей, целью которых было беззаботное, свободное общение с обещаниями и клятвами, но без всяких на то обязательств.

Когда Георгий понял, что инженерное дело это не для него, он оставил политехнический институт, и всё для того, чтобы через некоторое время вновь оказаться на студенческой скамье, на этот раз высшего педагогического учебного заведения, а вот его приятель всё же выучился на инженера, но по профессии тем не менее работать не стал, и на это имелась веская причина! Во время учёбы в институте он увлёкся спортивными единоборствами, ему нравилось самбо, бокс, товарищ Георгия проводил на борцовском ковре и на боксёрском ринге очень много времени и в итоге добился того, что освоил секреты мастерства в этих науках обороны и нападения, результатом чего стало то, что он организовал свой спортивный клуб.

Вот именно туда, а не домой и не к себе в контору сразу же по прибытии поезда, и направился Георгий.

* * *

- Обычная история в наши дни. Особых причин переживать нет. Кстати познакомься с моим другом, он хороший боксёр, - нисколько не удивился тому, что приключилось с Георгием в Москве его институтский приятель. Он представил ему своего товарища спортсмена и выразил готовность к дальнейшему общению.
- Я не то чтобы переживаю, я просто хочу вернуть своё быстро без мозговых страданий - кто прав, кто не прав, - коротко охарактеризовал своё внутреннее состояние Георгий.
- Правильно, как на ринге, несколько минут и ты или выиграл или проиграл. Вот это жизнь! - в свою очередь поделился приятель Георгия своим пониманием того, как мужчинам надо решать вопросы.
- Ну тогда поехали? - сделал неожиданное предложение Георгий.
- Поехали, чего стоим? - сказал приятель Георгия и посмотрел на своего друга боксёра.
- А я чего? А я уже готов! - молниеносно отреагировал тот на взгляд товарища.

* * *

- Я передумал, я же тебе говорил, я могу приехать сюда и уехать отсюда когда захочу! - вот с такими словами Георгий вошёл в офис мебельщика вслед за курносым короткостриженным молодым мужчиной спортивного телосложения, открывшим для чего-то в него дверь ударом ноги, сделал он это с небольшого разбега, от этого та открылась настолько стремительно и так шумно, что вызвала неописуемый интерес находившихся в нём троих мужчин, одним из которых и был мебельщик: "Стоп! Говорю пока только я! - предложил регламент намечавшегося заседания бизнес-партнёров Георгий. - Мои деньги за плиту! И штраф-неустойку по договору! Чужого мне не надо, моё отдай, и всё, разъехались!" - коротко изложил он суть своих предложений.
- Ну! В стойло, бык! - дал боксёр лестную характеристику накаченному мужчине, поднявшемуся было со своего места из-за одного из офисных столов.
- Да, сиди лучше, - дал точно такую же рекомендацию неизвестно зачем пожелавшему подняться человеку приятель Георгия, который зашёл внутрь конторы мебельного предприятия последним.
- Ты зря это делаешь, Георгий! Ты не уйдешь отсюда! Тебе не удастся добраться даже до вокзала. Зачем тебе столько денег? Вы их там в своей деревне безмозгло просадите и всё! Зачем они вам нужны? - говорил мебельщик обиженным голосом, вставляя ключ в прорезь на дверце классического двухъярусного металлического сейфа.
- Не твоё дело, вот тебе сумка, складывай, что должен, поменьше слов! - пресёк поток совершенно несправедливых фантазийных измышлений мебельщика Георгий и бросил на его стол спортивную, чёрную сумку. Тот понял свои заблуждения и тут же принялся перекладывать пачки с купюрами из сейфа в неё.
- Правда, зря вы так, ребята, через пять минут здесь будет бригада с томпсонами, - вдруг решил высказать человек в тёмном костюме в полоску своё мнение по поводу событий, развернувшихся в помещении офиса мебельщика.
- Сидеть я сказал! Ты вообще кто! Спрашивал тебя кто? - обратился боксёр со своими вопросами к человеку в костюме.
- Нет, - признал правоту боксёра человек в костюме.
- Вот и сиди молча! - вежливо посоветовал уже приятель Георгия присутствующим в офисе сохранять спокойствие.
- Всё здесь ровно, с учётом неустойки за восемь дней. Будешь проверять? - спросил мебельщик, в его голосе не было ни малейшего намёка на иронию.
- Буду! Нет тебе никакого доверия! - сказал Георгий, задёргивая молнию на спортивной сумке, и рассмеялся, а мебельщик почему-то вздрогнул, - но не сейчас и не здесь! Если что, ещё разок заеду! - уточнил Георгий время и место пересчёта оплаченных по договору денег, после этого он взял сумку, развернулся и направился к выходу из офиса, дверь которого была распахнута настежь, и тут позади него раздался грохот, шум естественно и обоснованно вызвал в коммерсанте любопытство, которое в свою очередь повернуло ненадолго, совсем на чуть-чуть его голову, но этого хватило для понимания произошедшего.

* * *

- Вы зачем столы перевернули? - спросил Георгий, запрыгивая на заднее сиденье легкового автомобиля "Волга" двадцать четвёртой модели жёлтого цвета с характерными чёрными шашечками на боках её вытянутого кузова - это было такси, его разогретый, работающий мотор мерно отбивал такты своими клапанами, а за его рулём сидел мужчина в короткой кожаной куртке, он ждал своих клиентов, ими были Георгий и сопровождавшие его двое ещё довольно-таки молодых людей спортивного телосложения, они наняли таксиста час назад и только для того, чтобы тот отвёз их за несколько сотен километров от Москвы в нужный им город.
- Что-то нужно было перевернуть! - сказал ему, садящийся рядом с ним на заднем сиденье машины, его давний институтский приятель.
- Начальник, мы свою работу знаем! - пояснил, устраивающийся в это время со всем удобством на переднем сиденье таксомотора, друг приятеля Георгия.
- Ладно, надо, значит надо, - принял Георгий, как должное, разъяснения помогавших ему людей.
- Давай, батя, жми на газ! - прокричал друг приятеля Георгия, захлопывая дверь машины.
- Чего, орлы, бомбанули кого-то? - спросил мужчина-таксист, которому на вид было лет пятьдесят пять, а то и все шестьдесят.
- Не важно! Жми на газ! - неожиданно, как для самого себя, так и для помогавших ему людей дал громким голосом указание Георгий.
- Уже жму, - на удивление спокойно сказал повидавший многое на своём веку таксист и вдавил педаль акселератора в пол, колёса автомобиля совершили несколько быстрых оборотов вокруг своей оси, шины на них взвизгнули, а потом схватились за полотно дороги и бросили "Волгу" двадцать четвёртой модели вперёд к широкому шоссе, идущему сквозь бесчисленную массу безликих многоэтажных панельных домов.
- Кто такие томпсоны? - задал, беспокоящий его вопрос, друг приятеля Георгия сразу же после того, как автомобиль пришёл в движение.
- Не важно! Теперь им нас не достать, - сказал ему Георгий.
- А ты не изменился, Гера! - вспомнил что-то из давно минувших дней приятель Георгия.
- Люди не меняются! - обратил Георгий внимание товарища на одну человеческую особенность.
- Это точно! Повеселились как десять лет назад! Даже персонажи те же, что и тогда, - сравнил событие на танцплощадке в городском парке, сопровождавшееся тогда бегством от народных дружинников и милиции, с событием текущего дня, когда ему вместе со своим давним приятелем приходится улепётывать уже от бандитов с томпсонами.
- На один больше. А так, не вопрос, заходи если что, потанцуем! - сказал Георгий и рассмеялся, начинание тут же было поддержано его приятелем.
- Чего ржёте? Скажите, я тоже посмеюсь, - попросил поделиться радостью друг приятеля Георгия.
- А мне можно и не рассказывать, и так весело, - поддержал разговор таксист. Его слова вызвали общий грубоватый мужской смех.

Возможности.

- Можно ли научить человека быть хорошим? - поинтересовался Георгий тем, что думают по этому поводу его товарищи, они сидели рядом с ним в офисе его предприятия, за обычным, без всяких прикрас прямоугольным конторским столом, на нём лежала большая чёрная спортивная сумка и стояли чашечки с горячим чаем, на то, что это было так, указывал исходящий из них пар.
- Можно! Но заставить нельзя, - сказал Александр.
- При хороших обстоятельствах легко быть хорошим, а попробуй оставаться таким при плохих обстоятельствах? - рассказал и Никита о своём представлении возможности воспитания безгрешности.
- При любых обстоятельствах необходимо всегда оставаться самим собой, - неуверенно выразил совершенно несуразную мысль Георгий, несуразную, потому что она не отвечала, на поставленный им вопрос, а только усложняла его и даже более того - делала его бессмысленным!
- Вот видишь, самим собой! - продемонстрировал Александр свою внимательность к излагаемым Георгием идеям и сказал о том, что и он сомневается в целесообразности постановки вопроса об искусственном формировании у людей каких-либо качеств.
- Может человек сам по себе плохой, а ему ещё и вдобавок надлежит всегда быть плохим, даже при хороших обстоятельствах. Если плохой, то и будь плохим, нечего хорошим становиться! Как-то не по-человечески, не по-нашему, не по-людски получается, Гера, - озадачил уже Никита глубиной своего умственного проникновения в казалось бы простой вопрос о воспитании личности. Слушая товарища, Георгий вспомнил отца, каждое из стараний, которого по выделывание из него достойного члена общества, всегда состояло всего лишь из одной фразы: "Гошка, будь человеком!"
- Каким же ему тогда быть? - спросил Георгий друзей, осознав свою беспомощность перед лицом грядущего, его роль, в котором ему была абсолютно неясна.
- Проще простого: каким скажут! - ответил Александр на вопрос Георгия.
- А ещё ты путаешь нас. Сам раньше говорил, что плохих людей не бывает, а бывают только плохие поступки, теперь же завёл разговор, о каком-то обучении человека хорошести. Зачем его этому обучать, если он и так хороший? - показал Никита насколько бывают противоречивы взгляды одного и того же человека на одно и то же.
- Вот Никитос сказанул! Если по-другому, то мы - звери, убери от нас правильное слово и сожрём, перебьём друг друга без пощады и жалости, - перефразировал Александр заявление Никиты так, что в нём появлялся очевидный смысл: человек - это носитель языка, его назначение в этом! Кто-то справляется с этим, а кто-то нет.
- Вот и я о том же! Раньше думал, что не бывает плохих людей, а теперь сомнения в этом появились. Без слова получается трудно человеку человеком быть, - поделился Георгий с друзьями своими мыслями.
- Без правильного, - подкорректировал Никита утверждение Георгия.
- И этого мало! - указал Александр на то, без чего слышимая истина не может стать слышимой.
- Ты про деньги? - прямо назвал Никита, упомянутое другом средство и попросил Александра объяснить в чём же их сила такая, что без них узнать правду нелегко.
- Про возможности, которые они дают, - растолковал Александр свою реплику.
- Вот вам деньги! И вот вам возможности! - говорил торжественно Георгий, расстёгивая молнию на чёрной спортивной сумке, в тот момент он подумал: "А зачем им знать, как я эти деньги вернул? Да незачем! Они в эту минуту счастливы. Зачем её забирать у них? Они занимаются любимым делом, и они верят, что деньги дают возможности. Нужно отдать их им - пусть и Александр, и Никита получат всё, что можно получить за них, пусть хоть часть их желаний исполнится прямо сейчас и прямо здесь, в этой комнате!" - когда мысль исчерпала себя, руки мужчины перевернули сумку и вытряхнули из неё всё, что в ней содержалось на стол.
- Ух ты, ничего себе! - выразил своё чувство Никита, глядя на образовавшуюся груду из пачек с банкнотами разного достоинства.
- У-гу. Не зря значит, Георгий Андреевич к мебельщику съездил! - удовлетворённо гукнул Александр.
- Не зря, Александр Егорович, не зря, - подчеркнул Георгий взаимосвязь лежащих на столе денег с поездкой в Москву.
- Убирай, Гера, хватит соблазнять! - сказал Никита совершенно неожиданные слова.
- Да, полюбовались и достаточно! - столь же неожиданно для умонастроения Георгия поддержал Александр предложение Никиты.
- Что-то я вас не пойму. Только что говорили: эх вот бы деньжат сейчас, и всё - это было бы счастье! Вот вам счастье! Почему не радуетесь? - растерянным голосом Георгий попросил приятелей рассказать ему о их побуждениях, следствиями которых стали столь необычные для него суждения.
- Ты убирай деньги, Гера, убирай, пока их кто-нибудь ненароком не увидел, Римма, например, или секретарша твоя новая, кстати, что-то её уже несколько дней тут не было, - предостерёг Никита товарища, от рекламирования себя в обнимку с горой финансовых возможностей перед кем-либо посторонним.
- Одна точно не придёт. Секретаршу я рассчитал три дня назад, нет пока в ней надобности, а Римма, она может, в ней надобность есть, - успокоил Георгий страхи Никиты тем, что не придал им никакого значения и сказал о том, что одна из названных его другом женщин является всё-таки и как-никак членом их коллектива, а потому абсурдно бояться целому своей части.
- Какая? - живо поинтересовался Александр полезностью Риммы.
- Ты! - принялся Никита за своё любимое дело - подшучивать над Александром.
- Лучше скажите почему вы так напряжены? У меня такое впечатление, что вас что-то напугало. Что? - спросил Георгий друзей об их переживаниях, он заметил, что они были сильными, и то, что причиной их была лежащая на столе груда денег.
- Энергия от этой, в смысле, от кучи этих пачек денежных идёт такая, не понять какая, то ли хорошая, то ли плохая, одним словом, в них сила есть, ты с ней можешь справиться, а мы видать с Никитой нет, поэтому деньги ты убери и запусти их снова в дело, - рассказал Александр о странных чувствах, переживаемых им и Никитой вблизи реально существующего богатства, которое к тому же можно было запросто потрогать, понюхать, положить что-то из него себе в карман и вообще - им можно было распорядиться по своему усмотрению - это были невыносимые для разума чувства.
- Понять ничего не понял, но сказано - сделано, будь, как в сказках говорят, по-вашему! Убираю денежки, смотрите убираю, смотрите, может больше не увидите их! - сообщил Георгий о своих намерениях издевательски-стариковским голосом, и начал складывать предложенное друзьям богатство обратно в чёрную спортивную сумку, в помещении возникло безмолвие, оно продолжалось ровно до того момента, пока со стола не исчезла последняя пачка с денежными купюрами, и не раздался вжикающий звук застёгивающейся молнии.
- С глаз долой - из сердца вон! - высказался Никита и с облегчением вздохнул.
- Каждому своё! Нам наше, а деньгам ихние! - не удержался Александр от исторической аналогии.
- Теперь понимаю вас: хорошо, когда в душе тишина, и ничто её не тревожит! - сказал Георгий, встал из-за стола, взял с него большую чёрную спортивную сумку и молча направился к выходу из помещения, перед ним он на мгновение остановился, как будто ожидая чего-то, и сказал: "Пока!" - в ответ ему раздалось: "Пока!" - "Пока!" - после этого он открыл дверь и вышел из офиса.

Продолжение следует...





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 17.05.2018 Анатолий Томин
Свидетельство о публикации: izba-2018-2275826

Рубрика произведения: Проза -> Приключения












1