Красные туфли




Звонок телефона раздался так неожиданно, что Руслан, даже не успев ничего толком понять, подскочил на постели. Он недавно пришел с суточного дежурства, а оно выдалось довольно неспокойным, так что, едва переодевшись, и, приняв горизонтальное положение, доктор Озеров провалился в сон.
Телефонный звонок вырвал его из сладостного состояния, заставив сердце тревожно забиться. Странно, с чего бы это? Обычно врач «скорой помощи» с десятилетним стажем так на звонки не реагирует. Но сердце, как говорится, не обманешь…
Привыкший сразу включаться в работу, Руслан все равно не понял, чего от него хотят. А хорошо поставленный мужской голос представился работником нотариальной конторы и пригласил господина Озерова на оглашение завещания гражданки Капелиной Веры Ильиничны, которое должно состояться завтра в такое-то время, по такому-то адресу.
Когда собеседник отключился, Руслан растерянно посмотрел на трубку, словно она не договорила ему что-то очень важное. Но телефон молчал. Руслан положил его на прикроватную тумбочку и задумался.
… Вера Ильинична Капелина приходилась ему… Так, а кем она ему, собственно, приходилась? Вообще-то она была бабушкиной сестрой по отцовской линии Руслана. Как это правильно называется, он не знал. Все время произносил просто «тетя Вера», именно так ее называли его родители, да и Руслан сам привык с детства.
Руслан не видел тетю Веру лет двадцать пять. Это была довольно сложная семейная история. Бабушкина сестра долго жила одна. Но потом, много лет назад, она вышла замуж за какого-то вдовца. Мужик ей попался суровый, отношения с родней жены поддерживать не пожелал, а тетя Вера пошла у него на поводу… Жили они с мужем в соседней области, так что новости о тете Вере доходили до семьи Руслана весьма редко и то очень скупые. А потом умер папа, и связь прервалась окончательно.
Итак, завещание… Если честно, Руслан думал, что она уже давно умерла. Бабушки-то нет в живых семнадцать лет, а тетя Вера была года на два старше сестры. Она и на похороны не приехала, и весточки никакой не прислала, все тогда решили, что сестру с уходом в мир иной она опередила. А оказалось вот как… Что ж, придется ехать. Наследство ему ни к чему, а вот узнать, что случилось - нужно.

Новости ожидали Руслана Озерова невеселые. Тетя Вера умерла несколько дней назад. Хоронили ее соседи. Они не знали, что у «бабушки Веры» имелась родня. Все открылось чуть позже у нотариуса.
Руслан, узнав подробности, только покачал головой. Тетя Вера, оказывается, давно уже жила одна, ее муж умер несколько лет назад. Но ей самой было дано крепкое здоровье и долголетие. Не дотянула тетя Вера до своего столетия буквально полгода. Почему за столько времени она не дала знать о себе – не понятно.
Все прояснилось, когда Руслан прочитал ее письмо, которое ему вручил нотариус. Тетя Вера написала его лет пять назад. И в каждой его строчке было столько боли, что Руслан искренне пожалел свою двоюродную бабушку. Она писала, что ей очень стыдно перед родственниками за то, что она, боясь ослушаться мужа, порвала со своей семьей. Тетя Вера просила прощения за это у всех сразу. Само письмо было адресовано именно ему, Руслану Озерову, и тетя Вера объяснила почему. Она как-то прочитала в газете статью, в которой говорилось о нем, как о талантливом враче «скорой помощи». Там было немного рассказано и о его семье. А, глядя на фотографию, тетя Вера окончательно убедилась, что Руслан Озеров ее родственник – он был очень похож на своего отца.
Давней постройки, но еще очень крепкий аккуратный домик тетя Вера завещала ему. Все документы были оформлены честь по чести.
А в конце письма была сделана странная приписка: «Мы сами делаем себя счастливыми. Но иногда неплохо, если кто-то нам в этом чуть-чуть помогает». Интересная фраза. Никогда бы не подумал, что без пяти минут столетняя родственница могла быть философом.
Сходив на кладбище, Руслан решил остаться и даже переночевать в теткином доме. Можно было, конечно, уехать, его тут ничто и никто не держал. Но почему-то захотелось побыть еще.
Перекусив, Руслан, прошелся по осиротевшему жилищу. В доме было чисто и совсем не чувствовалось грусти, словно его жильцы только что куда-то вышли и вот-вот вернутся. Нежданному гостю даже вдруг почудилось, что он слышит щебет детских голосов у порога, будто куча веселых внучат заявилась в гости к любимой бабушке.
Покачав головой от своей разыгравшейся вдруг фантазии, Руслан остановился возле комода. И увидел, что под большой белой салфеткой, которой он был накрыт, что-то лежит. Ворохнулось в памяти воспоминание – у бабушки был похожий комод, а под укрывавшей его скатеркой обычно хранился ключик от верхнего ящика.
Улыбнувшись картинке из далекого детства, Руслан поднял край салфетки. Так и есть. Незамысловатый железный ключ лежит и ждет своего часа.
Чуть слышно щелкнул открываемый замок. Потянув на себя выдвижной ящик, Руслан с удивлением увидел в нем новую коробку из-под обуви. Открыл крышку и удивился еще больше – в коробке лежали красные туфли. И это были явно не туфли самой тети Веры. Вряд ли бы она стала ходить в лакированных лодочках на шпильке. К тому же туфли были совершенно новыми, ни разу никем не надетыми. Может быть, они были припасены для похорон? Да нет, вряд ли… Как-то совсем не вязалось – почти столетняя бабуля и шикарные красные туфли…
Подержав в руках изящную туфельку, Руслан задумался. Странно. А с чего это вдруг коробка была убрана, как настоящее сокровище? И никто ее не взял, хотя положенный под салфетку ключ не был великой тайной… Да и сама тетя Вера никаких наставлений по поводу туфель никому не сделала – ему бы сказали ее соседи, он успел с ними познакомиться.

Утром Руслан проснулся очень рано – соней он и так никогда не был, а тут еще на новом месте спал…
Ему хотелось выйти из дома как есть, в одних трусах, не одеваясь. Кто его может увидеть на крыльце в такую рань? Но здравый рассудок подсказывал, что лучше этого не делать, хотя бы штаны, но надеть надо. Натянув джинсы, Руслан вышел на крыльцо. Поежившись от утренней свежести, поглядел по сторонам. На улице начинался солнечный августовский денек. И это странное сочетание прохлады и яркого света неожиданно задало какой-то веселый тон настроению Руслана. Почему-то совсем по-детски вдруг захотелось поверить в чудо и прекрасное будущее.
В доме напротив открылась дверь и на крыльцо вальяжно вышел огромный рыжий кот. Сделав несколько шагов, он обернулся, глядя куда-то вверх. «Видимо, на кого-то из своих хозяев» - подумалось Руслану. И точно – следом за рыжим мурлыкой появилась молодая женщина. Она мыла полы – в ее руках была тряпка и ведро с водой.
- Ну, иди-иди, чего встал! – прозвучало грозное, и Руслан неожиданно смутился. Хоть она и сказала это коту, но он вдруг принял ее окрик на свой счет. И в самом деле – чего встал столбом, глазеешь, как люди работают. Мужчина развернулся, намереваясь уйти в дом, но тут его заметил сосед из дома с другой стороны. Обменявшись приветствиями, они немного поговорили о погоде и о том, как Руслану спалось на новом месте.
Краем глаз Руслан наблюдал, как женщина домыла крыльцо, выплеснула из ведра грязную воду и, смахнув тыльной стороной ладони прядь светлых волос со лба, покосилась в их сторону. На всякий случай Руслан кивнул ей в знак приветствия. Женщина ответила ему таким же сухим кивком и скрылась в доме.
- Ишь, Маруся-то какая спорая, успела уже и полы намыть! – восхитился сосед, заметив куда поглядывает гость. – Чистюля, каких свет не видывал! Только больно уж строга…
Дальше последовал краткий рассказ о молодой учительнице, которая уже пятый год живет одна-одинешенька. Родители ее умерли, жених, которого она ждала из армии, женился по месту службы на дочке какого-то генерала. Вот и живет она с тех пор одна. Учит ребятишек в местной школе. Хорошо учит, знания, говорят, толковые дает, да и ребятню держит в строгости, так что и ученики и их родители ее уважают.
- А вот замуж больше не хочет идти, - горестно вздохнул сосед. – Гордая очень. Кто к ней сватался - всех отшила. Крепко, знать, ее тот женишок обидел…
Вернувшись в дом, Руслан неожиданно поймал себя на мысли, что из головы у него отчего-то не выходит эта строптивая Маруся. Так и виделась она ему – высокая, статная, разгоряченная от работы… А то, что глянула строго, так это и понятно – учительница! И запоздало подумалось - слава богу, что он не в одних труселях перед ней красовался.
Покрутившись по дому, Руслан понял вдруг, что совсем не хочет отсюда уезжать. Ну, по крайней мере, именно сегодня…
Успокоив себя тем, что имеет полное право отдохнуть от всех и всего, что осталось в родных местах, да и к тому же хоть как-то наверстать упущенное за столько лет, он решил остаться еще на один день. Ну не сложилось им с тетей Верой при ее жизни как следует пообщаться, так надо хотя бы по-людски с ее гнездом обойтись. Нельзя бросать такой дом на произвол судьбы. И перед родственницей стыдно и самому дом жалко. К тому же он, вон, какой справный – приходи и живи. Надо, пожалуй, сдать его для житья кому-нибудь нормальному. Так, глядишь, и дом присмотрен будет, и самому спокойнее. Продать хорошее жилье никогда не поздно. Только какой-то внутренний голос словно нашептывал Руслану, что меньше всего тетя Вера хотела бы его продать.
Раз решил остаться здесь еще – значит надо запастись провизией. В десятом часу Руслан отправился в магазин.
Всем известно, что торговая точка в сельской местности является чем-то вроде центра вселенной. Сюда стекается информация обо всем и обо всех. В чем Руслан, едва переступив порог магазина, тут же убедился.
Продавщица, женщина лет сорока, приветливо улыбнулась ему. Три бабульки, болтавшие с нею у прилавка, немного подвинулись, пропуская чужака. В глазах их сразу же заплескалось неудовлетворенное любопытство.
Руслан поздоровался. Ему дружно ответили. А когда он начал называть, что ему нужно, продавщица заговорила с ним, как с давним знакомым. Она ловко выкладывала на чистенький прилавок продукты, а сама как бы между делом интересовалась:
- Ну как, устроились? Нравится вам у нас?
- Да я еще не понял, если честно.
- Да ну? А говорят, у нас места волшебные! Кто приезжает, потом уезжать не хочет!
Руслан про себя удивился прозорливости женщины. Ему и в самом деле почему-то захотелось вдруг остаться здесь хотя бы еще на денек, хотя он и собирался сначала уехать сразу же.
- А вы надолго к нам? – продолжала продавщица.
- Пока не решил. – Не выкладывать же совершенно незнакомому человеку все свои планы!
- С домом-то что делать будете? Продадите, или себе под дачу оставите? Хороший дом! Баба Вера его берегла!
- Да, дом хороший, - согласился Руслан.
- А оставайтесь у нас! Вы ведь, говорят, врач? Работать у нас будете. Первого сентября у нас новый ФАП открывать собираются, только доктора пока нету. Фельдшерица Катерина Ивановна хорошая, а врача никак не найдут. Оставайтесь! Без дела не останетесь, и жену вам хорошую сыщем.
Руслан широко улыбнулся. Ну, надо же! Просто информбюро какое-то, а не магазин! И про него всё знают и планы за него и на него уже строят! Ну, народ!
Бабульки за его спиной весьма заинтересованно вслушивались в беседу. И то, что сейчас он сказал, и что еще, возможно, скажет, через некоторое время станет известно всему селу. Собрав покупки в пакет, Руслан приветливо улыбнулся всем дамам сразу и, произнеся галантно: «Благодарю!», откланялся.

На крыльце магазина он чуть не столкнулся с молодой женщиной. Они оба от неожиданности отскочили в разные стороны и лишь потом посмотрели друг на друга. Лицо женщины показалось Руслану смутно знакомым. О, да это же та соседка, из дома напротив, что спозаранку полы намывала! Маруся, кажется…
- Здравствуйте! – Он улыбнулся.
- Здравствуйте еще раз! – ответила женщина. – Мы же с вами, кажется, утром уже виделись.
Выходит, она его тоже узнала, хотя это и не сложно было сделать – он всего-то надел на себя футболку и клетчатую рубашку сверху. А вот учительница здорово изменилась – простое домашнее платье уступило место строгому костюму: черной юбке с жилеткой и нежной розовой блузке. Ну, точно, преподавательница! Только сейчас же вроде каникулы у детей, она, что, всегда так ходит? Прав сосед - ну до чего же строга эта Маруся!
Руслан согласился, что они действительно уже встречались. Задержался взглядом на ее лице. Странно, но она тоже стояла, не делая попытки скрыться в магазине.
В голове Руслана вдруг все перепуталось. Ему вроде и хотелось что-то ей сказать, но он не знал, что именно нужно произнести. Соседка тоже молчала, но в ее глазах также читалась какая-то растерянность.
Эта их внезапная заминка не прошла незамеченной. В боковое окно за стоявшими на крыльце внимательно наблюдали женщины из магазина. Похоже, в ближайшее время на селе будет о чем поговорить…
- Если вы потом домой, могу помочь в переноске тяжестей, - шутливо предложил Руслан.
- Спасибо, не нужно. Я отсюда на работу иду.
- Но ведь сейчас же вроде каникулы?
Брови Маруси удивленно взлетели вверх.
- А вы, похоже, неплохо осведомлены…
Руслан смутился, пожал плечами:
- Ну-у, деревня - она и есть деревня…
Соседка улыбнулась.
- Тут вы правы. А насчет каникул – так они скоро заканчиваются, а мы готовимся к учительской конференции, она будет проходить на следующей неделе.
- Понятно…
Больше топтаться друг против друга было как-то неприлично и они, скромно кивнув головами, пошли каждый в свою сторону.
День в доме тети Веры пролетел как-то незаметно. Странно, но во внезапно свалившемся наследстве нашлось, чем заняться. Поправив кое-что по мелочи, что требовалось поправить, прибив пару гвоздей и скосив траву нашедшейся в сарае старой косой, Руслан присел на крыльце.
Сосед, словно только и ждал этого момента – тут же материализовался у забора.
- Вы, смотрю, и косить умеете? – полюбопытствовал он, кивая на прислоненную к дому косу.
- Меня на лето к бабушке в деревню отправляли. А там не забалуешь… - пояснил Руслан.
- Во-во, точно! На земле всему научишься, не то, что в городе. Это там народ от скуки с ума сходит. Стрессами болеют, видите ли! – хмыкнул сосед, и, сдвинув полотняную кепку на затылок, почесал лысую, как коленка, голову. – А нам тут не до стрессов. Напрыгаешься с самого утра, вечером до подушки голову донесешь и все – спишь, как сурок. Некогда «стрессничать»… Тетка ваша вот тоже трудяга была… Только три недели и поболела, полежала и того меньше, пару дней всего. А так все сама делала. И в доме порядок блюла и вокруг него. Помогали мы ей совсем немного…
С этим Руслан был согласен. Если учесть, что тетя Вера в последние годы жила одна, то нынешнее состояние дома говорило о том, что он был в надежных руках.
Неожиданно ему в голову пришла одна мысль. Он поинтересовался у соседа, не общалась ли тетя Вера с какой-нибудь женщиной поближе. Сосед подумал и сказал, что кроме него самого и его супруги старушка в последнее время ни с кем дружбы не водила. Даже из соцзащиты к ней никто не был прикреплен.
Руслан задумался. Для кого же тогда тетя Вера приобрела и хранила эти красные туфли?!
Что-то мягкое коснулось его ноги. Руслан глянул вниз и увидел большого рыжего кота. Кажется, это питомец той соседки, что живет напротив. А вон и она сама – белье во дворе вешает. В его сторону не смотрит. Это позволило Руслану некоторое время понаблюдать за Марусей. Хотя, какая Маруся – это как-то по девчачьи звучит, ладно сосед – он пенсионер и может ее так называть. А для него она скорее Мария. Мария, Маша… А ей идет это имя… Волосы русые, кожа светлая – истинная Мария!
Поймав себя на том, что слишком уж увлекся думами о соседке, Руслан даже покраснел от смущения. Надо же, размечтался, как мальчишка!
Кот снова ткнулся ему в ногу. Руслан погладил мягкую кошачью шерстку и поднялся. Нехорошо глазеть на учительницу, неприлично! Обругав себя, новоявленный хозяин скрылся в доме.

Ночью Руслан проснулся от сильного удара грома. Надо же, как крепко уснул, даже не услышал, что гроза началась!
На улице разыгралась такая буря, что трудно было поверить в то, что на календаре конец августа. Сверкали гигантские молнии, грохотал гром, и дождь лил, как из ведра.
Пока на улице шумело и гремело, уснуть не получилось. Вот и лежал Руслан на постели, думая о своей жизни, вспоминая детство. И так емув это время было хорошо и спокойно, словно и не буйствовала стихия за окном…
О многом передумал в ту ночь Руслан Озеров. И плохое вспомнилось ему и хорошее. И еще подумалось, что почему-то не хочется отсюда уезжать. Вроде и чужое здесь все, впервые в жизни увидел и эти стены и этих людей, а почему-то по сердцу пришлось. Права была продавщица – и он попал в плен здешним местам!
Но рано утром, осмотрев дом и двор после ночной грозы и не найдя никаких повреждений, Руслан стал собираться в обратную дорогу. Завтра у него с утра рабочая смена. Что делать с домом, он так и не решил. Сейчас Руслан собирался просто закрыть его и попросить соседей приглядывать за хозяйством. На сороковой день он сюда вернется, вот тогда и решит, что делать дальше.
Еще раз пройдясь по небольшим комнатам, Руслан вдруг глянул в окно на дом напротив. Секунду подумал о чем-то, потом решительно отпер ключиком ящик комода. Достал коробку с туфлями, даже под крышку заглянул, словно желая убедиться, что они на месте, никуда не исчезли и вообще не привиделись ему.
«Если ей не подойдут, то пусть сама кому-нибудь их отдаст».
Расстояние от своего крыльца до крыльца соседского дома Руслан преодолел одним махом. Дверь была чуть приоткрыта, но он все-таки постучал по косяку.
- Заходите, не заперто! – крикнули из дома.
Шагнув за порог большой комнаты, Руслан замер. Сельская учительница стояла перед зеркалом и, зажав губами тоненькие шпильки, плела замысловатую косу вокруг головы. На ней было красивое шелковое платье – черное, с огромными алыми маками.
Увидев в зеркале застывшего в дверях Руслана, Мария широко раскрыла глаза. Ее руки по инерции доплели косу и закрепили ее парой шпилек. И лишь потом хозяйка развернулась к вошедшему.
- Вот… - Руслан протянул ей обувную коробку. А сам все смотрел и смотрел на красавицу учительницу.
- Что это?
- Туфли. Новые. Тетя Вера почему-то их в комоде держала. Вам не подойдут? – растерянно произнес Руслан.
Он мог бы и не спрашивать. Размер красных туфель был точно такой же, как у Марии. И они просто удивительно подходили к ее платью с алыми маками…

Возле ухоженного деревенского дома остановилась машина «скорой помощи». Попрощавшись с водителем, из нее вышел молодой мужчина. Войдя в дом, он приостановился на пороге передней комнаты.
Русоволосая голова жены склонилась над раскрытой тетрадкой. Рука, «вооруженная» шариковой ручкой с красным стержнем быстро скользила по написанным детским почерком строчкам. Стопка таких же тетрадей лежала чуть поодаль.
Неожиданно из соседней комнаты раздался сильный грохот. Супруги синхронно повернули головы: под оглушительный стук каблуков красных туфель из родительской спальни вышла девчушка лет трех. И ничего, что красивые туфли были велики ей ровно наполовину. Все равно она выглядела в них просто шикарно!





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 44
© 17.05.2018 Юлия Трофимова
Свидетельство о публикации: izba-2018-2275800

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ












1