Таинственный Город. Выбранный путь. (Продолжение 20)


        Путники были потрясены зрелищем. Не всем доводилось видеть такое, тем более, когда жертва смогла обратить в позорное бегство хищника. Двинувшись в дальнейший путь, они ещё долго обсуждали увиденное. Их восхищало, как ловко и смело лось оборонялся, в сущности, сам став нападающим. Этот увиденный ими эпизод ещё не однократно в дальнейшем служил пищей для разговоров.
           Спустя совсем немного времени, они вышли к небольшому ручью. Тот неторопливо петлял среди густой лесной травы и высоких стволов, время от времени подныривая под упавшие стволы. Здесь у этого ручья, на склоне небольшого пригорка и расположились на ночлег. Натаскали дров, нарубили лапника и, повесив котелок над водой стали готовить ужин. Молчун удалился в чащу, раздался выстрел и через некоторое время он вернулся с добычей – глухарём. При мысли о еде у Степана заурчало в пустом желудке, и он не дожидаясь команды, ловко разделал птицу. Перья содрал вместе со шкурой. Выпотрошил и ополоснул тушку в ручье и отправил куски в уже бурлящий над огнём котелок. Перья же и несъедобные потроха прикопал чуть поодаль, чтоб не привлекать запахом ненужных гостей. Пока мясо готовилось, они успели полакомиться ягодами черники в обилии росшей вокруг, что нисколько не уменьшило их аппетит, нагулянный за целый день. Позже, когда сытые путники улеглись спать, старый лис, вышедший на ночную охоту нашёл и прикончил остатки их трапезы, а заодно и потроха, зарытые в чаще.
          Шли дни. Сухие и дождливые, тёплые и прохладные, но все как один с одинаковым ритмом. Подъём и завтрак. Переход до обеда, недолгий привал, потом снова переход и ночлег с обильным при случае ужином. Ночёвка и снова в путь. Каждый день всё больше и больше приближал их к цели путешествия. И хотя они не прошли ещё и половины пути, Степан стал замечать, как местность вокруг стала меняться. Исчезли болотца. Лес стал светлее и чаще стали попадаться луга, а вместе с ними холмы и пригорки, которые становились всё круче и выше. Практически исчез гнус, правда, Степан это списывал на уже наступившую осень, хотя в его родных краях комары да мошкара в это время могли докучать ещё долго, были б тёплые дни. А ещё Степан заметил, что Молчун всегда старался держаться какой - ни будь, хоть маломальской, но речки. Оно и понятно, река прекрасный ориентир, да и идти по лугам гораздо приятней, чем пробираться сквозь лесную чащу. Кроме того наловить рыбы гораздо проще, чем каждый раз тратить драгоценные патроны.
        В тот день они шли вдоль небольшой лесной речушки. Она то бежала рядом со звериной тропой, по которой уверенно шагал Молчун, то резко петляла и исчезала в лесных зарослях. Лес был старый и уже умирал. Часть древесных великанов ещё стояла сухими, местами пополам переломленными стволами, а часть уже валялась, образуя на месте своего падения прогалины, в которых нетерпеливый подрост осины тянулся к солнцу образуя непроходимые заросли. То тут - то там раздавался стук дятла, добывавших себе личинок жуков, в обилии водившихся в мёртвой древесине. Идти по такому лесу было тяжело, нужно было постоянно перебираться через колодины и кучи хвороста. Степан уже привычный к долгим переходам неимоверно устал и мечтал о скорейшем привале, тем более солнце уже поднялось довольно высоко. Но тут он почувствовал лёгкий запах гари. Молчун, тоже уловив запах дыма, остановился и обернулся к спутнику. «Похоже, лес горит. В таком месте это рано или поздно должно было случиться. Видал, сколько дров валяется. Странно, что ещё до этого не сгорело. Однако прятаться надо. А то туго нам придётся». Степан растерялся, он ни разу не сталкивался с пожаром в лесу. Молчун резко свернул влево и, невзирая на препятствия, прибавил шаг. Довольно скоро они подошли к речушке и стали не спеша идти вдоль её петляющего русла, с тревогой поглядывая по сторонам. Тем временем пожар надвигался на них. Вот уже большой и разноголосой стаей пролетели птицы. Вниз по течению, громко визжа, пробежала семья кабанов, а вслед за ними и пара испуганных косуль. Вот уже небо потемнело от дыма наступающего пожара, а затем появились и первые языки пламени. Они неуверенными рыжими зверьками то тут то там пробегали по опаду и валёжнику, местами исчезали и казалось, что ничего больше уже не произойдёт, однако кое - где огни цеплялись за кучи лесного хлама, высушенного солнцем и ветром и занимались большими и дружными кострами, жар от огня нарастал и Молчун забрёл в воду по колено, Степан последовал за ним. Авангард огня уже ушёл далеко вперёд от этого места, и с первого взгляда могло показаться, что всё уже позади, но тут началось самое страшное. Огонь затаившийся среди отмерших стволов и ветвей набирал свою силу и те немногие живые деревья, что казалось бы, уже миновали свою погибель, разогретые низовым пожаром испаряя смолу из коры и хвои, вспыхивали гигантскими факелами с сильным гулом. Ууууххххх. Столб пламени взмыл к самому небу. Это вспыхнула старая, но ещё зеленая пихта. Уууухххх, пламя рвануло, вверх разбрасывая вокруг гигантский сноп искр - загорелась величественная ель. И так одно дерево за другим, одно за другим. То тут, то там огромные столбы пламени, бушующие на стволах заполнили всё вокруг нестерпимым жаром и дымом. Стало темно, нечем было дышать. Путники забрели в воду ещё глубже. Что бы хоть как то спастись от невыносимого жара они стали время от времени окунываться с головой в воду, да и дым над самой поверхностью был не таким густым, а редкие порывы ветра приносили драгоценный глоток чистого воздуха. Так, не выходя из воды, преодолевая не сильное, но всё же чувствительное течение путешественники побрели дальше. Через некоторое время они преодолели фронт огня, осыпаемые искрами, раскалёнными углями и головёшками задыхаясь и кашляя от гари. Как только стало возможным, они выбрались на берег и двинулись дальше. Мокрые, выбившиеся из сил, всю ночь путники брели по ещё дымящимся останкам леса, изредка натыкаясь на изуродованные пламенем тела лесных жителей. Идти было тяжело, их мучал удушливый кашель, время от времени не выдержав запаха гари одного из них мучительно тошнило, а без того тяжёлое состояние усугублялось сильной головной болью. И лишь только когда забрезжил рассвет, они вышли на луг, не тронутый огнем. Наслаждаясь чистым воздухом, перешли его и добравшись до реки, спасшей от неминуемой гибели они завалились спать на небольшом пригорке, не взирая на солнце, всё выше и выше взбиравшееся по небосклону. Они проспали весь день, и лишь ближе к вечеру придя в себя, решив, что раз уж день всё равно потерян, устроились на ночлег.





Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 2
Количество сообщений: 4
Количество просмотров: 47
© 17.05.2018 Максим Черняев
Свидетельство о публикации: izba-2018-2275661

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика


Николай Мальцев       05.10.2018   12:07:16
Отзыв:   положительный
Приятно после летне-осенней садово-огородной запарки, под дождливый денёк, вернуться в тайгу, пусть даже горящую! Да, чувствую, что и лесной пожар, и битва лося с медведем Вам знакомы не по-наслышке.
Максим Черняев       05.10.2018   12:40:58

Николай. Все писано с натуры.
М.В.
орданайка ...       17.05.2018   12:19:00
Отзыв:   положительный
Великие исытания...
Максим Черняев       17.05.2018   12:20:25

))

Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  












1