Не судьба. Часть 6. Катино детство. (Бабушкины сказки).


Бабушка, - спросила Катюша, выглядывая с печи из-за шторки, - для чего немцы убивали столько людей?

- Все это козни дьявола, моя внученька. Немцы хотели стать самыми могущественными среди всех на земле. Я считаю, что именно так вселяется дьявол в людей, чаще всего, когда они хотят править кем-то. Когда была в нашей деревне фашистская оккупация, то немцы, чтобы вызвать страх у людей, казнили не щадя ни детей, ни женщин. Потрясенные люди с ужасом смотрели на всё происходящее, затаив в душе против фашистов глубочайшую ненависть.

Катина бабушка знала всё:

- какому святому молиться,

- от каких грехов отгонять козни дьявола

- и к какой категории принадлежит грех. ( К лёгкой или тяжкой).

Катюша, Анюта, Санёк и маленький Витёк, дети младшего сына Василия и невестки Василисы, притихли на печке, с замиранием сердца ждали рассказов бабушки Веры о войне.

- То, что они сделали с моей старшей сестрой Уляшей, не поддается никакой человеческой логике - снова заговорила бабушка, и в её голосе зазвучал гнев, - сперва, шестеро пьяных немцев вломились к нам в хату ночью, когда все мы уже спали. Открывшую им дверь, Ульяну, они заставили за собой прислуживать, а для того, чтобы она безропотно это делала, разбудили её трехлетнего сына Никиту.


Испуганный мальчуган, кричал, звал свою мать, а развалившийся на кровати матери, немец направил в лицо малыша дуло пистолета, и наслаждался ужасом его матери. Затем ему надоел его крик, и он засунул кляп в рот ребенка, так что тот чудом не задохнулся, за время, пока Ульяне не разрешали взять сына Никиту на руки.


Всех проснувшихся родственников, пьяные фрицы связали в одну кучу, поэтому им пришлось наблюдать этот ужас со стороны. Немцы тем временем ещё больше напились, принесённым с собою шнапсом, и съели всю приготовленную еду, а потом заснули прямо за столом. И только тогда Ульяна освободила сына от кляпа, и успокоила его, дав кусочек хлеба, со стола немцев.


А когда фрицы были не так пьяны, то было еще хуже…

Но тут вмешалась её сестра, бабушка Лукерья, сидевшая у печи, и следившая за разгоревшимся огнем.

- Да не пугай ты детей! – проворчала она. – Я там присутствовала, и то от твоих россказней у меня всё внутри переворачивается…
Толстая баба Вера с живостью повернулась к ней.

- Присутствовала тоже? Да ты была отвернута от этого ужаса к другой стене, поэтому и не видела всего. А потом тебе было всего пятнадцать лет, вот мы с сестрой не пугали тебя, ты и без наших разговоров была напугана до смерти.

Баба Вера с суровым видом поставила еду на стол, сняла с печи младшего Витька, и пригласила всех трапезничать. Дети быстро оказались на своих местах. А Лукерья тихо констатировала.

- Наши солдаты тоже, наверное, не очень церемонились, когда были в Германии. Такова солдатская судьба. Такова война. Но в жизни этих детей не должно быть ничего, кроме игр, да весёлых историй.

- Да ты, видимо, уже забыла, как погибла наша сестра Ульяна? Сколько горя ей пришлось пережить, перед смертью. Сколько несчастий, страха принесла та проклятая война.


Горько поджав губы, бабушка Вера подняла крышку глиняного горшка с оставшимися пельменями, и спросила, кто будет добавки? Десятилетний Санёк и маленький трехлетний Витёк подняли свои миски. Глядя на малыша, глаза бабули оттаяли, смахнув от нахлынувших воспоминаний слезу, она положила будущим воинам ещё пельменей и обильно полила вкусной домашней сметаной. Дети опустошили свои миски и теперь снова навострили свои уши.

- Вера, ты ведь знаешь, что мой старший сын Алексей появился сразу после войны? – обратилась к сестре Лукерья.

- Да, знаю, очень умный парень, - откликнулась Вера.

- Ну, так вот, о его отце я могу сказать только одно: он армянин Рустам, солдат советской армии, освободившей нашу деревню. Всем же мы с моим мужем Семёном сказали, что он его сын. Правда его яркая внешность говорит сама за себя, но кто докажет? Тем более Семёна моего уже нет в живых. Статная бабушка Лукерья рассмеялась и налила себе квасу, чтобы промочить горло, пересохшее от воспоминаний.


Итак, детство детей протекало в рассказах о гражданской и Отечественной войнами, и жизнью деревни до революции и после. В жилах сестер Веры и Лукерьи текла кровь, в которой была и доля украинской, и донских казаков, внукам передались страстная и богатая фантазия, издавна свойственна людям этого края, края болот и лесов, закрытого от ветров.

Катерине было девять лет и ей нравилось приезжать на каникулы к бабушкам в деревню, она сжилась с этим миром, где трагедия и фантазия переплетались. Деревня нравилась Кате, и она с жалостью смотрела на перепуганную рассказами Анюту и на деланное безразличие старшего брата Саши, который явно сгорал от желания спросить бабулю, что сделали фрицы с сестрой Уляшей и её сыном Никитой, ведь на могилу к ним их не однажды водили бабушки.


Впрочем, зачем допытываться, отчего бабушка Вера вдруг задумчиво умолкает, и от чего приходит в ярость. Надо просто радоваться тому, что она есть, что она всегда в хлопотах, толстая, рослая, с сильными руками, что можно младшим детям примоститься на её широко расставленных под сатиновой юбкой коленях, и она приголубит, словно птенчика, споёт колыбельную песенку или расскажет сказку.


Младшая сестра бабушки Веры, бабушка Лукерья была её противоположностью, говорила она тихо, с журчанием в голосе, рассказывать старалась смешные истории, даже о войне. Вот уже скоро пять лет, как похоронила она мужа Семёна, два сына и того раньше, уехали жить в большие города. Приезжают редко, внуков не привозят к бабушке на лето, а сама она изредка навещает их . Вот так и живут две сестры в одном доме.


Весь вечер двери просторной кухни дома беспрерывно открывались и закрывались. Со двора из ночи входили, принося с собою крепкий запах навоза, бабушки по очереди, ведь им надо было ухаживать за коровой, свиньями, курами и гусями.

Меж ног входящих проскользнули в кухню два кота – Барсик и Васька, ловившие целый день мышей в погребе, а теперь желающие получить свою порцию молока и сметаны.

Деревня Сосновка, находилась в 15 километрах, от города, где жил младший сын Веры Василий со снохой Василисой и детьми. Сын со снохой трудились не покладая рук, чтобы обеспечить достойную жизнь для своих детей, а недавно получили пятикомнатную квартиру от завода, на котором работали, он монтёром, а она учётчицей. При любой возможности отправляли они своих четверых детей к бабушкам в деревню или в город Зеленоград, на берегу Балтийского моря, к матери Василисы.

Им самим не было ещё сорока лет, и хотелось уделить друг другу больше времени. Со временем оказалось, что они могут сказать друг другу всё, если захотят, звуками. Или, не произнеся ни слова, спросить, ответить, упрекнуть, понять и простить. Когда уезжали дети, у них был какой-то новый брачный месяц, пора любви, в которой они заново узнавали друг друга. Влюблённые муж и жена шептали в уши горячие глупости, впивались губами и зубами друг в друга и между поцелуями сообщали множество важных вещей: Василиса рассказывала мужу, как у неё дела в народном театре, он ей – что был у Ткачёва, сказал ему, что дети уехали и что мы приглашаем его с женой на новоселье.

Это был один из тех случаев, когда обоим хотелось сделать приятное, соглашаясь даже там, где согласия не было. Когда люди прожили вместе более десяти лет, то становится проблемой быть всегда приятными друг другу, по возможности радовать, а не надоедать, не приедаться. Эти двое подходят друг другу потому, что любят, и любовь не выбирает: или нет – выбирает, но трудно сказать по какому признаку.

Вот и в эти зимние каникулы 1969 года, дети счастливо проводили каникулы с двумя бабушками в деревне.

- Пора в постель, мальчики и девочки, - сказала бабушка Вера. Дети и бабушка Лукерья поднялись и пошли в комнату, где для всех уже было постелено белое накрахмаленное бельё, на перины и пуховые подушки, которые лежали на металлических кроватях, расставленных по стенам большой комнаты. Бабушка помогла младшему Витьку раздеться, и выключила свет. И зажурчал задушевный голос бабули, которая знала много сказок и приключений.


- В давние времена жила женщина, и было у неё двое детей, пятилетняя дочь Светлана и трёхлетний сыночек Иванушка. Трудно было одной управляться женщине с детьми. А тут возьми и посватайся к ней Семён, вдовец из соседней деревни.


Прислушалась Лукерья, а все внуки уже спят, не успев прислонить голову к мягкой подушке. Сегодня дети быстро заснули, убаюканные ласковым голосом и сытным ужином. Поцеловала она всех спящих детей по очереди, погладила каждого ребёнка по голове, перекрестила, пошептала молитву и тихо вышла из комнаты, прикрыв за собой дверь.


Слышно было, как во дворе изредка лаяли собаки, иногда подавала голос корова. В такие зимние ночи слышалось завывание волков, которые выходили к жилью из ближайшего леса. А с наступлением весны по вечерам в их деревне пели молодые сельчане, которые собирались для танцев.


Большой огород бабушки Веры и бабушки Лукерьи выходил на пруд, заросший впоследствии травой и ивами и превратившийся в царство лягушек и ужей, и деревенские жители передвигались здесь не иначе, как на лодках. Деревушка стояла на возвышающихся над топями островках бывшего залива. Летом было похоже на «зеленую Венецию», а зимой, когда вода застывала, и засыпало все вокруг снегом, было раздолье для катания на лыжах и санях.

Поэтому дети так любили здесь бывать в любое время года, а если учесть вкусную еду и рассказы обеих бабушек, то время пролетало незаметно.
Как только на улице светлело, то дети одевались, брали огромные сани и неслись на самую высокую горку кататься. К ним присоединялись деревенская детвора, и они паровозиком катились с самой крутой горы.

Один приятель городского внука Саши и его сестер, был сын председателя колхоза Алексей, которому было 11 лет. Другой – Егор, сын двоюродного брата Ивана, отца семерых детей, - дом которых около леса. Мальчику было 13 лет, а остальные были младше него. Три его сестры, Аксинья, Надя и Наташа, участвовали во всех играх.

Присоединялась к ним и долговязая соседка Катька, ей было 12 лет, лицо было испещрено следами, от перенесенной пять лет назад ветрянки. Она была влюблена в Сашу, и ходила за ними, как хвост. Вот и сегодня, видимо, увидев, что дети пошли на горку, прибежала к ним со своими санями, предложив Саше сесть первым и управлять всем паровозом. Он хитро подмигнул сестре Катюше, уселся впереди соседки. Паровоз разогнался и покатился с горы, при этом Шурик и Катерина на большой скорости съехали, перевернувшись несколько раз, в ров в припорошенные снегом лопухи, а весь остальной состав громко смеясь, благополучно проехал с ветерком мимо, так как сестра вовремя отцепилась от них.

Новый состав, во главе с Катей, успел несколько раз съехать с горы, пока Саша и рябая Катька очищались от репейника. Никто не был обижен, все смеялись. К обеду прибежала Лукерья и позвала всех детей к себе домой. Вся ватага, извалявшихся в снегу детей, шумно ввалилась в сени хаты и стали весело сбивать друг с друга снег, сняв верхнюю одежду и разложив её на горячей печи. Вымыли руки с мылом, тщательно вытерли их о вышитые бабушками рушники и сели за стол, на котором стояли три блюда с горячими блинами, начинённые разной начинкой: творогом, мясом, рисом с грибами. И ещё бабушка Вера стояла у плиты, снимая пышущие паром блины, которые потом желающие ели.

Некоторое время дети сосредоточенно ели, но быстро насытившись, стали друг над другом подшучивать, вспоминая смешные эпизоды, прошедшего дня. Вкусно поев, все в просторную гостиную, где на толстом шерстяном ковре было разложено лото, которое внуки специально привезли с собой. Разделились на команды, и началась азартная игра. Сашка уже не в первый раз выступает в роли банкомёта; вытаскивает из синего мешочка бочонки и объявляет: громким и ровным голосом через определённые промежутки времени, выкрикивает номера. Со стороны можно было подумать, что все переругались за игрой, но закончив играть все дети, как ни в чем не бывало, мирно беседовали друг с другом. Зимними вечерами часто играли в карточного дурака. А городские дети научили деревенских утончённой игре «флирт цветов», когда каждому выдавалась карточка, где под названием цветка значились изречения из произведений классиков.

Две недели зимних каникул пролетели, приехал отец забирать своих детей, а бабушки, как будто и не рады его видеть, ведь он увозит частичку их собственных сердец, вместе с внуками. Теперь дни их потянутся медленнее, пока не наступит долгожданное лето, и внуки на целый месяц опять будут с ними.







Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 26
© 16.05.2018 Ирина Анциферова
Свидетельство о публикации: izba-2018-2274903

Метки: деревня, рассказы, печка.,
Рубрика произведения: Проза -> Повесть












1