Здесь, как секунды, проходят века


ЗДЕСЬ, КАК СЕКУНДЫ, ПРОХОДЯТ ВЕКА

1.
Пусть решкой потёртой ложится монета!
Пусть город похож на болотного лиса!
Мне хочется жить, и любовью согрето
печальное сердце. Но бабочки-листья
летят, погибая на выселках лета.

И вот из тумана зловещей громадой
встаёт феерический Выборгский замок.
Раскрашено небо карминной помадой,
как юные губы лесных поселянок!

А мне дожидаться опять электричек
и брать в автомате сомнительный кофе!
А там и подсядет с корзиной лисичек
глухая чухонка в коричневой кофте,
седая, как дым от затушенных спичек:

в глазах волхвование вздыбленных сосен,
савраскиной звонкой дугой поясница…
Пылай, тонкоствольная финская осень!
На Тампере курс, перелётная птица!

2.
Здесь, как секунды, проходят века,
бродят олени, цепляясь рогами
за грозовые в слезах облака, –
жуть, как закапали ягель дождями!

Складками вздыбились горы окрест,
радуги над перевалом повисли.
Что наверху здесь, действительно, есть,
это о жизни отчётливость мысли.

К небу приблизившись, видишь не тот
Рай, что обещан за долгие муки, –
глаз отмечает неласковый лёд
и камнепад прокатившийся гулкий.

Видишь: слежавшийся снег берегут
по-человечьи скупые вершины,
реки, что, рухнув с уступов, бегут
к зеленоватым озёрам долины.

Вдумайся, мир не случайно возник
с этими трудными телу вещами.
Вот, лишь сокроется солнце на миг,
ветры пронзят, как норманны мечами.

На каменистой тропе упадёшь –
эхо, кривляясь, ответит подробно:
«Ветер, хлещи! Заливай меня, дождь!
Град, на брезенте приплясывай дробно!»

3.
А ветер клич свой трубит победный,
и вьются вьюги седые космы.
За нами горы, под нами бездны,
и сверху звёзды – безумный космос.

А ветер воет: – Умри, усталый!..
Он злобный, хлёсткий!
Он всё такой же!
Но если надо, мы будем твёрже,
чем в Гоби камни, чем в Тхаме скалы.

Эх, были б только «бычки в томате»
да пара спальных мешков посуше.
И ладно! Славно! Для счастья хватит!
Оно прискачет по наши души!

4.
Ах, давай у замшелой скалы посидим,
посидим и вдохнём растрепавшийся дым:
пламя пляшет! похлёбка согрета!
Даже наша большая планета
много мельче речного сырого песка
на ладони прожившего жизнь старика,
по сравнению с Млечной дорогой.
Что стоишь? Камнеломку потрогай!

Эти грубые листья сражаются за
свет и воду. Протри изумлённо глаза:
с лепестками цветок голубыми,
чем не грозный Спартак при Мутине?

Но и мы победили – и что тебе страх,
что ветра, снегопады в холодных горах,
камнепадов сметающий грохот?

Ты и я – это только сгустившийся прах,
усложнённый до слова на наших устах,
до последнего «libertas!» вздоха.

5.
А стихи, как хорошие специи, –
и щепотки хватает одной.
Проезжая в машине по Швеции,
«Боже мой, – говоришь, – Боже мой,
как живут они вовсе без мусора?
И заборы не строят совсем?»
Как рифлёные шины ленд крузера,
катит сложная жизнь по шоссе.
У неё ни желанья, ни времени
проявить к чужаку интерес.
Ты следишь за живыми оленями,
видишь горы и сказочный лес.
Повернёшь, и откроются домики
аккуратные, как пирожки.
«А у нас, – говоришь себе, – гомики
тоже есть и другие грешки!»
«А у нас, – говоришь себе, – многие
ради денег живут!.. А у нас…»
И смеёшься своей демагогии:
«Отдалённое сходство!.. Я пас!»





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 36
© 16.05.2018 Грин Сандерс
Свидетельство о публикации: izba-2018-2274636

Рубрика произведения: Поэзия -> Лирика философская












1