Гл 11. сотворивший меня


11. СОТВОРИВШИЙ МЕНЯ

1.
Но живёшь и вдруг понимаешь: поздно
сожалеть о чём-то. Глаза прикроешь,
а внутри под веками многозвёздно,
и Господь, Он рядом, как старый кореш.

2.
Господи… мир так велик и юн!
В росы оделась трава плакун.
Похолодало, и вот в долинах
Над головой соколиный вымах
Перистых и золотой обрез
Неба над лугом, где бродят без
Пастыря, кем-то забыты, козы.
И надо всем голубеют звёзды.
Сосны Троады врастают в них…

А человек на холмах земных
Думает: «Кто я? Зачем всё это?»
Кто же ответит такому? Лето
Вот уже кончилось. Воздух пуст,
И придорожный пылает куст.
Ветер, играя, псалмы поёт,
Лазарь внезапно
с одра встаёт…

3.
Ну что же ты прыгаешь, сердце, как
безумная белка по тесной клетке?
Берёзы сплетают сырые ветки,
подробный наш лес молчалив и наг.
А дождь, как подвыпивший хулиган,
бредёт, спотыкаясь. Горит рябина,
и, как новобранцы из карантина,
из туч вырывается ветер: ан,
тут осень в разгаре! А я стою
под елью, шатром опустившей лапы,
и, сердце, тебя, как юнец патлатый,
пытаюсь понять – и тоску твою,
и счастья невиданные
палаты.

4.
«Я Бога хороню!» – рыдала ты.
И водочки стаканчик осушая,
добавила: «Да что там красоты!
Не дал здоровья – Бог неправоты!»
А я подумал: «Господи, смешная!
Нашла же повод! Умер. Ну и что?
А завтра возродится – Он же вечный!»
И вслух заметил: «Ангел мой, не то
ещё бывает в жизни, и никто
не избежал. Но, видимо, беречь мы
должны себя от глупостей, когда
нам доказать захочется, что двери
на небеса закрыты и звезда
одна глядит бездушная сюда.
А мы тогда… мы кто? Скорее, звери».
Ты перестала плакать и «О да,
забудь! – сказала. – Бред! Всё ерунда!
Как хорошо, что кто-то в это верит!»

5.
В окна стучится безумный ветер,
воя пугающий саундтрек.
Чай на столе, и направлен вектор
жизни моей, как сибирских рек
воды на север, на свет Полярной
тихой звезды. А душа полна
музыкой, нежностью благодарной.
Господи, как велика цена!
Стёкла покрыты морозной вязью.
Кажется, в мире лишь я и Он:
«Что Ты подумал про эту фразу,
произраставшую
под пером?»

6.
И если о смерти всерьёз, то, по правде сказать,
она – продолжение жизни и даже отчасти
источник любви и надежды, поскольку назад
вернуться так хочется сильно. И разве не кастинг
на это вот право и есть непростая судьба –
все глупые наши ошибки, бессонные ночи?
И если тебя, моя радость, и если тебя
я снова увижу, то пусть эта жизнь кровоточит!

7.
Потому что прекрасна, мучительна и безнадёжна,
потому что шумят корабельные тёмные рощи,
тонкой-тонкой иголкой любовь прививают подкожно,
чтобы жить научиться значительно лучше и проще.

Но стихи умирают, и блёкнут картины, и льётся
дождь, пока набухает осенними тучами небо.
Слишком часто теряются даже венчальные кольца,
иногда не хватает обычного чёрного хлеба.

Потому что нельзя ничего до конца опровергнуть,
и шумят, и шумят корабельные тёмные рощи,
виноградными гроздьями звёзды высокие меркнут,
тихо тает огарок свечной дотлевающей ночи,
по зеркальной канве распускают лучи водомерки.





Рейтинг работы: 5
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 38
© 15.05.2018 Грин Сандерс
Свидетельство о публикации: izba-2018-2274275

Рубрика произведения: Поэзия -> Лирика философская


Евгения Викторова       29.06.2018   16:36:09
Отзыв:   положительный
Радуюсь радостью первооткрывателя этого цикла.Благодарю Вас Грин Сандерс, что Вас каким-то чудом занесло на мою страничку. Иначе как бы я Вас нашла в этой "братской могиле"? А теперь радуюсь своей находке - я встретила поэта, у которого "под веками многозвездно". Ваши стихи потрясают своей полнокровностью и настоящестью, от которых вдруг неожиданно щемит сердце. Буду читать Вас строчка за строчкой...
Грин Сандерс       29.06.2018   23:49:40

Спасибо, Евгения.










1