Жатва. Запись 1.


Жатва. Запись 1.
                    
    
                                                              Борис  Гуанов

                                                                  ЖАТВА 
                                                                                         

                                Футуроперфектный отчёт о моей жизни в прошлом и будущем
                                                              с картинками и подробностями.

                                                          “О милых спутниках, которые наш свет
                                                           Своим сопутствием для нас животворили,
                                                           Не говори с тоской: их нет,
                                                           Но с благодарностию: были”.
                                                                                                       В. Жуковский
 
                                           Топтыжке – спутнице всей моей взрослой жизни – посвящаю.


                                 Вот книжица – последнее творенье.
                                 Моё ли – или кто-то нашептал
                                 Мне этих странных слов столпотворенье?
                                 Здесь вымысел и жизни капитал.

                                                             Реальней что – фантазия иль факты?
                                                             Не знаю, может, всё приснилось мне.
                                                             Зачем же этот бред переписал ты?
                                                             Учить людей не возомнил себе?
  
                                  Нет, просто захотелось разобраться
                                  В своих делах и мыслях, прежде чем
                                  Я от маразма не смогу добраться
                                  До туалета иль помру совсем.

                                                                 ОТ АВТОРА.
 
      Ветер истории – он то совсем затухает, то стоячая духота вдруг прорывается свежим порывом перемен, то сметает всё вокруг разыгравшаяся буря революции или ураган войны. “Не дай вам Бог жить во время перемен” - да, неуютно, зато интересно. Вспомним Тютчева:
                                                              “Счастлив, кто посетил сей мир
                                                                В его минуты роковые.
                                                                Его призвали всеблагие
                                                                Как собеседника на пир”, -
или, как эхо, Волошина:
                                             “И ты, и я – мы все имели честь
                                              “Мир посетить в минуты роковые”
                                              И стать грустней и зорче, чем мы есть”.
 
      Вот и меня угораздило, есть, что вспомнить. Так появилась эта книга. А зачем я её писал? Для кого? Куда её девать? И какой она должна быть? Попробую ответить на эти вопросы.
 
      Зачем писал? – Да просто потому, что мне уже за 70, и впереди маячит косая и манит меня своим костлявым пальцем. Остались считанные годы, а там – либо постепенно нарастающий маразм, либо сразу в ящик, и на этом свете от меня мало что останется. А хочется,чтобы хотя бы кто-то вспомнил, что жил-был такой чудак, Боря Гуанов. И нужно это не моей грешной душе, которую ожидает Суд Божий, а именно тем, кто меня вспомнит.
 
       Кто же меня вспомнит? – Ну, жена, сын, внук, сотрудники, коллеги-депутаты, однопартийцы, просто знакомые женщины и мужчины… Хотелось бы, конечно, чтобы обо мне узнали и те, с кем я не имел чести быть знакомым. Но я же не поп-звезда. Кому интересны воспоминания и рассуждения какого-то не известного широкой публике старика? Наверняка это будет обычное занудство: родился, учился, женился, родил, работал, вышел на пенсию, оформил инвалидность и т.д. Поэтому у меня возник замысел как-то разбавить эту скуку: я добавил модную ныне фэнтези и поддал откровенности в изложении личной жизни.
 
       Но в результате мой сборный роман-солянка расползся до невероятных размеров, значительно больше размеров моего кошелька. Я понял, что без больших денег тысяч новых по-читателей мне не приобрести. Поэтому я плюнул на издательства и решил выложить свой опус в Интернет – дёшево и сердито. Мне ведь не нужны подарочные экземпляры в роскошном переплёте – дарить некому. А так, может быть, мой жизненный опыт и размышления кому-нибудь и пригодятся. Это даже интересно узнать – многим ли? Так жизнь поставила всё на своё место.
 
      Жанр предлагаемой читателю книги трудно определить однозначно. С одной стороны, это факты из моей жизни, большей частью уже прожитой, а с другой – фантастика, вымысел, образующая как бы раму, в причудливой резьбе которой можно прочитать мои мысли и представления о жизни и дальнейшей судьбе человечества.
 
      Но не ждите от этой книги нравоучений. И к мемуарам, и к фантазии я отношусь не слишком серьёзно, с долей иронии, смешанной с ноткой грусти. Сами по себе эти жизненные факты могут быть интересны не столько своей уникальностью, хотя я жил и активно действовал во времена, которые уже сейчас стали историей, сколько своей обнажённой откровенностью.
 
       Я не претендую на полноту и объективность в изложении исторических событий того времени – ведь это лишь отзвук и отсвет прежней жизни через четыре маленьких отверстия в моём черепе, поэтому я сознательно практически не пользовался опубликованными воспоминаниями моих коллег. Это лишь мои ощущения, картины, врезавшиеся в мою память. Тем самым, может быть, они и занятны как реалии жизни и представления о ней не то, чтобы типичного, но прошедшего свой путь в главной струе своего времени русского человека. Как писал Константин Батюшков:
                                                    “О память сердца! Ты сильней
                                                     Рассудка памяти печальной”.
 
       В отличие от многих мемуаров, которые я пролистал в Самиздате, я пишу не о других людях, с кем меня сводила судьба, а преимущественно о себе, о своих действиях и мыслях. Так что эта книга, несмотря на присутствующую в ней линию фэнтези, - это не субъективная фантазия об окружавшем меня мире, не расстановка безапелляционных оценок другим, а всего лишь слепок моей личности, и только в этом смысле – документ эпохи.
 
      Что касается фантастики, она переносит меня и со мной, конечно, читателя в такое будущее, которое, несмотря на свою парадоксальность, как мне представляется, является прямым следствием тех тенденций, которые существуют уже в современном мире. Образы вымышленных героев имеют гиперболизированные черты некоторых современных типов. Поэтому диалоги с ними на разные темы – от политики, науки, искусства и религии до секса – позволяют выпукло обозначить мою позицию по широкому кругу проблем, к которой я пришёл в результате своих размышлений и жизненного опыта. И здесь я не боюсь затрагивать самые острые темы, которые редко так откровенно обсуждаются в мемуарной литературе.
 
      В книге немало документальных материалов – фото, мои газетные публикации, тексты моих выступлений и разработанных мною документов, личные письма, автографы известных деятелей культуры, различные документы официальных инстанций, например, приговор суда 1939 года по политическому делу моего деда, и, что особенно интересно, полностью цитируются воспоминания моей матери, а также публикуемые впервые отрывки из дневника за 1903 год 19-летней петербурженки из хорошей дворянской семьи.
 
      Использование этих документальных свидетельств позволяет мне без грубых искажений передать дух эпохи, а широкий временной охват – практически, за весь ХХ и начало ХХI века – даёт возможность проследить, как незаметно, но быстро и кардинально, меняются нравы, отношения между людьми, условия жизни, и уловить тенденции будущего развития, вернее, будущей деградации человечества.
 
      В некоторых разделах книги я использую свои поэтические опыты, рисунки и даже приёмы научно-популярной литературы, собственные иллюстрации, а также выдержки из Откровения Иоанна Богослова, привязанные к фантастическому сюжету.
 
      Книга написана простым и ясным языком отчёта, со стремлением донести максимум информации и без желания поиграть словами. Поэтому её можно отнести к литературе как к искусству словесной эквилибристики лишь с большой натяжкой.
 
      Она состоит из 21 записи, в каждой из которых присутствуют и мемуары, и фантастика, и, как правило, отдельно вынесенные в приложение подробности – обычно, документальные материалы. Число 21 я всегда считал счастливым. Может быть, и сейчас я попал в “очко”? Правда, слово “очко” в русском языке многозначно…
 
      Фантастику, выделенную простым курсивом и отмеченную парой Картинок, иллюстрирующих сюжет, можно читать отдельно от всего остального, как и мемуары, напечатанные обычным шрифтом. Заголовки новостей из будущего напечатаны крупным курсивом, а цитаты из Апокалипсиса – крупным жирным курсивом. Подробности – мелким шрифтом – можно совсем не читать без ущерба для связности изложения. Их можно было бы вообще не печатать, но для читателей, заинтересовавшихся этим текстом, в них заключён непередаваемый аромат времени и выявляется подлинная сложность тех дел, которыми я занимался. Простым жирным шрифтом выделены мои опусы, жирным курсивом – цитаты из документов и текстов других авторов. Шрифтом с i и ерами напечатаны цитаты из документов дореволюционного времени, правда, яти пришдось заменить на “e”.
 
      Несмотря на моё стремление к лаконичному изложению фактов моей биографии на основе документов, общий объём текста превысил 500 страниц. Учитывая неспособность современного читателя осилить длинные тексты, я разбил текст в Интернете на 21 отрывок, благо, сама структура книги диктует такой способ подачи материала. Многочисленные иллюстрации к каждому отрывку я скомпоновал в коллажи. Картинки нарисовал я сам, уж, извините, простыми цветными карандашами в больничных условиях. Заранее прошу простить за низкое качество изображений, т.к. из-за ограничения по времени загрузки иллюстраций в Интернете пришлось пожертвовать пикселями. Так что приглашаю читателя к растворению в длинном сериале. Это ведь тоже в духе времени.
 
      Для начала публикую свою пробу пера под псевдонимом, для чего я слегка переделал свою фамилию. Мне кажется, что так она звучит как-то благозвучнее и благороднее, даже с каким-то иностранным душком (фу!), и напоминает о Доне Гуане (то бишь, Жуане или Хуане), тайном или открытом кумире многих мужчин и ищущих приключений женщин. А тем, кто меня знает, не составит труда меня вычислить. Для этого предлагаю немного модифицированную детскую загадку: “А да Б сидели на трубе, А (под ударением) упало (но не сгинуло совсем), Б пропало (неужели, окончательно?)…”  
 

                                                                             ОГЛАВЛЕНИЕ.

                                                                         
Титульный лист.
От автора. 
Оглавление.
Запись 1.

1.1.Новая жизнь.

1.2.Корни.

    1.2.1. Мы – дети твои, дорогая земля.

1.2.2. Рыжая мамуля.

          Подробности о предках 1.

            Сергеевы.

1.2.3. Тишайший Сиг.

                    Подробности о предках 2.
                        Гуановы. 
           
 
Запись 2.
2.1. Бессмертие.
2.2. Я рос, как вся дворовая шпана.

2.2.1. Мелочь гороховая.

2.2.2. Гознак.

          Школьные подробности 1.

2.2.3. Пионер – всем ребятам пример.

          Школьные подробности 2.

2.2.4. Первые фиалки в чернильнице.

          Школьные подробности 3.

 

Запись 3.
3.1. Чипы.
3.2. В хлебе науки - камушки любви.

3.2.1. Телефонно-телеграфный Бонч.

3.2.2. Лазерный Политех.

                   Студенческие подробности.

 

Запись 4.
4.1. Бабье царство.
       Любовные подробности.
4.2. Венок на холмике любви.
 
Запись 5.
5.1. Север, Юг, Запад, Восток.
5.2. Эх, рано он завёл семью.

5.2.1. А это свадьба, свадьба, свадьба…

                   Семейные подробности 1.

5.2.2. Распределение человеков.

                   Семейные подробности 2.

5.2.3. Первое дело мужчины.

          Семейные подробности 3.

5.2.4. Илья, да не Муромец.

5.2.5. Мои бои.

 

 Запись 6.

6.1. Чужая душа – потёмки.
6.2. Гранит науки.

6.2.1. Гранит плюс.

6.2.2. Какая чудная земля.

                   Командировочные подробности 1.

                   Командировочные подробности 2.                

6.2.3. Трудовые будни – праздники для нас.

6.2.4. Я – алхимик, и моя проблема.

 

Запись 7.
7.1. Пигмалион.
7.2. Товарищи учёные, доценты с кандидатами.
           7.2.1. Наука имеет много гитик.
                     Научно-популярные подробности 1.
                         Лазерный курятник.
                         Научно-популярные подробности 2.
                         Битва Персея со Змеем. 
           7.2.2. Диссертация с пролонгацией.
           7.2.3. В карьеру – и ни с места.
           7.2.4. Военмех.
           7.2.5. Ещё один кандидат.
 
Запись 8.
8.1. Снежана.
8.2. Досужие дела.
           8.2.1. Новомихайловка и Кубань.
           8.2.2. Крымские каникулы.
           8.2.3. Корпоративы.

  8.2.4. Регулярные сборища.

  8.2.5. Отдых на колёсах.

  8.2.6. Ой вы, гости-господа!

 8.2.7. Культпросветы.

 

Запись 9.
9.1. Предложение, от которого нельзя отказаться.
9.2. Смерть.
 
Запись 10.
10.1. Liberte, Egalite, Fraternite.
10.2. Ленинградский Народный Фронт.
           10.2.1. Свобода от страха.
                            Революционные подробности 1.

                 Дээсовцы – дон-кихоты революции.

                            Памятники.

                 За Народный Фронт Ленинграда.

           10.2.2. Veni, vidi, vici.
                        Революционные подробности 2.

                 Первые выборы с выбором.

 

Запись 11.
11.1. Свободная стихия.
11.2. Райсовет.

11.2.1. А ты не зам? – Зам!

11.2.2. Русский с поляком (немцем) – братья навек.

11.2.3. Dura lex, sed lex.

11.2.4. Информационная война районного масштаба.

                         Подробности райсовета 1.

              А ля гер, ком а ля гер.

11.2.5. Долгое эхо тихого распада СССР.

11.2.6. Эколоджист.

            Подробности райсовета 2.

               Хватит травить Купчино!

11.2.7. Путь к храму.

            Подробности райсовета 3.

              Сим победиша!

 

Запись 12.
12.1. Честь имею!
12.2. Ленсовет ХХI.

12.2.1. Свобода расправляет крылья и другие перья.

12.2.2. Если путчит – кесарево сечение.

                         Подробности горсовета 1.

              Мой звёздный час.

12.2.3. Малый Совет.

12.2.4. Круиз по технопаркам или прерванный полёт.

                          Подробности горсовета 2.

                          Кто-кто в технопарке живёт?
 
Запись 13.
13.1. Изгнание!?
13.2. Юрфак.
         Юридические подробности.
 
Запись 14.
14.1. Крах.
14.2. Партиец.

14.2.1. Дума о Думе.

                     Партийные подробности 1.

                         Кого выбирают в Думу.

14.2.2. Демократическое единство Петербурга.

                     Партийные подробности 2.

                         Лебедь, рак и щука.

14.2.3. Где ты, Демократическая Россия?

                     Партийные подробности 3.

                         Демократы из всех партий – объединяйтесь!

14.2.4. Демократический выбор России – под вопросом.

                         Партийные подробности 4.

                         Мои партийные инициативы.

14.2.5. Согласие? Какое ещё согласие?!

14.2.6. Наше дело правое, но мы не победим.

14.2.7. Но гражданином быть обязан.

 

Запись 15.
15.1. Пропал или пан?
15.2. Коммерсант.

15.2.1. Ларьки и челноки.

15.2.2. Фирма Пантелеймоновская.

           .            Антикварные подробности 1.

 15.2.3. Антиквар в Кульке.

                          Антикварные подробности 2.

 

Запись 16.
16.1. Ваше Величество.
16.2. Немного ХУДОжник.

16.2.1. Рисовальные классы.

16.2.2. Реставратор.

                     Живописные подробности.

 

Запись 17.
17.1. Продолжение банкета.
17.2. Домострой.

17.2.1. Покой нам только снится.

17.2.2. У меня была собака.

17.2.3. Второе дело мужчины.

                     Строительные подробности.
                          Китайская грамота. 
          17.2.4. Стройку можно только прекратить.

 17.2.5. Автобайки.

 17.2.6. Воры.

 17.2.7. Хвала Лисьему Носу.

 

Запись 18.
18.1. Ощетинились.
18.2. Печаль.

18.2.1. Последняя служба.

            Чиновничьи подробности.

18.2.2. Memento mori.

 

Запись 19.
19.1. Закон, что дышло.
19.2. А судьи кто?

19.2.1. Вычеты.

                     Судебные подробности 1.

              Победы над мытарями.

19.2.2. Телефонное право.

            Судебные подробности 2.

                          Бодался телёнок с дубом.
 
Запись 20.
20.1. Здесь Бога нет.
20.2. Детки и предки.

20.2.1. Сбылась мечта идиота.

20.2.2. Дедские хлопоты.

20.2.3. Шале.

            Стариковские подробности 1.

20.2.4. До золотой свадьбы заживёт?

            Стариковские подробности 2.

20.2.5. И после золотой жизнь бьёт ключом.

            Стариковские подробности 3.

 

Запись 21.
21.1. Покаяние.
21.2. Свидетельство о НЛО.
21.3. Прощай, Земля!
<img src=01-2.jpg>
                                                 ЗАПИСЬ 1.
                                                                           
                                           1.1. НОВАЯ ЖИЗНЬ.
                                                                                     
      Начиная эти записи, хочу прежде всего выразить моё восхищение фантастическим прогрессом человечества всего за несколько сотен лет после моей смерти, а также глубокую благодарность всем людям, подарившим мне в самом прямом смысле новую жизнь. Из них я знаю пока только одного, буду называть его Ник, который стал мне одновременно и отцом, и братом. Именно он попросил меня рассказать о моей прошлой жизни и поделиться впечатлениями о новой окружающей меня реальности. Ник любезно предоставил мне также возможность узнать о главных событиях, произошедших на Земле во время моего отсутствия, для того, чтобы я смог быстрее адаптироваться к новому обществу. Масштаб изменений на Земле настолько велик, что и мне, и Нику необходимо время, чтобы понять друг друга. Итак, по порядку.

      Когда я открыл глаза, я увидел небо с перламутровыми облаками и восходящее солнце. Я лежал на мелкой чёрной гальке, очень гладкой и приятной на ощупь. Лёгкий ветерок донёс запах кипарисов, слышался ласковый шелест волн. Первая мысль была о том, что я, наконец-то, в раю. 

      Повернув голову, я увидел склонившееся надо мной лицо с горящим фанатичным взглядом и выражением глубокого почтения. Молодой человек лет тридцати пяти, сутулый, тощий, с длинными волнистыми волосами и козлиной бородкой как-то льстиво и приторно улыбнулся, низко поклонился и протянул мне обе руки. 

      Я поднял навстречу ему свою руку, но, увидев её и бросив взгляд на свою грудь, живот и ноги, почувствовал, что волосы стали дыбом. Меня пробила дрожь – это не моё тело! Это женская рука! Я схватил себя за тяжелые, упругие выросты с твердыми сосками – это женская грудь!! Между ног – ничего!!! Я лихорадочно щупал себя – нет, это всё-таки я, но в оболочке молодой женщины. 

      В панике я вскочил, оглянулся и увидел, что мы на крошечном островке с рощицей кипарисов и пальм, а вокруг –   море до горизонта. Инстинктивно, чтобы очухаться, я побежал к берегу. На бегу у меня появилось ощущение, что центр тяжести моего тела опустился вниз, а ноги стали короче, из-за чего мне приходилось быстро семенить ногами, чтобы набрать скорость. 

      Я сделал несколько прыжков по мелководью, оглянулся и увидел, что берег, как привязанный, следует за мной. Я буквально остолбенел, а Ник подошел ко мне и снова низко поклонился. В отличие от меня, он был одет в какую-то странную полупрозрачную оболочку, непрерывно изменяющую форму и переливающуюся всеми цветами. На его лице застыла приветливая улыбка.

      Наконец, прервав затянувшееся молчание, указывая на себя, я почему-то выдавил: 
- Боб.
      
      Ник шарахнулся от меня, его лицо разочарованно вытянулось, но он овладел собой, и приятный голос из его нутра на языке, похожем на английский, попросил меня рассказать о себе. При этом Ник не раскрывал рот. Ему пришлось несколько раз повторить, пока я понял, чего он от меня хочет, так как смолоду английский был мне противен.

- Айм раша, - пролепетал я, и тогда он, немного повеселев, на языке, похожем на русский, всё так же, не разжимая губ, повторил свою просьбу. Вспоминая, как я неоднократно заполнял анкеты и писал автобиографии, я стал перечислять основные факты моей жизни:


- Я, Гуанов Борис Сергеевич, русский, беспартийный, из служащих, родственников за границей не имею, под судом, в плену и интернирован не был. Родился в 1944 году в Ленинграде. С 1952 по 1963 год учился в ленинградских школах, с 1963 по 1969 год -   в институтах: на первом курсе – в Бонче, далее – в Политехе. В 1967 году женился, через 2 года родился сын. 

      18 лет работал инженером-исследователем в закрытом “ящике” - ЦНИИ “Гранит” -   по лазерной тематике. В 1982 году защитил кандидатскую диссертацию. В 1986 году перешел в Военмех и преподавал физику в учёном звании доцента. Автор более 100 научных трудов и 25 изобретений.
 
      В 1990 году избран депутатом Ленинградского городского и Фрунзенского районного Советов. В райсовете был заместителем председателя, а в Ленсовете – членом Малого Совета. Действительный государственный советник Санкт-Петербурга третьего класса. В 1991 - 1994 году получил второе высшее образование на юрфаке Петербургского государственного университета. 

      С 1994 года вместе с женой и её подругой – среди учредителей антикварной фирмы “Пантелеймоновская”, где работал заместителем Генерального директора, коммерческим директором и юристом до 2003 года. С 1998 по 2010 год преподавал антикварно-юридический курс в Кульке. В 1996 – 2000 годах учился в Рисовальных классах Академии художеств, потом два года осваивал ремесло реставратора живописи. 

      Одновременно был членом Cовета питерской организации партии “Демократический выбор России”, работал председателем Южного отделения и председателем ревизионной комиссии этой организации. Неоднократно баллотировался в депутаты Законодательного собрания Санкт-Петербурга и Государственной Думы. В 2005 – 2007 годах работал помощником заместителя Председателя Законодательного Собрания Петербурга. 

      С 2004 года на пенсии. Фирму продали, построили загородный дом. В 2009 году сын женился и в 2010-м подарил мне внука. В 2017 году написал книгу мемуаров…

- Ну, хватит, кончай долдонить, - сказал голос Ника на чистом русском языке. - Надо гораздо подробнее и ничего не скрывать. Это необходимо для науки. Пока тебе не вставили чип, придётся диктовать на вишер.

      Под галькой что-то зашуршало, и на поверхности появился небольшой прямоугольник вроде ай-педа.
- Возьми это в руки и скажи “писать”, а после говори, что угодно – перед тобой появится текст, и он запишется в памяти. Если захочешь исправить, скажи “исправить” и изложи, как исправить. Вишер всё поймёт и исправит. Кстати, вишер тебе пригодится для выполнения любых твоих желаний. Скажи только “хочу”.

      Я сказал:
- Хочу одеться.
      Перед вишером появилась какая-то дымка и в ней – вереница маленьких манекенщиц. На них были те самые переливающиеся оболочки, как и на Нике, но ещё более замысловатые и вызывающе подчёркивающие их сексапильность.
- Мне бы что-нибудь поскромнее, к чему я привык, - попросил я, и в дымке появились манекенщицы, одетые по моде начала двадцать первого века. Я ткнул пальцем в самую скромную их них, и из-под гальки вылезла вешалка с одеждой, упакованной в пузырь.
- Так же поступай, если захочешь ещё чего-нибудь. Конечно, в пределах разумного. Ну, а мне пора, пиши, - и Ник стал погружаться в гальку, под конец сделав мне ручкой. Несмотря на приклеенную улыбку, его лицо выражало глубокое, почти трагическое разочарование.

      Оставшись один, я оделся, сел на бережок и глубоко задумался. Что же произошло со мной? Вернее, не со мной, а с моей душой, я ведь умер. Неужели, я и вправду в раю? Но почему моей душе дана такая оболочка? 

      Я встал и снова оглядел и ощупал себя. В спокойной воде мелкой лужицы у берега чуть колыхалось мое отражение. Оно улыбнулось мне ангельской улыбкой, и я подумал: “Может, я стал ангелом? Но нет, крылышек за плечами не видно. И весь я из крови и плоти”, - проверил я, ущипнув себя за непривычно толстый зад. – “И пожрать чего-то хочется, и за кустик забежать”. 

      За кустом я обнаружил небольшой фруктовый садик, где росла, между прочим, и яблонька. Но змея, как и  Адама, слава Богу, не было. “Нет, пожалуй, для рая это всё мелковато”, - перекусив яблоками, подумал я. 

      “Давай вернёмся с небес на землю. А что, если я вернулся на Землю в будущее? Тебе же как физику известно, что в принципе в путешествиях в будущее нет ничего сверхъестественного. Ты вовсе и не умирал. Тебя просто погрузили в анабиоз, засунули в ракету, разогнали до субсветовой скорости, погоняли в космосе по твоим часам десяток лет и вернули на Землю. За это время на Земле прошли века. А весь этот бред о чистилище – это просто сон твоего мозга в анабиозе. Стоп, а почему другое тело? Ну, мало ли что, может, понадобились пересадки членов и органов, главное, мозги-то мои остались”, - от этой мысли я несколько успокоился и пошёл устраивать свою новую жизнь.

      Конечно, я всласть поупражнялся с вишером, и он исполнял любые мои прихоти, кроме двух: я не мог покинуть свой островок и вызвать к себе хоть какую-нибудь живую душу. По-спартански, но с комфортом оборудовав своё логово в кипарисовой роще, я пристрастился по вечерам смотреть через вишер самые важные русские новости, последовательно, начиная со второй четверти ХХI века. Из заголовков новостей мне бросились в глаза такие:

- «Подписание соглашений “Минск-3” о перемирии между правительством Украины в Киеве и самопровозглашёнными республиками Галичина и Новороссия»;
- «Каирские мирные переговоры под эгидой ООН о прекращении боевых действий между Турцией, Сирией, Ираком и непризнанной Демократической народной республикой Курдистан закончились парафированием совместного документа»;
- «Националистические правительства стран Восточной Европы заявили о поголовной депортации беженцев, прибывших туда с территорий бывшей единой Украины и стран Ближнего Востока, в Германию и Францию»;
- «Беспорядки в лагерях беженцев в пригородах Берлина и Гамбурга жёстко подавлены бундесвером с применением бронетехники»;
- «Боевики «Исламского государства» взяли на себя ответственность за теракт на французской атомной электростанции»;
- «Президент Медведин и новоизбранная президент США мисс Лесби обсудили в Пекине меры по поддержанию мира на Ближнем Востоке и ограничению гонки космических вооружений. Медведин заявил о необходимости снятия санкций. Мисс Лесби снова подняла вопрос о демократических выборах и соблюдении прав геев и лесбиянок в России»;
- «Китайская экономика вышла на первое место в мире по величине валового продукта»;
- «Израиль нанес точечные удары по подземным иранским ядерным объектам. Иран ответил ракетным обстрелом Иерусалима, прямое попадание ракеты в мечеть Аль-Акса»;
- «Турецкие оккупационные войска расстреляли более сотни человек в Алеппо»;
- «Канцлер Германии Дриттельшнитцель призвал к ограничению зоны евро странами Центральной и Северной Европы»;
- «Европарламент выступил с новыми обвинениями в адрес католической и православной церквей»;
- «Предотвращён крупный теракт украинских фашистов в петербургском метро»;
- «В Японии и США представлены человеческие клоны – мальчик и девочка»;
- «Китайская орбитальная станция приросла новым секретным отсеком»;
- «Начало строительства российской станции на северном полюсе Луны»;
- «Старт совместной экспедиции США и Евросоюза на Марс».

 
 
  
            Агнец снял первую из семи печатей:
            …я взглянул, и вот, конь белый, 
            и на нём всадник, имеющий лук, 
            и дан был ему венец; и вышел он 
            как победоносный и чтобы победить.
                                                                      
                  (Апокалипсис. Гл.6 п.п.1, 2)
  
     Эта цитата из Апокалипсиса, который я досконально изучил в чистилище (или в анабиозе?), почему-то пришла мне на ум после всех этих новостей.

     А теперь я приступаю к выполнению своего обещания Нику и во всех подробностях начинаю рассказ о своей жизни. Мне это совсем не трудно, так как в чистилище моя душа только и занималась тем, что много раз снова переживала всю прожитую жизнь, глядя на неё как бы со стороны. Кроме того, с помощью вишера я сумел найти в Интернете начала ХХI века распечатку моих мемуаров, которые я написал ещё в 2017 году, а там я привёл много текстов и фотографий, иллюстрирующих мою жизнь. Думаю, они мне пригодятся.


                                                            1.2. КОРНИ.
                                     
                              1.2.1. МЫ – ДЕТИ ТВОИ, ДОРОГАЯ ЗЕМЛЯ.
 
      Чтобы не запутаться в многочисленной родне, приведу известную мне краткую родословную на шесть поколений - мою, моей жены и моих потомков:

                                                                                 АРСЕНИЙ
                                                                           8.04.2010 |
                                                              ИЛЬЯ__________|_______________________________________МАРИНА
                                                   2.08.1969 |                                                                                               16.04.1975 |
                                   БОРИС__________| _______________________________ТАМАРА         ЭЛЕОНОРА__|__ВАЛЕРИЙ
                                             |                                                                                     Славинская       (Дроздова)                 Иевлев
                          14.11.1944 |                                                                               5.08.1945 |            7.09.1945    
                        ОЛЬГА____|___________________СЕРГЕЙ                    АЛЕКСЕЙ__|______________ВАЛЕНТИНА
               1.07.1924 | +25.10.2003                        14.09.1907|+6.01.1983  17.03.1913 |+13.08.2005   9.04.1925 | +8.07.2014
            ФЁКЛА___|______________ФЁДОР         ИВАН_|__АННА    РАИСА___|_СЕРГЕЙ       ПЁТР___|__АНАСТАСИЯ
                      |               Богданович Сергеев             |                    |                     |                 |                    |                        |
             1892 |+20.10.                    1886 | +5.05.         |+4.03.  4.11.|+1.08.           |                 |            1896|+30.10. 30.12. |+10.10. 
                      |  1977                                |1941           |1942    1886|1969              |                 |                    |1942       1895|1973                                                                        
ГРИГОРИЙ_|_ЕВДОКИЯ МИХАИЛ_|_УЛЬЯНА |     ФЁДОР_|_НАТАЛЬЯ МИХАИЛ ДАНИЛА ВАСИЛИЙ НИКОЛАЙ 
Леонтьев                           Мельников                       |   Глибин                         Маевский  Славинский  Калинин     Светлов
                                                  |                          ФЁДОР
                                                  |                        ГУАНОВ
                                   Михаил_|_? – экономка у Строгановых
 
      А на Картинке я изобразил полностью своё родословное древо, включающее всех известных мне кровных родственников, вернее, не древо, а поле, на котором все мы, жившие при моей первой жизни, - всего лишь цветочки на почве, веками удобренной жизнями наших почивших предков.

    Удалось пробурить эту почву на полтора столетия назад – до моих пращуров, родившихся при императоре Александре II Освободителе. Следующие правители России знаменуют слои нашей российской почвы, во все времена тощей и каменистой, а порой и отравленной ложной идеологией. Корни цветов уходят вглубь почвы до треугольных клубней, отпочковавшихся от места любовного пересечения стеблей их родителей, со временем превратившихся в корни. 

      Ведущая ко мне и моим потомкам прямая мужская ветвь обозначена жирной красной линией, женская – жирной синей. Корни остальных родственников, имеющих со мной общих предков, показаны тонкими зелёными линиями. Жизненные пути мам моих потомков, с которыми, естественно, у меня нет кровного родства, обозначены белыми жирными линиями, а пути супругов остальной моей родни – тонкими белыми линиями. Многие корешки прерываются в почве – значит, этих цветов уже не было на свете.
 
      Подробно здесь представлены ветви моего крёстного отца и дяди по матери – Кыки – и тёти по отцу – Веры, а также семейства брата моей бабушки по отцу Анны – Ивана Глибина – и сестры бабушки по матери и главной моей няньки Фимы – тёти Моти, в девичестве Леонтьевой. С остальными родственниками я не был знаком, и их судьбы мне неведомы. По воспоминаниям моей мамы мне известна только судьба брата и сестёр моего деда по матери Фёдора Богдановича Сергеева, разговор о странных отчествах и фамилиях которых я пока отложу.

     Итак, слои этой почвы обозначают эпохи правления верховных правителей России. Может быть, стоит вспомнить основные знаковые события тех эпох. 

                                                            АЛЕКСАНДР  II.

      Так, мои прадеды – два Фёдора, Григорий и Михаил родились при Александре II. Это был великий император-Освободитель, воспитанник благородного поэта-романтика Жуковского, пытавшийся коренным образом цивилизованно реформировать Россию. Вот перечень его реформ: 1861 год – освобождение крестьян от крепостной зависимости, покончившее с рабством, 1863 – отмена телесных наказаний, 1864 – судебная реформа, давшая независимость судов и суд присяжных, земская и городская реформа 1865 года, заложившая основы местного самоуправления, тот же 1865 – частичное освобождение от цензуры, реформа народного образования – независимость университетов, система гимназий, реальных и народных училищ, женское среднее образование и допуск женщин к высшему образованию, 1874 – введение всеобщей воинской повинности, освобождение от рекрутчины, ликвидация военных поселений и создание современной армии.
 
      Во внешней политике этому императору пришлось подписать в 1856 году позорный Парижский договор - за своего почившего отца Николая I, проигравшего Крымскую войну. Зато он умиротворил Польшу и Кавказ, взяв в плен Шамиля в 1864 году, завоевал Среднюю Азию, выиграл русско-турецкую войну 1877-78 годов, стал в десяти верстах от ворот Стамбула-Константинополя и взял бы его, если бы христианская Англия на заступилась за султана, и освободил Болгарию, Сербию, Румынию и Черногорию от многовекового турецкого ига. Он присоединил к России Уссурийский край, но Аляску пришлось продать, а то можно было подавиться. 

      Наконец, буквально в день своей смерти он одобрил проект Конституции Российской империи. Но за всё это наш народ “отблагодарил” его сполна. Нашлись “радетели за народ” - террористы-народники, которые после пяти покушений всё-таки бросили в него бомбу, оторвавшую половину тела. Потом народ построил на месте взрыва храм Спаса на крови, а позже ещё одни “радетели”-большевики снесли все памятники царю-Освободителю. Они собрались было снести и храм, но сначала не получилось – техника подвела, а вскоре Гитлер напал – не до того было.

     С женой - императрицей Марией Александровной – они прожили 39 лет и имели 8 детей. Старшие умерли – дочь семи лет и сын двадцати двух лет, что подкосило здоровье и самой императрицы. Царю “было душно” с тоскующей царицей. Он и раньше заводил фавориток, а после смерти взрослого сына-наследника влюбился в юную княжну Долгорукову, почти на 30 лет моложе его, и поселил её с тремя их общими детьми в Зимнем дворце. За год до его собственной гибели императрица умерла, и он, не дождавшись окончания годичного траура, заключил с княжной морганатический брак и присвоил ей титул светлейшей княгини Юрьевской.  

                                                               АЛЕКСАНДР  III.

      Мои деды – Фёдор и Иван – и бабки – Фёкла и Анна – появились на свет в эпоху Александра III. По выражению одного иностранца, “Вот это, действительно, был самодержавный император!”, свернувший либеральные реформы своего отца. Пожалуй, главным его достижением была Великая сибирская железнодорожная магистраль – Транссиб, связавшая необъятную Россию воедино. Не он должен был править Россией, а его старший брат Николай, внезапно умерший в цвете лет. Именно его отец готовил для продолжения его реформ. Но судьба России обернулась иначе.

      Гениальный памятник Александру III работы Паоло Трубецкого, который раньше стоял на Знаменской площади, венчая Невский, большевики не уничтожили, но скромно запихнули во двор Мраморного дворца: “Стоит комод, на комоде – бегемот, на бегемоте – обормот, на обормоте – шапка, на шапке – крест. Кто угадает – того под арест”. Он навёл порядок, хотя покушались и на него. При нём, по выражению Блока, “Победоносцев над Россией Простёр совиные крыла”. Кстати, Победоносцев, будущий всесильный обер-прокурор Синода, был его воспитателем. Политика заселения Сибири и русификации окраин империи, введение черты оседлости для евреев, репрессивный закон о старообрядцах – вот "лекарства", которыми он лечил Россию – “Россия для русских!”. В стране был мир, благодаря реформам отца, она развивалась, но под железной рукой.

      Российская империя, действительно, стала такой великой, что на неё уже не покушались внешние враги. Мир в Европе поддерживался, благодаря союзу с республиканской Францией. Во время правления этого царя-Миротворца Россия не воевала. Но оно закончилось неожиданно: с виду – русский богатырь, сумевший, спасая семью, во время крушения царского поезда удержать над собой крышу вагона, скоропостижно скончался в Ливадии от внутренней гнили – болезни надорванных при крушении почек.

                                                              НИКОЛАЙ  II.  
  
      Мой отец родился уже при Николае II. С самого начала у нового царя не заладилось. Рождённый в день святого Иова Многострадального, уже при коронации он пережил Ходынку, когда в давке за царскими подарками погибли более тысячи его подданных. А раньше, ещё будучи цесаревичем, в Японии он сам получил удар самурайским мечом по голове. Потом Цусима, Мукден: “Япошки-то, конечно, макаки, но мы-то все кое-каки!”, - Кровавое воскресенье, Красная Пресня, миллионы погибших в окопах первой мировой. Единственный сын – и тот с наследственной болезнью несвёртываемости крови. Убийство реформатора Столыпина, жуткое убийство “старца” Распутина, мистическим образом умевшим лечить царевича. Наконец, ещё более жуткая расправа без суда над самим царём, царицей, четырьмя прекрасными царевнами, мальчиком-наследником и даже доктором Боткиным и прислугой в подвале Ипатьевского дома. За три дня до этого расстрела был убит брат царя Михаил, в пользу которого Николай отрёкся от престола. Прочих 18 членов императорской фамилии большевики сбросили в шахту в Алапаевске через два дня. Всюду кровь, кровь, кровь… Этого последнего царя, по природе доброго, прекрасно воспитанного, сдержанного человека, идеального семьянина, в народе прозвали Кровавым, но я назвал бы его Окровавленным. Недаром церковь причислила Николая и его семью к лику святых великомучеников.

         Тем не менее, при Николае II экономика России развивалась самыми высокими темпами: национальный доход увеличивался на 7% в год. По уровню национального дохода Россия занимала четвёртое место в мире, по валовому промышленному производству – пятое место, по протяжённости железных дорог – второе после США. Российская империя раскинулась на 17% обитаемой суши, а по населению (на 57% - не русское) занимала третье место после Британской империи и Китая. Правда, страна по-прежнему оставалась сельской, а уровень производительности труда в промышленности был в 5-10 раз ниже европейского. Зато в области культуры цвёл изысканный Серебряный век, а наш художественный авангард дал фору авангардистам всего мира.

      В составе Антанты к 1917 году война с Германией и её союзниками была практически выиграна, и предстоял делёж мировых призов. В частности, на кону для России стояли черноморские проливы и Константинополь. Но Фортуна опять повернулась к России задом. В атмосфере распространившегося безверия разложившаяся в окопах армия – крестьянская по своему составу, бесившаяся с жиру элита, подстрекаемые провокаторами разных мастей рабочие – все предали царя-батюшку, нацепили красные банты и послали его по матушке.
                                                                 
                                      ВРЕМЕННОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО.
 
      Сбылось предсказание Лермонтова:

                                                          “Настанет год, России чёрный год,
                                                           Когда царей корона упадёт,
                                                           Забудет чернь к ним прежнюю любовь,
                                                           И пищей многих будет смерть и кровь”.

      Мой крёстный отец и дядя Кыка родился как раз после Февральской революции в мини-эпоху Временного правительства. О “достижениях” этих правителей говорить нечего – одним словом, из лучших побуждений развалили великую империю.

                                                                    ЛЕНИН.

      Образовавшимся безвластием воспользовался политический эмигрант, мало кому известный теоретик и фанатик мировой социалистической революции Владимир Ульянов по кличке Ленин, срочно доставленный через территорию вражеской Германии из Швейцарии в Петроград. Для захвата власти ради осуществления своей утопической идеи этот “гражданин мира” был готов на любые людские жертвы и на прямое предательство своего Отечества: “Превратим войну империалистическую в войну гражданскую!”. С помощью лживых лозунгов – “Вся власть Советам!”, “Долой войну!” и “Земля – крестьянам!”, брошенных в толпы взбунтовавшихся, пьяных от безнаказанности и разграбленных винных погребов Зимнего дворца солдат и рабочих, он установил свою власть – власть Чрезвычайки: “Смерть буржуям!” и “Грабь награбленное!”. Учредительное собрание, которое должно было определить новое политическое устройство России, было без церемоний разогнано: “Караул устал!”

      Безусловно, с ведома и согласия Ленина расправились с царской семьёй. Останки большевики пытались трусливо уничтожить: и жгли, и поливали серной кислотой, и закопали на лесной дороге в уральской тайге. Но уже в моё время скелеты невинных жертв этого злодеяния вылезли из “ганиной ямы” и указали костлявыми перстами на убийц, бахвалящихся своим жутким зверством, пожалуй, так, как предрёк Лермонтов:
                                           
                                             “Мы добрых граждан позабавим
                                               И у позорного столпа
                                               Кишкой последнего попа
                                               Последнего царя удавим”.

      Красный террор начал уничтожение лучших людей России, целых классов и сословий, в первую очередь, дворянства, духовенства, купечества, зажиточного крестьянства, непокорной интеллигенции. Дальше – позорный Брестский мир, братоубийственная гражданская война, военный коммунизм, массовая белоэмиграция, неудачный наскок на Польшу, кровавое подавление кронштадтского восстания революционных матросов, голод в Поволжье, вынужденная на время новая экономическая политика – НЭП, образование Советского Союза национальных республик, заложившее мину замедленного действия под единство прежней России.

      Кроме массового исхода интеллигенции из разорённой страны и расстрелов её лучших представителей, например, поэта Гумилёва, Ленин освобождался от последних остатков свободомыслия целенаправленно – путём высылки выдающихся учёных на “философском пароходе” и введения жёсткой цензуры – Главлита и Главреперткома. Ну, конечно, ведь по выражению Ленина интеллигенция “на деле это не мозг, а говно”. Взамен старой в рабфаках стали срочно с нуля растить свою, идейно подкованную “интеллигенцию”. 

      Новая религия – атеизм – как одна из основ большевистской идеологии не могла терпеть никаких традиционных религий. Начался разгром православия – массовые убийства священников, грабёж и разрушение храмов воинствующими безбожниками. Ещё одна цитата из классика марксизма-ленинизма: “Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся по этому поводу расстрелять, тем лучше”.

      Во внешней политике – организация Коминтерна, задачей которого было, говоря словами Блока: “Мы на горе всем буржуям Мировой пожар раздуем. Мировой пожар в крови. Господи, благослови!”. Перед смертью Блок горько сожалел о своих революционных иллюзиях и пытался даже уничтожить тираж своей поэмы “Двенадцать”.

      О моральном облике Владимира Ильича можно судить хотя бы по тому, что он, не стесняясь, практиковал “треугольную семью”: с женой Надеждой Крупской, писавшей почему-то книги о воспитании, своих детей не имея, и с любовницей Инессой Арманд, проповедовавшей “свободу от брака”.

                                                                   СТАЛИН.

      Дурная болезнь сгубила гения революции, и в последние два года его жизни соратники фактически отстранили вождя от власти. Моя мама родилась через несколько месяцев после смерти Ленина, но и её тоже ждали не лучшие времена. Диктаторскую власть перехватил уже совсем не интеллигент, - университетов не кончавший, бывший недоучившийся семинарист, профессиональный бандит, пять раз сидевший при царе за разбой, Иосиф Джугашвили, как и Ульянов-Ленин, всем известный по партийной кличке – Сталин.

      Вот перечень деяний этого “отца народов СССР”
- за счёт ограбления всего населения, раскулачивания и принудительной сплошной коллективизации сельского хозяйства, то есть разорения деревни, Голодомора 1932-33 годов, бегства крестьян в города, ссылок и концлагерей, широкого использования рабского труда заключённых, в том числе, технических специалистов в “шарашках”, жёсткого уничтожения любых форм рыночной и повсеместного введения государственно-плановой экономики был достигнут “великий перелом” и индустриализация в годы первых пятилеток;

- полное замещение государственных и хозяйственных органов, в том числе и Советов, партийными: всё решали парткомы разных уровней и на самом верху - Политбюро ЦК ВКП(б) со Сталиным во главе. Так что страна Советов быстро стала, в действительности, страной парткомов. При этом никакой “демократии” и разговорчиков внутри партии не допускалось;

- полное господство идеологии марксизма-ленинизма-сталинизма, ставшее государственной идеологией во всех областях массовой информации, культуры, науки и образования. Установление “железного занавеса”, перерезавшего для населения связь с остальным миром. Подчинение компартии всех творческих работников через творческие союзы. Идеологизация всех областей науки, уничтожение так называемых “лженаук”, например, генетики. Партийный контроль за всеми слоями общества через массовые организации – профсоюзы, комсомол, пионерию, спортивные и женские организации. Практически полное разорение церкви. В искусстве – никакого буржуазного формализма, только соцреализм, а в архитектуре – “сталинский ампир”. Установление культа личности вождя, лживая массовая пропаганда: “Жить стало лучше, жить стало веселее!”;

- исходя из тезиса об обострении классовой борьбы по мере продвижения к социализму, - массовые репрессии, начиная с “Шахтинского дела” 1928 года, суда над Промпартией и борьбы с “правыми уклонистами”, показательных судебных процессов над “ленинской гвардией” и верхушкой армии в 1936-38 годах. Длинная “рука Москвы” дотянулась даже до Мексики, где был зверски убит соратник и соперник Ленина Троцкий, не покорившийся “усатому”. Всего было физически уничтожено около 800 тысяч “врагов народа”, а репрессировано с помощью пародии на суд в виде “троек” и Особого совещания в системе лагерей ГУЛАГа и тюрьмах около четырёх миллионов “вредителей”, многие из которых там и погибли;

- лживая Конституция “победившего социализма”, на словах провозглашавшая основные демократические свободы, а на деле отдавшая всю полноту власти коммунистической партии, вернее, самому Сталину и его репрессивному аппарату;

- создание партийно-хозяйственной номенклатуры – новой элиты – и системы спецраспределителей материальных благ.

      Во внешней политике в 30-х годах одновременно с постепенным признанием СССР Западом, в связи с распространением фашизма в Европе и японской экспансии в Азии, Сталин проводил разведку боем: участие в гражданской войне в Испании и вооружённые конфликты с японцами у озера Хасан и в Монголии на реке Халкин-Гол. 

      Но к концу 30-х годов Сталин, не сумевший договориться с западными демократиями, несмотря на идейное противостояние с фашистами, заключил союз с таким же успешным и беспринципным диктатором Гитлером и поделил с ним по пакту Молотова-Риббентропа страны Восточной Европы, отхватив часть Польши в виде Западной Украины и Западной Белоруссии, Прибалтику и Бессарабию. Следуя примеру Гитлера, он напал на Финляндию, бездарно положил в её снегах 75 тысяч красноармейцев, но всё-таки захватил Карельский перешеек.

      Два диктатора пытались перехитрить друг друга, но коварнее оказался Гитлер, неожиданно напав на СССР. Вопреки бодрым песням типа “но наш бронепоезд стоит на запасном пути”, СССР оказался не готов к войне, и фашистский блицкриг прокатился до стен Москвы, Ленинграда и Сталинграда. Только ценой крайнего ожесточения и неимоверных жертв народа – “Вставай, страна огромная, Вставай на смертный бой…” - удалось повернуть колесо войны на Запад и, не считая людских потерь, ценой 27 миллионов жизней, прикончить врага в Берлине. Из этих миллионов один – мои земляки, ленинградцы, погибшие, в основном, от голода и холода во время блокады. Здесь после снятия блокады родился и я, и уже после окончания войны моя будущая жена Тамара. Ну, а наши родители испили эту горькую чашу в полной мере. При Сталине умерли оба моих деда, не дождавшись моего появления на свет: Фёдор – перед войной, а Иван – в начале войны.

      После войны не полегчало: политика “закручивания гаек” продолжалась. Миллионы разнообразных “предателей” пополнили нары ГУЛАГа, были депортированы целые народы-предатели, расцвёл государственный антисемитизм. Жертвами репрессий в послевоенные годы стали ещё 6,5 миллиона человек. Сочетание тотальной лжи и цепенящего страха, обожествление личности “отца народов” Сталина привело народ к глубокому перерождению и деградации, к превращению в “совков”. Как пел наш бард Александр Дольский: “Тиранов делают рабы, А не рабов тираны”.

      Победа над фашизмом и присутствие советских войск в освобождённых странах Восточной Европы, раздел Германии, безусловно, способствовали установлению в них прокоммунистических режимов и образованию социалистического лагеря. Распространение коммунизма испугало Запад, нашего недавнего союзника в борьбе с фашизмом. На примере Хиросимы Сталину показали атомную бомбу, но наша разведка не дремала, да и физики, такие, как Сахаров, дураками не были. Через четыре года Сталин сам обзавёлся такой же “игрушкой”, которая на долгие годы не дала “холодной войне” превратиться в горячую. Была проба сил в Корее, но до всеобщей катастрофы дело не дошло.

      О том, каким монстром был товарищ Сталин в личной жизни, свидетельствует тот факт, что его жена Алилуева застрелилась, а возлюбленного своей единственной дочери Светланы кинорежиссёра Каплера он отправил в лагеря.

      Но ничто не вечно под луною. Палач миллионов и сам подыхал без медицинской помощи на полу своей спальни как чудовище, к которому даже собственная охрана боялась подойти. Точный портрет тирана и гнетущую атмосферу, созданную в стране Сталиным, гениально и смело передал Мандельштам в знаменитой эпиграмме, из которой слова не выкинешь:

                                    “Мы живём, под собою не чуя страны,
                                     Наши речи за десять шагов не слышны,
                                     А где хватит на полразговорца,
                                     Там припомнят кремлёвского горца.

                                                            Его толстые пальцы, как черви, жирны,
                                                            А слова, как пудовые гири, верны,
                                                            Тараканьи смеются усища,
                                                            И сияют его голенища.

                                     А вокруг него сброд тонкошеих вождей, 
                                     Он играет услугами полулюдей.
                                     Кто свистит, кто мяучит, кто хнычет,
                                     Он один лишь бабачит и тычет.

                                                            Как подкову куёт за указом указ:
                                                            Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз.
                                                            Что ни казнь для него – то малина
                                                            И широкая грудь осетина”.

      Поэт сполна заплатил за смелость: арест и безвестная гибель на этапе.

                                                                     ХРУЩЁВ.       

      “Облысение марксизма” продолжалось. Был такой анекдот без слов, когда рисовали сначала кружок с волосами во все стороны – это Маркс, потом другой кружочек с волосами сверху и снизу – это Энгельс, дальше – круг с волосами только снизу – Ленин, круг с волосами только сверху – Сталин – и, наконец, голый кружочек – Хрущёв. В отличие от Сталина, последний воспринимался всегда с юмором. Недаром он выступал шутом на сталинских банкетах, хотя у этого шута ещё с довоенных времён руки тоже были по локоть в крови. Этот простачок с виду вместе с председателем Совмина Маленковым сумел арестовать и расстрелять как английского шпиона страшного для всех Берию – главу всего репрессивного аппарата, а потом как кукушонок выкинуть из гнезда самого Маленкова и его “антипартийную группу”. Помогавший ему в этом деле маршал Жуков тоже попал в опалу.

      Так появился новый диктатор, который первым делом решил разделаться с “вечно живым” старым и выступил на ХХ съезде КПСС с секретным обличительным докладом, его зачитывали членам партии только на закрытых партийных собраниях. Причиной массовых беззаконий объявлялась не тоталитарная система, а “культ личности” Сталина, якобы “извратившего ленинский курс”. Вина за репрессии возлагалась лично на Сталина, Берию и его предшественника Ежова. Всё же это позволило провести частичное освобождение и реабилитацию узников ГУЛАГа. Мумию Сталина вынесли из египетской пирамиды мавзолея Ленина. Сталинград переименовали в Волгоград  (ну, не в Царицын же!).

       Послабления в сфере культуры получили название “хрущёвской оттепели”, которая, правда, быстро замёрзла после визита Хруща в Манеж на выставку выглянувшего из подполья современного искусства, свободный дух которого его простая, не испорченная лишним образованием душа решительно не принимала. Для Никиты поэт Андрей Вознесенский был “пидырастом”, а Нобелевский лауреат Пастернак – предателем Родины.

      Репрессии против церкви, слегка заглохшие при Сталине во время войны, когда немцы рвались к Москве и Сталину оставалось только молиться, при Хрущёве разгорелись с новой силой. Он обещал: “Я покажу вам последнего попа!”.

      В экономике Хрущёв прославился как чудак-экспериментатор: в рамках централизованного по отраслям планового хозяйства были организованы Совнархозы, определяющие развитие промышленности в целом на отдельных территориях и конфликтующие с министерствами; вместо пятилеток появились семилетки; после визита в Америку Хрущ стал “кукурузником” и принялся принудительно внедрять её в сельское хозяйство даже тех областей, где она расти не могла; молодёжь бросили на освоение целины в диких казахских степях… Но сути нерыночной плановой экономики эти реформы не касались. Тем не менее, однобокая концентрация усилий на развитии тяжёлой промышленности и военно-промышленного комплекса дала свои плоды: межконтинентальные баллистические ракеты позволили запустить первый спутник и отправить в полёт Гагарина, взрыв гигантской водородной бомбы “кузькина мать” отозвался эхом стука хрущёвского ботинка по столу на ассамблее ООН. На поднявшейся волне всенародной эйфории Хрущёв заявил: “Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме!”. Наступление коммунизма было обещано к 1980 году. Одной из глупостей, которую учудил Хрущёв, был подарок Крыма Украине к празднованию 300-летия воссоединения Украины с Россией. Спустя 60 лет это чуть не аукнулось большой кровью.

      Не менее утопичной была пропагандистская инициатива Хрущёва в ООН с предложением всеобщего и полного разоружения, которую он украл у царя Николая II, выступившего с подобным предложением ещё на Гаагской конференции. В реальности мир держался только благодаря ракетно-ядерному паритету между СССР и США. Когда его пытались нарушить, например, во время Карибского кризиса, мир висел на волоске. Вооружённое противостояние Востока и Запада наглядно представляла Берлинская стена. Воинский порядок в социалистическом лагере поддерживался не только братской взаимопомощью и идейным единством, но, главным образом, военной силой, как во время волнений в Польше и восстания в Венгрии.

      Не простил Хрущёву разоблачения Сталина и попыток мирного сосуществования с Западом наш “брат навек” Мао, проводивший в Китае “культурную революцию” сталинскими методами. Но Китай – не Венгрия, в результате – вооружённый конфликт на пустынном островке Даманском посреди Амура и полный разрыв с “братьями по классу”.

      СССР пытался оседлать волну национально-освободительного движения в колониях и зависимых от Запада странах по всему миру, бросая на это значительные материальные ресурсы. Колонии освободились, но все эти средства, за исключением подаренных Кубе, нашему верному союзнику на время, пропали впустую и привели только к сплочению Запада перед лицом советской экспансии.

     Безусловной заслугой Хрущёва, кроме вытаскивания на свет Божий сталинских преступлений, было широкомасштабное крупнопанельное жилищное строительство – переселение более 50 миллионов советских людей из ветхих коммунальных трущоб в малогабаритные, но отдельные “хрущобы”. Но партноменклатура не простила Хрущёву срывания фигового листка с их срамного места. Обвинив его в “волюнтаризме”, Политбюро, только что в очередь лизавшее зад “верному марксисту-ленинцу”, скинуло нелепого лидера. Хорошо, что на этот раз обошлось без кровопролития. 

      При Хрущёве в моей семье никто не родился, но никто и не умер. А для меня эпоха Хрущёва – это мои школьные годы.

                                                                 БРЕЖНЕВ.

      После смещения Хрущёва политический маятник в стране качнулся в обратную сторону. Номенклатура победила и выдвинула своим вожаком устраивавшую всех фигуру Брежнева. Подчёркивалась “коллегиальность” принятия решений в Политбюро, и одновременно на публичных мероприятиях соблюдался церемониал восхваления Генсека.

      Критика Сталина сошла на нет, наоборот, подчёркивалась его роль в победе в Великой Отечественной войне. Для борьбы с последствиями “хрущёвской оттепели” - нарастающим в стране диссидентством – органами госбезопасности была организована повсеместная слежка, буквально, за всеми, кто вызывал хоть какие-то подозрения в нелояльности официальной позиции партии.   

      В экономике Брежнев отменил хрущёвские совнархозы. При нём умножилось число министерств (более 100 общесоюзных и более 500 республиканских) и расплодилась бюрократия (18 миллионов чиновников). К этому и свелись внутренние преобразования в СССР. Попытки премьера Косыгина наладить хоть какое-то автоматическое регулирование в плановой экономике и ввести экономические стимулы для развития производства пробуксовывали. Снова вспомнили о моральных стимулах – социалистическом соревновании, движении Ударников коммунистического труда… Понятно, что на таких стимулах советская экономика не могла угнаться за со свистом уходящей вперёд в результате научно-технического прогресса экономикой Запада. Так, в 1985 г. в США действовали полтора миллиона новейших ЭВМ и 17 миллионов персональных компьютеров, а в СССР насчитывалось не более нескольких десятков тысяч таких машин. Ведь в СССР кибернетика долгое время считалась лженаукой.

       Уродливый перекос советской экономики на развитие тяжёлой и военной промышленности в ущерб выпуску товаров народного потребления, снижение темпов рост сельскохозяйственного производства, сокращение площадей пахотных земель, особенно в Европейской России, при росте населения привело к всеобщему дефициту товаров и услуг, нехватке продовольственных товаров и обеднению их ассортимента. Приобрести что-нибудь путное в магазине можно было только “по блату”. Торговали “наборами”, сбывая никому не нужный товар. В некоторых регионах дело дошло до продовольственных карточек. В Москву и в Ленинград потянулись “колбасные электрички”. А номенклатура снабжалась через спецраспределители. СССР превратился в крупнейшего импортёра зерна, мяса, масла и других жизненно необходимых продуктов и товаров первой необходимости. Закупки покрывались за счёт экспорта нефти. Так страна села на “нефтяную иглу”.

      Принятая в 1977 году новая брежневская Конституция декларировала, что в СССР построен развитой (с ударением на “о”) социализм, появилась новая социальная и интернациональная общность – советский народ – и создано не классовое, а общенародное государство, внутри которого нет и не может быть никаких противоречий. В статье 6 официально была закреплена руководящая и направляющая роль КПСС. Национальный вопрос в СССР, якобы, был окончательно решён.

      Ложь царила повсюду. Чем сложнее становилась ситуация в экономике, тем громче звучали рапорты о трудовых успехах и достижениях. Та же ложь и страх господствовали в сфере культуры, науки и образования. Но не всех думающих людей можно было испугать и заставить подстраиваться под линию партии или помалкивать. Таких сажали не только в лагеря, но и в психбольницы. Особо известных принудительно, можно сказать, без штанов вывозили на чужбину и лишали гражданства. Так, за рубежом оказались писатели Аксёнов, Солженицын, Войнович, поэты Галич и Бродский, режиссёры Тарковский и Любимов, виолончелист Ростропович и его жена певица Вишневская. Тех, кого нельзя было выпускать из страны, т.к. они слишком много знали, как, например, академик Сахаров, высылали в глушь и сажали под домашний арест. Некоторые известные деятели искусства, которые не могли вынести удушающей атмосферы, сами добровольно оставались во время гастролей за границей. Например, “невозвращенцы” - артисты балета Нуриев, Барышников, Макарова, дирижёр Кондрашин, фигуристы Белоусова и Протопопов. 

      Ростки свободного искусства невозможно было закатать под асфальт. Писатели-деревенщики Абрамов, Астафьев, Белов, Распутин, Можаев, Шукшин писали правду о жизни колхозной деревни, правду о жителях правительственного дома на набережной - Трифонов, правду о войне – Васильев и другие. “Магнитофонная революция” широко распространяла в народе песни таких бардов, как Окуджава, Кукин, Визбор, Ким, Высоцкий, проникнутые духом свободы. Райкин и Жванецкий поднимали на смех советские порядки. Под влиянием этих талантливых людей в конце брежневского периода даже многие партийные начальники лишь на словах оставались убеждёнными коммунистами, тем более, что они в своих заграничных командировках сами воочию убедились, как далеко шагнул Запад.

      Стагнация проявлялась не только в экономике и культуре, но и в сфере управления. Повсюду наблюдалось отсутствие социальных лифтов. Талант, рабочие качества ничего не значили. Процветало кумовство. Карьеру приспособленца можно было сделать только по партийной линии. Престарелые начальники десятилетиями сидели на своих постах, не давая дороги молодёжи и тормозя всякий прогресс. Особо показательным примером было само Политбюро ЦК КПСС. Портреты вождей нёс народ на всех праздничных демонстрациях, иконостас с их фотографиями висел в Красном уголке любого учреждения или предприятия. Постепенно Политбюро превратилось в сборище герантократов, служившее в народе предметом анекдотов. Например, о несменяемом со сталинских времён Анастасе Микояне, одном из бакинских комиссаров, говорили: “От Ильича до Ильича без паралича”. Сам Брежнев под конец с трудом зачитывал свои речи по бумажке и, к примеру, вместо “систематически” слышалось “сиськи-масиськи”. Анекдотичным был и культ личности Брежнева, его любовь к наградам: четырежды Герой Советского Союза и Герой Социалистического труда, лауреат Международной Ленинской премии “За укрепление мира между народами” и лауреат Ленинской премии по литературе за книжки, которые он сам не писал и в которых гипертрофировалась его роль в войне и освоении целины. Как настоящий русский, он любил быструю езду и дорогие импортные автомобили.

      Несмотря на череду локальных вооружённых конфликтов: десять лет вьетнамской войны, где СССР оказывал вьетнамским коммунистам прямую военную помощь против американцев, помощь арабам во время арабо-израильской войны 1967 года и Индии во время её войны с Пакистаном, коммунистическим повстанцам в многочисленных войнах в Африке – Ангола, Мозамбик, Гвинея (Бисау), Эфиопия, помощь Кубе и Никарагуа, - в глобальных международных отношениях ввиду стратегического ядерного паритета между СССР и США стороны были вынуждены вести политическую игру. Так родилась политика разрядки международной напряжённости, результатом которой было подписание Хельсинских соглашений, установивших принципы мирного сосуществования в Европе, и, в частности, разрешение эмиграции евреев. Но она продолжалась недолго – до начала Афганской войны, в которой “ограниченный контингент” Советской Армии завяз так же, как американцы во Вьетнаме. 14 тысяч “грузов 200”, доставленных из Афганистана, подорвали авторитет власти коммунистов не только в СССР, но и во всём мире. В частности, Западом был объявлен бойкот московской Олимпиады 1980 года, а президент США Рейган назвал СССР “империей зла”.

      Всё это, как и целенаправленная западная пропаганда, направленная на разрушение единства соцлагеря и самих коммунистических режимов, постепенно подтачивало устои мировой социалистической системы: помимо полного раздрая с Китаем, доставшимся в наследство от Хрущёва, в 1967 году расцвела “пражская весна” - попытка создать “социализм с человеческим лицом”, которая закончилась введением в Чехословакию танков Варшавского договора. В 70-х годах в Польше образовался независимый профсоюз “Солидарность”, который не удалось задавить даже введением военного положения в 1981 году. От СССР отдалилась Румыния, полностью порвали с ним отношения Югославия и Албания, а в войне Китая с Вьетнамом наши поддержали Вьетнам.

      Здоровье Брежнева, замечу, страстного курильщика, под конец совсем развалилось - на публичных мероприятиях он производил впечатление то ли пьяного, то ли наркомана. Леонид Ильич даже просил Политбюро избавить его от власти, но, видимо, он был так удобен номенклатуре, что пришлось ему тянуть лямку до последнего. В 1982 году он тихо умер во сне. Брежнев не был кровавым тираном. От природы он был положительным, добрым человеком, но инерция системы брала своё, да и правил, скорее, не он лично, а всё та же номенклатурная клика, которая его окружала.

      Эпоха Брежнева – время моего студенчества и не бог весть какого профессионального роста: от простого инженера до кандидата наук и старшего научного сотрудника. В это время я женился и родил сына. Умерли обе моих бабушки – Аня и Фима.

                                                                АНДРОПОВ.

      Хоронил Брежнева руководитель КГБ Андропов, который и стал лидером партии и государства. Как настоящий чекист, имевший “чистые руки, холодную голову и горячее сердце”, он пытался навести порядок в разлагающемся государстве, например, устраивал облавы на тунеядцев, сидевших в кино в рабочее время. Но через год и три месяца Андропов скончался. Мой отец умер при Андропове.

                                                                  ЧЕРНЕНКО.

      Следующие торжественные похороны проводил ещё один член брежневского Политбюро – первый на очереди - Черненко, а у нас кто покойника хоронит, тот после него и правит. Этот дряхлый старик был совершенно неспособен управлять государством и через год тоже помер.

                                                                  ГОРБАЧЁВ.

     Всем стало понятно, что омоложение руководства – хоть и печальная, но насущная необходимость. На похоронах Черненко командовал Горбачёв – самый молодой член брежневского Политбюро, на которого возлагались большие надежды. Внешне он разительно отличался от прежних, простых и суровых большевистских вождей, обитающих на недосягаемых высотах кремлёвских эмпиреев. В начале своего правления он с открытым взглядом и обаятельной улыбкой не боялся оказаться в гуще простого народа. Несмотря на провинциальный ставропольский говорок, на его лице лежала печать интеллигентности, а на его лбу – огромное родимое пятно, за что в народе его прозвали “меченым”. Только кем – Богом или чёртом? Через год после прихода Горбачёва страну постигла ядерная катастрофа в Чернобыле, подчеркнувшая неотложную необходимость реформ.

      Горбачёв обещал углубить (с ударением на у) социалистическую демократию. Он начал с кадровой революции. Но простой заменой старых кадров на молодые проблем страны было не решить. Неудачи стратегии “ускорения”,  построенной, как и прежде, на энтузиазме трудящихся, и очередной антиалкогольной кампании, приведшей лишь к вырубке виноградников, показали, что необходимы коренные перемены, прежде всего, в структуре власти.

      Курс на создание “социалистического правового государства”, “разделение властей”, “советский парламентаризм” был направлен на постепенный переход властных функций от обкомов и парткомов к государственным органам, т.е. на пересадку партийных начальников в Советы. Для реализации этих идей в 1989 г. был созван Съезд народных депутатов СССР при относительно свободных выборах. Из его состава как постоянно действующий парламент был избран Верховный Совет СССР, Горбачёв стал его Председателем, а потом и Президентом СССР. Народ прильнул к телевизорам, смотря и слушая в прямом эфире непривычно свободные речи народных депутатов, высказывавших совершенно разные мнения о путях развития страны. На Съезде оформились два направления: межрегиональная группа из независимых депутатов во главе с академиком Сахаровым и “агрессивно-послушное большинство” из членов КПСС. Отмена шестой статьи Конституции послужила спусковым крючком к формированию многих партий: от “Демократического союза” до Компартии Российской Федерации (КПРФ), а также Народных Фронтов в республиках и регионах. Начался массовый выход простых членов партии из КПСС.

      Провозглашение “гласности”, постепенно ставшей свободой слова, подтолкнуло эти политические процессы. Поток новой литературы – Рыбаков, Дудинцев, Гранин, Трифонов, Гроссман, Приставкин, публикация ранее запрещённых произведений Волошина, Гумилёва, Набокова, Ходасевича, Замятина, работ русских философов – Бердяева, Соловьёва, Розанова, Лосева, Сорокина, сочинений политэмигрантов, таких, как Солженицын, запрещённой западной литературы, например, Оруэлла – всё это перевернуло массовое сознание, так же, как и такие фильмы, как “Покаяние”, “Холодное лето 53-го” и др. На телевидении появились острые передачи – “Взгляд”, “5-е колесо”, пользующиеся такой же популярностью, как трансляции Съезда.

      Сталинизм был окончательно развенчан, и началась массовая реабилитация жертв сталинских репрессий: от расстрелянной “ленинской гвардии” до разорённого крестьянства и насильственно переселённых народов. Это приветствовали потомки расстрелянных и репрессированных, но потомкам их палачей и охранников такое понравиться не могло. В “едином советском народе” произошёл глубокий раскол не только на идейной, но и на национальной почве. Начались кровавые межнациональные столкновения: в Алма-Ате, в Нагорном Карабахе, Сумгаите, Тбилиси, в Узбекистане и в Вильнюсе.

      Но экономические преобразования в СССР шли туго. Началось сокращение производства в промышленности и сельском хозяйстве, что привело к окончательному опустошению полок в магазинах и введению талонов на продукты питания даже в Москве и Ленинграде. В то же время объявление некоторой экономической свободы привело к легализации “теневой экономики”, которой занимались как уголовные преступники, так и представители партийно-хозяйственной номенклатуры, нажившие начальные капиталы на коррупции, особенно молодые, циничные и идейно не зашоренные комсомольские работники. Почувствовав слабость центральной власти, элиты национальных республик как крысы стали разбегаться с тонущего корабля СССР. Литовская ССР первой заявила о своём суверенитете.

      Тогда же в 1990 году РСФСР избрала свой Съезд народных депутатов. Председателем Верховного Совета РСФСР, затем Президентом России стал Ельцин – опальный бывший первый секретарь Московского горкома КПСС, кандидат в члены Политбюро КПСС, ярый противник Горбачёва, примкнувший на Съезде народных депутатов СССР к Межрегиональной группе и ставший её лидером после внезапной смерти академика Сахарова. На радикальную экономическую реформу под названием “500 дней”, предусматривающую приватизацию за этот короткий срок государственных предприятий, предложенную экономистом Явлинским, Горбачёв так и не решился.

      Во внешней политике Горбачёв употреблял “новое мышление” (с ударением на “ы”), предусматривающее отказ от “пролетарского интернационализма”, признание целостности мира и невозможность решения международных проблем силой. Сторонник “общечеловеческих ценностей” широко распахнул свои объятия таким лидерам Запада, как Президенты США Рейган и Джордж Буш и премьер Великобритании Маргарет Тэтчер, с которыми у него установились любовь и дружба.

      Первой ласточкой “разрядки напряжённости” было Соглашение об уничтожении ядерных ракет среднего и ближнего радиуса действия 1987 года, а в 1991 г. был подписан Договор об ограничении стратегических наступательных вооружений, положившие предел безумной гонке вооружений между СССР и США в области ракетно-ядерного оружия, которая потеряла уже всякий смысл, т.к. стороны достигли такого уровня этих вооружений, что могли многократно уничтожить друг друга и всю планету. 

      Шагом навстречу здравому смыслу был вывод советских войск из Афганистана в 1989 году, т.к. стало ясно, что превратить эту страну в послушного сателлита не удастся никакой мировой державе. СССР прекратил военную помощь прокоммунистическим силам и своим “союзникам” в Африке, Центральной Америке и арабских государствах. Удалось перевести отношения с Китаем в нормальное межгосударственное русло.

      Крупнейшим геополитическим событием и подарком Западу стал вывод миллионных контингентов советских войск из ГДР и других стран Варшавского договора в 1989 году, после чего во всех этих странах произошли “бархатные революции”, покончившие с коммунистическими режимами, которые, как оказалось, держались только на советских штыках. Правда, в Румынии местного диктатора Чаушеску расстреляли. В Берлине народ с ликованием разрушил Берлинскую стену, и произошло воссоединение Германии. Пришедшие к власти в бывших странах народной демократии силы мгновенно переориентировались на Запад. Организация Варшавского договора и Совет экономической взаимопомощи были распущены в 1991 году без всяких условий со стороны СССР. Горбачёв понадеялся на устные заверения руководителей западных стран о том, что войска НАТО не будут придвинуты к нашим границам и Запад окажет СССР помощь в решении экономических проблем.  Видимо, он лелеял наивную мечту о полном слиянии СССР с Западом в любовных объятиях.

      Внутри СССР тоже нарастали центробежные силы. Горбачёв предложил заключить новый Союзный договор между республиками на федеративной основе, подписание которого было намечено на 20 августа 1991 года. Такая внутренняя и внешняя политика Горбачёва вызвала настоящую ненависть к нему в кругах высшего партийного и советского руководства, и 19 августа был создан Государственный комитет по чрезвычайному положению – ГКЧП, в который вошли все ближайшие друзья-приспешники Горбачёва: вице-президент, премьер-министр и министры-силовики. ГКЧП изолировал Президента на даче Форос в Крыму, объявил в стране чрезвычайное положение, отменил все демократические новации Горбачёва, установил жёсткую цензуру в СМИ и ввёл войска в Москву. 

      Но джинна свободы уже нельзя было загнать обратно в бутылку. Президент России Ельцин выступил против ГКЧП, и народ, особенно в Москве и Ленинграде, его поддержал. Члены ГКЧП с дрожащими руками струсили, не решились на кровопролитие и были арестованы. Ельцин возвратил Горбачёва в Москву, но реальную власть Президент СССР потерял. 

      Воспользовавшись удобным моментом, партийно-советские элиты во всех республиках Советского Союза приняли декларации о независимости и не пожелали подписать даже конфедеративный Договор о Союзе Суверенных Государств. В декабре 1991 г. в Беловежской пуще состоялась встреча лидеров “братьев-славян” - России, Украины и Белоруссии, которые заявили о денонсации Союзного договора 1922 года и образовании Содружества Независимых Государств (СНГ) – рыхлой, ни к чему не обязывающей структуры, в которую позже вошли 11 бывших советских республик, кроме Прибалтики. Михаил Сергеевич в прямом телеэфире, чуть не плача, объявил о сложении с себя полномочий Президента СССР.

      Никто не поддержал недавно столь популярную фигуру. Для одних он стал изменником светлых идеалов коммунизма, для других – предателем великого Отечества, для третьих – трепачём и тормозом радикальных демократических реформ, много обещавшим, но слишком мало сделавшим для превращения страны в нормальное демократическое государство. Слишком медленно, по кусочкам он обрубал коммунистический хвост от нашей бедной советской собаки – СССР, вот она его и кусила. Не любили его ещё и из-за того, что он всюду выставлял вперёд свою обожаемую жену Раису – даму не из простых, а наш народ подкаблучников не уважал. Так из лучших побуждений прекраснодушными краснобаями и неумёхами вмиг рушатся великие государства. Что-то в этой истории напомнило мне конец Российской империи.

      В эпоху Горбачёва я сменил работу и стал доцентом, а в её конце был избран народным депутатом.

                                                                 ЕЛЬЦИН.

      Усевшись в Кремле и будучи человеком решительным, Ельцин рванул с места в карьер, назначил и.о. премьер-министра молодого экономиста-либерала Егора Гайдара и начал обратный переход России от социализма к капитализму. “Шоковая терапия” Гайдара сводилась к объявлению свободы торговли и либерализации цен. К концу 1992 года цены подскочили в 25 раз, зато на прилавках магазинов появилось невиданное изобилие продуктов. Страна превратилась в огромную барахолку, в которую хлынул поток импортных товаров. Стало возможным купить всё, что душе угодно, были бы деньги.

      С другой стороны, не выдержав конкуренции с импортом, множество отечественных предприятий закрылись. Поступления в бюджет страны резко сократились. Не хватало денег не только на науку, культуру, образование и здравоохранение, но даже на таких “священных коров” как армия и военно-промышленный комплекс, тем более, что в условиях разрядки напряжённости необходимость в них вроде бы отпала. В результате – массовая безработица и обнищание населения, которое бросили, как щенка в воду: хочешь жить – плыви! Резко подскочила преступность, особенно среди спортсменов-профессионалов, возглавивших многочисленные банды, занявшиеся рэкетом.

       Помочь людям выжить была призвана программа приватизации государственной собственности, по которой каждому гражданину выдали приватизационный чек – ваучер, стоимость которого оценивали примерно в стоимость автомобиля “Волга”. Ваучер давал право стать акционером приватизируемого предприятия. Первоначально задумывали сделать ваучеры именными, чтобы их можно было использовать только для этой цели. Тогда сособственниками предприятий могли бы стать массы простых людей – это идея “народного капитализма”. Но победил другой подход: ваучер сделали безымянным, и он превратился в товар, который можно было продать. Т.к. продавцов было очень много, а людей с деньгами, которые могли бы скупать ваучеры, очень мало, то рыночная цена ваучера упала до цены пол-литра водки, чем наш народ и удовольствовался. Ваучеры, а, стало быть, и предприятия, скупили те, у кого были деньги и реальные рычаги управления госсобственностью – власть и сила, - партийно-хозяйственное руководство и уголовники. Быстро сформировалась новая богатая элита страны с привычкой нахапать как можно больше. Эти люди раньше распоряжались, а теперь стали законными частными собственниками “заводов, газет, пароходов”. Сам Гайдар писал: “Власть конвертировалась в собственность”. В стране образовался огромный разрыв в доходах и имуществе между бедными и богатыми.

      Большинство новых хозяев предприятий, стремясь поскорее набить свой карман, старались не столько модернизировать производство, сколько перевести и вложить прибыль, полученную в России, в банки и предприятия за границей. Полным ходом стартовало “бегство капиталов” за рубеж. Настоящая элита страны – советские учёные и инженеры – новым собственникам оказалась не нужна. За границу рванул ещё один поток, под названием “брейн дрейн” - утечка мозгов. Вкладывать деньги в России стало выгодно только в две отрасли: в торговлю и “нефтянку”. Экспорт нефти и газа сформировал “экономику трубы”. Россия прочно села на “нефтяную иглу”.

      Меньше, чем через год, Гайдара на посту премьера сменил Черномырдин – бывший член ЦК КПСС, министр газовой промышленности СССР, а тогда - типичный “красный директор”, владелец “Газпрома”, один из новых хозяев страны. Про него ходил анекдот: “Где ваше место рождения? – Какое – нефтяное или газовое?” Главной задачей Черномырдина было раздобыть денег в бюджет. Он выпросил кредиты у МВФ и Всемирного банка и начал выпуск государственных краткосрочных облигаций (ГКО) с доходностью 170% годовых. Более пяти лет государственный долг – внешний и внутренний – рос и рос, а нефть стала стремительно падать в цене. В 1998 г. за несколько дней до его шестидесятилетия Ельцин внезапно уволил Черномырдина.

      Новый премьер – молодой Кириенко, бывший секретарь горьковского обкома ВЛКСМ, успешный бизнесмен и друг Немцова – объявил о прекращении выплат по ГКО и отмене валютного коридора, который хоть как-то сдерживал инфляцию. Это был настоящий дефолт – банкротство государства перед своими кредиторами. На смену временному “мальчику для битья” Кириенко Ельцин хотел было вернуть проверенного Черномырдина, но Дума взбунтовалась, дважды отклоняла его кандидатуру и рекомендовала самому Ельцину уйти в отставку, на что он ответил: “Не дождётесь, не уйду!”.

       Пришлось Ельцину уговаривать на премьерство “старого волка” Примакова, бывшего первого зама главы КГБ и министра иностранных дел СССР, врага выскочки-олигарха Березовского. Он объявил о девальвации рубля. Очередной грабёж народа помог вдвое снизить государственные расходы, дал стимулы для развития производства и выхода из кризиса. Через 4 месяца экономика пошла в рост. Успехи премьера вызвали у Ельцина подозрения, не метит ли тот на президентское кресло? “Не так сели, понимаешь!” - и на миг Степашин, глава МВД и бывший директор контрразведки, сменил Примакова. Этот успел провести денежную эмиссию, уехал в Дагестан разбираться с чеченскими бандитами, но, вернувшись в Москву к своему премьерскому креслу, был вынужден объявить: “Садиться не буду, чтоб не засидеться”.

      Чехарда премьеров закончилась назначением на этот пост моего земляка Путина, сделавшего блестящую карьеру: от резидента советской разведки в ГДР через пост вице-мэра Санкт-Петербурга при Собчаке – в аппарат Президента Ельцина, где он стал первым замом главы администрации, потом директором ФСБ и, наконец, премьер-министром.

      Не менее кардинальные преобразования, чем в экономике, ждали Россию при Ельцине и в области политического устройства. Какой должна быть Конституция новой России – президентской или парламентской? – Вот вопрос, ставший причиной нового политического кризиса 1993 года. Президент Ельцин жаждал реальной, а не представительской власти, а депутаты Верховного Совета РСФСР, как любые “избранники народа”, желали своего полновластия. Большинство в ВС РСФСР принадлежало коммунистам, поэтому выбор был между возвратом к прошлому – советской власти – и движением в неизвестное и пугающее будущее. 

      Как всегда, Ельцин, не мороча себя юридическими закорюками, решительно взялся за дело, распустил Верховный Совет, назначил дату выборов в Государственную Думу и референдума по новой Конституции. Верховный Совет не подчинился, в свою очередь, отстранил Ельцина и назначил и.о. Президента генерала Руцкого. Ельцин окружил войсками резиденцию ВС РСФСР – Белый дом. Сторонники красно-коричневого Верховного Совета захватили московскую мэрию и пошли на штурм телевидения в Останкино. В Москве разгорелась настоящая гражданская мини-война. Танки дали залп по Белому дому, спецназ начал его штурм, и в прямом телевизионном эфире мы увидели, как лидеров восставших – Руцкого, Председателя ВС Хасбулатова и других депутатов с поднятыми руками выводят и грузят в автозаки.

      Первые выборы в Госдуму дали неожиданный результат: по партийным спискам наибольшее число голосов набрали не коммунисты КПРФ и не демократы и центристы из “Выбора России”, а популисты Жириновского из ЛДПР. Правда, по избирательным округам победил “Выбор России”, воспринимаемый тогда как правящая партия, но абсолютного большинства в Думе он не получил. Ельцинская Конституция на референдуме прошла со скрипом – 58,4% голосов избирателей. 

      Казалось, демократия победила. КПСС была запрещена, но робкая попытка устроить над ней новый “нюрнбергский процесс” была спущена на тормозах. Былой решительности, чтобы подвергнуть люстрации партийную номенклатуру и вычеркнуть её из политической жизни, на этот раз Ельцину не хватило: ведь он и сам был “из бывших”. 

      Вместо КПСС неисправимые коммунисты влились в КПРФ, демократы рассыпались по множеству мелких партий, из которых основными были “Демократический выбор России” и “Яблоко”, непримиримо соперничавшие друг с другом, ЛДПР прочно укоренилась в сердцах поклонников клоуна Жириновского. “Партия власти”, возглавляемая премьером Черномырдиным, - “Наш дом – Россия” - научилась покупать голоса избирателей на выборах в Госдуму 1995 г..

      Главными выборами были президентские выборы 1996 года. Перед этими выборами рейтинг Ельцина упал до нескольких процентов – результат, прежде всего, его экономической политики: обнищания населения и сказочного обогащения олигархов “семибанкирщины”, уже реально севших на хребет народа и определявших политику государства. Здоровье Ельцина тоже оставляло желать лучшего, положение усугублялось его склонностью к алкоголю.

      Основным соперником Ельцина был коммунист Зюганов. Возвращение к власти коммунистов не входило в планы новой элиты. Была развёрнута мощная пропагандистская избирательная кампания, во время которой больной Ельцин даже танцевал твист на подмостках. Он получил инфаркт, но был избран с минимальным и весьма сомнительным перевесом.

      Объявленная при Ельцине свобода в области культуры стала поворачиваться разными, не всегда прекрасными боками. С одной стороны, отсутствие цензуры, конечно, давало артистам и художникам свободу творчества, а с другой – отсутствие государственных заказов и финансирования бросало творцов в рабскую зависимость от тугих кошельков. Вместо единственно дозволенного при большевиках соцреализма стали рекламировать непонятный массам авангард, искусство стало элитарным.

      Исчезновение “железного занавеса” познакомило население с достижениями мировой культуры и, одновременно, поток низкопробной “массовой культуры” забил все теле- и радиоканалы, театры и кинотеатры, выставки, стадионы и прочие площадки. Открытие границ вызвало отъезд из страны многих лучших артистов и, особенно, музыкантов.

      Началось религиозное возрождение России: регистрация религиозных общин различных конфессий, возвращение им храмов, строительство новых, в частности, возрождение Храма Христа Спасителя в Москве.

      Самое серьёзное испытание на прочность ждало Россию в связи с попытками сепаратистов в Чечне и Татарстане отделиться от России, что могло бы, в случае успеха, запустить цепную реакцию развала всей России по образу и подобию развала СССР. В Татарстане, к счастью, нашёлся разумный лидер Шаймиев, сумевший в обмен на “особый статус” сохранить республику в составе России.

      Но в Чечне генерал Дудаев в мечте о “Кавказском эмирате” сделал ставку на боевиков и объявил джихад России. В 1999 г. российские войска вошли в Чечню, загнали боевиков в горы, убили Дудаева, но чеченцы сумели отбить Грозный и, используя методы террористической войны, принудили Ельцина к миру в Хасавюрте. Чечня была окружена “санитарным кордоном”, и в ней царили законы шариата.

      Распад СССР и соцлагеря серьёзно подорвал стратегические военные возможности России: она потеряла всех союзников, военные базы на территориях бывших союзных республик, на Балтийском, Каспийском и Чёрном морях, существенно упала численность армии, войска НАТО заняли казармы советских войск в Германии и Восточной Европе. Россия заключила с США Договор об ограничении стратегических наступательных вооружений СНВ-2 и Конвенцию о запрещении химического оружия.

      Запад воспринимал уступчивость России как признак слабости и проигрыша в холодной войне и постоянно следовал только своим интересам. С Ельциным западные лидеры установили демонстративно панибратские отношения, откровенно посмеиваясь над его манерами, чудачествами-“загогулинами” и пьянством. В таком качестве они пригласили его в клуб избранных лидеров главных западных стран – “большую семёрку”, которая стала “восьмёркой”. Некоторое охлаждение произошло во время Балканского кризиса, когда натовские бомбардировки Сербии заставили её смириться с отделением Косово, а наш премьер Примаков демонстративно повернул свой самолёт, летевший в США, над Атлантикой.

      В ближнем зарубежье Россия помогла погасить вооружённые конфликты в Таджикистане, Грузии, Нагорном Карабахе, Приднестровье. Но надежды на преобразование СНГ в крепкий союз не оправдались. Грузия, Украина, Узбекистан, Азербайджан и Молдова образовали блок ГУУАМ (ну, просто американская база на острове Гуам!), ориентированный на Запад. А у нас союзнических отношений с Западом, к которым Россия так стремилась, так и не возникло. Единственным “союзником” России осталась Беларусь во главе с батькой Лукашенко, заключившая с нами договор об образовании “союзного государства” с неизвестным сроком исполнения.

      В целом, Ельцин, конечно, перевернул Россию, но сделал это так коряво, с такими потерями и деформациями в государственном устройстве, экономике, культуре, во внешней и внутренней политике, что к ней вполне подошли слова из песни Шевчука “Родина”:

                                                   “Еду я на родину, 
                                                    Пусть кричат – уродина,
                                                     А она мне нравится,
                                                     Хоть и не красавица,
                                                     К сволочи доверчива,
                                                     Ну, а к нам – тра-ля-ля, ля-ля-ля, ля-ля-ля.
                                                     Эй, начальник!

                            Боже, сколько правды в глазах государственных шлюх!
                            Боже, сколько веры в руках отставных палачей!
                                                                    Ты не дай им опять закатать рукава,
                                                                    Ты не дай им опять закатать рукава
                                                                    Суетливых ночей.

                                                      Чёрные фары у соседних ворот,
                                                      Лютики, наручники, порванный рот.
                                                      Сколько раз, покатившись, моя голова
                                                      С переполненной плахи летела сюда, где
                                                      Родина” …

      Под конец совершенно больной Ельцин нашёл-таки себе преемника в лице Путина и перед началом нового тысячелетия объявил о своей отставке. От Путина Ельцин и “семья” получили, видимо, гарантии неприкосновенности, недаром первый же указ Президента Путина назывался “О гарантиях Президенту РФ, прекратившему исполнение своих полномочий, и членам его семьи”. Заодно и себе соломку подстелил. Ну, вся история России показывает, что не могут наши правители добровольно отказаться от власти, не опасаясь за свою жизнь и ставшими привычными привилегии. Поэтому передача власти новому правителю опять обошлась без крови, в конституционных рамках. До этого Путин и его движение “Единство” обеспечили себе победу на выборах в Госдуму 1999 г.. 

      При Ельцине умер мой крёстный отец и дядя Кыка, а я занимался политикой, антиквариатом и ремонтом квартир.

                                                                                ПУТИН  I.

      Путин начал с укрепления разваливавшейся при Ельцине Федерации. Он разделил Россию на семь федеральных округов, объединивших в себе несколько соседствующих областей и республик. В каждом округе он назначил своё доверенное лицо – полномочного представителя Президента, создал объединённые органы прокуратуры и внутренних дел. Губернаторов, заседавших в Москве в верхней палате парламента – Совете Федерации, отправил по местам, а насиженные места лоббистов в СФ заняли их представители и представители законодательных органов регионов. Во время своего второго президентского срока он отменил выборы и стал назначать губернаторов, а в связи с доминированием его партии “Единая Россия” выборы в Госдуму стали проводить только по партийным спискам, чтобы отсеять всяких там горлопанов-одиночек.  Слабая попытка создать двухпартийную систему, приласкав “Справедливую Россию”, не удалась – все начальники хором ринулись в “Единую Россию” – “Едро”, так что практически установилась однопартийная система «партии власти». По меткому выражению Черномырдина: “У нас что ни строй – всё КПСС получается”. В кадровой политике Путин всюду сажал на руководство своих старых питерских друзей, близких ему ещё по кооперативу “Озеро” и службе в разведке. 

      Особое внимание Путин уделил государственным символам России и, видимо, чтобы угодить всем, пошёл на забавный компромисс: в качестве флага оставил демократический триколор, как герб республиканской России использовал герб Российской империи – двуглавый орёл с коронами, скипетром, державой и святым Георгием Победоносцем – для националистов, а для коммунистов гимн оставил прежний, советский, только слова в нём слегка переписал автор “Союза нерушимого” Сергей Михалков, вставивший в текст даже упоминание о Боге. А при Ельцине все уже было привыкли к “Патриотической песне” Глинки. Красное знамя осталось знаменем российской армии, а флот получил андреевский флаг.

      Гнойным нарывом, доставшемся Путину от Ельцина, была Чечня – Ичкерия. Победившие боевики добывали себе деньги привычными разбойничьими путями: похищением людей, сбытом ворованной нефти и бензина, контрабандой наркотиков и фальшивых денег, набегами на соседние территории. Ичкерия стала сплошным лагерем подготовки боевиков. Через границу с Грузией в неё потянулись любители повоевать и пограбить во имя Аллаха со всего мира, особенно, из арабских стран, связанные с Аль-Каидой. Ещё в 1999 г. они вторглись в горные районы Дагестана, но, не встретив поддержки мусульманского населения, были выбиты оттуда. Боевики ответили террором – взрывами многоэтажных жилых домов в Москве, Буйнакске и Волгодонске.

      Ещё при Ельцине Россия снова ввела в Чечню войска. Началась длительная партизанская война. Были убиты многие главари боевиков, в том числе “президент Ичкерии” Масхадов, Басаев, Хаттаб и другие. С муфтием Чечни Ахматом Кадыровым, первоначально ставшим на сторону сепаратистов, удалось договориться и поставить его во главе Чеченской республики. В Чечню вкладывались большие средства, разрушенный Грозный стал вновь отстраиваться. Боевики перешли к террору на территории России – захват мюзик-холла в Москве на Дубровке в 2002 году и школы в осетинском Беслане в 2004. Тем не менее, Запад поддерживал лидеров чеченских сепаратистов, апеллируя к нарушению прав человека в Чечне. Эта критика не стихла даже после 11 сентября 2001 года – разрушения двух небоскрёбов Всемирного торгового центра в Нью-Йорке и Пентагона в Вашингтоне авиалайнерами, захваченными Аль-Каидой, - и начала ответной американской и международной контртеррористической операции в Афганистане.

      С олигархией – вторым “подарком” Ельцина – тоже нельзя было не считаться. Путин, видимо, договорился с олигархами, что не будет поминать старое – как там они “заработали” свои миллиарды, но потребовал от них невмешательства в политику. Те, кто не покорился – Гусинский, Березовский, Ходорковский – были разорены и в конце концов эмигрировали. Заодно телевизионные каналы НТВ и ОРТ перешли к государству. Особо амбициозного Ходорковского на десять лет упекли в тюрьму. “Сибнефть” Абрамовича, одного из ельцинской “семьи”, посаженного губернатором Чукотки, перешла к госкорпорации “Газпромнефть”. Остальные нефтебароны сразу существенно увеличили отчисления в бюджет. Так Путин способствовал созданию крупных контролируемых государством корпораций. 

      В экономической сфере, благодаря высоким мировым ценам на нефть, Россия прекратила внешние заимствования и стала выплачивать госдолги. Путин провёл успешную налоговую реформу, в частности, ввёл “плоскую” шкалу для налога на доходы физических лиц независимо от их доходов – 13%, что повысило собираемость налогов. Принятый в 2001 г. Земельный кодекс разрешил куплю-продажу земли, Трудовой кодекс способствовал сокращению практики выдачи “серых” зарплат в конвертах. Судебная реформа ввела в действие процессуальные кодексы – уголовный, арбитражный, гражданский, отделила следствие от прокуратуры, объединила Верховный и Арбитражный суды для прекращения двойного судопроизводства по одному делу. Был установлен порядок наследования имущества. Всё это способствовало экономическому росту, созданию солидного золотовалютного запаса и Стабилизационного фонда на случай экономического кризиса.

      Во внешней политике Путин продолжал участвовать во встречах “большой восьмёрки” и всячески давал понять о своём стремлении к интеграции с Западом, например, предложил Европе экономический альянс от Лиссабона до Владивостока. Он помог американцам в 2001 г. развернуть КТО в Афганистане, закрыл наши военные базы во Вьетнаме и на Кубе. 

      Но вступление в НАТО семи стран Восточной Европы, бывших стран народной демократии и, в том числе, трёх прибалтийских республик Советского Союза, вызвало его раздражение, так же, как и вторжение американских войск в Ирак в 2003 г. без санкции ООН. Ещё одним раздражителем было размещение американской системы противоракетной обороны в Польше и Чехии. В западных СМИ раздувалась антироссийская кампания по загадочным делам об убийствах юриста Магнитского в тюрьме “Матросская тишина” и разведчика Литвиненко в Лондоне. Речь Путина в Мюнхене в 2007 г. предостерегала Запад от дальнейшего давления на Россию. Катастрофа атомной подводной лодки “Курск”, случившаяся ещё в 2000 г., была сигналом неблагополучия в войсках. Путин начал укрепление и перевооружение армии и флота. На Востоке Путин окончательно демаркировал границу с Китаем, поделив спорные острова на Амуре. 

      На фоне этих побед, успехов и стабильного развития популярность Путина в России росла. На президентских выборах 2000 года он получил 53% голосов уже в первом туре, а в 2004 – 71%. Несмотря на такую поддержку, Путин не стал грубо подгонять Конституцию под себя, и на президентские выборы в 2008 г. привёл под руку своего питерского кореша – председателя совета директоров “Газпрома” и первого зама премьер-министра, курировавшего национальные проекты, Медведева.

      В первую путинскую эпоху умерли моя мама и тесть. Я на старости лет учился рисовать и реставрировать картины, сам преподавал, строил свой дом и на пенсии работал в аппарате Законодательного Собрания Санкт-Петербурга.


                                                                       МЕДВЕДЕВ.

      Первое испытание Медведева на посту Президента России случилось как раз во время Олимпиады 2008 года в Пекине, где Путин присутствовал на церемонии открытия. Внезапное нападение Грузии на Цхинвал с убийством десяти российских миротворцев заставило Медведева принять одно из немногих самостоятельных решений: он дал приказ о “принуждении Грузии к миру”. В результате пятидневной войны танки 58-ой армии покатили на беззащитный Тбилиси. С помощью срочно прилетевшего в Москву президента Франции Саркози это движение было остановлено, президент Грузии – “политический труп” Саакашвили - спасён.

      В результате этого конфликта Россия официально признала ранее никем не признанные республики – Абхазию и Южную Осетию, но окончательно испортила отношения с Грузией. Медведев обвинил США в организации этой военной провокации, пути России и Запада ещё больше разошлись.

      Второе испытание ждало Медведева через месяц – в сентябре в США разразился финансовый кризис, как снежный ком прокатившийся по всему миру. Он ударил и по России и привёл к падению реальных доходов населения. Нервная обстановка того времени отражена в словах Медведева: “Перестаньте кошмарить бизнес!”. Благодаря антикризисным мерам правительства, в частности, замене 26%-го единого социального налога на три страховых взноса общим весом в 34% от фонда зарплаты, к декабрю 2009 г. премьер-министр Путин заявил о преодолении кризиса.

      Во внешней политике местоблюститель, естественно, тоже продолжал политику Путина. Медведев вместе с избранным в 2009 г. новым президентом США Обамой подписал соглашение о транзите американских военных грузов в Афганистан и Договор 2010 года о сокращении стратегических наступательных вооружений СНВ-3 сроком на 10 лет. Однако Медведев оговорил, что этот договор будет иметь эффект только при отказе США от развёртывания системы ПРО в Восточной Европе. Он предупредил, что в противном случае возможно размещение наших ракетных комплексов “Искандер” в Калининградской области.

      При Медведеве началась реформа армии с целью перевода всех воинских частей в категорию постоянной готовности. В подбрюшье Америки были установлены и частично восстановлены дружеские отношения с Венесуэлой и Кубой. На Украине в 2010 г. с президентом Януковичем подписано соглашение о продлении базирования Черноморского флота в Севастополе. С ближайшими соседями – Казахстаном и Белоруссией – в 2010 г. заключён таможенный союз.

      Но однажды в 2011 г. Медведев допустил промашку. Во время “арабской весны” и гражданской войны в Ливии Россия воздержалась от наложения вето на проект резолюции Совбеза ООН о запрете полётов ливийской авиации над своей территорией, в результате чего французские и американские лётчики так похозяйничали в небе Ливии, что лидер Джамахирии Каддафи был зверски растерзан повстанцами, поддерживаемыми Западом. Наметившееся было сотрудничество России с Ливией в нефтяной области было похоронено.

      Во внутренней жизни России произошли, я бы сказал, косметические изменения. Милицию переименовали в полицию. После перевода часов весной 2011 г. было установлено вечное “летнее” время, не полюбившееся трудящимся, вынужденным, особенно зимой, ездить на работу и с работы в темноте.

      Медведев слыл молодым, продвинутым пользователем компьютеров, интернета и новых гаджетов. Именно при нём началось строительство русской “силиконовой долины” - Сколково. С другой стороны, Медведева, как и Путина, в великие церковные праздники всегда можно было увидеть по телевизору со своими жёнами и свечами в храмах. Жена Медведева Светлана – глава попечительского совета программы “Духовно-нравственная культура подрастающего поколения России”, например, приложила руку к воссозданию великолепного Морского собора в Кронштадте.

      В сентябре 2011 г. съезд “Единой России” снова выдвинул кандидатом в Президенты России Владимира Владимировича в связке с будущим премьером Медведевым. Так осуществилась обратная рокировка в шахматном этюде по удержанию власти Путиным, и всё по закону! Перед этим Медведев внёс изменения в Конституцию России, а именно, увеличил срок полномочий будущих Президентов России до шести лет, а депутатов будущей Госдумы – до пяти лет.

      В конце правления Медведева перед началом второй путинской эры в Москве прошли демонстрации и митинги оппозиции, собравшие неожиданно большое число людей, протестовавших против результатов выборов в Госдуму 2011 г. и второго пришествия Путина, выступавших под лозунгом “За честные выборы!”. Но к дню президентских выборов оппозиция “офисных хомячков” выдохлась. 

      При Медведеве мой сын женился и родил мне внука.

                                                            ПУТИН  II.

      Свой третий срок Путин начал с Майских указов 2012 г. – набору поручений правительству в области экономики, социальной политики, здравоохранения, образования и науки, жилищного строительства и коммунальных услуг. Там же – задания по совершенствованию государственного управления, национальной политики, вооружённых сил и оборонно-промышленного комплекса, улучшению демографии – всего 218 поручений. В частности, указами было предусмотрено увеличение зарплаты бюджетников до уровня, сравнимого со средней зарплатой по региону. За неисполнение указов Путин пригрозил главам регионов “публичной персональной ответственностью”. Перекладывание ответственности на глав регионов вызвало у них стремление обойти эти требования, так что реальное выполнение указов сплошь и рядом ставилось под вопрос.

      После долгих переговоров в августе 2012 г. Россия вступила во Всемирную торговую организацию в надежде на ещё более тесную интеграцию в мировое сообщество. Опять стоит вспомнить незабвенного матерщинника Черномырдина: “Как вступать начнём, обязательно на что-нибудь наступим!”. Для улучшения отношений с Западом Путин пошёл даже на помилование Ходорковского. Эти отношения стали портиться уже в 2013 г., когда сбежавший из США сотрудник Агентства национальной безопасности Сноуден оказался в России, а Путин предоставил ему убежище.

      Блестящее проведение Зимней Олимпиады в Сочи, где российские спортсмены заняли первое место в командном зачёте, призванное укрепить международный авторитет России, было смазано разразившемся кризисом на Украине. Вооружённый государственный переворот в Киеве изгнал президента Украины Януковича, отсрочившего подписание соглашения об ассоциации с ЕС, за что он получил от Путина кредит в три миллиарда долларов. 

      Первым делом пришедшие к власти украинские националисты в Раде провели закон о языке, исключавший русский язык из числа государственных языков Украины. В русскоязычных регионах Украины – в Крыму, Одессе, Харькове, Донбассе – население было возмущено и опасалось национализма новых властей. Путин решил использовать смуту и решить проблему Крыма, которая занозой сидела в русском сознании. Он получил разрешение Совета Федерации на использование российских войск для защиты русских на Украине, подключил наши войска и флот на базе в Севастополе и обеспечил проведение властями Крыма и Севастополя референдумов об их независимости и присоединении к России, заблокировав украинские войска в Крыму на их базах. Путин давал понять, что это его решение было вынужденным и с военно-стратегической точки зрения, т.к. при новой украинской власти Черноморский флот наверняка лишился бы базы в Севастополе, а его место занял бы флот американский.

      Практически единогласное голосование населения Крыма и Севастополя на референдумах дало основание для включения этих территорий в состав России. Украинские войска были удалены из Крыма без сопротивления. Успех крымчан воодушевил русскоязычное население Донецкой и Луганской областей на проведение своих референдумов, которые дали похожий результат. Но такой военной поддержки, как на изолированном Крымском полуострове, Россия обеспечить не могла, и украинские войска двинулись на усмирение восставших областей. Местное ополчение, не без поддержки российских добровольцев, сумело остановить украинскую армию на подступах к Донецку и Луганску. Война унесла десятки тысяч жизней солдат и гражданского населения Донбасса. 

      Приостановка активных военных действий была достигнута в Минске. При посредничестве Германии, Франции и России были подписаны минские договорённости, предусматривавшие мирное разрешение конфликта при обеспечении широкой автономии Донбасса в составе Украины. Выполнение этих договорённостей затянулось на неопределённый срок, и конфликт остался в фазе вялотекущего вооружённого противостояния.

      Запад обвинил Россию в аннексии Крыма и поддержке сепаратистов Донбасса, а также в гибели голландского пассажирского “Боинга” над Донбассом, якобы сбитого сепаратистами с помощью российского зенитно-ракетного комплекса “Бук”. Путин в речи на заседании дискуссионного клуба “Валдай” в 2014 г. обвинил Запад в провоцировании и спонсировании незаконного государственного переворота в Киеве и проведении карательной операции против населения Донбасса.  

      Россия была исключена из “большой восьмёрки”, которая снова превратилась в “семёрку”. Против России Западом были установлены жёсткие экономические санкции в виде непредоставления кредитов, запрещения ввоза в Россию множества высокотехнологичных товаров и запрета многим российским государственным и хозяйственным руководителям на въезд в страны ЕС, США и их союзников. Россия ответила контрсанкциями на импорт из этих стран многих продовольственных товаров. Запад блокировал строительство газопроводов “Южный поток” и “Северный поток-2”, с помощью которых Россия пыталась избавиться от транзита газа в Европу через Украину. Однако, полной изоляции России от мира Западу добиться не удалось. Для обеспечения Крыма электроэнергией был срочно брошен кабель из Кубани, а для транспортной привязки полуострова к России ударными темпами строился мост через Керченский пролив.

      Масла в огонь разгорающейся международной напряжённости подлила гражданская война в Сирии, начавшаяся в рамках “арабской весны”. Террористы “Исламского государства”, “Ан-Нусры” и других связанных с Аль-Каидой террористических организаций, боевики вооружённой сирийской оппозиции, выступавшей против президента Сирии Асада и поддерживаемой Западом, почти целиком заняли территорию Сирии. Ливийского сценария Путину удалось избежать, уговорив Обаму отказаться от бомбардировок Сирии ценой полного уничтожения сирийского химического оружия под международным контролем. В 2015 г. Асад обратился к России с просьбой о военной помощи. За два года военно-космические силы и флот России, используя морскую базу в Тартусе и аэродром в Хмеймиме, помогли правительственным войскам переломить ситуацию и освободить большую часть Сирии. При этом России пришлось вести сложную дипломатическую игру с США, Турцией, арабскими государствами Персидского залива, Израилем и Ираном, также участвовавшими этом конфликте, причём со всеми, кроме Ирана, выступавшими против Асада. 

      Санкции против России перешли и в область спорта. Из-за допингового скандала ведущих российских спортсменов не допустили на Олимпиаду в Бразилии и на Зимнюю Олимпиаду в Южной Корее. Против России были использованы и результаты внутренних перемен на Западе. В первую очередь, Путина обвинили в том, что его хакеры повлияли на исход выборов нового президента США Трампа. Антироссийский истеблишмент в Вашингтоне не дал Трампу вести самостоятельную политику в отношении России. 

      Незапланированный разрыв отношений с Западом, поставивший мир на грань войны, заставил Путина бросить все ресурсы на укрепление армии и флота и искать экономических партнёров и союзников на Востоке. Ещё в 2012 г. новым министром обороны вместо гражданского Сердюкова был назначен популярный создатель МЧС Шойгу. Стали проводиться внезапные проверки боеготовности войск и масштабные военные учения. Армия и флот перевооружались ускоренными темпами. В 2017 г. всем крупным предприятиям было предписано быть готовыми к производству оборонной продукции.

      С Китаем Путин договорился о строительстве новых ниток нефтепровода “Восточная Сибирь – Тихий океан” и газопровода из Якутии “Сила Сибири” в Приморский край и страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Правда, из-за разного экономического веса Китая и России она была для него далеко не самым важным партнёром, поэтому “поворот на Восток” не мог заменить потери на Западе. С остальными торговыми партнёрами, такими, как Турция, тоже возникали трения, вызванные политическими причинами, а именно, войной в Сирии. Но даже несмотря на атаку российского бомбардировщика турецкими истребителями, общий интерес заставил Россию, Турцию и Иран действовать совместно в процессе замирения Сирии. Они же стали экономическими партнёрами России. В Турции началось строительство атомной электростанции и газопровода “Турецкий поток” вместо “Южного потока”.

      Ещё до всех этих бурных политических событий Путин продолжил свою политику в отношении “нефтянки” - назначил главой приватизированной “Роснефти”, поглотившей “ТНК-ВР”, своего товарища по дрезденской резидентуре Сечина. Для легализации теневого бизнеса и уменьшения “утечки капиталов” он объявил амнистию для предпринимателей, укрывающих свои состояния за границей. Но желающих перевести свои ворованные деньги назад в Россию нашлось не много.

      Одновременно Путин пытался немного приструнить зарвавшихся богачей. Ведь в 2013 г. 110 миллиардеров владели 35% всех национальных богатств. Путин наложил ограничения на «золотые парашюты» и запретил проводить корпоративы за счёт предприятий. В качестве мер борьбы с коррупцией был принят закон о соответствии доходов чиновников их расходам и запрет государственным служащим иметь банковские счета за рубежом. Однако уровень коррупции оставался высоким, о чём свидетельствовали, например, скандальные миллиарды, обнаруженные у полковника Захарченко, занимавшегося как раз борьбой с коррупцией. Путин мечтал также о создании международного финансового центра в Москве и ускоренном развитии цифровой экономики в России.

      Резкое падение мировых цен на нефть, синхронное падение курса рубля в конце 2014 г. и введение против России экономических санкций породило экономический кризис, падение производства и ощутимый обвал доходов населения. Очевидной стала уязвимость российской экономики, сидящей на “нефтяной игле”. Политика “импортозамещения” позволила поднять сельское хозяйство России и дала стимулы для развития собственного высокотехнологичного производства. Правда, возможности для такого производства были ограничены из-за санкций.

      Несмотря на падение уровня жизни народа, популярность Путина не падала, а, напротив, росла на волне патриотизма и антиамериканизма, вызванного обострением конфронтации с Западом. Этому же способствовали прямые линии телевизионного общения Путина с народом, его ежегодные обращения к Федеральному Собранию, выступления в клубе “Валдай” и имиджевые акции: кольцевания тигра в Уссурийской тайге и белого медведя на Земле Франца-Иосифа, полёт на мотодельтаплане с белыми журавлями-стерхами, археологические находки амфор на дне Чёрного моря, поимка щуки в 21 кг на рыбалке, игры в Ночной хоккейной лиге, показательные броски соперников на татами, пилотирование истребителя, погружение в подлодке и т.п.. Путин вернул России “зимнее” время. В 2017 г. он почистил губернаторский корпус, отправив в отставку непопулярных и засидевшихся глав регионов и выдвинув на выборы молодых и перспективных. Личная жизнь Путина была покрыта мраком. В 2013 г. он развёлся с женой, карьеры двух своих дочек он тщательно скрывал. О его новой пассии было известно лишь по слухам.

      К новым выборам 2018 г. Путин подошёл в сложной экономической и опасной внешнеполитической ситуации, но на пике популярности. Уровень его поддержки достигал 90%. Единственное, чего Путин мог опасаться, это предательства со стороны его ближайшего окружения и вскормленной им и его предшественником Ельциным новой российской элиты, интересы которой целиком лежали на Западе: там они жили, растили детей, приобретали замки и яхты и вкладывали свои сверхприбыли в экономику. Недаром перед выборами Трамп дал российским олигархам полгода для того, чтобы избавиться от Путина.

      Путину вынужденно пришлось решать геополитические и антикризисные задачи, защищать суверенитет России, с чем он, в целом, справился. Об оценке его деятельности свидетельствуют опросы журнала “Forbes”, присуждавшие ему четыре года подряд с 2013 г. первое место среди самых влиятельных людей мира.

      Ну вот, получился целый краткий курс истории родной страны за полтора века. На этом историческом фоне росли и умирали мои предки, я и мои немногочисленные потомки. Я не претендую на особую объективность, но этот мой взгляд на историю почестнее будет, чем “Краткий курс истории КПСС”, который вдалбливали мне в школе и институте.

      На маминой подборке фотографий:
- население нашей квартиры в “Гознаке” - Кыка, папа, Валентина с Иркой, бабушка Фима с Ленкой и мной, мама;
- мама после блокады;
- молодые дед Фёдор и бабушка Фима после I мировой;
- дед Фёдор и подмастерье Кыка у электрощита “Гознака” (стоят справа и слева);
- мой будущий папа в 1936 году.

                             1.2.2. РЫЖАЯ МАМУЛЯ.

     Сдаётся мне, что родители зачали меня на великих радостях сразу после снятия блокады в феврале 1944 года. Наверное, поэтому в душе я вышел добрым и весёлым человеком. Так как родители работали, нянчила меня бабушка по матери – баба Фима. Все звали её мужским именем Фима, то есть Ефим, хотя её настоящее имя было Фёкла. Она была простой доброй толстухой. Сколько я помню, всё домашнее хозяйство было на ней. 

      С первого класса до моей женитьбы наша семья проживала в двухкомнатной коммунальной квартире с семьёй моего дяди по матери и крёстного – Константина Фёдоровича Сергеева, Кыки, как я его называл с детства. Родственники со стороны отца были не так близки, поэтому начну свой рассказ о происхождении с материнской линии.

     Моя мама, Гуанова Ольга Фёдоровна, оставила после себя несколько страниц воспоминаний о нашей семье, за что я ей бесконечно благодарен. Привожу их без правок, так как в них сохранился дух эпохи, которая была до моего рождения:

                                  МАМИНА   ПАМЯТКА.

     "Дорогие дети и внуки! Нам некогда поговорить, такая суетная у нас жизнь, а я хочу, чтобы вы знали о себе, о своих корнях то немногое, что знаю я. 

     Мой дед, Мельников Михаил Михайлович, родился и всю жизнь прожил в Петербурге. Был он из семьи староверческой, с женой своей был не венчан, и я мало знаю о своей бабке, даже имя её знаю не совсем твердо, кажется, Ульяна, но о ней говорили очень мало, наверное, потому что женщина в старообрядческой семье играла очень маленькую роль. Было у них четверо детей. Жили они на канале Грибоедова возле Никольского собора. Дед был маляром, запойно пил, но отцу моему всё-таки дал образование (реальное училище). 

      Время было такое, что правительство (вернее, церковь) вовсю боролось со старообрядчеством, и вот Михаил Михайлович крестил своих детей в православной церкви, чтобы они не считались незаконнорождёнными. Старшего сына Николая взяла на воспитание мать моего деда, прабабка моя, и он носил фамилию Богданов. Прабабка жила в Новом Петергофе. Служила у господ. Я видела её дагерротип, она была очень богато одета для служанки, и дядю Колю выучила получше, чем моего деда и своих остальных внуков.

     Мой отец, Фёдор Михайлович, родился в Петербурге в 1886 году. Его крестили и фамилию дали крёстного. Он стал называться Фёдор Богданович Сергеев. Богданович, хотя отца его звали Михаил, и фамилия его была Мельников, а отцу дали – Сергеев (по крёстному). Отец учился в реальном училище и имел по окончании хорошую тогда специальность – электромонтёр. Жили они недалеко от Мариинского театра, и он рассказывал, что в детстве иногда его брали участвовать в оперных спектаклях. 

      Сестра отца Екатерина носила фамилию тоже крёстного – Алексеева. Она рано сбежала из дома и стала певичкой, но главное, конечно, то, что она была хорошенькая, и первый её муж или любовник был американец, звали его Вилли. Он очень её любил. Она жила богато, но ему пришлось уехать в Штаты после революции, а она отказалась уехать с ним. Но он ей оставил столько, что я ещё помню её роскошную квартиру. Она не работала до Великой Отечественной войны, жила на вещи, которые у неё были. Она вдовела недолго, скоро вышла замуж за художника, разрисовщика ваз с фабрики Ломоносова. Но всё кончается, художник умер, и она стала постепенно нищей. Работать не могла, она оглохла, ну а квартиры и вещей даже на её короткую жизнь не хватило.

      Была ещё сестра у отца – тётя Женя. Она отравилась, или её отравила нечаянно тётя Катя, но она умерла в девичестве. Мать её, моя бабка, умерла во время похорон Жени, в пролетке, видимо, от инфаркта или, как тогда говорили, от разрыва сердца. Её похоронили на Преображенском, теперь там еврейское.

     Моя мать, Леонтьева Фёкла Григорьевна, родилась и выросла в Бологое, в деревне. Недалеко от станции на берегу красивого озера была их деревня, слева от поезда на Москву. Отец её, мой дед Леонтьев Григорий был бедным, пьяницей и кончил свои дни в Ленинграде, в доме престарелых. Моя бабка Евдокия всю жизнь прожила бедной в деревне, умерла от рака. Имели они трёх дочерей: Марину - старшую, Фёклу и Матрёну. Марина вышла замуж за деревенского и тоже в бедности с кучей детей прожила в деревне.

      Моя мать Фёкла Григорьевна в 1910 году приехала в Петербург и поступила учиться к портнихе. Но, как она рассказывала, её не так учили шить, как заставляли работать по дому, прислугой. Фёкла Григорьевна познакомилась с Фёдором Михайловичем через свою знакомую, которая их сосватала, и они не долго думали и гуляли, а очень быстро она вышла за моего отца замуж. Она гуляла в деревне 4 года с парнем, но он был из зажиточной семьи, а она бедная, он её замуж и не брал. Ну, она и решила по-своему. 

      Отец мой к тому времени отслужил в армии (он был писарем), пришел домой, отец его умер от водянки, и он, почти не зная мою мать, сразу предложил ей руку и сердце. Венчались они в Никольском соборе с белой каретой (хотя были уже и автомобили). Денег не было, и на свадьбу они заняли у тёти Кати часы в бриллиантах, заложили их, на это и сыграли свадьбу. Маме справили в её мастерской хорошее приданое, но женщина, которая помогала отцу по хозяйству, когда он был холостой, украла всё и уехала – её не нашли. Но это потом. А в 1912 году они очень хорошо стали жить. Тогда в Петербурге стали проводить электричество, и они хорошо зарабатывали. Моя мама шила юбки. За день – юбка, а это 3 рубля (часы золотые тогда стоили 5 рублей).

     Но недолго было счастье. 1914 год. Отца забрали на войну и очень быстро ранили. Моя мать, деревенская девочка, бросила всё, узнала, где стоит поезд санитарный, поехала, а это под Варшавой было. Отыскала его, уже отставленного как бесперспективного в сторону, устроилась санитаркой на поезде, и таким образом его взяли в поезд, а у него уже была гангрена. Его привезли в Варшаву, в госпиталь, и мама, не зная языка, да ничего не зная, только своим трудолюбием и добрым характером выходила его. Ему делали 6 операций (отнимали ногу все выше и выше), а она жила в палате с больными и вот помогла ему. 

      Да, нашёлся генерал царской армии, который решил, что пуля, которая ранила отца, была предназначена ему. Отыскал отца в госпитале, маму они сразу взяли жить к себе, а отцу по выздоровлении он дал письмо-рекомендацию к управляющему фабрики «Гознак». Он стал там работать сначала телефонистом, но очень быстро перешёл в электромастерскую и проработал там до смерти. 

      Смерть ему помогли получить большевички. Однажды, уже будучи бригадиром, мой отец не принял работу у двух халтурщиков, они пообещали его посадить, и в 1938 году, в январе его арестовали. Два года он просидел в Крестах и в Большом доме, его били, сажали в карцер, но он не подписал ни одной бумажки. А через два года его выпустили, оправдали. А тех хулиганов должны были посадить, но они сбежали из суда, но недолго были на этом свете, погибли оба. Но и мой отец вернулся совсем больной, весь избитый и через 19 месяцев тоже умер, а было ему 54 года. 

      Уже после революции, вернее в мае 1917 года, у них родился сын Константин, потом было ещё два мальчика - Евгений и Александр, но они умерли, один сразу после рождения, а Женя 3 месяцев от роду от дифтерита. В 1924 году в июле родилась я. Было наводнение, и отец на доске со второго этажа ездил в магазин за хлебом (это без ноги-то!). Мама не хотела меня рожать, всё мальчики, мальчики, и когда она шла на аборт какая-то цыганка ей сказала: “Вернись, у тебя будет девочка!”. Она вернулась, и родилась я. Когда мама рожала, отец ждал и поторапливал (в окно), и, говорят, я родилась в рубашке.

     Мы жили уже в “Гознаке”” в небольшой квартирке, но отдельной, комната была всего 18 метров с кухней и антресолями, где тоже можно было спать. Высокие потолки позволяли половину комнаты перегородить, таким образом получалась комната с высоким потолком и большим итальянским окном и кухня под антресолями. Готовили и обогревались от плиты. Уборная, правда, была общая на 11 жильцов. Но сначала фабрика “Гознак” обслуживала своих рабочих. Ежедневно дворник приносил вязанку дров под дверь, а ещё раньше было и паровое отопление. Уборную убирали тоже служащие фабрики. Но потом всё отменили, но всё равно жить было лучше, чем в коммунальной квартире. 

      Папа очень любил маму, но (это было ещё до меня) он стал похаживать к соседке, помогать ей и т. д., пока мама не предложила ему развод, тогда он утихомирился, и дальше у нас была хорошая семья. Отец был строгий. Костю часто поколачивали ремнем, меня только ставили в угол (хилая была, болела). Но порядок в доме был. Не позже 11 вечера разрешали гулять, и то надо было доложить, где и с кем, ну, а если запоздаешь, то скандал. Мама всегда защищала Костю, а меня любил папа. Костя не захотел учиться, пошел работать в 15 лет к отцу в ученики, и очень жаль, голова была у него в порядке, и если бы учился, то жил бы получше, чем он жил. 

      В детстве у Кости до 12 лет была няня, но она умерла, а раньше со мной она отказалась возиться, и у меня няней был брат. Как часто он посадит меня в саду и уйдёт, и забудет, а я приду домой, дверь заперта, и засну у дверей. Соседи были хорошие, брали меня к себе, ну, а Косте за это было ремнём по жопе. Ходила я в очаг (это детский сад), водил меня туда Костя, он и брал меня оттуда вечером. Я хорошо помню, как, чтобы я пошла домой, он меня обманывал осколком гребёнки, дескать, пойдём – дам, а когда меня уводил, то оказывалось, что он мне наврал. Я с детства была домоседкой, гулять не любила, соседка научила меня вышивать, и я вышивала, даже за воротничок, вышитый мной для крёстной, я получила 5 рублей, которые Костя у меня тут же выпросил. 

      Родители работали оба, часто в смены, так что мы часто оставались одни. Жили дружно, отец умел достать продукты и дрова, и всё, что надо было для дома, так что в самое лихое время у нас на столе была хорошая еда. Я плохо ела, а Костя наоборот, так он меня отучил есть мясо. Сидит рядом и говорит гадости, а аппетита нет, и из-за стола, не доев, я не могла выйти, ну, и отдам ему. До сих пор я не люблю мясо. 

      Костя не долго ходил холостым, в 18 лет нашел жену – Вальку. Отец был против, сопротивлялся, как мог, потому что Костя учился на втором курсе техникума, но у неё был живот, и нас учили быть честными. Костя взял паспорт и записался, но отец не разрешил ей жить у нас. Она жила у мамы, а Костя дома. Правда, это было не вдруг. Как только Валя пришла к нам, первое, что она сделала, это украла у отца 100 рублей и купила себе кофточку. Сказала, что дала мама, а они беженцы и жили у тётки, мать её работала бухгалтером, двое детей, и откуда у неё деньги? Таким образом, выяснилось, что она украла их у нас. Костя потом развёлся с Валей (это стоило 15 руб.): они не поделили, кому нести банку крабов – нам или тёще, но быстро помирились и снова записались (тогда это было просто). Костя техникум бросил.

      Не знаю, как бы было дальше, но отца посадили в тюрьму 2 января 1938 года. Меня отправили (дали путёвку папе на фабрике) в дом отдыха для детей, я там была и не видела всего этого ужаса – обыска и ареста. Мама не работала, Костя уже был семейный человек, и уж как она несколько месяцев жила - один Бог знает. Валя сразу же перешла к нам жить, но они с Костей ссорились, и она часто с ребёнком уходила к маме и простудила, и мальчик умер в 2 месяца жизни. 

      У нас ещё жил дед – отец мамы Григорий. Он ослеп, да и не было у него ни кола, ни двора, всё пропил, ну, и перебрался к нам, хотя у него были ещё две дочери. Когда папу арестовали, мама попросила тётю Мотю взять деда к себе. У неё муж был мясник-колбасник, жили они прилично, а ведь мама была безработной. Она пробовала дома шить, но у неё это плохо получалось. Так вот, тётя Мотя деда быстро пристроила в дом престарелых, где он очень быстро умер, а было ему всего 74 года. 

      Мама устроилась на швейную фабрику швеёй-мотористкой, и жизнь, хоть и не богатая, но пошла своим чередом. Ежемесячно она ходила, носила папе передачу и 60 руб. деньгами, из которых он получал 20 руб., а остальные НКВД клало на книжку (себе).  Я училась. Костю взяли в армию, мы жили втроём: я, мама и Валька. Воровала она всё: чулки, штаны, платки, наволочки и т.д., всё время что-нибудь да пропадало, да и деньги иногда. Мы хлопотали 2 года. Я под диктовку дяди Коли писала письма во все инстанции. Я хотела вступить в комсомол, меня не взяли, а Костю (ещё до армии) уволили из “Гознака”. Он смог поступить работать только на шинный завод (“Треугольник”).

      Наконец, я написала письмо Сталину с просьбой не судить отца тройкой, а судить в городском суде, и получила положительный ответ. Суд состоялся в Областном суде (на Фонтанке, 16), и папу после суда отпустили домой. Просидел он 1 год 9 месяцев. Пришёл совершенно больной, но он не подписал ничего. Был такой эпизод. К нам тайком, поздно пришёл человек из тюрьмы, он сидел вместе с папой и сказал маме, чтобы она послала не 60, а 10 рублей (ему же давали 20 руб.). Это для того, чтобы папа знал, что Костя на свободе. Ему ведь там показывали бумаги, подписанные Костей, и давали слушать, как его избивают, чтобы он подписал. Но он был не дурак, понял, что это провокация, и передача мамы это подтвердила. 

      Всего из “Гознака” взяли 28 человек. Да всё начальство, только мой папа, да ещё Бабошин были рабочими. Им шили группу троцкистскую. Это когда было видано, чтобы гознаковское начальство вместе с рабочими было? У нас в доме даже было два сада: наш - на Фонтанке - и Конторский - для детей служащих “Гознака”, а тут их соединили вместе. Видно, они все держались, потому что, когда выпустили папу, после выпустили и всех остальных. Директора, правда, раньше расстреляли, но оправдали потом, хотя семьи и выслали – главного технолога, главного электрика, главного инженера и т.д. Пока они сидели, наши семьи сдружились, и женщины бегали друг к другу, чего раньше не могло и быть. 

      Однажды маму вызывают в тюрьму с одеждой для отца. Я возила её на дезинфекцию, ну, а мама повезла туда. И вот сидим мы дома, а мамы всё нет и нет. Утром только они пришли. Сколько пришлось пережить! Ведь могли и её арестовать. Папа вышел, а Костю взяли на Финскую войну. Валька жила у нас, но папа был очень плох. Весной 5 мая 1941 года он умер. Он говорил, что будет война, и меня он устроил в “Гознак” на работу в лабораторию, совсем перед смертью уже.

       Я услышала о войне на работе, когда выступал Молотов по радио. Все плакали, а я улыбалась, дура, мне было интересно – война! Маленькая была ещё, не знала, что это такое. Папу мы похоронили на Охтенском кладбище, хотя дед и мои братья были похоронены на Митрофаньевском, но тогда туда уже не хоронили. Дядя Коля отдал своё место рядом с бабкой (моей прабабкой) в Петергофе, даже могилу там вырыли, а мама в последний момент отказалась. Дядя Коля не пришёл и на поминки, так обиделся. Но в Петергофе немцы кладбище снесли. 

      Началась война. У нас был выпускной вечер в школе 22 июня. Мальчишкам разрешили пить водку в школе, т.к. утром они шли в военкомат. Все погибли. А я работала до ноября. Потом меня вызвали и предложили перейти на фабрику Горького, это у чёрта на куличках, и я уволилась, а в сентябре начался уже голод. Мы жили с мамой (Валька ушла к матери). 

      Мама отдавала мне всё, да и у папы был в запасе пуд соли и пуд сахара, да случайно не выбросили пуд ржи ещё с гражданской, вот это и ели. Но я попробовала и клей, и “сахар с Бадаевских” (торф, короче). Были бомбёжки, тревоги. Сначала мы бегали, а потом перестали. Очень страшно было 6 сентября. У нас на Огородникова разбомбили дом. Хороший дом рухнул, а все, кто был в подвале, утонули. Вот я и перестала бегать. Но бомбили здорово. Хорошо, что наш дом сначала строили для фабрики, для буммашин. Он был со сводчатыми потолками в коридоре и с полом, уложенным массивными плитами. Мы все там и спасались. 

      Мама очень тосковала, часто ходила на кладбище и там «снюхалась» с соседом. У него жена умерла 6 мая, а папа 5 мая. Вот они ходили вместе на кладбище, он приходил к нам слушать радио, а потом 12 декабря мама объявила, что она выходит за Романовского замуж. Сейчас-то я понимаю, что она думала, что останется комната, ведь мы жили рядом, для Кости, хотя у Романовского сын был на войне и, кстати, тоже остался жив, хотя провоевал всю войну. 

      Я, в протест, ушла из дома и жила несколько дней у тёти Моти на свои 125 граммов хлеба. Но мама пришла за мной и уговорила пойти домой с тем, что Романовский будет жить в своей комнате. Маме было тогда 49 лет, а я считала её старухой. Я очень любила отца и, конечно, не могла примириться с её замужеством с Романовским. Романовского я ненавидела всей душой. Мама сделала так: я вернулась домой, а Романовский стал жить у себя в комнате. Мама, конечно, его кормила, стирала и всё такое прочее, но со мной он не жил, мне этого было не пережить, чтобы он жил с нами.

     Прошла очень тяжёлая зима 1942 года. В январе у нас украли все карточки: 2 рабочих и 1 иждивенческую (мою). А украла тётя Мотя. Я узнала об этом через 25 лет. Было холодно, темно, и все родственники полезли к нам, благо, мой папа заготовил дрова, и у нас было тепло. В одной комнате жили тётя Мотя с дочкой Люськой, тёща (Валькина мать с дочкой), Валька, я, мама и приходящий Романовский. Да ещё я пустила, и всю войну у нас жила моя подруга (сволочная баба) Надя Сучилова. Но что тётка воровка, что подруга сволочь и что тёща тоже не брезговала нас обворовывать, я узнала позже. О Вале и речи нет. А январь 1942 года мы прожили жутко! Тётя Мотя ела наш хлеб (другого ничего почти не давали) и жила на нашем тепле, а мама отдавала всё, что добудет, мне, и, конечно, в конце месяца у неё открылись язвы на ногах (цынга), и она бы умерла, если бы в марте 17-го Романовского в 24 часа не выслали из Ленинграда. Поляк? Маму тоже, ведь она записалась с ним, ну, а я отказалась и осталась одна в такую пору. 

      Родственников не выгоняла, пока 24 марта не обокрали комнату Романовского. Я пришла с работы, его дверь открыта, и всё-всё – одежда и даже вещи вынесены (а он всё оставил для сына). Тёща мне сказала, что дядя Коля брал ключи, он отнекивался, говорил, что это ложь, но позднее в 1943 году я нашла в его пакете Киркино пальто. Значит, это он, подлец, всё взял, а тоже грелся и жил у нас. Я не могла разобраться, кто украл тогда в 1942 году, я просто всех попросила пойти по домам, кроме Надьки. Тёща мне развела клопов, я выбросила диван, т.к. не знала, как их вывести. Позднее, когда я хоронила тёщу, я увидела у её дочки свою дорожку, я её вышивала сама. Значит, всё белье, что было в корзине на антресолях (простыни, пододеяльник, наволочки), она тоже тиснула. Но я их выгнала.

     Мама перед отъездом успела меня устроить учеником механика на швейную фабрику. И я начала работать. Сначала убирали снег на улице, строили амбразуры (готовились к уличным боям), ну, а потом стали восстанавливать швейное производство. Работала я механиком, но т.к. я была с 10-летним образованием, то меня Сергей Иванович сделал техником по ППР.  

      Конечно, я ему уже тогда приглянулась, но я сначала ничего не понимала, ведь мне ещё было 18 лет. Сначала немного внимания, а потом всё больше, и в 1943 году я стала его женой 19 мая. Не записывались, я была передовых взглядов и не ложилась в кровать под расписку, да и С.И. был в общем-то порядочный человек, иначе я бы не стала с ним спать. Да ещё, ну, какая любовь в таком возрасте, да ещё с мужчиной, которому 34 года, да ещё женатым. Просто я боялась умереть и не узнать, что же это такое – замужество. 

      Я, конечно, быстро забеременела, но, видимо, блокада сказалась, и я первого ребёнка выкинула. Я ничего не умела и не знала, что делать, просто один раз увидела, что С.И. написал письмо к жене, и ласковое, как будто ничего и нет, я прочла его нечаянно, расстроилась, и вот аборт (вернее, выкидыш). 

      Когда я выписалась из больницы, приехала мама в декабре 1942 года, привезла масла, муки и денег и немного нас откормила. С.И. сразу же пришёл к нам, и мы уже при маме стали жить вместе. У С.И. убили в феврале 1944 года брата под Ораниенбаумом, а я уже носила ребёнка второго (Борю), и я не люблю это имя, но мы его сначала стали называть Борей в честь брата С.И.. Беременность была страшная. Меня тошнило все 9 месяцев. Я почти не ела ничего, только молоко могла, а стоило оно 100 рублей 1 литр. Хорошо, мама приехала с деньгами (28000), так что Бореньку кормили и тогда хорошо. 

     В июне, 7-го 1943 года мы с С.И. записались. Он развёлся с женой (она прислала ему справку, что она сумасшедшая, это чтобы не платить 6% налог на бездетность). Он воспользовался, и его развели без её согласия. А она болела, правда. Ну, а мы записались, и я стала Гуановой. 

      Я очень любила С.И., пока не узнала, что он мне изменил с моей подругой на работе, с Лидкой Семёновой-Байченко. Была у нас такая по****ушка, её все щупали, ну, и С.И. не удержался. А мне было плохо, я ведь очень тяжело носила ребёнка, было не до него, и вот я уже родила, и Боре было 9 месяцев, когда я узнала, что С.И. путается с ней. Я его выгнала из дома, и месяц он у нас не жил. Мама его укладывала вечером спать на кухне, когда я усну, а я его к себе не подпускала, и с этого дня кончилась любовь. Меня стали уговаривать Ольга Ивановна, мама, что мальчику нужен отец. С.И. просил неоднократно прощения. Лидку он уволил с работы за разврат (вот подлец!), её муж избил до смерти за это, но я не простила С.И., но стала жить, да, ребёнку нужен был отец. 

      Я тоже ушла с работы, там я уже работать не могла, а устроиться на новую работу после войны было трудно, и я пошла учиться в техникум на конструкторское отделение, и до сих пор благословляю судьбу за это. Меня приняли на 3-й курс (т.к. я окончила 10 классов), я через 1,5 года была специалистом, и по блату С.И. меня устроили в Дом Моделей сначала конструктором, но я хорошо рисовала с детства, и меня через 2 года перевели работать художником-модельером. 

      Всё шло хорошо. Костя вернулся с войны живым и невредимым, Валька пришла к нам от матери, и вот мы, две семьи, стали жить в одной комнате 18 метров. Кирка вернулся с войны, занял свою комнату и женился на моей подруге Надьке. Эта стерва вместо благодарности за всю войну: ведь если бы она не жила у нас, она бы сдохла, - её отец и зять замерзли дома, мы их хоронили, она осталась жива благодаря нашему теплу, да ещё и жениха приобрела, хотя её ранили в ногу, и она хромала, но такова жизнь… За хорошее всегда платят плохим. Она крестила моего сына, но как только она вышла замуж, мы с ней рассорились. А ведь отец мне говорил: “Не дружи с ней, она скверный человек”. Но кто слушает родителей?

     Прожили мы с С.И. 17 лет, каждый сам по себе. С.И. увлекался и дальше девочками (на фабрике их много). Ну, а я стала знаменитой, дела шли хорошо. Модели мои за границей занимали первые места, да и фабрики их шили годами. Я выступала по телевидению, писала в газеты по моде, читала лекции в Лектории. У меня тоже завелись поклонники. Отдыхать я ездила одна на юг. С.И. не хотел со мной ездить, и меня это устраивало. 

      Жили каждый сам по себе, вернее, как муж и жена мы с ним не жили 10 лет. У меня были любовники, но я брезглива и в чужие постели не ложусь, так что заводила любовь по переписке. Сначала в Минске 7 лет, а потом в Москве 5 лет с неженатыми, но я их не соблазнила до конца, а когда я поняла, что я им не нужна, то я их бросила. Я люблю только тех, кто любит меня.

      (А они, между прочим, писали ей вот такие игривые стихи:
                       ““Я с Вами флиртую,
                         Я просто кокетка...”
                         Что ж, встречу другую,
                         Зря хвастаешь, детка!

            Другую, которая громко смеётся,
            Другую, которая страстно прижмётся,
            Другую, которая вся отдаётся,
            Другую, которая Олей зовётся!”
  
      И ещё:
                        “Где сыскать такую даму,
                         Удивила чтоб меня,
                         Бросила б мне вызов прямо, 
                         А затем, вдруг, поманя, 

                                        На меня взглянула косо, 
                                        Охмурила и ушла,
                                        Возмутив, оставив с носом,
                                        Ах, она уже пришла!

                         О, узнать её нетрудно:
                         Ласкова, добра, смешна,
                         Я добавлю — златокудра.
                         Отгадайте, кто она?”
).
                                                                 
     В 1961 году в театре (я и в театр ходила одна) на бесплатном просмотре в театре Комедии я познакомилась с Елагиным Б.А.. 40 лет прожили с ним вместе, но семьи у нас так и нет. Я считаю, что он держится за меня не потому, что любит или любил, а потому, что я помогала всю жизнь ему выбираться из нищеты, ну, а когда он оправился, то стал издеваться надо мной. Я болела так, что я ушла на инвалидность по болезни. Болела, не до развода было, а жаль.

      Теперь 16 лет у меня живёт его мама (стерва ужасная), серет и ссыт прямо в комнате, так что я живу в одной комнате, холодной с балконом, а она живёт в тепле и в грязи, т.к. я отказалась за ней убирать. Ничего, убирает сам, ну, а за мной, хоть мне бывает и очень плохо, он не ухаживает. Спасибо Боре-сыну, да и то у него семья, так что мне не помогает, как следует, никто. Держусь пока, но уже очень мне плохо. 

      7 октября 2001 г. умерла Моника – латышка, мы с ней очень дружили когда-то, но потом, когда я развелась с С.И., они (с мужем Левоном) отвернулись от меня, да я и не старалась их свести с Елагиным, он бы нахамил, и этим бы всё кончилось.
                                                                                                           
      Начато в санатории “Курорт” 23.09.95 г."

      Читая это, моё сердце сжимает тоска и чувство вины перед мамой. В дополнение к маминому рассказу хочу добавить, что я мог бы вообще не появиться на свет. Мама говорила мне, что, когда она ходила беременной, ляпнула где-то антисоветский анекдот, кто-то настучал, и её уже вызвали к прокурору, но отцу удалось замять дело, пользуясь своей репутацией безупречного коммуниста, а может быть, и взяткой. 

      Что касается дела моего деда Фёдора, привожу текст оправдательного приговора суда (в разделе ПОДРОБНОСТИ О ПРЕДКАХ 1.(1) – для любителей документалистики)– невиданное чудо в то время! Разрешение судить не “тройкой”, а судом, и оправдание деда можно объяснить только тем, что как раз в то время произошла замена Ежова на Берию, и новая метла мела по-новому. А тот, кто на него донёс, как говорила мне мама, после суда повесился. 

      Ещё один штрих. Мама рассказывала, что однажды уже после освобождения деда они шли с дедом мимо Большого дома на Литейном и встретили следователя, который допрашивал деда. Дед не мог сдержаться и уже было замахнулся на своего мучителя костылём, но мама, ещё школьница, повисла у него на руке, и следователь прошёл мимо. А пытали так: ночью на несколько часов допроса ставили одноногого инвалида на его единственную ногу, а рядом ставили охранников с примкнутыми штыками - если дед начинал валиться, то прямо на штык. Да, время было такое – “в ЦК цыкают, а в ЧК чикают”! 

      О блокаде, самый страшный период которой мама пережила одна, совсем девчонкой, я могу с её слов добавить такой эпизод. Она рассказывала, что, видимо, ещё в начале блокады она ехала в трамвае, но какое-то необъяснимое чувство заставило её выйти, не доехав до нужной остановки. Трамвай уехал, она пошла за ним пешком и скоро увидела, что прямо в него попал снаряд. Бог спас. В мою детскую память запал ещё рассказ мамы о том, что до войны у них дома был всеми любимый кролик. Когда начался голод, его забили, но мама так переживала эту потерю, что не могла есть его мясо. С тех пор она вообще мяса не ела.

     Мама прошла военные курсы, вот её 
               "Характеристика на курсанта 2-го автоматного взвода 
                         Сергееву Ольгу Фёдоровну.
  Год рождения 1924. Образование среднее. Чл. ВЛКСМ. Не замужняя: За время пребывания с 25 июля по 27.08.43 г. показала себя, как дисциплинированный командир, требователен к себе и подчинённым. Знания по всем дисциплинам и также может передать подчинённым. Политически разбирается и морально устойчива. Предана партии Ленина-Сталина. Может быть использована на должности ком. отделения.
                               Ком. 2-го взвода автоматчиков. Мл. л-нт:
подпись"
 
   Сохранилось её Удостоверение сержанта (смотри в ПОДРОБНОСТЯХ О ПРЕДКАХ 1.(2)). Мама рассказывала, как тушили зажигалки на крышах. В общем, досталось, но в то же время она говорила, что блокада чётко разделила людей на порядочных и негодяев, и общаться было проще. А чтобы было понятно, что это была за война, приведу с минимальной грамматической правкой случайно оказавшееся у меня рукописное свидетельство неизвестного мне моряка, сражавшегося на Невской Дубровке (там же – (3)).
       
     Вообще мама была человеком открытым, часто резким и несправедливым, но с чувством чести, которое уже в наше время почти совсем исчезло. Она любила компании, веселье и дружила искренне. Рыжая, темпераментная, артистичная, она была полной противоположностью моему отцу.


                                                          ПОДРОБНОСТИ О ПРЕДКАХ 1.
                                                                                         
                                                                          СЕРГЕЕВЫ.
  
(1)                                                                                                                                                       Уг.д.№ 101288 
                                                                                                                                                              К о п и я
                                                                                    
                                                                       П Р И Г О В О Р

          Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики.
     16 августа 1939 г. Судебная коллегия по уголовным делам Леноблсуда в составе: председательствующего члена облсуда ЛОГИНОВА и нар. заседателей Сергеевой и Першаковой, с участием прокурора т. Просмушкиной и защиты в лице чл. колл. защитников Фролова, при секретаре т. Блохиной, -
рассмотрев на закрытом судебном заседании дело по обвинению: СЕРГЕЕВА Фёдора Богдановича – рождения 1886 г., уроженца г. Ленинграда, образования низшего, русского, бесп., ранее не судимого, под стражей с 3-1-1938 г. до ареста работал рабочим на фабрике Госзнак с 1903 г., - в преступлении пред. ст. 58-10 ч. 1 УК РСФСР.

     Проверив материалы предварительного и судебного следствия суд нашёл пред”явленное обвинение Сергееву в том, что последний вёл контрреволюционную агитацию среди рабочих фабрики Госзнак в 1937 г. – не доказанным, так как допрошенные свидетели на судебном следствии Викхе, Соколова и Покров, знавшие подсудимого Сергеева длительное время на протяжении многих лет показали, что никогда от Сергеева не слышали антисоветских разговоров за весь период работы с подсудимым в одном электро-цехе, наоборот, указанные свидетели подтвердили, что подсудимый был одним из добросовестных рабочих, что Сергеев являлся стахановцем и принимал активное участие в общественной жизни и работе на фабрике «Госзнак» среди рабочих. 

      Показания свидетеля Мишулович в том, что он слышал от подс-мого Сергеева 6/ХI-1937 г. нецензурные выражения в отношении вождей ВКП/б/ и что в декабре м-це 1937 г. в Красном уголке электроцеха фабрики Госзнак подсудимый выступал против мероприятий по проведению и подготовке выборов в Верховный совет СССР, не заслуживают внимания потому, что показания Мишулович являются неправдоподобными, т.к. свидетель Викхо работавший 6/ХI-1937 г. вместе с Мишулович по проводке иллюминации – не подтвердил доводов Мишулович, а наоборот, показал, что никаких оскорбительных выражений от Сергеева по отношению руководителей ВКП/б/ не слышал.

      Также свид. Соколова присутствовавшая в Красном уголке, в декабре мес. 1937 г., в момент беседы, когда проводились мероприятия о проведении выборов в Верховный Совет СССР – показала, что Сергеев не выступал против выборов в Верховный Совет СССР, или против других каких-либо мероприятий, проводимых ВКП/б/ и советской властью. 

      Кроме того, показания Мишулович на суде являлись путанными и противоречивыми, так, например, Мишулович в заявлении своём от 9/ХI-1937 г. указывал, что разговор от Сергеева слышал 6/ХI-37 г. около 2 часов дня, а на суде изменил время и показал, что разговор слышал от Сергеева после 4 часов /после окончания работ/.

      Помимо того, что показания Мишулович опровергаются показаниями свидетелей Викхе и Соколовой, суд не доверяет показаниям свид. Мишулович ещё и потому, что несмотря на то, что Мишулович всего работал с подсудимым вместе около 3-х м-цев, однако отношения между Сергеевым и Мишулович были неприязненные, так как Сергеев делал ряд правильных замечаний по работе Мишулович, о чём подтвердили свидетели Соколова и Покров, замечания Сергеева Мишулович принимал только с отрицательной стороны. 

      Кроме изложенного заявление Мишулович /л.д.17-19/ на Сергеева, как выяснилось на суде, было написано не лично Мишулович, а лишь подписано последним, подать заявление предложено было быв. пом. директора по труду Гацук, ныне исключённого из рядов ВКП/б/ как клеветника, о чём подтверждается показанием свидетеля Покрова и по материалам, помещённым в газете Лен. Правда от 26/IV-1939 г.

       В силу изложенного Суд считает, что Сергеев по суду подлежит оправданию и рук. ст.ст. 319 и 320 УПК, -
                                                                                        
                            П Р И Г О В О Р И Л :

       Сергеева Фёдора Богдановича в пред”явленном ему обвинении по ст.58-10 ч.1 УК по суду считать оправданным за недоказанностью совершённого преступления.
       Из-под стражи Сергеева немедленно освободить.
       Приговор может быть опротестован в порядке ст. 400 УПК в Верховный суд РСФСР в течении 72 часов с момента провозглашения.
  
                 п.п. председательствующий Логинов
                                 нар. заседатели: Сергеева,  Першакова.
  
в е р н о: председательствующий: Логинов
                                                                               секретарь Блохина                                               
                                                       отп. 9 экз. нл
  
печати: Ленинградский Областной Суд. Уголовный Отдел
   Н.К.Ю.РСФСР. Ленинградский Областной Суд. Судебная коллегия по уголовным делам
  
     В Ленинградской ОБЛАСТНОЙ Госнотконторе засвидетельствован 1939 г. 26 августа


  
(2)  Н.К.О. – С.С.С.Р.  УПРАВЛЕНИЕ ВОЙСК ВНУТРЕННЕЙ ОБОРОНЫ ГОРОДА ЛЕНИНГРАДА
                                   ГРб части КСО
                                                                                                              27 августа 1943г. № 4/27 г. ЛЕНИНГРАД

                        У Д О С Т О В Е Р Е Н И Е

      Дано Сергеевой Ольге Федоровне в том, что она действительно окончила Курсы Сержантского Состава рабочих формирований войск Внутренней Обороны города Ленинграда (месячный курс обучения) и сдала испытания по пройденной программе с оценкой на хорошо.

      Согласно приказа войскам Внутренней Обороны гор. Ленинграда от 27 августа 1943 г. за № 29 последнему присвоено воинское звание «Сержант».

      Начальник штаба войск внутренней обороны г. Ленинграда Полковник Дарвич (?)
      Начальник командно-строевого отдела штаба войск ВОГ Майор Гачинский (?)
                           


(3)               БЕССМЕРТНЫЙ ПОДВИГ МОРЯКОВ ЗАЩИТНИКОВ Г. ЛЕНИНГРАДА.

      Это был необычайный год - январь 1943-ий, когда фашисты на Невской Дубровке бросали танки, отборные войска фюрера, чтобы прорваться в г. Ленинград. На одном из участков укрепления держала оборону 11-я морская стрелковая бригада, которая поддерживала дивизию генерала-лейтенанта Бондрева. 

      Второй роте морской пехоты, где командовал ротой тов. Копаев, был дан приказ: выбить фашистов из сильно укреплённого рубежа. Перед наступлением командир роты и политрук побеседовали с каждым матросом: “Братцы матросы, отступать некуда, позади Ленинград! Ни шагу назад, стоять насмерть!”. 

      Это и так знал каждый матрос. Ребята в роте были все кадровые - 1918-1920 года. Несколько были списаны добровольно с флота в морскую пехоту. Бой был ожесточённый, стоял двадцатипятиградусный мороз. Моряки, сняв ушанки, шли на врага в бескозырках, где враг от одного только крику “Полундра!” не выдерживал натиск моряков. Как он называл моряков – “Чёрная смерть”, “Полосатые дьяволы”, - и действительно, как полосатые дьяволы ползли моряки по снегу, по грязи на озверевшего врага, не давая ни днём, ни ночью врагу спокоя, особенно в большие морозы, в метель. 

      Так дралась 11-ая морская бригада на Невской Дубровке и на “Пятачке”, которые ушли в историю.
 
      Участник в боях на Невской Дубровке, ныне инвалид Отечественной войны
                                                                                                                               
                                    Дударев Александр Иванович
 
      Отцовский коллаж:
- руководитель колонны фабрики «Первомайская» на ноябрьской демонстрации;
- в начале своей механической карьеры;
- три богатыря: дядя Олег, дядя Борис и папа;
- рационализатор;
- дед Иван и бабушка Аня.



                                            1.2.3. ТИШАЙШИЙ СИГ.

      Мама называла отца “Сиг” по его инициалам – Сергей Иванович Гуанов. Он и взаправду был тих и молчалив, как рыба. За всю жизнь я не припомню случая, когда бы мы с ним поговорили по душам. Он вечно пропадал на работе, а он работал начальником ремонтно-механического цеха швейной фабрики “Первомайская”. Его репутация была безупречной: он не пил даже пива, не курил, матом не ругался, вообще ни на кого не злился. Он был депутатом Ленинского райсовета трёх созывов, начальником фабричной колонны на всех праздничных демонстрациях, народным заседателем в судах. В его трудовой книжке 72 записи о поощрениях и награждениях. Его любили все его пьяницы-механики, хотя он не выпил с ними ни одной рюмки. Кроме того, он был красив, у него был замечательный орлиный профиль и густые брови, поэтому я верю, что он имел успех у женщин, хотя на серьёзные увлечения, на мой взгляд, он был не способен. Он резко отличался от нашего разухабистого большинства и был, конечно, белой вороной. У него не было ни близких друзей, ни компании. Только сейчас я понимаю, как он был одинок.

      Папа никогда не рассказывал мне о своей жизни и происхождении, а я так и не удосужился до его смерти расспросить его. К сожалению, отец не писал мемуаров, поэтому мою родословную по мужской линии мне пришлось восстанавливать из оставшихся документов, детских воспоминаний и сведений, полученных, главным образом, от моей двоюродной сестры Гали, дочки тёти Веры, единственной из отцовских родственников, с кем я до конца поддерживал связь. Вот что отец написал в сохранившейся автобиографии 1959 года:

                                                       “ Автобиография.

                       Гуанов Сергей Иванович родился 14 сентября 1908 года в Ленинграде.
      Родители:
      Отец – сын крестьянина бедняка Ярославской губернии Рыбинского уезда с малых лет работал в торговых предприятиях Ленинграда. Участвовал в первой империалистической войне. Умер в 1942 году. 
      Мать – дочь мелкого торговца, до 1917 года домохозяйка. С 1917 г. по 1924 г. ухаживала за больным отцом. С 1925 до 1941 г. работала гардеробщицей в музее гор. Пушкин (во дворце). С сентября 1941 г. по 1945 г. была в оккупации, в Ленинградской области. В 1945 г. возвратилась в гор. Пушкин, где и продолжала  работать в музее до 1953 года. В настоящее время на пенсии.
 
      Я с 8 лет начал учиться в начальной школе гор. Пушкин – 1 год. Затем гор. Ленинград – 4 года. С 1921 по 1924 сельская школа станции Назия Ленинградской области.   С 1924 -1926 гг. работал в сельском хозяйстве в семье дяди. В 1926 году приехал в Ленинград и поступил работать в слесарную мастерскую учеником слесаря. В 1927 году в октябре месяце поступил на Государственную швейную фабрику “Первомайская”, где и работаю по настоящее время.

      Занимаемые должности на работе:
октябрь 1927 г. – февраль 1928 г. – ремешник,
февраль 1928 г. - декабрь 1928 г. – помощник механика швейных машин,
декабрь 1928 г. – октябрь 1930 г. – механик  универсальных  швейных  машин,
октябрь 1930 г. – июль 1933 г. – механик специальных швейных машин,
июль 1933 г. – сентябрь 1934 г. – сменный мастер швейного оборудования,
сентябрь 1934 г. – декабрь 1935 г. – старший механик смены,
декабрь 1935 г. – январь 1937 г. – помощник начальника  цеха по оборудованию,
январь 1937 г. – июль 1939 г. – мастер ремонтно-механического цеха,
июль 1939 г. – октябрь 1940 г. – помощник старшего механика фабрики, 
октябрь 1940 г. - по настоящее время - начальник Ремонтно-Механического Цеха.

      С 1937 года преподаю машиноведение в кружках техминимума фабрики “Первомайская”. С 1939 года преподаю “Оборудование швейных фабрик” в школе Ф.З.У. при фабрике “Первомайская”. Принимаю активное участие в рационализаторской работе, внедряя механический труд в производство. До 1941 года подал 17 рационализаторских предложений с годовой экономией 86 тыс. рублей. За период Отечественной войны подал 2 рационализаторских предложения по приводу универсальных швейных машин, от ножного привода, что дало возможность увеличить выпуск оборонной продукции и дало фабрике экономию 76 тыс. р.. После войны и по настоящее время участвую в рационализаторской работе.
 
      Без отрыва от производства учился и закончил:
1. 11-тимесячные чертёжные курсы Л.Д.Т.У.. Ленинград 1934 год.
2. 3-хгодичное отделение механического техникума по конструированию машин. Л.Д.Т.У.. Ленинград 1937 год.
3. 3-хмесячный семинар председателей конфликтных комиссий по изобретательству. Ленинград 1938 год.
4. 6-тимесячный семинар хозяйственных работников при Ленсовете, от Ленинского райсовета. Ленинград 1939 год.
5. 6-тимесячный семинар инженеров оборудования швейных фабрик и техники безопасности при Текстильном институте. Ленинград 1950 год.

     С марта 1942 года занимался подготовкой кадров по ремонту швейного оборудования для всех фабрик Ленинграда. За период с 1942 по 1947 гг. обучил 85 человек.

      Общественные поручения за время работы:
1. 1926 – 1927 гг. – сборщик профвзносов по мастерской О.Г.М.,
2. с 1929 г. член фабричного Совета общества изобретателей,
3. с 1934 по 1939 гг. депутат Кировского и Ленинского райсоветов депутатов трудящихся,
4. с 1935 по 1939 гг. – председатель конфликтной комиссии по изобретательству,
5. с 1938 по 1953 гг. член фабричного комитета.
6. с 1939 по 1941 гг. кандидат в члены Областного комитета Союза Швейников,
7. с 1941 по 1948 гг. член Областного комитета Союза Швейников,
8. с 1953 по 1959 гг. депутат райсовета депутатов трудящихся Ленинского района,
9. с 1938 г. и по настоящее время участник комиссий по выборам в Верховные, местные Советы депутатов трудящихся и народные суды,
10. с 1946 г. и по настоящее время пропагандист кружков в политсети фабрики “Первомайская”.
      В феврале месяце 1943 года вступил в ряды К.П.С.С..
                                                                                                                                                               9.04.59 г.”

     Интересно, что отец в своей автобиографии не выполнил ряд требований, прописанных на бланке автобиографии. Так, сведения о родителях очень скупы, не указаны даже их имена, а не только “чем занимались…до революции”. Нет никаких сведений о составе семьи, даже о братьях и сестре, не говоря уже об отце и матери жены. Конечно, упоминание о том, что отец жены “был под судом и следствием”, да ещё и за политику, сильно подмочили бы биографию отца. 

      Но в бумагах отца я обнаружил подлинное свидетельство о его рождении (приведу его в ПОДРОБНОСТЯХ О ПРЕДКАХ 2.(1)), да ещё и с рукописной копией того же времени. На развороте этой бумаги ещё несколько советских штампов и печатей 1919 -20 гг. с адресом Петроград, Николаевский пр. 24, штамп: “Вписан в трудовую книжку № 34/1029”, - а на обороте рукописная запись: “9 VIII 20 г. Настоящая выпись явлена в под-отдел записи актов гражданск. сост. Выбор. Совета. Герб. сбор 20 руб. получен”. Стоит печать этого под-отдела и подпись его заведующей Бубновой. Да, советская власть сразу взялась за прописку и трудовые книжки.

     Итак, мой дед по отцовской линии – Иван Фёдорович, из ярославских крестьян, и бабушка Анна Фёдоровна, из купцов, имели трёх сыновей – Сергея, Бориса и Олега – и дочь Веру. О существовании последнего брата, Олега, я узнал только тогда, когда стал раскапывать старые семейные фотографии: на одной он изображен мальчиком лет десяти в обнимку с приятелем с надписью на обратной стороне “Сняты Олег Гуанов и Юрий Груничев”, а на другой, без надписей, на завалинке у того же сельского дома сидят “три   богатыря” - три брата (справа налево): Сергей, Борис и, видимо, Олег. Особенно хорош на этом снимке мой дядя Борис (в центре) – настоящий атлет и красавец. Братьев отдали на воспитание в зажиточную семью их дяди по матери Ивана Александрова и его жены Александры Фёдоровны, скорее всего, по причине ухода на войну и болезни моего деда после первой мировой, а также разорения купеческого сословия после революции. А до революции у родителей бабки Ани был ювелирный магазин на Невском. Кстати, дед Иван на войне заслужил Георгиевский крест. Братья учились и работали на ферме дяди в Назии. О судьбе Олега я не знаю ничего. 

     Средний брат Борис, чьим именем назвали и меня, пошёл добровольцем в ополчение и пропал без вести, то есть наверняка погиб, в апреле 1942 года, как написано в копии извещения о его безвестном исчезновении на фронте (смотри в ПОДРОБНОСТЯХ О ПРЕДКАХ 2.(2)). Копия эта и вправду очень странная: с обратной стороны она наклеена на рекламную листовку 1967 г. – “Пользуйтесь услугами сберегательных касс!”

      Но вот передо мной три письма с адресом полевой почты 37596 Н. Судя по штампам, первое письмо отправлено 17.09.43 и пришло в Ленинград 19.09.43. Следующее письмо отправлено 13.02.44, а пришло 22.02.44. Ну а последнее открытое послание написано на бланке с карикатурой художника Долгорукова ко дню Красной Армии “Били, бьём и будем бить!”, отправлено 19.02.44 , получено 25.02.44. На всех письмах стоит штамп “Просмотрено военной цензурой”, а на рисунке изображён гигантский советский солдат, крушащий из автомата ППШ фашистскую мелочь на фоне листка календаря от 23 февраля с рисунком красноармейца, гоняющего немца штыком под Нарвой и Псковом в 1918 г.. Все эти письма адресованы на 10-ю Красноармейскую, д. №22, т.е. на фабрику “Первомайская”, где работал отец. Тексты писем моего дяди даю там же - (3 - 5). 

      Получается, что Борис вовсе не пропал без вести в апреле 1942 г., а оставался жив и здоров почти два года спустя - в феврале 1944 г., увлекался шахматами, был не простым ополченцем, а имел квалификацию связиста, и сражался где-то под Нарвой или Псковом! Но мне об этом стало известно только в 2016 году, когда я стал разбирать папашины бумаги и нашёл письма дяди. Раньше я не обратил внимания на то, что и мама в своей памятке, которую я нашёл тоже только в 2011 году, пишет о гибели Бориса в феврале 1944 года под Ораниенбаумом. До того всю жизнь мне рассказывали, как он пошёл в 1942 г. в ополчение и сразу пропал без вести где-то под Лугой, т.к. они воевали голыми руками, с черенками от лопат, ведь был такой приказ: “Возьми себе оружие у немца в бою!”. После этого открытия у меня возникло сильное желание выяснить судьбу моего дяди-тёзки и найти его могилу, тем более что адрес полевой почты известен. А однажды в телепередаче о прорыве блокады я услышал: “18 января 1943 года в Шлиссельбурге на колокольне Благовещенского собора красноармеец Гуанов поднял красный флаг”. Может быть, это был мой дядя? Тогда он был ещё жив. Тоже надо бы проверить. 

      Сын сестры моей бабушки Фимы, тёти Моти (так почему-то звали Матрёну), пропал без вести на фронте, и она до смерти верила, что он жив и когда-нибудь вернётся. Кыка прошёл всю войну от Сталинграда до Германии. Чудо, что он уцелел. Я видел у него орден Красной Звезды и кучу медалей, в том числе “За отвагу”, “За Будапешт” и много других. Но при мне он о войне не рассказывал.

            Мои предки были простыми русскими людьми – ремесленниками, крестьянами, купцами, рабочими и так называемой трудовой интеллигенцией. Правда, мама любила намекать, что, мол, её прабабка по отцу была экономкой у Строгановых в Петергофе, судя по дагерротипу, одевалась как барыня, и может быть… Ну, да Бог с ними, со Строгановыми. 

      Интересно, что меня часто принимали за еврея. Помню, на встрече с избирателями во время избирательной кампании какой-то тип подскочил ко мне и заорал: “Жид!”. Я так опешил, что не нашел ничего лучшего, как ответить: “Сам жид!”. Даже моя жена Тамара призналась, что тоже считала меня евреем. Ведь у нас, если человек интеллигентный, то, значит, еврей.


                                                                   ПОДРОБНОСТИ О ПРЕДКАХ 2.

                                                                                    ГУАНОВЫ.

(1)                                                                                  
                                                                              СВИДЕТЕЛЬСТВО.             № 11420

                                          По Указу ЕГО ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА,

отъ Петроградской Духовной Консисторiи дано сiе свидетельство о томъ, что въ метрической 1908 года книге Крестовоздвиженской, что въ Ямской, церкви, въ Петрограде, подъ № 831 показано: “тысяча девятьсотъ восьмого года сентября четырнадцатаго родился и двадцать перваго крещенъ СЕРГIЙ. Родители его: Ярославской губернiи, Рыбинскаго уезда, Сретенской волости, деревни Кликунова крестьянинъ Iоаннъ Феодоровъ Гуановъ и законная жена его Анна Феодорова, оба православные и первобрачные. Воспрiемники: того же уезда, деревни Большiя Белевы крестьянинъ Владимiръ Феодоровъ Глибинъ и деревни Кликунова жена крестьянина Анна Василiева Гуанова.” Гербовый сборъ уплаченъ. Мая “26” дня 1915 года.
                                                               Членъ Консисторiи, Протоiерей Владимiръ Гуляевъ.
                                                               За Секретаря В. Поповъ.
                                                                 Архиварiусъ Тих. Богомоловъ.
  Стоит печать:
2й ЭКСПЕДИЦIИ ПЕТРОГРАДСКОЙ ДУХОВНОЙ КОНСИСТОРIИ
  На обороте штамп:
Петроградъ 1915 г. Iюня 30 дня съ сего документа въ контор; Нотарiуса Ф.П. Халютина снята 1 копiя за № 3089 г. Илинчикъ
На развороте листа – ещё несколько расплывчатых штампов советских учреждений 1920-21 годов с надписью ЯВЛЕН и адресом Детскосельского уезда по дому № 30 Леонтьевской ул. с припиской “при матери”. На рукописной копии напечатано:
   Я, нижеподписавшiйся, удостов;ряю, верность этой копiи съ подлинникомъ ея, представленнымъ мн;, Федору Петровичу ХАЛЮТИНУ, Петроградскому Нотарiусу, въ контор; моей, Московской части, по Невскому пр. № 57, крестьяниномъ Леонидомъ Константиновичемъ ИЛИНЧИКЪ, живущимъ Рождественской части, по Суворовскому пр. № 40-б. При сличенiи мною этой копiи съ подлинникомъ, в последнемъ подчистокъ, приписокъ, зачеркнутыхъ словъ и никакихъ особенностей не было. 1915 года Iюня 30 дня. ПО РЕЕСТРУ      №3089.                                   НОТАРIУСЪ   подпись Халютин
Стоит Печать Нотарiуса Федора Халютина въ Петрограде и штамп:
Копiя эта выдана для представленiя по деламъ, изъятымъ отъ гербоваго сбора.

  
(2)                                                                 Пушкинский  горвоенкомат 
                                                                                                                 Копия
                                       10/Х -46 г.                                   Извещение   № Г-42                   

    Ваш сын Красноармеец 1910 года рождения Гуанов Борис Иванович, уроженец гор. Ленинграда, находясь на фронте, пропал без вести в апреле 1942 года.


                                                                                        
                                                                        Письма моего дяди Бориса.

(3)      16.09.43 г. Ленинградский фронт. Здравствуй, дорогой Сережа! Шлю тебе пламенный привет, а также хорошего здоровья. Что-то давно не получал от тебя никаких вестей. Очевидно, загружен работой или, быть может, заболел? Так что очень прошу тебя, как получишь, дай ответ. Я хотя тоже больше месяца никому не писал, но знаешь, была срочная работа, с которой провозились больше месяца, и это время никому не писал, так что, я тоже ни от кого не получал писем больше месяца.

      Делали себе землянку, и до того она нас измотала, что пришлось забросить: шахматы, турник, письма и вообще всё развлечение. Я даже из-за неё здорово похудел. Но зато теперь хорошо; переехали в новую землянку, очень уютную, светлую, и никогда в ней нет воды. Я рад, как никогда, только бы пожить в ней побольше.
 
      Сережа! Я тебе писал несколько раз, но почему-то ты даже не отвечаешь? Или, быть может, теряются письма, т.к. я тебя просил сколько раз кой-какую просьбу выполнить, но все мои просьбы напрасны. Я думаю, что просто ты не все получаешь письма. Так что попробую ещё раз написать тебе, чтобы ты прислал с письмом ручную иголочку, которой я очень нуждаюсь, т.к. заставляют пришивать воротнички, а клянчить каждый раз надоедает, ты сам знаешь меня, как я не люблю что-нибудь просить. Да у меня к тебе ещё большое дело, конечно если сейчас выпускают, прислать бандеролью газетки 4-5-ть по шахматам под названием газета 64е или журнал шахматы в С.С.Р. Бандероли к нам доходят, и некоторые так получают.

      Гриша сейчас поправился и находится у в. вокзала, ждёт, когда направят в часть. Получил тут письмо от Шурика верхнего, он находится в Челябинске, заведует складами, вообщем, живет хорошо. Теперь коротенько о себе; живу я уже 9-ть месяцев на передовой, в глухом лесу и болоте, но зато сейчас хорошо, кушаю много грибов, ягод (клюквы). Погода стоит хорошая. С 3-го сентября начались заморозки, листья стали опадать, тетерева начали токовать, чувствуется осень, скучное настает время. Сейчас дежурю на коммутаторе и пишу тебе письмо, передо мной лежит очень интересная книга: Луве де-Кувре – Любовные похождения кавалера Фаблаза. Сережа! На тебя очень обижается наша Лидушка – она говорит, что просила сколько раз, чтобы написал, но безрезультатно. Сережа! Я, вообщем, живу очень хорошо; кормят отлично и даже стали давать на третье пироги и т.д. Ну пока, Сережа. Целую, Боря.

  
(4)      Привет с Ленинградского фронта! 8.2.44 г. Здравствуй, дорогой братишка! Во-первых, я жив и невредим, правда очень сильно переутомлен, на ходу идёшь и спишь. Ты, правда, не поверишь, но мы уже в походе без остановки с 18-го января. Да Сережа, я так физически и морально разбит, что голова ничего не соображает. Долго ли будет эта проклятая война? Сейчас ночь всю шли, а день пришлось давать связь, и вот уже 12 ночи, а линию только дали, и сейчас дежурю, но не успеешь навести, как снова сматывай, и опять в поход, а отдых у костра на морозе.
 
      Вот так, дорогой братишка, приходится воевать. Путаемся где-то у Чудского озера. Деревни большинство пожжены, вот и приходится так болтаться. Письмо получил, спасибо. Также спасибо за привет, привет и от нас, правда, новых товарищей. Привет всем.
                                                                                                                                    Боря.            Прости, что так написал.

  
(5)      18.02.44 г. Привет! Здравствуй, братишка! Горячий привет. Я жив-здоров. Как насчёт Пушкина? Я думаю, наши живы. Посмотри на рисунок и узнаешь, где я. Немного отдохнул, только на морозе, т.к. домов нет. На этом кончаю. Целую. Боря.







Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 30
© 15.05.2018 Борис Гуанов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2274252

Рубрика произведения: Проза -> Мемуары












1