Девки в озере купались...


Электропоезд Тбилиси-Ереван неторопливо постукивал по рельсам, минуя сложные участки пути горного Алаверди. За окном купе вагона проплывали глубокие ущелья так, что, казалось, будто поезд летит над ними. Кругом возвышались буро-коричневые горы, которых попеременно сменяли густо заросшие лесами холмы. И только мутный Дебед стремительно нёсся посреди путей и гор, шум которой был слышен даже при закрытом окне. Вдоль берега реки и на голых участках холмов располагались частные дома жильцов, а также многоэтажки, гостиницы, заводы, различные сервисы. Некоторые жилые здания стояли у самого подножия ущелья, и оставалось только удивляться над риском живущих в них людей. Но с другой стороны это же так прекрасно и романтично ! Вот подошёл к окну, выглянул наружу, и тебя снизу приветствует Дебед, а впереди величавые горы и только горы...Однако стоило поезду пройти через тоннель, как пейзаж сразу же менялся. Природа Армении уникальна тем, что здесь можешь ощутить себя то среди швейцарских Альп, то обожжённых солнцем скал Калифорнии, а то и, видать, широких лесостепей Забайкалья.

В одном из довольно комфортабельных купе возвращались домой из отпуска три армянина средних лет. Познакомились в поезде. Один из них дремал на верхней койке, а две другие сидели напротив друг друга и уже минут пятнадцать молча глядели в тёмное окно, несмотря на то, что кроме собственных отражений ничего и не видели.

- Скучновато как-то, - наконец произнёс тот, которого звали Арам. - Музыки бы не помешало. Может, у тебя в телефоне что-то есть, Амбо-джан?
- Ара, хорошо, что напомнил ! - негромко воскликнул Амбо и потянулся ко своему чемодану.
Мужчина порылся среди одежды и, доставая портативный магнитофон, положил его на столик.
- Йя ! - приятно удивился Арам. - Сто лет назад видел такое ! Откуда он у тебя?
Это был старый кассетный магнитофон советской эпохи на котором крупными буквами ещё поблёскивало «Карпаты-202-1».
- Люблю такие ретро-вещи ! Папин магнитофон ! - со вкусом выдал Амбо.
- Работает?
- Представь себе, что да. Правда, немного иногда тянет, но слушать можно.
- А кассета есть?
- И не одна ! - ответил Амбо и снова полез в чемодан.
Вынув три кассеты, он включил магнитофон и сунул одну из них внутрь.
- Только потише делай, а то Геворк проснётся, - предупредил Арам и насторожился.
Амбо кивнул и повернул ручку громкости. В динамике немного зашумело и наконец пошла какая-то несерьёзная музыка блатного жанра. Пел мужчина с нарочито утончённым голосом. И надо было Араму услышать первые два куплета этой песни, а точнее матерной частушки, как его тут же понесло от смеха:

Едет поезд из Стамбула с красными вагонами,
Ну-ка девки разгружайте ящики с ган...ми.

Опа-опа Америка, Европа,
Азия, Евразия, что за безобразия?!

Девки в озере купались, х... резиновый нашли,
Целый день они е...лись, даже в школу не пошли.

Опа-опа Америка, Европа,
Азия, Евразия, что за безобразия?!

Гитлер сидит на берёзке, а берёзка гнётся,
Посмотрите, товарищ Сталин, как он наеб...ся.

Опа-опа Америка, Европа,
Азия, Евразия, что за безобразия?!

На горе стоит козёл, золотые рожки,
Парень девушку е... за кило картошки.

Опа-опа Америка, Европа,
Азия, Евразия, что за безобразия?!

- Ха-ха-ха... - не переставал хохотать Арам, забыв, что наверху спит третий пассажир, - девки в озере купались, х... резиновый нашли ! Это конец !
- Рыдать надо, а ты ржёшь ! - полушутливо заметил Амбо, у которого, однако, только лицо улыбалось. Видимо, он давно знал эту частушку.
- Почему это?
- Почему? Это же пороки нашей жизни высмеянные через песню !
- Да ладно тебе ! Что ты так углубляешься?
Они, увлёкшись песней, не заметили, как постепенно стали говорить громко. В результате разбудили Геворка, который повернулся к ним и сверху уронил ещё с закрытыми глазами:
- Ара, в мире столько прекрасной музыки, а вы что слушаете?
- О, брат ! Это классика жанра ! - деликатно заявил Амбо. - В восьмидесятых почти все пацаны и даже офицеры пели эту частушку. Ты не чувствуешь, что в ней глубокая политика? Тогда СССР уже был близок ко своему развалу !
- Не знаю и не хочу знать ! - ответил Геворк. - Я такие пошлости не люблю !
- Ничего, брат ! Не сердись ! Амбо у нас философ, - шутливо вставил Арам.
Но тут Амбо, видимо, почувствовав, что ещё немного, и может перейти все дозволенные границы, выключил старый магнитофон и снял кассету, тем более что одна матерная частушка сменяла другую:

Как я не кричала, не звала милицию,
Всё равно поставили в пятую позицию.
Четыре татарина, четыре татарина,
четыре татарина и один армян.
Четыре татарина, четыре татарина,
четыре татарина и один армян.

- Слышали анекдот про татарина и армянина? - спросил Амбо, закрыв крышку кассетоприёмника.
- Какой? - заинтересовался Арам.
- Татарина один журналист спрашивает: «Какой народ по-вашему мнению самый тупой? Армяне ! Почему? Сосед армян каждую ночь спит с моей второй женой...Говорю, слушай, эй ! Это моя жена, а он никак не понимает !».
На этот раз смеялись уже все трое, да так сильно, что даже сдержанный Геворк чуть ли не рухнул со своей койки.

Часы сотового телефона Арама показывали 01:25. За окном ничего не было видно, и только металлические колёса поезда равномерно отстукивали путь. Рано утром он прибудет в Ереван.
- Что-то мне тоже клонит ко сну, - устало потянул Амбо.
- Ага ! Меня разбудил, а сам спать хочет, - вставил сверху Геворк.
- Ладно, брат-джан, извини ! Ну от скуки нечего было делать.

По прошествии ещё нескольких минут все трое уже мирно спали, а точнее двое, потому что Арам, засунув голову под простынёй, тихо подхихикивал, вспоминая слова недавно услышанной частушки: «девки в озере купались, х... резиновый нашли...». Они так и не успели услышать записи двух других кассет, лежащих на столике возле магнитофона. А на одной из них чёрным фломастером было написано «Хулио Иглесиас», на другой - «Проповеди архимандрита Иоанна Крестьянкина».






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 22
© 15.05.2018 Грачья Саркисян
Свидетельство о публикации: izba-2018-2274212

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ












1