Свободу военнопленным режима Жидкая власть освободи Квачкова Нет сейчас на Руси военных или гражданских , нет


Свободу военнопленным режима Жидкая власть освободи Квачкова

Нет сейчас на Руси военных или гражданских , нет сейчас учителей , врачей , рабочих, солдат, крестьян , милиционеров и других профессии . Пришло время одной профессии на всех -Защитника веры и отечества . И не будет ни у нас , ни у дитей наших никаких проффесий , кроме раба, если оставим свою Россию на поругань и разграбление чужакам

https://www.change.org/p/1733535/u/22743767?utm_medium=email&utm_source=petition_update&utm_campaign=329145&sfmc_tk=SgjCBGWmcNEUreQK18YRpX7Ogdl%2bTeFunAPayaP%2fGprv%2f3tbLRFr8SnwyKNlNpYM&j=329145&sfmc_sub=152053158&l=32_HTML&u=58941241&mid=7259882&jb=10
13 мая 2018 г. — 15 мая в 14.00 продолжение суда в Самаре (Райсуд , пл Революции) обжалование действия-бездействия врачей из УФСИН Самары. С праздниками весенними прошедшими!

Владимир Васильевич сейчас в Мордовии. Его туда отправили после вступления приговора в силу по 282 статье.

Мы надеялись, что после новогоднего обострения в Самаре (сами не знаем чего, потому что диагноз так и не поставили) ему проведут МСК (медкомиссию), но его до назначенной комиссии 16 февраля отправили по этапу в Мордовию.

Хотя все клялись, что до комиссии будут выполнены все назначения профессора невролога (ВВК не мог ходить, похудел резко и очень сильно).

Сейчас мы обжалуем в Самаре действие-бездействие врачей, медкомиссии. А его в Мордовии отправили на больничку в Барашево на дообследование (я записывалась на прием в УФСИН России здесь в Москве и мне обещали выполнить, что не сделали в Самаре).

Просто в Мордовии все обследования провести сложнее, чем в Самаре. Чувствует себя относительно нормально. УФСИН взяли это на контроль.
Мне страшно жить в такой стране ЖОПЕ ( Жидиной Оффшорной Путинбергии Ызраиля ) где забывают Сорок Пятый, где в необъявленной войне , горят в огне родные хаты Новоросси. Где к сыновьям крадется смерть. Когда они встают под знамя эксплуататорской, оккупационной - ХАЗАРО-ФАШИСТСКОЙ ХУНТы ( ига иудейского) !
Мне страшно матери смотреть В глаза, истекшие слезами от судебного беспредела оборотней в мантии.
Я содрогаюсь, видя боль, у тех, кому бросают крохи, антирусская сволочь, кто прикрывал ее собой, Остался сам в другой эпохе,
Я жить боюсь в такой стране, Где Нет, Надежды на защиту русского народа, Где человека на огне, пред смертью мучают еврейские фашисты.
Где воцарилась нищета, среди бездомных и голодных, Где могут вновь распять Христа, А горе стало всенародным, Где матери, продают своих детей, Снимают русских женщин на панели, Где изуверов -палачей сионо- сволочей , не Ставят к стенке для расстрела,
Где нормой стало воровство, распил. Где ядом с детства травят вены, Где, помнят кровное родство, в одном единственном колене. Где на безвинных компромат, Всегда найдут, подвергнув пытке, Где Двор-Медведевская власть, если захотят, разденут полностью до нитки. Где расхититель и злодеи, Совсем другие чтут законы.
Где только праведных людей Я ПОСТОЯННО СЛЫШУ СТОНЫ. Ну что ж ты, Родина моя, Пред кем и в чем ты провинилась? Ведь ты же, так же, как и я, Тому же Господу :молилась.
Не потому ль твою слезу Я как свою слезу глотаю, И крест один с тобой несу, Россия, Родина святая?!
ОБОРОТНИ В МАНТИЯХ Семён Битый

Не стоит «тёлок» осуждать,
За сотню что готовы дать,
Стоя под снегом на углу
В морозную ночную мглу,

Быть может, так сложилась жизнь,
Быть может, негде «тёлке» жить,
Пусть первым камень кинет тот,
Кто ангелом в раю живёт.

Что взять с обычного мента? -
И жизнь не та, и власть - не та,
Начальство за разбой ругает,
Но долю с взяток - вымагает,

Чтоб на семью супруге дать –
Идёт он девок «крышевать»,
И в переходах, на беду,
Берёт с торговок-бабок мзду.

Но есть конклав святых людей,
Осмьнадцать праведных суд
ей,
Что до блаженной седины
Живут судьбой родной страны,

Дана им свыше благодать -
Закон главнейший толковать,
И нет у них других забот -
За что и кормит их народ!


Как пережить, скажи мне, друг,
Пронёсся вражий подлый слух –
Честнейшая судейских рать
Готова Родину предать,

Народ, закон, Отчизну-мать -
Всех извращённо на..ать,
Продажно смысл истолковать
И белым – чёрное назвать,

На Конституцию «ложить»
И с Сатаною подружить,
Им ложь и правда – всё равно,
Раз «пипл» - «схавает» говно!

Не верю, нет, не может быть! –
Неужто смели подменить
Безгрешных праведных суд
ей
На грязных шлюх, с угла б..дей?


Нет, не поверю, не пойму –
Где Прокурор, где СБУ?
Рятуйте, братцы, караул –
Где наш Гарант – убит, уснул?

Всё злобней оборотней ор,
Всё громче, громче волчий хор -
Кабмин и Рада, Прокурор,
Гарант и Суд – на воре вор,

Но спит народ, не слышит он,
Страны сквозь сон последний стон,
Клыкастых оборотней строй
Панует над землёй родной.

Стихи музы не молчат Зона 282
Зона: собаки, прожектора.
Ржавая шконка, мороз и жара.
Менты, наркоманы, блатная братва,
А моя статья — два-восемь-два.

Злобой испачканы сытые лица —
Я упырям помешал веселиться.
Страшней динамита правды слова,
А моя статья — два-восемь-два.

282 — следователь важный.
282 — адвокат продажный.
282 — прокурор умелый.
282 — быстро сшили дело.

282 — и судья картавый.
282 — и конвой усталый.
282 — срок без резона.
282 — зона, зона, зона!

Душит Россию продажное племя,
Но даже в это смутное время
Русская вера и совесть жива,
А моя статья — два-восемь-два.

Нам надоело вздыхать и бояться
И на губах у ребят пузырятся
Кровью окрашенные слова,
А моя статья — два-восемь-два.

282 — ломит вражья сила.
282 — по полям России.
282 — крысы да воро́ны.
282 — сатана на троне.

282 — нищета разрухи.
282 — мусора да шлюхи.
282 — русским бедам рады.
282 — суки демократы.

Горькая пайка казённого хлеба,
Рваные клочья осеннего неба.
Шмон, изолятор, в крови́ голова,
А моя статья — два-восемь-два.

Сея слезами стихи и молитвы,
Русь сыновей созывает для битвы.
На лезвии стали — небес синева,
А моя статья — два-восемь-два.

282 — это Русь проснулась,
282 — и земля качнулась,
282 — колокольным звоном
282 — расцветает зона.

282 — это вольный ветер.
282 — пусть смеются дети.
282 — страх душе неведом.
282 — Русская Победа.

Экстремист Александр Сергеевич Пушкин стихи Музы против ига иудейского
О сионистском мурло и жидовских кандалах

О Витязь ! В сомне длинных лет мне думать времени хватало;
Не откажи мне в просьбе малой, Народу передан совет:
"Пока не вникнет Россиянин, Что враг ему не царь,
Не вор и не аристократ. Не зарубежный попечитель. Не дымный город,
Не село, а СИОНИСТСКОЕ МУРЛО. Пака он то не осилит и на словах и на делах, Томиться матери- России! В международных кандалах!.. -А.С Пушкин I

Вставай, страна погромная,
Вставай на смертный бой
С жидовской силой темною,
С сионскою ордой!
Пусть ярость благородная
Вскипает, как волна!
Идет война народная,
Священная война.
Как два различных полюса,
Во всем враждебны мы.
За свет и мир мы боремся,
Они - за царство тьмы.
Дадим отпор душителям
Всех пламенных идей,
Насильникам, грабителям;
Мучителям людей!
Не смеют крылья черные
Над Родиной летать,
Поля ее просторные
Не смеет враг топтать!
Гнилой жидовской нечисти
Загоним пулю в лоб,
Отребью человечества
Сколотим крепкий гроб!
Пойдем ломить всей силою,
Всем сердцем, всей душой
За землю нашу милую,
За наш Союз большой!
Встает страна погромная,
Встает на смертный бой,
С жидовской силой темною,
С сионскою ордой.
Пусть ярость благородная
Вскипает, как волна!
Идет война народная,
Священная война.

Мы славно гуляли в республике вашей,
Мы доллары черпали полною чашей.
Пока вы тут пили, мы вас разорили,
Заводы продали, богатыми стали.
И вам всем «здоровья», «живите богато»,
А мы отправляем ресурсы на запад.
И чтобы ни крошки у вас не осталось,
И чтобы здоровых детей не рождалось.
За ваши ресурсы дадим мы вам шприцев,
И спирта цистерны, до смерти упиться.
Наркотики в вены вливайте «богато»,
Валяйтесь, как свиньи, вблизи вашей хаты.
Для нас вы все быдло: дерьмо, папуасы,
Зачем папуасам земные запасы?
Вы слышите, свиньи, мы стали богаты,
Мы скоро отнимем у вас ваши хаты.
Дадим казино, сигареты, секс-фильмы.
Курите и пейте, рожайте дебильных.
Больные, уроды для нас не опасны —
Мы их уничтожим поддельным лекарством.
Вы все постепенно умрете бомжами,
И долю такую вы выбрали сами.
И ваша земля, нам нужна без народа.
Мы вас похороним в любую погоду.
Так будьте «здоровы», «живите богато»,
Насколько позволит вам ваша зарплата.
А если зарплата вам жить не дозволит —
Так вешайся, быдло, — никто не неволит.
Так будьте «здоровы», живите «богато»,
Насколько позволит вам ваша зарплата!
А мы постарались, чтоб вам не платили,
А то, что заплатят, вы тут же пропили!
Мы ваших Наташ за границу сманили,
В бордели, и там их «по кругу» пустили.
Девчонки красивые - статны, дородны!
А Ваши Иваны уж к сексу не годны!
Умрите же, свиньи, умрите скорее!
Тогда вашу землю на части разделим!
В ногах будет ползать Наташа, рыдая,
Иван же да Марья нам станут рабами!..
В телеги впряжём вас, тупую скотину,
И будете жрать вы одну блевотину!
Наташа попляшет пред нами, нагая,
Обслужит, поплачет – ей доля такая!

И второе стихотворение:

Берлогой стала Родина моя,
Власть обрела звериную натуру-
Здесь каждая поганая свинья
Стремится натянуть медвежью шкуру.

Повсюду, как грибы после дождя,
Повылезли хвалебные плакаты
И славят мудрость нашего вождя
Лихие борзописцы-»медвежата».

Хреновые приходят времена,
Россия потонула в сумасбродстве.

В последнем акте действо
Такое вот простое:
Добро сменилось злобой,
Доверье — клеветою.

Меняем убеждения
Десятки раз на дню.
Сменили честь на прибыль,

Дела на болтовню.

Когда-то были стройки,
А нынче — разрушенья.
Сегодня грустный праздник —
День Перерождения.

Из моего окна видна
Та чёрно-белая страна,
Которой не видны края —
Больная Родина моя.

Страна доверчивых детей,
Страна винтовок и плетей,
Страна веселья сквозь тоску,
Страна имён длиной в строку,

Страна просторов и степей
Страна раздоров и цепей,
Страна шизоидных идей
И полуграмотных вождей,

Страна безумных виражей,
Страна бредовых миражей,
Страна неисчислимых бед,
Страна проигранных побед,
Страна фальшивых перемен,
Страна обманов и измен,
Страна, где говорит кастет
И спят художник и поэт,

Страна беспочвенных надежд,
Страна пророков и невежд,
Страна утраченной мечты
И беспросветной нищеты,

Страна бессильного труда,
Где жизнь дешевле, чем руда,
Страна рабов и бунтарей,
Страна восстаний и царей,

Страна разгромленных церквей,
Чужая мать для сыновей,
Страна неслыханных богатств,
Страна подпольных тайных братств,

Страна загубленных Левшей,
Страна святых и торгашей,
Страна, где правят вор и плут,
Страна героев и иуд,

Страна всеслышащих ушей,
Страна всесильных легашей,
Страна с заплёванной душой,
Страна, где слон осёдлан вшой,

Страна изуверских расправ,
Где кто подлее, тот и прав,
Где суд вершат холуй и льстец,
Страна разорванных сердец,

Страна, где некуда идти,
Где перекрыты все пути,
Где ворон слаще соловья —
Всё это Родина моя.

Проклинайте меня, проклинайте

Проклинайте меня, проклинайте,
Если я вам хоть слово солгал,
Вспоминайте меня, вспоминайте,
Я за правду, за вас воевал.

За тебя, угнетенное братство,
За обманутый властью народ.
Ненавидел я чванство и барство,
Был со мной за одно пулемет.

И тачанка, летящая пулей,
Сабли блеск ошалелый подвысь.
Почему ж от меня отвернулись
Вы, кому я отдал свою жизнь?

В моей песни ни слова упрека,
Я не смею народ упрекать.
Отчего же мне так одиноко,
Не могу рассказать и понять.

Вы простите меня, кто в атаку
Шел со мною и пулей сражен,
Мне б о вас полагалось заплакать,
Но я вижу глаза ваших жен.

Вот они вас отвоют, отплачут
И лампады не станут гасить...
Ну, а батько не может иначе,
Он умеет не плакать, а мстить.

Вспоминайте меня, вспоминайте,
Я за правду, за вас воевал...

У карты бывшего Союза

С обвальным грохотом в груди

Стою. Не плачу, не молюсь я,

А просто нету сил уйти.
Я глажу горы, глажу реки,

Касаюсь пальцами морей.

Как будто закрываю веки

Несчастной Родины моей...

ОКНО В ЕВРОПУ
Я жить так больше не хочу.
О, дайте мне топор, холопу,
И гвозди, я заколочу
Окно постылое в Европу

И ни к чему тут разговоры.
Ведь в окна лазят только воры.
Стало мало русского в России.
Всё заморье к нам переползло,
Исподволь подтачивая силы,
Молча мировое сея зло.

Издаёт бесовские законы –
На костях устраивать пиры...
Отчего ж мы, русские, спокойны?
Может, все ж, готовить топоры?
Мне кажется очень сильно написано "У карты бывш.Союза"
Слезы и слезы. Трагически-прекрасные стихи. Спасибо.

Под собою страны не чуя,
Наблюдая все эти рожи,
Одного лишь теперь хочу я.

Не мечтаю уже о лете,
Не хочу ни в купцы, ни в князи -
Я хочу одного на свете:
Я хочу, чтоб вы сдохли, мрази.

Все, что до тошноты знакомы,
Все, что лезут в глаза и уши -
От верховного лысогнома
До последней домашней ксюши,

От блажащей массовки снизу
До верхушки в гэбульных рясах,
От державного жополиза
До эстрадного жопотряса.

Я хочу увидать их в морге,
Чтоб прозектор кромсал их тушки -
От наследника-недозорге
До сосательной журналюшки.

От потешных зиц-атаманов
До героев конька и мата,
От вождя молодых баранов
До дворового дипломата.

От рубителей прежней щепки
До строгателей новой стружки,
От носителя главной кепки
До звонящей в эфир старушки.

Наступает он, зрим и четок -
Край, когда одного лишь надо:
Не зарплат, не жратвы, не шмоток,
А того, чтоб вы сдохли, гады.

Вместе с вашей холуйской спесью,
Вместе с вашей вселенской ложью,
Вместе с вашей блевотной лестью,
Вместе с вашей рычащей вошью.

Не ослепли мы, не оглохли,
Сколь ни бейтесь в пиар-угаре -
Мы ответим вам: чтоб вы сдохли!
Чтоб вы все передохли, твари!

А вот стихи о приватизированных шлюхах в мантиях". Стихотворением посвящается приватизированным шлюхам или бл......дям в мантии обслуживающих иго иудейское в Великой Оффшорную Ротенбергии или Жидиной Госсии Семён Битый и Сталинский Сокол
Не стоит «тёлок» осуждать,
За сотню что готовы дать,
Стоя под снегом на углу
В морозную ночную мглу,

Быть может, так сложилась жизнь,
Быть может, негде «тёлке» жить,
Пусть первым камень кинет тот,
Кто ангелом в раю живёт.

Что взять с обычного мента? -
И жизнь не та, и власть - не та,
Начальство за разбой ругает,
Но долю с взяток - вымагает,

Чтоб на семью супруге дать –
Идёт он девок «крышевать»,
И в переходах, на беду,
Берёт с торговок-бабок мзду.

Но есть конклав святых людей,
Осмьнадцать праведных судей,
Что до блаженной седины
Живут судьбой родной страны,

Дана им свыше благодать -
Закон главнейший толковать,
И нет у них других забот -
За что и кормит их народ!

Как пережить, скажи мне, друг,
Пронёсся вражий подлый слух –
Честнейшая судейских рать
Готова Родину предать,

Народ, закон, Отчизну-мать -
Всех извращённо на..ать,
Продажно смысл истолковать
И белым – чёрное назвать,

На Конституцию «ложить»
И с Сатаною подружить,
Им ложь и правда – всё равно,
Раз «пипл» - «схавает» говно!

Не верю, нет, не может быть! –
Неужто смели подменить
Безгрешных праведных судей
На грязных шлюх, с угла б..дей?

Нет, не поверю, не пойму –
Где Прокурор, где ФСБу?
Рятуйте, братцы, караул –
Где наш Гарант – убит, уснул?

Всё злобней оборотней орд,
Всё громче, громче волчий хор -
Кабмин и ГосДума , Прокурор,
Гарант и Суд – на воре вор,

Но спит народ, не слышит он,
Страны сквозь сон последний стон,
Клыкастых оборотней строй
Панует над землёй родной.
Отцы и деды поднимали Днепрогэс,
Теперь энергией всей рыжий заправляет...
Но всё ж мы "прокатили" СПС,
Народ хоть медленно, но прозревает!

По сути, выборы - не более, чем фарс ,
На них статистами быть - смысла никакого:
Ведь легче совершить полёт на Марс,
Чем выиграть в " лохотрон " у Чурова!

Так, может, объявить их " выборам " бойкот?
Мы не туземцы, здесь им не Ангола!
Когда народ к их урнам не придёт,
То все увидят, что король- то голый!

Пусть выбор будет до смешного не богат:
Хоть раз давайте планы их нарушим,
Один у них пусть будет кандидат -
Тот, что дружит с Джорджем Бушем.

Довольно по их правилам играть,
Иначе снова будут лить потоки грязи
И снова будут нам в лицо плевать
Те, кто пролез из грязи в князи.

И хватит нам, ребята, унывать,
Дела у нас совсем не так уж плохи.
Пусть Путин сам себя приходит выбирать,
А в "лохотрон" его пускай играют "лохи"!
Полковник Квачков - патриот России Виталий Букалов

Полковник Квачков отчаянно смел,
Суд объявил, что надолго он сел…
Не мог наблюдать, как губят страну,
И это ему вменили в вину.
Себя добровольно он в жертву принес,
И кару принял по мужскому без слез.
Непросто достойно отчизне служить,
Не всем суждено до победы дожить.
Полковник Квачков настоящий герой,
Бесстрашно вступил с олигархией в бой!
И рады сегодня «элита» с жульем,
Что в тюрьмах хоронят героев живьем.
Народ терпелив, но уже не молчит,
За все вам ответить придется, рвачи!

О Чубайсе и Квачкове

Ой, гадёныш рыжий Толя,
Сколько всем принёс ты горя!
Подожди придёт Квачков
И порвёт тебе очко!

Мы славно гуляли в республике вашей,
Мы доллары черпали полною чашей.
Пока вы тут пили, мы вас разорили,
Заводы продали, богатыми стали.
И вам всем «здоровья», «живите богато»,
А мы отправляем ресурсы на запад.
И чтобы ни крошки у вас не осталось,
И чтобы здоровых детей не рождалось.
За ваши ресурсы дадим мы вам шприцев,
И спирта цистерны, до смерти упиться.
Наркотики в вены вливайте «богато»,
Валяйтесь, как свиньи, вблизи вашей хаты.
Для нас вы все быдло: дерьмо, папуасы,
Зачем папуасам земные запасы?
Вы слышите, свиньи, мы стали богаты,
Мы скоро отнимем у вас ваши хаты.
Дадим казино, сигареты, секс-фильмы.
Курите и пейте, рожайте дебильных.
Больные, уроды для нас не опасны —
Мы их уничтожим поддельным лекарством.
Вы все постепенно умрете бомжами,
И долю такую вы выбрали сами.
И ваша земля, нам нужна без народа.
Мы вас похороним в любую погоду.
Так будьте «здоровы», «живите богато»,
Насколько позволит вам ваша зарплата.
А если зарплата вам жить не дозволит —
Так вешайся, быдло, — никто не неволит.
Так будьте «здоровы», живите «богато»,
Насколько позволит вам ваша зарплата!
А мы постарались, чтоб вам не платили,
А то, что заплатят, вы тут же пропили!
Мы ваших Наташ за границу сманили,
В бордели, и там их «по кругу» пустили.
Девчонки красивые - статны, дородны!
А Ваши Иваны уж к сексу не годны!
Умрите же, свиньи, умрите скорее!
Тогда вашу землю на части разделим!
В ногах будет ползать Наташа, рыдая,
Иван же да Марья нам станут рабами!..
В телеги впряжём вас, тупую скотину,
И будете жрать вы одну блевотину!
Наташа попляшет пред нами, нагая,
Обслужит, поплачет – ей доля такая!
Стихи музы не молчат Зона 282

Зона: собаки, прожектора́.
Ржавая шко́нка, мороз и жара.
Менты, наркоманы, блатная братва,
А моя статья — два-восемь-два.

Злобой испачканы сытые лица —
Я упырям помешал веселиться.
Страшней динамита правды слова,
А моя статья — два-восемь-два.

282 — следователь важный.
282 — адвокат продажный.
282 — прокурор умелый.
282 — быстро сшили дело.

282 — и судья картавый.
282 — и конвой усталый.
282 — срок без резона.
282 — зона, зона, зона!

Душит Россию продажное племя,
Но даже в это смутное время
Русская вера и совесть жива,
А моя статья — два-восемь-два.

Нам надоело вздыхать и бояться
И на губах у ребят пузырятся
Кровью окрашенные слова,
А моя статья — два-восемь-два.

282 — ломит вражья сила.
282 — по полям России.
282 — крысы да воро́ны.
282 — сатана на троне.

282 — нищета разрухи.
282 — мусора да шлюхи.
282 — русским бедам рады.
282 — суки демократы.

Горькая па́йка казённого хлеба,
Рваные клочья осеннего неба.
Шмон, изолятор, в крови́ голова,
А моя статья — два-восемь-два.

Сея слезами стихи и молитвы,
Русь сыновей созывает для битвы.
На лезвии стали — небес синева,
А моя статья — два-восемь-два.

282 — это Русь проснулась,
282 — и земля качнулась,
282 — колокольным звоном
282 — расцветает зона.

282 — это вольный ветер.
282 — пусть смеются дети.
282 — страх душе неведом.
282 — Русская Победа.


Экстремист Александр Сергеевич Пушкин стихи
Музы против ига иудейского
О сионистском мурло и жидовских кандалах
О Витязь ! В сомне длинных лет мне думать времени хватало;
Не откажи мне в просьбе малой, Народу передан совет:
"Пока не вникнет Россиянин, Что враг ему не царь,
Не вор и не аристократ. Не зарубежный попечитель. Не дымный город,
Не село, а СИОНИСТСКОЕ МУРЛО. Пака он то не осилит и на словах и на делах,
Томиться матери- России! В международных кандалах!.. -А.С Пушкин I

Вставай, страна погромная,
Вставай на смертный бой
С жидовской силой темною,
С сионскою ордой!
Пусть ярость благородная
Вскипает, как волна!
Идет война народная,
Священная война.
Как два различных полюса,
Во всем враждебны мы.
За свет и мир мы боремся,
Они - за царство тьмы.
Дадим отпор душителям
Всех пламенных идей,
Насильникам, грабителям;
Мучителям людей!
Не смеют крылья черные
Над Родиной летать,
Поля ее просторные
Не смеет враг топтать!
Гнилой жидовской нечисти
Загоним пулю в лоб,
Отребью человечества
Сколотим крепкий гроб!
Пойдем ломить всей силою,
Всем сердцем, всей душой
За землю нашу милую,
За наш Союз большой!
Встает страна погромная,
Встает на смертный бой,
С жидовской силой темною,
С сионскою ордой.
Пусть ярость благородная
Вскипает, как волна!
Идет война народная,
Священная война.

Телки ОБОРОТНИ В МАНТИЯХ Семён Битый

Не стоит «тёлок» осуждать,
За сотню что готовы дать,
Стоя под снегом на углу
В морозную ночную мглу,

Быть может, так сложилась жизнь,
Быть может, негде «тёлке» жить,
Пусть первым камень кинет тот,
Кто ангелом в раю живёт.

Что взять с обычного мента? -
И жизнь не та, и власть - не та,
Начальство за разбой ругает,
Но долю с взяток - вымагает,

Чтоб на семью супруге дать –
Идёт он девок «крышевать»,
И в переходах, на беду,
Берёт с торговок-бабок мзду.

Но есть конклав святых людей,
Осмьнадцать праведных судей,
Что до блаженной седины
Живут судьбой родной страны,

Дана им свыше благодать -
Закон главнейший толковать,
И нет у них других забот -
За что и кормит их народ!

Как пережить, скажи мне, друг,
Пронёсся вражий подлый слух –
Честнейшая судейских рать
Готова Родину предать,

Народ, закон, Отчизну-мать -
Всех извращённо на..ать,
Продажно смысл истолковать
И белым – чёрное назвать,

На Конституцию «ложить»
И с Сатаною подружить,
Им ложь и правда – всё равно,
Раз «пипл» - «схавает» говно!

Не верю, нет, не может быть! –
Неужто смели подменить
Безгрешных праведных судей
На грязных шлюх, с угла б..дей?

Нет, не поверю, не пойму –
Где Прокурор, где ФСБу?
Рятуйте, братцы, караул –
Где наш Гарант – убит, уснул?

Всё злобней оборотней ор,
Всё громче, громче волчий хор -
Кабмин и Сенат, Прокурор,
Гарант и Суд – на воре вор,

Но спит народ, не слышит он,
Страны сквозь сон последний стон,
Клыкастых оборотней строй
Панует над землёй родной.


Под собою страны не чуя,
Наблюдая все эти рожи,
Одного лишь теперь хочу я.

Не мечтаю уже о лете,
Не хочу ни в купцы, ни в князи -
Я хочу одного на свете:
Я хочу, чтоб вы сдохли, мрази.

Все, что до тошноты знакомы,
Все, что лезут в глаза и уши -
От верховного лысогнома
До последней домашней ксюши,

От блажащей массовки снизу
До верхушки в гэбульных рясах,
От державного жополиза
До эстрадного жопотряса.

Я хочу увидать их в морге,
Чтоб прозектор кромсал их тушки -
От наследника-недозорге
До сосательной журналюшки.

От потешных зиц-атаманов
До героев конька и мата,
От вождя молодых баранов
До дворового дипломата.

От рубителей прежней щепки
До строгателей новой стружки,
От носителя главной кепки
До звонящей в эфир старушки.

Наступает он, зрим и четок -
Край, когда одного лишь надо:
Не зарплат, не жратвы, не шмоток,
А того, чтоб вы сдохли, гады.

Вместе с вашей холуйской спесью,
Вместе с вашей вселенской ложью,
Вместе с вашей блевотной лестью,
Вместе с вашей рычащей вошью.

Не ослепли мы, не оглохли,
Сколь ни бейтесь в пиар-угаре -
Мы ответим вам: чтоб вы сдохли!
Чтоб вы все передохли, твари!







Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 50
© 15.05.2018 Сокол Сталинский
Свидетельство о публикации: izba-2018-2274193

Метки: Свободу военнопленным режима Жидкая власть освободи Квачкова Нет сейчас на Руси военных или гражданских, нет сейчас учителей, вра,
Рубрика произведения: Разное -> Анекдот












1