Бриг "Меркурий", безумству храбрых поем мы песню!


Бриг "Меркурий", безумству храбрых поем мы песню!
 

14 мая 1829 года -- день начертанный золотыми литерами на храме Славы РУССКОГО ОРУЖИЯ!
===========================
Ежели в великих деяниях древних и наших времён находятся подвиги храбрости, то сей поступок должен все оные помрачить, и имя сего героя достойно быть начертано золотыми литерами на храме Славы: он называется капитан-лейтенант Казарский, а бриг — «Меркурий». С двадцатью пушками, не более, он дрался против двухсот двадцати в виду неприятельского флота, бывшего у него на ветре.
(Из письма штурман турецкого корабля «Реал-бея» в своём письме, посланном из Биюлимана 27 мая 1829 года)


Бриг «Меркурий» получил свое название в память об отважном парусно-гребном катере, отличившемся в сражения со шведами 1788-1790 годах. Катер захватил большое количество судов противника и заслужил бессмертную славу на родине. Однако, этому кораблю еще суждено было стать живой легендой, уже на века обессмертившей его имя!

Красавец корабль был построен на Севастопольской верфи из крепкого мореного дуба. Командиром брига "Меркурий" в 1829 году стал молодой красивый капитан-лейтенант Александр Иванович Казарский, имевший к тому времени опыт морской службы. Уже в 14 лет Александр пришел на флот простым волонтером, а затем закончил кадетское Николаевское училище. В 1813 году Казарский был взят гардемарином на Черноморский флот, а по истечении года дослужился до мичмана.

                                                                                             Началась Русско-турецкая война

14 мая 1829 году корабль «Меркурий» под командованием Казарского проводил дозорный рейд совместно с фрегатом «Штандарт» и бригом «Орфей». В задачи рейда входило наблюдение за передвижениями противника. Неожиданно с востока появилась турецкая эскадра кораблей. Так как возможностей вступить в бой у трех дозорных судов не было, командование принято решение отойти на север. Противник превосходил количеством и оснащением судов, поэтому немедленно организовал погоню. Четырнадцать неприятельских кораблей уступали в быстроходности «Штандарту» и «Орфею», однако «Меркурий» с потрепанными парусами вскоре начал отставать.

Вскоре покинутый бриг был настигнут двумя большими линейными кораблями противника.

Понимая, что уйти не удастся, командир собрал совет офицеров. Старинный морской обычай давал первое слово младшим чинам, в соответствии с ним вопрос о дальнейших действиях был задан поручику корпуса штурманов Прокофьеву. Не задумываясь, поручик предложил вступить с неприятелем в бой и драться до последнего снаряда и человека. Матросы поддержали решение своего командования громким : «Ура!»

(Ткаченко, Михаил Степанович. Бой брига "Меркурий" с двумя турецкими кораблями. 14 мая 1829 года. 1907).

Весь экипаж команды переоделся в парадные мундиры с ослепительно белыми панталонами. Для поднятия боевого духа была прочитана молитва Святому Николаю - небесному покровителю моряков. Были в той молитве слова: «ты уже не оставь нас в смертный час, убереги нашу совесть и души от слабости, спаси и сохрани…».

Позже в своём донесении адмиралу Грейгу Казарский писал:
«…Мы единодушно решили драться до последней крайности, и если будет сбит рангоут или в трюме вода прибудет до невозможности откачиваться, то, свалившись с каким нибудь кораблем, тот, кто ещё в живых из офицеров, выстрелом из пистолета должен зажечь крюйткамеру».

Кормовой флаг прибили к гафелю, чтобы ни при каких обстоятельствах, его не смогли спустить.
Все секретные документы и карты сожгли перед боем, чтобы они не могли достаться врагу.

В половине третьего пополудни турки приблизились на расстояние выстрела, и их снаряды стали попадать в паруса и такелаж «Меркурия», а один попал в вёсла, выбив гребцов с банок. В это время Казарский сидел на юте и не разрешал стрелять, чтобы не тратить напрасно заряды. Это вызвало замешательство команды. Казарский, видя это, сказал матросам ободряющие слова: «Что вы, ребята? Ничего, пускай пугают — они везут нам Георгия…» Затем капитан приказал открыть ретирадные порты и сам, вместе с другими офицерами, чтобы не убирать вёсла и не отвлекать матросов от работы, открыл огонь из ретирадного орудия.

(Айвазовский Иван, картина "Бриг Меркурий, атакованный турецкими кораблями)

Первым атаковал трёхдечный «Селимие», имевший 110 пушек. Турецкий корабль попытался зайти в корму брига, чтобы произвести продольный залп. Лишь тогда Казарский пробил боевую тревогу и «Меркурий», уклонившись от первого залпа, сам дал полный залп правым бортом по противнику.
Через несколько минут к левому борту «Меркурия» подошел двухдечный «Реал-бей», и русский бриг оказался зажатым между двумя вражескими кораблями. Тогда с «Селимие» закричали по-русски: «Сдавайся, убирай паруса!». В ответ на это на бриге закричали «ура» и открыли огонь из всех орудий и ружей. В результате туркам пришлось убрать с марсов и реев уже готовые абордажные команды. Помимо ядер в бриг летели книппели и брандскугели. Тем не менее, мачты оставались невредимыми и «Меркурий» сохранял подвижность. Из-за обстрела на бриге трижды возникали пожары, которые, однако, быстро ликвидировались матросами.

В начале шестого часа удачными выстрелами канонира Ивана Лисенко удалось повредить ватер-штаг и бейфут грот-марса-рея «Селимие», после чего его марсель и брамсель заполоскали и повисли. Благодаря этому попаданию корабль неприятеля немного отстал и привёлся к ветру для ремонта. Тем не менее вслед «Меркурию» был дан полный залп, сбивший со станка одну из пушек.

Около шести часов было нанесено серьёзное повреждение и второму неприятельскому кораблю, «Реал-бею» — «Меркурию» удалось перебить его фор-брам-рей и нок фор-марса-рея, который, падая, увлёк за собой лисели. Упав, лисели закрыли порты носовых пушек, а свёртывание марселя лишило корабль возможности маневрировать. «Реал-бей» привёлся в бейдевинд и лёг в дрейф.

С пробитыми бортами, разорванными парусами «Меркурий» выходил из боя победителем!

Когда на горизонте появились русские корабли, Казарский разрядил лежавший перед крюйт-камерой пистолет в воздух. В результате сражения «Меркурий» получил 22 пробоины в корпусе и 297 повреждений в рангоуте, парусах и такелаже, потерял 4 человека убитыми и 8 ранеными. Вскоре сильно поврежденный, но непобежденный бриг входил в севастопольскую бухту для ремонта.

Победа маленького брига в бою с двумя большими кораблями казалась настолько фантастической, что некоторые специалисты в военно-морском деле отказывались в неё верить. Английский историк военного флота Ф. Джейн, например, говорил:

«Совершенно невозможно допустить, чтобы такое маленькое судно, как „Меркурий“, вывело из строя два линейных корабля».

Газета «Одесский вестник» о сражении писала:

Подвиг сей таков, что не находится другого ему подобного в истории мореплавания; он столь удивителен, что едва можно оному поверить. Мужество, неустрашимость и самоотвержение, оказанные при сём командиром и экипажем «Меркурия», славнее тысячи побед обыкновенных.

Штурман «Реал-бея» в своём письме (выше уж упомянутом), посланном из Биюлимана 27 мая 1829 года, так описал бой:

Во вторник, с рассветом, приближаясь к Босфору, мы приметили три русских судна, фрегат и два брига; мы погнались за ними, но только догнать могли один бриг в 3 часа пополудни. Корабль капудан-паши и наш открыли тогда сильный огонь. Дело неслыханное и невероятное. Мы не могли заставить его сдаться: он дрался, ретируясь и маневрируя со всем искусством опытного военного капитана, до того, что, стыдно сказать, мы прекратили сражение, и он со славою продолжал путь. Бриг сей должен был потерять, без сомнения, половину своей команды, потому что один раз он был от нашего корабля на пистолетный выстрел, и он, конечно, ещё более был бы повреждён, если бы капудан-паша не прекратил огня часом ранее нас.
В продолжение сражения командир русского фрегата говорил мне, что капитан сего брига никогда не сдастся, и если он потеряет всю надежду, то тогда взорвёт бриг свой на воздух. Ежели в великих деяниях древних и наших времён находятся подвиги храбрости, то сей поступок должен все оные помрачить, и имя сего героя достойно быть начертано золотыми литерами на храме Славы: он называется капитан-лейтенант Казарский, а бриг — «Меркурий». С двадцатью пушками, не более, он дрался против двухсот двадцати в виду неприятельского флота, бывшего у него на ветре.

Но здесь необходимо бы упомянуть и еще один интересный момент предшествующий данному сражению:

Ранее, 12 мая 1829 года находившийся в дозоре неподалеку от турецкого порта Пендераклия фрегат «Рафаил» под командованием капитана 2-го ранга Стройникова был застигнут врасплох турецкой эскадрой и, даже не предприняв попытки вступить в бой, спустил перед турками Андреевский флаг. Над неповрежденным русским кораблем взвился алый османский флаг со звездой и полумесяцем. Вскоре корабль получил новое имя «Фазли Аллах», что значит «Дарованный Аллахом». Случай с «Рафаилом» – для русского флота небывалый, а потому особенно чувствительный.

Самое интересное в том, что сдача в плен новейшего фрегата «Рафаил» произошла всего за три дня до подвига «Меркурия». К тому же командир «Рафаила» Стройников и остальные офицеры фрегата во время боя «Меркурия» находились на борту линейного корабля капудан-паши «Селимие» и были свидетелями этого сражения. Вряд ли можно описать, какие чувства испытывал Стройников, когда на его глазах бриг под началом его старого сослуживца, значительно уступающий в мореходных и боевых качествах фрегату «Рафаил», имевшему 44 пушки, в самой отчаянной ситуации сумел выйти победителем?


ПЛЫВУЩИЙ В ВЕЧНОСТЬ

Стих написан на сюжет картины И. К. Айвазовского "Бриг "Меркурий"
после победы над двумя турецкими судами встречается с русской эскадрой"


Как люди бренны -- умирают,
Так умирают корабли,
Но иногда порой бывает,
Что попирают смерть они.

И смерть над ними уж не властна
И тлен не трогает их тел,
И кто-то остается в масле,
О ком-то песню кто-то спел…

И вот, они под лунным светом
Идут к серебряной черте,
Навек прильнувшие к лафетам,
В том бесконечном –- в вечность дне.

Для них все не растает порох --
По небу тянется клубами --
Вдруг -- рядом, замаячит ворог,
Перед прикрытыми глазами.

И кажется ядро -- горящим
И поджимает ногу страх…
А там, вдали, уже на мачте
Вот-вот родной забьется флаг…

М. Предзимний


(Памятник Казарскому в Севастополе (памятник бригу «Меркурий»))

ИСТОЧНИКИ:

«Википедия»: [Электронный ресурс].URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D0%B5%D1%80%D0%BA%D1%83%D1%80%D0%B8%D0%B9_(%D0%B1%D1%80%D0%B8%D0%B3,_1820)#%D0%A0%D0%B5%D0%B0%D0%BA%D1%86%D0%B8%D1%8F . (Дата обращения:14. 05.18)
Подвиг и бесчестье: [Электронный ресурс].URL: https://topwar.ru/90418-podvig-i-bescheste.html . (Дата обращения:14. 05.18)
Военное обозрение: [Электронный ресурс].URL: https://topwar.ru/12765-otvazhnyy-brig-merkuriy-chudesa-otvagi-pod-pokrovitelstvom-svyatogo-nikolaya.html . (Дата обращения:14. 05.18)





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 99
© 14.05.2018 Михаил Предзимний
Свидетельство о публикации: izba-2018-2273806

Метки: Бриг Меркурий Русско-Турецкая война,
Рубрика произведения: Проза -> Исторический роман












1