Танкист гл.10


Глава десятая

Июль уж Август был встречать готовый.
Идёт состав, вагонами скрипя.
И снова красотой своей суровой
Нас радует Уральская земля.

Родные горы Батюшки - Урала !
Пласты словно улыбкой разошлись
У старика. И шевелюрой встала
Лесов громада, что стремилась ввысь.

Одна к одной, как корабельны, сосны,
Не тронутые взрывами боёв,
Красавицы - уральские берёзы,
И воздух, что наполнит до краёв

Израненную душу у солдата,
Уставшую за Родину болеть.
И будто ты вошёл в родную хату,
И в сердце рай. И не пугает смерть.

На станцию у Нижнего Тагила,
Железною дорогой фронтовой
Мы добрались к утру. Часов пять было.
Но не смотря на ранний час такой

Народу тьма была. Все суетились,
Над головою паровозов дым,
Грузили, разгружали, торопились
И каждый делом занят был своим.

Не важно: здоров ты или простужен,
Какого пола, сколько тебе лет.
Одно все знали - танк их фронту нужен.
Другой задачи не было и нет.

И сутками держа работы планку,
Шумел "Уральский танковый завод".
Танки в ремонт, с ремонта. Фронту танки !
Конец июля. Сорок третий год.

Вот уж почти два дня мы на заводе
И танки помогаем собирать.
Сидеть и ждать ? То не по нашей моде !
Все помогаем. Как не помогать ?

И гайки крутим и моторы ставим,
И подымаем талями катки.
Намаемся за смену и устанем,
Но дело делать мы не перестанем -
Ведь собирают дети, старики

И женщины, девчонки молодые.
Стояли у станков, точа деталь,
Варили сваркой стыки броневые
И прессом выштамповывали сталь.

Устав совсем, на два часа приляжешь
Прям в цехе, у работающих станков,
Поспишь чуток и вновь кувалдой машешь,
Осаживая втулки у катков.

И гусеницы собирали сами,
Соединяя траки меж собой
Стальными закалёнными шплинтами.
Потом её тянули всей гурьбой.

Не надо никакой большой науки
Чтоб прицепить нормально к траку трак.
По счёту ровно семьдесят две штуки.
И друг за другом их - вот как то так.

Мой танк готов. И вот залиты баки,
Закрылись люки, дизель заревел
Калейдоскопом замелькали траки,
И он, как будто в яростной атаке
В ворота цеховые пролетел !

На сантиметр если ошибиться
Ящик задеть, рабочего, станок,
На полной скорости ! И только пыль клубится!
Вот это класс! Водитель - "молоток"!!

Из цеха вылетел, затормозил - пылина !
Открылся люк механика и к нам
Сутулясь и худую горбя спину
Вылазит паренёк ,совсем пацан!

Наверно лет тринадцати парнишка
На голове велик танкистский шлём
Как вёл он танк ? Ребёнок ведь, мальчишка!
Как он, родной, переключался в нём?

Ведь чтобы перещёлкнуть передачу,
Недюжинная силушка нужна,
Для взрослого и крепкого задача,
Но не для тылового пацана !

До нас не дошагавши трёх шагов,
Он строевым и руку кинул к шапке :
"Товарищ лейтенант, ваш танк в порядке,
Заправлен и фашиста бить готов !"

"Ну ты даёшь, дружище - молодчина !"
Я, восхищаясь, пареньку сказал.
"Снаружи - мальчик, а внутри - мужчина !"
И пятерню как взрослому пожал.

"Спасибо, брат ! Уважил так уважил !"
Добавил Жорка, улыбаясь в ус.
"С таким как ты водителем я даже
И посоревноваться не возьмусь !

Ну, а если серьёзно и без смеха,
Таких как ты, я не встречал пока.
Я сам водитель. Классно ты проехал !
Отлично ! Вот тебе моя рука "

К таким похвалам, видимо, привычный
Парнишка, по нам взглядом проскользя,
Сказал : "А с вами мож… ?" и тут же сникши
Добавил : "Понимаю…, что нельзя…

Ну если не возьмёте, просьба будет,
Я очень прошу. Сделаете, да ?"
"Да ради бога ! С нас ведь не убудет,
Да и убудет - тоже не беда".

"За просьбу вы меня простите,
Я думаю она невелика,
Вы только на снаряде напишите -
"За маму и за Лиду от Санька."

И слёзы проступили у танкистов.
Такого не могло, не может быть,
Судьба детей должна быть самой чистой
И светлой, доброй, яркой и лучистой.
И каждый думал сколько он фашистов
В труху размелет, чтобы отомстить

За вот таких Саньков, за ребятишек,
Чьи судьбы изувечены войной,
За всех ! За всех девчонок и мальчишек -
Вот цель солдата и не быть другой !

"Пойдём со мной" сказал тогда я Сашке
И к новенькому танку зашагал.
И, усадив его спиною к башне,
Отрезал хлеба, ложку в руки дал.

Потом ему вручил с тушёнкой банку,
Открыв наш продовольственный запас.
"Пока не съешь, ты, брат, не слезешь с танка.
Такой тебе мой боевой приказ ".

Тушёнка съедена. В железную я кружку
Налил добытый Жорой кипяток,
Заварки положив чуток,
Вручил Саньку "солдатскую подружку",
Открыл свой офицерский доппаёк

И целую ему дал шоколадку.
Ешь тёзка мой и набирайся сил,
Пусть в твоей жизни что-то будет сладким
И звёздочку со шлёма подарил.

Он пил, горячем чаем обжигаясь,
Совал кусочки шоколадки в рот
И улыбался, потом обливаясь.
Жара июля. Сорок третий год.

Потом мне рассказал, что сам из Брянска,
Эвакуированный позже на Урал.
Про жизнь свою, что далеко не сказка.
Как мать с сестрой погибли рассказал.

Как без вести пропал отец на фронте,
Пополнил как собой рабочий строй
И что сейчас он здесь живёт у тёти,
Что бате была старшею сестрой.

А я за папироской папироску
Курил и слушал мальчика рассказ.
И думал - жить не буду, кровь из носу
Но отомщу за слёзы детских глаз.

И тем меня судьба его задела,
Что сам я в Брянске вырос с пяти лет
А родом я с Урала - вот в чём дело !
И на его рассказ созрел ответ :

"Тебе даю я слово, милый Сашка
Что если выживу и если хватит сил
Будут снаряды, я добуду краску
И лично напишу, как ты просил.

И дай Бог совершить мне это благо
А мы дойдём и немца победим
И выпалить по ихнему Рейхстагу
Твоим снарядом, Сашка, именным !

Мелькнула в паренька глазах отвага,
Смешалась с удивлением и мой
Тёзка спросил : "Что, прямо по Рейхстагу ?
По Гитлеру ?!" "По Гитлеру, родной !"

Четверо суток были на Урале.
Отваливались руки и спина,
Как черти вымотались и устали.
Вот так. А что поделаешь - война…

На утро стали в эшелон грузится.
Над головами паровозный дым.
Народ с погрузкой танков суетится
И каждый делом занят был своим.

"Поехали !" комбат нам дал отмашку,
Железо лязгнуло, толкнув упруго нас,
И кто-то крикнул : "Братцы, гляньте - Сашка !"
Он пёр бегом за нами, взмок зараз.

И на бегу махал танкистским шлёмом,
И что-то нам вдогонку прокричал,
Но рельсы заглушили своим звоном
И паровоз гудок протяжный дал.

Да не беги ! Сашок, родной, не надо.
И тут сквозь шум услышал я его :
"Товарищи танкисты ! Бейте гадов !"
И больше не услышал ничего.

Он запыхался и остановился,
Махая на прощанье нам рукой.
А эшелон катился и катился,
С собою нас везя к передовой.

И скрыл собой и станцию и Сашку
Путей железных плавный поворот.
А я достал табак, достал бумажку,
Свернув засунул самокрутку в рот

И закурил. Железом по железу
Стучат колёса. Эшелон идёт.
Вокруг краса Уральских гор и леса.
Конец июля. Сорок третий год.

Продолжение следует

Владимир Качанов





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 17
© 14.05.2018 Владимир Качанов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2273665

Рубрика произведения: Поэзия -> Поэмы и циклы стихов












1