Шаги. Глава 1. Гость, вечер и свеча.


Пустая гостиная коротала холодный вечер в покое и одиночестве. По оконному стеклу скребли ветви деревьев. За окнами, по ту сторону прогнившей лавки, дождь беспокоил мутную гладь искусственного озера.
Мой дом был построен задолго до того, как городские власти решили облагородить местный ландшафт. Дом тяжело принял это нововведение. Я чувствовал, как он вздыхает по ночам, как его некогда прочные стены заболевают и ослабевают, словно иммунитет простудившегося человека.
Но дому помогали переносить невзгоды смех и радостные голоса, разносившиеся по всем его комнатам, чердаку и подвалу. Каждую весну хозяин дома со своей женой и четырнадцатилетней дочуркой латали крышу, осушали подвал, обрабатывали стены специальными растворами – заботились о доме.
Да уж, давно утихли те голоса. И вместо шумной беготни босых стоп я слышу лишь глухой стук больных ног хозяина, вижу его хромую походку и вместо аромата горячего домашнего ужина, чувствую запах бесчисленных лекарств.
Железный звон пронзил комнату насквозь. Массивные часы с внушительных размеров маятником пробили восемь вечера. Гостиная вздрогнула и вновь прикрыла глаза, погружаясь в сладкую дремоту. А я привык к этому звону. К этому одинокому течению времени, что последние пять лет заполняет весь дом. К этим сухим потрескиваниям штукатурки, ленивому воздуху, что давно пропитался лишь мной и единственным жильцом этой тихой заводи.
Но этим вечером гостиной было суждено освободиться ото сна. Два длинных звонка растянулись по комнате и убежали по лестнице на второй этаж. Они затихли так же неожиданно, как и появились.
На втором этаже послышались неуверенные шаги. Будто заблудившийся в лесу путник, услышав свое имя направился было на голос, но тут же остановился задумавшись, а не послышалось ли ему оно?
Но двойной звонок повторился, потерявшийся путник отмер и решительно направился вниз по лестнице. Шаги спускались неравномерно, будто шедший больно хромал. Таинственный свет озарил лестничный марш. Не пожилой, но уже седеющий человек в халате со свечой в руке, опираясь на перила лестницы, скрипя зубами, нисходил в гостиную. Его лицо, потрепанное жизнью и бесчисленными болезнями, казалось ещё более старым и зловещем из-за тени, отбрасываемой свечой. Подол его халата цеплялся за ступени, путался, мешая двигаться, но человек, казалось, не обращал на это внимание.
Свеча, точно великий мастер над тенями играла с предметами в комнате, отбрасывая от них загадочные фигуры. Тени менялись, прыгали, бились друг с другом на мечах, в такт хромой походке хозяина дома.
У подножия лестницы звонок в дверь повторился и хранитель свечи крикнул неведомому гостю:
  • -Да подождите! Уже иду…
Поставив свечу на столик, он дважды провернул дверной замок и впустил вечерний воздух в дом.
За дверью поджидала пустота. Даже души умерших не пролетали в этот миг мимо крыльца дома мистера Крэйона. Бил Крэйон внимательно огляделся вокруг и решив, что это проделки гадких мальчишек, живущих через дорогу, уже взялся за дверную ручку посильнее, чтобы с досады как следует хлопнуть, но вдруг, прямо над его головой раздался двойной звонок в дверь.
От неожиданности Бил присел, его глаза расширились. Он резко отступил назад, опершись на больную ногу громко вскрикнул и придерживаясь за столик, чтобы не распластаться на холодном полу, опрокинул свечу. Та упала, размазав по паркету теплые, словно кровь, пятна воска. Керамический подсвечник разлетелся вдребезги.
-«Эх, славный был подсвечник. Мне он нравился» - подумал я про себя с сожалением.
Но мр. Крэйону было не до того. Он осторожно выглянул за порог. Огляделся по сторонам. Никого. И вдруг, взгляд его задержался на дверном звонке, а точнее на том, приспособлении, которое покоилось на нем. Это был механизмом с таймером, который через определенные промежутки времени нажимал на кнопку звонка. А ещё к нему был прикреплен конверт.
Бил аккуратно снял устройство с конвертом, ещё раз окинув взглядом нависший сумрак, закрыл дверь.
Как оказалось, света не было во всем квартале, оттого подступивший мрак кольцом охватывал шар света от свечи, которую теперь Бил держал в руке. Нейзильберский кончик ножа изящно вскрыл брюхо конверта. Бил достал записку, на которой аккуратной незнакомой прописью было выведено несколько строк.
Я спустился с потолка, чтобы поближе посмотреть на реакцию Била. Читать я не умел, но чтобы понять, каково содержание письма, мне достаточно посмотреть на реакцию читающего.
Сначала брови Била хмурились, а губы беззвучно выговаривали слова. Но потом, на мгновение, его лицо озарилось вспышкой воспоминания ( или это была лишь игра света), а после мысли унеслись далеко в прошлое. Бил откинулся на спинку кресла, и тень задумчивости опустилась на его лицо.
Подписи не было. Вся эта таинственность его раздражала, да ещё и этот глупый звонок… Через некоторое время Бил скомкал конверт, отбросил его за диван около окна и бурча что-то себе под нос, похромал в спальню на второй этаж. А я остался в гостиной, гадая, как далеко в прошлое отбросило его письмо.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
© 13.05.2018 Илья Пустовалов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2273076

Рубрика произведения: Проза -> Психологический роман












1