Темная материя. Глава 1. Бездна.


Восемнадцать метров прямо по коридору, в конце направо. Двойной поворот ключа, тихий дверной скрип и несколько беззвучных шагов. Вот онI. Ночь, здравствуй!
В комнате, укрытой шелковым одеялом темноты нет изъянов. Каждый, укутавшийся в него с головой, очищается. Все растворяется в идеальном мире, который сейчас ты ощущаешь лучше, чем когда – либо. На часах 02:00 и все прекрасно.

Говорят, что мы – часть темной материи, под названием вселенная. И что её можно ощутить внутри себя, если хорошенько сосредоточиться. Всё ложь. Нет никакой вселенной в глубине человека. Там только высокомерие и сомнительное чувство высшего предназначения. Чувство, льстящее человеку, что ввиду одного только его существования, ему отведена особая роль в космической истории. Он верит в это, он хочет верить… потому, что если это не так, то чего стоит вся его жизнь на куске камня, вращающемся вокруг солнца?
Забудьте это обманчивое чувство. Гоните его! Вселенной, той, которую поэты воспевают в стихах, нет до нас никакого дела. И свет далеких звёзд не ласкает твоё лицо в минуты одиночества и грусти.
Да, мы не созданы заботливыми руками вселенной, и её темная суть не течет в наших венах, но у нас есть инструменты для её сотворения. Но из чего происходит эта созидающая сила, которая позволяет нам даже на смертном одре ткать полотно нашего собственного, персонального мира, такого, которым мы хотим его видеть? Парадокс, но источник высшего знания, как древнейшее орудие труда, существовавшее ещё до начала времён - абсолютный хаос. Не стоит бояться и сторониться его. Он прекрасен.
Я всегда комфортно ощущал себя в темноте. Наверное, это моя стихия. Пока все молятся своим богам и посвящают себя служению Брахме и Вишну, я погружаюсь в недра хаоса, из которого постепенно рождается нечто идеальное и великолепное.
Глава 1. Бездна.
Мерзость. Раннее утро прокралось в комнату и своей серой когтистой лапой содрало умиротворенное лицо спящего. Потрескавшиеся стены, удушливый смрад и ржавая вода из – под крана разом навалились на него. Вот оно счастливое утро, кричащее из телеэкранов. Вот он свет, начертанный на перекошенном и мрачном лице. Это уже не тот человек, который ложился в кровать четыре часа назад.
Легкая небритость с редкими бакенбардами, да короткие темные волосы отразились в забрызганном зеркале. Голубые, вечно влажные глаза, не сочетающиеся со столь мужественным face, тоскливо вглядывались в отражение. Этот человек не отличался крупным телосложением, но имел большие и тёплые руки. Он корчился под солнечными лучами, будто те причиняли ему боль. Верно, оно так и было. Все, что было связано с надоедливым, промозглым утром давило на него. Каждый раз, открывая глаза, он желал, чтобы все вокруг немедленно скрылось под покровом ночи.
В стиле пьяного зомби он добрался до ближайшего источника освежающейaquaи разом проглотил всю горечь событий, ожидающих за порогом квартиры.
Красный или лиловый галстук? Установленныйdresscodeвавтосалоне, где он работал, обязывал носить красные галстуки по четным дням недели, а лиловые по всем остальным. Вот только это бессмысленное занятие его безмерно раздражало, ведь что лиловый, что красный галстуки не могли сделать довольно дрянную работу лучше.
Пятнадцать минут тряски в доживающем свой век автобусе и он на работе.
Первое, чем необходимо сделать в понедельник утром, по мнению руководства – это прийти вassemblyhallна общую летучку, чтобы послушать довольно нудную, как вся его жизнь, речь экономического эксперта. Нудный голос вещал о том, что заводы наращивают темп производства довольно дрянных и дурно пахнущих автомобилей, на сколько вырос капитал кампании,, о том, что все мы неминуемо движемся в светлое будущее, представленное в виде гор честно украденных денег, и оргии на курортах в районе экватора. Он говорил немного иначе, но суть примерно такая.
После речи экономиста, главный менеджер, словно Папа Римский, принимающий последнее причастие, раздал благодарности и почетныеpiecesofpaper(грамоты) всем работникам, кто вел себя прилежно и был паинькой.
И в завершении данного «феерического» мероприятия, глава филиала кампании блеснул своим ослепительным забором в тридцать два зуба и довел «невероятно интригующий» план работы на текущую неделю.
- … и помните, что от вашего трудолюбия зависит репутация всей кампании. А теперь идите и продайте эти чертовы автомобили! – закончил свою речь глава филиала Хуан.
- Мистер I, задержитесь, пожалуйста, на минуту, - окликнул он нашего героя, спускаясь с трибуны. – МистерI, я хотел уточнить, сколько времени вы у нас работаете?
- Около пяти лет… - ответилI.
Iникогда не испытывал особой радости при виде этого командующего куска недоразумения, с пидорским именем Хуан. Длинные лакированные волосы, стянутые в конский хвост, выщипанные брови, исправленный пластикой нос и алый в тонкую полоску костюм троечка, источающий женский аромат. Своим поведением этот двадцати дух летний гей давал понять, что его должность результат не упорного труда, а отцовского влияния.
- Аааа, около пяти лет, – пропел Хуан и причмокнул, словно акула, готовящаяся сожрать клюнувшую на уловку рыбу. – За эти пять лет вы, должно быть, приобрели уникальный опыт?
- Приобрел. Довольно уникальный – ответилI.
- Тогда объясните мне, как человек с таким громадным багажом знаний и опыта, не может запомнить, что по нечетным дням недели, работники нашего автосалона обязаны носить лиловые галстуки?! – нарочно громко отчеканил Хуан, чтобы привлечь всеобщее внимание.
Только сейчасIзаметил, какого цвета удавка болталась на шеи у всех рабочих мужского пола. Проходившие мимо работники замедлили шаг, чтобы понаблюдать за развитием событий. Первое, что пришло в головуI– это заткнуть наглого Хуана, который был моложе него на добрых шесть лет и отправить к праотцам его вечно улыбчивое и мерзкоеface. Однако непонятный страх перед неопределенным будущим сковал его голосовые связки.
- Мне очень жаль. Я исправлюсь – пробурчал I, думая про себя: « Попадись ты мне ночью, я бы тебя уничтожил».
- Будьте так любезны – закончил Хуан и вполне довольный собой удалился.
Работники разошлись по местам и началось…
- Скажите, а это базовая комплектация? – сопел полный, дурно пахнущих мужчина. По одному виду было ясно, что ему не по карману и колесо этого «произведении искусства».
- Вы предоставляете специальные предложения? На вашем сайте цена за этот автомобиль была снижена! –возмущался молодой парень. Умникам вроде него так и хочется сказать: «Очнись, парень! Чего ты тут выделываешься? Не знаешь в каком мире живешь? Иди в административный отдел возмущайся, а я посмотрю, как тебя вышвырнут из здания два охранника на входе. Мне, честно говоря, плеватьна твои претензии».
- Я слышал, что эти машины подвержены частым поломкам. Вы ничего не знаете об этом? – потный толстяк в сиреневой кепке пытался напустить вид эксперта. Правда, не ясно с какой целью, потому, как в завершение своего выступления он смутился и, хрюкнув, медленно удалился.
18:00. В итоге, день прошел комом. Ничего интересного не происходило, в прочем как обычно. Рутинная работа не отпускала ни на минуту. Эмоционально высушенный, как перекати поле в жаркой пустыне,Iдобрался до черного входа в автосалон и вместе со своим приятелемLпокинул данное заведение.
- Как ты считаешь, - спросилL– нам всю жизнь придется торчать на этой паршивой работе?
- А что ты предлагаешь?
- Я предлагаю бросить все к чертовой матери и заняться бизнесом. У меня есть одна идея. Я хочу заняться ей. Мне совершенно не интересно заниматься тем, что я делаю на этой работе.
- Поступай, как считаешь нужным – ответилI, думая про себя, что слишком уж не обдумано и глупо ведет себя его приятель.
Он бы и сам был рад бросить работу и посвятить себя другому занятию, если бы ему не было так мерзко и неприятно чувствовать себя по утрам и так свободно и открыто по ночам, что в совокупности вызывало полное безразличие.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 40
© 13.05.2018 Илья Пустовалов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2273033

Рубрика произведения: Проза -> Любовная литература












1