Выброшенный в другой мир (книга 1)


Ищенко Г.В. 2013 г
anarhoret@mail.ru

                                                           Выброшенный в другой мир

      Обыкновенный четырнадцатилетний мальчишка попадает в зону старта звездолета чужих и оказывается выброшенным в точке их финиша – в мире, во многом сходном с Землей. Мир Средневековья, куда попадает Сергей, отбрасывает не знающего языка подростка на дно общества. Ему предстоит нелегкий путь от трактирного мальчишки, занятого уборкой помоев и рубкой дров, до одного из самых могущественных людей королевства.
      Дочь провинциального барона вместе с отцом лишается имения из-за участия ее старшего брата в мятеже. Девушке предстоит пройти тяжелые испытания, прежде чем судьба сведет ее с пришельцем с Земли. Преодолевая опасности и стойко перенося потери, она борется за себя и за приемного сына, добиваясь богатства, высокого положения в обществе и любви.

                                                                               Часть 1

                                                                                 Глава 1

      Войну старший лейтенант Алексей Трофимов закончил в Прибалтике в частях военной контрразведки «Смерш», гоняясь за «Лесными братьями». Отсюда его в июне сорок шестого года перевели в Киев, в третье управление МГБ, где он прослужил до пятьдесят четвертого года, после чего в звании капитана был переведен в Москву в центральный аппарат Комитета государственной безопасности. Постоянные реформы и чистки главного органа борьбы за безопасность страны привели к тому, что за последние несколько лет численность его центрального аппарата сократилась вдвое. Наверное, только этим и можно было объяснить такое везение.
      С работой у Алексея все сложилось нормально, а вот в личной жизни хронически не везло. Он даже имел на эту тему неприятный разговор с начальством. Не то чтобы Трофимов не нравился женщинам, наоборот, высокий и плечистый капитан с красивым мужественным лицом притягивал их, как магнит притягивает стрелку компаса. Вот только романа на службе не получилось, а несколько знакомств на стороне по разным причинам не дотянули до загса. Помог старый знакомый, полковник Олег Дмитриевич Синицин, служивший в Первом главном управлении.
      – Давай познакомлю с одной девушкой, – сказал он Алексею. – Она подруга моей дочери. Приехала с Урала, поступила в университет и сейчас учится на последнем курсе истфака. Умница и красавица. Дочь говорит, что ее после окончания учебы хотят оставить на кафедре. В выходные ничем не занят? Вот я и попрошу Олю ее к нам привести.
      Это знакомство не походило на все остальные и закончилось свадьбой летом пятьдесят шестого года. Несмотря на усердные старания молодой супружеской пары, плодов их союза не было больше двух лет, и только весной пятьдесят девятого года Нина наконец забеременела. Сергей родился в срок в феврале шестидесятого. Мальчик был крупный, и роды прошли тяжело. Отсидев три месяца в декретном отпуске, Нина определила сына в ясельную группу и с облегчением вышла на работу в университет. С работой ничего не получилось, потому что Сережа оказался очень болезненным мальчиком. Полгода Нина не вылезала из больничных, пока Алексей не положил этому конец, настояв на том, чтобы она бросила работу.
      – Я все понимаю, – сказал он жене, – но ты же видишь, что твориться! Ребенок постоянно болеет, а ты не работаешь, а только числишься на работе. Придется тебе посидеть с ним дома, пока не окрепнет.
      Это «пока» вылилось в четыре года, после чего жена опять забеременела, и вопрос с работой был снят с повестки дня. А зимой шестьдесят пятого года для Алексея остановилось время: Нина умерла при родах дочери, которую медики тоже не смогли спасти.
      Два года Сереже пришлось походить в садик. В тех уже нечастых случаях, когда он болел, выручал Олег Дмитриевич Синицин, который получил звание генерал-майора и был отправлен на пенсию по состоянию здоровья. Выслуга у него была больше положенных двадцати лет, так что с пенсией новоиспеченного генерала не обидели, а то, что ему безделье было хуже смерти, медиков не волновало. Их больше беспокоили оставшиеся в его теле осколки гранаты. Сын с семьей жил в Новосибирске, а теперь вышла замуж и уехала на Украину дочь, поэтому Олег Дмитриевич и Вера Николаевна были рады возиться с мальчишкой, к которому искренне привязались.
      С выходом в школу начался новый этап в жизни Сергея. Все время проводивший среди взрослых домашний мальчик перестал болеть и получил в друзья целый класс из трех десятков мальчишек и девчонок. К сильному и умному Сергею липли все одноклассники. Он был крупнее и сильнее остальных мальчишек, но отличался редким добродушием и ни разу не попытался использовать против кого-нибудь из них свою силу. Учеба давалась без большого труда, оставляя много свободного времени, которое младший Трофимов проводил у Синициных. Ему было интересно со старым генералом. Тот знал много историй, от которых у Сергея замирало сердце. Помимо рассказов, его влекла коллекция холодного оружия, которую собрал Олег Дмитриевич.
      – Здесь каждый предмет имеет свою историю, – рассказывал генерал своему юному другу. – Кое-что я добыл сам, но большинство клинков подарили сослуживцы.
      – А этот? – спросил Сережа, показывая на черный с серебром кинжал, который он уже тайком вытаскивал из ножен. – Какая у него история?
      – Его мне вручили вместе со званием унтерштурмфюрера СС, – засмеялся Олег Дмитриевич. – Дело было в Штутгарте зимой тридцать девятого года. Правда, носил я его недолго, еле тогда унес ноги.
      – Я его смотрел, – признался мальчик. – Красивый. А по клинку что-то написано.
      – Там по-немецки написан очень красивый девиз, – объяснил генерал. – «Моя честь зовется верность». Понравился? Тогда я тебе его завещаю. Когда умру, жена отдаст.
      Прошло шесть лет. Сергей учился уже в седьмом классе, а отцу, который так больше и не женился, дали звание подполковника. Синицины сильно сдали, особенно Олег Дмитриевич. Сергей знал, как старик скучает и ждет его прихода, поэтому старался выкраивать время, урезая общение со школьными друзьями, чтобы хоть ненадолго заскочить к нему в гости. А в ноябре сердце старого чекиста не выдержало, и в мире стало на одного хорошего человека меньше. Во время похорон он был в школе, а придя в знакомую квартиру, застал лишь заплаканную, одетую в черное Веру Николаевну.
      – Олег просил меня в случае его смерти ничего тебе не говорить, – сказала она. – Он умер вчера утром. Комитет взял все на себя, поэтому обошлись без вскрытия и похоронили за один день. Возьми, это он оставил тебе. А это оформленное разрешение на хранение на имя твоего отца. Сережа, ты не оставляй меня одну, заходи хоть иногда!
      Он поцеловал мокрую соленую щеку, взял завернутый в ткань кинжал и большой конверт из плотной бумаги и ушел плакать домой. Нельзя было реветь перед убитой горем женщиной, хоть и очень хотелось. Сергей почти не помнил мать, а эта потеря была свежей и рождала тоску.
      – В этой голове, – похлопал как-то по своей голове Олег Дмитриевич, – скрыта масса интересных сюжетов. Сколько можно было бы написать романов! Вот только нет во мне писательского таланта, да и не разрешат об этом писать. Может быть, когда-нибудь потом...
      Не будет теперь никаких «потом». Пришла смерть, и от человека остались лишь подаренный кинжал и воспоминания немногих знавших его людей. Все мы иногда думаем о бренности существования. Этим вечером и Сергей думал о смерти, не подозревая, что скоро встретится с ней лицом к лицу, и лишь чудом эта встреча не станет для него последней.
      – Узнал? – спросил отец, который уже пришел с работы. – Это тот самый кинжал? Смотри, никуда его не носи. Если хочешь, его можно повесить в твоей спальне, но я бы не советовал. Лучше положи в ящик своего письменного стола.
      – Я его буду брать в лес, когда поедем за грибами, – ответил сын. – Возьми, это пакет с документами.
      – Зачем он в лесу? У нас в нем летом самый страшный зверь – заяц, а грибы удобнее срезать перочинным или кухонным ножом. Но если хочешь, можешь носить, только прикроешь одеждой, чтобы не пугать грибников.
      У сына с отцом сложились непростые отношения. Отец любил Сергея и старался, чтобы у мальчика было все, что ему необходимо или просто хотелось, но времени с ним проводил мало. Исключением были редкие летние поездки на машине одного из друзей отца в подмосковные леса за грибами. Но и там они почти сразу же расходились в разные стороны. Поначалу мальчик обижался и даже высказал эту обиду Синициным.
      – Не обижайся на него, – сказал тогда Олег Дмитриевич. – Дело в том, что ты слишком похож на свою маму. Твой отец женился поздно и любил ее так, как нечасто мужчина любит женщину. Она была для него всем, и я не думаю, что он теперь найдет себе другую. А ты для него как постоянное напоминание об этой утрате. Он тебя любит, но ему очень тяжело. Потерпи, время залечивает и не такие раны, да и ты вырастешь и еще изменишься внешне.
      Взрослые слова – слабое утешение для тринадцатилетнего мальчишки, каким он тогда был, поэтому старый генерал использовал свои связи и тем летом Сережа попал в «Артек». Этот пионерский лагерь был теперь самым светлым его воспоминанием. Там он впервые увидел море и влюбился в него раз и навсегда. Волей случая туда же попала и лучшая ученица их класса Лена Васильева. Он влюбился в море, а она – в него. Девочка оказалась настойчивой, поэтому уже в самом конце они даже поцеловались, хотя Сереже это было совершенно ненужно, и в щеку он ее поцеловал из жалости. Видеть, как плачет красавица Леночка, было выше его сил. Только зря он думал отделаться от нее одним поцелуем. После возвращения из лагеря Лена на месяц уехала вместе с родителями куда-то к родственникам, а когда они снова встретились уже в седьмом классе, предъявила на него свои права. Целовал? Значит, обязан и дальше оказывать внимание! Хотя бы носить до дома портфель. Он и отнес один раз, а потом второй. В этот второй раз его встретили двое мальчишек, которые учились в их школе в восьмом классе.
      – Чтобы я тебя с ней больше не видел! – сказал ему Славка Демкин и для большей убедительности дал в глаз.
      Сделал он это совершенно зря. Если бы с Сергеем просто поговорили, он бы и так отстал от девчонки. Понятно, что не из страха бить битым, просто она была ему не нужна. Но ударов, да еще по морде, в семье Трофимовых не прощали. Поднявшись с земли, он подобрал оба портфеля, поставил их на лавочку и подошел к мальчишкам. Они не отличались в своем классе большим ростом и силой, но разница в целый год в их возрасте – это много, поэтому оба были выше Сергея и считали его сопляком, за что и поплатились. Оба были крепко биты, а Сергей обзавелся еще одним фингалом.
      – Ты похож на филина, – сказал дома отец. – Из-за чего дрались-то?
      – Из-за девчонки, – буркнул сын.
      – Надо же! – удивился Алексей. – У тебя есть девчонка, а я и не знал. Не рано? Не спешил бы ты с этим, честное слово. Твое от тебя никуда не уйдет.
      – Да не нужна она мне! – взорвался Сергей. – Подошли и врезали по морде! Что, подставлять опять? Или просить, чтобы не били?
      – Да нет, ты прав: на удар нужно отвечать ударом. Не хочешь походить ко мне на работу позаниматься? Умение за себя постоять лишним не будет.
      – Это боксом, что ли? Я его не люблю.
      – У нас занимаются боевым самбо, но тебе это пока мало подходит. У соседей есть майор Крутов, который любит в свободное время возиться с детьми. Он долгое время жил в Китае и Корее и нахватался там всякой экзотики. У него в группе шесть детей офицеров их управления, есть даже одна девочка. Если хочешь, я с ним поговорю, мне он не откажет.
      – Я этим двум набил морды без всяких занятий.
      – И сам при этом получил. А если бы занимался, то и свою бы, как ты выразился, морду сберег, и с ними разобрался бы без мордобоя. Кстати, мне идти в школу?
      – Еще не знаю, мы дрались не в школе. Может, до школы и не дойдет.
      До школы дошло. Во-первых, всем все растрепала сама Ленка, довольная тем, что из-за нее дрались трое мальчишек, а во-вторых, к директору пришла мать Славки Демкина и, потрясая выбитым зубом сына, устроила скандал. Ее муж был инструктором в МГК, поэтому она не стеснялась в выражениях. К чести директора, он быстро во всем разобрался. Выпроводив из своего кабинета допрошенных участников драки вместе с ее виновницей, он быстро охладил гнев Ларисы Петровны.
      – Я не буду заниматься этим делом и вам не советую, – сказал он ей. – Нетрудно доказать, что именно ваш сын был зачинщиком драки. И не нужно мне напоминать о вашем муже. Отец избитого вашим сыном мальчика служит в центральном аппарате КГБ и не по зубам вашему мужу. Это он может получить неприятности, если дело дойдет до разбирательств. Сын-хулиган не украсит личное дело партийного работника. Я бы вам настоятельно советовал обратить самое пристальное внимание на его воспитание. Сейчас он устроил групповое избиение младшего, а что он выкинет, когда подрастет? Не все и не всегда можно замять.
      Несмотря на свои амбиции, Лариса Петровна не была дурой и поговорила с мужем. Выслушав ее, он снял ремень и отлупил сына, после чего объяснил, что если тот хоть раз посмеет задеть этого мальчишку...
      – Чешутся кулаки? – спросил он у плачущего навзрыд Славки. – Найди кого-нибудь из старшеклассников и дай ему в рыло! Только вначале проверь, кто его родители!
      На Совете дружины досталось всем, в том числе и Лене.
      – Вы должны клятвенно пообещать, что подобного впредь не повторится! – сказали проштрафившимся.
      – Я такого обещания давать не буду! – огрызнулся Сергей. – Если виноват, наказывайте, а я не собираюсь подставлять свою морду под кулаки. Я не начинал драку, а запрещать защищаться просто глупо!
      – Правильно ты им высказал, – сказал ему на следующий день один из приятелей. – Бросал бы ты водиться с Ленкой. Были бы вы старше, тогда хоть понятно, из-за чего драться, а сейчас все равно ничего нельзя, так что ты зря пострадал! И вообще, любовь она такая: сегодня любят тебя, а завтра другого. Лучше крепкая мужская дружба!
      С тех пор прошло больше года, но Сергей не подружился ни с одной из девчонок, хотя неоднократно получал от многих из них даже не намеки, а прямые предложения. И в тот вечер, когда он чуть не погиб, все тоже произошло из-за девушки. Он возвращался домой от друга, у которого допоздна играли в шахматы, когда услышал отчаянный женский крик. Когда мальчик завернул за угол, его глазам открылась следующая картина. У тротуара стояла старая «Победа», к которой какой-то мужчина волоком тащил молодую девушку. Она пыталась ударить его ногой, но сама получила сильную оплеуху.
      – Ты что делаешь, гад! – закричал Сергей, бросаясь на помощь.
Было видно, что насильник в первое мгновение испугался, но сразу же рассмотрел, что перед ним мальчишка, и, больше не обращая на него внимания, подтащил свою жертву к машине. Видя, что словами не поможешь, Сергей подскочил вплотную к мужчине и изо всех сил ударил его по лицу шахматами. Насильник выпустил свою жертву и схватился за ушибленное место. Девушка, которой вряд ли было больше семнадцати, проворно вскочила и припустила прочь.
      – Стой, сука! – бешено заорал мужчина вслед беглянке, а потом переключился на Сергея: – Ах ты, щенок! Убью, падла!
      А дальше мальчик уже ничего не помнил и пришел в себя только на больничной койке. Как он потом узнал, девушка, прежде чем скрыться, рассказала водителям такси, что на соседней улице какой-то бандит убивает мальчишку. Они оставили одного следить за машинами, а остальные побежали в указанном направлении. Когда водители увидели скрючившегося на снегу мальчика и остервенело пинающего его ногами здоровенного мужика, они добавили прыти, завалили бандита на тротуар и так его отходили, что скорую помощь пришлось оказывать уже двоим. Прибывшие на место работники милиции сначала задержали и водителей, но позже, когда выяснились обстоятельства дела, их с извинениями отпустили.
      – Он, без сомнения, хотел убить мальчика, – говорил пожилой врач капитану милиции и приехавшему в больницу отцу Сергея. – У ребенка сломаны пять ребер и два пальца на левой руке, черепно-мозговая травма и множество ушибов. Хорошо, что преступника быстро остановили, но если бы не толстое пальто и свитер на мальчике и то, что у мужчины были войлочные ботинки, все могло закончиться гораздо хуже. Я и сейчас не уверен, что дело не кончится инвалидностью.
      К счастью, полученные побои прошли без последствий. В первые две недели Сергею из-за сотрясения мозга запретили учиться, а потом он еще месяц залечивал переломы дома. Ребра срослись быстро, но пальцы побаливали, даже когда сняли гипс. Хорошо еще, что это была левая рука. Все время болезни к Сергею постоянно бегали ребята из его класса. Они носили ему домашние задания и объясняли, если требовалось, новый материал, поэтому он не отстал в учебе и не пропустил этот год.
      – Что ты говорил насчет занятий? – спросил Сергей отца, перед тем как пойти в школу.
      – Созрел? – спросил Алексей. – А как себя чувствуешь? Ничего не беспокоит?
      – Нормально я себя чувствую, – ответил сын. – Немного ноют пальцы на левой руке, а в остальном все как прежде.
      – Завтра поговорю с тренером, – пообещал отец, – но заниматься пойдешь не раньше, чем вылечишь пальцы.
      К тренеру Сергей отправился только через месяц.
      – Наслышан о твоих подвигах, – сказал ему Игорь Павлович Крутов, которого мальчик нашел в спортзале Управления в компании шести учеников.
      Мальчишки были немного младше Сергея и года на три старше, но в них не было ничего примечательного. Понравилась Сергею единственная среди них девочка. Маленькая и стройная, примерно его возраста, с красивыми тонкими чертами лица и копной густых черных волос, забранных сзади в конский хвост, с нереально густыми ресницами вокруг больших серых глаз и упрямо вздернутым подбородком – она постоянно притягивала его взгляд.
      – Понравилась наша Светлана? – заметил его интерес тренер. – Вот я и сведу вас в поединке. Костюм принес? Иди переодеваться... Ты крупнее Светы и сильнее физически, – продолжил он, когда Сергей подошел, уже одетый в спортивный костюм, – но она у меня занимается второй год, а ты еще ничего не умеешь. Вот мы и посмотрим, в чью пользу закончится ваш поединок.
      Мальчик неуверенно встал на маты, раздумывая, за что ему хватать эту девчонку, чтобы не коснуться чего-нибудь лишнего. Света двинулась ему навстречу, а потом быстро упала на пол, закрутила тело и подсекла его ноги своими. Через несколько секунд Сергей уже лежал, уткнувшись лицом в мат с вывернутой в болевом захвате рукой.
      – Все понял? – спросил тренер. – Запомни, что ты еще долго не сравняешься силой с взрослым противником, но ловкость и быстрота тоже многого стоят. Если ты разучишь приемы так, что твое тело будет их выполнять без участия разума, получишь большое преимущество перед просто сильным, но не умеющим правильно драться человеком. А с пьяным сможешь делать все, что захочешь. Я пять лет изучал на востоке Кунг-Фу. Этот вид борьбы имеет много разных школ и подходит для детей лучше самбо. Но запомни самое главное. Чтобы овладеть любым видом борьбы, требуются годы упорных тренировок. Если ты только нахватался верхов, лучше, если есть такая возможность, просто дать деру. Занятия на секции проходят три раза в неделю, но, если хочешь быстро добиться реальных результатов, нужно еще каждый день хоть немного заниматься дома. Для начала я тебе просто дам упражнения для растяжек и укрепления мышц. Постарайся не лениться, но и не переусердствуй. Если потянешь связки, потом придется долго их лечить. Я еще не отбил у тебя желание заниматься? Тогда даю первое упражнение...
      – Тебе Игорь Павлович не говорил, что в занятиях нужно соблюдать умеренность? – спросил отец через неделю, после того как сын первый раз ушел на занятия борьбой. – Куда это годится, столько заниматься?
      – Я хочу добиться результатов в исторически короткие сроки, – ответил Сергей, вспомнив слова тренера. – А с растяжками я очень осторожен, больше качаю мышцы.
      Через две недели его начали учить основным стойкам и элементам передвижения. Надо было отработать быстрый переход из стойки в стойку, научиться падениям и перекатам. Одновременно Сергей изучал все уязвимые точки на теле человека и многое другое, что ему нужно было знать, до того как приступить к изучению приемов. По совету Крутова он не прекратил занятия упражнениями для укрепления мышц, наоборот, увеличил нагрузки. Молодое тело быстро реагировало на издевательства, и уже к лету он набрал больше трех килограммов помимо того, что, по расчетам тренера, должно было прибавиться в результате взросления. Мышцы приобрели рельефность, и даже живот при напряжении становился плоским и твердым, как доска. До лета Сергей успел разучить только несколько блоков. В июне тренер ушел в отпуск, а в июле дали отпуск отцу, и Трофимовы уехали в Хабаровск к его брату, который работал главным инженером на одном из предприятий города. В семье дяди было две красавицы-дочери, одна на три года старше Сергея, а вторая на год младше.
      – Ну ты и вырастил парня! – говорила отцу тетя. – Телом прямо Геракл. Я таких развитых мальчишек вообще никогда не видела, тем более в его возрасте. И лицом красив – весь в Нину. Жаль, что они с Лизой родственники. Смотри, как она к нему тянется. Какая могла бы получиться пара лет через пять!
      – Это он сам, – сказал ей отец. – Занимается спортом чуть ли не полдня. Я в его возрасте не был таким упертым. А девочки его пока не интересуют.
      Девочки впервые заинтересовали Сергея осенью. Поначалу восьмой класс для него ничем, кроме списка предметов, не отличался от седьмого. Те же изнурительные, но приносящие удовлетворение, тренировки, те же уроки и тот же класс. Тренер увеличил ему нагрузки и основное внимание уделял отработке связок в учебных схватках со Светланой.
      – Это полезно вам обоим, – говорил он. – Ты намного сильнее, а она быстрее тебя. Вот и отрабатывайте свою технику друг на друге.
      Света знала, что нравится своему партнеру и бессовестно этим пользовалась. Когда она шла к нему танцующей походкой, демонстрируя некоторые отточенные дома перед зеркалом движения, у мальчишки пересыхало во рту и в голове начинало твориться такое, что начисто забывалось все Кунг-Фу. А сегодня он ее поборол. Правда, произошло это во сне. Света попыталась заехать ему с разворота ногой, но он поймал ее за лодыжку и бросил на маты, а потом сам навалился сверху. Сергей не мог выкручивать ее изящные руки, просто лежал на девчонке, сковывая ее движения. Он смотрел в полные обиды глаза, чувствовал под собой ее всю, а тело наливалось огнем.
      – Встань с меня, – попросила она, но просьба прозвучала как-то неубедительно.
      – Сейчас, – пообещал он и накрыл ее губы своими.
      Пробуждение было неприятным. Сладкие судороги стихли, а трусы были в скользкой гадости. Он знал достаточно, чтобы не перепугаться, и утром не стал скрывать произошедшего от отца.
      – Ты взрослеешь, сын, только и всего, – сказал Алексей. – Включи горячую воду и застирай. Не стоит оставлять такое домработнице. И будь осторожен в общении с девушками, ты уже сможешь зачать им ребенка. Мужчина из тебя пока никакой, но на это твоих способностей хватит.
      Сегодня секции не было, а на следующий день он подошел к тренеру и попросил поставить его в пару с кем-нибудь другим.
      – Света обидится, – предупредил Крутов.
      – Пусть обижается, – упрямо сказал Сергей. – Я не могу с ней бороться.
      – Ладно, – согласился Игорь Павлович. – Разбирайтесь сами. А ты становись в пару с Виталием.
      Когда человек чем-нибудь сильно занят, время ускоряет ход. Восьмой класс для Сергея пролетел незаметно.
      – Завтра уже лето, – сказала Света после занятий. – Наш тренер уматывает на какие-то соревнования, а потом идет в отпуск, так что занятий не будет два месяца. Школа тоже закончилась. Так получилось, что мы этим летом никуда не едем. А ты как проведешь лето?
      – Наверное, как обычно. Буду заниматься без тренера, читать книги, играть в шахматы, и несколько раз съездим за грибами.
      – Я тоже люблю собирать грибы. Возьмете?
      – Если тебя отпустят родители, то возьмем. У нас в машине всегда одно место свободное.
      – Сережа, я тебе правда нравлюсь?
      – А то ты не видишь, – ответил он. – Я рядом с тобой просто дурею.
      – Почем я знаю, может, это твое обычное состояние! – засмеялась она. – Наклонись, ты слишком высокий, а я маленькая. Не видишь, что я не достаю?
      Он послушно наклонился, а она обвила его шею руками и поцеловала в губы.
      – Наши прабабушки когда-то в четырнадцать уже были замужем, – вздохнула она, – а нам с тобой еще целых три года ничего нельзя, кроме поцелуев. У тебя есть авторучка? Пойдет и карандаш, давай сюда, я напишу тебе номер своего телефона.

      – Это какое-то чудо! – восторженно воскликнула Света. – Откуда оно здесь взялось?
      – Отец говорит, что на дне бьют ключи, а из озера выбегает ручей. Вон там, где растут ивы. Поэтому вода очень чистая и не застаивается. И ряски в нем совсем немного. А вот есть ли рыба, я не знаю.
      – Ее можно пить?
      – Без кипячения воду можно пить только из родников, здесь она хоть и прозрачная, но не такая чистая.
      – Сережа, а купаться в ней можно?
      – А ты попробуй рукой! – засмеялся он. – Еще только начало лета, может, к августу прогреется.
      – Красиво! – Света залюбовалась небольшим озерком, окруженным березами и ивами. – Очень романтичное место. Давай здесь поцелуемся? Только не так, как ты целовал утром, а по-настоящему!
      – Как по-настоящему? – не понял Сергей.
      – Мне подруга рассказывала, как нужно, а она узнала от старшей сестры. Подставь губы и приоткрой рот.
      Они не скоро оторвались друг от друга. За первым поцелуем последовал второй, потом третий...
      – Хватит! – охрипшим голосом сказал Сергей. – Я больше не могу!
      – У меня ноги подкашиваются, – тяжело дыша, отозвалась Света. – Но ты прав, мы так доцелуемся... Я сейчас вообще ничего не соображаю.
      Это было две недели назад, когда они слишком рано приехали в лес и на всю компанию не собрали и одного лукошка грибов. Сейчас грибов было много, но Сергей не горел желанием их собирать. Он брел по лесу, срезая только те, которые попадались под ноги. Подруга простыла, и ни о каких поездках не могло быть и речи.
      Ноги сами принесли его на берег озера. Сначала он уставился на то место, где раньше была вода, потом перевел взгляд выше и обомлел. Метрах в двадцати над землей висел космический корабль. Большой приплюснутый волчок диаметром около тридцати метров, разделенный несколькими кольцами, одно из которых было с множеством мелких иллюминаторов, а в днище втягивалась, извиваясь как червяк, гибкая труба. Наверное, через нее и забрали воду. Внезапно все иллюминаторы вспыхнули ярким голубым светом, и кольцо, на котором они располагались, начало вращаться со все большей скоростью. Когда отдельные огни слились в сплошную голубую полосу, корабль исчез, а последовавший за этим сильный удар погасил сознание.

      «Как ты думаешь, этот дор уцелеет?» – мысленно спросил навигатор.
      «А тебе не все равно? – отозвался капитан. – Может выжить, если будет небольшой перепад. Вторая опорная планета похожа на эту, и на ней тоже много доров, хоть и меньше, чем здесь».
      «Очистить бы от них несколько планет на периферии, – позволил себе помечтать навигатор. – Нам не пришлось бы совершать столько прыжков».
      «Как бы тогда нас самих не вычистили, – ответил капитан. – Хватит мечтать, рассчитывай следующий прыжок».

                                                         Глава 2

      Сознание возвращалось медленно, и некоторое время Сергей не мог понять, действительно ли он видит окружающее или это вызванный ударом бред. Он не сомневался в том, что удар был. Все тело болело не меньше, чем после избиения, а голова еще и сильно кружилась. Наверное, он опять получил сотрясение мозга, а ведь врачи предупреждали об опасности повторных сотрясений. Сергей с трудом приподнялся и сел. Тело отозвалось болью, но если он что-то и сломал, то только ребра, потому что ноги и руки были целы. Внешний вид поляны с озером разительно изменился. Окружавшие озеро березы росли вкривь и вкось, и на многих из них были обломаны ветви. На ивах вообще не осталось ветвей, а заглянув в чашу бывшего озера, Сергей увидел глубоко потрескавшуюся землю.
      «Здорово эти пришельцы по мне долбанули», – подумал мальчик, пытаясь подняться на ноги.
      Не сразу, но это у него получилось. Сергей подобрал ровную ветку и, опираясь на нее, пошел в том направлении, где должна была остаться автомашина. За березами рос ельник, точнее то, что от него осталось. Елкам досталось не меньше, чем березам, их выступавшие из земли корни были наполовину оборваны, да и почва местами так же потрескалась, как и дно озера. Пройдя шагов пятьдесят, мальчик остановился как вкопанный. Покореженный ельник закончился, а за ним сплошной стеной рос лес, подобного которому ему никогда не доводилось видеть. Похожие на сосны деревья с толщиной стволов под два метра вздымались на огромную высоту, полностью закрывая своими кронами небо.
      «Метров пятьдесят точно будут, – подумал Сергей, осторожно запрокинув голову, чтобы она не закружилась. – Но что же это такое?! Здесь же не было такого леса! И где это я очутился?»
      Немного постояв, он вошел в полумрак леса, стараясь замечать направление по деревьям. Они росли далеко одно от другого и без подлеска, поэтому в таком лесу легко можно было проехать на легковой машине. Под ногами мягко пружинил толстый слой опавшей хвои, трещин в земле больше не было, и Сергей, которому стало заметно легче, постепенно втянулся в ходьбу, стараясь не думать о том, куда его занесло и на какое расстояние может простираться этот лес. Один раз он сделал привал и полежал, заложив руки за голову. Ночевать в лесу без костра не хотелось, поэтому, полежав с полчаса, мальчик продолжил путь. Звери не попадались, даже птицы свистели и орали где-то далеко наверху, но он все-таки заправил шведку в брюки, чтобы кинжал был под рукой.
      В тот день так и не удалось никуда выйти. Когда потемнело так, что уже нельзя было идти без риска разбить себе голову, Сергей сел, привалившись к одному из деревьев, зажал в руке кинжал и провалился в сон. Спал как убитый всю ночь. Пробуждение было неприятным. Никогда не пробовали спать сидя, да не час-два в мягком кресле, а всю ночь, прислонившись к дереву? Надо было лечь на хвою, но он побоялся. Может, это и глупо, но мальчику казалось, что лежа он будет более беззащитным и скорее подвергнется нападению. Размяться не получилось из-за боли от вчерашней встряски. Сергей пока не чувствовал голода, вот пить уже хотелось. С собой, кроме кинжала, были только складной нож с несколькими лезвиями и носовой платок. Удобрив напоследок землю под приютившим его деревом, двинулся дальше, надеясь, что вчера перед ночевкой не потерял направления.
      Постепенно лес начал меняться. Деревья были уже не такие огромные, и под ними стало заметно светлее, а когда он уже устал идти, в просвете между ветвей первый раз блеснуло солнце. Уже к вечеру, когда нестерпимо хотелось пить, Сергей услышал журчание воды и побежал на этот звук, цепляясь уставшими за день ногами за выступавшие из земли корни деревьев. Упав на колени на берегу большого ручья, он вволю напился холодной и удивительно вкусной воды, не думая о том, что в ней может плавать. После этого выбрал место, где было меньше корней, и улегся на хвойную подстилку. Пока Сергей брел по лесу, не зная, удастся ли из него выбраться, он гнал от себя тревожные мысли о том, что место, в которое он попал, – это навсегда. Ему было все равно, с чем довелось встретиться у лесного озера. Космический корабль или машина времени, как у Уэллса, – какая разница? В обоих случаях он безвозвратно потерял двух самых дорогих для него людей. Сергею было жаль отца, и он со страхом думал о том, как его исчезновение перенесет Света, но себя было жальче. Он потерял вообще все. Мальчик лежал и плакал по отцу и своей утраченной любви. Молодых такие потери жалят сильнее, но если у них хватает ума не сводить счеты с жизнью, впоследствии эти раны затягиваются не в пример легче, чем в более старшем возрасте. Наплакавшись, он уснул, забыв даже вытащить кинжал. К счастью, то ли здесь не было крупных хищников, то ли они не захотели связываться с людьми, даже такими маленькими, но его до утра никто не загрыз и не покусал, кроме комаров, которые утром налетели со стороны ручья и не дали нормально доспать. Отмахиваясь от кровососов, он опять вволю напился, на время заглушив голод, и пошел вдоль ручья по течению воды. Все ручьи впадают в реки, а реки – в моря. Это аксиома, а о том, что этот ручей может впадать в болото, Сергей старался не думать. Через полчаса он дошел и до реки. Шириной шагов в десять, она медленно несла мутную, почти черную воду. Ее не только не хотелось пить, ему в нее и залезать было неприятно и немного страшно. Кто его знает, кто может водиться в глубине. Отойдя немного назад, он выпил из ручья еще немного воды впрок, в очередной раз пожалев, что не взял в поездку алюминиевую флягу – непременную спутницу их походов в лес. В этот раз он о ней просто забыл, занятый мыслями о Светлане. Подаренные отцом часы после встряски не работали, но Сергей решил оставить их на случай, если придется зажечь костер. Стекло было достаточно выпуклое, чтобы с водой сыграть роль лупы. Время приходилось определять на глазок по солнцу, уже прекрасно видимому через редеющие кроны здешних деревьев, которые по высоте и в подметки не годились гигантам из первого леса. Время уже перевалило за полдень, и Сергея, помимо голода, опять начала донимать жажда, когда он впервые столкнулся со свидетельством того, что он на этой земле не один. Оно предстало перед мальчиком в виде проселочной дороги и переброшенного через реку моста. Кто-то срубил четыре здоровенных ствола, слегка обтесал их сверху топором и уложил рядом одно к одному. С одного бока непонятно для чего пристроили деревянный поручень. По мнению мальчика, через мост шириной больше двух метров можно было перейти с закрытыми глазами. Перебравшись на ту сторону реки, он пошел по дороге. Раз есть дорога, должны быть и люди или те, кто здесь вместо них. Прежде чем что-то решать, нужно было узнать об этом мире хоть что-то еще, кроме того, что в нем тоже текут реки и растут деревья.
      Через час лес начал редеть, появились вырубки, которые становились все обширнее, пока не сменились небольшими полями с пшеницей или чем-то на нее похожим. Вскоре Сергей уже шагал вдоль деревни, почти не отличающейся от той, в которую один раз приезжали в гости к отцу мамы. Те же покрытые соломой избы, тот же плетень вдоль дороги, и точно так же гавкали собаки и мычали коровы. И пахло очень похоже – дымом, навозом и свежескошенной травой. В одном из дворов он увидел молодую симпатичную женщину, одетую во что-то напоминающее сарафан, только длинной почти до щиколоток. Вздохнув с облегчением, Сергей попросил у нее попить, а когда его не поняли, повторил свою просьбу жестами. Женщина кивнула, поставила деревянную бадью с водой на крыльцо и скрылась в доме. Почти тотчас же она вышла обратно, поспешила к плетню и с поклоном подала ему глиняную кружку с парным молоком. Выпив его мелкими глотками, мальчик вернул кружку и тоже с благодарностью кивнул, понимая, что благодарить словами бесполезно. Его кивок вызвал недоумение, а кинжал на боку – беспокойство и тревогу. Чувствуя блаженную сытость, он пошел дальше, думая о том, что делать с кинжалом. Если оружие вызывает у людей опасения, его нельзя держать на виду. Немного подумав, Сергей нашел выход. Старые, но еще очень неплохие брюки, которые он надевал для поездок в лес, прекрасно держались без ремня, поэтому ремень отправился под брюки прямо на майку, а прикрепленные к нему ножны с кинжалом прикрывались заправленной в штаны шведкой. Пояс немного давил, зато теперь не было видно кинжала, а при необходимости его нетрудно было достать, просто вытащив из штанов рубашку.
В конце деревни стоял большой одноэтажный дом, из открытых дверей которого так аппетитно пахло жареным мясом, что, несмотря на выпитое молоко, рот Сергея мигом наполнился слюной. Рядом с дверьми стояла длинная коновязь, к которой были привязаны пять лошадей с седлами вполне земного вида.
     Все виденное Сергеем говорило о том, что здешнее общество отстало в развитии от его собственного, хотя... Когда он три года назад был в деревне деда, там совсем недавно провели электричество, а газом не пахло даже в далекой перспективе. Да и дорога, которая шла через деревню, была ничуть не лучше этой. В дожди по ней можно было проехать только на тракторе. Но в деревне деда у многих были велосипеды, а у некоторых и мотоциклы, а здесь он не видел никакого транспорта, кроме верховых лошадей и двух запряженных конями телег.
     Обойдя заведение, которое он про себя окрестил трактиром, Сергей увидел на внутреннем дворе много пиленых чурок и большой колун. Решение созрело мгновенно. Раз нет ничего в обмен на еду, ее нужно заработать. Не зная языка, мальчик решил притвориться немым. Может, отнесутся с большим сочувствием и не будут такими подозрительными. Он отряхнул слегка запачканные колени и решительно вошел в трактир. Входная дверь вела сразу в обеденный зал, заставленный грубо сколоченными массивными столами и табуретами. В зале на полсотни мест сейчас ели всего шесть человек. Седьмым, видимо, был сам хозяин, сидевший за столиком на небольшом возвышении. Еще время от времени с кухни прибегал подросток, немного старше самого Сергея, который разносил гостям заказанные блюда. Мальчик подошел к хозяину, который при виде посетителя любезно улыбнулся, показал себе рукой на рот, а потом сделал вид, что колет дрова. Хозяин перестал улыбаться, вышел из-за стола и знаком велел Сергею приблизиться. Ощупав его руки, одобрительно кивнул и пошел во внутренний двор. Там он показал рукой на колун, а сам отошел в сторону. Понаблюдав пару минут за тем, как мальчик колет чурки, хозяин еще раз одобрительно кивнул и вернулся на свое место. Махать тяжелым колуном пришлось долго. Устав, Сергей сделал перерыв, во время которого сложил нарубленные дрова в поленницу. Пришедший через два часа хозяин был приятно удивлен объемом и качеством проделанной работы и отблагодарил Сергея большой миской с вареной кашей и горкой поджаренного мяса. Хлеба можно было брать сколько хочешь, поэтому мальчик взял с запасом, рассовав оставшийся по карманам штанов. Когда он закончил есть, уже начало смеркаться. Приезжих уже не было, и трактир начал заполняться деревенскими мужиками, которые приходили не столько есть, сколько пить тошнотворно вонявшую брагу и чесать языками. Хозяин отвел Сергея на сеновал, где тот и заночевал. Утром, помахав топором вместо разминки, он заработал себе завтрак, низко поклонился хозяину и пошел по дороге в том направлении, куда селяне везли на своих телегах продукты, полагая, что самое подходящее место для их продажи – это город. Скоро его догнал небольшой обоз из пяти крестьянских возов, в каждый из которых были впряжены две лошади. Он жестами попросил подвезти и, получив разрешение, быстро забрался на мешки. Хозяину воза было скучно, и он всю дорогу что-то рассказывал Сергею, который едва не уснул под его разговор. О близости города он догадался за час до его появления по увеличению числа телег и всадников, большинство из которых ехали в том же направлении.
      Город был средневековым, как на картинках в учебниках. В высокой городской стене с зубцами и башнями были ворота, возле которых заканчивалась дорога. Обоз стал в очередь для досмотра телег, а Сергей поблагодарил общительного возчика улыбкой, соскочил с мешков и направился к воротам своим ходом. Пеших пропускали без очереди и не брали никакой платы за вход, а вот с обозников после беглого осмотра груза взимали какие-то деньги. Хорошо одетых и вооруженных всадников пропускали раньше обозов, но деньги брали и с них. Сергей решил, что деньги платились не за людей, а за их четвероногий транспорт. Удостоившись равнодушных взглядов стражников, он вошел в город и двинулся по идущей от ворот улице, мощенной крупными, плохо пригнанными друг к другу булыжниками. Сергей уже понял, в какое время попал. Ни у кого не было видно даже самого примитивного огнестрельного оружия. Не было даже сабель или шпаг, только прямые или слегка изогнутые мечи. У стражников он видел копья, а в караване купцов на каждом возу лежали арбалеты. Сплошных доспехов никто не носил, а многие из имевших оружие путешественников довольствовались кожаной одеждой, укрепленной нашитыми на нее железными бляшками. У тех, кто побогаче, были сплошные нагрудники, часто украшенные чеканкой. Кольчужную сетку мальчик видел только один раз на женщине, которая въехала в город в компании пятерых мужчин, с ног до головы увешанных оружием. Сергей засмотрелся на грациозную, затянутую в кожу девушку, которая гордо восседала на такой же грациозной гнедой кобыле, и чуть не столкнулся с важного вида горожанином. Увернувшись от подзатыльника, он поймал взгляд девушки, которая весело ему улыбнулась и подмигнула. Женщины на дороге были редкостью. Кроме этой девушки, он видел только двух: какую-то дворянку в сопровождении кавалькады богато одетых всадников и еще одну в купеческом караване. Они ехали верхом в мужских седлах, одетые в облегающие штаны из тонкой кожи. Все горожанки, которые часто попадались навстречу, были в платьях и едва не мели мостовую юбками.
      Чем ближе Сергей подходил к центру города, тем выше и красивее становились дома. Он не видел вдоль дороги канав с нечистотами, но воняло сильно. А вот навоз за лошадьми убирали, и делали это часто. Наверное, часть сборов на это и шла.
      Очутившись на большой круглой площади, от которой во все стороны расходились шесть улиц, мальчик задумался о том, что делать дальше. Он очень много знает, но как найти того, кого заинтересуют его знания? Сначала нужно было выучить язык, а для этого необходимы место для ночлега и хоть какая-нибудь работа, чтобы не помереть от голода. А как эту работу найдешь? В голову пришли только две мысли: попробовать устроиться в какой-нибудь трактир хотя бы на самую черную работу, и попытаться заработать на рынке, где людям могла потребоваться работа носильщика. Придется, как и раньше, изображать глухонемого, а для начала побегать по городу, потому что он не знал ни места расположения рынка, ни где находятся трактиры. Изучение города Сергей начал с центра, осматривая по очереди улицу за улицей. Людей было много, и на него никто не обращал внимания. Единообразия в мужской одежде не было, и она сильно отличалась фасоном и расцветкой. Неприятно кольнуло то, что здешние люди были заметно выше землян. Дома Сергей считался высоким мальчиком, а здесь не дотягивал до среднего роста. Пришлось побегать не меньше часа, прежде чем он услышал шум городского рынка, а потом и увидел его на большой площади, заставленной лотками и торговыми палатками. Он без толку потолкался в торговых рядах, а когда начал выбираться на свободное место, в нос ударил запах свежеиспеченной сдобы. В нескольких шагах от него стоял прилавок, за которым торговал булками круглолицый румяный дядька, весело зазывавший народ разбирать его ароматный товар.
      «Отдам ему нож, – решил Сергей, – иначе прямо здесь помру, захлебнувшись слюной. Вряд ли мне сегодня повезет заработать».
      Он подошел к прилавку, вынул из кармана складной нож с перламутровой рукояткой и показал булочнику, как раскладываются лезвия. Потом ткнул пальцем в сдобную булку, показал два пальца и протянул ему нож.
Тот кивнул, взял в руки нож и быстро спрятал его под прилавок. Когда Сергей хотел взять булки, булочник на него наорал и попытался ударить по руке. От обиды и злобы мальчика всего затрясло, но он тут же взял себя в руки и огляделся. Все соседи булочника были свидетелями их торга и с любопытством ждали, что предпримет обманутый мальчишка.
      «Нашли себе цирк! – подумал он. – Эх, была не была!»
      Сергей подошел к торговцу слева от булочника и взял у него прислоненную к прилавку деревянную дубинку, наверное, припасенную для воришек. Быстро повернувшись, он вполсилы засветил дубинкой в лоб обманщику, который рухнул как подкошенный. Мальчик ожидал любой реакции окружающих, только не той, какая последовала. Ставшие свидетелями их разборки торговцы ржали на все голоса, а хозяин дубинки вышел из-за прилавка, забрал свое оружие из рук растерявшегося Сергея и подтолкнул его к сдобе. Решившись, мальчик взял две булки, засунул их в карманы штанов и хотел быстрее уйти, но это у него не получилось. Привлеченные громким смехом покупатели расспрашивали о произошедшем торговцев, которые им охотно рассказывали. Те тоже начинали смеяться и одобрительно похлопывать мальчишку по спине, причем некоторые хлопали весьма чувствительно.
      «Удивительно, чему так радуются? – подумал Сергей. – Большое дело – огреть жулика дубинкой. Или это они от скуки?»
      Раздвинув смеющихся людей, к прилавку булочника протолкался невысокий усач в шлеме. Он что-то требовательно сказал остальным.
      «Влип! – подумал мальчик. – Наверное, это стражник».
      Выслушав, что ему сказали соседи булочника, усач улыбнулся, шагнул за прилавок, поднял за шиворот пострадавшего и что-то у него спросил. Выслушав ответ, он нагнулся под прилавок, достал нож и протянул его мальчику. Забрав нож, Сергей с сожалением достал булки и собрался положить их обратно на прилавок, но был остановлен стражником. Тот жестами показал, что можно забрать сдобу и уйти. Едва мальчик выбрался из толпы, как увидел, что судьба подбросила ему шанс заработать. В десяти шагах стояла пожилая толстуха с невысоким худым подростком, и у их ног лежали две большие, накрытые тканью корзины. Женщина оглядывалась явно в поисках носильщика. Он подбежал к ней и жестами объяснил, что будет рад помочь. Женщина с сомнением осмотрела мальчика и показала ему рукой на одну из корзин, после чего, не оглядываясь, пошла к выходу с площади. Подросток схватил за ручку одну корзину, Сергей – другую, и оба поспешили вслед за хозяйкой.
      «Кирпичи она туда наложила, что ли? – думал мальчик, постоянно меняя руки. – Корзина совсем неподъемная! Долго я ее не попру».
      К счастью, идти пришлось недалеко. Их целью был большой двухэтажный постоялый двор, который Сергей умудрился пропустить. Толстуха оказалась женой хозяина, а в корзинах были аккуратно уложенные бутылки с вином. Жестом показав, куда поставить ношу, она подошла к мужу и о чем-то с ним поговорила, показав рукой в сторону Сергея. Хозяин поднялся из-за своего стола и подошел к мальчишке. Подросток, видимо, здесь работал, потому что, избавившись от корзины, умчался на второй этаж. Хозяин что-то требовательно сказал и показал Сергею на руки. Видя, что его не понимают, он схватил правую руку мальчика и пощупал мышцы.
      «Хорошо, что не смотрит зубы!» – подумал Сергей и сглазил: мужчина жестом приказал ему открыть рот.
Удовлетворившись осмотром, он что-то спросил. Ничего не понявший мальчик на всякий случай утвердительно кивнул. После этого ему приказали отнести обе корзины в погреб, накормили сытным ужином и показали комнату, где он должен был жить вместе с двумя другими слугами.
     Так Сергей попал на работу в заведение господина Жано «Радость путника». Жил он вместе с пятнадцатилетним Роном Марже и пожилым конюхом Солом Лашне. Каких-то определенных обязанностей у Сергея не было, он должен был делать все, что придет в голову хозяевам или их главному повару – господину Морну. Колол и приносил на кухню дрова, мыл полы в трапезном зале и в коридоре второго этажа, выносил помои и помогал конюху чистить лошадей, когда их набивалась полная конюшня и старик не успевал управляться один. Еще были походы на рынок, поднос вещей клиентам и множество других мелких и, как правило, неприятных и грязных дел. Кормили хорошо и каждые десять дней выплачивали сорок медных монет, из которых он десять отдавал Рону за помощь в изучении языка. Учитель из Рона был хреновый, но Сергей очень старался и уже через месяц мог говорить с окружающими на самые простые темы. Грамоту Рон не знал, поэтому учил приятеля только разговору. Когда мальчик смог разговаривать с остальными слугами, процесс обучения ускорился. На кухню Сергея пускали только принести дрова и выгрести золу из печей, поэтому он не общался с кухонными работниками и поварами. Помимо них в заведении работали шесть симпатичных девушек, которые подавали постояльцам еду и напитки, убирали у них в комнатах и за отдельную плату работали в их кроватях по ночам. Последнее вызывало у Сергея недоумение, пока Лина Орди, с которой он сошелся ближе остальных девушек, не провела с мальчишкой разъяснительную работу.
      – Чему ты удивляешься? – сказала она. – В нашей семье четыре девчонки, а родители зарабатывают мало. На жизнь хватает, а вот приданого уже не скопишь. А кому я без него нужна?
      – Как кому? – не понял Сергей. – Ты красивая девушка, неужели не найдется парень, который полюбит тебя без денег?
      – Может, и найдется, – согласилась она, – но в жены не возьмет. Ему не даст это сделать семья. Я не понимаю, что тебя возмущает в нашем занятии? Люди должны питаться, спать и любить друг друга. У мужчин есть потребность в любви, а мы им помогаем и сами при этом получаем радость. Да и опыт много значит. Я уже много знаю в этом деле, и все равно иной раз попадается такой искусник, что диву даешься! Думаешь, мой жених будет доволен, если ему попадется неумеха? Да я его за ночь выцежу раз пять. Ну что ты краснеешь как ребенок! Давай я сегодня никого не буду брать, а проведу эту ночь с тобой чисто по-дружески? Научу кое-чему и доставлю радость. Сам меня потом будешь благодарить.
      – Мне еще рано, – сделав над собой усилие, отказался красный как рак Сергей.
      – Глупости! – отмела она его возражения. – Тебе уже есть шестнадцать? Нет? Странно, я думала, что ты старше. Вон у тебя какие мышцы! Знаешь, как от таких заводишься? Ну это неважно, по штанам вижу, что ты уже готов. Странный ты какой-то. Первый раз вижу юношу, которому девушка сама предлагает, а он ломается.
      – Я люблю другую, – выдавил он из себя.
      – И где она, та другая? В той стране, откуда тебя к нам принесло бурей вместе с кораблем? Ей уже есть пятнадцать? Значит, должны выдать замуж. Это мы здесь задержались в девках, а Лори уже совсем старуха. Ее и с приданым в девятнадцать никто не возьмет. И как ты собираешься ее искать, если у нас никто не знает о таком королевстве, как Россия? Запомни, Серг, что для мужчины нет большой разницы, эта девушка или другая, главное, чтобы она радовала глаз и ласкала тело. А если она его любит, ни один не устоит только из-за памяти о пропавшей любви. Когда девочки разойдутся по номерам, я буду тебя ждать. Если не придешь, сам потом будешь жалеть.
      Черт бы побрал эту Лину с ее дружеским предложением! Он не нашел в себе силы прийти в ее комнату, а потом, как она и говорила, долго мучился и уснул только под утро. Девушка ему потом ничего не сказала, но на тему любви они больше не говорили.

      – Проходите, Алексей Владимирович, садитесь! – предложил отцу Сергея начальник управления Т. – Наши специалисты закончили предварительный анализ проб грунта, растительности и других материалов, собранных в месте пропажи вашего сына. Согласно их выводам участок леса диаметром чуть больше ста метров был заменен лесом с какой-то другой планеты. Пятьдесят два поваленных дерева относятся к неизвестному виду хвойных, сходному с бразильской араукарией, но намного больших размеров. Самые большие из них достигают в высоту девяносто метров. Замена произошла вместе со слоем грунта толщиной около десяти метров, причем, по мнению наших специалистов, участок чужого леса упал на освободившиеся место с высоты примерно пятнадцать метров. Отсюда и падение деревьев: их корневая система не выдержала удара.
      – Как это могло произойти? – спросил отец Сергея.
      – Я понимаю, что это звучит дико, – сказал генерал, – но биологи нашли много отличий появившихся растений от земных. Сейчас с ними работают физики. Там были не только растения. Пойманы птицы, которых нельзя отнести ни к одному из известных нам видов.
      – Пятнадцать метров – это высота четырехэтажного дома.
      – Я понял, о чем вы подумали. Если ваш сын в том мире упал вместе с лесом с такой же высоты, он вполне мог выжить и даже не получить сильных травм. Десятиметровый слой почвы сыграл роль амортизатора, смягчив силу удара, а атмосфера там не должна сильно отличаться от нашей. Пока ничего нельзя сказать насчет болезнетворных микроорганизмов, исследования в этой области проводятся. Если ваш сын уцелел при ударе, он выживет. Больше мне вам сказать нечего.
      – Ну что он сказал? – встретила Алексея дожидавшаяся его в коридоре Светлана.
      – Пойдем, – сказал он и обнял ее за плечи. – Ничего утешительного, Света. Сказал, что Сергей должен остаться жив, но он где-то в другом мире, и это навсегда.
      – Дура! – сказала девочка. – Почему я послушалась мать? Сейчас были бы вместе! Если бы только знать...
      – Не кори себя. Если бы мы знали, просто не поехали бы. Что произошло, то произошло. Говорил я ему, чтобы не торопился с любовью, видишь, как оно вышло.
      – Я все равно рада, что она была, и тому, что он мог выжить! Я его, Алексей Владимирович, не для себя люблю! Пусть мне будет плохо, лишь бы он жил, был счастлив и вспоминал обо мне хоть иногда. А я его еще подожду, у меня пока есть время. И даже если он не вернется и я выйду замуж за другого, все равно буду его помнить всю жизнь. Спасибо вам за все, я дойду сама. Не нужно меня провожать, у меня здесь все знакомые. А вы все-таки найдите себе кого-нибудь. Нельзя, чтобы человек оставался совсем один.

                                                                            Глава 3

      Сергей не только учил язык, он пытался узнать как можно больше о мире, в который его занесло по вине неведомых инопланетян, и о той стране, где он сейчас жил. От Рона в этом было мало толку, больше он узнал от конюха. Но основные сведения мальчик, к своему удивлению, получил от Лины. Правда, за это ей пришлось заплатить.
      – Расскажу все, что хочешь, – улыбнулась девушка, – только платой будет один поцелуй. Ну же, соглашайся! У меня брат служит первым помощником капитана торгового корабля. Каждый год он приезжает домой, и мы с сестрами слушаем его рассказы. Да и отец служит писарем в магистрате. Временами и на него нападает разговорчивость.
      Они сидели в комнате Сергея на его кровати, потому что для стульев не было места, а Рон с конюхом не любили, когда кто-нибудь забирался на их кровати. Было время между обедом и ужином, когда большинство слуг предавались недолгому отдыху, а соседи по комнате разбежались по своим делам.
      – Может, все-таки расскажешь так? – покраснел он.
      – Не-а, – отрицательно покачала головой девушка. – Причем сначала поцелуй, потом рассказ, а то знаю я тебя...
      Получив согласие, она уселась ему на колени, припала к губам и пустила в ход руки. Сергей выпал из реальности и очнулся только тогда, когда было уже поздно что-либо предпринимать. К неудовольствию Лины они закончили слишком быстро, но она знала, как поступать в таких случаях, поэтому второй раз все прошло намного лучше.
      – А ты не хотел! – сказала она ему, надевая платье. – Разве плохо? Только я с тобой слишком долго возилась, и уже нет времени на рассказ. Нужно бежать, пока не разоралась старая грымза.
      Старой грымзой девушки между собой называли мадам Жано.
      Она ушла, оставив Сергея переживать случившееся. Мальчишка стал мужчиной, только не испытывал от этого никакой радости или гордости. Он понимал, что никогда не вернется домой и не увидит Светлану, но это понимание не приносило облегчения и не могло заглушить чувства вины. Наверное, для него просто прошло еще слишком мало времени.
      Девушка не обманула и за несколько посиделок выложила ему немало интересного. Известный людям мир состоял из двух расположенных рядом материков и нескольких крупных островных архипелагов. Может, в океане были и другие земли, но о них никто не знал. Треть известных земель на материке соседей занимала империя, которую образовали бывшие кочевые племена, подмявшие под себя более развитых соседей. На этом же материке имелись еще несколько сильных королевств и обширные степи, населенные кочевниками, с которыми империя постоянно воевала. Часть материка занимали заселенные дикарями тропические леса, а что находилось за ними, никто не знал. На этом материке тоже имелись «белые пятна». В его северной оконечности располагались четыре королевства и большая пустыня на востоке, на которую из-за ее явной бесполезности никто не претендовал. Самым западным из них было королевство Сандор, в которое попал Сергей. На его западе располагалась обширная горная система, пройти которую не смог еще ни один человек, а на юге и востоке королевство граничило с тремя другими. Самым маленьким было южное Дюже, которым правила королева Аглая. Большая часть восточных границ соседствовала с большим королевством Сотхем, с которым Сандор делил пополам побережье. Правил там сорокалетний король Мехал. Между Дюже и Сотхемом находилось тоже немаленькое королевство Барни с королем, носящим короткое имя Ив. Огромная пустыня на востоке отделяла эти королевства от народа, с которым изредка общались купцы и мореходы. Всем остальным было плевать, что там за пустыней. Войной не идут и товары возят – что еще нужно? В теперь уже родном королевстве Сергея правил король с именем Андре. Было ему всего пятнадцать лет, и трон он занял совсем недавно, после того как злодейски отравили его отца.
      – Тогда передрались почти все герцоги, – рассказывала девушка, делая попытку опять устроиться у него на коленях. – Ужас, что было!
      – Лина! – сказал он, отодвигаясь. – Прекрати хулиганить и убери руки. Взялась рассказывать, так рассказывай.
      Если верить ее рассказу, в королевстве вспыхнула война. Управлявшие провинциями герцоги почувствовали слабость королевской власти и стали решать все спорные вопросы с помощью оружия, не ставя в известность короля. Навести порядок помогла королева Аглая. Она была в отдаленном родстве с королем Андре, но вмешалась не из-за родственных связей, а из-за опасения, что бардаком воспользуется король Сотхема Мехал, который давно, но пока безуспешно, точит зубы на пограничные провинции Сандора. А в этом случае маленькому Дюже пришлось бы плохо, несмотря на наличие сильной армии. С ее помощью королю Андре удалось остановить кровопролитие. Он по-прежнему вынужден считаться с герцогами, и до полного порядка еще далеко, но уже все не дерутся со всеми, как это было недавно.
      – А какое у короля родовое имя? – спросил Сергей. – Или его нет?
      В ответ девушка рассказала об обычае, который вызвал у него удивление. Владениям дворян давали названия, совпадающие с их родовыми именами, а при смене хозяина земель, менялось и их название. По именам герцогов названы провинции, а родовые имена королей совпадают с названием их королевств.
      – Не понял, – сказал Сергей. – Если у нас сменится династия, мы должны будем переименовать королевство?
      – С ума сошел! – испуганно воскликнула Лина. – Когда-нибудь останешься без языка или без головы! Кто же говорит о таких вещах? У нас с этим не шутят, особенно теперь.
      – Ладно, расскажи о вашем календаре, а то я ничего о нем не знаю, кроме того, что дни принято считать декадами.
      Оказалось, что здешний год немного короче земного, длится триста двадцать два дня и разбит на четыре сезона, совпадающие по признакам с земными. Зима в четырех королевствах обычно была бесснежной и довольно теплой. Каждый сезон делили на два месяца, которые так и называли: первый и второй. В каждом месяце, кроме одного, было по четыре декады. Год начинался с первого летнего месяца, к которому приплюсовывали два лишних дня. Так и говорили, что событие произошло в пятый день третьей декады второго месяца лета. Сложновато, но если привыкнуть...
      – А что у вас с науками? – спросил он.
      – Науки в империи, – махнула рукой девушка. – У нас ими и раньше не больно занимались, а теперь это и подавно никому не нужно. В столице есть Университет, но я не знаю, что с ним сейчас. Король Сотхема поддерживал ученых, но это было давно, а Аглаю интересуют только выплавка стали и искусство пения. Вот она и дает золото на рудники и прикармливает менестрелей.
      – Неужели все поголовно ходят неграмотные?
      – Ты о нас говоришь, как о каких-то дикарях! – обиделась девушка. – У нас всех дворян и даже дворянок с малолетства учат грамотности и цифрам, языкам и музыке, а при храмах есть школы для простолюдинов. Барон или граф не будут делать работу писаря, да и их управляющие не принадлежат к благородному сословию, а им нужно уметь писать и считать.
      – А что с богами? Я оббегал весь центр города и не увидел ни одного храма.
      Он уже знал, что боги в четырех королевствах одни и те же, и что всего их около двух десятков. Разобраться в них раньше не позволяло скудное знание языка. У здешних богов не было узкой специализации, поэтому в одном и том же деле могли помочь и Хромт, и Береж, а к кому из них обращаться, решали сами верующие. Естественно, что и жрецы не оставались в стороне, всячески превознося своих богов. А храмов он не видел потому, что их по традиции строили только около текущей воды, и они стояли в пяти минутах ходьбы от города, возле небольшой речки, откуда горожане брали воду. Интересной особенностью здешней религии были храмы всех богов. Было невыгодно возводить много храмов в небольших городках или в селах, поэтому жрецы разных богов скидывались и строили общий храм. Жрецу, который в нем служил, выдавали алтарь и книги со священными текстами, а он должен был отмечать, каким богам и сколько поднесли, а потом возвращать часть дохода храмам. Лина начала рассказывать о богах и их ошениях, но скоро запуталась и призналась, что воздает хвалу только Малу, а об остальных почти ничего не знает.
      – Тебе бы поговорить со жрецами, – сказала она Сергею, – только они потребуют подношения, а у тебя нет таких денег.
      – А если я никому из них не молюсь? – спросил он. – Как на это посмотрят люди?
      – А кому какое дело? – пожала плечами девушка. – Если не хочешь, чтобы боги тебе помогали в этой жизни или лучше устроиться в следующей, можешь не молиться. В деревнях еще могут посмотреть косо, а в городе всем на тебя плевать.
      – Послушай, Лина, помоги выбрать родовое имя. Мое – Трофимов – будет всем здесь резать слух.
      – Помогу, – согласилась девушка, пододвигаясь к нему ближе. – Только платой будет один поцелуй!
      – Тебе мало клиентов? – спросил он, не отодвигаясь. – Скоро уже должен прийти Рон. Я не хочу, чтобы он нас видел.
      – Это правильно, горячо зашептала Лина. – Пошли в пятый номер, там сейчас нет постояльцев. Мне с тобой хорошо и легко. Мы просто дарим друг другу радость. Разве это плохо?
      Потом он корил себя за то, что поддался ее уговору. Не из-за того, что между ними было, а из-за того, что их заметила дочь хозяйки Доля. До этого она не обращала на Сергея никакого внимания, а удовлетворяла свои желания на стороне или, если было невтерпеж, использовала Рона. Видимо, девушка решила, что если красавица Лина не побрезговала парнем, который делал у ее отца самую тяжелую и грязную работу, то было из-за чего. Подсмотрев следующим утром, как он мылся у бочек с водой, она уверилась в своих предположениях. И так не слабые мускулы Сергея в результате обильного питания и ежедневных упражнений с топором произвели на девушку ошеломляющее впечатление. Кто мог подумать, что под бесформенной и застиранной рубахой прячется такое тело! А эта глазастая Линда рассмотрела раньше ее!
      Доле было уже шестнадцать, и боги не обидели ее внешностью. Беда была в том, что девушка любила вкусно поесть и никогда не отказывала себе в такой малости. Спать она тоже любила и обычно спала допоздна, в результате чего начала полнеть. Пока это не сильно сказалось, сделав ее формы еще привлекательнее для любивших пышных женщин мужчин, но со временем вредная привычка переедать обещала кучу неприятностей.
      Доля поймала Сергея в коридоре, когда он возвращался с внутреннего двора после рубки дров, притиснула его к стене и впилась ошеломленному парню в губы крепким поцелуем. Не теряя времени, девушка пустила в ход руки, но в самый последний момент Сергей рванулся и сорвался с крючка. Сначала она не поняла, что произошло, а потом пришла в ярость. Ею посмели пренебречь! И кто? Какой-то чернорабочий!
      – Стой, сволочь! – крикнула она в спину удирающему Сергею. – Пожалеешь!
      – Ты что какой-то шальной? – спросил Рон заскочившего в комнату Сергея. – Что-то случилось?
      – Хозяйская дочка, сволочь, чуть в коридоре не изнасиловала!
      – Ну и что? – не понял Рон. – Радоваться должен. Она сладкая баба, к тому же за каждый раз дает серебряный. Попробуй заработать такие деньги у ее папаши. Постой, неужели ты от нее удрал? Совсем рехнулся! Да она тебя теперь сживет со света. Ты же ее страшно оскорбил! Тебе, Серг, теперь только уходить из заведения папаши Жано, жизни у тебя здесь не будет. Мой тебе совет: пойти и извиниться, а потом отработать со всем усердием. Денег уже не получишь, но радость вместо неприятностей – тоже хорошо. Было бы у меня такое тело, я бы на одних бабах заработал.
      – А в чем дело? – разозлился Сергей. – Хочешь обрасти мышцами, иди во двор. Там тебе пиленых чурок хватит на неделю махать топором. А мне всякие гадости ни к чему.
      – Почему гадости? – не обиделся на приятеля Рон. – Обычное мужское дело. Это ты у нас какой-то странный. Не из благородных, случаем? Или ты в Линду влюбился? Тогда будьте осторожными, а то Доля в два счета выживет отсюда девчонку.
      Гадости начались этим же вечером. Жареное мясо с кашей, которые Сергей получил на ужин, было невозможно есть: все было страшно пересолено. Выручил Рон, который притащил ему с кухни большой кусок пирога с рыбой.
      – Смотри, Серг, – хмуро сказал он, – это ведь только начало. Она не ограничится едой. Завтра меня снимают с кухни и на разнос ставят тебя. Сам догадаешься, с чего тебе такое повышение, или подсказать?
      – Доля?
      – Она. О чем-то пошепталась с отцом, а потом мне господин Морн выдал эту новость. Мне что, я денек за тебя поработаю и не развалюсь, а вот ты смотри в оба. Не просто так она это затеяла!
      «Нужно уходить, – думал Сергей, лежа перед сном в постели. – Я поменял медь на серебро, и на первое время десяти монет хватит. Язык знаю неплохо, да и в обстановке немного разобрался. Плохо, что не обучен грамоте, а то без труда устроился бы на работу. Может, оно и к лучшему, что так вышло. Сколько можно ковыряться в грязи! Новых знаний я здесь не получу. Хорошо бы устроиться в купеческий караван, который идет в столицу. Если не закрыли Университет, можно попытаться заинтересовать кого-нибудь из преподавателей. Знания в обмен на знания. Они обучат письму, а я покажу алгебру, а если она у них уже есть, то что-нибудь другое. Местные цифры я заучил, можно даже подрабатывать счетом. Деньги есть, не пропаду. Линду только жалко».
      Дождавшись, когда заснут сожители, он тихонько встал, сдвинул ножку кровати и вытащил из-под прикрывавшей тайник доски кинжал и кошелек с серебром. Открыто хранить такое в комнате было нельзя. Он в первое время прятал кинжал на теле, а остальные свои вещи хранил в земной одежде, которая висела в общем шкафу. Дураков не учат, а наказывают, наказали и его. Вся полученная за десять дней медь и подаренные отцом часы бесследно исчезли, а он, немного подумав, соорудил этот тайник. Скорее всего, завтра придется уйти, поэтому лучше все иметь при себе и с утра надеть свою одежду. Все равно работа будет чистой.
Сергей решил обслужить утром клиентов, позавтракать самому и уйти от господина Жано, не прощаясь. Это было благоразумно, принимая во внимание Долю и то, что хозяин задолжал ему только несколько медяков. Ничего из намеченного не получилось. Когда он начал разносить блюда первым постояльцам, их в трапезном зале сидело всего пять человек. Часом позже они спустились все, и зал оказался наполовину полон. Как назло, пришло еще десятка два посетителей и пришлось обслуживать еще и их. Одна из пришедших компаний была уже изрядно навеселе. Это были те самые наемники, которые ехали вместе с девушкой, когда он входил в город. К сожалению, ее с ними сейчас не было. Они где-то оставили свое оружие, взяв с собой только кинжалы. Мужчины заказали по кувшину браги и мясную поджарку. Сергей обслужил четверых из них и нес мясо пятому, когда Доля очень ловко его подтолкнула, да так, что все мясо вместе с соусом оказалось на кожаных штанах ожидавшего заказ клиента. Наемник, уже добавивший к тому, что было выпито раньше, еще один кувшин забористого пойла, пришел в страшную ярость.
      – Недотепа! – заревел он, вскочив с табурета. – Да эти штаны стоят больше пяти таких, как ты! Я тебе, сучёнок, сейчас откручу голову и буду прав!
      – Я заплачу! – поспешно сказал Сергей.
      Связываться с выпившим здоровяком было страшно.
      – Плати десять золотых!
      Сидевшие за столами сдержанно зашумели: названная цена была нереально высока.
      – Могу заплатить только десять серебром, – ответил Сергей, уже понявший, что не получится разойтись добром. – Больше у меня нет.
      – А это мы сейчас проверим! – заорал наемник и бросился на Сергея.
      Повсюду были посетители, которые не дали бы сбежать, поэтому он сделал единственное, что пришло в голову. К удивлению сидевших в зале людей, молодой парень, вместо того чтобы попытаться сбежать, сам бросился навстречу своему противнику и почти упал ему под ноги. Никто не понял, что он сделал дальше, но набравший скорость наемник перелетел через выпрямившегося парня и укатился под соседний стол, перевернув стоявшие на нем кувшины с брагой. Поднялся он уже с кинжалом в руках. Глядя в налитые кровью глаза мужика, Сергей понял, что сейчас его будут убивать. Вытащив из штанов заправленную рубашку, он освободил рукоятку кинжала и выдернул его из ножен. За столами раздались одобрительные выкрики. Одно дело мордобой, и совсем другое – благородная драка.
      На секции не учили драться холодным оружием. Тренер только один раз показал, как лучше держать кинжал, и как вернее нанести им удар. Если бы наемник немного подождал и пришел в себя, скорее всего, для Сергея все здесь и закончилось бы, но он был в бешенстве и не стал ждать. Ему ли опасаться какого-то сопляка, даже взявшего в руки боевое оружие? Он быстро шагнул к Сергею, одновременно нанося колющий удар в грудь. Поднырнув под его правую руку, Сергей что было силы ударил назад, по рукоятку вогнав кинжал в бок наемника. Не издав ни звука, здоровенный мужик замертво упал на пол. Сергей быстро нагнулся и выдернул из тела свое оружие, потому что товарищи убитого уже поднялись со своих мест с намерением выбить из него дух. Спас его какой-то здоровяк с копной рыжих волос. Он поднялся со своего места, одновременно вытаскивая из ножен меч, и шагнул навстречу наемникам.
      – Я барон Рон Содер свидетельствую, что бой шел честно, по всем правилам. Кроме того, этот парень не виновен в случившимся. Опрокинул мясо не он, а вон та девица, которая шушукается с хозяином заведения.
      Все взгляды повернулись в сторону побледневшего господина Жано и его дочери.
      – Этот простолюдин не имеет право носить оружие! – мрачно заявил один из товарищей убитого.
      – Разуй глаза! Я не знаю, что парень делает в этом гадючнике, но только тебе не видно, что у него не одно поколение благородных предков. Посмотри на его руки. Хоть он их немного подпортил неподобающей работой, породу не скроешь. Парня подставили, да и ваш приятель опытом и силой ему не ровня. Возражения имеются?
      Наемники были недовольны, но не стали спорить с бароном и вернулись за свой стол.
      – По закону это твое, – сказал рыжий, срезал с пояса убитого увесистый кошель и ножны от кинжала и протянул Сергею, а один из посетителей отдал поднятый с пола кинжал.
      – Что думаешь делать? – вполголоса спросил барон. – Тебе опасно оставаться в этом месте. Я не собираюсь здесь вечно сидеть, а эти парни не угомонились, так что у тебя по-прежнему неплохие шансы заработать удар кинжалом. Они видели твое проворство, и в следующий раз будут осторожней.
      – У меня было плохо с деньгами, поэтому думал позавтракать в счет заведения, – сказал Сергей, – но теперь это неважно. Поем в другом месте.
      – Если тебя здесь ничего не держит, давай выйдем вдвоем, – предложил барон. – Очень уж мне интересно знать, как дворянин мог дойти до такой жизни. Да и вообще ты мне интересен: есть в тебе что-то необычное, а что – не пойму. А поешь где-нибудь по пути, в этой части города много трактиров. У тебя есть куда идти? Спрашиваю, потому что могу кое-что посоветовать, но если не хочешь отвечать, дело твое.
      Они вышли на улицу и зашагали в сторону рынка.
      – Мне некуда идти, – признался Сергей. – К берегам вашего королевства пригнало бурей в полуразвалившемся корабле, на котором не осталось никого, кроме меня. Языка не знал, а денег не было. Продавал кое-какие вещи, которые нашел после крушения, поэтому смог добраться сюда. Здесь продавать стало нечего, поэтому и устроился, куда смог, чтобы выучить язык. Перед этой дракой думал поехать с купцами в столицу. Я многому учился из того, что могут не знать ваши профессора, поэтому думал заплатить им своими знаниями за умение писать. Те, кто помогал мне освоить язык, сами неграмотны.
      – А откуда тебя принесло? Из империи?
      – Нет, наше королевство дальше. Об империи у нас слышали, но мало что знают. У нас многое не так, как у вас, поэтому мне не всегда легко понять вашу жизнь.
      – А кто твой отец? Он жив?
      – Жив, но вряд ли мы когда-нибудь увидимся. Он у меня офицер и служит в армии короля.
      – И сколькими бойцами командуют такие офицеры, как твой отец?
      – Тысяча или две – это зависит от рода войск.
      – Значит, твой отец был бы у нас бароном. Тебе завещали имение?
      – Нет, на меня ничего не записано.
      – Получается, что ты, как и я, барон без поместья. Я третий сын в семье, поэтому мне в любом случае ничего не светило. Отец дал латы и сотню золотых, а оружие у меня было свое. Купил хорошего коня и нанялся в дружину к здешнему графу. Если хочешь, оставайся у меня оруженосцем. Парень ты проворный, с кинжалом лихо управляешься. Что можешь еще?
      – Я не умею драться с оружием. С кинжалом получилось... не то чтобы случайно, но прием я проводил не для него. Я умею драться, но только руками и ногами, так что из меня плохой оруженосец.
      – Ничего, я научу. Раз умеешь драться так, то и с оружием быстро научишься. Мастером не станешь, но сколько тех мастеров! Большинство учится работать в строю, и им этого довольно. Не знаю, как у вас, но у нас занятия наукой не освобождают дворянина от необходимости за себя постоять. Так что тебе обучение пригодится, а у меня появится оруженосец, как у всякого порядочного рыцаря. Соглашайся, граф не скупердяй, а деньги тебе понадобятся, тем более если поедешь в столицу. Там все дорого, особенно женщины.
      – Ладно! – решился Сергей. – Что мне нужно делать?
      – Только идти со мной, а с графом я поговорю сам. Ты еще не смотрел кошелек? Ну у тебя и выдержка, я бы уже давно все пересчитал.
      – Ого! – сказал Сергей, развязав трофейный кошель. – У него здесь золото пополам с серебром. Монет сто будет.
      – Тогда сразу зайдем на рынок и купим тебе коня и сбрую. До графского замка еще нужно добраться, а у меня с собой только свой конь. Я могу взять тебя в седло, но выглядеть будем по дурацки, да и коню тяжело везти двоих. Ты хоть и невысокий, но мяса много наел.
      – Вообще-то, я еще не ездил на коне, – счел своим долгом предупредить Сергей, – так что еще и этому придется учиться.
      – Будут смеяться! – с досадой сказал барон. – Ладно, я своих решений не меняю, а тем, кто будет ржать, разрешаю дать в рожу. Уважение товарищей можно заработать и так. Отсчитай сейчас два десятка золотых и держи наготове. Попробуем выторговать тебе что-нибудь поспокойнее.
      – Рон, а мое баронство кто-нибудь признает?
      – Нет. У тебя же не осталось никаких документов? А если бы и остались, все равно у нас никто не знает вашего языка. Дворянство признают, а титул – нет. Баронство тебе теперь нужно зарабатывать своим горбом: долгой непорочной службой или воинским подвигом. Смотри, лошади! Готовь деньги, но пока никому не показывай.
      К замку графа приехали, когда начало темнеть. После этой поездки Сергей на следующий день не мог нормально ходить из-за боли в ногах.
      – Какой же ты дворянин, если не умеешь ездить на лошади? – спросил у него оруженосец барона Вогара Петр Садиш, в одну комнату с которым вчера поселили Сергея.
      – У нас для верховой езды не используют лошадей, – простонал парень. – Лошади есть, но их только запрягают в телеги. – Слушай, принеси поесть, а то я не дойду до трапезной.
      – А что используют? – заинтересовался Петр.
      – Ящериц видел? Вот их у нас и используют. Только они намного больше лошади. Бегают, наклонившись вперед, на задних лапах, которые у них здоровенные, а передние держат перед собой. Башка тоже больше лошадиной и вся в зубах. Жрут они не траву или овес, а мясо.
      – Как же вам удалось использовать демов? – поразился Петр.
      – А что, они у вас тоже водятся? – в свою очередь удивился Сергей, взявший описание хищного ящера из «Плутонии» Обручева.
      – Здесь их нет, а на восток Сотхема иногда забредают из пустыни.
      – В пустыне одни пески, откуда там взяться демам?
      – Никто не знает, что за песками, – ответил Петр. – В древности сотхемцы пытались пройти пустыню, но никто так и не вернулся, может быть, из-за этих тварей. Говорят, что они жутко быстрые, поэтому наверняка будут лучше лошади. Только я ни за что не залез бы на дема. Ладно, лежи, я принесу поесть, только в обед сам потащишь миску.
      «Надо же! – думал Сергей через час, уплетая за обе щеки кашу с мясом. – Выдумал динозавра, а они, оказываются, здесь есть. Нужно быть осторожнее в разговорах. Не все такие доверчивые, как Петр. Если он не разболтал о моей выдумке, то обязательно это сделает. Прослыву вруном».
      – Послушай, – закончив с едой, сказал он оруженосцу, – моя родина находится очень далеко отсюда, и там во многом другие обычаи. И дворянские звания у нас другие. Ваш язык я изучил, но до сих пор не все понял. Вот дворянские титулы. То, что баронский титул самый низкий, а графский следует за ним, это я понял. И герцоги у вас есть. А другие титулы бывают, или это все?
      – Есть еще соны, – ответил Петр. – Они выше графов, но ниже герцогов.
      – Понятно, – кивнул Сергей, сразу переименовав сонов в маркизов. – Тебе сколько лет?
      – Через декаду и три дня будет шестнадцать! – с гордостью ответил Петр и мечтательно добавил: – Эх, напьюсь!
      – Зачем? – вытаращился на него Сергей. – У тебя горе?
      – Правильно ты сказал, что не понимаешь простых вещей. До шестнадцати лет многого нельзя. Выпьешь, а твой рыцарь оттаскает за уши или еще как-нибудь накажет, и будет в своем праве. А после шестнадцати ты уже самостоятельный и можешь делать все, что хочешь!
      – Так уж и все? – не поверил Сергей. – Я думаю, что, если ты напьешься как свинья, твой рыцарь не обрадуется. И плевать ему будет на то, пятнадцать тебе или уже шестнадцать. И зачем вообще пить? Только потому, что можно? У меня отец вина не пил... почти. И я пару раз попробовал и больше не стал. На вкус гадость, а на пьяных я достаточно насмотрелся. Если бы не выпивка, убитый мной наемник нашинковал бы кинжалом десяток таких, как я, а теперь будет гнить в могиле. Ну напьешься ты с непривычки и вызовешь смех, а то и получишь по морде. А потом протрезвеешь и будешь ходить с фингалом и мучиться головной болью. И чего в этом хорошего? Показать самостоятельность можно и по-другому.
      – Не знаю, – неуверенно сказал Петр. – Может, не буду много пить. А сколько тебе лет?
      – Трудно сказать, – подумав, ответил Сергей. – У нас по-другому измеряют время, а я, когда сюда попал, не считал дней. Примерно пятнадцать с половиной.
      – Ладно, я побежал по делам, а ты пока лежи. Твой барон разрешил отдыхать до обеда.

                                                                                  Глава 4

Отдых до обеда помог, но не до конца, ноги все равно сильно болели. Но нужно было вставать, поэтому Сергей взял в руки грязную миску и в сопровождении Петра направился в большую трапезную, где кормили дружинников графа. Помещение трапезной, в котором уже обедали с полсотни мужчин, почти не отличалось от зала господина Дюже, за исключением отсутствия его самого. И ели дружинники то же самое, чем потчевали постояльцев в покинутом Сергеем заведении. Новенького сразу заметили.
– Смотри, – толкнул один дружинник другого. – Тот самый герой, который оседлал дема! А что, крепкий парнишка, такому это ничего не стоит.
Дружинники заржали.
«Нужно срочно отбрехаться, – понял Сергей, – иначе лавры барона Мюнхгаузена прилипнут навечно».
– Кто-то не верит тому, что мы используем демов для езды? – спросил он, усаживаясь на свободное место. – Если есть желающие послушать, могу рассказать. У нас не делают из этого тайны.
Все навострили уши, а те, кто сидел в дальнем конце зала, перебрались со своими мисками ближе к рассказчику.
– С обычными демами, даже молодыми, человеку не справиться, – начал фантазировать Сергей, – поэтому мы крадем у них яйца. Это самое сложное и опасное дело во всей работе. Случается, что из ушедших на промысел отрядов не возвращается ни один человек. Яйца везут, хорошо закутав в ткань, чтобы они в пути не остыли, а в поселках, где занимаемся молодняком, уже заранее греют песок. Добытчики стараются привозить только те яйца, которым осталось лежать дней пять-десять, чтобы потом меньше возиться с нагревом. Незадолго до того как вылупятся детеныши, все хозяева будущих демов садятся каждый возле своего яйца и ждут. Первого, кого увидит детеныш, он воспринимает, как свою мать. Остается его покормить заранее припасенным свежим мясом, и он будет ходить за вами как привязанный. Едят они очень много, но и растут быстро. В возрасте двух месяцев, когда демы размером с лошадь, молодняк начинают приучать к седлу. В этом есть свои тонкости. Поначалу демы нервничают и могут отхватить руку тому, кто не вовремя попался под ноги, но это быстро проходит, и в возрасте трех месяцев на них уже начинают ездить, хотя они продолжают расти и в полную силу входят очень нескоро.
– Постой! – перебил его один из дружинников. – Так ты хочешь сказать, что все это время с демами возятся их будущие хозяева?
– Так и есть, – подтвердил Сергей. – Демы не товар, продавать их бесполезно, они служат только хозяину. Зато даже молодой дем бежит с седоком в два раза быстрее хорошего коня, а в битве они сражаются наравне с хозяевами. Иногда их одних выпускают на противника, и тот бежит.
– Я бы тоже удрал! – под общий смех сказал сидевший рядом с Сергеем дружинник. – Даже один дем – это кошмар, а целая толпа... Сбросил бы доспехи и драпанул так, чтобы никакие демы не догнали! Хороший рассказ. Если ты и соврал, то складно, молодец!
– Да, интересный рассказ, – задумчиво сказал богато одетый мужчина лет сорока, стоявший у входа в трапезную вместе с Роном Содером. – Это и есть ваш оруженосец, барон? Интересный молодой человек. Когда он поест, приведите его ко мне.
– Ты заинтересовал графа! – больно ткнул Сергея локтем Петр, когда стоявшие у дверей вышли. – Везет же некоторым!
Быстро доев содержимое миски, Сергей поспешил выйти из трапезной, полагая, что его ждет барон, и не ошибся.
– Пойдем провожу к его сиятельству, – сказал Рон. – Про демов не соврал?
– Сам я на них не ездил, – ответил Сергей. – Молод еще.
Рон удовлетворился ответом, и они, больше не разговаривая, быстро поднялись по лестнице на второй этаж замка и пошли в дальний конец левого крыла, к кабинету графа. Дверь из коридора открывалась в небольшое помещение, уставленное несколькими секретерами с большим количеством выдвижных ящичков, возле которых суетился один из слуг. Не обращая на него внимания, Рон распахнул следующую дверь и слегка подтолкнул в нее Сергея.
– Заходите, молодой человек! – поторопил его сидевший за столом граф. – Спасибо, барон, вы можете быть свободны. Садитесь на этот стул, Серг, и рассказывайте.
– Что рассказывать, ваша сиятельство? – спросил Сергей, стараясь не выдать охватившего его волнения.
– Расскажите о своих родителях, о том, как вы оказались на корабле и попали к нам. Словом, все, что вам покажется важным. А если что-то важным покажется мне, я вам скажу.
Сергей уже не один раз обдумывал в подробностях, что нужно рассказать, если вдруг проснется интерес к его персоне у кого-нибудь из имеющих власть, поэтому сейчас не пришлось ничего придумывать.
– Значит, вы не сможете показать место высадки, – сказал граф, когда закончится рассказ.
«Интересно, зачем это тебе? – подумал Сергей. – Сделать вид, что обиделся?»
– Мне, граф, было не до того, чтобы запоминать прибрежные кустики и делать зарубки на деревьях! – сказал он, хорошо изобразив злость. – Я до этого почти месяц сидел на разваливающимся корабле. Уже начало темнеть и штормило, а я еле держался на ногах, тем не менее бросился собирать то, что еще могло пригодиться и не было унесено прибоем. Потом эти вещи спасли меня от голодной смерти и дали возможность пройти через половину вашего королевства. Ваши земляки, граф, ничем не отличаются от других людей. Они готовы оказывать сострадание только взамен на встречные услуги. Да и что я вам могу рассказать о своем бродяжничестве, если совсем не знал языка? Это сейчас я на нем свободно говорю.
– Не стоит на меня обижаться, Серг! Право, я не имел в виду ничего дурного. А чтобы это доказать, приглашаю вас сегодня отужинать в кругу моей семьи. Барон говорил, что вы хотели изучить нашу письменность? Похвальное желание! Я могу вам помочь. Моей младшей дочери девять лет, и ее сейчас учат. Не письменности, конечно, дети проходят ее раньше. Но я прикажу учителю с вами позаниматься, а барона попрошу перенести занятия с вами на послеобеденное время. Вы можете быть свободны, Серг, вечером я пришлю за вами слугу.
«Теперь нужно выдумывать что-нибудь интересное для семьи графа, – думал Сергей, возвращаясь в свою комнату. – Нужно будет расспросить о его ближних Петра, а уже потом думать».
Спускаясь по лестнице, он увидел своего барона, который явно нервничал и мерил шагами коридор, поджидая оруженосца.
– Чем закончился ваш разговор? – спросил он, увидев Сергея. – Тебя оставляют в дружине?
– У нас не было разговора насчет дружины, – ответил парень. – Он подробно расспрашивал о родственниках и путешествии, а потом пригласил поужинать со своей семьей. Наверное, придется весь вечер развлекать его родню. Еще пообещал помочь с изучением письма с помощью учителя младшей дочери. И тебя хотел просить из-за этого перенести занятия со мной на вторую половину дня. А больше мы с ним ни о чем не говорили. Ты бы не мог мне рассказать, что у него за семья?
– Из старшего поколения, кроме самого графа, может присутствовать только его отец. Старику уже под восемьдесят, и у него не все в порядке с головой. Но его твои рассказы вряд ли заинтересуют. Он вообще недолюбливает молодежь.
– А жена графа?
– Умерла во время родов два года назад. Наверное, он ее любил, если до сих пор не нашел замены и, по слухам, даже не валяет служанок. Пройдемся по детям. Наследник у него есть, но он почти все время пропадает в столице. Король допустил молодого Анжи в свою свиту и, похоже, что они сдружились. Встретиться тебе придется с двумя дочерьми. Наверное, граф рассказал о младшей, а вот о старшей – вряд ли. Не любит он о ней говорить.
– И с чем это связано? Или это секрет?
– Секрет, о котором всем известно. Его старшая дочь, которой уже восемнадцать, свихнулась на почве мужиков. Нервная и истеричная девица, которой все мало. Она перепробовала многих в замке, причем иной раз по нескольку за ночь. Граф уже и наказывал, и запирал, и вызывал врачей – все без толку. Врачи определили болезнь и сказали графу, что ограничивать дочь опасно для ее душевного здоровья, вот он и не ограничивает, просто старается, чтобы этот позор не вышел за стены замка. А у нас кое-кто и рад, она ведь собой само очарование. Представляешь, каково графу? Ее ведь и замуж не выдашь. Не знаю, как у вас, а у нас муж имеет право убить неверную жену собственной рукой, лишь бы были свидетели измены. Сам понимаешь, что свидетелей не придется долго искать. Вот я и думаю, зачем граф позвал тебя на эти посиделки? Может, решил подвести к дочери, чтобы она с этим делом не шлялась сама по замку? Всяко лучше, если у нее будешь ты один, чем вся дружина, да еще и дворня в придачу. Если это действительно так, постарайся чего-нибудь выбить. Свободных имений у графа нет, но подтвердить твой титул будет нетрудно.
– С ума сошел? Чтобы я этим расплачивался за титул!
– Дурак ты, Серг! Это не ты будешь расплачиваться и не девушка, это граф сделает тебе любезность за то, что ты на время облегчишь ему жизнь. Девушка не виновата в своей болезни. Попробуй поставить себя на ее место. Я здесь всего два года, а те, кто служит долго, рассказывали, что до созревания Лона была замечательной девочкой, доброй и отзывчивой. Истерики пошли позже. Попробуй оставаться спокойным в ее положении! Женщины, когда припрет, иной раз становятся бешеными, а у нее это постоянно. Так что ты у нее будешь вместо доктора. Да не расстраивайся ты так, может, ничего этого и не будет. А если будет, просто постарайся ее немного ограничить, чтобы остались силы на занятия оружием, а не только на... понял?
Рон как в воду глядел. Когда слуга привел Сергея в малую трапезную, там уже собрались сам граф, обе его дочери и старый отец.
– Позвольте вам представить оруженосца нашего барона Содера – благородного Серга Аликсана! – сказал барон. – Серг родом из далекой страны, о которой у нас не знают. Он сын барона, но этому нет подтверждающих документов. К нашим берегам юношу пригнало бурей на почти затонувшем корабле! Я попросил Серга присоединиться к нам и надеюсь, что он расскажет немало интересного.
– Думаю, подойдет! – буркнул старик сыну и обратился уже ко всем. – Что-то я себя неважно чувствую, поэтому обойдусь без ужина. А вы
развлекайтесь.
Дочери графа рассматривали Сергея с нескрываемым любопытством. Младшая улыбнулась и подмигнула, а заглянув в глаза старшей, он вздрогнул. Такой смеси тоски, страха и надежды он еще никогда не видел ни в чьих глазах. Так могла бы смотреть приговоренная к смерти на того, кто вправе подписать ей помилование. А ведь она по-настоящему красива.
Граф задал вопрос, а потом к разговору подключились обе дочери. Он старался их развлечь, и, благодаря фантазии и массе прочитанных книг, это хорошо получилось. Когда закончился ужин и ушла женская половина компании, граф задержал собравшегося подняться Серга.
– Сидите, барон, у меня есть к вам разговор. Вам уже рассказали о горе моей старшей?
– Я не барон. А о Лоне мне рассказали. Я вам сочувствую. Она замечательная девушка и заслуживает лучшей судьбы.
– Вы станете бароном! Серг, помогите мне, и я помогу вам! Баронство – ерунда, я помогу много больше! У меня просто нет сил смотреть на то, как мается девочка. Я люблю Лону больше других детей, иначе давно прервал бы ее жизнь. Вы удивлены? Не знали, что у нас не только муж волен в жизни жены, но и отец может убить свою дочь за неподобающее поведение, если она находится на его содержании? Для этого тоже нужны свидетели, но в моем случае это пустая формальность. Я как-то ей этим пригрозил. И знаете, что она сделала? Вложила в мою руку кинжал и подставила грудь. Она рада умереть, просто не хватает духа уйти самой! Вы не сможете избавить ее от болезни, но в ваших силах подарить немного тепла, избавить хоть на время от терзающей ее жажды! Не отказывайте мне, Серг! Я же вижу, что вы уже не мальчик! Вы узнали женщин, а раз неженаты, значит, это было только стремление к наслаждению, а не любовь. Так чем моя дочь хуже той, которая побывала в ваших объятьях?
– Я попробую, – согласился Сергей. – Возможно, что-нибудь и получится. Только я не возьму у вас ни титулов, ни золота. Пусть в глазах ваших дружинников такой обмен – дело нормальное, я себя перестану уважать.
– Как хотите, – вздохнул граф. – Идите к ней, она вас ждет. По этому коридору будет пятая дверь...
«Весь мир сошел с ума или только я? – думал он, идя по коридору. – Вот надо мне было выращивать такие мышцы? Наверное, без них на меня никто бы и не взглянул. Господи, что сказал бы отец!»
Он постоял несколько минут перед нужной дверью, не решаясь войти, потом все-таки потянул ее на себя.
– Заходи, – сказала стоявшая перед дверью девушка. – Пойдем, поговорим. Не бойся, я не стану на тебя набрасываться. Садись.
Сергей сел на кровать, которая была раза в четыре больше тахты из земной жизни, и Лона села рядом, не касаясь его.
– Тебе наверняка много всего рассказали, – горько сказала она. – Я сама слышала, что болтали слуги. Кое-что правда, остальное – выдумки. Я росла обычной девушкой, которая, как все остальные, мечтала о любви, о семье и о детях. Ничего этого у меня никогда не будет. Что ты ответил отцу?
– Он попросил помочь, – ответил Сергей, – и кое-что предложил взамен. Так вот, знай, что я за свою помощь ничего не возьму.

Шла третья неделя пребывания Сергея в замке графа. Он сразу же переселился из своей комнаты в покои Лоны. Зря Рон говорил о ее истеричности, которой не было и в помине, как и каких-то крайностей в любви. После завтрака юноша шел в комнаты Ольды заниматься письмом с ее учителем, а после обеда и небольшого отдыха часа четыре занимался фехтованием. Рон подобрал для него в арсенале замка один из самых легких мечей.
– Мышцы ты нарастил, – говорил он Сергею, – но с тяжелым мечом все равно не управишься. Для него тебе еще расти года три. С твоим проворством проще уклониться или отвести удар клинком, чем пытаться переломить противника силой, как это обычно делают те, у кого ее в избытке. А главное – следи, чтобы тебя не загнали в угол и не лишили подвижности. Я никогда не видел таких быстрых бойцов, как ты, в этом твое преимущество, его и старайся использовать.
Сергей и сам заметил, что двигается и думает быстрее людей этого мира. Разница была не очень большая, но в бою могла его выручить. По крайней мере, на тренировках выручала. И еще сильно помогало то, что он изучал на секции. Сергей вспомнил упражнения на растяжки и начал их регулярно выполнять, что еще больше добавило телу гибкости и скорости. Помимо меча его увлекло метание ножей. Профессионально им владел только один из дружинников, который научился этому искусству, когда был в наемниках. Посмотрев фильм «Великолепная семерка», Сергей, как и многие его приятели, пробовал себя в метании кухонных ножей. Теперь, глядя на то, что со своим железом вытворяет Дей, он загорелся попробовать сам. Предупреждение о том, что нужны годы тренировок, не подействовало. После недели занятий у Сергея не появилось виртуозности Дея, но он научился без промаха всаживать тяжелые метательные ножи в мишень с дистанции в пять-шесть шагов.
– Неплохо! – оценил Дей. – В бою может пригодиться. Но больше не трать на это время, лучше удели его мечу, а с ножами занимайся раз в декаду, чтобы не потерять навыки.
И подарил ему пару своих ножей.К концу лета Сергей приобрел некоторую сноровку в обращении с мечом.
– Надо же! – удивлялся Рон. – До мастера тебе далеко, но уже можешь за себя постоять. Все, что тебе нужно знать, я уже показал, теперь это нужно оттачивать тренировками. Быстро ты обучаешься, наверное, уже можно ставить на дежурства. Как у тебя с грамотой, еще не освоил? А то бы с утра занялись лошадьми. У тебя это пока слабое место. Заканчивается вторая декада осени, скоро пойдут дожди, и на лошади можно будет разъезжать только по двору замка.
– Неужели вы совсем не ездите в дожди? – удивился Сергей.
– Ездим, конечно, – скривился Рон, – но это не езда, а мучение. Мало того что лошадь может идти только шагом, а рысью совсем чуть-чуть, так еще и лошадь будет в грязи по уши, и ты вместе с ней. Поэтому в дожди выезжают только в случае необходимости и ездят одвуконь.
С грамотой у Сергея было очень неплохо, хотя он пока не достиг совершенства.
– Как ваши занятия? – спросил как-то граф учителя Ольды. – Я интересуюсь не дочерью, а Сергом.
– Очень способный молодой человек, – ответил тот. – Еще декада, и ему не потребуются мои услуги.
Освоив письмо, Сергей начал брать книги из библиотеки графа и читать их вечером при свете масляных ламп. После книг наступал черед Лоны.
– Ты знаешь, – счастливо шептала ему девушка, – с тобой я почувствовала себя женой. Ты любишь меня уже не из жалости, а потому что чувствуешь потребность в ответной любви. Я хочу сказать то, что не слишком приятно услышать мужчине. У меня были разные любовники. Были и более искусные в любви, и более неутомимые, но ты вытеснил их всех и из моей памяти, и тем более из сердца. Они все только тешили похоть, а ты даришь любовь. Мне еще никогда не было так хорошо. Я ведь сейчас обхожусь гораздо меньшим, чем раньше, и не ощущаю никаких страданий. Неужели прошла болезнь?
– Это нетрудно проверить, – сказал он. – Достаточно нам себя ограничить...
– Боюсь! – ответила она, прижавшись к нему и опять рождая желание. – И не хочу себя ограничивать в твоей любви. Почему-то кажется, что стоит тебе уйти, и это навсегда! И приходит страх! Как же я в тебя влюбилась, Серг! Скажи, что и ты меня любишь! А если не любишь, просто соври, ну что тебе стоит?
– Мне и врать не нужно! – ответил он ей. – Неужели ты сама этого не чувствуешь?
– Женщине мало чувствовать! – возразила она. – Слышать тоже очень важно.
– Я люблю тебя, Лона. Ты самая нежная и красивая на свете! Если хочешь, можем пожениться. Только нужно немного подождать. Мне будет шестнадцать только через месяц.
– Все время забываю о том, что ты еще так молод. Умом и телом ты кажешься старше. А насчет свадьбы... Не боишься брать в жены девушку с таким прошлым?
– Ничего я не боюсь! В человеке главное не прошлое, а настоящее и будущее! И пусть только кто-нибудь посмеет открыть пасть!
Внезапное происшествие поломало все планы и в очередной раз резко повернуло его судьбу, оставив на сердце еще один шрам. В дружине графа было немногим больше шестидесяти человек. Год назад их было вдвое больше, но в короткой войне герцога Лазони с герцогом Рошти пришлось поучаствовать и воинству графа. Им тогда сильно не повезло нарваться на засаду и понести большие потери. Потом вмешался король, и отношения между герцогами из открытого противостояния перешла в скрытое соперничество с редкими столкновениями вассалов. Граф пытался увеличить число своих воинов, но это было нелегко. Брать абы кого не хотелось и было опасно, а опытные и свободные для найма бойцы с репутацией после смуты и войн попадались не часто.
С наступлением темноты половина маленькой дружины заступала на дежурство по охране стены замка и внутренних покоев графа. При отце нынешнего короля об охране стен давно забыли, теперь об этом вновь пришлось вспомнить. Людей на все не хватало, поэтому, как только Сергея сочли готовым к выполнению караульной службы, так сразу же на нее и поставили. Дежурили в две смены часов по пять, а отстоять столько времени в карауле было не трудно. Днем стену не охраняли, а только вели наблюдение за окрестностями из четырех башен. Той ночью он заступил на дежурство в шестой раз. Его место было не на стенах, а возле дверей в покои графа. Дежурил Сергей почти всегда с опытным мечником и ветераном нескольких войн Гаспаром Бильдо. Сидеть в карауле запрещалось, поэтому они стояли у дверей или ходили по комнате, чтобы немного размяться. В тот раз говорили о женщинах. Точнее, говорил Гаспар, а Сергей его слушал, изредка выражая свое несогласие хмыканьем.
– Ты не прав, – сказал он, когда напарник спросил его мнение. – Женщины, как и мужчины, бывают разные, но среди них много добрых, умных и отзывчивых.
– Добрые бывают, – согласился Гаспар. – Отзывчивые – тоже. Нужно только знать, за какие места их трогать, чтобы отозвались. А вот насчет умных...
Сергей стоял спиной к двери в коридор, и спасло его только то, что он в этот момент смотрел в лицо Гаспара и успел увидеть появившееся на нем чувство страха. Падение на пол спасло от болта, который вонзился в деревянную панель. Сергей поспешно вскочил уже лицом к врагам. Их было двое, оба с разряженными арбалетами в руках, а в открытую дверь заскочил еще один незнакомый Сергею воин.
– Что вы копаетесь! – прорычал он. – Где граф? Мои ребята еле держатся!
– Да попался тут один прыткий, – проворчал тот, который был повыше. – Сейчас закончим.
Сергей был не киношным д′Артаньяном, чтобы драться со столькими противниками, поэтому он метнул во врагов оба ножа. Высокий получил нож в грудь, выронил меч и упал на пол. Второй противник оказался быстрее и успел пригнуться, поэтому нож по рукоятку вошел в горло стоявшему за ним воину. Сергей бросил взгляд на тело Гаспара, вытащил из ножен свой меч и сделал несколько шагов к противнику, чтобы иметь больше места для боя.
– Шустрый! – зло сказал невысокий, но сильный на вид воин. – Готовься, мальчишка, сейчас я тебя настругаю ломтиками.
– Попробуй, – ответил он, – а я попробую достать тебя. Терпеть не могу тех, кто трусливо нападает исподтишка.
– Ах ты, щенок! – заревел воин и обрушил на Сергея град ударов.
Рассердить его удалось неожиданно легко, но это не сказалось на бое. Коренастый противник виртуозно владел своим тяжелым мечом и передвигался быстро для своего телосложения. Сергей был быстрее, но это мало помогало: он с трудом защищался, а о том, чтобы атаковать, не могло быть и речи. Они кружили по комнате, обмениваясь ударами, пока противник неожиданно не выронил меч и не упал навзничь, получив болт в спину от стоявшего в дверях графа.
– Вовремя вы! – с облегчением сказал Сергей. – Мне он был не по зубам. Граф, закройтесь, пожалуйста, у себя и зарядите арбалет, а я проверю, как там Лона с Ольдой. Напавших не должно быть слишком много. Один из них говорил, что наши ребята их теснят.
– Хорошо! – ответил граф. – Будьте осторожны. Если погибните, дочь этого не переживет.
Сергей быстро вытащил свои ножи, вытер их об одежду мертвецов и сунул в петли на поясе, после чего выглянул в пустой коридор и побежал к покоям семьи графа, которые находились в другом конце замка. Во дворе слышались звон мечей, вопли и проклятия, но в самом замке было тихо. Он безнадежно опоздал. Враги пришли за жизнью графа, и, наверное, все обошлось бы, если бы Лона не схватила висевший на стене арбалет и не помчалась ему на выручку. Напавшие на замок проникли внутрь по двум лестницам. Трое прошли коротким путем и полегли возле покоев графа, а двое поднялись по второй лестнице. Здесь с ними лицом к лицу столкнулась старшая дочь графа. Она в упор разрядила арбалет в одного из них и попыталась ударить другого. Ее тело лежало тут же рядом с обоими врагами.
– Второго убил я, – сказал Сергею старый граф, уже успевший перезарядить свой арбалет. – Извини, Лону я спасти не успел. Ольду можешь не смотреть, с ней все в порядке. Наверное, теперь ты от нас уйдешь. Спасибо тебе, парень. Лона из всех детей была лучшая во всем. Не знаю, за что ее наказали боги, но ты дал ей возможность прожить жизнь так, как она когда-то мечтала, пусть и недолго. Она ведь сильно боялась смерти, а тут побежала к тебе, забыв обо всем на свете. Так поступают только тогда, когда любят сильнее жизни. Она поделилась со мной тем, что ты хотел взять ее в жены. Жаль, не сложилось.
Сергей, с трудом сдерживая слезы, вложил меч в ножны и отнес легкое тело Лоны в их спальню. Когда он появился во дворе замка, бой уже закончился. Как выяснилось позднее, никто не брал штурмом стены. Их предали, и убийц провел через ворота стоявший в карауле дружинник. Он перерезал горло своему напарнику, поднял решетку и открыл одну из створок ворот. Это было проделано тихо, поэтому сидевшие в башнях дружинники ничего не услышали. Тревогу подняли те, кто охранял один из двух входов в замок. Они смогли продержаться достаточно долго, чтобы остальная дружина связала боем всех врагов, кроме тех пятерых, которые успели проникнуть в замок. Весь двор был усеян телами. Здесь вперемешку лежали три десятка защитников замка и четыре десятка их противников. Врач оказывал помощь трем раненым, остальные дружинники, уставшие и злые, собрались здесь же, дожидаясь выхода графа.
– Я знаю, кто на на нас напал, – сказал дружинникам граф. – Постараюсь, чтобы это не сошло им с рук, чтобы они ответили за смерть ваших товарищей и моей дочери. Вы все получите вознаграждение. Серг Аликсан! Вы проявили мужество и спасли мне жизнь. Я подтверждаю ваше право на баронский титул отца. Необходимую грамоту получите сегодня. Дружина не может сохранить замок, поэтому я вынужден просить помощи у его светлости герцога Лазони. Я выеду к нему сегодня, до обеда. Вас осталось мало, и я на время воспользуюсь услугами наемников. Уже светает, поэтому достаточно оставить по одному наблюдателю в каждой башне, а все остальные могут отдыхать... Что думаешь делать? – спросил он Сергея, когда разошлись дружинники.
– Посижу с ней, – ответил тот. – Где у вас хоронят?
– Членов моей семьи хоронят на небольшом кладбище недалеко от замка. Я уже отдал все необходимые распоряжения. Ты долго собираешься сидеть? Мне скоро уезжать, а я хочу присутствовать на похоронах.
– Делайте все, что считаете нужным, а я посижу, сколько смогу. Я не останусь у вас, граф, просто не смогу. Здесь все будет напоминать о ней. Я хотел лишь помочь вашей дочери, и сам в нее влюбился. Вы говорили, что знаете, кто организовал нападение. Я тоже хочу это знать. Если у вас не получится отомстить, это попробую сделать я.

Глава 5

– Здесь ей будет хорошо! – сказал граф, после того как тело Лоны опустили в вырытую могилу и трое дружинников засыпали его землей. – Она любила сюда приходить, когда была девчонкой. Конечно, не на могильный холм, а на один из соседних. Особенно часто ходила весной, когда уже было тепло. Ляжет на спину и наблюдает за облаками. Они здесь белые-белые и все очень причудливых форм. Вот она и гадала, лошадка там плывет или птичка. Брат ее выследил и потом долго насмехался, а она мне пожаловалась.
– Не надо, граф! – лицо Сергея исказилось, но он все-таки сдержался и не зарыдал. – Мне и так нелегко, а тут еще вы со своими воспоминаниями. Не верю я ни в жизнь после смерти, ни во вторичное рождение. Я и в богов не верю, ни в ваших, ни в своего. Даже если кто-то и есть, ему плевать на всех нас, иначе не случалось бы подобных смертей. Скажите, в чем виновата ваша дочь? За что ее наказали? Вы для такой судьбы вкладывали в нее свою душу?
– Как можно жить, ни во что не веря? – удивился граф. – Человек слаб, и вера служит ему поддержкой. Даже от ложной веры есть польза, не нужно только перекладывать на бога то, что должен сделать сам. Ладно, скажите, что собираетесь делать.
– Поеду в столицу. Нужно кое-что сделать в Университете и поучиться у мастера-мечника. Дружинники говорили, что их там много. Я не забыл о долгах, но не буду с этим спешить. Деньги у меня есть, а если не хватит, теперь я без труда заработаю. А потом постараюсь найти виновника ее смерти. Расскажите, кто у нас числится во врагах.
– План не из худших. Я напишу вам письмо для сына. Он дружен с королем и вам поможет. И возьмете немного денег. Не вздумайте отказываться, Серг, обижусь насмерть! Вы не успели пожениться с моей дочерью только из-за своего возраста, но для нее были мужем, а значит, и для меня не посторонний человек. Серг, не обижайте! Она отдала за вас свою жизнь, и я хочу, чтобы ее жертва была не напрасной, а для этого вам нужно не зарабатывать деньги, а обзаводиться связями. Может, у Анжи получится устроить вас при дворе. Я уверен, что при хорошей поддержке вы сможете далеко пойти! И давайте все сделаем прямо сейчас, когда вернемся. Я могу задержаться в дороге или у герцога, и вы уедите без всего. А теперь слушайте о врагах. Это в первую очередь герцог Рошти. Он не принадлежит к партии сторонников короля, но не примкнул и к его противникам. Создается впечатление, что он старается держаться в стороне от политики. Рошти не в ладах с моим сюзереном герцогом Лазони. Они даже воевали из-за каких-то спорных земель, но вмешался прежний король, который их развел. Они не ведут военных действий, но делают друг другу гадости руками своих вассалов, причем используют наемников, так что зацепить кого-то сложно. В нашем случае это могли быть граф Фарди или барон Рожен, всем остальным пришлось бы действовать через их границы. Пришлите мне письмо из столицы, чтобы я знал, где вас искать. Если что-то нарою по этому делу, дам вам знать.
Через час после возвращения в замок он вручил Сергею три конверта.
– В этом конверте ваша грамота на титул барона. В столице нужно будет посетить геральдическую коллегию и предъявить свой герб. Смотрите, на конверте записан адрес одного из профессоров Университета, который помимо прочего занимается и геральдикой. Если в вашем королевстве гербы не в ходу, или их составляют отлично от наших правил, попросите его составить вам герб. Во втором конверте письмо сыну, а в третьем – ордерный вексель королевского банка на двести золотых. Вам не нужны лишние деньги в дороге, а в столице получите полностью или частями. Больше не даю из боязни, что откажетесь. Возьмете второго коня?
– Благодарю вас, граф, но я обойдусь своим. Спасибо вам за все.
– Я сейчас уезжаю с небольшим числом дружинников в Золем набирать наемников, так что с вами прощаюсь. Да, совсем забыл. Я отдал распоряжение, чтобы вам выдали из арсенала все, что нужно. Тщательно посмотрите все, что там есть. От качества оружия часто зависит жизнь воина. Если у вас в этом мало опыта, попросите помочь барона Содера, он со мной не едет.
Сергей решил не отказываться от этого предложения. Сам он еще плохо разбирался в оружии, поэтому решил попросить помощи у Рона. Заодно можно будет попрощаться. Барона он нашел в комнате, которую тот занимал в замке.
– Похоронил жену? – спросил Рон Сергея. – Пусть у нее вторая жизнь будет лучше этой. Ты все-таки уезжаешь? Придется мне искать другого оруженосца. Не нужно делать виноватую физиономию: все равно бароны не служат оруженосцами. Пришел прощаться?
– И прощаться тоже, но сначала хотел попросить посмотреть, что мне взять с собой из графского арсенала. Ты же знаешь, как я разбираюсь в оружии. Он дал добро там порыться.
– Это дело! – вскочил с кровати Рон. – Пойдем, может, найдем тебе меч получше этого. Этот я выбирал для тренировок. И не помешает нормальный кинжал. У твоего прекрасная сталь, но уж больно мал. Меч на него не примешь, даже легкий.
Смотрителя арсенала у графа не было, и дверь им открыл управляющий.
– Распоряжение было только касательно барона Аликсана, – сказал он им. – О вас, господин барон, разговора не было.
– Барон Содер поможет мне выбрать необходимое, – объяснил ему Сергей. – Мы вас долго не задержим.
Оружия у графа было много, и все в прекрасном состоянии. Они потратили с полчаса, и в результате Сергей стал обладателем легкого меча из очень хорошей стали. Нашли и прекрасный кинжал, а Сергей взял еще два метательных ножа к той паре, которая у него была. Напоследок Рон дал ему средних размеров рычажный арбалет и сумку с болтами.
– В дороге пригодится, – сказал он, игнорируя недовольство управляющего. – Тебе его не тащить, а лошадь не будет жаловаться.
После того как отнесли оружие в комнату Рона, он погнал Сергея на кухню, где парня плотно накормили и собрали еды в дорогу.
– Дают – бери! – сказал ему Рон. – Еды в дороге много не бывает, тем более зимой. У нас в это время часть трактиров закрывают, да и построены они не на каждом шагу, пока еще доберешься...
Потом он повел Сергея искать управляющего и потребовал кожаный костюм и теплый шерстяной плащ. Когда старик начал ворчать, что по поводу одежды не было указаний, Рон взял его за воротник, встряхнул и проникновенно сказал:
– Господин граф должен помнить о каждой мелочи? Или ты думаешь, что он разрешил своему спасителю набрать оружия на пятьсот золотых и пожалеет два золотых на эти тряпки? Смотри, если барон простудится, у нас появится новый управляющий.
После такого объяснения все затребованное было сразу выдано.
– Дай я на тебя посмотрю, – сказал Рон уже собранному в дорогу Сергею. – Нет, все равно не пойму!
– Чего ты не поймешь? – спросил парень.
– Не пойму, что она в тебе нашла, если спасла ценой своей жизни. Женщины вообще странные создания, умом их не понять.
– Кто меня спас? – не понял Сергей. – Лона, что ли?
– Чему ты удивляешься? Да если бы она не застрелила одного из тех двоих и не вынудила вмешаться старого графа, который иначе просидел бы в своей комнате, эти двое порубили бы тебя на кусочки. Скорее всего, они прибежали бы, когда ты еще дрался со своим противником. Много бы тебе тогда помог граф со своим арбалетом! Так что ты, парень, своей жене обязан жизнью. Что думаешь делать?
– Отдавать долги! – жестко ответил Сергей. – Только вначале нужно разобраться кому и выбиться в люди.
– Вот это правильная позиция! – одобрил Рон. – Будешь готов – позови. Мой меч лишним не будет. Деньги есть?
Сергей не мог говорить, только кивнул и, забрав свои сумки и арбалет, пошел на конюшню. Ему очень хотелось куда-нибудь забиться и дать волю слезам, но нужно было выехать как можно раньше, чтобы до ночи успеть добраться до постоялого двора. Да и люди, увидев опухшие глаза, все поймут.
– Моя лошадь готова? – спросил он конюха.
– Да, ваша милость! – ответил тот. – Давайте я закреплю сумки и оружие. Счастливого вам пути!

Самое большое достижение земной цивилизации – это дороги и современные виды транспорта. Эту простую истину Сергей понял к концу первого дня пути. Его лошадь, которая раньше была полностью довольна жизнью в графских конюшнях, еще раньше поняла, что хозяин сошел с ума, если решил сменить тепло графского замка на кошмар осенней дороги. Здешний тракт представлял собой обычную грунтовую дорогу, на которой с трудом могли разъехаться три телеги. В летнюю пору, даже после дождя, можно было нормально ехать верхом, но, после того как пятнадцать дней почти непрерывно шли дожди, дорога превратилась в полосу жидкой грязи, в которой вязли ноги бедной кобылы. Добавьте к этому холодный моросящий дождь с ветром – и картина будет полной.
Трактир, до которого от графского замка было около тридцати километров, показался только к вечеру. Измученную и грязную кобылу забрал конюх, а измученным и промокшим Сергеем занялись дочь и жена хозяина. Они быстро нагрели воду, стянули со слабо сопротивлявшегося парня кожаный костюм и все, что под ним было, и вымыли его в четыре руки в большой бадье. Потом на него одели теплую рубаху, судя по размерам, взятую из гардероба хозяина, и что-то вроде кальсон. Усадив Сергея за стол, его сначала напоили горячим чаем, а потом дали уже осточертевшую кашу с мясом. Не съев и половины, он пошел на второй этаж вслед за дочкой хозяина. Она завела его в комнату, разобрала кровать и помогла раздеться, после чего начала раздеваться сама. Когда девушка забралась к нему под одеяло, измученный дорогой Сергей уже крепко спал. Она погасила лампу и тоже заснула, а утром использовала, еще сонного и плохо соображающего парня, после чего оделась и ушла, унося в кулачке серебряную монету. Не привыкший к подобной легкости нравов, Сергей вышел к завтраку, стараясь не смотреть на хозяина, который не мог не знать о выходке дочери. Но он зря смущался, потому что трактирщик не видел ничего предосудительного в таком поведении дочери. А что такого? Оказала любезность клиенту, развлеклась сама, да еще и малость заработала. Обычное дело.
– Сейчас очень мало ездят, – жаловался он Сергею, которого усадили завтракать, – поэтому я до весны распустил по домам поваров, а для редких клиентов могут стряпать мои женщины. Оставил только конюха, чтобы ухаживал за лошадьми. Да и опасно сейчас одним, а Мал может управиться с кинжалом и копьем. Не скажете, куда держите путь?
– В столицу, – ответил Сергей.
– Вот оно как! – почесал затылок хозяин. – Если мне будет позволено сказать, зря вы пустились в такой путь на одной лошади. До столицы придется добираться две декады. Дожди скоро стихнут, но придут холода, и дорога уже не просохнет до весны. Вам бы купить вторую лошадь и менять их в пути, тогда намного раньше доберетесь до постоялого двора. При этом и сами меньше измучитесь, и кони будут посвежее, и у вас будет больше времени на отдых. Если хотите, могу продать.
– И во что мне обойдется покупка?
– Сущая мелочь, ваша милость, – ответил трактирщик, – всего два золотых. Весной такой конь потянет все десять. Конечно, продаю вместе со сбруей. Отдаю так дешево потому, что он мне самому достался просто так и не нужен в хозяйстве: достаточно своих лошадей.
– Не поделитесь секретом, любезный хозяин, как могут лошади доставаться просто так? – спросил Сергей.
Он видел, что трактирщик жаждет общения, и сам был не прочь поговорить, оттягивая выезд под опять начавшийся дождь.
– Дело было декаду назад, – начал рассказывать хозяин. – Тогда дожди только начались и дорога была малость получше, но путников уже было мало. Завернула к нам отдохнуть знатная девушка, которая ехала верхом в сопровождении двух слуг. Она сильно спешила и не стала меня слушать, когда рассказал о разбойниках. А потом этот конь прибежал к нам без всадника. На нем, как запомнил Мал, ехал один из ее спутников.
– А что за разбойники?
– Кто их знает, ваша милость! Они не оставляют живых, а обобранные тела бросают на тракте. Господин барон обещал по весне ими заняться, а сейчас отказался из-за грязи. Да и залегли они уже, наверное, где-нибудь до теплого времени. Сами подумайте, какая сейчас добыча?
– Спасибо за то, что предупредили. Скажите, почему ваша дочь до сих пор не замужем? Это, конечно, не мое дело...
– А за кого ее здесь отдавать? – помрачнел хозяин. – За деревенских оболтусов? Хозяйство у меня справное, летом два десятка слуг работает, так что приданым я ее обеспечу, а вот найти подходящего жениха... Я ведь хочу оставить свое дело зятю. У меня, ваша милость, есть еще два сына, так они ушли в город. Не хотят жить на отшибе. Один устроился приказчиком у купца, а второй подался пикинером в армию короля. Дочке уже шестнадцать, в самом соку девка, а парня нет. Вы не думайте, что если Мара забралась к вам в постель, то она так подрабатывает. Просто вы ей понравились, да и жалко ей было вчера на вас смотреть, уж очень устали. А для мужчины в таком случае баба – первое дело. Вон вы какой сегодня бодрый. Да и ей какая-никакая радость.
– А почему бы вам не отвезти ее на время в к брату? – предложил Сергей. – Мара красивая девушка, так что ему не придется долго за ней присматривать.
– Точно! – просиял хозяин. – Почему-то я сам об этом не подумал. Спасибо вам, ваша милость, за совет. Давайте я этого коня вам подарю!
– Спасибо, – улыбнулся Сергей. – Не нужно дарить, у меня есть деньги. Давайте я с вами рассчитаюсь за коня и за постой да и поеду.
С двумя лошадьми он ехал быстрее, да и кобыла, которая большую часть времени шла налегке, уже перестала тяжело вздыхать и оглядываться на хозяина. Теперь она косила глазами на жеребца, на котором ехал Сергей. На нее он повесил всю поклажу и думал пересесть ближе к вечеру. Часа два ехал без происшествий. Сегодня ветер не чувствовался, но дождь был сильнее вчерашнего.
– Погоди! – заорали так громко, что задремавший Сергей чуть не сверзился с вскинувшегося от испуга коня. – Постой, падла, убью!
Шлепая по грязи сапогами, к нему бежали два здоровенных мужика, державшие в руках топоры, наподобие того, каким он колол дрова у господина Жано. Не иначе это были те самые разбойники, о которых ему говорил хозяин постоялого двора. Сергей мог ненадолго поднять коней в галоп и уйти, остановили его слова хозяина о девушке. Он съехал с дороги и соскочил на землю. До того как к нему подбежали, Сергей успел снять с кобылы арбалет и приготовить его к бою.
– Слышь, – сказал ему тот из мужиков, который был чуть ниже, – бросай эту штуку! Если бросишь, убьем так быстро, что ничего не успеешь почувствовать. А поранишь кого, убивать будем долго.
– А почему без луков? – спросил Сергей. – В книгах разбойники всегда ходят с луками.
Страшно не было ни капли, и он не собирался оставлять их живыми.
– А ты походи сам с луком под дождем, умник! – ответил ему второй. – Не видишь, какая погода? Добычи нет, так мы ужо собрались вместе с бабой на зимовье. Думали, что ужо никого не будет и наладились уходить, а тут тебя принесло.
– Ну извини за беспокойство! – сказал Сергей и вскинул арбалет.
Бросив разряженное оружие на траву, взялся за ножи.
– Если бросишь топор и отведешь туда, где вы держите девушку, убью быстро! – сказал он уцелевшему разбойнику, который с изумлением уставился на тело своего напарника, не веря тому, что видит.
– Аааа! – заревел мужик и бросился на Сергея, который быстро, как в мишень, вогнал ему в плечи оба ножа.
К удивлению парня, разбойник не сразу выронил топор, а еще пару раз им взмахнул, поэтому, от него пришлось уворачиваться, держа меч наготове. Лишившись топора, мужик со стоном вырвал из тела оба ножа и бросил их на землю.
– Ну что? – спросил Сергей. – Надумал, как будешь умирать? Мне не хочется терять время, но, так уж и быть, заночую. Полюбоваться, как мучается такая тварь, как ты, – это такое удовольствие, ради которого можно день мокнуть.
– Я покажу, где баба, только убей сразу, – угрюмо ответил разбойник.
– Договорились, – согласился Сергей, поднимая свои ножи. – Это далеко?
– Рядом. Зачем далеко ходить на промысел?
– Ленивые пошли разбойники! – сказал парень, взобравшись на коня. – Но мне же лучше. Веди!
Идти пришлось минут десять, и к концу пути мужик, потерял много крови и начал спотыкаться. Пристанище разбойников представляло собой нечто среднее между шалашом и легким садовым домиком и было выстроено на открытом месте без какой-либо маскировки. Похоже, что они здесь вообще никого не боялись. Увидев это сооружение, Сергей подъехал к мужику и уколол его мечом под левую лопатку. В домике он обнаружил целый склад вещей, а в углу – связанную по рукам и ногам девушку, одетую в дорожный кожаный костюм. Она была в сознании и со страхом уставилась на Сергея. Посмотрев на эту малышку, он с ужасом подумал о том, что ей пришлось вынести, когда два этих амбала использовали ее, да еще, наверное, по очереди.
– Ничего не бойся! – сказал парень, доставая кинжал. – Сейчас я тебя освобожу и отвезу на постоялый двор, где о тебе позаботятся. Я проезжал по тракту и встретился с разбойниками. Оба убиты, поэтому тебе ничего не угрожает.
Девушка смотрела на Сергея с недоверием, но когда он освободил ей сначала руки, а потом и ноги, зашлась в плаче.
– Милая, не нужно так плакать! – утешал он, гладя грязные спутанные волосы. – Все плохое уже позади. Сейчас я быстро посмотрю, что у них лежит в доме и сразу уедем.
В доме оказалось много всего. Разбойники, как Сергей позже узнал от девушки, оказались братьями и промышляли в этом месте с поздней весны. Большие группы людей пропускали, а небольшие били стрелами из засады. Добыча была уложена в девять мешков. Отдельно лежали два прекрасных боевых лука с большим запасом стрел. Нашлись и деньги. Он их не считал, но на глаз стал богаче на пятьсот золотых, а серебра было в два раза больше. В мешке с деньгами лежал и кошель с драгоценностями. Вещи пришлось быстро перебрать, так как нечего было и думать взять все с собой, имея всего двух лошадей.
– Я сейчас быстро просмотрю, что они тут собрали, а ты высматривай свои вещи, – сказал Сергей немного пришедшей в себя девушке.
После осмотра, когда он отбрасывал ненужные ему вещи и одежду со следами крови, осталось пять мешков. Лара, как звали девушку, нашла свои платья, которые Сергей отложил отдельно. Обвешав кобылу мешками, Сергей изрубил луки и стрелы, забрался на своего жеребца и протянул руку девушке.
– Давай сюда руку! Поедешь со мной, пока не избавимся от груза.
– А ты сильный! – сказала Лара, когда парень легко взметнул ее в седло. – Немного похож на моего младшего брата, только Раду шестнадцать.
– Мне еще нет шестнадцати, – ответил он, внимательно осматривая свою спутницу при дневном свете.
В полутемной хибаре братьев-разбойников можно было только оценить ее фигуру, которая была на загляденье.
– Врешь! – не поверила она. – Ты же старше меня!
– А тебе сколько?
– Уже шестнадцать, – помрачнела Лара. – Я ехала к своему жениху. А теперь Михель не захочет на мне жениться.
– На тебе не захочет жениться только дурак! – успокоил ее Сергей. – Ты настоящая красавица. Вот погоди, приедем на постоялый двор, приведешь себя в порядок...
– А ты бы женился? – серьезно спросила она, пытливо взглянув ему в глаза. – Неужели не побрезговал бы? После всего?
– Глупенькая! – обнял он ее, трогая с места коня. – Если бы я тебя любил, какое бы это для меня имело значение? В чем ты виновата? Я бы выпустил кишки твоим обидчикам, а на моей любви это никак не сказалось бы.
– Ну так полюби! – горячо зашептала она, сама прижавшись к нему. – Ты красивый и сильный, с тобой спокойно! А жениха я совсем не знаю. Насчет нас сговорились родители, когда была жива мама. А после ее смерти отец женился вторично, а меня сразу же отправил к будущему мужу. У меня и приданое есть! В штанах зашиты бумаги, по которым в казначействе можно получить тысячу золотых! Я отдам все, только не бросай! Я буду сильно любить, нужно только немного отойти от этих...
– Я барон только по бумагам, – сказал растерявшийся Серг. – Деньги у меня тоже есть, хоть и меньше твоего приданого, но нет ни имения, ни положения в обществе. И еще на мне долг крови. Я должен отомстить тем, кто убил мою жену.
– Как же вы поженились, если ты еще несамостоятельный?
– Мы собирались это сделать, когда ее убили. Для нее мой возраст не имел значения. Какая разница, если есть любовь?
– Действительно, никакой! – согласилась она. – Я от тебя теперь ни за что не отстану, так и знай! Если ты так верен своей бывшей любви, значит, будешь верен и мне! Ты человек благородный, поэтому не бросишь одну беззащитную девушку, тем более что я тебе нравлюсь! По положению мы с тобой равны, я тоже баронесса, а мужчине нужна жена. Так почему не я? Или ты говорил свои слова только для того, чтобы меня успокоить?
– Я говорил то, что думал... – начал он и замолчал, потому что Лара обвила его шею руками, пригнула голову к себе и прильнула с умелым поцелуем.
– Вот и хорошо! – сказала она, оторвавшись от парня. – Я тоже говорила искренне. Я тебя уже люблю, а как только немного оправлюсь, докажу это делом. Сейчас мне больно даже ехать на лошади.
Не знавший, радоваться ему или рвать на голове волосы, Сергей повернул назад к покинутому совсем недавно трактиру и через два часа вошел в него с вцепившейся в него девушкой, предоставив конюху заниматься лошадьми и вещами.
При их появлении жена хозяина всплеснула руками и сразу же направила дочь греть воду, а сама, охая и причитая, повела баронессу в предназначенную для нее комнату, где помогла ей снять мокрый и грязный костюм. Пока она ходила за сухой одеждой, Лара распорола подкладку штанов и вытащила из нее завернутые в рыбью кожу бумаги. Потом их напоили горячим отваром какой-то ягоды и по очереди искупали. На этот раз Сергей мылся сам, отвергнув помощь женщин. Мара сделала правильные выводы, с грустью на него посмотрела и больше не предлагала своих услуг.
– Как же вам удалось выкрасть ее у разбойников? – спросил хозяин, когда баронесса пошла мыться первой.
– Почему выкрасть? – удивился Сергей. – Они имели глупость напасть на меня с одними топорами, за что и поплатились. Нет у вас теперь никаких разбойников. А привезенные вещи я отобрал из того, что они награбили.
– А почему вы сразу не сказали, что баронесса ваша невеста?
– Потому что сам об этом узнал только сегодня. Она ехала к своему жениху, с которым обручена по сговору, а теперь передумала и решила, что я ей подхожу больше. Она очаровательная девушка, к тому же много перенесла, поэтому я пока не протестую, а дальше будет видно.
– Девушка действительно сама прелесть, особенно для тех, кому нравятся такие малышки, – задумчиво сказал хозяин. – Но как бы вам не получить вдобавок к ней еще и кучу неприятностей от родственников несостоявшегося мужа, особенно если вы их лишили солидного приданого. В таких случаях невест не отвергают, а уже позже избавляются от жен, обвинив их в измене с помощью подкупленных свидетелей. Если за женщин некому заступиться, их убивают.
– Я не позволю ее убить! – сказал Сергей. – Если не передумает, можно будет и жениться, а найдет другого – возьму в сестры!
– Спасибо! – Лара стояла в дверях и слышала конец их разговора. – Ничего я не передумаю!
В этот день они никуда не уехали. Весь вечер разбирали привезенные вещи, в результате Сергей отобрал в один мешок понравившуюся и подходящую по размерам одежду для себя и для Лары, а остальное оптом продал хозяину. Заодно посчитал все найденные деньги. В переводе на золото получилось около шестисот монет. Когда смотрели драгоценности, Лара вынула из мешочка свои серьги и жемчужное ожерелье матери.
– Отец не знал, что мама его отдала, – сказала она, – иначе я не смогла бы его взять. Что думаешь делать с остальным?
– Вот эти сережки подарю Маре в благодарность за их помощь, а остальное продадим в первом же городе. Опасно этим пользоваться. Если опознают родственники убитых дворян, могут быть неприятности. Попробуй потом доказать, что это отобрано у разбойников. Я и ювелира предупрежу. Конечно, он после этого скинет цену, но у купивших украшения не будет неприятностей.
– А Маре, значит, сережки! – сказала Лара. – Признавайся, девчонка грела тебе постель?
– Было один раз, – признался он. – Я с дороги был никакой, так она этим воспользовалась. Ей давно пора замуж, а здесь нет подходящих женихов. Я посоветовал трактирщику отвезти ее в город к брату, там скорее сладится.
– Подари! – решила Лара. – Только за один раз этого будет слишком много, поэтому я пришлю ее к тебе еще этой ночью. Я бы и сама с удовольствием пришла, но пока не могу.
– Давай я буду сам решать, с кем мне спать! – сказал Сергей. – Я прекрасно высплюсь и без услуг Мары.
«Не могу понять женщин! – думал он. – Интересно, это они только здесь такие, или и у нас тоже? Или это связано с тем, что все, с кем я имел дело, по нашим понятиям еще девчонки, а войдя в возраст, начинают вести себя по-другому?»
Утром, после завтрака, они простились с хозяевами и выехали в дорогу под опять начавшийся дождь.

Глава 6

Очень большая разница, ехать одному или в компании с приятным попутчиком. Все так же дул ветер, моросил холодный дождь, и хлюпала грязь под копытами лошадей, но разговор скрашивал дорогу и делал ее для них короче. Сергею не пришлось прикладывать усилий, чтобы разговорить Лару, она сама не могла молчать больше пяти минут. В будущем это могло стать проблемой, сейчас он был этому только рад. Разговор делал дорогу не такой тягостной и позволял узнать немало нового. К сожалению, девушка имела очень смутное представление о расстановке сил в королевстве, но в бытовых вопросах заполнила немало пробелов в его знаниях местной жизни. Она очень скоро заметила, что Сергей не знает того, что должно быть известно любому дворянину.
– Откуда ты взялся, Серг, если не знаешь того, что знают все? – спросила Лара и получила в ответ рассказ о морском путешествии.
– Бедненький! – посочувствовала она. – Ничего, еще одна-две ночи, и я буду в форме. Тогда я тебя утешу!
– Послушай, Лара, – предложил Сергей. – Может, все-таки согласишься на сестру? А к твоему жениху можно заехать, это почти по пути, я потеряю всего полдня.
– Как только его семья все узнает, я не дам за свою жизнь и серебряной монеты. Ты слышал, что говорил хозяин? Вот так у нас и поступают в подобных случаях. Правда, если удастся доказать, что жену обвинили облыжно, казнят уже всех, кто выносил обвинение и свидетельствовал. Но это трудно, и мне после казни будет уже все равно. Да и не нужен мне никто, кроме тебя. Даже если назовешь сестрой, я тебя все равно попробую. Мне Мара сказала, что она в тебе растворялась. Я ей уже сейчас завидую.
– Лара, как ты можешь! Почему у тебя все сводится к постели?
– А как же иначе, Серг? – удивилась она. – Что хорошего в жизни женщины, кроме любви? Когда появляются дети, они привносят в ее жизнь радость и новый смысл, а когда их еще нет? Вам, мужчинам, намного проще. Вы все в этой жизни забрали себе. Ты свободен и волен заниматься всем, чем захочешь, а женщина, даже совершеннолетняя и имеющая средства, не может быть полностью самостоятельной и поступать без оглядки на окружающих. Мы всегда зависим от отцов, братьев и мужей. Отдельные исключения вроде наемниц не делают погоды, это мало кому доступно. В жизни вообще очень мало радостей, так зачем же отнимать у себя самую главную? Слушай, давай говорить на постоялых дворах, что мы с тобой муж и жена? Я не хочу ночевать одна, в конце концов, мне страшно!
– Если ты так этого хочешь...
– Хочу. И расскажи мне, что мы будем делать в столице.
– Для начала надо будет где-нибудь остановиться. Жить на постоялом дворе дорого и не слишком удобно, а я пока не хочу покупать свой дом. Мало ли как сложится судьба. Поэтому самым лучшим будет снять дом на время. Потом мне нужно определиться с гербом, найти учителя фехтования, завести знакомства с профессорами Университета и заскочить к приятелю короля, к которому у меня есть рекомендательное письмо.
– Может, начать с письма?
– Я не уверен, что брат моей несостоявшейся жены отреагирует на мое появление так, как на это рассчитывает его отец. В любом случае мне сначала надо закончить с гербом и позаниматься с мастером-мечником. Ты же не хочешь, чтобы тебя из-за моей спешки оставили вдовой?
– Ты все-таки возьмешь меня в жены! – обрадовалась девушка.
– Расскажи, как у вас женятся, и можно ли развестись. А то я ничего этого не знаю.
– Делают по-разному. Двое могут прийти в храм любого бога, принести положенное подношение и перед алтарем поклясться в верности. Жрец записывает их имена в книгу, и все. Но многие этим не ограничиваются, созывают друзей и родственников и устраивают гулянку. Развод проходит так же, как и свадьба, только без гулянки. Хотя, может быть, кто-то и празднует. Важно, что и для свадьбы, и для развода нужно прийти в храм, заплатить деньги и выразить обоюдное согласие.
– А нужно согласие родителей?
– Не обязательно, но чаще всего все же спрашивают. Если нет... Муж в таком случае ничем не рискует. Его семья не может не признать брак. А с женой все хуже. Давая разрешение на брак дочери, родители тем самым обязуются в случае развода забрать ее обратно в семью. Ведь чаще всего женщине просто некуда идти. Все зависит от мужчины, жена тоько должна дать согласие на развод. Даже нажитые дети остаются у мужа, после развода мать не имеет на них никаких прав. А почему ты спросил о свадьбе?
– Значит, мы можем в первом же храме...
– Да, да, да! – захлопала она в ладоши, заставив испуганно шарахнуться кобылу. – Я так рада! А то заладил про сестру! Брат у меня уже есть, мне нужен муж!
Не только людям общество скрашивает дорогу, их лошади, время от времени переглядываясь, тоже бодро топтали грязь. Поэтому ли, или просто путь был короче, но на постоялый двор приехали еще засветло. Здесь они были не единственными посетителями и не вызвали большой суеты. Им предоставили большую комнату, нагрели воду и сообщили, что, если господа желают, им может помочь служанка. Кушать тоже можно было заказать в свою комнату, что и сделали.
– Я думаю, что обойдемся без их служанки! – сказала Лара. – Неужели ты не потрешь спинку своей жене? Да и я могу потереть тебе все, что захочешь.
Они обмылись от грязи, переоделись в сухое и отдали прачке в чистку дорожные костюмы. Два работника вынесли из комнаты бадью с грязной водой, а служанка в два приема принесла им плотный ужин. Наевшись, легли на кровать, где Лара подлезла к Сергею под бок и начала целовать его в щеку, потихоньку подбираясь к губам.
– У тебя прошла боль? – спросил он. – Еще нет? Ну и не нужно тогда никаких поцелуев, а то я ведь тоже не железный.
– Послушай, о чем я подумала! В столице должна жить одна из моих теток. Это младшая из сестер отца, которую выдали замуж за графа Радоя. У графа в столице большой особняк, в который его семья переезжает из имения незадолго до наступления дождей. Так что они сейчас должны быть там. Только я не знаю, к какой партии он принадлежит, а то можно было бы сразу поехать к ним. Когда кто-то из наших ездил в столицу, у них всегда были свободные комнаты.
– А какое имеет значение, к какой партии он принадлежит?
– Ты, Серг, как ребенок, в самом деле! Герцог твоего графа, если я правильно поняла, принадлежал к королевской партии, а сын графа вхож к королю. А теперь представь, что в столицу приезжает какой-то никому неизвестный барон и останавливается у противников короля, а потом идет к королю в поисках милостей. И как на него после этого посмотрят?
– Кто-то мне говорил, что совсем не разбирается в политике.
– Правильно говорила. Это не политика, а здравый смысл. А в политике я разбираюсь в самых общих чертах. Чтобы разбираться лучше, нужно знать, кто за кого стоит и чего добивается, а я этим никогда не интересовалась. Знаю только то, что известно всем.
– Ну и расскажи общеизвестное. Ты же знаешь, откуда меня принесло. Что-то я могу знать, что-то – нет.
– Ладно, все равно еще рано для сна. В отличие от Сотхема или Дюже, в нашем королевстве король никогда не имел всей полноты власти и был вынужден искать поддержку у герцогов. Все королевство разбито на одиннадцать провинций. Десять управлялись герцогами, а еще одна была королевским доменом.
– Выходит, что король по силам равен любому из герцогов?
– Нет. Королевский домен больше любой из провинций, и герцоги обязаны отправлять в королевскую казну часть налогов, поэтому король сильнее любого из герцогов, но ничего не может сделать против них всех. Отсюда вытекает необходимость союзов. Во время войны король с помощью войска Аглаи захватил провинцию, во главе которой стоял его самый последовательный враг. Теперь этого герцогского рода нет вообще. Его вырезали в назидание другим до последнего младенца, а провинция увеличила королевский домен. Но и сейчас король не может править без оглядки на герцогов и не может с ними расправиться. Стоит ему развязать войну с герцогами, как этим сразу же воспользуется король Мехал. И Аглая не может постоянно отвлекать войска на решение проблем своего родственника. Я знаю, что кто-то из герцогов поддерживает короля. Им выгодна сильная королевская власть, да и Сотхем под боком не дает заняться междоусобицей. Хотя дураков хватает и среди герцогов. Но кто из них за короля, а кто против – этого я не знаю.
– Узнаем. Я думаю, что это знает любой трактирщик, а многие из них большие любители поговорить. Когда приедем, остановимся на постоялом дворе, разузнаем, что и как, а потом, может быть, навестим твоих родственников.
Из-за усталости и сытного ужина обоих вскоре потянуло в сон. Убрав с кровати покрывало, разделись и легли спать. Ночью Сергей проснулся из-за того, что Лара начала кричать и плакать. Он обхватил ее плечи и начал шептать ласковые слова, а потом поцеловал мокрые от слез глаза проснувшейся девушки, потом почему-то вместо глаз оказались губы, потом...
– Давно надо было! – довольно сказала Лара. – Зря я боялась. Теперь эта гадость не должна сниться, а ты на самом деле мой муж. Не забудь, что ты говорил о первом же храме!
Утром они не стали заказывать еду в комнату, а спустились в трапезный зал. Там уже завтракали за двумя столами. За одним сидели трое мужчин и одна девушка, видимо, дворяне, а за вторым – шестеро мужчин, судя по одежде и оружию, охранники. Дворяне с любопытством посмотрели на Сергея с Ларой и слегка кивнули, приветствуя равных по положению. Они тоже поклонились в ответ и сели за стол. Один из дворян встал и обратился к Сергею:
– Разрешите представиться! Я отвечаю за закон и порядок в городе Лозеле и его окрестностях. Шевалье Ланс Дельбер, к вашим услугам! У меня к вам вопрос. Вы ведь едете к нам со стороны Золема? До нас дошли слухи, что где-то недалеко отсюда на тракте орудует разбойничья шайка. Из-за этого мы были вынуждены задержать дочь герцога Лантара. Миледи имела неосторожность пуститься в путь всего с восемью сопровождающими. Теперь приходится сидеть здесь в ожидании прибытия королевских солдат. Я хотел узнать, не слышали ли вы... Извините, леди, я сказал что-то смешное?
– Это вы меня извините, шевалье! – сказала Лара и, не выдержав, опять засмеялась. – Дело в том, что мой муж барон Серг Аликсан перебил этих разбойников.
– И много было разбойников, барон? – с недоверием спросил Ланс.
– Только двое, – улыбнувшись, ответил Сергей. – Здоровые лбы, на две головы выше меня, щербатые морды и у одного шрам на лбу. Они охотились с луками на небольшие группы путников и одиночек, а когда пошли дожди, оставили луки и взялись за топоры. Со мной им не повезло.
– Знаю тех, кого вы описали, – кивнул Ланс. – За их головы даже обещана награда. Как же вы один с ними справились? Это опытные и опасные разбойники.
– Мне эти типы больше показались наглыми и самоуверенными, – засмеялся Сергей. – Они уже собрались уходить, а тут подъехал я. Слышу, бегут и кричат, подожди, мол, тогда убьем сразу, а будешь убегать или сопротивляться, пожалеешь. Одного я застрелил из арбалета, а во второго бросил два ножа, а потом добил мечом. У меня легкий меч, поэтому я не собирался его использовать против топоров. А награды мне не нужно. Я у них в логове и так много всего взял, а рубить головы...
– Были драгоценности? – спросил Ланс.
– Был небольшой мешочек. А почему вы спрашиваете?
– Он у вас с собой? Можете показать? Дело в том, что этим летом на тракте пропала одна дама. Нам описали украшения, которые на ней были. Могут быть и другие подобные случаи. Вы не продадите свою добычу королю?
– А что за дама? – спросила Лара.
– Молодая баронесса Лара Горде.
– Можете ее не искать, – сказала ему Лара. – Это я. Только я уже не Горде, а Аликсан. Меня схватили разбойниками, а Серг спас. Теперь он мой муж. Не скажете, кто меня искал? Отец или жених?
– Заявление о вашей пропаже поступило в столичную службу охраны Короны от графини Вельты Радой.
– А при чем здесь тетя? – наморщила лоб Лара. – Ладно, будем в столице, зайду и все у нее узнаю.
– После завтрака зайдите в наш номер, – предложил Сергей. – Я вам покажу драгоценности. Не скажете, куда именно едет дама?
– А зачем это вам, барон? – с подозрением спросил Ланс.
– Мне это ни к чему, – пожал плечами Сергей. – Просто она, скорее всего, поедет через графство Продер, а там сейчас неспокойно.
– Я поговорю с миледи, – сказал Ланс и отошел к своему столу.
Им принесли завтрак, которым занялись, не обращая больше внимания на посторонних. Когда закончили есть и поднялись из-за стола к ним подошли все дворяне, которые продолжали сидеть в зале, ожидая возможности поговорить.
– Ваши имена нам сказал шевалье Дельбер, – сказала девушка. – Я Алисия Лантар, а это люди моего отца Герт Содер и Снай Лорташ. Расскажите, пожалуйста, барон, что там не так с графом Продер? Я не просто еду через его графство, он – одна из целей моей поездки.
– Тогда вам не повезло, миледи, – сочувственно ответил Сергей. – На замок графа совершено нападение, в результате которого погибла одна из его дочерей и полегла половина дружины. Сам граф два дня назад уехал за помощью к герцогу Лазони. Перед отъездом он предупредил, что задержится.
– Скверно! – поморщилась девушка. – А кого убили? И кто посмел нарушить приказ короля?
– Убили старшую дочь Лону, а напавшие были наемниками. Их всех перебили, да и не знали они нанимателя.
– А какое отношение вы имеете к графу? – спросил Сергея один из спутников молодой герцогини.
– Я служил в его дружине и участвовал в том бою. У вас все вопросы, господа? Мы бы хотели выехать пораньше. Шевалье, пойдемте с нами, возьмете драгоценности.
– Подождите, барон! – сказала Алисия. – Вы ведь едите в столицу? Прекрасно! Мы возвращаемся и едем туда же. Вы не против нашей компании? Если не будет графа и путь становится опасным, не вижу смысла продолжать поездку и мокнуть под дождем. Съезжу вторично зимой.
– Почту за честь, миледи! – ответил Сергей. – Мы соберемся в дорогу и будем вас ждать.
В их комнате Ланс высыпал на стол драгоценности и бегло их осмотрел, после чего опять все сложил в мешочек.
– Здесь есть ценные вещицы, – сказал он Сергею, – но в основном ерунда. Отдадите за триста золотых? Тогда пусть пока все будет у вас. Сегодня к вечеру приедем в Лозель, а завтра с утра я с вами рассчитаюсь.
– Зря ты согласился ехать вместе с ними! – сердито сказала Лара. – В компании мы уже не сможем свободно общаться, а еще эта герцогиня!
– Неужели ты ревнуешь? – засмеялся Сергей. – Не нужны мне герцогини, мне вообще никого не нужно, кроме тебя!
– А пришлось чуть ли не насильно лезть к тебе в постель! – сказала довольная его словами девушка. – Все мужчины стремятся к сладкому, один ты со странностями. Но Мара права: с тобой хорошо. Ну вот, мы с тобой собрались. Интересно, долго нам еще ждать эту Алисию?
Словно дождавшись этого вопроса, в дверь постучали, и один из спутников герцогини сообщил, что они готовы к выезду.
– Мы вас задержим, – заметил Сергей, увидев, что за их спутниками следует целый табун заводных лошадей.
– Ничего страшного, барон! – ответила Алисия. – Поедем чуть медленнее, а завтра купим для вас лошадей на смену.
– Лошадей я куплю сам. Скажите, сколько дней вы добирались сюда из столицы?
– Сегодня пятый день, как выехали. А что?
– Да просто прикидываю, сколько нам еще мокнуть.
– Дожди скоро закончатся, грязь, правда, никуда не денется. Завидую жителям империи. У них и дождей осенью меньше, и дороги замощены камнем. Была бы у нас такая дорога, обернулись бы за два дня.
– Не жалко пяти потраченных дней? – спросил Сергей. – А ведь теперь еще столько же возвращаться обратно.
– Конечно, жалко. Я в эту поездку не рвалась, да и дед не советовал. Это все моя мать. Но это уже дела семейные и для вас не интересные. А потеряю я время в дороге или нет, будет зависеть от вас.
– Вы только не скажите такое при Ларе, – предупредил Сергей, оглядываясь назад, где его девушка о чем-то весело болтала с дворянами герцогини. – Она меня потом замучает ревностью. И почему вы решили, что я интересный собеседник?
– Не знаю, – пожала плечами девушка. – Наверное, женская интуиция. Что-то в вас есть необычное, а что – не пойму. А насчет ревности... Извините, Серг, но вы не в моем вкусе. Мне нравятся высокие мужчины. Жених у меня как раз такой. Так что пусть ваша жена не ревнует. Не обиделись?
– За что обижаться? За откровенность? Не могу же я нравиться всем. Да и не нужен мне никто, кроме жены.
– Вот я и говорю, что вы странный. Вы не иностранец? Наши мужчины редко ограничивают себя одной женщиной. Вашей жене повезло.
– Да, я родился в другом королевстве, – ответил Сергей и в который уже раз пересказал свою историю.
– И граф подтвердил ваше баронство? Что же вы для него сделали?
– Ничего особенного, миледи, я только спас ему жизнь. Была еще одна услуга, но я отказался за нее рассчитываться. Это не он мне, а я ему за нее остался должен.
– Алисия. Зовите меня по имени. Интересно, о какой услуге вы упомянули?
– Его погибшая дочь была мне женой. Мы не успели сходить в храм, но для меня это ничего не меняет. Раз вы близко знакомы с графом, все равно узнаете.
– Вы были мужем Лоны, – задумчиво сказала Алисия, глядя на Сергея со странным выражением. – И она была...
– Она была счастлива, – перебил ее Сергей, – как и я. И давайте больше не будем трогать эту тему. Я еще не сжился с этой потерей.
– С потерей не сжились, а спите с другой.
– Вы видели Лару? Как вы думаете, для чего два амбала десять дней держали в плену эту малышку, вместо того чтобы сразу прикончить?
– Так они ее... – охнула Алисия.
– По очереди и, возможно, не по одному разу. По ночам она плачет и кричит во сне, а за меня ухватилась, как утопающий за соломинку. Да и я был в паршивом состоянии. Мы помогли друг другу. Такова жизнь, Алисия. Я люблю Лару, но продолжаю любить и свою прежнюю жену. И я не собираюсь прощать ее смерть. И я вас попрошу никому не говорить о плене Лары. Не все такие недогадливые, как вы, а слухи могут отравить ей жизнь. И спутникам своим скажите, чтобы поменьше болтали.
– Не скажу никому, кроме деда, но он у меня не из болтливых, – она усмехнулась. – Хотя многим при первом знакомстве кажется иначе. Значит, вы собрались мстить.
– Не совсем так. Для начала мне нужно вписаться в ваше общество. Я почти никого не знаю и лишь примерно представляю общий расклад сил в королевстве. И не помешает позаниматься с мастером-мечником. Граф обещал выяснить исполнителя нападения, пока известен только автор.
– Герцог Рошти?
– Да, граф считает, что это его замысел. Алисия, у нас впереди еще пять дней пути. Я постараюсь вас развлечь, но не могли бы вы в самых общих чертах охарактеризовать дворян из партий короля и его противников? Хотя бы самые основные фигуры? Лара не смогла мне с этим помочь.
– Дочери провинциальных баронов обычно не разбираются в политике, – сказала девушка, – а внучке первого советника короля ее необходимо знать. Конечно, я вам обо всех расскажу, только не даром. Вам, Серг, придется заплатить за мой рассказ.
– И чем же? – опасливо спросил Сергей, сразу же вспомнивший, как ему пришлось расплачиваться за рассказы Лины.
– Расскажете о своей родине. А вы о чем подумали? Неужели решили, что я попрошу вас...
– Ничего я не решил, – буркнул Сергей. – Понимаете, Алисия, у нас жизнь устроена во многом по-другому. В частности, женщины намного скромнее и не рвутся запрыгнуть в постель к первому же понравившемуся им мужчине. В конце концов, так легко забеременеть, а как тогда устраивать жизнь с ребенком на руках?
– У вас так? – удивилась девушка. – Понимаете, Серг, не знаю, почему у вас по-другому, но у нас женщине сложно зачать ребенка. Часто ей для этого нужно жить с мужчиной не один год. Конечно, попадаются счастливицы, которым везет, но это редкость. У нас ребенок у девушки – это не препятствие к браку, поэтому себя не сдерживают. Нажитый до брака ребенок не может наследовать имение, если появляются мальчики от мужа, во всем остальном различий нет. Совсем другое дело, когда ты замужем. За измену можно легко лишиться жизни. Давайте подождем остальных, а то мы с вами вырвались вперед, и ваша жена сейчас прожжет во мне взглядом дырку. Сначала вы нам что-нибудь расскажете, а потом поговорим о политике.
Когда поравнялись с остальными, герцогиня объявила, что сейчас барон расскажет всей компании что-то интересное. Сергей уже давно заметил, как высоко в этом мире ценили хороших рассказчиков. Книги были редкостью, и большинство местных грамотеев читало их по слогам. Какое тут удовольствие от чтения? Поэтому для многих рассказ был единственным развлечением, если не считать игр, казней и поединков. Он не собирался говорить о своей жизни, поэтому начал рассказывать «Трех мушкетеров», которых знал чуть ли не дословно. Так и рассказывал с диалогами и своими отступлениями, в которых объяснял непонятные места. Слушали его, затаив дыхание, даже охранники подтянулись почти вплотную, демонстрируя должное усердие, но при этом не пропуская ни слова. Его хватило до небольшого придорожного трактира, стоявшего на середине пути от постоялого двора до города. Охрана герцогини разыскала хозяина, жена которого быстро заварила фруктовый отвар, нажарила небольшие, похожие на сосиски колбаски и выставила на столы хлеб и вино.
– Извините, господа! – сказал трактирщик. – Мы уже собрались до весны уехать в город, оставив здесь только сторожа, поэтому ничем другим угостить не могу!
Когда снова тронулись в путь, все дружно потребовали продолжения рассказа.
– Ваша политика подождет, – сердито сказала Алисия, – а я из-за вас сегодня не буду спать! Извольте рассказывать, пока можете!
К своему удивлению, Сергей смог продолжать рассказ до тех пор, пока вдали не показались стены города.
– Все! – сказал он, поднимая руки. – Если поговорю еще, лишусь голоса и завтра вас будет развлекать кто-нибудь другой.
– Раз не будет рассказа, давайте поторопим лошадей! – решила Алисия. – Едем на постоялый двор «Корона». В этом заведении самая хорошая кухня в городе, я всегда в нем останавливаюсь.
Постоялый двор «Корона» действительно оказался очень приятным заведением, но и цены здесь были в два раза выше трактирных. Они устроились в номерах, поужинали в трапезном зале и отправились на отдых.
– Шикарная кровать! – Лара бросилась с разбегу на кровать, на которую можно было уложить еще три пары. – Давай ты будешь на ней за мной гоняться?
– А может, просто поспим? – предложил Сергей.
– Ну уж нет! – ты весь день развлекал меня, а теперь я буду развлекать тебя и себя заодно!
– До ночи еще далеко.
– Тогда расскажи, чем все закончилось. Я и завтра с удовольствием послушаю вместе со всеми.
– Чтобы завтра хоть что-то сказать, я должен до утра заткнуться. И потом, какой конец? Там еще два дня рассказывать.
– Ну тогда ты молчи, а я буду лечить тебя поцелуями. Один поцелуй, два поцелуя, три...
Утром, еще до завтрака, Сергей подошел к хозяину заведения узнать, есть ли поблизости храм и где можно купить лошадей.
– Сколько вам нужно лошадей, ваша милость? – спросил хозяин. – Только две заводные? Так давайте я вам их продам. За двух будет десять золотых вместе со сбруей. А храм находится неподалеку. От нашей площади идите по Речной улице до самого храма.
Сергей поспешил в свой номер и стал расталкивать не желавшую вставать Лару.
– Отстань, Серг! – отбивалась девушка, натягивая на себя одеяло. – Полночи не давал спать, дай хоть сейчас выспаться!
– Скоро завтрак, а потом выезжать. А кто-то хотел сегодня стать женой. Еще немного проваляешься и останешься любовницей.
– Мне и любовницей неплохо, но ты прав! – девушка быстро вскочила с кровати и бросилась к одежде. – Помоги зашнуровать платье, а я пока расчешусь!
К храму она едва не бежала.
– Ну куда ты так спешишь? – придержал ее Сергей. – Сказали, что это недалеко.
– Много ты понимаешь! Девушкам предлагают выйти замуж только раз в жизни, да и то не всем! Тем более мне попался такой муж, как ты! Видел бы ты, как на тебя вчера смотрела Алисия! Высокие ей нравятся, как же! Раз мне выпало такое счастье, нужно быстрее пользоваться. И учти сразу, что я не дам развода!
Храм оказался невзрачным сооружением, непохожим на храмы Золема, и его предназначение выдавал только обязательный шпиль – символ здешних богов. Никого, кроме них, в храмовом помещении не было, поэтому появившейся жрец выполнил всю процедуру за несколько минут.
– Ну что, жена, – обнял Сергей счастливую девушку, – чувствуешь какие-то изменения?
– Конечно! – она в свою очередь его обняла и поцеловала. – Раньше ты говорил слово жена просто так, а сейчас оно звучит, как музыка. Ты мужчина, тебе не понять, что я чувствую! Теперь ты весь мой! Купим дом, а, может быть, ты выслужишь у короля и имение, а я рожу тебе детей, и будет у нас с тобой самая счастливая семья! Мне еще будут завидовать все герцогини!

Глава 7

Едва выехали из города, как все спутники собрались вокруг Сергея в ожидании продолжения истории. Горло у него за ночь отдохнуло, поэтому рассказ длился до обеда, который захватили с постоялого двора и съели на ходу, потому что до самого вечера не ожидалось никакого жилья, кроме двух неказистых деревенек. Сергей вошел во вкус и уже не просто рассказывал, он проигрывал персонажей своего рассказа, а спутники слушали его, затаив дыхание.
– У вас талант рассказчика! – сказала Алисия, доставая из седельной сумки мясо и хлеб. – Вы не играете и не поете, как менестрели, но я никогда так ими не заслушивалась, как вами.
По мнению Сергея, комплимент был так себе... Слушал он завывания местных менестрелей. Плохая музыка на скверных инструментах и плохой текст при посредственном голосе. Непонятно, что там вообще можно слушать.
– Давайте я все-таки сделаю небольшой перерыв, а вы выполните свое обещание, – сказал он девушке. – А после отдыха я еще расскажу, сколько смогу.
– Ладно, – нехотя согласилась Алисия. – Тогда вы кушайте, а я буду рассказывать. В политике все просто. Короля безоговорочно поддерживают три герцога. Это мой дед, уже тридцать лет занимающий пост первого королевского советника, герцог Олимант и герцог Дорейн, который перессорился со своими соседями и сейчас всецело зависит от короля. Падет король – съедят и герцога. Нужно ли говорить, что все трое управляют не самыми большими и богатыми провинциями? Против короля настроены пять герцогов, а шестой – герцог Рошти – пока держится в стороне, демонстративно не принимая чью-либо сторону. Особенность ситуации в том, что подавляющее превосходство получат те, кого он поддержит. Я думаю, что Рошти ждет удобного момента, чтобы возглавить оппозицию и стать родоначальником новой королевской династии. Такое противостояние может привести к разрушительной войне и ослаблению королевства, чем сразу воспользуется король Мехал. Или придется воевать еще и с ним, или от него откупятся провинцией Олимант. Непонятно, как себя поведет в такой ситуации король Ив Барни. У нас неплохие отношения, но если от нашего королевства полетят клочья, он тоже может что-нибудь урвать для себя, хотя бы для того, чтобы не допустить еще большого усиления Мехала. А на Аглаю можно больше не рассчитывать: у нее достаточно своих проблем. Это все, если смотреть на уровне герцогов. А с дворянами помельче разобраться еще проще, потому что они должны поддерживать своих герцогов. Конечно, противостояние не явное, и нет ясности в том, как себя поведут дворяне провинции, которую захватил король. Пока они лояльны, но сохранится ли эта лояльность в случае войны или мятежа? А вообще, никогда не доверяйте тем, кто демонстрирует лояльность короне. В политике подкуп и предательство – самые обычные вещи. Там, где начинается власть, заканчиваются честность и порядочность и начинается борьба интересов. Исключения очень редки. Мой дед исключительно порядочный дворянин, но он без колебаний принесет вас в жертву, если это пойдет на пользу интересам короны. Когда на политику накладываются родственные или дружеские связи, разобраться бывает сложнее. Вы не имеете своего баронства и не приносили вассальную клятвы королю или кому-то из герцогов, поэтому можете не лезть в борьбу партий. Но тогда вряд ли вы в этом королевстве многого достигните, не говоря уже о вашем желании отомстить очень значительным людям. А если захотите к кому-нибудь примкнуть, вам придется доказывать свою полезность. Я удовлетворила ваше любопытство?
– В общем, да. Еще один вопрос. Вы знаете молодого графа Анжи Продера? Что он за человек?
– Его в столице знают все. Друг и доверенное лицо короля. А человек... Помните, что я вам говорила о политике? Так вот, несмотря на юный возраст, он самый настоящий политик, поэтому можете не рассматривать его человеческие качества. Анжи не станет ими руководствоваться. Я с ним мало общалась. По-моему, граф не очень умен и циничен, но король ему доверяет, а в таких случаях его очень сложно переубедить. Анжи, несомненно, живет интересами короны, но не забывает и свои. И я не уверена в том, что он выберет, если эти интересы не совпадут. У вас к нему дело?
– У меня к нему рекомендательное письмо отца. Граф почему-то уверен в том, что его сын возьмется мне помогать.
– А вы такой уверенности не испытываете и правильно делаете. Сын учитывает в своих действиях мнение отца, но вовсе не обязательно станет им руководствоваться. Если вам потребуется выйти на короля, я предлагаю использовать моего деда. Вы, Серг, безусловно, его заинтересуете. А теперь не пора ли вернуться к вашему рассказу?
К концу третьего дня пути он закончил «Трех мушкетеров» и имел неосторожность проговориться о том, что знает несколько сказок. Оставшиеся два дня все слушали «Снежную королеву», «Золушку» и «Путешествие Нильса».
– Я в детстве очень любила сказки, – сказала Алисия, когда Сергей заявил, что у него иссяк запас историй. – Я их и сейчас люблю, но не приходилось слышать ничего подобного вашим историям. Вам, Серг, нужно не ввязываться в драку, а сесть и все их записать. Я первая купила бы ваши книги.
– Может быть, я когда-нибудь так и сделаю. Послушайте, Алисия, вы хорошо знаете столицу. Порекомендуйте, где можно остановиться с женой. Там ведь сдают дома?
– Вы можете остановиться в нашем дворце. Я вас приглашаю. Гостевых покоев много и ни за что не нужно платить.
– Спасибо, но я пока не хочу себя ни с кем связывать. Поверьте, что для этого есть причины. У жены в столице есть родственники, так мы и к ним пойдем не сразу. Сначала нужно кое-что сделать и осмотреться. Поэтому я у вас и спрашиваю.
– Остановитесь в «Гордости наемника». Этот постоялый двор стоит на Королевской площади, и нам с вами по пути почти до самого конца. Это не самое дешевое заведение, но вам в нем нужно пожить только день-два, пока я подыщу что-нибудь более подходящее. Качество обслуживания там очень хорошее, и мне не нужно будет вас разыскивать по всему городу.
Столица не произвела на Сергея большого впечатления. Неровная булыжная мостовая, с которой если и убирали грязь и навоз, то делали это не часто, журчащие в закрытых канавах стоки, провонявшие весь город, и неказистые дома, одноэтажные на окраине и двухэтажные в центре, – все это не радовало глаз, не говоря уже о носе. Они въехали в город еще засветло, но, когда добрались до его центра, уже начало темнеть.
– Это наш дворец, – сказала Алисия, показав рукой на большое двухэтажное здание с парком. Не передумали? Может, все-таки поселитесь у нас? Ну раз нет, то вам ехать по этой улице до площади, а там найдете сами.
Сергей быстро нашел постоялый двор, оставил конюху лошадей и, взяв свои сумки, вместе с женой вошел в заведение. Им тотчас выделили большой номер и обеспечили помывку. Здесь мылись в двух небольших комнатках, где к услугам постояльцев всегда была горячая вода и не менее горячие девушки. Обменявшись взглядами с Ларой, девушки быстро исчезли, а они заняли вдвоем одну комнату и в первый раз за несколько дней хорошо вымылись, не жалея воды. Потом съели доставленный в номер ужин, дождались, пока слуги заберут посуду, и закрыли входную дверь изнутри.
– Завтра первым делом найду знатока геральдики, – говорил, раздеваясь, Сергей.
– Милый, помоги со шнуровкой, – попросила Лара. – Спасибо. Я поеду с тобой?
– К профессору я пойду один, а ты меня подождешь здесь. Так и мне будет спокойнее, и Алисия тебя легко найдет. Попробую завтра же найти для себя учителя и разузнать все необходимое о твоих родственниках. Постараюсь долго не задерживаться и вернуться до обеда.
Завтракали в общем зале и могли убедиться в том, что постояльцы заведения, за редким исключением, соответствуют его названию. Они сами попали в разряд исключений, поэтому вызвали немало недоуменных и заинтересованных взглядов заполнивших зал наемников. Когда закончили с завтраком, Сергей проводил жену в номер, взял золото и опять спустился в зал.
– Уважаемый Жорес! – обратился он к хозяину. – Я впервые в столице. Не подскажете, где расположен Университет и как до него добраться?
– Конечно, подскажу, – ответил хозяин, удивленный странным для его клиентов вопросом. – Это совсем рядом. Можете даже не брать своего коня, если не боитесь запачкать сапоги. Выйдете с нашей площади по улице Мечников и пройдете примерно три сотни шагов, а там спросите, вам любой покажет.
– Благодарю. А где можно найти хорошего мастера-мечника, чтобы подтянуть свое мастерство и при этом не остаться голым?
Хозяин осклабился: вот такой вопрос, по его мнению, больше подходил для молодого человека, решившего оружием зарабатывать на жизнь. Другие в его заведении останавливались редко.
– Это тоже рядом, – объяснил он. – На этой же улице Мечников живет немало мастеров, которые берут учеников и тем живут. Плохих среди них нет, а цены у всех примерно одинаковые. К кому обратиться я вам не скажу, потому что сам не знаю, кому сейчас нужны ученики. Но вы это и сами легко узнаете. Когда будете идти по улице, смотрите на двери. Где прибита табличка с изображением меча, там живет мастер. А если он набирает себе учеников, на дверной ручке будет привязан красный шнурок. Как видите, все очень просто.
Пока Сергей добрался до Университета, он насчитал почти три десятка дверей с табличками, но только на трех из них висели красные шнурки. Решив договориться об обучении на обратном пути, он вступил на территорию центра знаний королевства Сандор. Калитка в заборе была открыта и никем не охранялась, а сам забор давно следовало отремонтировать, а еще лучше – заменить другим. Небольшой парк пришел в запущение, а пять домов, два из которых были двухэтажными, имели заброшенный вид. В некоторых окнах были разбиты стекла. Входные двери везде, кроме небольшого одноэтажного дома, оказались заперты. В этом доме Сергей нашел парня лет семнадцати, который дрых, на трех составленных вместе стульях. Проснулся он моментально, стоило лишь коснуться рукой.
– Извините, господин, вы к кому? – спросил он, вскочив с лавки.
– Мне нужен профессор Корис, – сказал Сергей. – Он должен преподавать в Университете, но я вижу, что здесь, кроме вас, никого нет.
– Университет уже полтора года закрыт, – ответил парень. – Как отравили короля и началась буча, так и все! Молодому королю было не до нас, поэтому денег не стало, а почти все студенты разбежались. Немногих, у кого есть деньги, профессора учат у себя дома.
– А вы что здесь делаете?
– Сторожу то, что еще не успели разграбить, встречаю людей вроде вас и помогаю им найти нужных профессоров. За это они сбрасываются мне на жизнь и понемногу учат. Думаю все-таки через год закончить обучение. Так вас проводить к господину Корису?
– Это далеко?
– Нет, рядом. Займет половину свечи*, если идти пешком.
(*свеча — время, в течение которого сгорает свеча, равное примерно 30 минутам)
– Тогда веди, Сусанин.
– Меня, с вашего позволения, зовут Бердом. Прошу вас, господин, сейчас пойдем, я только закрою дверь.
Дом профессора Кориса располагался рядом с университетом. Не прошло и десяти минут, как студент показал Сергею рукой на двухэтажное здание, имевшее небольшой палисад и дворик с цветочными клумбами. Получив за услугу серебряную монету, довольный студент убежал досыпать, а Сергей, постучав в калитку и не дождавшись ответа, открыл ее и начал тарабанить уже во входную дверь дома.
– Вам кого, господин? – приоткрыл дверь неряшливо одетый мужчина лет шестидесяти.
– Я барон Серг Аликсан и хотел бы видеть профессора Кориса.
– Вы его увидели, что дальше? – спросил профессор, на которого баронский титул Сергея не произвел видимого впечатления.
– У меня к вам письмо от графа Эгара Продера и деловое предложение от себя самого. Может, вы все-таки впустите в дом, или мне поискать кого-нибудь другого?
– Проходите, – Корис пропустил Сергея и запер входную дверь на щеколду. – Сегодня я отпустил прислугу, поэтому все приходится делать самому. Следуйте за мной, барон.
Профессор отвел Сергея в просторную светлую комнату на втором этаже, служившую ему гостиной, где и прочитал письмо.
– Граф пишет, что вы чужестранец, которому нужно помочь составить баронский герб. У вас вообще не было герба, или он слишком отличен от наших?
– Первое, профессор. Когда-то и у нас использовали гербы, но это было давно. Возможно, прежний герб сохранился где-то в семейных архивах, но я никогда им не интересовался. Герб нужен срочно, а вашу работу я оплачу.
– Дворянская грамота у вас с собой?
– Меня на корабле принесло бурей вообще без каких-либо документов, да и не понял бы никто их содержание без знания языка. С собой у меня только подтверждение моего титула, сделанное самим графом. Пожалуйста, ознакомьтесь.
– Мне этого достаточно. Работа будет стоить пятьдесят золотых. Вам не придется идти в геральдическую коллегию, я все сделаю сам. Завтра в это же время сможете забрать свои бумаги. Плату я всегда беру вперед. Извините, барон, но люди бывают разные, а спорить об оплате с дворянами, когда работа уже выполнена...
– Никаких вопросов, профессор, – заверил Сергей, доставая кошель и отсчитывая монеты. – Дороговато, конечно, для работы на один день...
– Если хотите, я растяну ее на декаду, – ехидно усмехнулся Корис. – Моих денег здесь только половина, остальное придется уплатить в коллегии. Да и не такая это простая работа, как может показаться. От вида герба многое зависит, и он при внешней простоте должен строго соответствовать канонам и не слишком совпадать с остальными.
Простившись с довольным профессором, Сергей вернулся к Университету, а уже от него пошел обратно по улице Мечников. Остановившись возле первой же красной ленточки, он постучал в дверь. Ждать пришлось пару минут, после чего на пороге появился сам мастер. На приятном мужественном лице виднелись несколько шрамов, а не прикрытые одеждой руки бугрилось хорошо развитой мускулатурой.
– Вы по какому вопросу, господин? – спросил он Сергея.
– Я хочу пройти обучение, – ответил тот, показывая на ленточку. – Вам вроде нужны ученики?
– Вот пакостники! – рассмеялся мастер. – Это я о мальчишках. Снимают шнурки с одних дверей и вешают на другие. Им игра, а людям вроде вас одно беспокойство.
– А как же тогда искать? – растерялся Сергей. – Стучать во все двери подряд? Может, вы знаете, кому из мастеров нужен ученик?
– Что мы с вами стоим на пороге, – мастер посторонился, пропуская Сергея. – Проходите в дом, там и поговорим... Я не хотел брать учеников, а думал заняться другим, – сказал он, усадив парня на диван в маленькой гостиной, – но ради вас, возможно, сделаю исключение. Обычно зимой трудно найти хорошего мастера, так как группы набирают летом. Исключения бывают, но не часто. Я вижу, что вы хорошо физически развиты. Какой у вас уровень подготовки?
– Мне трудно сказать, – ответил Сергей. – Со мной занимались много, но не долго. Пришлось побывать в бою, и даже довольно долго продержаться против мастера-мечника, но больше не за счет мастерства, а за счет скорости. Будет проще, если вы проверите сами.
– Идемте! – решительно сказал мастер, поднимаясь. – Куртку снимите и оставьте здесь.
Они вошли в почти пустую комнату, которая была намного больше гостиной и занимала третью часть всего дома.
– Берите свой меч и защищайтесь! – сказал мастер, вытаскивая из стойки меч средних размеров. – И не бойтесь меня зацепить.
Проверка шла минут пять. Вначале мастер работал не в полную силу, проверяя технику ученика, а потом навалился со всей силой, и Сергею пришлось показать все, на что он способен, работая максимально быстро.
– Очень неплохо! – почти не задыхаясь, сказал мастер. – Вы пропустили всего пять ударов. Вы были правы, когда говорили о своей скорости. За счет нее вы и держитесь, техника у вас пока так себе... Если ее подтянуть, и усилить кое-какие мышцы...
– И сколько это может занять времени?
– Другие обычно спрашивают, сколько это будет стоить, – усмехнулся мастер.
– Об этом я тоже спрошу, – вернул ему улыбку Сергей, – сейчас для меня важнее время.
– Вот, значит, как! Имеете врагов?
– А кто их не имеет, мастер? Но дело не во врагах: они могут и подождать. Я иностранец и попал к вам волей случая. Буря пригнала к вашим берегам наполовину разбитый корабль. Я тогда чудом спасся и долго скитался без знания языка. В конце концов прибился к графу Эгару Продеру, где со мной и занимались в его дружине. Позже он подтвердил мой баронский титул, а сейчас я с женой приехал в столицу по своим делам, в том числе и связанным с обучением. Мне предстоит завести множество знакомств с самыми разными людьми, и я не уверен, что какие-нибудь из них не закончатся поединками.
– И откуда же вас принесло, барон?
– Издалека. У нас слышали об империи, а о вас ничего не знают, как и у вас о нашем королевстве.
– На ваш вопрос трудно ответить, – задумчиво сказал мастер. – Большинство вообще не доходит до уровня мастера, это удел немногих. Для его достижения требуются многолетние тренировки. Но вам сейчас нужно не совершенство, а просто быстро подтянуть умение владеть мечом до уровня выше того, каким обладает большинство дворян. Так?
– Вы меня правильно поняли. Но я не собираюсь на этом останавливаться.
– Если я буду гонять вас без пощады, уложитесь в три декады, если же режим учебы будет более щадящий, время увеличится раза в два.
– Гоняйте, мастер! – решил Сергей. – Сколько вы с меня сдерете за обучение?
– Полсотни золотых за декаду. Это обычная плата в таких случаях.
– Годится, – согласился Сергей. – Когда приходить, учитель? И как вас зовут? Мое имя Серг Аликсан.
– Приходи завтра, ученик, через четыре свечи после завтрака. Можешь звать меня мастер Вилем.
Вернувшись, Сергей увидел болтавшую с женой Алисию.
– Приветствую вас, миледи! – поклонился он герцогине.
– Почему так официально? – обиделась девушка. – Что-то случилось?
– Ничего не случилось, – сказал Сергей. – Просто наше путешествие закончилось, и я не вижу поводов для нарушения этикета и не хочу давать другим основания для пересудов. Привыкну звать вас наедине по имени, а потом ляпну то же в чьем-нибудь присутствии. Вот и пойдут сплетни. Кому это нужно?
– Я общаюсь со своими друзьями так, как считаю нужным! – задрала подбородок девушка. – И плевать я хотела на сплетников!
– Я уже попал в друзья? – спросил Сергей.
– А вы не хотите? – было видно, что Алисия обиделась всерьез и сейчас уйдет.
– Кто же отказывается от дружбы, тем более с такой замечательной девушкой, как вы? – попытался успокоить ее Сергей. – Друзей никогда не бывает слишком много. Но мы с Ларой имеем только баронский титул, даже без имения, а вы принадлежите к одной из немногих семей, правящих королевством. Неравная получается дружба.
– А какое это имеет значение?
– Для меня – никакого, – ответил Сергей, – а для других – очень большое. Вы умно рассуждали о политике, но ваша рассудительность куда-то пропала в личных делах. Если вы хотите, чтобы наше дорожное знакомство переросло в дружбу, я только «за», но зачем об этом знать всем вокруг? Ведь форма обращения – это не главное. Так и быть, если хотите, я вас в нашей компании могу звать даже на «ты» и Алисой.
– Точно? – не поверила девушка. – Герцогиню на «ты»? А что такое Алиса? Это как-то связано с моим именем?
– У нас тоже есть такое имя, как у тебя, – засмеялся Сергей, – а Алиса – это его уменьшительная форма.
– Серг, вы действительно назвали меня на «ты»! – изумилась Алисия. – Такое позволено не каждому графу, а только тем, кто находится в родстве.
– Не забыла, что я иностранец? А у нас не принято называть друзей на «вы». Набивалась в друзья, так теперь терпи! Да шучу я, если не хочешь, опять перейду на «миледи» и на «ваша светлость».
– Я тебе перейду! У меня, если хочешь знать, до сих пор не было ни одного друга! Меня на «ты» не звал никто, кроме деда, родителей и младшего брата. У меня из-за этого титула даже не было подруг! Как я завидовала другим, у которых они были! Меня даже жених зовет на «вы». Если бы вы знали, как одиноко, когда нет друзей! У меня близкие отношения с дедом, но он вечно озабочен делами короля, а на меня не хватает времени! Брат вырос, у него теперь свои интересы, а я оказалась никому не нужна. Думаете, почему король так носится с этим Анжи? Да потому же самому! Он очень одинок и ни с кем не может быть откровенным, кроме матери и сестры.
– А почему же ты не подружилась с принцессой?
– Чтобы с кем-то дружить, нужно, чтобы этого хотели обе. Она мне понравилась, а вот я ей – почему-то нет.
– А не пробовала выяснить, в чем дело? – спросил Сергей. – Когда это было?
– Нет, не пробовала. Мне тогда было девять лет, и я на нее сильно обиделась. Потом обида прошла, но пропало и желание с ней дружить.
– Тайны женской психологии! – изрек Сергей. – Лара, а ты что молчишь?
– А что мне говорить? – пожала плечами жена. – Ты работаешь языком за двоих. Это же надо такое придумать – тыкать герцогине, да еще не графу, а всего лишь барону! Если Алисии такое нравится, ради всех богов! Только упаси тебя эти боги ляпнуть такое при ком-нибудь! Все сразу же решат, что вы любовники. Да это бы еще ладно, это только мой позор, так ведь ты еще тем самым оскорбишь всех герцогов Лантар! Они просто не смогут не отреагировать, и их реакция тебе не понравится. Теперь я лучше понимаю твои слова о том, что в вашем королевстве совсем другой этикет, поэтому ты до конца не осознал важность соблюдения нашего.
– Ладно, уговорила! – сказал Сергей, обнимая жену. – Становлюсь графом, а потом герцогом. Тогда смогу плевать на все условности, и ты вместе со мной. Алисия, ты к нам сегодня зашла по делу или просто по мне соскучилась?
– Ах да! – спохватилась девушка. – По моей просьбе для вас нашли дом на улице Мечников. Это где-то рядом. Только сдадут на целый год за четыреста золотых.
– Здорово! – высказался Сергей. – Мой мастер живет на этой же улице, да и ваш дворец совсем близко. Отдадим золото, которое получили от шевалье за украшение и приплюсуем еще сотню из запасов. Сегодня же схожу, чтобы никто не перехватил. Спасибо, Алисия, выручила!
– С тебя одна история! Я же видела, что ты врал, когда говорил, что больше их не знаешь. Просто пожалела твое горло.
– Я тоже хочу слушать! – тут же присоединилась жена. – Только это нужно как-то прилично обставить. Не дело, если Алисия сюда зачастит. Даже один визит может вызвать разговоры. Лучше, если под каким-нибудь предлогом ее посетим мы.
– Это легко устроить, – сказала герцогиня. – Предупрежу родителей и деда и направлю за вами экипаж. Заодно познакомлю вас с ними и вместе поужинаем. Уверена, что вы понравитесь моим близким. А для Серга это знакомство может оказаться полезным. Я все-таки не советовала бы обращаться за помощью к графу Ажи, мой дед будет надежнее.
– Ты пришла одна? – спросил Сергей. – Тогда я провожу.
– В чем-то ты на голову умнее меня, – усмехнулась Алисия, – а в чем-то наивен, как ребенок. Кто же меня отпустит одну, да еще в такое место, как этот постоялый двор, где собираются все головорезы королевства? Со мной офицер и два гвардейца отца, а на улице ждет карета.
– Совсем забыл спросить насчет родственников Лары. Ты знаешь графа Радоя? К какой партии он принадлежит?
– У Радоя графство в королевском домене, недалеко от столицы, поэтому официально он может принадлежать только к партии короля. Но я не знаю его лично, это нужно спросить деда.
Герцогиня ушла, после чего Сергей отобрал в кошель четыре сотни золотых и направился по указанному адресу, а перед этим выслушал нотацию от жены.
– Непременно нужно нанять надежного слугу, а то и двух, – сказала Лара, – причем таких, которые могли бы быть и охранниками. Где это видано, чтобы барон повсюду мотался сам? И надежнее так, и больше почтения. Да и мне не помешает охрана, чтобы куда-нибудь выйти. Кстати, можно здесь и нанять. Вон сколько этих наемников околачивается без работы! С одной стороны, здесь живут те, кто не сидит без денег, и они немало возьмут за свои услуги, а с другой – все они с рекомендациями и друг друга знают. Таким предать – значит подписать себе смертный приговор. Свои же зарежут за позор, который ляжет на всю гильдию. А можно взять мужчину и женщину, я видела, что здесь есть такие пары. Если снимем дом, слуги будут жить с нами и немало экономить на жилье, так что им можно меньше платить.
В доме Сергея встретил не хозяин, а его доверенное лицо.
– Господин Бред уехал по торговым делам в Барни, – сообщил он нанимателю. – Вернется только через год. Тогда дом нужно будет освободить. Хозяин живет не в столице, а вместе с семьей у побережья, а здесь бывает только наездами. Вот договор, прочитайте и поставьте свою роспись. Деньги я пересчитал, все в порядке. Надеюсь, что дом вам понравится. Вам, наверное, понадобится кухарка. Вот адрес молодой женщины, которая готовила для господина Бреда. Она не замужем, недурна собой и оказывала хозяину и другие услуги. Думаю, она не откажет и вам. Всего хорошего.
В доме были пять комнат, кухня, совмещенная с трапезной на шесть человек, и большой холодный погреб. Во внутреннем дворике имелась пустая конюшня на четыре лошади с небольшим запасом овса и сена и будка с отхожим местом. Дворик был мощен тесаным камнем, так что грязи в нем не было. Получив ключи и заперев дом, Сергей сходил по записанному на бумаге адресу и поговорил с Лани, как звали кухарку. Она с радостью согласилась на наем, правда, ее радость немного уменьшилась, когда Сергей объяснил, что не будет дополнительных заработков, поскольку он живет вместе с женой. Отдав женщине задаток и одну из трех связок ключей, Сергей вернулся на постоялый двор и возле входа встретил молодую пару, всю в коже и увешанную оружием. Как стало ясно из подслушанного разговора, они съезжали из-за того, что подошли к концу деньги, а найма не было. Дороги по-прежнему были плохие, поэтому купцы выжидали и надобность в охранниках была небольшой. Воспользовавшись случаем, он тут же с ними договорился на год. С учетом того, что питание и проживание были за его счет, плату они запросили не очень большую. Отдав аванс и вторую связку ключей, довольный проведенным днем Сергей отправился отчитываться перед супругой.

Глава 8

На следующий день, после завтрака, они перебрались с постоялого двора в снятый дом, где уже хозяйничала Лани, кормившая завтраком наемников. Вчера эта супружеская пара представилась как Рон и Инна Коннер. Они заняли одну из шести комнат и поменяли входной замок.
– Распоряжайся тут всем, а я до занятий успею сбегать к профессору, – сказал жене Сергей. – Прикинь, что нам нужно купить для дома и для себя, и поговори с Лани, какими продуктами нужно запастись. Завтра сделаем вылазку на городской рынок и сразу все купим.
У профессора все было готово.
– Это ваше свидетельство, выданное графом Эгаром Продером с пометкой геральдической коллегии и описанием герба. А вот это рисунок герба, заверенный той же коллегией.
– Спасибо, профессор, – поблагодарил Сергей. – Не скажете, кто из ваших профессоров занимается природой вещей? Сейчас мне некогда, но как-нибудь позже я хочу с ними побеседовать и обменяться знаниями. У нас в этой области продвинулись очень далеко.
– Из профессоров этим, в той или иной степени, занимаются все, в том числе и я, – ответил Корис. – Так что, если надумаете, приходите.
Не заходя домой, он направился к учителю, заплатил за первую декаду и приступил к тренировкам. Занимались они с несколькими перерывами часов шесть.
– У вас замечательно развито тело, Серг, – говорил учитель, – особенно для вашего возраста. Только вы в последнее время ничем не занимались и начали заплывать жирком. И подвижность снизилась. Вы этого еще не замечаете, но мне видно. Постельные упражнения с женщинами не в счет, вы не будете отмахиваться от врагов тем, что они развивают. Поэтому каждое занятие будем начинать с разминки, а потом пойдут упражнения для тех мышц, которые у вас недостаточно развиты. Дальше будем отрабатывать приемы и их комбинации и закреплять отработанное в учебных схватках. А вот, когда вы все это разучите, начнется самое главное. Знаете, чем мастер отличается от просто хорошего мечника? Хороший воин разучивает приемы так, чтобы выполнять их в бою, не задумываясь, что позволяет действовать быстро. Мастер поступает так же, но у него намного больший арсенал приемов, и он учится быстро оценивать действия противника и менять стиль боя без потери скорости. Это очень сложно и достигается годами упорных тренировок. Если я сейчас начну бой и продемонстрирую привычный для большинства мечников набор приемов, с вашей стороны последуют такие же действия. На импровизацию без потери скорости способны единицы. А ваша предсказуемость закономерно приведет к поражению. Растяжками мы с вами заниматься не будем. Они у вас и так неплохие, но вы все-таки найдите время и позанимайтесь ими сами.
После занятий они сняли мокрую от пота одежду, которую мастер отдал в стирку служанке, и вышли на задний двор, где стояли бочки с водой. Вода была холодной, но они вылили ее друг на друга по три ведра, а потом сильно растерли тело и надели сухую одежду.
– А нельзя заниматься меньше? – спросила Лара, когда он вечером на пятый день тренировок заснул как убитый, не уделив ей внимания.
– Это из-за того, что я долго ничем не занимался, – виновато ответил Сергей. – Мастер сказал, что скоро тренировки станут переноситься легче.
– Надеюсь! – ответила жена. – Иначе придется перенести ночь на утро.
Ей было скучно сидеть весь день одной в доме, и проведенные с мужем вечера хоть немного скрашивали скуку, а теперь не было и этого.
– Немного потерпи, – сказал Сергей. – Скоро мастер на два дня уедет по своим делам, и мы навестим твоих родственников. А пока сойдись поближе с Инной, ей у нас тоже скучно. Это не обычная служанка, а девушка, которая уже много где побывала, и ей есть что рассказать. Да и научиться у нее можно чему-нибудь полезному, чтобы хоть немного уметь за себя постоять. Может так случиться, что ни меня, ни слуг не окажется рядом. Я у Инны видел перевязь с метательными ножами. Как раз оружие для тебя. Мне они сильно помогли.
– Эти ножи есть и у ее мужа, – ответила Лара. – Он сколотил из досок щит, повесил его на стене конюшни, и они почти каждый день тренируются в метании. Слуг взяли, а работы у них нет, разве что проводить меня или кухарку по лавкам и помочь донести покупки.
– Пусть они лучше скучают, чем работают в поте лица, – сказал Сергей. – Их время еще придет.
Через три дня их посетил гвардеец в форме дома герцога Лантара и принес письмо от Алисии.
– Что она пишет? – спросила Лара у мужа.
– Соскучилась и просит нас завтра приехать. Если согласимся, пришлет карету. Просила передать с солдатом ответ на словах. Возьми, почитай. Думаю, что нужно съездить. А с мастером договорюсь раньше закончить.
– Здорово! – обрадовалась Лара. – Бросать ножи скучно и руки устают, а с Инной я несколько раз болтала. Ее ничего не интересует, кроме оружия и приемов, даже не захотела обсуждать своего мужа. Совсем чокнутая девица! С кухаркой и то интереснее. Ты что-нибудь расскажешь, когда будем у Лантаров? А то я соскучилась по твоим рассказам. Ты рассказываешь, а я все вижу, как наяву!
– Я тебе и без гостей что-нибудь расскажу, – пообещал Сергей. – Язык – это единственная часть тела, которая не устает на тренировках. Нет, вру, есть еще одна. Вот ими я с тобой и буду работать.
Он поцеловал повеселевшую жену и ушел на учебу к Вилему.
– Следующие два дня меня не будет, – сразу же предупредил его мастер. – Рекомендую вам в эти дни ограничиться разминкой. Мы взяли очень высокий темп, и вы не успеваете за ночь восстановиться, из-за чего начинает накапливаться усталость. Жена еще не высказывала претензий?
– Я уже не так устаю, – немного смутился Сергей.
– Это хорошо, значит, привыкаете к нагрузкам. Но отдохнуть все же нужно, иначе не только жена будет недовольна, это скажется и на тренировках. Я не буду брать плату за эти дни. Переодевайтесь, Серг. Сегодня будем работать с тяжелым мечом. Точнее, работать буду я, а вы начнете изучать особенности защиты и нападения. Там техника во многом отличается от того, что мы с вами уже учили.
– Чем будем сегодня заниматься? – на следующее утро спросил Сергей, когда они еще лежали в кровати. – У меня весь день совершенно свободный, а к Лантарам ехать только к вечеру.
Вместо ответа Лара начала его целовать, определив занятие на ближайший час.
– Давай сходим к ювелирам? – предложила она за завтраком. – А то у меня совершенно нечего надеть в гости. Не идти же с жемчужным ожерельем, которое у меня не подходит ни к одному платью!
– Можно сходить, – согласился Сергей, – но тогда нам скоро придется запустить руку в твое приданое. Деньги пока еще есть, но у нас с тобой одни расходы, а доходы если и будут, то еще нескоро.
– Ну и запустим, – согласилась жена. – Деньги для того и нужны, чтобы их тратить, особенно на такие важные дела, как у меня!
По кварталу ювелиров ходили три часа. Сергей не любил ходить по магазинам и весь извелся, но терпел, стараясь не показать, как ему осточертели эти хождения. Надо было дать жене немного развлечься. Лара неплохо разбиралась в драгоценностях, с удовольствием примеряла их на себя и умело торговалась, когда выбрала для себя украшение, сбив начальную цену на три десятка золотых.
– Красивый кулон, – одобрил покупку Сергей, – и тебе идет, только не слишком ли дорого?
– Ничего ты не понимаешь! – принялась объяснять жена. – Шестьдесят золотых за такую вещь – это еще очень дешево! Наверняка это работа не того ювелира, у которого я его купила. Скорее всего, эта вещь попала к нему случайно и досталась по дешевке, иначе он не продал бы ее за такую цену. Здесь одни камни больше стоят. Что-то с ней не так, но к нам никто не придерется.
– Ты поэтому взяла расписку?
– Конечно! Если это чья-то фамильная драгоценность, то оправдываться будет он, а не мы. Слушай, я проголодалась. Давай зайдем в этот трактир. На вид вроде приличный, а то пока доберемся до дома... Да и стряпня Лани успела надоесть.
– Можно и в трактир. Только мы совсем недавно ели. Я еще не проголодался. И куда только в такую маленькую столько влезает? Ешь много, а двигаться не хочешь. Смотри, растолстеешь, а мне не нравятся толстые женщины.
– Не страшно! – махнула рукой Лара. – От этого есть средство. Куплю у аптекаря червей и проглочу. Они живо уберут лишний вес, а потом и их нетрудно убрать.
– Какая гадость! – Сергей обладал очень живым воображением, и его сразу же затошнило. – Теперь я в трактир не пойду.
– Ладно, – засмеялась Лара, – буду больше двигаться в кровати. Если не хочешь в трактир, давай возьмем экипаж и поедем домой. Я устала от хождения по этим лавкам.
Они взяли наемную карету, быстро добрались до дома и больше уже до самого отъезда в гости его не покидали. После обеда Сергей пересказал жене содержание фильма «Железная маска», после чего она затащила его в кровать и отблагодарила по-своему. Отдохнув, начали собираться. Сергей собрался быстро, но жене не понравилась его прическа.
– Мало того что неприлично короткие волосы, – ворчала она, работая гребнем, – так еще торчат во все стороны!
Лара собиралась намного дольше, жалуясь, что благородной даме невозможно привести себя в порядок без служанки. Лани отсутствовала, а Инна, по мнению жены, не годилась на роль помощницы, поэтому помогать пришлось Сергею. После того как они полностью собрались, пришлось ждать еще с полчаса. Лара не могла так долго ждать и ничего не делать, поэтому забралась к мужу на колени и начала целоваться.
– Маленькие женщины все жадные до любви, или ты у меня такая одна? – спросил Сергей, оторвавшись от жены. – Сейчас разденусь и не поеду ни в какие гости!
– Все, я к тебе больше не пристаю! – Лара соскочила с его коленей и выглянула в окно. – Слава богам, приехал экипаж! Поднимайся быстрее!
– Лучше бы мы пошли пешком! – высказался Сергей, когда запряженная четверкой коней карета доставила их к воротам в герцогский дворец. – Во мне от этой тряски не осталось живого места. Это не средство передвижения, а извращенная пытка!
– И как бы я на таких каблуках шла по брусчатке? – спросила жена. – Да и не положено ходить в гости пешком, можно только ехать в экипаже или верхом, а верхом я в платье не смогу, так что привыкай.
Охранявшие ворота гвардейцы распахнули створки, и карета покатила по небольшому ухоженному парку к одному из двух парадных подъездов дворца. Там приехавших встретил слуга, который почтительно поклонился и попросил господ следовать за ним. По парадной лестнице прошли на второй этаж и по широкому коридору, миновав несколько дверей, попали в покои Алисии.
– Подождите, ваша милость, – обратился слуга к Сергею. – Я доложу миледи о вашем прибытии!
– Не нужно, Феран, – сказала хозяйка, открывая двери. – Заходите, господа, рада вас видеть!
Она завела их в большую гостиную, где не было никого, кроме них, и усадила на диван.
– Похудел и круги под глазами! – констатировала Алисия, закончив осмотр Сергея. – Что ты с ним сделала? Я понимаю, что любовь, но нельзя же за декаду так заездить мужа! Его тебе надолго не хватит.
– Это не я! – с возмущением отвергла обвинения Лара. – Я, конечно, беру то, что мое по праву, но это его заездил мастер на учебе. Из-за этого он даже один раз бессовестно заснул, оставив меня одну!
– Я скучала, – сказала Алисия, – но отец с дедом куда-то уехали, а мать не разрешила в их отсутствие принимать незнакомых дворян. И мне запретила к вам ездить. Сказала, что таких поездок не будет, пока вас не представят семье. Поэтому, как только приехал дед, я на него сразу насела. Так что сегодня вы официально гости первого советника короля. Пока поболтаем у меня, а потом пойдем на ужин. История будет? Вот и прекрасно! Я и матери о тебе много рассказала, так что и она хочет послушать. А деду рассказала о нападении на замок графа и историю с разбойниками. Ты его заинтересовал, так что пользуйся случаем.
– А как ваш жених? – спросила Лара. – Вы ведь и к нему тогда ехали? Мне еще показалось странным, почему девушка едет к парню, а не наоборот. Но потом вспомнила себя...
– Я этого жениха знаю не больше, чем ты знала своего. Родители хотели этим браком скрепить союз с герцогом Дорейном, выдав меня замуж за его сына, а теперь дед передумал. Им политические игры, а мне уже шестнадцать лет... через месяц! Так можно остаться старой девой! Сами знаете, как у нас относятся к девушкам, которые не устроены до семнадцати. Залежалый товар!
– А король? – осторожно спросил Сергей. – Какие у вас отношения?
– Никаких. Я не в его вкусе, так что королевой мне тоже не быть. И из королевства не хочу уезжать, лучше стану графиней!
– Кто здесь хочет стать графиней? – спросил вошедший в гостиную мужчина лет семидесяти. – Хватит жаловаться, лучше познакомь меня с гостями! Это и есть твои попутчики? Вам не говорили, барон, что вы красивы? Что же ты упустила такого красавчика? Баронесса, конечно, сама прелесть, но и ты у нас настоящая красавица!
– Миледи меня сразу предупредила, что я не в ее вкусе, – сказал Сергей, показав улыбкой, что шутит. – Ее идеал мужчины – это высокий и плечистый юноша.
– Вы уже были заняты? Тогда понятно. Она вам наврала с три короба, а вы и поверили! Должна же девушка найти для себя какое-то оправдание тому, что вас повезло захапать не ей, а другой! Ничего, в следующий раз будет проворней!
– Дед! – возмутилась Алисия. – Что ты такое говоришь гостям?
– Что думаю, то и говорю! – рассмеялся герцог. – Ты же знаешь, что я очень искренний и открытый человек! Правду говорить приятней, поэтому я вру людям только в случае необходимости, а сейчас ее не вижу.
– Это мои друзья, – сверкнув на деда глазами, представила гостей Алисия. – Барон Серг Аликсан и баронесса Лара. А этот старый шутник – герцог Аленар Лантар.
– Друзья? – поднял брови герцог. – Барон, вам нужно срочно стать графом!
– У вас есть свободное графство, герцог? – отозвался Сергей. – Если да, то я не буду сильно возражать, хотя, по правде сказать, на графство совсем нет времени! Но ведь, наверное, можно нанять управляющего?
– Вы мне понравились, барон! – расхохотался герцог. – А ваша жена – это идеал женщины! С нетерпением жду ужина и вашего рассказа. Внучка успела нам все уши прожужжать о ваших историях. Я даже поинтересовался у Герта Содера что там за рассказ и с удивлением узнал, что он до сих пор ходит под впечатлением от рассказанного. А раз так, то и я послушаю!
– Ну и как вам мой дед? – спросила гостей Алисия, когда Аленар вышел. – Что-то на него сегодня нашло, чуть не довел до слез своими выдумками.
– Я не понял, к чему был этот разговор, – признался Сергей.
– Дед любит поставить человека в неловкое положение, а потом смотрит на то, как тот будет выкручиваться. Так, видите ли, легче составить о нем правильное представление!
– Ваша светлость, господа! – сказал вошедший слуга. – Вас ждут в трапезной!
– Пойдемте ужинать, – сказала Алисия. – Заодно познакомитесь с моей матерью. Она не такая ехидная, как дед.
Трапезная находилась на этом же этаже, но в другом конце дворца и была рассчитана на два десятка персон. Сейчас в ней сидели двое: сам старый герцог и мать Алисии.
– Мама, позволь тебе представить моих друзей Серга и Лару Аликсан, – сказала молодая герцогиня, намеренно опуская титул. – А это моя мама герцогиня Лария.
– Рад вас видеть, миледи! – Сергей учтиво поклонился, дождался приглашающего жеста хозяйки и помог сесть жене, после чего сел на место между девушками.
Ужин был плотным и изобиловал мясными блюдами.
– Что-то гости плохо едят, – заметил герцог. – Не нравится наша кухня?
– Все очень вкусно, – ответил Сергей. – Просто мы еще не проголодались, а я к тому же не привык к таким сытным ужинам. У меня на родине доказали, что много есть на ночь вредно, особенно мяса. Даже пословица есть, что завтрак ешь сам, обед подели пополам с другом, а ужин отдай врагу.
– У нас тоже есть что-то такое, – согласился герцог, – но до ночи еще далеко, а на столе не одно мясо. Но я понял, что вы хотели сказать. Раз вы друзья моей внучки, вы ей намекнули, чтобы она пригласила вас к нам и на обед. Что же, я не возражаю. Едите вы немного...
– Дед, прекрати! – рассердилась Алисия.
– В обед я обычно ем много, – с серьезным видом сообщил Сергей, вызвав общий смех за столом.
– Я уже говорил, что вы мне понравились, барон? – сказал герцог, поднимаясь из-за стола. – Ну так я это скажу еще раз. Я вижу, что все уже наелись и только ковыряются в блюдах, поэтому предлагаю перейти в мою гостиную и послушать рассказ. Мои покои, в отличие от комнат внучки, находятся рядом.
Интересную книгу трудно хорошо рассказать за каких-то два часа, а вот пересказать содержание хорошего фильма можно. Незадолго до своего исчезновения Сергей второй раз посмотрел франко-итальянский фильм «Граф Монте-Кристо» и помнил его дословно. Его он и рассказал в лицах, причем сам увлекся и, только закончив, услышал дружные всхлипывания. Обе девушки плакали, а мать Алисии сдержала слезы, но тоже была сильно взволнована рассказом.
– Почему он так несправедливо обошелся с Мерседес? – утерев слезы, спросила Алисия. – Что ему эта Гайде? Разве виновата его любовь в том, что ее обманули? Ведь она была уверена, что его нет в живых!
– Что вы хотите, столько лет просидеть в подземелье и не сойти с ума... – высказался герцог. – Конечно, он уже был не вполне нормальным. Вся эта запутанная месть. Очень эффектно, но нормальный человек отомстил бы по-другому: быстро и без затей. И не нужно тратить столько золота.
– Это придуманная история, – объяснил Сергей, – и придумана она не мной. А в выдумке ценится фантазия и необычные повороты сюжета. Кому было бы интересно, если бы он просто подкараулил своего врага и выпустил ему кишки? Хотя иногда и жизнь бывает посложней выдуманных историй.
– Откуда у вас это знание жизни, Серг? – спросил герцог, назвав его по имени. – Из книг?
– Да, ваша светлость, – ответил Сергей. – У нас написано очень много книг, и все их, если есть желание, можно прочитать. У меня оно было. А мой собственный опыт пока не слишком велик.
– У вас есть письмо к графу Анжи Продеру. Вы знаете его содержание?
– Это что-то вроде рекомендательного письма, написанного его отцом с просьбой помочь мне устроиться при дворе. Не знаю почему, но мне не хочется идти с ним к адресату.
– У вас есть чутье! – одобрительно кивнул герцог. – Анжи ничего не делает просто так, и письмо отца вам не поможет, а, наоборот, может навредить. Он будет вынужден оказать вам услугу просто так, что наверняка вызовет к вам неприязнь. А это, знаете ли, чревато большими неприятностями в будущем. Парень с гнильцой, но сумел влезть в сердце короля, поэтому его величество не желает слышать ничего порочащего друга. Давайте лучше я вам помогу устроиться. Возможно, я тоже когда-нибудь попрошу об ответной услуге, но отплатить мне будет легче.
– Спасибо, ваша светлость! – поблагодарил Сергей. – Наверное, я воспользуюсь вашим предложением, но чуть позже. Мне еще две декады заниматься с мастером.
– Баронесса! – поднялась с дивана мать Алисии. – Пока мужчины разговаривают, пойдемте, я покажу вам наш зимний сад. Такого вы не увидите даже в королевском дворце.
Они вышли, и почти тотчас же из гостиной ушел в свои комнаты герцог, на прощание кивнув Сергею и бросив на него странный взгляд.
– И как это все понимать? – спросил парень у Алисии. – Ты сговорилась с родственниками? Зачем?
– Я просто хотела недолго побыть с тобой вдвоем. Разве такое желание преступно? Ты же не отказался быть моим другом? Мне очень плохо и одиноко, Серг! Мне уже почти шестнадцать, а я все еще девственница. Сказать кому – засмеют! Меня даже никто ни разу не поцеловал по-настоящему! Может быть, ты сейчас восполнишь этот пробел? Чисто по-дружески?
– Мне очень жаль, – сказал Сергей, отодвинувшись от девушки. – Совсем недавно меня уже просили о дружеском поцелуе, и кончилось все постелью.
– И ты, конечно, был сильно разочарован!
– Я был счастлив, Алисия! Я и сейчас благодарен той девушке.
– Так в чем же дело? Чем я хуже нее?
– Мне трудно в вашем королевстве. У вас слишком свободные нравы, а я так не могу, меня учили совсем другому. Вы не хуже той девушки, но я не могу вам абсолютно ничем помочь, потому что теперь несвободен. Я не просто развлекаюсь с Ларой, я ее люблю, в ней для меня смысл жизни. Как можно предать любовь и доверие, тем более у вас, где женщина целиком зависит от своего мужа? При необходимости я отдам за нее жизнь, и другие мне просто не нужны. А вы поцелуем не обойдетесь, вам захочется получить все. Извините, я так не могу. Наверное, правы те, кто утверждает, что не бывает дружбы между мужчиной и женщиной без постели. Прощайте, Алисия, я постараюсь обойтись без услуг вашей семьи. Где у вас этот зимний сад?
– Пойдем, я провожу, – девушка поникла и вышла из гостиной в коридор.
– Нас действительно пригласят на обед? – спросила Лара уже дома, когда муж помогал ей развязать шнуровку на платье.
– Даже если пригласят, мы туда больше не поедем, – мрачно ответил он. – Извини, я не хочу об этом говорить.
– А мне и говорить не надо! Ясно, что меня просто убрали, чтобы она смогла с тобой покувыркаться! Дружба, как же! Да она влюбилась в тебя как кошка и только делала вид, что ты ей не нужен. Ты ей отказал, а теперь об этом жалеешь! Все мужчины одинаковые, когда дело касается баб!
– Вот я и дожил до семейного скандала! – нервно засмеялся Сергей. – Господи, видел бы меня сейчас отец! В чем ты меня обвиняешь? В том, что я сохранил тебе верность? Нет? В том, что теперь жалею? Так я жалею не о том, что не раздвинул ноги Алисии! Мне ее по-человечески жалко. И жалко, что из-за этого рухнули планы использовать первого советника короля.
– Извини, я дура, но я тебя люблю. Я, Серг, просто не могу себе представить свою жизнь, если ты вдруг из нее исчезнешь. Это только идти на поклон к тетке и влачить жалкое существование приживалки без цели и смысла. Уж лучше забраться на чердак, а потом броситься с крыши на камни вниз головой! По крайней мере, все сразу закончится. И плевать, что в следующем рождении меня за это накажут!
– Ну куда я от тебя денусь, глупенькая! – обнял жену Сергей. – Я же люблю тебя больше жизни! Подожди целоваться, а то от твоих поцелуев у меня путаются мысли. Давай завтра с утра навестим твоих родственников. Это будет прилично сделать без приглашения? А потом заедем в казначейство и снимем часть денег.
– К родственникам прилично приезжать в любое время без предупреждения. Это к другим так не ездят. Тетка ко мне всегда хорошо относилась, наверное, и сейчас обрадуется.
Тетя не только обрадовалась, увидев живую племянницу, она заплакала.
– Я не верила в то, что ты мертва, и твоему отцу то же сказала! Он приезжал в столицу, чтобы забрать золото, которое было отложено тебе на приданое, но в казначействе отказали. Сказали, что с момента твоей пропажи должен пройти год, тогда они вернут золото без бумаги. Ну и куда ты запропастилась, что тебя уже все похоронили? И кто этот юноша?
– Я тебе обо всем расскажу чуть позже. А это мой муж барон Серг Аликсан.
– Заходите в гостиную, – сказала графиня, вытирая слезы. – Мужа сейчас нет, так я вас хоть познакомлю с детьми. А то дочь родной сестры, а у меня так ни разу и не была. Хорошо еще, что я к вам выбиралась, а то ты меня вообще забыла бы.
Детей оказалось двое: шестнадцатилетний Альбер и тринадцатилетняя Кара, которая сразу начала строить Сергею глазки.
– Слушай, – спросил он жену, когда графиня увела детей. – Это я такой неотразимый, что даже девчонки строят глазки, или у вас все, на ком юбка, такие от рождения?
– Должна же она на ком-то тренироваться? – засмеялась Лара. – Ты у меня, конечно, красавчик, но должна тебя разочаровать: она точно так же выпендривалась бы перед любым молодым парнем.
– Вы где остановились? – спросила вернувшаяся графиня. – Может быть, переберетесь к нам? Нет? Тогда обязательно жду вас в гости в любое время, но лучше к вечеру, чтобы и муж был дома. А сейчас я тебя ненадолго похищу у мужа, а потом верну.
Женщины вернулись минут через двадцать, и по лицу Вельты было видно, что она опять плакала. Кушать не стали и, воспользовавшись графской каретой, отправились в казначейство.
– Завтра же купим тебе костюм для верховой езды, – заявил Сергей, когда карета, громыхая и подскакивая на неровных булыжниках, вкатилась во двор королевского казначейства. – Я больше не хочу ездить в этих будках на колесах.
Казначейство охранялось королевскими гвардейцами, и пока Сергей и Лара добрались до выдачи золота, им пришлось пройти три караула.
– Нам нужно снять три сотни золотых по этому ордерному векселю, − сказал Сергей сидевшему на выдаче чиновнику.
– Подождите немного, я проверю номер векселя, – ответил тот.
Минут десять он отсутствовал, после чего появился в сопровождении своего начальства.
– Я могу узнать, кому принадлежит вексель? – спросил начальник чиновника.
На его расшитом золотом мундире был вышит герб, что говорило о дворянском статусе его обладателя.
– Теперь это собственность моей семьи, – ответил ему Сергей, – но, вообще-то, это приданое моей супруги, выданное ей ее отцом бароном Горде.
– Так вы и есть пропавшая баронесса Лара Горде?
– Какая же я пропавшая, если я здесь? – сказала Лара. – А сейчас я уже не Горде, а Аликсан. Милый, покажи им грамоту!
– Смотрите, – Сергей протянул чиновнику свою дворянскую грамоту, в которую была вписана жена. – Я не понимаю причины задержки. Мы узнали у графини Радой, которая приходится моей жене теткой, что ее отец хотел забрать деньги, мотивируя это смертью дочери. Вы ему их не отдали и правильно сделали. Но теперь я вижу, что вы не хотите отдавать их и нам. Хотелось бы узнать, на каком основании? Может, ее отец вас в этом как-то заинтересовал? Или вы вообще никому не любите возвращать деньги?
– Что вы себе позволяете? – взвился начальник. – Вы, барон, разговариваете с дворянином!
– Вы меня вызываете? – улыбнулся Сергей. – Вот славно, дорогая! Смотри, какие пошли храбрые чиновники. Нарушают свой долг, отказываясь возвращать наши деньги, оскорбляют нас подозрением, но при этом не боятся вызывать на дуэль мастера меча! Где и когда я смогу вас убить?
– Я вас не вызывал, – буркнул начальник. – Это вы меня хотели оскорбить и совершенно безосновательно. Триста золотых вам сейчас вынесут.
– Э нет, – не согласился Сергей. – Это я раньше хотел снять только триста, сейчас я хочу снять всю сумму. Чтобы я сюда еще раз пришел...Тяжелые у вас монеты! – сказал он, когда оказались на улице. – Не хотелось брать экипаж, да видно придется. Не идти же с этим золотом через полгорода. Надо было заодно захватить и вексель моего графа. Мы с тобой сейчас узнаем у кучера адрес надежного торгового дома и отдадим им на хранение часть золота. Не хранить же все в доме. Ели об этом узнают, грабители будут становиться к нам в очередь.
– Ты действительно думаешь, что отец ему заплатил?
– Может, и не платил, но мне сильно не понравилась возня вокруг векселя. А еще больше не понравился этот тип с гербом. Не знаю, на каком основании, но он собирался отказать нам в выдаче золота. А если бы мы его не получили, протянули бы максимум три декады, а потом пришлось бы думать, как зарабатывать деньги. Неприятно, что они почти наверняка поставят в известность твоего отца. Золото к ним клал он. Отец сообщит твоему несостоявшемуся жениху о том, кто его лишил невесты и приданого, а мне еще две декады париться у Вилема.
– А потом?
– Потом я хоть как-то смогу за себя постоять, но заниматься все равно продолжу, разве что уже не буду так выкладываться.

Глава 9

Следующие несколько дней прошли без каких-либо происшествий, а потом их жизнь резко изменилась. Все началось, с королевского гвардейца, вручившего Ларе подписанный первым советником короля приказ барону Сергу Аликсану явиться в королевскую канцелярию. На словах передали просьбу герцога захватить с собой рекомендательное письмо.
– Сходили в гости! – с досадой сказал Сергей. – Интересно, что от меня нужно герцогу?
– Съезди и узнаешь, – ответила жена. – Можно, конечно, наплевать, но тогда нужно уезжать из столицы, потому что герцог не простит пренебрежения.
– Здесь написано, что нужно явиться до полудня, а это время тренировок. Придется их отложить. Сейчас пошлю Рона предупредить учителя.
На следующее утро, позавтракав, Сергей с помощью жены привел себя в порядок и на своем жеребце отправился в канцелярию, которая находилась в королевском дворце. Несколько раз спросив дорогу, он за двадцать минут добрался до нужного места. Дворец короля, в отличие от дворца его первого советника, был окружен высокой каменной стеной. Ворота охранялись десятком гвардейцев, которые пропускали только титулованных дворян. Когда Сергей в них проехал, увидел, что перед дворцом не было парка, только мощенная булыжником площадь. Уныло, но хоть относительно чисто.
– Быстрее, господин барон! – поторопил сопровождавший его гвардеец. – Вам сначала в конюшни. Видите то здание? Оставите там своего коня, а потом идите вон в тот вход. Канцелярия там.
Хоть Сергей не торопился, но явился в канцелярию раньше, чем следовало.
– Вы слишком рано, – сказал ему встреченный в коридоре чиновник. – Канцелярия начинает работать позже. К тому же вам нужно не к нам, а к первому советнику, а он не появится во дворце раньше чем через пару свечей. Давайте объясню, как идти.
Руководствуясь объяснениями, он добрался до кабинета Лантара, возле дверей которого скучали трое гвардейцев.
– Его светлость пока не появлялся, – сказал Сергею старший в карауле. – Подождите его в левом коридоре, здесь этого делать нельзя. Вы по вызову? Тогда, как только он придет, мы вас позовем.
Позвали после того, как он раз сто прошелся по пустому коридору из конца в конец.
– Проходите, барон, и садитесь на один из этих стульев, – сказал герцог вошедшему Сергею. – Мне сказали, что вы уже давно ожидаете, наверное, устали.
– Приветствую вас, ваша светлость! – поздоровался парень. – В моем возрасте не устают от подобной малости.
– У меня к вам, барон, несколько дел государственных и личных. Личные мы пока отложим на потом и займемся государственными. Дело в том, что пропал граф Эгар Продер, поэтому я бы хотел, чтобы вы мне сейчас подробно рассказали обо всем, что вам известно о нападении на замок графа и о его планах. Конечно, я пошлю своих людей провести расследование, но мне надо знать сейчас все, что знаете вы. К сожалению, вчерашний гонец прибыл не из замка, а от магистрата Залема, и ничего не знает.
– Все напавшие были наемниками, – начал рассказывать Сергей. – В замок они попали в результате предательства. Дежуривший на воротах дружинник был подкуплен, убил напарника и открыл вход. Всего в замок проникло около пятидесяти человек, но у графа на то время было почти столько же дружинников. Наемники разделились. Пятеро из них побежали по двум входам за головой графа, а остальные схватились с дружиной. Дело было примерно через шесть свечей после полуночи. Я стоял в карауле у покоев графа вместе с напарником. Трое наемников ворвались в наше помещение, и двое из них, у кого были арбалеты, выстрелили. Напарник был убит, а я сумел уклониться от болта, убил двух врагов, метнув ножи, и схватился на мечах с третьим. Он оказался сильнее, но все же хватило сил протянуть время, пока не вышел граф и не всадил болт в моего противника. Двое других наемников проникли в замок по другому входу, где столкнулись со старшей дочерью графа, которая бежала с арбалетом...
– Вам на помощь, – закончил за него герцог. – Продолжайте.
– Она застрелила одного из них, но второй убил ее ударом меча. Старый граф услышал крик внучки, вышел из своих комнат с арбалетом и застрелил наемника, который мчался по коридору к покоям его сына. Дружинники графа положили всех наемников, но и сами потеряли очень многих, поэтому граф решил просить помощи у герцога Лазони. Похоронив дочь, Эгар взял половину оставшихся дружинников и направился в Залем, чтобы нанять охрану для поездки к своему сюзерену. Перед отъездом он сказал, что нападение – дело рук герцога Рошти, а непосредственными исполнителями могли быть граф Фарди или барон Рожен. Эгар просил написать письмо, чтобы он смог сообщить мне все, что сможет узнать. Письма я еще не писал.
– Не знаю почему, но мне кажется, что с этим нападением не все так просто, – сказал герцог. – С вами хочет поговорить сын графа, поэтому я и сказал насчет письма. Мне все это не нравится, поэтому я устроил так, что при вашем разговоре будет присутствовать король. А раз это уже не частный разговор двух лиц, а разбирательство, там буду присутствовать и я. Я вас прошу, барон, проявить выдержку, если услышите со стороны молодого графа что-то оскорбительное. Нечасто, но это бывает. А теперь пойдемте, уже пора.
Граф Анжи Продер напомнил Сергею их соседа по лестничной площадке. Чуть выше среднего роста, с красивым лицом и черными, слегка вьющимися волосами – одним словом, мечта любой женщины. Но стоило заглянуть этой «мечте» в глаза, и сразу же возникало желание больше этого не делать и вообще оказаться от их обладателя как можно дальше. Странно, почему король не видит, с кем связался. Король тоже находился в той комнате, куда Сергея привел герцог. Лицо у его величества было... обыкновенное, он не отличался крепким телосложением и, будучи ровесником Сергея, выглядел моложе.
Король с любопытством посмотрел на молодого барона, и было видно, что Сергей ему понравился. Это не укрылось от графа, и заставило его нахмурить брови.
– Я слышал, что у вас есть для меня письмо? – высокомерным тоном спросил он. – Вы уже давно в столице. Хотелось бы знать, почему оно до сих пор у вас?
– Все очень просто, граф, – ответил Сергей. – Ваш отец сказал, что это рекомендательное письмо, и написано оно для того, чтобы я с вашей помощью устроился при дворе. А я считаю, что пока рано здесь появляться, и не хочу прибегать ни к чьей помощи.
– Но письмо тем не менее взяли, – вступил в разговор король. – Оно у вас с собой?
– Да, ваше величество, – ответил Сергей, доставая конверт. – Я не хотел обижать графа, да и кто может сказать заранее, как повернется судьба?
– Разумно! – кивнул король. – Давайте его сюда!
– Андре! – вскипел граф, на мгновение забыв о том, что они не одни. – Оно написано мне!
– Ты же слышал, что оно рекомендательное, – возразил король. – Твой отец наверняка погиб, поэтому мы все равно передадим герцогу все документы, могущие помочь следствию. А это я сам прочитаю вслух, а то у тебя плохая дикция. Если бы письмо было личным, оно было бы опечатано, а на этом нет печати.
Надорвав конверт, король вытащил сложенный вдвое лист и прочел:
– «Дорогой сын! Прошу тебя помочь устроиться при дворе мужу твоей ныне покойной сестры барону Сергу Аликсану. Лона погибла при налете на замок наемников. Серг не мог ей помочь, потому что дрался с врагом у порога моей спальни, и своей жизнью я обязан ему. Вся наша семья относится к нему, как к родному, думаю, что и ты не станешь исключением. Он очень честный, умный и бескорыстный юноша и не намерен прощать смерть жены. Если сможешь, помоги ему и с этим, а я со своей стороны постараюсь, чтобы организаторы и исполнители нападения заплатили достойную цену». Дальше стоит подпись. С этим все ясно. Давайте сядем, а вы барон расскажите нам все, что вам известно, со всеми подробностями.
Все, кроме Сергея, уселись в кресла, а он рассказал то, что уже говорил герцогу, добавив немало подробностей.
– Значит, Лона не была вашей женой, – язвительно сказал Анжи, вызвав удивленный взгляд короля. – И погибла она, спасая вас! Вы виноваты в ее гибели!
– Друг для друга и для всех окружающих мы были мужем и женой, – спокойно ответил Сергей. – Она получила от меня предложение выйти замуж, и ответила согласием. Мы немного не успели. Я не набиваюсь к вам в родственники, граф, что же касается ее смерти, то она спасла не только меня, но и вашего отца. Если бы те двое расправились со мной, они убили бы и его.
– Я знаю своего отца и его доверчивость ко всяким проходимцам! – зло сказал Анжи. – Вы наверняка вывезли с собой половину замка и кучу денег!
– Вы меня намеренно оскорбляете? – все еще спокойно спросил Сергей. – К вашему сведению, я лишь с разрешения графа сменил оружие, и еще он мне дал вексель на двести золотых, который я не хотел брать.
– Вексель вернете мне! – отрезал граф.
– А с какой стати? – прищурился Сергей.Накатившая злость заставила забыть об осторожности и советах герцога.
– Вы интересный тип, граф! – продолжил он. – Вам бы радоваться тому, что спасли отца, а создается впечатление, что именно спасение его жизни вызвало у вас недовольство. Мне недавно сказали, что вы очень мстительны, и любой, нарушивший ваши планы, сразу же становится вам врагом. Вам это ничего не напоминает? Какие именно ваши планы я нарушил, что вы на меня так взъелись?
– Из-за вас погибла сестра!
– Которую вы, по словам вашего отца, не любили и доводили до слез! У меня на родине был когда-то гениальный человек, который сказал, что большинство преступлений открываются очень легко, нужно только понять, кому они выгодны. Наследникам всегда выгодна смерть родителей. Если сын любит отца, ему не нужна выгода, только бы он жил, а я не вижу в вас такой любви. Поэтому, если вдруг выяснится, что граф Фарди и барон Рожен непричастны к налету и убийству вашего отца, я с уверенностью скажу, что заказчиком были именно вы! И ваше поведение это подтверждает!
– Барон! – отдернул его король. – Следите за языком!
– Да я изрублю вас на мелкие кусочки! – взвился граф. – За такие обвинения мало убить!
– Я думаю, ваше величество, что пока никто никого убивать не будет, – вмешался герцог. – Идет следствие, и пока оно не закончилось, вы оба засуньте свой гонор куда-нибудь подальше. Обвинения барона не кажутся мне такими уж беспочвенными. У вас, граф, кажется, были большие затруднения с деньгами? А убийство родителей детьми, к сожалению, не такое уж редкое дело. Надеюсь, что личные симпатии не будут влиять на ход следствия? Я прав, ваше величество?
– Вы, как всегда, правы герцог, – мрачно сказал король, неприязненно глядя на всех присутствующих. – Ведите следствие, но результаты я буду проверять сам!
– Кто вас тянул за язык? – зло спросил герцог Сергея, когда они остались вдвоем. – Вы понимаете, что подписали себе приговор? Вам запретили драться, но это не сильно поможет. Анжи – это не ваш Монте-Кристо, он не будет валять дурака. Существует множество способов отправить к предкам мешающего человека. Если я вам начну их перечислять, мы здесь просидим до обеда!
– Не знаю, – расстроено сказал Сергей. – Я долго терпел его хамство, но сколько же можно? По-моему, его поведение удивило и короля.
– Вы верно подметили! – кивнул герцог. – Это положительный момент. В конце разговора его величество был сильно недоволен графом. Вами тоже.
– И что вы посоветуете делать? – спросил Сергей. – Уехать?
– Давайте пока от государственных дел перейдем к личным, – сказал герцог. – Мне нужно, чтобы вы кое-что разъяснили, а уже потом я решу, помогать вам или нет. Скажите, барон, почему вы обидели мою внучку?
– А она вам ничего не говорила?
– Зачем ей что-то говорить, если я и сам все вижу? – пожал плечами герцог. – Она для меня, в отличие от вас, прозрачна, как стекло. Девочка в вас влюблена и хотела, чтобы именно вы лишили ее девственности, стали ее первым мужчиной и подарили радость. А вы ей отказали в такой малости!
– Я, наверное, просто чокнулся и лежу в психушке, – по-русски сказал Сергей. – Родной дед уговаривает меня переспать с его внучкой! Сумасшедший мир!
– Говорите на понятном мне языке! – прикрикнул на него герцог. – Мне неясны ваши мотивы, и я хочу их понять. Вам так не нравится Алисия?
– Да какая разница, нравится она мне или нет! – взорвался Сергей. – Как меня уже все это достало! Меня не так воспитывали, как вас, понятно? Если мужчина любит, никаких других женщин у него быть не должно ни постоянно, ни временно! Нельзя обманывать любовь и доверие женщины – и баста! Ваша внучка просто очаровательна, но я ни при каких условиях не буду изменять жене!
– Значит, единственное препятствие – это ваша жена? – задумчиво спросил герцог.
– Только попробуйте! – угрожающе сказал Сергей. – Я хоть и не Монте-Кристо, но найду способ отомстить!
– Вы что, Серг! – назвал его по имени герцог. – За кого вы меня принимаете? Я не чудовище и не собираюсь, для того чтобы принести кратковременное счастье одной девушке, убивать другую!
– Почему кратковременное? – не понял Сергей.
– Потому что вы все равно не сможете стать мужем Алисии. Между бароном и герцогом лежит пропасть, которую вам не перепрыгнуть. Но вашу жену можно попробовать уговорить.
– Если используете мое имя, может быть, вам это и удастся, – согласился Сергей. – Например, убедите ее, что я в опасности и условием помощи с вашей стороны... Одним словом, вы поняли. Но она будет мучиться и ревновать. Мне это надо? Я хочу приносить жене радость и счастье, а не боль и страдание! И вы плохо знаете Алисию. Она не удовлетворится малым. Мне ее искренне жаль, но я ничем не смогу помочь. Если вы не против, я уйду.
– Сядьте! – прикрикнул на него Аленар. – Уедете завтра с утра. Я дам вам письмо к герцогу Олиманту с просьбой пристроить к делу и присмотреть. У вас есть лошади?
– Есть четыре, но я сегодня же куплю других: эти уж больно неказисты.
– Вы сегодня засядете дома и не высунете из него нос! – отрезал герцог. – Любите жену и радуйтесь тому, что еще живы! К вечеру вам приведут новых лошадей для вас и для слуг, по две на каждого. Тогда же доставят все необходимое для путешествия, так что вам не придется ничего покупать. Арбалеты есть?
– Только один.
– Будут еще три. Кто слуги?
– Профессиональные наемники.
– Совсем хорошо. Старшему тех, кто передаст вам лошадей и груз, отдадите графский вексель. Вам теперь не удастся получить по нему деньги, а я это сделаю без труда. Помогаю с условием, что, когда будет безопасно, вы вернетесь. У меня на вас, Серг, есть планы.
– А, может быть, все-таки не к Олиманту, а к Лазони?
– Ничего вы там сами не нароете, к тому же Лазони принадлежит к противной партии, и мне неудобно обращаться к нему с такой просьбой.
– А как же тогда молодой граф?
– Да, интересный казус, когда лучший друг короля, наследуя имение, становится вассалом его противника. Но это уже пусть он сам как хочет, так и выкручивается. Ничего не хотите передать моей внучке?
– Только пожелание счастья. Постарайтесь подобрать для нее хорошего мужа.
– Думаете, это легко? Это, Серг, вечное проклятие королевских и герцогских дочерей. Ничего в этом мире не дается даром, и за высокое положение приходится платить. Их плата – жизнь с нелюбимыми мужьями. Исключения так редки, что не стоят упоминания, поэтому я расстроился, когда вы отказали Алисии. Теперь в ее жизни, скорее всего, вообще не будет любви, лишь горькие воспоминания о вашей несостоявшейся дружбе.

На исходе шестого дня их путешествие подошло к концу. Герцог выполнил все, что обещал, и даже больше. Его слуги привели прекрасных лошадей и привезли все необходимое в дорогу, и полдня сопровождали семью Аликсан по тракту, ведущему в герцогство Олимант, после чего простились и повернули обратно. За все время пути не случилось ничего, достойного упоминания. Дорога уже начала подсыхать, да и кони были лучше оставленных в столице, поэтому без мучений ехали почти весь день. Этот тракт шел к побережью и чаще других использовался купцами. Наверное, по этой причине на нем было много постоялых дворов и трактиров. За ними никто не гнался, и, когда показались стены столицы провинции – Ордага, все испытали облегчение. При въезде заплатили «налог на уборку дерьма», узнали у караула дорогу к дворцу герцога и поспешили к нему добраться, так как уже начало темнеть. Сергей предъявил свою подорожную охранявшим ворота гвардейцам, и их проводили к дворцовым конюшням, а потом поселили в те комнаты, в которых оставляли свое сопровождение знатные гости. Утром покормили завтраком, а потом был прием у герцога. Перед тем как к нему попасть, пришлось разбираться с секретарем. Письмо герцога Лантара послужило пропуском, и Сергею разрешили переступить порог кабинета Дея Олиманта. Удивившись отсутствию охраны, он подошел к столу, за которым сидел герцог, и протянул ему конверт.
Прочитав письмо, он с любопытством посмотрел на Сергея.
– Герцог Лантар просит вам помочь, и я не вижу повода отказывать ему в этой просьбе, тем более что он уверяет меня в наличии у вас всяческих достоинств. По его словам, вы даже прекрасный рассказчик. Вы приехали только с женой?
– Со мной, ваша светлость, двое слуг из наемников. Это семейная пара профессионально подготовленных воинов.
– Интересный выбор. Давайте, барон, я поручу вам охрану своих детей. Заодно вы их развлечете своими рассказами. Только сначала я должен с вами побеседовать, а потом кое-что проверить. Я верю Аленару и вижу, что письмо не поддельное, но его можно украсть или снять с чужого тела. Так что пока дней десять отдохнете. Не возражаете?
– Как я могу возражать? – поклонился Сергей. – Хозяин здесь вы, вам и решать. К вам будет просьба. Если это не трудно, поручите кому-нибудь из мастеров меча меня погонять. Я могу заплатить им за обучение.
– Похвально, что вы не хотите зря терять время. У молодых это редкое качество. Конечно, я найду учителя, и вам не придется платить. Жить будете в господских покоях, но ваши слуги останутся на прежнем месте. Об остальном вам сообщит мой управляющий. Рад знакомству, барон!
Герцог Сергею понравился. Дею было не больше сорока, его жене – лет на пять меньше, а дети еще были детьми. Ольд, которому недавно исполнилось тринадцать, сильно походил на отца, а его десятилетняя сестра Лани была очень славной озорной девчонкой. Хоть его еще не допустили к их охране, но после беседы герцог все-таки проверил, что нового может рассказать молодой барон. Учитывая возраст детей, Сергей начал со сказок. Достаточно было двух вечеров, чтобы отношение к нему изменилось не только у детей, но и у взрослых. Лару тоже приняли очень хорошо. Молоденькая и веселая баронесса целые дни проводила вместе с герцогиней или ее детьми, пока мужа попеременно учили фехтованию два гвардейца.
– Как ты оцениваешь новичка? – спросил герцог у одного из них через пять дней после начала занятий.
– Хороший материал, – ответил мастер. – Очень силен для шестнадцати лет, феноменально быстр и освоил неплохую школу меча. Если позанимается еще пять-шесть декад, уступит только мастерам.
Отпущенные на проверку десять дней прошли быстро.
– Лантар подтвердил вашу личность, Серг, – сказал герцог, уже несколько дней называвший своих гостей по именам, что являлось здесь признаком расположения, – поэтому с завтрашнего дня приступайте к своим обязанностям. Можете использовать своих слуг, а то они у вас растолстеют от безделья.
– Можно задать вопрос? – спросил Сергей. – Как он мог это сделать?
– Вот посмотрите, – герцог взял со стола небольшую дощечку и показал ее Сергею. – Он вас опознал по этому портрету.
– Хорошо нарисовано! – оценил Сергей. – Большое сходство, я бы тоже узнал. Скажите, милорд, а кто охранял ваших детей раньше? Спрашиваю потому, что с ним было бы полезно поговорить.
– Вы не сможете этого сделать, Серг, пока сами не отправитесь к предкам. Его убили четыре декады назад.
– Убийство связано с его работой?
– Я думаю, да. Есть немало тех, кому выгодно избавиться от меня и моей семьи, а он слишком хорошо выполнял свои обязанности.
– Эти заинтересованные принадлежат к партии противников короля или это ваши родственники? Извините за любопытство, но мне это полезно знать.
– Враги у меня есть и среди родни, и среди герцогов, не поддерживающих его величество. Мы еще поговорим с вами на эту тему. Вы правы: вам не помешает это знать. Кроме того, король Мехал давно точит зубы на мою провинцию, поэтому и ему пойдут на пользу гибель моей семьи и смута. Зимой, когда мы почти не покидаем дворца, опасность не слишком велика, но с наступлением теплого времени дети начинают ездить в гости и за город. Пока вам достаточно своих сил, а позже, в случае выездов, используйте гвардейцев.
Весь остаток зимы охрана детей не вызывала больших затруднений, хотя после беседы с герцогом Сергей проникся серьезностью положения и постарался перекрыть посторонним все подходы к его семье. С наступлением весны, как и предупреждал герцог, задача усложнилась. Но беда пришла не от выездов на природу или поездок в гости, в замок проникла измена. Наверное, все закончилось бы очень печально, если бы не случай. Возвращаясь в свою комнату, Инна услышала тихий разговор двух гвардейцев. Уже стемнело и мужчины стояли во дворе, поэтому она не смогла разглядеть их лица, а они не расслышали почти беззвучных шагов наемницы.
– Дети на тебе, – сказал один голос. – Выделенных людей хватит с головой. Барона в это время уже не будет, только двое наших парней. Постарайтесь их не убить. Покои герцогини рядом с комнатами детей, так что завалите заодно и ее, а я с остальными займусь герцогом. К утру хозяин должен въехать во дворец. Если все проделаем чисто, гвардейцы не вмешаются, а мы будем купаться в золоте!
– Говори тише! – сказал второй голос. – Если кто-нибудь услышит, будет тебе золото! Искупаешься в собственной крови!
– В это время здесь никого нет, и мы бы услышали шаги, – возразил первый голос, но заговорили так тихо, что Инна больше не смогла ничего разобрать.
– Что будем делать? – спросил наемников Сергей. – Мы не знаем, кто разговаривал, поэтому с герцогом говорить бесполезно. Он только спугнет заговорщиков, и мы уже не узнаем, когда они нанесут удар.
– Их не может быть много, – подумав, сказал Рон. – Это все-таки гвардия. Своими силами мы сможем защитить детей и герцогиню, особенно если хорошо подготовимся. К тому же, судя по словам заговорщиков, можно положиться на гвардейский караул. Но мы не сможем спасти герцога.
– Я уверен, что оба мастера, с которыми я тренируюсь, не участвуют в заговоре, – сказал Сергей. – Попробую поговорить с ними. Если возьмут с собой несколько товарищей и приготовят арбалеты, то отобьются. Времени осталось немного, поэтому пойду сейчас, а вы берите все наши арбалеты и с моей женой идите к комнатам герцогини.
Сообщение Сергея о заговоре было воспринято со всей серьезностью.
– Это новое пополнение, – сказал один из мастеров. – Я хоть сейчас наберу десяток тех, в ком абсолютно уверен, но ты прав: нельзя поднимать шум. Спугнем, и как их искать потом? Привлечем троих и возьмем из арсенала арбалеты. Там сегодня дежурит Заг, а он из стариков. С молодежью должны справиться. Вы только не напортачьте.
Гвардейцы караула были удивлены, когда к их посту пришли охранявшие детей наемники, да еще вместе с баронессой, но еще больше их удивило то, что сказал барон:
– Берите арбалеты и, как только увидите кого-нибудь в мундирах гвардии, стреляйте на поражение и отступайте к нам. Мы не будем охранять комнаты герцогини, сейчас я попрошу ее укрыться у детей. Вы все еще не поняли? В гвардии заговор. Часть молодого пополнения подкуплена кем-то из родственников нашего герцога, и сегодня ночью всю его семью собираются вырезать. Клянусь честью, что это правда. Шевелитесь ребята, если хотите выжить сами и выполнить свой долг!
– Кто стучит? – спросила герцогиня, приоткрыв дверь на стук Сергея. – Что вам нужно в моей спальне в такое время, Серг? Это нарушение всех приличий!
– Во дворце заговорщики! – ответил он. – Сегодня ночью вас всех должны убить. Вы должны забрать дочь и вместе с ней укрыться в комнате сына. Так нам будет легче вас защитить.
– А муж?!
– Я отправил к нему охрану. Быстрее, Лория, мы можем не успеть!
Герцогиня завязала пояс на халате и без разговоров побежала за бароном. Они успели в самый последний момент. Едва женщины с детьми укрылась в одной из детских комнат, как в коридоре послышались шум и чьи-то крики, и в распахнувшуюся дверь вбежал уцелевший гвардеец. Следом повалили заговорщики, и в комнате сразу стало тесно. Пятеро нападавших упали, сраженные болтами, но их еще осталось около десятка и в небольшом помещении закипел бой. Если бы не метательные ножи, их быстро смяли бы, но благодаря своему искусству наемники сразу же убили четверых и еще одного уложил Сергей. Через несколько минут боя врагов не осталось совсем, но и они понесли потери: был убит гвардеец из караула, и Инна получила рану в плечо.
– Давайте, барон, на всякий случай зарядим арбалеты, – сказал Рон, бинтуя жене рану. – Кто знает, чем все закончится у герцога!
У герцога все тоже закончилось благополучно, и минут через десять он вместе с гвардейцами вбежал в заваленную телами комнату.
– Успокойтесь, милорд, – сказал ему Сергей. – Все ваши живы и сидят в той комнате вместе с моей женой.
– Я этого никогда не забуду, Серг! – взволновано сказал герцог. – У меня нет свободного графства, у меня сейчас нет даже баронства, которое можно было бы вам отдать, но в моих силах дать вам графский титул, а это тоже немало! Надеюсь, что вы, став графом, не покинете нас, а чтобы остались наверняка, я назначаю вас командиром моей гвардии.

Глава 10

В живых остались только три предателя. Двое не знали ничего, им просто пообещали много золота, а вот третий был одним из главарей. Он не стал запираться и сразу же рассказал все, что ему было известно, избежав пыток и получив взамен быструю смерть. Оказалось, что организатором попытки ликвидации герцога и его семьи был его брат граф Мартин. В отличие от остальных дворянских титулов, герцогский был только у той семьи, которая правила герцогством, хотя право на управление провинцией сохранялось за остальными родственниками. По мнению Сергея, это было глупо и рождало никому не нужное соперничество. Глупым было и решение герцога ничего не предпринимать.
– Как ты не понимаешь! – говорил он Сергею, переходя с ним на ты, если рядом не было посторонних. – Это же Мартин! Пусть он виноват, но я продолжаю его любить. Он никогда на такое не пошел бы сам. Уверен, что покушение – дело рук его жены Глаи! Вот ее я убил бы с удовольствием!
– Может, так и сделаем? – предложила присутствующая при разговоре Лория. – Что ты дергаешься, дорогой? Из-за нее погибло много людей, и могли погибнуть мы все. И это при том, что она видела от нас только хорошее. Не хочешь? Тогда можно выкрасть и казнить Воджа, который все организовал. Тоже не хочешь? Ну и зря! Я согласна с Сергом в том, что такое нельзя прощать. Это ты у нас добрый в отношении брата, а они, потерпев поражение, угомонятся только на время, а вторая попытка может стать удачной. Не пожалеть бы нам всем о твоей доброте!
Став капитаном гвардии и графом, Сергей не перестал тренироваться. Он по-прежнему много времени проводил в семье герцога, переложив большую часть своих забот на заместителя, которым сделал одного из своих учителей. Безземельный граф в этом мире имел право возводить простолюдинов в дворянское достоинство, а те, кто имел свое графство, могли дать титул барона. Сергей воспользовался своим правом и написал дворянскую грамоту на слуг.
– Держите, Рон! – сказал он наемнику на следующий день после провала заговора. – Своей печати у меня пока нет, поэтому я воспользовался печатью герцога. Он здесь заодно и расписался, так что можете считать, что дворянство дал он. Поздравьте от нас Инну. Я запрещаю ей вставать, пусть лежит и залечивает рану.
– Благодарю вас, ваше сиятельство! – сказал взволнованный шевалье. – Мы с женой непременно отслужим!
Весна плавно перетекла в лето, но никаких сдвигов в расследовании убийства графа Эгара Продера не было, о чем говорилось в полученном от герцога Лантара письме. Не нашли даже тел графа и уехавших с ним дружинников.
– Отсутствие тела на руку Анжи, – говорил Сергей жене. – Он уже сейчас может распоряжаться всеми доходами графства, а в наследство вступит через год после пропажи отца. А за это время что-нибудь придумает по поводу вассальной зависимости от герцога Лазони. Ладно, пусть об этом болит голова у Аленара. Как себя чувствует моя графиня?
– Твоя графиня чувствует себя превосходно, – засмеялась Лара, – а сейчас будет чувствовать себя еще лучше. Помоги снять платье.
– Давай отложим это на вечер, а сейчас съездим к графу Севоржу. Он вчера приглашал. Погода прекрасная, поэтому получим удовольствие и от прогулки. А я на сегодня отменю тренировки. И так мне нет соперников в гвардии, кроме наших мастеров, поэтому можно тренироваться поменьше.
– Поехали! – обрадовалась жена. – Только возьмем карету, чтобы я могла ехать в платье. Не люблю костюмов. Штаны должны носить мужчины!
До имения графа было около двух часов езды в карете. Дул встречный ветер, и всю поднятую колесами пыль сдувало назад, поэтому Сергей приказал сопровождавшему их десятку гвардейцев держаться подальше от кареты.
– Незачем вам дышать пылью, – сказал он попытавшемуся возражать десятнику. – И я тоже хочу дышать свежим воздухом. Подумайте сами, Сур, какая опасность? Леса здесь нет, вокруг крестьянские поля, а в придорожных кустах могут спрятаться разве что зайцы.
Сначала смотрели в окошки кареты, но скоро это надоело, поэтому Лара задернула занавески и перебралась к мужу на колени целоваться.
– Маленькая, а жадная! – в перерывах между поцелуями сказал Сергей. – Вот заведешь меня сейчас, и что тогда делать? Думаешь, никто не заметит?
– То же, что обычно, – ответила она. – Все равно никто не видит, а я постараюсь не кричать.
– Лара, угомонись! – попробовал он остановить жену. – Мы еще не занимались этим в карете! Все платье изомнешь.
– Да, не занимались, – согласилась она. – Это упущение пора исправить. А ткань на этом платье почти не мнется, я его поэтому и беру в дорогу.
Лара все-таки добилась своего, а потом остаток пути провела у мужа на коленях, положив ему голову на грудь.
– Серг, – сказала она, когда карета свернула с большака к графской усадьбе, – ты кого больше хочешь, девочку или мальчика?
– Я от тебя с радостью приму любого ребенка! – целуя ее глаза, ответил Сергей. – Можешь рожать сразу двойню. Правда, такой маленькой это будет тяжело.
– Двойня – это большая редкость, а в нашей семье вообще никто не рожал сразу двоих. Тут бы зачать одного. Я изо всех сил стараюсь, а ты ленишься! Смотри, уже приехали.
– Хорошо, что вы приняли мое приглашение! – радостно встретил их Ланс Севорж – здоровяк на две головы выше Сергея. – Без вас у нас смертная скука, разве что охота, а больше совершенно нечем заняться! Графиня, вы, как всегда, прекрасны!
– И охота вам, Ланс, топтать крестьянские поля из-за каких-то зайцев? – спросил Сергей, помогая жене покинуть карету. – Мне интересно, чем вы занимались у себя в имении до знакомства с нами, если только мы скрашиваем вам скуку?
– Чем, чем, жену ублажал. Мне мало одного сына.
– Все время? – с завистью спросила Лара. – А вот у нас с детьми пока не получается.
– Почему все? А охота? Да и другие дела есть помимо этого. Только они делаются в силу необходимости, а с вами я отдыхаю душой. А ваши рассказы – это вообще чудо. Сын теперь каждый день спрашивает, когда приедет дядя Серг.
– К нему липнут все дети, – сказала Лара, – причем даже без рассказов. Я это давно заметила. Ему бы теперь своих!
– Что вы так расстраиваетесь, Лара! Вы с Сергом только полгода, а у нас сын появился после трех лет упорного труда. Мне уже даже надоело, право слово, жена заставляла. Что стоит богам сотворить, чтобы раз-два – и готово!
– И куда бы вы тогда девали детей, Ланс, если бы их у вас был десяток?
– Тоже верно, – согласился граф. – Ладно, мы болтаем, а жена ждет. Ей тоже охота почесать языком с Ларой. Я уже не говорю о сыне, который вас ждет с нетерпением шесть дней. Вы не голодны?
– Спасибо, мы еще не проголодались. Пойдемте в замок. Если ребенок так ждет, задерживаться просто преступно.
В большой гостиной замка к Сергею с радостным визгом бросился шестилетний сын Ланса:
– Дядя Серг приехал!
– Вы замечательно выглядите, Алестая! – сделал комплимент графине Сергей, взял ее сына на руки и сел с ним на диван. – Сказку?
– Сказку! – подтвердил малыш. – Большую!
– Мы тоже послушаем, – сказал граф. – Правда, Леста?
– Чтобы я пропустила хоть одну его сказку! – притворно возмутилась жена. – Чем я хуже других?
– Сегодня я расскажу сказку «Дюймовочка», – начал рассказ Сергей, в который раз поражаясь реакции взрослых на свои сказки.
Стоило ему начать рассказ, как их лица становились похожи на лица окружавших его детей. Та же доверчивость, то же жадное любопытство и та же искренность чувств. Когда сказка закончилась, все несколько минут сидели молча, а потом сын графа вынес вердикт:
– Хорошо, но мало!
– Хорошего никогда не бывает много! – рассмеялся Сергей. – Если я тебе за один раз расскажу все, что знаю, о чем будем говорить потом?
– А потом ты еще что-нибудь придумаешь! – уверенно сказал мальчик. – Папа говорит, что ты умнее, чем кажешься на первый взгляд, значит, у тебя получится.
– Иди пока поиграйся сам, – сказал сыну смущенный граф. – Только никуда не забегай, скоро будем обедать. Вы здесь пока посплетничайте, а мы с Сергом побеседуем у меня.
– Ну что? – спросил он у Сергея, когда они вдвоем расположились в просторном кабинете. – Герцог так ничего и не решил насчет брата?
– Нет, Ланс. Он умный и осторожный человек, но когда дело касается мерзавца, которого он зовет братом, весь его ум и вся осторожность куда-то исчезают. Знаете такое выражение – слепая любовь? Его обычно применяют, когда говорят о любви матери к детям. Вот такое же чувство у него к младшему брату.
– Мне это не нравится! Рано или поздно Мартин доберется до нашего герцога, а король вряд ли его утвердит. И что тогда, мятеж? Силенок на это у Мартина не хватит. Я вижу для него только один выход – отложиться от Сандора и перейти под руку Мехала, причем вместе со всеми нами. Не знаю, как вы, Серг, но я под Мехала не пойду!
– В этом случае неизбежна война между двумя королевствами, а у нас больше половины герцогов спят и видят, как бы убрать короля и сесть на его место. Из-за одного мерзавца погибнут тысячи.
– Поговорите с герцогом, Серг! – горячо сказал Ланс. – У вас получится его убедить!
– Вы думаете, я не пробовал? Он не верит в то, что брат повторит попытку и не желает разговаривать на эту тему даже с женой, куда уж лезть мне! Наверное, мне скоро придется уехать. Единственное, что я постараюсь тогда сделать, – это в случае заварухи уберечь детей герцога. Я к ним прикипел сердцем, особенно к Лани.
– Вам проще, чем мне, – вздохнул Ланс. – Вас здесь ничего не держит. Ладно, пошли обедать. Слышите, бьют в било?
Сергей уже пятый раз обедал у Севоржей, и каждый раз делал это с удовольствием. У графа великолепно и очень разнообразно готовили овощи, тогда как повсюду господствовало мясо во всех видах и осточертевшая каша. Впрочем, мяса на столе было достаточно, и Лара налегала именно на него, так как, в отличие от мужа, недолюбливала овощи.
– Как ты можешь запивать мясо компотом? – спросил Сергей. – Да и вообще вредно так много пить во время еды.
– Так в меня больше влезает, – объяснила жена. – Мясо просто бесподобное, а ты жуешь свою траву. Толку от нее...
Покончив с десертом, женщины уединились в гостиной, а хозяин с гостем опять направились в кабинет. Они уже почти дошли, когда их догнал бледный слуга.
– Господа! Скорее! Графиня Аликсан кончается!
Лара лежала скрючившись и стонала, держась руками за живот. Мокрое от пота лицо поражало бледностью и было искажено мукой.
– Серг! – простонала она, увидев вбежавшего мужа. – Помоги, я не хочу умирать, я еще не родила тебе сына! Как можно уйти, не оставив после себя никого? О, боги, как больно! Дай мне свои руки, мои совсем замерзли... Поцелуй...
Она дернулась и затихла. Он подошел к жене, опустился перед ней на колени и, обхватив руками, заплакал.
– Серг! – опустил ему на плечо руку Ланс. – Она мертва и, по-моему, умерла не своей смертью. Мы теряем время, пропустите к ней врача!
Не сразу, но Сергей услышал слова Ланса и отстранился от тела жены. Его место занял высокий и худой мужчина в коричневой мантии, какие здесь носили врачи.
– По всем признакам это отравление ядом зельми, – сказал врач после осмотра. – Яд действует очень быстро, так что наверняка графиню отравили за обедом. Вкус у него кислый, поэтому, скорее всего, добавляли в сладкое блюдо. Графиня пила компот?
– Серг, ведите себя как мужчина! – повысил голос Ланс.
– Она выпила целый кувшин, – сказал с трудом взявший себя в руки Сергей. – Кто ей прислуживал? Я не обратил внимания, да и не знаю ваших слуг. Компот пила не одна она, поэтому яд бросили уже на столе именно в ее кувшин. Может быть, и в мой, не знаю. Я сегодня не пил компот.
– Это Норт, больше некому! – воскликнула бледная Алестая. – Немедленно найти и привести сюда! И проследите, чтобы никто не ел и не пил остатков обеда!
– Вряд ли его найдут, – сказал Ланс. – Если это его работа, мерзавец наверняка сбежал. Сбегайте кто-нибудь на ворота и в конюшню. Серг, мне очень жаль твою жену, жаль тебя, но еще жальче, что все это произошло в моем доме! Я тебе могу поклясться чем угодно, что не имею никакого отношения к отравлению!
– Это либо месть за сорванный заговор, – сказал Сергей, вытирая до сих пор текущие слезы, – либо напоминание от моего врага в столице. Почти наверняка яд будет и в моем кувшине. Нужно во что бы то ни стало найти слугу и взять его живым. Вряд ли он много знает, но может дать зацепку. Лару я не прощу никому. За мной и так есть один долг. Раньше я не мог по нему рассчитаться, теперь могу.
– В одном полном компота кувшине был яд, – сообщил им запыхавшийся врач. Компот заметно кислый. К счастью, его никто не успел выпить. Я приказал зарыть все съестное со стола и тщательно вымыть посуду.
– Ваше сиятельство! – задыхаясь от быстрого бега, крикнул вбежавший дружинник. – Норт взял одного из лучших жеребцов и недавно покинул замок якобы по вашему приказу. Что-то вы ему приказали купить, а что именно – на воротах не помнят.
– Пусть седлают коней и выводят псов! – приказал граф. – Скажи, что я возьму с собой десять дружинников. Ну что, Серг, пойдем? Поплачете еще, когда будете с ней наедине, а сейчас нужно побеспокоиться, чтобы плакали те, кто причинил вам горе.
В облаве принимали участие не только дружинники Севоржа, но и приехавшие с Сергеем гвардейцы герцога. Узнав, что отравлена жена их капитана, они пришли в ярость, и пришлось несколько раз напомнить, что отравителя нужно непременно брать живым. Собаки сразу взяли след, но потом почему-то начали визжать, крутиться на месте и тереть лапами морды.
– Протертая трава болотника, – сказал егерь, осмотрев следы. – Собаки нам теперь не помощники. Когда приедем в замок, им нужно будет промыть морды. Но следы пока видны в траве. Я думаю, ваше сиятельство, что беглец не поскачет по тракту. Имея сменных лошадей, его не так трудно догнать. Я бы на его месте где-нибудь спрятался и переждал суматоху, а потом спокойно уехал. Может, попробовать пойти по следам? Если он ушел недалеко, можем успеть найти, прежде чем они исчезнут.
– Веди! – решил граф. – Найдешь – щедро вознагражу!
По следу шли больше часа и в конце концов очутились у небольшой деревеньки. В саму деревню слуга не входил, прошел краем полей, оставив четкие отпечатки копыт украденного коня. Видимо, он уже ничего не опасался, понадеявшись на едкую траву. Поля закончились, и начался редкий сосновый лес. В этом лесу и нашли слугу, который забрался в полуразвалившийся домишко, непонятно кем и для какой надобности здесь поставленный. Рядом был привязан конь. Норт не стал сопротивляться и был выдернут наружу с завернутыми назад руками. В его вещах отыскали и кошель с сотней золотых.
«Это цена жизни моей Лары, – думал Сергей, глядя на белого как мел парня. – Будь проклят этот мир, в котором гибнут все дорогие для меня люди! Как дальше жить? Все брошу к чертовой матери, но найду убийц. Иначе просто рехнусь!»
– Кто? – спросил он слугу. – Отвечай. Если мы его найдем – умрешь быстро.
– Я его не знаю, – дрожащим голосом ответил Норт. – Декаду назад я сопровождал господина графа в Ордаг. Там нас ненадолго отпустили по своим делам, тогда он ко мне и подошел. Я его могу только описать.
– Опиши.
– Он среднего роста со светлыми, чуть седыми волосами. Лет примерно пятьдесят или чуть больше. Да, волосы немного вьются. У него есть две особенности, по которым можно найти. Это неприятно выпуклые глаза серого цвета и большой шрам на правой руке. Руку он прятал, но я увидел. Золото он отдал вместе с ядом и предупредил, что если обману, то найдет на дне моря. И так посмотрел, что прямо холодом обдало.
– Отвезти в замок, заковать в железо и в подвал, – сказал дружинникам граф. – Он может пригодиться. Все, возвращаемся...За вами долго следили, Серг! – сказал он Сергею. – Заметили, что вы навестили нас раз, второй, третий. Нетрудно было сделать вывод, что можете приехать еще. А потом пустили в ход золото и угрозу. Для слуги сто золотых – это очень большие деньги. Я не удивлюсь, если подкупили кого-то еще в том месте, куда вы ездили помимо нас. И скорее всего, яд будет тот же самый, так что опасайтесь компотов. К слугам герцога подобраться не так легко, да и не пойдет большинство из них на предательство, разве что взять в заложники родных. Но у герцога неплохая служба безопасности, которая отслеживает такие вещи, а в случае с нами у них получилось. Слава богам, что хоть вы не выпили этот компот! Я на вашем месте обратился бы к Джоку Лишнею. Он уже лет тридцать возглавляет службу безопасности и имеет огромные связи. Он вам поможет найти этого типа со шрамом и отомстить заказчику. Пока у вас такие враги, вы можете только мечтать о нормальной жизни. Мой вам совет: решите этот вопрос раз и навсегда! Имейте в виду, что в борьбе с человеком, не брезгующим пустить в ход яд, хороши все средства. Если будет нужна помощь, я вам помогу всем, чем смогу.
Лару он похоронил в этот же день на дворянском кладбище Ордага. Заплатив мастерам за приличное надгробье, он пошел в покои герцога, где застал заплаканную Лорию.
– Я должен буду вас оставить, – сказал он мрачному Олиманту. – Мне обязательно нужно узнать, чьих рук это дело, и расплатиться и по этим, и по старым долгам. Вместо себя предлагаю назначить капитаном своего заместителя. Он и так в последнее время выполнял всю работу, так что это будет только справедливо.
– Как ты думаешь, кто это может быть? – спросил Дей.
– Это ваш брат или его жена, что для меня одно и то же, или Анжи Продер. Больше у меня нет врагов. Меня могут не любить отец Лары и ее несостоявшийся жених, но они не сорили бы золотом, а поступили проще. Мне кажется, что это все-таки граф Продер. У меня есть ниточка, но очень тонкая, и нужна помощь. Распорядитесь, чтобы Джок Лишней ее оказал.
– Нужно золото?
– Нет, спасибо. Благодаря вам у меня и так больше двух тысяч монет, да еще есть вклад у купцов, так что золота достаточно.
– Нам будет тебя не хватать, – сказала Лория, – а детям – тем более.
– Я хочу, чтобы вы знали, – отозвался Сергей. – Ваша семья для меня не чужая. Я не могу влиять на ваши решения и оберегать издалека, но оставляю здесь людей, которые постараются, что бы ни случилось, спасти жизнь вашим детям и привезти их ко мне. Не знаю, будут ли у меня когда-нибудь свои дети, но ваших я вытяну.

– Что вы хотите узнать, граф? – спросил Джок Лишней.
– Только две вещи, шевалье, – ответил Сергей. – Мне нужно по описанию опознать одного человека и получить связь с кем-нибудь из преступных авторитетов столицы.
– Почему вы думаете, что я знаком с «папашами»?
– Их так называют? Забавно, я не знал. Слушайте, Джок, для организации вроде вашей совершенно естественно использовать преступный мир, тем более это удобно в столице, где вам не дадут действовать открыто. Так что или вы мне помогаете, или мы с вами расстаемся, недовольные друг другом.
– И чем мне грозит ваше недовольство? – с любопытством спросил Джок.
– Пока ничем. Не тот у меня сейчас вес, чтобы чем-то угрожать людям вроде вас, но я быстро расту.
– Вы интересный человек, граф. Появились неизвестно откуда, быстро приобрели покровителей в самых верхах, и сами становитесь крупной фигурой. Вам только шестнадцать, а вы здраво судите о вещах, в которых люди начинают разбираться после тридцати, да и то далеко не все.
– Мне уже семнадцать. Весной исполнилось.
– Неважно. У меня действительно есть связь с одним из «папаш», и я могу ее дать, учитывая просьбу герцога, но с условием, что этот человек и дальше останется живым и на свободе. Слишком трудно налаживать контакты с такими людьми, и слишком дорого он мне обошелся.
– Обещаю, что если он загремит за решетку или попадет на плаху, то не по моей вине.
– Тогда я вам сейчас напишу адрес, который нужно будет здесь же запомнить. Когда это сделаете, вернете бумагу. Теперь по первому вопросу. Опишите клиента.
Сергей пересказал описание человека с выпуклыми глазами, данное ему Нортом.
– Я такого не знаю. Придется вам немного посидеть, пока я опрошу своих людей. Вот вам адрес, изучайте.
– Булочник?
– А чему вы так удивляетесь? Он мог бы быть и начальником столичной стражи. А булочник – это очень удобное прикрытие.
Джок ушел и вернулся только минут через двадцать.
– Вам повезло, граф, – довольно сказал он Сергею. – Мои люди опознали вашего лупоглазого. Это шевалье Эмер Жульбер. В некоторых кругах он известен по кличке «Филин». Скромный такой шевалье, не имеющий своего имения и других легальных доходов, но живущий в центре столицы в огромном двухэтажном особняке. Лошади, кареты, слуги – все как положено какому-нибудь графу вроде вас. Специализируется на заказных убийствах, но в виде исключения может украсть по заказу ценную вещь. В качестве такой вещи может оказаться несговорчивая девушка из знатной семьи. В общем, очень разносторонний человек, не обремененный моралью. Значит, это он убил вашу жену и пытался убить вас? Обычно я не лезу устраивать чужие дела, но вы оказали лично мне громадную услугу, когда спасли семью герцога, да и ваша жена мне нравилась, так что, если нужна помощь...
– Спасибо, шевалье, вы мне и так уже сильно помогли. Хочу дать вам один совет. Возможный переворот ничем не грозит гвардии, а вот для вас и вашей службы он может оказаться смертельным, ведь вы попортили немало крови родне нашего герцога. Кроме того, есть мнение, что король не признает герцогом того, кто придет к власти по телам семьи Олимант. Боюсь, что он начнет искать поддержку у Мехала, а ваша служба должна этому препятствовать. Дальше продолжать?
– Пока, граф, вы не сказали мне ничего нового.
– Возможно, не скажу и дальше. Я боюсь, шевалье, что наш герцог со своей любовью к брату погубит свою семью и ввергнет королевство в войну с соседями. Я предпринял кое-какие шаги по спасению его детей и сегодня сказал ему об этом.
– Наемники?
– Да. И вы должны об этом знать, чтобы случайно не помешать им своими действиями. Но речь шла о вашей службе. Если случится переворот, вам нужно спрятать архивы и вывести в тень своих людей. Всех не получится, но хоть кого-то. Создавать потом такую службу, как ваша...
– Вы немного опоздали со своими советами, граф. Скажу вам по секрету, что подобный план действий на случай переворота у меня уже есть. Но вы в очередной раз меня удивили. Жаль, что вы уезжаете, с вами интересно пообщаться.

Летнее путешествие по тракту совершенно не похоже на зимнее. Во-первых, вместо грязи приходится глотать пыль. Тоже неприятно, но скорость езды возрастает раза в три, а со сменными лошадьми и мозолью на заднице ее можно увеличить и в пять раз. Во-вторых, по тракту путешествует в десятки раз больше людей, причем не только верховые, но немало карет и обозов. Постоялые дворы часто не могут справиться с наплывом желающих снять комнату, поэтому одноместные номера волшебным образом превращаются в двух, а то и в трехместные, а те, кому их не хватило, устраиваются ночевать под открытым небом, предварительно поев в трапезной постоялого двора или приготовив себе немудреный ужин с помощью костра.
Первый день Сергей путешествовал в одиночестве. Он передал почти все золото на сохранение в один из крупнейших торговых домов королевства и теперь мог при необходимости брать его в любом городе. Выгоды от такого вложения не было, а за удобство приходилось платить, но это было мелочью по сравнению с возможностью ехать налегке. Отправляться в одиночку с двумя тысячами золотом в пятидневное путешествие по тракту мог только идиот. На постоялом дворе свободных мест не было, поэтому Сергей купил у его хозяина копченый окорок, буханку хлеба и мешок овса для двух своих лошадей. От предложенного компота отказался, попросив наполнить глиняную флягу кипяченой водой. Подыскивая место для ночлега, он неожиданно столкнулся со знакомыми наемниками. Год назад он видел, как они вместе с понравившейся ему девушкой въезжали в Залем, а потом дрался с одним из них в заведении господина Жано. Сергея заинтересовала эта компания, поэтому он решил пристроиться рядом, справедливо полагая, что никто не свяжет знатного господина с трактирным мальчишкой, тем более что за год он заметно вырос и окреп.
– Господа, – обратился он к ним, – я путешествую в одиночку, а это не всегда удобно. Вы не возражаете, если я на эту ночь присоединюсь к вам и заночую у вашего костра?
– Еще одного мотылька потянуло на огонек, – насмешливо сказал самый пожилой из мужчин. – Понравилась наша Олли?
– А что, был кто-то, помимо меня? – улыбнулся Сергей девушке и получил улыбку в ответ.
– А то нет! Не видишь, чьи яйца жарятся на костре?
Наемники весело заржали.
– Не слушайте их, господин! – еще раз улыбнулась девушка. – Им бы только зубоскалить. Конечно, присоединяйтесь. Только вот угостить мне вас нечем: мы временно на мели.
– Тогда я вас угощу! – сказал парень, бросая ей сумку. – Там только хлеб и окорок. Если бы знал, прихватил бы больше. Вы режьте, а я пока привяжу и расседлаю лошадей.
– Окорок – это хорошо! – сказал кто-то из молодых. Но к закуске неплохо бы чего-нибудь горячительного. Были бы деньги, я бы сбегал.
– Держи, – Сергей бросил ему золотой. – Но много выпивки не набирай, ни к чему она в дороге. Лучше возьми побольше еды, а то у вас животы уже не переговариваются, а перекрикиваются.
Пока он возился с лошадьми, молодой наемник успел сбегать на постоялый двор и принес две большие сумки еды и бутылку вина. Раньше они пили брагу, а тут на халяву решили побаловать себя вином.
– С вашего золотого еще остались деньги, господин, – сказал парень, выкладывая из сумок еду.
– Я вижу, что девушка занимается готовкой, так что отдай ей, целее будут. Меня можно звать Сергом.
– Зовите Олли, – откликнулась девушка. – Куда держите путь?
– Возвращаюсь в столицу после трехмесячного отсутствия. А вы куда?
– И мы туда же, – сказал молодой. – Меня Фролом зовут.
– Сандр, – представился пожилой. – А этого типа рядом со мной зовут Герт. Вы не знаете, где в столице нанимают таких, как мы? Мы в ней еще не были.
– Я плохо знаю столицу, – признался Сергей. – Могу сказать одно место найма, но только потому, что прожил там несколько дней. Это постоялый двор «Гордость наемника». Только туда не стоит идти без денег.
– Говорила я вам, что лучше не соваться в столицу! – сердито сказала Олли. – Нет, вам там медом намазано! И что теперь будем делать?
– А как вы попали в такое положение? – поинтересовался Сергей. – Конечно, это не мое дело...
– Да ладно, какие тут секреты! – сказала расстроенная девушка. – Мы охраняли большой караван и нарвались на ватагу. Как потом выяснилось, это так подрабатывал один барон. Не часто, но такое бывает. Их потом на этом деле поймали, и барона укоротили на голову. Но нам от этого мало радости. В тот раз купец решил сэкономить и обойтись одним нашим отрядом. Он лишился обоза, а мы – двоих товарищей и обещанной платы. Теперь нас мало для серьезного дела, а у других отрядов достаточно своих бойцов.
– Что запросите, если я вас найму? – спросил Сергей, глядя на Сандра, который, как ему показалось, был старшим в отряде.
– Сначала скажите, для чего вам нужен отряд, – ответил тот, – а уж потом будем вести разговор об оплате.
– На днях отравили мою жену. Сделал это с помощью наемного убийцы один влиятельный говнюк. У меня тоже достаточно покровителей, да и сам я неплохо владею мечом, но один в поле не воин. Вы мне будете нужны только для охраны, мстить за себя я предпочитаю сам.
– По пять золотых в декаду на каждого! – определился с оплатой Сандр.
– Вы слишком низко себя цените, уважаемый Сандр, – сказал Сергей. – Я буду платить в два раза больше. У меня снят дом, поэтому жить будем вместе, питаться – тоже. Тратиться вам на это не придется. Арбалеты у вас есть?
– При нападении отобрали, – ответил повеселевший Фрол. – Мечи мы успели покидать в кусты. Нас тогда приняли за обозников и отпустили, а друзей в самом начале положили стрелами. Они ехали впереди и при нападении схватились за мечи. А куда было драться, против полусотни ватажников?
– Недостающее оружие я вам куплю. Ладно, давайте ужинать. Мне не наливайте вина, я его не пью.
– Вот это правильно! – одобрила Олли, садясь ближе к Сергу. – Я его тоже не стану пить. А какой была ваша жена? Красивая?
– А разве бывают некрасивыми любимые женщины? – вопросом ответил Сергей. – Для меня она была замечательная, потому что дарила свою любовь и нежность и верила во всем. Я был для нее целью и смыслом жизни, но не сумел сберечь. Теперь нужно суметь отомстить.
– Как вы красиво сказали! – всхлипнула Олли. – А меня еще никто не любил. Я имею в виду по-настоящему. На это-то дело любителей много. Мне уже семнадцать, а на приданое так и не собрала! Если хотите, отойдем к кустам, и я вас там утешу. Чисто по-дружески.
«Смеяться или плакать? – подумал Сергей. – Похоже, что здесь все делается через кровать. И кажется, я к этому начинаю привыкать».
– Спасибо! – сказал он Олли. – Только моя потеря еще слишком свежа, чтобы я мог утешиться с другой женщиной. Возможно, когда-нибудь потом. Давайте раньше ляжем спать и выедем рано утром, чтобы не глотать пыль от обозов. А в пути я расскажу то, что вам нужно знать.

Глава 11

– Для чего вас принесло в столицу? – недовольно спросил Аленар. – Не сошлись характерами с герцогом? Да садитесь вы, барон, не стойте столбом!
Вчера не успели добраться до столицы и пришлось переночевать на небольшом постоялом дворе, где нашлись две свободные комнаты. Наемники, насмешливо переглядываясь, ушли в одну из них, предоставив Сергею ночевать в одной комнате с Олли. Как и ожидалось, ночью она попыталась воспользоваться этим обстоятельством, но Сергею действительно ничего не хотелось, и было тяжело на душе, поэтому он лишь погладил девушку по голове и отправил обратно в ее кровать. Утром, через два часа после завтрака, они подъехали к городским воротам, где Сергей заплатил за лошадей и повел всю компанию в снятый дом. За время отсутствия в него никто не забрался. Район был безопасный, а массивные ставни на окнах и надежные замки охраняли его от любителей поживиться чужим добром. Сергей сходил в конюшню, где забрал припрятанные ключи, и зашел в дом вместе с девушкой, предоставив остальным заниматься лошадьми.
– Вот это моя комната, – показал он Олли на дверь. – Выбирайте себе комнаты и устраивайтесь, а я схожу к своей кухарке. Надеюсь, что она нигде не занята.
Лани была дома и с радостью приняла его предложение о найме. Решив этот вопрос, он вернулся домой и собрал своих людей.
– Сейчас я ненадолго уеду, а сюда придет женщина, которая будет нам готовить. Ей нужно помочь купить все необходимое. Возьми деньги, Олли, на первое время их хватит. Вот это плата за декаду и деньги на приобретение всего необходимого. Где купить – найдете сами, не маленькие. Если будут затруднения, наведайтесь в «Гордость наемника», там вам подскажут. Хочу заранее предупредить насчет выпивки. Если не можете без нее обходиться, пейте вечером и немного. Увижу пьянство – и мы с вами расстанемся. Вы не дети и должны понимать серьезность положения.
После разговора он сменил дорожную одежду на более приличную, заработав восхищенный взгляд Олли, оседлал одну из своих лошадей и направился на встречу с герцогом Лантаром, от которого сейчас получил выговор. Ответить он не успел. Без стука распахнулась дверь и в кабинет Первого советника вошел король.
– Барон? – удивился он, увидев Сергея. – А герцог уверял, что вы у нас не появитесь. Дела в столице?
– Да, ваше величество, – ответил Сергей. – Только вы немного ошиблись. Я уже не барон, а граф.
– Кто сделал вас графом и за какие заслуги? – спросил король. – Не из-за ваших историй, о которых так много говорят?
– Это сделал герцог Олимант и не из-за моих историй. Мне повезло спасти жизнь ему и его семье.
– Расскажите! – приказал король, усаживаясь в кресло.
– До прихода вашего величества герцог предложил мне сесть. Я могу выполнить его пожелание или продолжать стоять?
– Здесь хозяин герцог, – сказал король, бросив на Сергея удивленный взгляд. – Раз он предложил – садитесь.
Сергей сел на край кресла и подробно рассказал о заговоре.
– Ну что же, герцог поступил благородно и был в своем праве, – сделал вывод король. – Поздравляю, граф. Вам везет оказываться в нужном месте в нужное время. Спасли графа и стали бароном, спасли герцога и стали графом. Осталось спасти меня и стать герцогом.
– Он вас и так, скорее всего, спас, – мрачно сказал Аленар.
– О чем вы говорите? – не понял король.
– Вы признали бы брата Дея, если бы он захватил власть?
– Нет, конечно.
– Тогда получили бы войну с Мехалом. Учитывая расстановку сил в королевстве, она могла закончиться не в нашу пользу.
– Действительно, – взгляд короля стал озабоченным. – Значит, я тоже вам обязан. Ладно, постараюсь не остаться в долгу. Вы к нам надолго?
– Да, хотелось бы знать, почему вы примчались в столицу, – добавил герцог. – Причина должна быть весомой.
– Для меня она очень весомая, – ответил Сергей. – Убили мою жену и хотели убить меня. После гибели первой жены я был вынужден отложить месть, теперь я не намерен этого делать.
– Это не связано с заговором против герцога? – спросил король.
– Нет, ваше величество, – ответил Сергей, переглянувшись с Аленаром. – След ведет в столицу. Исполнитель мне известен, осталось найти заказчика.
– Может, вы поможете графу, герцог? – спросил король. – Вы ведь, кажется, ему покровительствуете?
– Нет, – ответил за герцога Сергей, заработав еще один удивленный взгляд короля. – Если исполнитель попадет в королевскую тюрьму, его скоро не станет.
– Из нашей тюрьмы еще никто не убегал! – надменно сказал король.
– А я разве говорил о побеге? Я сказал, что его не станет. Или он повесится на неизвестно откуда взявшемся ремне, или забьет сам себя до смерти. Этот человек знает слишком много секретов очень влиятельных людей. Ему не дадут говорить, а я потеряю единственный след к заказчику, поэтому буду действовать сам.
– Как хотите, – поднялся с кресла король. – Только будьте осмотрительны и постарайтесь не нарушать закон. Мы с герцогом тоже не станем на все закрывать глаза. Если все же потребуется помощь, можете обращаться за ней не только к нему, но и ко мне.
– Расскажите все, – предложил Аленар после ухода короля.
– Обещаете не мешать? – спросил Сергей и, получив утвердительный кивок герцога, подробно рассказал ему о событиях последних дней.
– Значит, вы думаете, что Олиманта могут убрать? – спросил герцог о том, что его больше всего озаботило в рассказе Сергея.
– Скорее всего, так и будет. Защищаясь, войну не выиграешь, а он не хочет трогать брата.
– Значит, тронем мы, – решительно сказал герцог. – Нам не нужна война. О вашем Жульбере знаю. Скользкий и мерзкий тип. Вы правы: в тюрьме ему не дадут говорить. Я вообще не понимаю, почему он до сих пор еще жив.
– Ничего, это ненадолго. Как только он перестанет быть нужным...
– А то вы не знаете заказчика, – проворчал герцог. – Даже король догадался. У него с графом Продером в последнее время наблюдается некоторое охлаждение отношений, но еще не настолько сильное, чтобы он отдал его на расправу. А вот Анжи может с вами расправиться.
– Сейчас это уже не так просто сделать, – возразил Сергей. – Я не уступлю ему в мастерстве владения оружием, а в охране у меня четверо наемников. Так что пусть пробует.
– Помощь действительно не нужна?
– Пока не нужна, надеюсь, не понадобится и в дальнейшем. Но если не справлюсь сам, то я обращусь. А сейчас только скажите, где он живет. По словам отца, у Анжи в столице есть особняк. Я вместе с письмом отдал королю конверт с адресом, а самому не хотелось бы наводить справки.
– Я тоже не знаю точного адреса. Где-то на улице генерала Лея, неподалеку от дворца. Раньше он редко бывал в особняке, больше околачивался во дворце, а сейчас наоборот. Если нужно, могу узнать точно.
– Спасибо, этого будет достаточно.
Обедал Сергей у себя дома.
– Вы будете кушать, милорд? – спросила его Олли. – Кухарка приготовила обед и ушла, пообещала прийти позже и заняться ужином. Наши пообедали, а я тогда не проголодалась.
Она вопросительно посмотрела на Сергея, который сразу догадался, что таким нехитрым способом она набивается посидеть с ним за столом. Девушка стремилась с ним сблизиться, но это не вызывало отторжения. Пока свежая рана, ему не нужен никто, но так будет не вечно, а Лара со своей неуемной жаждой любви приучила его к близости, поэтому без женщины будет трудно. Если нет любви, пусть будет хоть это. Не сейчас, потом.
– Садись, пообедаем вместе, – предложил он, – а потом нужно обсудить, чем займемся в первую очередь. Вы купили оружие?
– Да, купили все, что нужно, – ответила она, накладывая еду в тарелки.
– Так! – сказал Сергей, внимательно осмотрев девушку. – У тебя нет ничего, кроме этой кожи? И у остальных так же с одеждой?
– В дороге больше ничего и не нужно, – отозвалась она, потупив глаза под его пристальным взглядом, – а у нас вся жизнь – дорога. Таскать с собой ненужные тряпки...
– Здесь вы будете жить долго. Садись, ешь и слушай, что я говорю. После обеда я дам деньги для покупки нормальной одежды горожан. В этой коже в вас любой распознает наемников, а мне нужно, чтобы вы не привлекали к себе внимания. И купите что-нибудь для дома. Я ношу халат и тебе советую купить. Легко и удобно.
Когда они поели и девушка убрала посуду, она сбегала за мужчинами, после чего все сели за стол.
– Возьмите деньги на одежду, – сказал Сергей, протягивая Сандру кошелек. – Купите себе летнюю, в которой вы сошли бы за горожан. Да и для дома нужно что-нибудь посвободнее. Что кривитесь? Не хотите? Дело ваше, но чтобы у Олли был халат. Время не позднее, так что вполне сможете прогуляться на улицу Невинной маркизы. Что ты на меня вытаращился, Фрол? Прогулку совместите с делом. Где-то на этой улице должен находиться двухэтажный особняк шевалье Жульбера. Старайтесь не привлекать к себе внимания, а дорогу лучше спрашивать у мальчишек. За медную монету они отведут вас в любое место. Я не отступаю от своего слова и не собираюсь отвлекать вас на другие дела и подвергать опасности. Но меня еще рано охранять, поэтому послужите по-другому. Поболтайтесь вблизи особняка, но так, чтобы не вызвать подозрения у охраны. Нужно узнать, кто его охраняет, много ли слуг, как часто появляются гости и вообще все, что удастся заметить. Задача ясна? Тогда берите руки в ноги и вперед.
Отпустив наемников, Сергей переоделся в самый неброский из своих нарядов и пошел искать нужную булочную. Поиски заняли часа два, потому что булочная Жореса оказалась чуть ли не на другом конце города в лабиринте кривых улочек, так тесно застроенных одноэтажными домами, что можно было идти, перепрыгивая с крыши на крышу. Дом, в котором располагалась булочная, был больше соседних, в нем Жорес жил с семьей, пек хлеб и тут же продавал свою выпечку. Торговал хлебом один из его сыновей, к которому Сергей и подошел, дождавшись, когда не будет других покупателей.
– Мне нужно три коржика с орехами и черный хлеб, – сказал он условную фразу, – и желательно прямо сейчас.
Сын булочника осмотрел улицу, не увидел на ней ничего подозрительного и поднял прилавок.
– Проходите, господин, отец дома.
Он провел Сергея в жилую половину дома и, передав своему брату, вернулся за прилавок.
– Кого это ты ко мне привел? – весело спросил у сына румяный круглолицый старик лет семидесяти. – Приветствую вас, господин!
– Он сказал нужные слова, – буркнул сын. – Мне идти?
– Погоди пока, – сказал старик, вся веселость которого разом исчезла. – Я скажу, когда идти. Ну, и что же вам от меня нужно?
– Я не от Джока Лишнея, – сказал ему Сергей. – Джок только дал мне ваш адрес с условием, что я не наврежу вам своими действиями. Вреда от меня не будет, наоборот, мы с вами можем оказаться полезными друг другу.
– Присаживайтесь, господин, – сказал старик и добавил для сына: – Выйди пока, но далеко не уходи, можешь понадобиться.
– Мне нужно отомстить одному мерзавцу, о котором вы, должно быть, слышали, – начал Сергей. – Это некий шевалье Жульбер.
– Известная личность, – кивнул старик. – Ему многие хотели бы отомстить. Пока это ни у кого не получилось. И какой у меня интерес в этом деле?
– По моим сведениям, особняк этого шевалье битком набит золотом и ценными вещами...
– И вы хотите взять себе месть, а мне оставить эти ценности в обмен на помощь? – попробовал догадаться «папаша».
– Не совсем так, уважаемый, – улыбнулся ему Сергей. – Эти ценности не помешают и мне, поэтому мы их поделим поровну.
– А это ничего, что у вашего шевалье много высоких покровителей, которые поднимут на ноги стражу, а она потом перетрясет весь город?
– Пусть это вас не беспокоит, – заверил его Сергей. – Мне протежирует первый советник короля, да и сам король обещал помощь. Да, им решили заняться всерьез, но не официально, а частным порядком. Вы правильно сказали о покровителях Жульбера, но они больше заинтересованы в его молчании, все остальное никого не волнует. Поэтому, если мы там оставим его хладное тело, никто не поднимет шума, наоборот, все сделают вид, что ничего не произошло.
– Если вы не врете, это меняет дело! – хищно прищурился «папаша».
– Я еще не сошел с ума и не потерял любовь к жизни, чтобы вам врать, – сказал Сергей. – Все по-честному. Только вам тоже не следует хитрить. Если со мной что-нибудь случится, вам этого не простят.
– Как думаете действовать?
– План будет зависеть от того, что сумеют узнать мои люди. Они сегодня и завтра будут наблюдать за особняком. Но кое-какие мысли уже есть. Наверняка в особняк часто приезжает водовоз. Знаете средство, которое, будучи подмешано в воду, вызывало бы сон или просто заторможенность? Сейчас лето, жара, и все часто пьют. А охрана на постах не будет пить брагу.
– Корха! – хлопнул себя по коленям «папаша». – Вы молодец! Если ее сок подмешать в воду, его никто не почувствует. В малых дозах он вызывает сонное состояние и вялость, а если дать больше, человеком можно управлять напрямую. Что скажете, то и выполнит. Корха при частом применении вызывает привыкание, а в больших дозах смертельна. И при варке зелье почти не разрушается, так что попадет еще и с пищей. К вечеру охрану можно будет брать голыми руками. Лишь бы туда никто не приехал.
– Достать сможете?
– Ее запрещается выращивать и продавать, но кого и когда останавливали запреты? Достанем мы нужное количество, и водовоза я возьму на себя. На вас прикрытие от стражи, а особняк чистим вместе!
Чтобы не трястись в экипаже, Сергей и обратно шел пешком, но на этот раз уложился в час. Всю дорогу за ним следили несколько мальчишек. Видимо, «папаше» Жоресу хотелось больше узнать о своем партнере. Сергея это не беспокоило, у него были свои планы на «папашу». К дому он подошел, когда начало смеркаться. Наемники уже пришли и сейчас ужинали, а Олли опять ждала его, уже надев купленный халатик. Вид у нее при этом был такой милый и домашний, что у Сергея защемило сердце. Он не помнил матери и не имел сестры, поэтому завидовал приятелям, у которых они были. И сейчас эта молодая и красивая девушка вдруг стала желанной только потому, что надев вместо кожаной одежды обычный халат, словно явилась из той прежней жизни, обдав его теплом воспоминаний. Зачем нужны титулы и золото, если счастье вот оно! Разве не счастье, когда муж возвращается с работы и обнимает красивую и желанную женщину, а она ставит ему на стол еду и, подперев рукой щеку, смотрит на то, как он ест?
– Они уже поели, – тихо сказала Олли, видимо, как-то почувствовав его волнение. – Давайте я уберу на столе, а потом поедим мы?
– Почему ты пошла в наемники, да еще с такой фигурой? – неожиданно для себя спросил Сергей.
– А что не так с моей фигурой? – вскинулась девушка.
– Я хотел сказать, что ты не похожа на большинство наемниц. Они плотные и мускулистые, часто больше похожи на мужиков. А ты стройная, талию можно обхватить двумя руками. Разве была необходимость у такой красивой девушки возиться с железом?
– Красивых девушек много, – ответила она. – Нас в семье трое, и все красивы, а денег на приданое родители наскребли только для одной. Можно было никуда не идти и всю оставшуюся жизнь жить в семье без мужа пустоцветом. Отец был в прошлом воином, поэтому многому смог меня научить, да и оружие у него осталось. Для меня его меч был тяжелым, но я обменяла его в лавке на легкий. А потом Сандр пошел в наемники, и я уговорила его взять меня с собой. Он наш сосед. А теперь я, может быть, все-таки скоплю денег. Как вы думаете, милорд, мне еще удастся найти мужа? Мне хоть бы не совсем старого, чтобы родить детей, молодые уже не взглянут в мою сторону.
– Дурацкий мир! – пробормотал он и добавил для девушки: – Пойдем ужинать. Все у тебя будет хорошо.
– Рассказывайте, что видели, – сказал он Сандру, когда часом позже все собрались вместе. – Водовоз не приезжал?
– При нас не было. Охрану видели только у подъезда. Там всего два охранника, но здоровенные жлобы. Слуг около десятка. Во дворе стоят каретная и конюшня и посажено что-то вроде небольшого парка, так они занимались лошадьми и клумбами. Один раз слуги бегали в мясную лавку. Господ не видели, и гости тоже не приезжали. Наблюдая снаружи, большего не увидишь.
– Да, негусто, – подытожил Сергей. – Наверняка есть люди и внутри, но туда нам с вами ходу нет. Послушайте, что я хочу вам предложить. Хозяин особняка, за которым вы наблюдали, занимается заказными убийствами и кражами, в том числе и людей. Его нельзя взять под стражу и судить. Слишком много влиятельных людей пользовалось его услугами. В тюрьме его зарежут, и я не узнаю, у кого он брал заказ на мою жену. Сегодня я был у короля, который разрешил с ним разобраться. Условие одно: в конце он должен быть мертв. Сил у меня немного, поэтому я привлек к делу одного из «папаш», соблазнив его богатой добычей. В бочку с водой подмешают зелье, которое поможет без труда овладеть особняком и завалить охрану. Добычу договорились поделить пополам. Только я не смогу один проверить эту дележку и унести добычу. И заниматься я буду совсем другим. А отдавать все преступникам не дело. Согласны поучаствовать в деле за третью часть добычи? Неприятностей от стражи не будет.
– Согласны, – ответил за всех Сандр. – Если много возьмем, я вообще уйду из наемников. Конечно, после того как поможем вам. И Олли соберет себе на приданое. Ты как, Герт?
– Мог бы и не спрашивать, – проворчал тот. – Я за то, чтобы поучаствовать, и Фрол тоже. Вам, милорд, нужен хозяин особняка? А как он выглядит?
Сергей описал Жульбера.
– Я сказал к тому, – продолжил Герт, – что он может уехать из особняка, а потом побоится в него возвращаться. Неплохо было бы достать карету и, если из особняка выйдет или выедет подходящий по описанию человек, пересадить его в нее. А потом уже можно спокойно чистить особняк. Да и ценности проще везти в карете, а не тащить в руках через полгорода.
– Хорошее предложение, – согласился Сергей. – Кто у нас умеет управлять каретой?
– Все умеют, – ответил Сандр. – Дело нехитрое, если не устраивать гонки по городу.
– Думаю, что завтра с утра я ее достану, – сказал Сергей. – А поскольку граф на козлах – это перебор, один из вас поедет со мной. На этом закончим. Я из-за лошадей отвык столько ходить пешком и малость устал.
Он знал, что Олли придет, и она пришла.
– Не прогоняй! – прошептала девушка. – Я этого хочу, а тебе это нужно!
– Мне нужно не только это, – ответил он. – Я не прогоню, но не сейчас. Дай мне хотя бы отомстить, может, станет хоть чуточку легче. Я не могу любить одну женщину, когда перед глазами другая.
Утром, позавтракав, он вместе с Гертом уехал в королевский дворец, а остальные, кроме Олли, которую на этот раз оставили дома, ушли на дежурство к особняку. Герта пришлось оставить возле первого караула: без пропуска наемника не пустили во дворец. Герцог был на месте и сразу же его принял.
– Как дела? – спросил он. – Пришли за помощью? Вы знаете, что о вашем приезде уже всем известно? Кто-то узнал и всем растрепал. Нет, это не гвардейцы, они в таких делах не замечены.
– Рановато, – с досадой сказал Сергей. – Ну и ладно, все равно с этим уже ничего не поделаешь. Вы угадали насчет помощи. Дайте на два дня карету. Кучер не нужен, у меня свой человек.
– Зачем она вам?
– Мне пойти к королю?
– Он вам задаст тот же вопрос.
– Я на днях захвачу особняк Жульбера. Постараюсь, чтобы не пострадал никто, кроме хозяина. А карета может понадобиться, если он решит уехать, да и для других надобностей.
– Начитались своих книжек, – недовольно сказал Аленор. – Что может быть проще засады? Посадили бы в той же карете трех арбалетчиков, и не помогла бы Жульберу никакая охрана. Следуйте за мной!
Он встал из-за стола и вместе с Сергеем вышел из кабинета. Два гвардейца из караула остались на месте, остальные трое пристроились к герцогу для охраны.
– Охранников щадить не надо! – поучал Аленар, быстро шагая по коридору. – Это не наемная охрана, а его родственники, которых дал клан. Он такой же шевалье, как вы герцог Олимант. Потом как-нибудь расскажу. Если пожалеете, получите кровных врагов, а горцы очень мстительны. Кстати, я всем растрезвонил, что вы теперь граф и капитан гвардии. Для вас это будет полезно. Тот же Анжи хорошенько подумает, прежде чем делать вам гадости, а вы выиграете время. Сейчас мы идем в службу охраны Короны. В ней есть кареты без герба – как раз то, что вам нужно. Там вам скажут, куда потом вернуть. Когда будете потрошить особняк, захватите для меня какую-нибудь вещицу на память. У Жульбера, помимо золота, было немало ценных и интересных вещей, если он все не вывез в свои горы.
Через полчаса Сергей уже ехал вслед за каретой, которой правил Герт, ведя в поводу его коня. Тем же вечером, поговорив с наемниками, он на лошади отправился в булочную. Немного не доезжая до места, оставил свою лошадь конюху трактира и дальше пошел пешком. Как только его провели к «папаше», сразу же занялись обсуждением плана дальнейших действий.
– Завтра утром водовоз отвезет в особняк нашу воду, – сказал ему старик. – Я не жду неожиданностей. Ему заплатили и на всякий случай взяли в заложники детей. Не дергайтесь, так будет надежнее. Все выполнит и получит их обратно. Я думаю, что начнем к концу дня, но до наступления темноты. На чистку особняка я вам выделю десять своих людей.
– И четверо моих, – сказал Сергей. – Если учесть наш сюрприз, должно хватить с избытком. Где будем делить ценности?
– А по обстоятельствам, – сказал Жорес. – Если все пройдет тихо, там и поделим, а если поднимется шум, все хватаем и уходим ко мне. Не бойтесь, вас никто не обманет. С такими людьми, как вы, выгодней дружить.
Они напрасно весь следующий день сидели в карете и караулили Жульбера: кроме двух слуг, которые покинули особняк еще утром, из него никто не выходил.
– С охраной творится что-то не то, – заметил Сандр. – Они за полдня так и не сдвинулись с места. Стоят как истуканы и даже не зашли в тень.
– Начинаем мы, – сказал всем Сергей. – Наше выступление послужит сигналом для остальных. Если корха так хорошо подействовала, не вижу смысла в дальнейшем ожидании. Берите арбалеты и идем. Олли, остаешься здесь. Оставляем тебе два арбалета. К карете никого не подпускай, сразу же стреляй.
Прикрывая арбалеты плащами, они перебежали улицу, открыли калитку рядом с воротами и, взяв на прицел охранников, быстро пошли к дому. Сторожившие особняк мордовороты никак не отреагировали на вооруженных наемников.
– Зайдите в дом! – скомандовал им Сергей, и оба послушно зашли в приоткрытые двери.
– Сандр, – сказал он наемнику, – давай подержу арбалет, а ты кончай этих.
Два удара мечом – и они побежали дальше, осматривая первый этаж. Ничего интересного здесь не нашли. «Папаша» не пожалел отравы, и все слуги на первом этаже были в состоянии только выполнять чужие приказы, ни на что другое они не реагировали. Их собрали на кухне и там заперли.
– Что-то медлят наши помощники, – сказал Сергей. – Ждать не будем, идем на второй этаж.
На втором этаже первым делом расправились еще с шестью охранниками и заперли в одной из комнат трех слуг. Хозяина нашли в самой последней комнате, когда Сергей уже решил, что ему не повезло и Жульбера нет в особняке. Видимо, корха подействовала, когда он развлекался сразу с двумя девушками. Все трое лежали голыми на кровати, с отсутствующим видом глядя в потолок. Сергей прикрыл девушек простынями и стащил убийцу с постели.
– Ты организовал убийство графини Лары Аликсан? – спросил он у Жульбера и, получив подтверждающий ответ, задал вопрос, кто заказчик.
– Граф Продер.
– Участвовал в убийстве его отца?
– Нет.
– Где хранишь золото? Показывай!
Жульбер подошел к одной из деревянных панелей, которыми были украшены стены комнаты, и на что-то нажал. Потом надавил на панель, и две ее половины повернулись, открывая проход.
– Здесь все? – спросил Сергей.
– Все, что не вывезли.
Странно, но Сергей не испытал радости от свершившийся мести. Бросив последний взгляд на скрюченное тело Жульбера, он шагнул в хранилище.
– Сколько же у него было всего, если это только остатки? – удивился Сандр.
– Быстро вытаскивайте мешочки с золотом и раскладывайте на две кучки, – приказал Сергей. – Уж к дележке наши союзники точно прибегут. Половину золота отдадим, а драгоценности я забираю. Дома поделим между собой, а они обойдутся. А этот меч отдам герцогу, на нем много камней. Грузите наше золото в сумки. А вот и подкрепление! Приготовьте на всякий случай арбалеты, а я поговорю.
– Не стреляйте, свои! – раздался крик снизу.
– Поднимайтесь, – сказал Сергей одному из сыновей «папаши». – Что это вы с таким запаздыванием?
– Это вы рано начали, милорд! – возразил он. – У меня еще не было половины людей.
– Ладно, мы все сделали и уходим. Вон лежит ваше золото. Если есть желание разжиться чем-то еще, пожалуйста, но я бы советовал брать золото и делать ноги. Передай привет отцу, как-нибудь зайду к вам еще.
Погрузившись в карету к переволновавшейся за них Олли, поехали домой, где и пересчитали добычу.
– Без малого шесть тысяч монет! – подвел итог Сандр. – Это по сколько выходит каждому?
– Округлим до шести, – сказал Сергей. – Ваша доля – две тысячи, а вас четверо. Значит, получите по пятьсот монет. К ним еще дам украшения.
– Какие украшения? – сразу заинтересовалась девушка.
– Такие, – он снял с пояса увесистый мешочек и высыпал на стол кольца, кулоны и серьги. – Смотри, какой красивый кулон, как специально для тебя сделан!
Этой ночью он не стал ее прогонять. Угомонились они не скоро, после чего Олли так и заснула на его груди. Она безмятежно посапывала, обнимая Сергея даже во сне, а ему вдруг стало до невозможности страшно. Страшно не за себя, а за эту девушку. Обе женщины, которым он подарил счастье, погибли, теперь счастлива эта. Если и с ней что-нибудь случится, он станет шарахаться от женщин, как от чумы. А чтобы ничего не случилось, завтра нужно срочно заняться Продером.

Глава 12

– Красивый меч, – сказал Аленор. – Благодарю. Много взяли у Жульбера?
– Не очень, – ответил Сергей. – Вы были правы: часть ценностей он отправил родне. Да и мне кое с кем пришлось поделиться.
– И как себя чувствуете, отомстив?
– Как можно себя чувствовать, отомстив мечу? Мстить нужно руке, которая нанесла удар.
– Насчет руки... – Аленар положил меч на стол и с любопытством уставился на Сергея. – Анжи-то куда-то исчез, причем сделал это еще до убийства Жульбера. Вчера он зачем-то понадобился королю, но так и не смогли найти. Король встревожен и подозревает вас. Что думаете делать?
– Может быть, отправился в графство?
– Может быть, только он обычно предупреждает короля и берет с собой эскорт. На этот раз не сделал ни того, ни другого.
– Мне нужно его убить, герцог! И дело не только в мести, хотя я не прощу ему своих женщин. Эта сволочь не угомонится, и, пока он жив, я сам и все мои близкие будем находиться в постоянной опасности. И я его убью, даже если после этого потребуется покинуть королевство! Раз он исчез, значит, испугался того, что я вызову на поединок. Капитаном гвардии не назначат неумеху, так что у него были основания бояться. Но и долго скрываться он не станет. Что из этого следует?
– В самое ближайшее время он попытается вас прикончить, и наверняка чужими руками. На вашем месте я бы на время уехал, денег у вас для этого достаточно. Если хотите совет опытного и много повидавшего в жизни человека, не мстите сами, а наймите для этого того, кого он не знает. Большинство именно так и поступает. Что для вас важнее, результат или возможность лично выпустить ему кишки? Да и королю, если хорошо сработаете, будет нелегко связать с вами смерть Анжи. Вы у него не единственный враг.
– Наверное, я так и сделаю.
– И поезжайте опять в Ордаг к Олиманту. Вы там на своем месте, а насчет брата герцога мы позаботились, люди к нему отправлены.
– Спасибо, ваша светлость, сегодня же уеду.
– Не хотите повидаться с Алисией? Ну дело ваше. Не забудьте вернуть карету.
– Собираемся и уезжаем! – сказал он наемникам, вернувшись домой.
– Куда? – спросил Сандр.
– Куда хотите. Ваша служба у меня закончилась, поэтому вы свободны в своем выборе. Денег у вас теперь много, поэтому советую бросить это ремесло и больше не рисковать головой.
– А вы, милорд?
– Я тоже отсюда уезжаю. Мой враг затаился, и я не могу пока ему отомстить, а вот у него руки развязаны, поэтому мне опасно оставаться в столице, да и вы можете пострадать.
Когда Сергей пошел в свою комнату, его догнала Олли.
– Неужели все так и закончится? – со слезами на глазах спросила она.
– Не знаю! – ответил он, обнял девушку и вытер ей слезы. – Тебе опасно оставаться рядом со мной. Поезжай домой вместе с Сандром, а когда все закончится, я тебя найду.
– Обещаешь?
– Я пока не врал ни одной женщине. Беги собираться.
Когда все сложили вещи и уже в дорожной одежде собрались на кухне, он тоже вышел к ним с двумя сумками в руках.
– Решили, что будете делать с золотом? – спросил он. – Я советую отдать на сохранение купцам, а самим ехать налегке. Есть у вас в городе отделение какого-нибудь солидного купеческого дома? Я свое сейчас так и пристрою.
– У нас есть отделение «Братьев Моз», – ответил Сандр. – Вы правы, милорд, мы так и сделаем. Только нужно будет отложить то золото, которое возьмем с собой.
– А мы с Фролом рискнем ехать с деньгами, – сказал Герт. – Вдвоем не так опасно, да и городишко у нас маленький, нет в нем торговых домов.
– Вы вернули карету? – спросил Сергей Герта. – Я не видел ее во дворе.
– Все сделали, милорд, сразу же, как только вы уехали, – ответил тот.
Сергей запер дом, и все выехали на улицу, где и простились с Гертом и Фролом, которым было не по пути с остальными. Квартал, в котором находились самые солидные торговые дома королевства, располагался неподалеку. Первым им попался дом семьи Сордов, у которых Сергей хранил свои деньги, поэтому возле него сделали остановку. Он взял золото и ушел к купцам, а Сандр с Олли остались на улице с лошадьми. Все случилось, когда Сергей вышел из дома и подошел к своим.
– Ну что, едем дальше? – спросил он Сандра. – Купцы говорят, что дом «Братьев Моз» в конце квартала.
– Серг! – отчаянно закричала Олли и, бросив повод лошади, кинулась к нему, сбив с ног.
Парень крепко приложился об мостовую, да еще сверху упала девушка, ударив его по ребрам рукоятью меча. Он медленно поднялся, бережно обнимая уже мертвую Олли, не слыша ругани Сандра и криков выбежавших из дома людей. Из спины девушки торчало оперение предназначавшегося ему арбалетного болта.

– Она дворянка? – с сомнением глядя на тело наемницы, спросил смотритель дворянского кладбища, куда они привезли хоронить Олли.
– И она, и весь ее род! – сказал Сергей. – Кому оставить золото на надгробье?
– Можете оставить мне, милорд, – сразу же изменил свое отношение к покойной смотритель.
– Держи, – протянул кошель Сергей. – В нем полсотни золотом. А вот надпись, которую нужно высечь. И попробуйте только ничего не сделать! Когда вернусь, проверю и, если что-нибудь будет не так, обрежу уши!
– Вы теперь куда, милорд? – спросил Сандр.
– Сколько ехать до вашего города?
– Если сейчас выедем, будем на месте к вечеру третьего дня.
– Значит, сейчас и выедем. Я еду с тобой.
– Не переживайте так, милорд! В следующей жизни ей повезет больше. Я не смог тогда ничего сделать, я даже не успел заметить, откуда стреляли.
– Не верю я, Сандр, в эти выдумки насчет возрождения. А если даже и так, то возродится не сама Олли, а ее душа, а ее самой уже никогда больше не будет. Умные люди советуют не мстить самому, а поручить это дело другим. Как я могу это сделать, если хочу рвать этого мерзавца в клочья голыми руками?

Они ехали по западному тракту и без происшествий к вечеру третьего дня добрались до Рошталя.
– В ту сторону будет только один город, – сказал Сандр, показывая рукой на запад, – а дальше уже горы. Не хотите заехать ко мне? Или сразу поедем к ней?
– Давайте к ней. Выполню свой долг и завтра же поеду обратно. Скорее всего, эта сволочь уже успокоилась, а я на этот раз не буду светиться и остановлюсь в другом месте. Если на свете есть справедливость, я его достану.
Дом семьи Олли стоял рядом с домом Сандра в той части города, где через него протекала маленькая речка. Здесь у каждого был небольшой сад, огороженный низким забором. В калитку такого забора они и постучали, вызвав лай привязанной во дворе собаки. Открылась дверь дома и на пороге появился еще не старый крепкий мужчина. Увидев Сандра, он бегом бросился к калитке.
– В последний раз она работала на меня, – говорил Сергей собравшейся семье Олли. – Меня наверняка убили бы, но она прикрыла собой. Мы с Сандром не видели опасности, и я ничего не успел понять, иначе не допустил бы такого. Мы похоронили вашу дочь, а за ее смерть я еще рассчитаюсь. Возьмите ее вещи. Там пятьсот золотых, которые она заработала, и ее драгоценности. А это еще пятьсот от меня. Простите за то, что не смог уберечь вашу дочь. Пошли, Сандр.
– Останьтесь хотя бы переночевать! – сказала мать Олли. – Вас никто не обвинил бы, даже если бы не было этого золота. Мы прекрасно знали, что можем никогда больше не увидеть дочь, когда она увязалась за нашим соседом. Это были ее выбор и ее судьба.
– Мне тяжело на вас смотреть, – признался он. – Вы очень похожи на нее, а ваши дочери так и вообще...
– Вы ее любили, – сделала вывод мать, – и она вас тоже. Вряд ли Олли пожертвовала бы собой ради нанимателя. Погибнуть в бою – это одно, а подставить свою грудь – совсем другое. Вы были близки?
– Не знаю, – ответил он. – Может, я ее еще не любил, но был к этому близок. А она любила и несколько раз дарила мне любовь. Да, совсем забыл. В ее сумке лежит дворянская грамота на всю вашу семью. Сандру я дал такую же.
Три дня спустя он въехал в столицу и направился к булочной Жореса. Дело шло к вечеру, поэтому Сергей остановился на первом же постоялом дворе, а утром пешком направился к «папаше». Старик обрадовался его приходу.
– Рад, что вы снова нас посетили, ваше сиятельство, – приветливо сказал он, показывая Сергею рукой на кресло. – Садитесь, сделайте милость. Ваш прошлый визит оказался очень прибыльным. Пришли к нам заказать еще один особняк?
– Вы необыкновенно догадливы, Жорес, – ответил парень, садясь в кресло. – Я отомстил только исполнителю, теперь очередь за заказчиком. У него в столице большой особняк, поэтому можно не придумывать ничего нового, а действовать по той же схеме. Даже если стража разобралась с тем, как мы захватили особняк Жульбера, вряд ли об этом растрезвонили всему городу.
– Вы правы, – согласился старик, – молчат, как будто вашего шевалье никогда не было на свете. По-поводу второго клиента будет такое же молчание?
– Вряд ли, – откровенно сказал Сергей, – но для вас в этом деле есть и светлые стороны. Я не собираюсь ничего оттуда брать, так что вся добыча будет вашей. А скрыть следы будет несложно. Вынесем в парк всех слуг и подожжем особняк. Если все проделать вечером, вы сможете без труда вынести добычу и уйти. А если прижмут, можно все валить на меня, я все равно думаю после этого исчезнуть, не знаю только, на время или насовсем.
– Город не подожжем?
– Нет, особняк далеко от соседних домов, а парк не загорится после прошедших дождей.
– И кто же ваш враг?
– Граф Анжи Продер.
– Дружок нашего короля? Вы в своем уме, граф?
– Они уже не так близки. Раньше он в особняке почти не появлялся, все вертелся во дворце возле короля, а теперь большую часть дня проводит дома, а во дворец наведывается лишь изредка. Что вас пугает? Охраны у него немного, и она будет под действием корхи. Конечно, его величество будет недоволен и начальнику столичной стражи накрутят хвост, но если сработать аккуратно... А добыча должна быть не маленькая. Вряд ли там будет много золота, но ценных вещей должно набраться на большую сумму. По слухам, Анжи вывез из родового имения в свой особняк все мало-мальски ценное.
– Соблазнительно, что и говорить! – старик некоторое время раздумывал, потом хлопнул себя по коленям. – Согласен! Вам везет, граф, поэтому повезет и мне, раз я с вами связался. У вас еще остались люди?
– Девушку убили, остальных я отпустил, а брать новых не стоит. Неразумно впутывать в это дело наемников, лучше обойтись вашими людьми.
Весь следующий день люди Жореса наблюдали за особняком графа Продера.
– Толку от этих наблюдений чуть, – сказал Сергею старик. – Особняк почти полностью скрыт деревьями парка, видны лишь охрана на воротах и те, кто ими пользуется. Установили водовоза, сейчас им занимаются. Ваш граф точно ночевал в особняке, потому что рано утром покинул его с пятью охранниками. Завтра утром меняем воду, а к вечеру начнем. Надеюсь, что вам повезет и граф в это время будет в особняке.
Надежды «папаши» не оправдались. Когда его люди обезоружили и увели вглубь парка квелую охрану ворот и заняли особняк, графа в нем не было.
– Я уезжаю, – сказал Сергей сыну Жореса. – Почистите здесь все и поджигайте. Только проверьте, чтобы никого не осталось в доме.
– Не беспокойтесь, милорд, – ответил тот. – Все выполним в точности. Что мы изверги какие – жечь живых людей?
«Шуму будет много, – думал парень, направив коня в центр города. – Связать это со мной будет нетрудно. Если захотят, запросто лишусь головы. Дернуть отсюда в Дюже? Свое золото я получу и там. Нет, не смогу уехать, не убив этого мерзавца: совесть замучит. Надо поговорить с герцогом, но так, чтобы не показываться в королевском дворце. Попробую покараулить возле его дворца».
Ждать пришлось не меньше трех часов. Он уже решил съездить в трактир подкрепиться и оставить там лошадь, когда на площадь перед дворцом герцогов Лантар выехала карета с их гербом в сопровождении трех конных гвардейцев. При виде Сергея они схватились за оружие, но он демонстративно поднял руки, показывая, что не вооружен, и крикнул так, чтобы услышали в карете:
– Ваша светлость, я могу с вами поговорить?
– Серг? – удивленно воскликнул приоткрывший дверцу герцог. – Отдайте свою лошадь гвардейцам, а сами быстро садитесь в карету. Ну же!.. Где вас носило? – неприязненно спросил он, когда Сергей очутился внутри. – Пожар – ваших рук дело?
– Может быть, – ответил парень. – Где Анжи?
– Оставьте свои разборки, сейчас не до них! А Продера вам не достать: он недавно уехал в графство и не выйдет из замка, пока вы живы.
– А что случилось?
– Много чего. Видимо, где-то напортачили люди, которых послали за головой графа Мартина. Их перебили, а граф понял, что его теперь не оставят в покое, и начал действовать. Герцог Олимант, его жена и старший сын убиты, дочь пропала неизвестно куда, а в Ордаг вошел графский полк. Гвардия герцога, как и ожидалось, после его смерти не оказала сопротивления. Мартин объявил себя новым герцогом и направил своих людей за помощью к королю Мехалу. Сам забрал почти всех солдат и направился усмирять тех дворян, кому неохота идти под Сотхем. Новости привез Джок, так что им можно верить. Король предложил Анжи захватить и возглавить герцогство, но в помощь обещал только один полк. Граф не сумасшедший, поэтому отказался, страшно разозлив короля. А тут еще вы с этим поджогом. Анжи примчался к королю вскоре после первого разговора и начал кричать, что вы его разорили. Король на него наорал и выгнал. Мол, если ты не хочешь мне помогать, решай свои проблемы сам. Граф собрал охрану и дал деру. Это выяснилось после того, как король немного остыл и велел его разыскать. Теперь его величество зол и на него, и на тебя.
– Значит, война?
– Если не сможешь удержать провинцию и дать отпор Мехалу на границе, то война. И окончиться все может очень плохо, учитывая, как наши герцоги любят короля.
– Вы сошли с ума, Аленар?
– Уже по имени? Ладно, разрешаю.
– Если вы мне тыкаете, почему я должен придерживаться этикета?
– Я уже сказал, что наедине можешь звать как хочешь. Так что насчет предложения?
– Анжи не сумасшедший, чтобы его принимать, а я, выходит, чокнутый? И кто мне это предложил?
– Пока это мое предложение, но я надеюсь убедить короля.
– Сначала вам нужно убедить меня.
– Поэтому мы и стоим на площади, вместо того чтобы мчаться к королю. Давай вместе порассуждаем.
– Давайте, – согласился Сергей. – Я вас внимательно слушаю.
– Ты был капитаном гвардейцев и хорошо их знаешь. Если появишься там с королевской грамотой, они тебя поддержат. А каждый гвардеец в бою равен двум обычным солдатам.
– Допустим. Но до гвардейцев еще нужно добраться. Я не думаю, что Мартин такой идиот и всецело им доверяет. Наверняка дворец охраняется его людьми.
– Ничего, ты хорошо его знаешь, так что что-нибудь придумаешь.
– Удивительно конкретный план.
– Никто не говорит, что это просто, иначе желающие нашлись бы и без тебя. А конкретным ты его сделаешь сам на месте.
– Ну хорошо, – согласился Сергей. – Допустим, что я захватил дворец и за мной пошла гвардия. И что дальше?
– Может, я сейчас распишу всю компанию и отправлюсь туда вместо тебя? Так мне это не нужно, я и так герцог. Правда, если у тебя ничего не выйдет, могу лишиться герцогства вместе с головой. Если королевство захватят соседи, все герцогские роды Сандора просто вырежут. Кому они нужны? Своими руками придушил бы тех герцогов, кто этого не понимает. В утешение могу сказать, что мало кто из дворян провинции стремится попасть к Мехалу, поэтому новоявленный герцог не получит большой поддержки, а вот тебе помогут. Кстати, в столице провинции большой арсенал, а среди горожан немало бывших солдат. Если сумеешь их убедить взять в руки оружие, считай, что справился с Мартином. Тогда останется только Мехал.
– Только! Сколько солдат он сможет выставить?
– Без мобилизации примерно двадцать полков. Точно тебе скажет Джок. Только он не пошлет к нам всех, побоится Барни. Если бы не вражда герцогов, я бы так не боялся.
– Неужели властители провинций такие тупые и недальновидные?
– Не все, но нам может хватить и одного-двух. Власть туманит людям головы, Серг. Это только ты один такой, что от нее отпихиваешься. Решай быстрее.
– Вы говорили, что король обещал полк.
– Не тебе, а Анжи. Может, даст и тебе, но на большее не рассчитывай, у короля и так мало сил. И полк дадут не для захвата власти, а для сдерживания Мехала.
– Можно попробовать, – согласился Сергей.
– Разворачиваемся и едем к королю! – приказал герцог кучеру. – Серг, старайся меньше говорить и больше слушать. Сначала с королем поговорю я. И не задирайся, его величество и так не в духе. Если с чем-то несогласен и вопрос не принципиальный, лучше промолчи, потом решишь со мной.
После прибытия в королевский дворец Аленар оставил Сергея в своем кабинете и поспешил к королю. Короля с герцогом пришлось ждать не меньше часа. За окнами совсем стемнело, когда они вошли в кабинет.
– Для чего вы все это затеяли, граф? – сходу напустился король на Сергея.
– А что мне оставалось делать? – забыв наставления герцога, огрызнулся парень. – Анжи виновен в смерти обеих моих жен и неоднократно покушался на мою жизнь. Он спрятался от меня и опять подослал убийцу. Спасла девушка, прикрыв собой. Мой счет к этому подонку, которого вы зовете своим другом, только растет, и я не собираюсь его прощать. Он не будет вечно сидеть в своем имении, поэтому скоро опять начнутся покушения. И мне это терпеть?
Не ожидавший такой отповеди король оторопел, но тут же разозлился еще больше.
– Все ваши обвинения против него – это только слова! А вот ваши действия доказать нетрудно! Думаете, потребуется много усилий, чтобы вас сдали главари городского дна?
– Вы привезли меня сюда для разбирательств? – обратился Сергей к Аленару. – Если так, то я уеду из этого королевства. Я никому не присягал, а здесь мне запрещают защищать жизнь, думаю, что в Дюже будет спокойнее. Там я смогу взять в жены девушку, не опасаясь, что какая-нибудь высокородная мразь поднимет на нее руку. А вы наведете порядок без меня!
– Что вы себе позволяете, граф! – вспыхнул король.
– А что я себе позволяю? Я никого не оскорблял, кроме одной личности, которую все равно рано или поздно убью. Просто высказал свое мнение. В чем я неправ?
– Ваше величество, – хмуро сказал герцог. – Мы с вами шли сюда не для этого, но если пошли разборки, у меня тоже есть что сказать. Мне удалось узнать, что граф Продер после приезда графа Аликсана имел контакт с одним из главарей гильдии убийц, а через два дня после этого в Серга стреляли из арбалета. Забавное совпадение? Я вам неоднократно говорил о том, что Анжи мерзавец.
– Ладно, хватит об этом! – раздраженно сказал король, садясь в кресло. – Герцог сказал, что вы беретесь взять власть в провинции и хоть какое-то время воспрепятствовать Мехалу. Что вам для этого нужно?
– Чтобы взять власть, мне нужна ваша грамота о том, что я это делаю с вашего согласия, и несколько надежных людей. Если позже дадите полк, не откажусь.
– Деньги?
– Пока они не очень нужны, но позже могут пригодиться. Если дадите, не откажусь, нет – обойдусь без них.
– Езжайте к герцогу и переночуете у него, – сказал король, – а то опять во что-нибудь встрянете. Утром принесете присягу и получите грамоту и деньги. Сколько вам нужно людей?
– Хватит троих, лишь бы были верными вам и умели махать мечом.
– Людей тоже найдем. Утром вы должны уже быть в дороге. Чем быстрее все провернете, тем больше шансов удержать королевство от большой войны. Если у вас все получится, мои милости не заставят ждать. А с Продером я поговорю. Хоть на время умерьте вражду. Когда горит дом, не время для ссор.
– Послушайте, Аленар, – сказал Сергей, когда они ехали в карете во дворец герцога. – Это правда, что убили Ольда? Жаль, славный был мальчишка. Наверное, Лани удалось спасти моим людям. Если она жива, я могу взять ее в семью?
– А кем ты хочешь ее взять?
– Ей скоро одиннадцать. Для дочери возраст неподходящий, поэтому будет младшей сестрой.
– Ты это можешь сделать сам, не спрашивая разрешения. Она дочь герцога, к тому же женщина. С мужчинами сложнее, поскольку в случае твоей смерти они смогут наследовать управление провинцией. Но зачем тебе чужой ребенок?
– Я ее люблю и дал слово родителям. Этого достаточно?
– Не нужно распускать иголки. Если хочешь взять сестрой – возьмешь. После ужина тебе дадут книгу, которую нужно почитать. В ней текст присяги и ритуал ее принесения. Все пройдет в узком кругу, чтобы об этом назначении не узнали в провинции. И послушай моего совета: если к тебе придет Алисия, не гони девочку. Она через два дня уедет к жениху – сыну герцога Ольма. Это властитель пограничной с нами провинции в Барни. Брак очень выгодный, да и жених у них славный. Ей повезло, хотя придется уехать из королевства. Но это недалеко, так что сможет иногда ездить в гости. А тебя она по-прежнему любит. Не отказывай, она не виновата в твоих бедах. Светлые воспоминания лучше горечи.
По приезде сразу же пошли ужинать. На ужине присутствовала вся семья герцога. Алисия сидела, не отрывая глаз от стола, и ни разу с ним не заговорила. После еды Сергея отвели в гостевые покои, и вскоре слуга принес обещанную книгу. На изучение текста присяги и формальностей ее принесения у него ушло с полчаса. Закончив с чтением, разделся, погасил лампу и лег в кровать. Наверное, она наблюдала за его окнами и увидела, что в них погас свет, потому что через несколько минут в коридоре раздались легкие шаги, скрипнула дверь и на пороге застыла тонкая фигура Алисии.
Он поднялся, подошел к девушке и, взяв на руки, отнес на кровать.
– Я боялась, что ты опять прогонишь! – прошептала она.
– И прогнал бы! – ответил Сергей. – Все женщины, которым я дарил любовь, погибли, поэтому я еще долго не подойду ни к одной из вас. Но с тобой не должно случиться плохого. Я уеду утром, а через два дня и тебя здесь не будет.
– Я так ждала этого момента! Мне хочется не просто слиться с тобой, Серг, я хочу увезти под сердцем твоего ребенка!
– И что вы все во мне нашли? Что во мне такого, чтобы желать моей любви?
– Я не знаю, – ответила Алисия, – но мне кажется, что ты очень добрый и во многом не похож на наших мужчин. Для тебя любовь к женщине – это все, а для других мужчин она только источник наслаждения и средство продления рода. Женщины это чувствуют и тянутся к тебе сердцем. Когда мы поссорились, мое сердце разрывалось от горя. Теперь, пусть ненадолго, мы вместе, и я счастлива!
Утром они опять любили друг друга, а потом были завтрак и горечь расставания.
Присяга прошла буднично, без обычной в таких случаях торжественности. Присутствовали только пять вельмож, король и принцесса, которую Сергей увидел в первый раз. Она была красива, как и большинство виденных им здесь женщин. Окинув нового герцога откровенно оценивающим взглядом, она слегка скривилась: чем-то он ей не приглянулся.
Не было вставания на одно колено или игр с мечом. Сергей произнес текст клятвы, а король кивнул и вручил ему грамоту. Когда вышли из тронного зала, ему принесли две тысячи золотом в двух кожаных сумках, килограммов по пять каждая, и познакомили со спутниками.
– Шевалье Рон Фарди, – представился невысокий крепыш.
– Вы не родственник графа Фарди? – поинтересовался Сергей.
– Очень дальний, – ответил Рон. – Наша семья переселилась из провинции Рошти больше ста лет назад. С тех пор все мои предки служили королю.
– Шевалье Стар Малин, – назвал себя внешне ничем не примечательный мужчина лет тридцати.
– Барон Корис Ландор, – представился здоровяк, который, в отличие от остальных спутников Сергея, надел стальные доспехи.
– Не теряйте времени, господа! – сказал подошедший герцог. – У нас его не так много. Граф, у вас одна лошадь, поэтому возьмите вторую на смену в конюшне. И спасибо за Алисию.
Все четверо были опытными всадниками и со сменными лошадьми передвигались по тракту с такой скоростью, с какой Сергей еще не ездил по здешним дорогам. Немного задерживало то, что он осматривал все встречные постоялые дворы и спрашивал хозяев насчет девочки лет десяти. К концу второго дня пути они добрались до постоялого двора, на котором решили заночевать. Сергей забрал свои сумки, оставив спутникам заботу о лошадях, и зашел в трапезную. Он сразу увидел Инну, а рядом с ней нахохлившуюся и несчастную Лани. Парень подошел к ним, положил сумки на табурет и опустился на корточки перед девочкой.
– Здравствуй, Солнышко!
Лицо девочки задрожало, сморщилось и в следующее мгновение она уже висела на его шее, захлебываясь рыданиями.
– Где Рон? – спросил Сергей, прижав к себе ребенка.
– На втором этаже, – ответила она. – Там у нас комната. Пойдемте покажу. Несите Лани, а я возьму сумки.
– Я со спутниками, – сказал он. – Их трое, сейчас занимаются лошадьми. За ними надо будет сходить.
Они поднялись на второй этаж и зашли в небольшую комнату с двумя кроватями.
– Привет, Рон! – поздоровался он с Коннером. – Что с рукой?
– Приветствую, граф, – отозвался бывший слуга. – Задели болтом, пустяки.
– Ну-ка, дай я на тебя посмотрю! – сказал Сергей, сев на кровать. – Почему такая худая? Мне за это ругать тетю Инну?
– Серг! Они всех убили! И папу, и маму! Как она кричала! А Ольда не смогли спасти. Он уехал на охоту, а когда вернулся, уже были эти... Им всем отрубили головы и вывесили, чтобы все смотрели. Как дядя мог такое сделать? Пусть тетя Глая, я ее никогда не любила, но Мартин, он же папин брат, они с детства росли вместе! За что?!
– Власть на многих действует, как вино, дурманя мозги, а твой дядя к тому же попал под влияние жены. Я обещаю, что постараюсь их всех наказать. Как вы спаслись?
– У нас во дворце есть небольшой подземный ход из подвала в старые конюшни, которые сейчас за оградой. По ним и убежали уже после всего.
– Лани, Солнышко мое! Хочешь я стану твоим братом?
– Очень хочу! – она опять заплакала. – Не бросай меня, Серг! Я буду хорошей сестрой и во всем буду тебя слушаться!

Глава 13

– Кто-то обещал быть послушной сестрой, это была не ты?
– Серг, не езжай туда! Ну его, это герцогство! Тебя тоже убьют и вывесят голову напоказ, а я не хочу! У меня, кроме тебя, никого не осталось!
– Послушай, Солнышко! – сказал Сергей. – Я не гонюсь за властью, мне хватит и графского титула, но не ехать нельзя. Если я не сброшу твоего дядю, заполыхает такая война, что никому мало не покажется. Мы с тобой тогда не найдем спокойного места в королевстве. А ты подумала о том, сколько погибнет людей? Поэтому не плачь, а езжай с Иной к герцогу Аленару и жди, пока я за тобой пришлю. Обещаю это сделать сразу же, как только смогу. Ты мне веришь?
– Верю, – шмыгнула носом Лани, – а расставаться все равно не хочется!
Этот разговор состоялся утром следующего дня, после завтрака, когда начали собираться в дорогу.
– Инна, – позвал Сергей, – возьми эту сумку. В ней триста золотых и грамота о том, что девочка отныне моя сестра герцогиня Лани Аликсан. Даже если мне свернут шею, у нее останется титул. Деньги вам понадобятся только на наряды, потому что жить будете у герцога. Я уже говорил Лани, что позже мы вас вызовем. Надо бы написать завещание на ее имя на то золото, которое храниться у купцов, но для этого нужно попасть в торговый дом, так что перенесем это на более позднее время, а я постараюсь до него дожить. За мужа не беспокойся: я его не возьму в бой с раной. Покажет потайной ход и вернется к вам.
– У вас с собой совсем мало людей, – сказала Инна, – а для Рона это пустяковая рана. Он даже одними ножами сможет положить человек десять, так что не спешите его отсылать, а я как-нибудь потерплю.
– Не вздумайте отправляться в путь одни! – уже во второй раз предупредил Сергей. – За день проходят два-три каравана. Заплати, и поезжайте с купцами. Не так быстро, зато безопасно. К сожалению, здесь нет ни одной внушающей доверие физиономии, чтобы нанять вам охрану, так что придется немного поскучать.
Поцеловав напоследок сестренку, он вскочил на свою лошадь и, держа заводную в поводу, выехал на тракт. За ним потянулись остальные. Дождей не было две декады, поэтому за их кавалькадой тянулся шлейф рыжей, медленно оседающей пыли. При подъезде к Ордагу проявили осторожность, которая оказалась излишней. Подходы к городу никем не контролировались, потому что у Мартина не хватило на это сил. Один раз пришлось скрыться в боковой улочке, пропуская разъезд кавалеристов, а второй раз солдат Мартина увидели издали возле дворца герцога. Как и ожидал Сергей, граф не доверял гвардии брата и поставил на внешнюю охрану своих людей.
До старых конюшен добрались без происшествий. Когда-то в столице стоял кавалерийский полк и в этих двух зданиях держали лошадей. Когда полк убрали, их стали использовать для хранения малоценных вещей и запаса сена для дворцовых лошадей. В обычное время здесь находился один сторож, сейчас не было и его.
– Нам сюда, – сказал бывший наемник, указав на то здание, которое стояло ближе к дворцу. – Отведем лошадей туда, где сохранились стойла, и оставим.
Так и сделали, а потом ведомые Роном вошли в потайной ход, убрав с его люка старую карету.
– Мы поставили на всякий случай, – пояснил Коннер. – Я иду с вами, герцог, не спорьте. В казармах, помимо ваших гвардейцев, должны быть люди Мартина, и они вам точно не обрадуются. Кто знает, с кем мы там встретимся, так что настраивайтесь на бой.
Идти по узкому ходу было жутковато, особенно здоровяку-барону, которому даже пришлось снять с себя все железо, чтобы протискиваться в особо узких местах. Рон шел впереди всех с масляной лампой и хоть что-то видел, остальные двигались за ним почти в полной темноте.
– Ход старый, но надежный – сказал он, чтобы хоть немного их подбодрить. – Строили лет триста назад и обложили камнем. Мы прошли уже больше половины, осталось немного.
Закончилось это подземное путешествие в подвале дворца.
– Эта часть подвала почти не используется и редко посещается слугами, – сказал Коннер. – Ее никогда не запирали, надеюсь, что дверь и сейчас открыта.
– Я тоже на это надеюсь, – проворчал барон. – Вы как хотите, а я назад не полезу, мне проще выломать дверь. Я все плечи ободрал о камни.
Дверь оказалась открыта.
– Вот что, герцог, – сказал Сергею Стар Малин, – вы идите уговаривать гвардейцев, а у нас с Фарди есть приказ короля в отношении семьи Мартина.
– Детей я вам трогать не позволю! – отрезал Сергей, перегородив им путь к двери. – Король не должен был решать без меня этот вопрос!
– Королю виднее, что и кому он должен, – холодно сказал Стар. – Не делайте глупости и дайте нам пройти!
– Послушайте, милорд, – вмешался Коннер. – Вам не стоит защищать сына графа. Поверьте, что это еще тот гаденыш. Наверняка его воспитывала мать, иначе он не стал бы рубить мечом тело своей тетки. Мы успели немало насмотреться и много чего услышать. Вам не стоит делать скидку на возраст. Глая и ее двенадцатилетний сын должны умереть. А вот дочь можно и пощадить. Девчонка с норовом, но ей не доставила удовольствия эта резня. Говорят, что она потом рыдала и не разговаривала с родителями.
– Ладно, – нехотя сказал Сергей. – Вы слышали, Стар? Графиня и ее сын ваши, но дочь должна остаться невредимой. Если нарушите приказ, я вас сам зарублю. Думаю, что его величество мне это простит. Я ясно выразился?
– Я все понял, – кивнул Стар, бросив на Сергея неприязненный взгляд. – Но я доложу королю о том, что вы знали его волю.
– Доложите, если мы уцелеем. Вы хоть знаете, куда идти? Может, нам всем пойти с вами?
– Я был здесь, – ответил Стар. – Идите к гвардейцам, а мы сами выполним свое дело. Гвардии наверняка не будет в охране господских покоев, только люди Мартина.
Поблизости никого не увидели, и Сергей, оставив двух спутников, повел остальных к казармам. Место было открытое, поэтому шли спокойно, не торопясь, чтобы не привлекать к себе внимания. В обычное время вход в казарму не охранялся, сейчас возле него стояли три солдата с нашитым на рукавах мундиров гербом графа Мартина.
– Кто такие? – взявшись за рукоятку меча, спросил один из них и захрипел, получив нож в горле.
Рядом, не успев закричать, упали остальные.
– Мы с ними не договорились бы, – сказал Коннер посмотревшему на него с уважением барону. – Помогите убрать тела!
Первым, кого встретили, войдя в казарму, оказался тот из учителей Сергея, которого он перед отъездом советовал назначить вместо себя.
– Капитан! – обрадовался мастер. – Какими судьбами? И как вас пропустили?
– Капитан здесь вы, Фар, – ответил Сергей, – а я теперь здешний герцог. Что тут у вас твориться?
– Из капитанов меня турнул Мартин, – пояснил Фар. – Хорошо, что при этом не укоротили на голову. Мы не дрались, потому что графских вояк было в пять раз больше, да и кого защищать, если вся семья Олиманта была мертва? Но гвардии все равно не доверяют. Почти все время сидим в казармах под охраной и без оружия. Нас даже побоялись взять на усмирение мятежных дворян. Но раз не разогнали и не перебили, значит, для чего-то мы Мартину нужны.
– Барон, отдайте ему мечи охраны и идите с шевалье ко второй казарме, – приказал Сергей. – Там тоже караул, который нужно убрать. Фар, пошлите с ними кого-нибудь из ребят, скажет всем нашим, чтобы шли сюда. Да, пусть не ломятся толпой, а идут по одному. Из дворца не видно входов в казармы, но лучше соблюдать осторожность.
Фар схватил мечи и скрылся за дверью в спальные помещения. Через минуту он привел одного из гвардейцев, который вместе со спутниками Сергея выбежал из казармы.
– Пойдемте, милорд, – сказал капитан. – Я уже рассказал о вас парням.
Стоило им войти, как Сергея со всех сторон обступили возбужденные и радостные гвардейцы.
– Значит так! – начал он, и гомон сразу стих. – Король не признал Мартина, о чем тот подозревал с самого начала, поэтому и решил отложиться от Сандора, и направил своих людей к Мехалу. Вам нужно объяснять, что это значит для королевства и для всех вас? Король отдал провинцию в мои руки, вот его грамота. Желающие могут посмотреть. Теперь я спрашиваю вас, пойдете со мной, как со своим герцогом, или будете и дальше сидеть под охраной, дожидаясь, когда вас бросят на убой под мечи королевских солдат? Только не надо орать. Оружия у вас пока нет, да и дворец в руках людей Мартина. Сейчас сюда соберутся остальные, и вы им расскажете то, что узнали, а мы пока постараемся добыть вам оружие. Фар, куда дели ваше?
– Когда нас разоружили, все унесли во дворец, на второй этаж, в тот конец, где гостевые комнаты. Потом могли перенести куда-то еще, но вряд ли. Мартину в последнее время было не до того: его не признали многие дворяне, поэтому помощи из провинции почти нет, а своих сил у него мало. Я не знаю, что случилось в последние дни, но сомневаюсь, что в этом что-то сильно изменилось.
– Ваша светлость, – протиснулся к Сергею Коннер, – у второй казармы в карауле тоже были трое. Вот их мечи.
– Капитан! – обратился Сергей к Фару. – Вооружите самых сильных бойцов и вместе с моими людьми идите за оружием. Если его нет на месте, придется обходиться тем, которое достанем в бою. Во дворце двое людей короля, которым он велел расправиться с семьей Мартина. Я приказал им не трогать девочку, это касается и вас. Они наверняка перебили охрану, так что можно будет забрать оружие охранников. Постарайтесь не убивать без необходимости. Я не думаю, что все солдаты Мартина в восторге от того, что он творит, и наверняка почти никто из них не знает о его планах в отношении Сотхема. Надеюсь, что многих можно будет перетянуть на свою сторону. Но это касается только тех, кто сдастся.
– А вы, ваша светлость? – спросил капитан.
– Я передумал и останусь здесь. У вас и без меня хватит сил, а если сюда принесет кого-нибудь из солдат графа, гвардейцам даже нечем защищаться. Идите быстрее, не нужно терять время. Солдат Мартина в городе немного, но если их сейчас бросят против нас, то легко сомнут. И ваше мастерство не поможет, потому что голыми руками много не навоюешь.
Ушедшие отсутствовали минут пятнадцать, после чего вернулись, нагруженные оружием, которое гвардейцы мигом расхватали.
– Потеряли Альбера, – хмуро сказал Фар. – Налетели на арбалетчиков... Если бы не ваш Рон, потери были бы больше. Полезное это умение – бросать ножи. Надо будет заняться самому. Оружие мы захватили и очистили от солдат весь дворец. Их там было человек сорок, и никто не захотел сдаться. А ваших ухорезов мы встретили. Они вдвоем положили семь человек охраны и вырезали патруль на первом этаже, так что облегчили нам работу. Белла сидит в своей комнате под замком.
– Вооружайте остальных, – приказал Сергей, – а потом нужно еще раз проверить дворец. Там должны быть слуги Мартина, которых он привез с собой. Всех пока под замок, потом решим, что с ними делать. Выделите часть людей, чтобы убрали из дворца все тела, а остальных готовьте к уничтожению внешних постов. Подобраться к воротам будет нетрудно, но все же пусть те, кто пойдет первым, наденут на себя куртки солдат графа. Не кривитесь, Фар! Они мятежники и заслужили виселицу или плаху. И не нужно мне напоминать о клятве. Мартин тоже давал ее королю и своему брату. Надо немного думать головой, а не слепо придерживаться клятвы, данной человеку, который сам ее нарушил. Мне не нужны лишние потери. Вас и так немного, поэтому в эту вылазку возьмите все арбалеты и постарайтесь в первую очередь выбить стрелков. Шум вы поднимите, но даже если услышат солдаты, до утра к нам не сунутся, разве что пошлют кого-нибудь проверить, что здесь творится. Но лучше, чтобы не услышали. Тогда у нас будет шанс ночью без больших потерь овладеть городским арсеналом.
«Сотня гвардейцев – это, конечно, сила, – думал он, направляясь к дворцу. – Пожалуй, мы даже отобьем штурм солдат Мартина, если они на него решатся. Но без арсенала и поддержки горожан долго не продержимся. Надеюсь, что утром даст о себе знать Джок, а я пока проведаю Беллу. Представляю, что она мне выскажет».
Сергей ошибся. Когда он поднялся к покоям семьи герцога, которые заняла семья его брата, и открыл дверь вставленным в замок ключом, сидевшая в комнате девочка сказала ему совсем не то, о чем он думал.
– Вы пришли меня убить? – спросила Белла.
Было видно, что ей очень страшно, но она делает все, чтобы скрыть страх.
– Если бы тебя хотели убить, убили бы вместе с остальными, – ответил Сергей, внимательно ее разглядывая. – Король отдал приказ убить всех, но я запретил тебя трогать. Ты была против затеи отца и тяжело переживала случившееся. За твоего брата я не стал заступаться. Когда мальчишка его возраста с удовольствием рубит детским мечом тело родной тети...
– Это все мать! – с ненавистью сказала девочка. – Это она постоянно пилила отца, разжигая в нем жажду власти. И ваших гвардейцев она подкупила через своих людей. Отец об этом ничего не знал, а когда узнал, они долго ругались. А потом король прислал убийц, и у отца не осталось выбора. Но и тогда он не хотел трогать брата и его семью. Это сделала мать. Когда отец прибыл в столицу, все уже было кончено. Он тогда в первый раз ударил ее по лицу. И брата она таким воспитала. Что теперь будет со мной?
– Если хочешь, можешь жить здесь. Моим людям удалось спасти Лани, так что одна родственница у тебя осталась.
– Она никогда меня не простит, – покачала головой Белла. – Знаете, как меня будут называть за глаза? Мартино семя! А Лани такое скажет в глаза! И что я смогу возразить?
«Что за мир! – уже не в первый раз подумал Сергей. – У нас девчонка в четырнадцать лет – это еще девочка, а здесь это почти девушка, уже есть на что посмотреть. И почему они здесь все такие красивые, что его эта красота бьет по мозгам? А мужчины к этой красоте привыкли, они ее почти не замечают. Еще и девушки до замужества очень доступные, поэтому к ним такое отношение. У нас на красивую девушку оборачиваются, а здесь всем наплевать. На что смотреть, если все стройные и одна милее другой? Я где-то читал о рахите у горожанок, а здесь не то что рахита, даже просто больных не встречал. И у каждой на голове такая грива волос, что у нас любая умерла бы от зависти. Ладно, что-то меня с этими мыслями не туда занесло».
– Лани очень умная девочка, – сказал он Белле, – а я еще объясню, что ты ни в чем не виновата. Может, вы не станете подругами, но оскорблений ты от нее не услышишь. У меня к тебе будет просьба запереться и посидеть здесь в комнате до утра. За ночь много чего может произойти, а здесь ты будешь в безопасности.
– Почему вы такой добрый? – спросила она его. – Я ведь чувствую, что не нужна вам как женщина. Любой из тех, кого я знаю, убил бы меня просто на всякий случай. Вдруг я затаила на вас злобу, и все закончится ядом в бокале или ударом ножа?
– Следи за языком... женщина, – сказал он девочке, поворачиваясь к двери. – Я тебя понимаю, но в моем окружении будут разные люди. И не забудь запереть за мной дверь. Если хочешь есть, все равно не выходи и терпи до утра, потому что все слуги под замком.
В коридоре к нему подбежал Фар.
– Милорд, мы захватили внешние посты. Ваша хитрость сработала, так что почти не пришлось убивать. Завалили только офицера, который хотел поднять шум, и двух арбалетчиков. Остальные сдались и уже сидят в подвале, а их место заняли мои люди. Куртки с них тоже поснимали. Шума не было, и из дворца никто не успел сбежать. Вы хотели захватить арсенал? А не лучше ли сначала заняться казармами гарнизона? Тех, кто согласился ему служить, граф взял с собой, остальные сидят под арестом в казармах, как сидели мы. Я не знаю, сколько их там, но наверняка будет две-три сотни. И почти все солдаты графа там же. Если мы их захватим, остальные сами сдадут арсенал.
– Вы допрашивали пленных? Сколько в арсенале солдат Мартина?
– На допрос не было времени. Пока только узнали, что скоро их всех будут сменять. Значит, на смену придут еще три десятка бойцов. Этих тоже возьмем живыми. Нужно быть безумным, чтобы рыпаться, когда тебя взяли на прицел, а там под прицелом будут все.
– Тогда перебросьте к воротам еще людей. Они придадут вам больше убедительности и помогут отконвоировать пленных. А мне выделите несколько человек. Пусть спустятся в подвал и отберут несколько пленных для допроса. Послушаем, что они скажут.
Пленные рассказали немало интересного. Городской гарнизон отказался служить Мартину почти в полном составе. В этом была виновата его жена. Когда глава магистрата высказал сомнения в законности притязаний ее мужа на управление провинцией, она тут же велела его повесить, что и было сделано. Гарнизон столицы был набран преимущественно из горожан, которые в знак протеста стали расходиться по домам, не забыв прихватить с собой оружие. Когда спохватились, в казармах уже не было половины из четырехсот солдат и офицеров. Остальных спешно разоружили и на входе поставили караул. Приехавшему позже жены Мартину не удалось переубедить городских вояк. Новый герцог не захотел связываться с горожанами, поэтому не стал ничего менять, только перед уходом усилил караул и под страхом смерти запретил его командиру выполнять любые приказы своей жены. Всего было оставлено около сотни солдат, не считая тех, кто был во дворце и в городском арсенале. Шесть десятков посменно охраняли подходы к дворцу, а остальные стерегли остатки гарнизона. Еще оставленный старшим офицер отправлял по городу разъезды по пять человек. Толку от них было мало, но нужно было показать, кто хозяин в городе, и припугнуть грабителей. Надобность в этом возникла потому, что все стражники, кроме арестованного начальника, разошлись по домам и не собирались выходить на службу. А для чего выходить, если за работу никто не собирался платить? Первое, что сделала новая герцогиня, после того как повесила главу магистрата, это очистила городскую казну.
Как только закончили допрос, прибежал гвардеец, который сообщил, что смена караулов захвачена в полном составе и отправлена в те же подвалы.
– Вы хотели с ними поговорить, милорд? – спросил Фар. – Не лучше ли это сделать сейчас? Нам не помешают их мечи, и в подвалах почти не осталось свободных камер.
– Рано, – отказался Сергей. – Сначала нужно показать свою силу, а уже потом взывать к их разуму или патриотизму. Сейчас это не сработает. Пусть пока посидят, будут сговорчивее. Оставляем здесь минимум людей, а всех остальных переодеваем и ведем к казармам. Вначале пусть идут те, кто будет изображать возвращающуюся смену, а когда они захватят ворота, подоспеют остальные. Если все получится, до рассвета город будет в наших руках.
Захват казарм произошел с удивившей Сергея легкостью. У вояк Мартина не было паролей и отзывов, а у офицера не вызвало подозрения то обстоятельство, что смененные с караула солдаты пришли с большим опозданием, когда уже начало темнеть. Героев изображали немногие, остальные предпочли сдаться, как только оказались под прицелом десятков арбалетов. Трупы вынесли на улицу, сдавшихся посадили под замок, а потом открыли ворота в казармы и объявили общий сбор. Перед солдатами и офицерами выступил Сергей, который сообщил, что милостью короля является новым герцогом провинции и показал свою грамоту. После этого всех отпустил по домам, велев завтра выходить на службу самим и позвать тех, кто сейчас отсутствует.
– Вы можете дезертировать, – сказал он напоследок, – но через несколько дней сюда придет граф со своими солдатами, а через декаду-другую границу пересекут сотхемцы, которых он призвал на помощь. Если этому не воспрепятствовать, все очень плохо закончится и для королевства, и для всех нас. Сами знаете, что обычно творится в захваченных городах. А если на ваших землях армия нашего короля начнет сражаться с армией Мехала, да еще неизвестно, на чьей стороне будут герцоги...
– Думаю, что завтра придут все, – высказал свое мнение Фар, – или почти все. Вы им, милорд, все очень доходчиво объяснили. Мне самому стало страшно.
– Думаешь, мне не страшно? – ответил Сергей. – Я ведь никого не запугиваю, говорю о том, что должно случиться. Ладно, собираем людей. Оставь для охраны три десятка, а с остальными идем к арсеналу. Надеюсь, что там не возникнет больших трудностей.
Этим надеждам не суждено было сбыться. К арсеналу их не подпустили, велели убираться до утра и пригрозили вогнать болт в любого, кто подойдет ближе полусотни шагов.
– Их там четыре десятка, и у каждого арбалет, – сказал Фар. – У Мартина неплохие солдаты, а нас и без того мало. Надо что-нибудь придумать. Пленные говорили, что в арсенале есть запас воды, так что дня три-четыре в нем можно отсидеться, а там может подойти граф.
– Ветер дует от нас в сторону арсенала, – задумался Сергей. – Если разжечь несколько больших костров и бросить в них что-нибудь, дающее много дыма, они начнут задыхаться. Я видел в старых конюшнях груды гнилой соломы.
Через два часа охрана сдала арсенал. Надсадно кашляя и размазывая слезы по закопченным лицам, солдаты Мартина поспешно побросали оружие, готовые на все, лишь бы поскорее уйти из зоны задымления и вдохнуть полную грудь чистого воздуха.
– Быстро гасим костры, – скомандовал Сергей, – а то мы задымили полгорода. Пожарных завернули?
Пожарные, которые единственные из городских служащих не прекратили работу, примчались со своими бочками тушить пожар и стали первыми, не считая солдат гарнизона, узнавшими о смене власти.
– Еще стоят и смотрят. Им интересно, чем все закончится.
– Вот пусть они и тушат, а мы потом посмотрим, что осталось в арсенале. Наверняка Мартин запустил в него руку.
Оказалось, что осталось очень много оружия. Мечи и копья были старой ковки из не очень хорошего железа, но вполне подходили для ополчения. Ими можно было вооружить полторы тысячи человек. Особенно Сергея обрадовали арбалеты, хоть и старые на вид, но действующие. Их было две сотни, и к каждому хранилось не меньше сотни болтов, собранных в связки по двадцать штук.
– Еще много луков, – сказал Фар. – Только толку от них... Лучников мало, и у каждого есть свой лук. Разве что пригодятся стрелы. Такие наконечники с небольшого расстояния пробьют любые доспехи.
– А вот доспехов нет совсем, – пожалел Сергей.
– Их не хранят в арсенале, – объяснил Фар. – Доспехи на коже, а она без ухода быстро приходит в негодность. А кто здесь будет с ней возиться...
– Ладно, сейчас забираем все арбалеты и болты, запираем арсенал и идем отдыхать. До утра нужно хоть немного выспаться. Арсенал пока обойдется без охраны. С тем, что в нем осталось, ничего не случится. А завтра с утра соберем горожан.
Утром пришлось разбираться со слугами. Почти все были теми же самыми, сменились только повара, подавальщики и личные слуги герцога и герцогини. Всех новых слуг собрали вместе и вывезли в одно из пустующих зданий гарнизонных казарм.
– Позавтракаем всухомятку, – сказал Сергей, – но к обеду нужно вернуть прежних поваров или набрать новых. Положите мне на тарелку колбасу и хлеб, отнесу Белле. Фар, нашли кого-нибудь из магистрата?
– Нашли двоих, – ответил капитан. – Нам обещали, что скоро соберут жителей. Придут на площадь перед дворцом, так что вам дадут знать. Вы, милорд, сами нормально поешьте, а потом уже несите девочке. Если хотите, давайте отнесу я.
– Сжую колбасу на ходу. Ты всех предупредил насчет Беллы? Тогда я разрешу ей покидать комнату.
«Как-то все у меня слишком легко пошло, – думал Сергей, шагая по коридору с тарелкой в руках. – Горожан я уговорю, а там и полк подойдет. С Мартином должен справиться. Еще бы придумать, что делать с Мехалом».
Он постучал в дверь и назвал себя, после чего отдал тарелку открывшей дверь девочке.
– Как ты? – спросил он Беллу и получил в ответ пожатие плеч. – Можешь свободно ходить по дворцу, сейчас это безопасно, но выходить пока не стоит. Поваров еще нет, так что ешь колбасу.
– Что будет с отцом? Его казнят?
– А ты как думаешь? Он приносил присягу своему брату, но клялся в верности не только герцогу Олиманту, но и королевству Сандор. Убийство брата ему могли простить, а обращение за помощью к Мехалу не простят. Король уже вынес приговор, его исполнение – только вопрос времени.
– А если он все бросит и сбежит?
– Ты сама в это веришь? Ладно, на площади начали собираться люди, и я должен быть там.
Народ собирался медленно, и площадь заполнилась только через два часа. Для Сергея поставили бочку, на которую он и забрался.
– Вас слишком много! – крикнул он людям. – Чтобы меня услышало большинство, я буду вынужден кричать. Глотка у меня не луженная, поэтому, чтобы не сорвать голос, скажу только самое главное. Прошу тех, кто меня услышит, пересказать мои слова тем, кто этого сделать не сможет! Король не признал братоубийцу вашим герцогом, а сделал им меня. Граф Мартин и не надеялся, что ему оставят трон брата, поэтому сразу же направил своих людей к королю Сотхема Мехалу, обещая в обмен на помощь привести провинцию в его королевство!
Переждав поднявшийся шум, он продолжил:
– Большинство владетельных дворян не признали Мартина и не оказывают ему никакой поддержки! Но находятся среди них и те, кто рассчитывает поправить свои дела, вылизывая задницу Мехалу, и сделают они это за ваш счет! Мехал не даст им деньги, только мечи своих солдат. И он не удовлетворится вашей провинцией, ему нужны все наши земли! Король обещал нам помощь, но она не будет большой. В королевстве есть герцоги, которые сами не прочь занять трон! Жажда власти туманит им разум, заставляя вместо помощи в трудный час готовить королю удар в спину. Я не сомневаюсь, что мы справимся с Мартином, но, чтобы справиться с Мехалом, нужно напрячь все силы и действовать сообща! Я обращусь к дворянам и уверен, что многие приведут свои дружины, но против Мехала этого мало. В каждом городе живут те, кто обладает воинской сноровкой. Я хочу привлечь их на защиту родной земли! Лучше это делать им, чем гнать на убой мальчишек. Но им нужно хоть что-то заплатить, чтобы их семьи не пошли по миру, их нужно вооружить и содержать, и на все это нужны деньги. Король дал их, но мало. Герцогская казна пропала, как и казна вашего магистрата. Я призываю всех жителей столицы пожертвовать на защиту родной земли, кто сколько сможет. Сбор пожертвований мы объявим и в других городах. Я сам сегодня же отдам две тысячи золотом, это половина всего, что у меня есть! И отдаю я их не потому, что мне это нужно больше других, а потому, что лучше многих представляю последствия войны. Призываю раскошелиться купцов. Лучше отдать часть сейчас, чем потерять все, когда столицу возьмет приступом враг, а по нашим дорогам разбредутся дезертиры, разбойники и отряды сотхемцев. Чтобы вас не обманули нечестные люди, не отдавайте своих денег тем, кто заявит, что собирает пожертвования! Их будут собирать на этой площади только мои гвардейцы! Здесь же будет вестись запись добровольцев в нашу армию! Мы победим!
– Еще немного – и точно сорвал бы голос! – сказал он Фару. – Сколько приветственных криков! Кричат хорошо, надеюсь, что и деньги принесут. Дашь мне несколько людей в сопровождение. Надо съездить к купцам и снять свои деньги, чтобы сделать пожертвование. Что так смотришь? Думаешь, я сказал насчет двух тысяч ради красного словца? Нет, Фар, боюсь, что мы с вами скоро будем решать ни много ни мало судьбу королевства.

Глава 14

– Ваша светлость, – обратился к Аленару секретарь, – в воротах требует ее впустить некая Инна Коннер. Назвалась благородной леди, но не похожа на благородную. С ней какая-то девочка. Женщина ссылалась на герцога Аликсана. Какие будут приказания?
– Немедленно впустить и привести ко мне. Я вами разочарован, Пер. Если они уйдут, вы будете лично разыскивать их по всему городу, пока не найдете! Вы еще здесь?
«Да, охрану можно понять, – думал он десять минут спустя, рассматривая высокую и стройную женщину, дорожный костюм которой не скрывал прекрасно развитую мускулатуру. – Было бы неплохо заполучить ее себе. Как телохранителю ей нет цены. Одеть поприличнее и держать рядом. Хороший сюрприз для того, кто посмеет ко мне подобраться».
– Приветствую вас, леди, – сказал он женщине. – Рядом с вами благородная леди Лани Олимант?
– Не совсем так, ваша светлость, – ответила она, хмуро глядя на Аленара. – Рядом со мной герцогиня Лани Аликсан. Может, вы проявите уважение к дамам и предложите нам сесть? Я могу постоять, но миледи устала. Мы провели в седле полдня, и я уже начинаю жалеть, что приехала к вашему дворцу. Таким было пожелание герцога Аликсана, впрочем, он на этом не настаивал, просто предложил, так что мы можем и уйти.
– Прошу прощения за мою неучтивость и нерасторопность слуг, – сказал он Инне, поражаясь про себя той решительности, с которой она его одернула. – Конечно же, садитесь. Что просил передать герцог?
– Герцог просил ненадолго дать нам приют. Извините за неподобающий внешний вид, но пришлось бежать из дворца, бросив все вещи, да и ехали мы не в карете, а верхом. Завтра непременно закажем себе платья, деньги для этого есть.
– Вы мои гости, и побеспокоиться о ваших туалетах – это моя обязанность. Сейчас вам определят комнаты, помогут смыть дорожную пыль и переодеться хотя бы в халаты, а потом поужинаете. Рад знакомству. Посидите, я сейчас отдам необходимые распоряжения.
– Пер! – выйдя в приемную, сказал он вскочившему секретарю. – Сегодня вы мне больше не нужны. Сейчас отсюда выйдет эта женщина с ребенком, и вашей обязанностью будет доставить их в лучшие гостевые покои и приставить служанок, чтобы они могли привести себя в порядок с дороги, а потом поужинать. Так получилось, что у них нет с собой вещей. Найдите халаты на обеих, а завтра за мой счет пригласите приличного портного. Пусть закажут себе по паре платьев. Благородные дамы некоторое время будут моими гостьями. Все их желания следует по возможности выполнять. Если не сможете выполнить сами, докладывайте мне. Все ясно?
Весь следующий день герцог не беспокоил своих гостий, а они сами не выходили из своих комнат из-за отсутствия приличной одежды. На второй день, утром, привезли заказанные платья. Лани получила сразу два, а Инне второе обещали подвезти позже. Узнав об этом, Аленар пригласил обеих дам на завтрак. Домашние с интересом познакомились с юной герцогиней, а на ее компаньонку посматривали с любопытством, не понимая, отчего ей оказана такая честь. Инна вела себя безукоризненно, демонстрируя манеры, отточенные при дворе герцога Олиманта.
– Займи нашу гостью, – сказал Аленар младшей внучке, когда закончился завтрак, – а мне нужно поговорить с леди Инной. Прошу вас, леди.
Герцогу нужно было ехать к королю, поэтому он не повел Инну в кабинет, а свернул в пустующую после отъезда Алисии гостиную.
– Сядьте и подробно расскажите о том, что случилось в Ордаге! – сказал он, сам усаживаясь в кресло.
Внимательно выслушав ее рассказ, он несколько минут молчал, потом поднялся с кресла.
– Вы с мужем показали верность и мастерство. Не хотите перейти ко мне на службу? Хорошенько подумайте, я нечасто делаю такие предложения.
– Я не готова ответить, – сказала Инна. – Сначала мне нужно поговорить с мужем. В любом случае это будет после поездки к герцогу Аликсану.

Последние дни король все время пребывал в раздражении и изливал свое недовольство на окружающих.
– Ну и что успел сделать ваш хваленный Аликсан? – спросил он у герцога, забыв ответить на приветствие. – Есть уже какие-нибудь известия?
– Какие могут быть известия, если он сегодня только второй день в Ордаге? – ответил герцог. – Ему, наверное, вообще не до того, чтобы слать гонцов, но на этот счет должен побеспокоиться Стар. Узнаем, но не раньше чем через два дня. К войне все равно нужно готовиться. Пока ко мне приехала дочь убитого Дея, которую герцог Аликсан официально признал сестрой. Девочку привезла бывшая наемница, которой он дал дворянство. Сейчас обе гостят у меня.
– Привезите их к нам! – велел король. – Скажем, завтра к обеду. Мне будет интересно послушать, что там произошло, а сестра пообщается с герцогиней. Сколько ей лет?
– Ей около десяти. Леди Инну вы, конечно, не пригласите к столу?
– О чем вы говорите, герцог? Чтобы за моим столом присутствовали всякие...
– Тогда к обеду доставят только Лани, а ее компаньонку привезут позже.
– Не хотите поставить ее в неловкое положение? – с проснувшимся интересом спросил король. – Что в ней такого? Вы, случайно, не влюбились, герцог?
– Какая разница? – усмехнулся Аленар. – У меня есть планы на эту женщину и ее мужа. Ваш Анжи не появлялся?
– Этот поганец может и дальше сидеть в своем имении! – вспыхнул король. – Я должен покрывать его выходки, а когда мне один раз потребовалась помощь, получил отказ! Жалкий трус, который не смеет вызвать своего врага на поединок и подсылает к нему убийц! Вы были правы относительно последнего случая, это точно было его рук дело. Я это замял в память о прошлой дружбе, но делаю это в последний раз. Больше не желаю видеть его при дворе!
– Вам о нем говорили многие. Если хотите совет, я бы предложил присмотреться к герцогу Аликсану. Это был бы по-настоящему верный друг и опора трону.
– Посмотрим, герцог. Сначала ему нужно доказать, что он этого достоин. Ладно, отставим посторонние темы и займемся тем, ради чего вы приехали. В приемной должен дожидаться генерал Молен, не сочтите за труд позвать его сюда.
На следующий день Лани обедала с королем и его семьей. Скромная и красивая девочка с безукоризненными манерами понравилась всем без исключения. Скромной она оставалась до тех пор, пока не услышала пренебрежительного отзыва принцессы о ее новом брате. Разговор начала мать короля Ольда.
– Все говорят о новом герцоге, а я его до сих пор даже не видела! Надо было его мне представить.
– Там не на что смотреть, – высказалась принцесса. – Видела я его на принесении присяги. Крепкий, но очень низкий, мне такие не нравятся.
– Он красивый и очень сильный! – вспыхнула Лани.
– Сильный? – не поняла принцесса. – Ну и что из этого?
– Я имела в виду, что он сильный как мужчина, – покраснев, объяснила девочка. – У него была жена графиня Лара. Маленькая, красивая и жадная на любовь. Так она затаскивала его в спальню по три-четыре раза за день!
– А ты за ними следила? – съязвила принцесса.
– Нет, это слуги между собой говорили, а я случайно услышала.
– А что ты еще случайно услышала?
– Мы в начале лета ездили всей семьей на охоту, – начала рассказывать Лани. – Граф с графиней с нами тоже были. Папа без Серга вообще никуда не ездил. После охоты заночевали в доме, который специально для этого построен. Там еще живет лесничий с дочерью. Лара, как обычно, потянула графа в выделенную им комнату, а там такие двери, что все слышно. Как она кричала! Мама выгнала меня в мою комнату, а сама тоже схватила отца и в спальню. Так что не нужно о нем плохо говорить. Рост в мужчине не главное!
– Ты сказала о графине «была», – обратилась к Лани принцесса, – а что с ней случилось? Придворные что-то болтали, но тогда мне это было неинтересно.
– Ее отравили, – ответила девочка. – Его первую жену графиню Продер тоже убили.
– Он был женат на сестре твоего Анжи? – спросила мать короля.
– Они не успели сходить в храм, – неохотно ответил король. – Не напоминайте мне об Анжи, он больше не появится при дворе!
– Жаль, – огорчилась принцесса. – Приятный молодой человек, и есть на что посмотреть.
– В кровати – может быть, – зло сказал король, – а в остальном мерзавец и трус! Из-за него пришлось сделать герцогом человека, пришедшего неизвестно откуда, без роду и племени! Думаешь, это прибавит ко мне любви у остальных герцогов?
– А когда герцог Аликсан будет в столице? – спросила принцесса брата.
– Еще не скоро, – ответил он. – Об Аликсане можешь не думать, замуж ты за него не выйдешь!
– А за кого мне выходить? – разозлилась сестра. – За двенадцатилетнего сына Ива? За брата Мехала ты меня не отдашь, а сын Аглаи уже женат! А у тех герцогов, с кем можно породниться, тоже нет никого подходящего! Хочешь, чтобы я осталась старой девой?
– Угомонись! – сказала ей мать. – Тебе не о замужестве с ним надо молить богов, а о том, чтобы он удержался и отвел от нас беду. И дело даже не в войне с Мехалом, а в том, что твой брат лишился сильного союзника. Со смертью герцога Олиманта королевский дом так ослаб, что герцогу Рошти может прийти в голову мысль, что он ничем не хуже нашего Андре, и что сейчас подходящее время всем это доказать. Тогда нас просто убьют. Я-то свое пожила, вас жалко.
Сегодня обед закончили раньше обычного. Принцесса забрала Лани к себе расспросить о ее новом брате, а король пошел в свой кабинет, куда должны были доставить бывшую наемницу. Зайдя в приемную, он увидел молодую красивую женщину, которая при его появлении поднялась с дивана.
– Леди Инна? – спросил он ее.
– Да, ваше величество!
«Красивая, – подумал король, – и сильная. Интересно, какая она в постели. Жаль, что уже стара: лет двадцать пять точно будет».
– Зайдите в кабинет. Я хочу услышать все то, что вы рассказывали герцогу Лантару.
Через полчаса король удовлетворил свое любопытство и отпустил Инну, которая осталась ждать герцога в приемной. Там ее и нашел Аленар. На вопрос, куда подевалась Лани, Инна ответила, что она должна быть у принцессы.
– Пойдемте за ней вместе, – сказал герцог. – Заберем и сразу уедем.
В апартаментах принцессы оказалась лишь одна из ее служанок, которая направила их в зимний сад. Когда пришли и герцог открыл дверь, услышали, как Лани увлеченно о чем-то рассказывает принцессе:
– Их было четверо, и Инна всех раскидала! Здоровенные мужики, все в коже и с оружием. Как они летали! Один упал на стол к соседям, прямо на тарелки, так они ему еще добавили и сбросили на пол.
– А из-за чего они к вам прицепились? – спросила принцесса.
– Это они не к нам прицепились, а к Инне, – смутилась девочка. – Она хоть и сильная, но стройная и красивая. Вот один и подошел. Схватил ее за руку и говорит, что у него есть деньги, а с девчонкой ничего не случится. А если она боится меня оставить, может забрать с собой. У него, мол, еще есть друзья. Ну она ему и врезала. А эти друзья сидели рядом. Ну и понеслось. А когда все четверо лежали на полу, она достала кинжал и срезала у всех с поясов кошельки. Один бросила хозяину постоялого двора, а остальные – к нам в сумку. Я потом спрашивала, все ли наемницы умеют так драться, так она сказала, что драться без оружия ее научил мой брат. Они служили у Серга, и он посчитал, что такое умение не помешает. Когда увижу брата, тоже попрошу его со мной заняться!
– Вы не рассказывали об этом своем подвиге, – тихо сказал Аленар.
– Было бы чем гордиться, – так же тихо ответила Инна. – Набила морды хамам. Это было уже в дороге, а вас интересовал Ордаг.
– Извините, дамы! – громко сказал герцог, выходя из-за кадки с каким-то деревом. – Герцогиня, нам нужно возвращаться. Ваше высочество, я забираю вашу гостью.

– Наконец-то, вы соизволили появиться! – сказал Сергей вошедшему Джоку Лишнею. – У меня каждый человек на счету, а служба безопасности продолжает сидеть в подполье!
– Не было, значит, не мог прийти, – невозмутимо ответил Джок. – У вас, герцог, своя работа, а у меня своя. У Мартина в столице остались не только полторы сотни солдат, у него есть сторонники среди горожан. А кроме сторонников есть те, кто не прочь заработать, и плевать они хотели на последствия для всех остальных! Вот таких я со своими парнями и вычищал эти три дня. Думаю, что никто пока не донес графу о событиях в столице. Ну как, много собрали солдат?
– Помимо гвардии и четырех сотен солдат гарнизона, завербовались больше трехсот бывших солдат из числа жителей, и на мою сторону перешли полсотни солдат графа.
– Значит, всего около тысячи человек. Мало, очень мало! Когда граф пришел сюда со своим полком, у него было только пятьсот солдат, не считая малочисленной кавалерии. А сейчас у него, по моим сведениям, уже три тысячи, а будет еще больше. Мартину удалось показать силу, взяв с ходу два замка строптивых баронов, а о вас пока никто не знает. Все считают, что король молчит, а на носу вторжение войск Мехала, с которым у графа союз. Своя шкура, как известно, дороже, поэтому кое-кто из дворян даёт ему людей, деньги, и продовольствие для армии. Если ничего не предпринять, он в ближайшие дни увеличит свою армию вдвое.
– Мы тоже удвоим свои силы. Собрано больше ста тысяч золотом, и в ближайшие города уехали вербовщики, которые приведут людей и соберут пожертвования. Направлены гонцы на запад, где пока нет людей Мартина. Так что дворяне будут знать, что король назначил герцога и поручил ему борьбу с мятежом. Я не могу рассылать больше гонцов, просто не хватает людей. А в восточном направлении соваться рискованно, потому что где-то там вся армия Мартина. Есть у меня одна идея, но для ее реализации нужен толковый человек, сам я пока не могу никуда отлучаться.
– Что за идея?
– Послать отряд конницы пощипать Мартина. Пойдут под прикрытием помощи кого-нибудь из окрестных дворян, поэтому, если налетят на мятежников, просто спросят, как найти герцога, и спокойно уйдут. Задача – вырваться в восточную часть провинции, опередить людей графа и объяснить обстановку дворянству, приняв помощь тех, кто останется верен короне. Если таких будет много, они смогут усилиться настолько, что не пропустят к Мартину подкрепления и продовольствие. На моей родине таких называли партизанами. Главное – избегать прямых столкновений с основными силами мятежников и не допускать их дальнейшего усиления.
– Найду я вам такого человека и еще двух ему в помощь из тех, кто неплохо знает те места. Сколько людей они поведут?
– Полсотни должно хватить и не вызовут подозрения.
– А что думаете делать с Мехалом?
– Я о нем забыл и не думаю вспоминать, пока не закончу с графом. Зачем зря портить нервы? Сначала нужно разделаться с мятежом и укрепиться в провинции.
– А если не успеете?
– Разверну партизанскую войну. Лесов здесь хватает, а желающие найдутся. Хоть как-то помогу королю. Что вы на меня уставились, Джок? У вас есть план лучше?
– Нет у меня плана. Но если вы уйдете в леса, король отберет у вас титул.
– Зато останусь жив и принесу пользу, – сказал Сергей. – Неприятно, конечно, и не из-за самого титула, а потому что его лишение посчитают позором. Я так не подумаю, подумают другие, а мне с ними жить, если уцелею.
– Я тоже направлю на север, в приморскую часть провинции, одного человека, у которого там немало знакомств. Путь неблизкий, да еще пройдет время, пока они там раскачаются, так что с Мартином нам не помогут, а вот с Мехалом могут. Когда придет королевский полк?
– Спросите что-нибудь полегче. Его величество просто буркнул, что даст полк, а когда он появится, меня не поставили в известность.
– Мой вам совет: высказывайтесь в отношении короля с большим пиететом. Я на вас не донесу, но желающих это сделать будет много. У вас отношения с королем и так далеки от дружеских.
– Спасибо за совет, постараюсь учесть. Когда появятся ваши люди? Мне нужно с ними поговорить, и потребуется время на сбор отряда.
– Постараюсь прислать после обеда. Вы отправили гонца к королю?
– Я не отправлял, это сделал Стар. Он на меня зол за девочку, поэтому могу представить, что в донесении. Ладно, отчитается о захвате Ордага, и мне этим не заниматься.
– Зря вы, милорд, так говорите. Я хорошо знаю Стара. Фанатично предан королю, но честен и не будет делать гадости. Опишет все, как было.
– Ваша светлость! – зашел в кабинет его секретарь. – Вернулся отряд, посланный по деревням набирать лучников. – Привезли восемьдесят два человека. После обеда выедут снова.
– Хорошая новость, спасибо, Рашт. Передайте им мою благодарность.
– Собираете охотников? – сразу догадался Джок. – Хорошее дело.
– Да, я сразу о них подумал. Кругом леса, и каждый третий крестьянин подрабатывает охотой. Зимой это у многих основное занятие. Все не бросят свои хозяйства и не уйдут к нам, но сотни три-четыре наберем. В арсенале много боевых луков и стрел, так что их есть чем вооружить. А стрелки могут сильно помочь. Тем, кого отправили в города, приказано покупать арбалеты. Лучника готовят несколько лет, да и не все способны к хорошей стрельбе, а арбалетчика можно обучить за несколько дней. Я удивился тому, что у вас совсем не знают дротиков, да и копья не додумались метать, а только наносят ими колющие удары.
– Если копье твое основное оружие, как его метать? – удивился Джок. – Неизвестно, попадешь в кого-нибудь или нет, а оружия лишишься.
– Если копье легкое, оно может быть не основным, а вспомогательным оружием. Метнул его во врага и берешься за меч. А дротик – это небольшое и легкое копье. Один воин может нести их штук пять, а то и больше. Чаще всего одни кидают, а другие подают следующие. Броня у вас плохая, поэтому вся надежда на щит, а они есть не у всех. А теперь представьте, что выбегают сто человек и бросает в строй врага пять сотен таких копий. В строю не спрячешься, и не получится принять на щит больше двух дротиков, потому что его будет трудно держать. И щиты у вас паршивые.
– А у вас лучше? Откуда вы родом, милорд, если не секрет?
– Какие от вас секреты, Джок! Все равно раскопаете. Я издалека, здесь не знают о моем королевстве, да и мы о вас не слышали, только об империи. А щиты у нас полностью из железа, а не деревянные с бляшками, как здесь. Ваш щит может защитить от меча, но вряд ли выдержит сильный удар копьем, не говоря уже о боевом топоре.
– А у вас есть что-нибудь получше копий и топоров?
– Есть, но это очень сложное оружие. Даже если бы я знал, как его сделать, на изготовление понадобятся годы.
– Ваша светлость! – вторично заглянул в кабинет секретарь. – Из магистрата принесли первую партию копий вашего указа.
– Вот это кстати! – обрадовался Сергей. – Несите все сюда, Рашт. Возьмите эти бумаги, Джок, и отдайте тем вашим людям, которые пойдут с отрядом. Пусть вешают в каждом городе, а в селах просто читают. Указ написан так, что будет понятен даже круглому дураку. В нем перечислены все преступления графа, включая обращение за помощью к врагам королевства, и указано, что король не признает его право на герцогский трон и приговаривает к смерти, а я, как сюзерен дворян провинции, лишаю титула графа и права на управление графством. Он сам и все те, кто его поддерживают, объявляются мятежниками и будут караться смертью. Все роды, которые послали в помощь Мартину хоть одного человека, будут лишаться своих имений. Им дается возможность избегнуть наказания, если до конца месяца покинут мятежника.
– Значит, у них еще пятнадцать дней, – прикинул Джок. – Могут не успеть.
– Срок даю с запасом. С Мартином столкнемся раньше. Если хоть часть его людей разбежится, уже будет легче.
После обеда к нему пришли трое людей Джока.
– Барон Витор Дельнер, – представился здоровенный вояка, весь обшитый железом, – а это мои помощники.
– У вас нет имения? – спросил Сергей.
– Младший сын, – лаконично ответил барон.
– Если выполните все, что от вас требуется, получите баронство, – пообещал Сергей. – Наверняка указу последуют не все, поэтому после мятежа немало имений поменяют своих владельцев. Вам уже говорили о ваших задачах?
– В самых общих чертах, ваша светлость.
– Тогда слушайте. Прежде всего, вы должны понимать, что боритесь не с благородным противником, а с подлыми мятежниками. Если мятеж удастся, на нашу землю придут сотхемцы и мы все умоемся кровью. А если короля предаст еще кто-нибудь из герцогов, погибнет все королевство! Читали мой указ? Тогда должны все понимать. Слушайте, как обычно воюют партизаны. У них намного меньше сил, чем у противников, поэтому обычная тактика – это засады и неожиданные налеты. Налетел, ударил больней и быстро ушел, пока враг не опомнился. Делайте засады на дорогах. Подрубите деревья, чтобы их можно было легко свалить, и перекрывайте дорогу спереди и сзади. Старайтесь меньше драться врукопашную и больше пользоваться арбалетами. Они будут у каждого. Прицельный залп из полусотни арбалетов сразу же выкосит небольшой отряд. Ваша задача – перехватывать людей Мартина, которых он посылает договариваться о помощи, и захватывать тех, кто эту помощь везет. Чтобы действовать эффективно вам будет нужна база.
– А зачем, ваша светлость? – не понял барон. – Сейчас же лето.
– А куда вы собираетесь девать пленных? Или думаете вырезать всех подчистую? Это не садхемцы, барон, а наши люди, которые по глупости или обманом втянуты в мятеж. Настоящих врагов среди них немного. Мятеж закончится, и нам еще придется драться с Мехалом. И большинство из тех, кого вы возьмете в плен, тоже будут с ним драться плечом к плечу с вами. Поэтому надо договориться с кем-нибудь из дворян на востоке, что вы будете приводить им пленных и свозить захваченные у мятежников оружие и продовольствие. А за охрану всего этого я с ними позже щедро рассчитаюсь. Старайтесь увеличить свой отряд, а если он станет больше сотни мечей, поделите его на два. Небольшими отрядами легче действовать и проще уйти. А если надумаете что-то серьезное, на время можно и объединиться. Расклеивайте в городах мой указ и, если будут добровольцы, смотрите сами, кого можно брать. Я дам деньги на первое время, а дальше вы уже сами. Партизаны всегда живут за счет врага и помощи дружественного населения. Не вздумайте только грабить крестьян! За все нужно платить и объяснять, кто вы и за что боритесь. Если захотят присоединиться, не отказывайте. Оружия для этого у вас будет достаточно. Если при проходе тех мест, где сейчас стоит воинство Мартина, нарветесь на крупный отряд, скажите, что идете на помощь новому герцогу. Это даже не будет ложью. Попросите проводника к Мартину, и у вас будет первый пленный. Все поняли? Вам, главное, не подставиться сразу, потом появится опыт и будет легче.
Они ушли, а к Сергею уже сидел в приемной следующий посетитель.
– Приветствую уважаемого главу магистрата! – первым поздоровался герцог. – Присаживайтесь, Вилем, нам есть что обсудить. Сначала расскажите о том, как идут дела с изготовлением дротиков.
– Раздали мы на них заказы, ваша светлость, – ответил глава. – И древки делают, и наконечники куют. Только уж больно много вы их заказали. Все будут делать самое малое пять дней.
– Будем надеяться, что Мартин даст нам это время. Стражу набираете?
– Делаем все, как мы с вами договаривались. Набираем еще сто стражников и сто солдат для городского гарнизона. И все это за счет города. Еще купцы набирают дружину, но только для охраны своего квартала.
– Очень она им поможет, если враг войдет в город, – недовольно сказал Сергей, – а у нас перехватывают знающих бой людей. Поговорили бы вы с ними. Место их дружины не у заборов торговых домов, а в моем войске. Мы или все победим, и тогда им ничего не будет угрожать, или падем, и весь город будет разграблен. Их дружину тогда никто не заметит.
– Я поговорю, – согласился глава. – От нас нужно что-то еще?
– Делается все, что нужно и можно сделать. Можно еще поискать среди горожан тех, кто хорошо стреляет из лука, чтобы временно вступили в армию. Нам сейчас главное – задавить мятеж, а лучники – это наша ударная сила. Неплохо бы еще наделать стрел. В арсенале их немало, но запас не помешает. Только наконечники делать не надо, их у нас много.
– А можно освободить столицу от налогов? – спросил глава. – Хотя бы на два-три года, ваша светлость? Мы все-таки больше других делаем для вашей победы!
– Я это ценю! Только давайте не будем, уважаемый Вилем, говорить об этом раньше времени. Обещаю, что мы еще вернемся к этому разговору после победы.
После главы к нему подошел Фар.
– Не скажете, капитан, почему у вас так мало кавалерии? – спросил его Сергей.
– Я над этим не задумывался, – отозвался гвардеец. – Может, потому, что большие войны случаются очень редко?
– Не уловил смысл, – признался Сергей. – Объясните.
– Конницу выгодно использовать, когда ее много. Те, кто идет впереди, почти всегда гибнут, но все-таки сминают строй пехоты, а идущие за ними довершают разгром. Небольшие отряды конницы очень уязвимы. Кони ничем не защищены, да и на всадниках немного железа. А пехоту с собой не потаскаешь, конница от нее всегда отрывается. Поставьте колья или копья в два ряда и всадники на них не полезут. А если пехоту еще прикрывают стрелки... Поэтому конных используют для связи и для добивания уже бегущего противника. Самое время выпускать кавалерию, когда враг в панике бежит. Скачи себе и руби спины. А содержать всадника намного дороже, чем пехотинца. Да и народ охотнее идет в пехоту. Хоть и топать своими ногами, но больше шансов остаться в живых.
– Наверное, все дело в том, что у вас плохие доспехи, – сделал вывод Сергей. – У нас не только всего всадника защищало железо, коней тоже прикрывали, а всадники использовали длинные копья, которые помогали нанести первый удар. А у вас я видел копья только у пехотинцев.
– Есть у всадников копья, – сказал Фар, – только не у всех и короткие. Они больше напоминают ваши дротики, только толщиной с нормальное копье. Многие в битве орудуют мечом и копьем одновременно. Очень эффективный стиль боя, только ему долго учиться. А длинное... Если на скаку за что-нибудь зацепишься, мигом вылетишь из седла. И если в строй ударить на разогнавшейся лошади, будет то же самое.
– У нас вроде не вылетали. Ну ладно, нет кавалерии – нам же лучше. Хотя... если наши солдаты побегут, Мартин бросит на них своих всадников?
– Почти наверняка. Только бегство должно быть убедительным.
– Учтем. Нужно выспаться, пока есть возможность. У вас, капитан, заморенный вид и красные глаза. Бросайте все и сегодня пораньше ложитесь спать. И я тоже лягу. Мы с вами много всего сделали за последние дни, так что можем себе это позволить.
– Да, – сказал Фар, – пойду отдохну. Если все, что мы начали, успеем доделать, нас не сковырнут. Эх, дал бы нам Мартин еще хотя бы пять дней!
– Должен дать больше, – сказал Сергей. – Лишь бы к нему не сбежала какая-нибудь сволочь, да от него не было проверяльщиков.

Глава 15

– Прибыл гонец от Стара, – довольно сказал король Аленару. – Вашему Аликсану удалось захватить дворец и город. Сейчас он пытается собрать больше сил для борьбы с графом. Впрочем, он своим указом лишил Мартина графства.
– Аликсан уже больше ваш, чем мой. Вы отправили ему полк?
– Пока еще нет. Дня через два отправлю. Представляете, он отменил мой приказ! Я приказал Стару казнить всю семью Мартина, а он запретил трогать его дочь! Правда, Стар пишет, что она тяжело переживала все случившиеся, но все равно я возмущен!
– Вы поставили герцога в известность о своем приказе? Нет? Тогда какие к нему могут быть претензии? Вы, ваше величество, обошлись с ним как с мальчишкой, поставив перед фактом, да еще через людей, которых формально ему подчинили. И потом такие вещи лучше решать на месте. Я бы доверился его чутью.
– Если верить Стару, вы, герцог, являетесь истинным виновником мятежа. Он пишет, что Мартин не собирался захватывать власть, и все, что случилось до того, как вы отправили людей за его головой, произошло благодаря его жене, которая действовала сама через своих людей. А вы просто не оставили ему выхода. И семью герцога вырезали люди графини, она получила за это от мужа по физиономии.
– Да, ошиблись, – признал Аленар. – Только по большому счету в случившимся все равно виноват Мартин, а не мы с вами. Мы только ускорили развязку. Рано или поздно графиня сделала бы свое дело. В таких случаях надо не бить морду, а рубить голову. А если на это нет сил, он и дальше шел бы на поводу у жены.
– Ваш брат захватил столицу, – сообщил Аленар Лани за обедом. – Семья графа казнена по приказу короля, теперь дело за самим графом.
– Мне из всей его семьи жалко одну Беллу, – сказала девочка. – Мы с ней дружили, и я ни за что не поверю тому, что она была рада смерти моих родителей и брата.
– А ее не казнили. Вмешался ваш брат и отменил приказ короля. Вы правы, она очень переживала случившееся. Так что двоюродная сестра у вас есть.
С семьей герцога обедала одна Лани, поэтому девочка прибежала в выделенные им комнаты поделиться радостным известием.
– Не надо так носиться, – сказала Инна, которая наедине не придерживалась со своей подопечной этикета. – Запутаешься в платье и расквасишь нос.
– Послушай, что я тебе расскажу! – выпалила Лани и пересказала все, что услышала от герцога. – Может, уже можно вернуться? Сюда приехали, как-нибудь доберемся обратно.
– У меня приказ ждать, – покачала головой Инна. – Думаешь, я не хочу увидеть мужа? И твоему брату сейчас не до тебя. Идет война, и он должен заниматься делами, а не переживать из-за сестры. Поедем, когда он разрешит.
– Слушай, Инна, что я придумала! У меня здесь столько свободного времени! Весь день маюсь одна. Вот я и подумала насчет борьбы. Зачем ждать, когда я приеду к брату, если он уже научил тебя? Давай теперь ты научишь меня?
– Он не всему меня научил.
– Мне пока хватит того, что ты знаешь. Ну давай, что тебе стоит?
– Мне это ничего не стоит, это будет стоить тебе. Будешь уставать, и начнут болеть мышцы. Боем занимаются только тогда, когда это действительно нужно человеку, иначе будет пустая трата времени и сил.
– А то я это время трачу с толком! Я хочу и буду заниматься! Я упорная, ты же знаешь. Хочу, как и ты, бить морды всяким хамам! Не всегда же ты будешь рядом.
– А как на это посмотрят другие?
– Брат не запретит, а это главное. Остальные промолчат, и мне по фиг, что они подумают! Герцогиня я или нет? Моя бабка занималась с мечом, ну и что? Ну покрутил дед пальцем у виска, но не запретил же!
– Что за словечки? Откуда этот «по фиг» и что он значит?
– Это Серг иногда так говорит. А значение может быть разное. Оно мне поэтому и нравится.
– Действительно, полезное слово, – улыбнулась Инна. – Кажется, я его слышала несколько раз от герцога. Ладно, если хочешь, займемся борьбой. Не знаю, как будет насчет битья морд, но сильнее станешь, а это уже хорошо. Только для тренировок нужно пошить специальный костюм со штанами, как у мальчишек.
– Ну и пошьем! Что у нас нет денег? На платьях сколько сэкономили. Скажи сегодня Перу, пусть пошлет слугу за мастером.
– Хорошо, скажу.
– А чему ты меня будешь учить?
– Начнем со стоек, потом ты научишься их менять и вообще правильно двигаться. Научу, как падать, чтобы не ломать кости. Попутно будешь делать упражнения на растяжки и увеличение силы. Сейчас у тебя совсем нет мышц. Потом уже начнем разучивать упражнения.
Вечером их навестил Аленар.
– Был еще один гонец, – сказал он Инне. – Ваш муж просил передать, что с ним все в порядке. Да, хотел спросить, зачем вам мальчишеский костюм?
– Чтобы я могла научиться бить морды! – объяснила Лани.
– Миледи выразила желание заниматься борьбой, – засмеялась Инна, глядя на удивленное лицо Аленара. – Я не возражаю, вреда от этого не будет.
– А польза? – спросил герцог. – Она действительно сможет сопротивляться взрослым?
– Только через три-четыре года. Но если будет упорно тренироваться, окрепнет и станет значительно сильнее. Эта борьба позволяет хорошо тренированному ребенку какое-то время защитить себя от взрослого, который привык полагаться только на силу оружия. Побарахтается и выиграет время. Иногда этого достаточно, чтобы спастись. Вот только не знаю, где этим заниматься. Здесь есть ковры, но мало места.
– Сейчас пустует фехтовальный зал, – сказал Аленар. – Я прикажу, чтобы постелили пару ковров. Там вам никто не будет мешать.

– Уже прошло пять дней. Как вы думаете, Джок, наш отряд добрался до места? – спросил Сергей Лишнея. – По времени вроде должны, если Мартин не ушел на восток дальше, чем мы рассчитывали.
– Не уйдет он далеко, милорд, оставив семью с такой слабой охраной, – хмуро ответил Джок. – Жаль, что убили офицера, который отвечал за связь, и теперь мы не знаем, должен ли он был посылать гонцов Мартину и как часто. Я думаю, что должен. А раз не посылает, значит, скоро у нас объявиться кто-нибудь с проверкой от самого графа. Я велел усилить разъезды. Этих проверяльщиков непременно нужно захватить или хотя бы перебить. Тогда выиграем еще несколько дней.
– Было бы хорошо, – согласился Сергей. – И дворянское ополчение постоянно подходит, и наши отряды привозят лучников. Их уже больше трехсот. Если так пойдет и дальше, скоро выгребем из арсенала все луки, и тем, кто придет позже, придется воевать с охотничьими. Стараниями магистрата получаем много стрел, и дротики уже готовы, люди с ними тренируются. Я всех гвардейцев распределил по разным отрядам, чтобы обеспечить хоть какое-то управление. Собрали три тысячи вооруженных людей, но толпа – это еще не армия. Хорошо, что каждый второй служил в армии или дружине, иначе я повесился бы от безысходности. А остальных сейчас гоняют.
– Сколько у нас людей ушло за помощью?
– Пятнадцать групп, не считая тех, кого вы направили на север. Это около трехсот человек. Дня за три все должны собраться, и больше уже никого посылать не стану. Ближние все оповещены, а посылать к дальним нет смысла: все равно они не успеют добраться. Нам бы превратить в подобие войска тех, кого уже собрали.
– Золото еще есть?
– Золото привезли из городов, куда ездили с вербовкой, да и столичное мы израсходовали только наполовину. А почему вы спрашиваете?
– Его нужно перед сражением вывезти из города и хорошо спрятать. Если проиграем, оно не должно попасть в руки Мартину.
– Ваша светлость! – заглянул в кабинет секретарь. – В приемной солдаты, которые привезли пленного.
– Какого пленного? – удивился Сергей. – Скажи, пусть заходят.
– Милорд! – обратился к нему вошедший первым офицер. – Я командовал разъездом на восточном тракте. Три свечи назад мы увидели всадников, которые ехали в сторону города. По нашивкам это солдаты Мартина. Они отказались сдать оружие и ехать под конвоем, и мы были вынуждены применить силу. Трое из них убиты, а восемь человек захвачены в плен. Сюда доставили офицера.
– Спасибо за отлично проделанную работу! – поблагодарил Сергей. – Давайте его сюда.
Двое солдат ввели офицера со связанными руками и большим синяком под левым глазом.
– Я так и знал, что это ваша работа! – увидев Джока, с яростью сказал пленный. – Так действуют только разбойники! Извольте поступать, как это положено с пленным и дворянином!
– Как вы думаете, ваша светлость, – лениво сказал Джок, не глядя на офицера. – Нам его сразу повесить, или сначала допросить?
– А для чего нам тратить время, которого и так немного, – поддержал его игру Сергей. – Моим указам они все объявлены бунтовщиками, поэтому отдадим его палачу, а уж он пусть сам выбирает, вешать его или будет проще отрубить голову.
– Как это вешать? – побледнел пленный. – Благородного дворянина?!
– За шею, – любезно объяснил Сергей, – и не благородного дворянина, а подлого мятежника, человека, который предал своего герцога, своего короля и свой народ. Но, может, пойдем навстречу молодому человеку и отрубим ему голову? Все равно виселиц на них всех не хватит.
– Вы это серьезно? – все еще не мог поверить офицер. – Герцог будет...
– Послушайте, милейший, – холодно сказал Сергей. – Вы что, идиот? Неужели вы думали, что будете верой и правдой служить человеку, пошедшему против воли короля и позвавшему врага на родную землю, и к вам будут продолжать относиться по-благородному? Тот, кого вы зовете герцогом, не только не герцог, он уже даже не граф, а все, кто не покинет его до конца месяца, будут повешены, а их семьи выгнаны из имений. Все еще не понятно? Я новый герцог, назначенный королем вместо подло убитого вами Олиманта.
– Ваша светлость! – на лице пленного офицера не было ни кровинки. – Кто же знал?!
– Я могу допустить, что вы не видели моего указа, – сказал ему Сергей. – Могу даже допустить ваше незнание того, что Мартин обратился за помощью к Мехалу. Но голова у вас на плечах пока еще есть! Вы ею могли подумать? Герцогство – это не баронство и даже не графство! Это там можно прирезать родного брата, занять его место и никто не скажет ни слова против. А герцога утверждает король, и правит он волей короля! И поднимая на него руку, вы тем самым нарушили королевскую волю. Ну и кто после этого утвердил бы вашего Мартина?
– Я связан присягой...
– Присяга, данная тому, кто сам нарушил присягу и законы королевства, не имеет силы. Отвечайте, кто и зачем вас отправил в Ордаг?
– Герцог... граф... простите, Мартин. Меня направил Мартин выяснить, почему уже три дня нет посыльных.
– Где вы с ним расстались?
– Лагерь стоял возле Лардуи.
– Небольшой городок на востоке, – ответил Джок на вопросительный взгляд Сергея. – Отсюда до него три дня пути.
– Сколько вас всего? – продолжил допрос Сергей.
– Около пяти тысяч, ваша светлость! В последнее время почему-то перестали подходить подкрепления. Мало того, пропало несколько отрядов фуражиров. Да и города не поставили обещанного, поэтому герцог... простите, Мартин хотел сменить лагерь.
– Два дня посидите под замком, – сказал пленному Сергей. – Потом вам дадут коня и стопку моих указов. Вашей задачей будет найти лагерь Мартина, раздать указы офицерам и грамотным солдатам и исчезнуть, прежде чем Мартин отдаст приказ вас повесить. Если все выполните, с вас снимем обвинения, а ваша семья сохранит свое имение. И своим товарищам поможете избегнуть виселицы. Возражения есть? Уведите.
– Значит, у нас еще восемь дней, – сказал Джок, когда они остались вдвоем.
– Я бы считал шесть. У Мартина могут сдать нервы. Даже дураку ясно, что здесь что-то произошло, если до сих пор никого не прислали. Я вообще не понимаю, почему он их здесь оставил.
– А что ему еще оставалось делать? – пожал плечами Джок. – Объявить себя герцогом и исчезнуть из столицы со всей семьей? Да и уходил он не на прогулку, а в бой всего с пятью сотнями солдат. С его точки зрения, было безопасней оставить их под охраной полутора сотен солдат в мирном городе. Если бы не вы, ничего бы с ними не случилось. Король до сих пор не прислал бы войск. Нет даже обещанного вам полка. Вам повезло с подземным ходом и гвардией, у другого так гладко не вышло бы.

– Поднимайте армию, Жерар, – мрачно сказал герцог. – Уже восьмой день, как мы отправили Роба в столицу, и до сих пор от него нет известий. Я сделал глупость, оставив там семью, и теперь должен спешить в надежде, что можно хоть что-то исправить.
– Ваша светлость, армия не готова! Если не считать ваших солдат, людей графа Ротхама и дружин нескольких баронов, это пока сборище вооруженных людей, которыми от нас откупились! Нужно проводить тренировки на слаженность, а многие из них до сих пор путают правую ногу с левой! И как быть с наемниками? Мы заплатили аванс, и они должны вот-вот подойти! Это полторы сотни первоклассных воинов!
– Я все понимаю, но не могу больше ждать! Раскройте глаза, Жерар! Нас переиграли, и не будет никаких наемников. Король каким-то образом заслал сюда своих людей. Отказ выполнять обещанное, пропавшие фуражиры и не пришедшие наемники – это звенья одной цепи. Еще немного, и, чтобы прокормить армию, придется разграбить все окрестные деревни. Уже второй день в армию не пришел ни один человек! Мало того, из нее уже начали бежать! Поднимаем армию и идем к столице. И вышлите сильное охранение, чтобы не влететь в засаду.
– Милорд! – сказал вошедший в шатер герцога барон Лораш. – Я нашел у своих людей вот это. Почитайте, это о вас.
– Мне незачем больше спешить, – помертвевшим голосом сказал Мартин, прочитав бумагу. – Король казнил мою семью. Ладно, Глая заслужила свою судьбу, но в чем виноваты дети?
– Вам не говорили, милорд, – нерешительно сказал Жерар, – но ваш сын по наущению матери рубил мечом тело своей тетки.
– Стерва! – выругал покойницу Мартин. – Как же ослепляет любовь! Но теперь у меня нет обратного пути. А вы можете уйти, по указу у вас еще есть время.
– Я с вами до конца! – сказал Жерар. – Мой сюзерен не король, а вы.
Барон поклонился и, не сказав ни слова, вышел из шатра.
В армии, которая через два часа свернула лагерь и вышла на тракт, не досчитались шестисот человек.
– Подонки! – ругался едущий рядом с герцогом Жерар.
– Ничего, барон! – сказал ему Мартин. – Пусть лучше они сбегут сейчас, чем побегут на поле боя. Там от их бегства было бы гораздо больше вреда. Нас все равно будет больше, и в армии много настоящих солдат. Король не даст новому герцогу армию, а что смогут крестьяне и горожане? У них даже городской гарнизон ни разу не участвовал в битвах.

– Садитесь, барон, и рассказывайте. Вы их видели?
Второй сын барона Дарга, пришедший в армию герцога пять дней назад и посланный с небольшим отрядом следить за трактом, упал в предложенное Сергеем кресло.
– Не верите, ваша светлость, ноги не держат! Проклятый жеребец сломал ногу о валежину, и мне пришлось полдня бежать по редколесью на своих двоих! Хорошо, что, когда выбежал на тракт, столкнулся с нашим разъездом.
– Едут?
– И едут, и идут. Их там тысяч пять. Сами понимаете, что я не мог их считать. Если учесть, сколько я бежал... – он задумался, потом закончил: – Свечей через семь-восемь будут у ворот. Я уже сказал Фару, так он побежал поднимать людей. Хотя зачем их тревожить так рано? Колья вкопаны, рвы прорыты, а чтобы завести бойцов на позиции, не нужно много времени.
Сотни лет жители столицы сводили леса вокруг города, и теперь до ближайшего нужно было добираться полдня. Двенадцать дней жители окрестных деревень рубили и возили к городу жерди, которые горожане заостряли и вкапывали в землю, закрепляя булыжниками. Стена в Ордаге была построена полторы сотни лет назад, а город за это время увеличился в два раза. Поэтому, чтобы не допустить в него врага, на протяжении трех километров были установлены пятнадцать тысяч кольев.
– Надеюсь, что они все-таки не решатся на обход, а будут атаковать в лоб прямо с марша, – сказал Сергей Фару. – Хоть мы предусмотрели и такой вариант.
– Не настолько у них большое преимущества в людях, чтобы так подставляться, – отозвался капитан. – И ждать они не станут. Бросят на наши колья самых никчемных, а потом уже пойдут воины Мартина. Он не верит в то, что король пришлет солдат, и не считает горожан бойцами. В общем-то, он прав: обещанного полка до сих пор нет, а горожане уже лет сто не воевали. О наших стрелках Мартин не знает, а с дороги их не видно из-за кольев и траншеи. Четыре сотни луков и две сотни арбалетов – это страшная сила. Я не слышал, чтобы в одном месте собирали столько стрелков. Они выкосят тех, кто пойдет первым, да и воинам Мартина придется несладко. А пока они разберутся с кольями, стрелки отойдут под защиту пехоты. Если к тому времени останутся стрелы, еще и оттуда ударят. Может, ваши дротики и не понадобятся.
– Костры подготовили?
– И костры, и резервные отряды. Как обсуждали, так все и сделали. Но вы не беспокойтесь, милорд, не поведут они армию через дворы, а если поведут, то им же будет хуже.

Пока вдоль тракта тянулся лес, люди продолжали потихоньку разбегаться, когда он исчез, все сбились в плотную колонну, и побегов больше не было.
– Сколько у нас баронских сыновей? – спросил герцог Жерара.
– Примерно восемь десятков, милорд, – ответил барон. – Но среди них много мальчишек. Хотите их использовать?
– Хочу поручить им весь сброд и отправить первыми. Там почти все вторые и третьи сыновья. Пообещаю выжившим имения и назначу старшими. Может, они и сами погонят горожан.
– За нами следят! – сказал Жерар, показав рукой на столб пыли в двух сотнях метров от головы колонны. – Послать всадников?
– Пусть следят, незачем зря рисковать нашими людьми, а то еще попадут в засаду. Лучше сейчас поговори с молодыми баронами. Они должны ехать где-то в середине колонны.
На несколько деревень и постоялый двор не отвлекались, поэтому еще до обеденного времени увидели вдали городские стены и понастроенные перед ними дома. Когда подошли ближе, стало видно, что по обе стороны от дороги, вдоль городской черты уходят длинные полосы вбитых в несколько рядов кольев.
– Сумасшедшая работа! – высказался Жерар. – Непонятно только, на что они рассчитывали. Будет не таким уж сложным делом прорвать оборону, разбросав эти колья.
– Не скажите, барон, – вмешался в разговор ехавший вместе с ними граф Ротхам. – Если вкопали хорошо, да еще укрепили, замучаетесь вы их выдергивать. Рубить дерево мечом не слишком удобно, а если у них есть лучники...
– Не вижу стрелков, – сказал герцог. – Одна пехота, вооруженная копьями, да и ее отвели назад, наверное, из-за наших стрелков. Когда начнем выдергивать колья, они и ударят. Только там какие-то несерьезные копья. Одно слово – горожане. Но обходить эту преграду не будем. Давайте перестроим походный строй в атакующую колонну и начнем.
Строились больше часа. Немногочисленную кавалерию, для которой не было работы, отвели назад, чтобы не мешала, а вперед вывели всех, кем не жалко было пожертвовать. Молодые бароны, большинству из которых было лет по пятнадцать-семнадцать, гордые оказанным доверием, заняли места во главе порученных им отрядов. Перед битвой вдоль строя проехался сам герцог, который призвал всех, кто ему верен, опрокинуть подлых горожан, восставших против своего господина, и обещал на сегодняшний день отдать столицу в их руки. Переждав дружный рев, он взмахом меча подал сигнал к началу битвы. Вооруженная толпа с воплями, потрясая оружием, побежала следом за баронами, подняв такую пыль, что рассмотреть что-либо стало трудно. Внезапно возник многоголосый вопль ярости и боли, который постепенно ослабевал, поскольку с болтом или стрелой в груди долго не покричишь. Шесть сотен стрелков – это очень много. Сто шагов до кольев не пробежал ни один из бойцов Мартина.
– Такого я не ожидал, – растерянно сказал Жерар, глядя на узкую полосу земли, заваленную двумя тысячами тел.
– Разбивайте обозные телеги! – приказал герцог. – Сколотим щиты. Они не защитят от болтов, но луки будут уже не страшны. Лучников там больше, а арбалетчики не успеют выстрелить больше двух раз. Выводите вперед тех, у кого лучшие доспехи и есть щиты, остальные пойдут следом.
– Где они только набрали столько стрелков! – сказал бледный граф Ротхам. – От наших щитов будет мало пользы! Голову и грудь прикроешь и получишь стрелу в живот. Тут нужны щиты в полный рост. И надо подвести ближе своих арбалетчиков.
Два часа разбивали телеги, сколачивали щиты и просто скручивали доски веревками.
– Быстрее! – торопил воинов Жерар. – Скоро начнет смеркаться, а до темноты мы должны быть в городе, иначе я не дам за наши жизни и серебряной монеты. До леса далеко и негде укрыться, а кавалерии у них наверняка больше, чем у нас!
Перед повторной атакой вперед побежала сотня арбалетчиков герцога.
– Да помогут нам боги! – сказал Мартин, доставая меч. – Отступать некуда, поэтому вперед!
Две тысячи бойцов, лучше защищенные от стрел, чем атаковавшие первыми, рванулись вперед, прикрываясь щитами и связками досок. Толку от арбалетчиков прикрытия было немного. Как известно, стрелять из амбразуры намного легче, чем попасть в прячущегося за ней стрелка. Так и тем, кто стрелял из траншеи сквозь ряды кольев, было удобнее выбивать арбалетчиков Мартина, чем тем попасть в кого-нибудь из защитников. Воины Сергея тоже понесли потери и отвлеклись на вражеских стрелков, но все же быстро их перебили. Покинув траншею, они отступили к рядам своей пехоты и стали оттуда расстреливать тех, кто пытался выдернуть колья или протиснуться между ними. Дистанция стрельбы была небольшая, и доспехи слабо защищали даже от стрел, а от болтов не помогали и щиты. Поэтому, прежде чем в нескольких местах удалось избавиться от кольев, половина нападавших лежала на земле ранеными или убитыми. Стрелки ушли в тыл расступившейся пехоте, а в набегавших на нее бойцов Мартина полетели сотни дротиков. От этого оружия, которое солдаты метали почти в упор, не помогало вообще ничего. Редко какой из дротиков так ударял в доспехи, что не пробивал их, а падал на землю. Тех немногих, кто не упал сраженным или не повернул обратно, встретили уже обычными копьями. Зазвенел брошенный на землю меч, за ним другой, третий... Бойцы бросали оружие и становились на колени. Из предводителей мятежа в живых остался только сам Мартин, который из-за великолепных доспехов получил только несколько ушибов и царапин. К бывшему графу подошли Сергей с Джоком.
– И как у меня не получилось тебя повесить! – сказал Мартин, со злостью глядя на Джока. – Наверняка ты причастен к гибели моей семьи! А ты новый герцог? Не надейся, я не отдам тебе меч! Вы победили только моих людей, а не меня! Хочешь его взять? Тогда достань свой и дерись!
– Зря обижаешь Джока, – спокойно сказал Сергей. – Мы непричастны к гибели твоих близких. Их убили люди короля по его приказу. Я заступился только за твою дочь, остальные не заслужили жизнь.
– Так Белла жива? – спросил Мартин, опуская меч.
– И она, и Лани – подтвердил Сергей. – Я сделаю все, чтобы девочки выросли, и обеспечу их приданым. И как только в вашей семье мог появиться такой ребенок!
– Я не стану с тобой драться! – сказал Мартин, делая шаг к Сергею. – Прошу, просто убей! Смерть от меча – это не постыдная казнь на плахе!
– С ума сошел? – спросил парень, делая шаг назад. – Как я смогу растить девочку, если убью ее отца?
– Тогда я сам, – Мартин перехватил свой меч за лезвие и вонзил его в единственное неприкрытое доспехами место – горло.
– Так! – Сергей отвернулся от еще содрогавшегося в конвульсиях тела несостоявшегося герцога к стоявшему на прежнем месте строю пехоты. – Всем стрелкам немедленно отдыхать и лечить раны. Пехота у нас сегодня работала мало, поэтому сейчас отложите свои копья и займетесь сбором оружия и неповрежденных доспехов, а потом горожане займутся телами. До ночи еще далеко. Пленных нужно отконвоировать к казармам гарнизона, а если кто-то из них ранен, оказать помощь. Фар, выводи нашу конницу и попробуйте догнать всадников Мартина. Постарайтесь не вступать в бой, а договориться о сдаче. Скажите, что мы не будем их вешать, искупят свою вину в борьбе с сотхемцами. Тело Мартина доставьте в город, похороним его вместе с семьей. Погибших дворян пока не хоронить. Завтра устроим опознание тел. Я не просто так писал в указе, что буду лишать имений. Отнеслись с пренебрежением? Вот пусть теперь страдают семьи. В следующий раз к моим указам отнесутся серьезней.
У входа во дворец его первой встретила Белла. Сергей обнял ее за плечи и завел внутрь.
– Твой отец умер, – сказал он, поглаживая волосы тихо плачущей девочке. – Мы разбили войско Мартина, но он сам не пострадал. Он знал, что обречен, и хотел вызвать меня на поединок, но отказался драться, когда узнал, что от моей жизни зависит твое будущее. Он убил себя сам.
– Ты ведь знал, что все так и будет? – спросила она, отстраняясь. – Знал с самого начала, когда решил сохранить мне жизнь!
– Не могла придумать большей глупости? – сказал Сергей. – Как я мог это знать? Твоего отца могли сто раз убить, да и не собирался я с ним драться. Я герцог, а он никто. Мне достаточно было махнуть рукой, и его скрутили бы или порубили на куски. Он пошел на поводу у твоей матери и в результате не только погиб сам, но и погубил тысячи людей. И это только пока, еще неизвестно, сколько их погибнет в войне с Мехалом.
– Извини, – сказала она. – Я дура! – И убежала в свою комнату.
Сергея после бойни воротило от мяса, поэтому на ужин он только выпил молоко и велел секретарю найти Коннера.
– Рон, – сказал он вошедшему шевалье, – возьмете двух гвардейцев и поедете в столицу королевства к герцогу Лантару. Нужно забрать наших женщин. Если начнется большая война и пойдут разборки с герцогами, неизвестно, где будет безопасней, там или у нас, так что пусть лучше будут с нами. Заодно расскажете ему все в подробностях и попросите поискать затерявшийся полк. Спросите у Стара, не собирается ли он возвращаться, а то может составить вам компанию. И постарайтесь узнать, какие сейчас отношения короля с молодым графом Продером и где находится граф. К вам будет еще одно дело. Нужно зайти в квартал лучников и заказать для меня арбалеты на десять тысяч золотых, ну и побольше болтов. Пусть договорятся с кем-нибудь из купцов о доставке товара. Возьмите вексель торгового дома семьи Сордов на пять тысяч. Позже я оплачу и вторую часть заказа. Если вам предложат поменять службу, решайте сами. Я при любом решении на вас не обижусь. Только сначала доставьте мне сестру.

Глава 16

– У тебя слишком напряжены мышцы ног, – заметила Инна. – Так нельзя. Стойки должны быть естественными и выполнятся без напряжения. Смотри, как надо!
Она быстро показала Лани правильное выполнение.
– Чем это вы занимаетесь, леди? – задал вопрос молодой парень, с веселым удивлением смотревший на одетых в мужскую одежду женщин.
– Я учусь бить морды всяким нахалам! – ответила Лани, в свою очередь разглядывая мужчину, которого она прежде не видела в доме герцога.
– Надеюсь, что я не попаду в их число, – сказал он девочке и обратился к Инне: – Вы ведь леди Коннер? А я племянник хозяина граф Радек.
– Герцог обещал, что нам здесь не будут мешать, – сказала Инна, – а вы мешаете, граф. Вам от меня что-нибудь нужно?
– От вас – ничего. Просто услышал от дяди, что благородные девушки занимаются борьбой, и стало любопытно. Он еще вас расхвалил, вот я и захотел посмотреть.
– Покажи на нем несколько приемов! – загорелась Лани. – У тебя это так красиво получается! И граф после этого не будет приставать.
– А что, действительно, – развеселился Радек. – Можете что-нибудь показать?
– Так хочется, чтобы вас повозили носом по ковру? – неприязненно спросила Инна. – Отстегните меч и снимайте сапоги. Ноги не воняют?
– Вы прелесть! – расхохотался Радек, снимая пояс с мечом. – Теперь я понимаю дядю. А ноги я мыл несколько дней назад. Правда, для чувствительных женских носиков...
Он стянул сапоги, сунул в них портянки и босиком вышел на ковер.
– И что мне делать дальше?
– Попробуйте повалить меня на ковер, – сказала Инна. – Хватать можете за что угодно, не обижусь.
– Обычно женщины не обижаются, когда я их хватаю, – опять засмеялся Радек, делая к ней шаг. – А за что...
Мгновением позже он лежал на ковре лицом вниз, в спину упиралось колено Инны, а вывернутой рукой было не шевельнуть.
– Здорово! – прокомментировала Лани. – Теперь уже не будет смеяться. Может быть, еще разок?
– Да, было бы неплохо, – сказал граф, которого Инна уже освободила. – Давайте попробуем еще, на этот раз я буду осторожней.
Уже без улыбки, внимательно наблюдая за руками Инны, он сделал шаг вперед и опять оказался на полу, сбитый подсечкой.
– Ноги – тоже оружие, – сказала ему Инна. – Есть желание продолжить?
– Конечно! – вскочил граф. – Больше это у вас не получится!
Крутанувшись на одной ноге, Инна второй ударила Радека пяткой в грудь. Граф успел заметить движение, но не понял, что она хочет сделать, и не успел отреагировать. Отброшенный ударом на край ковра, он с минуту лежал, не пытаясь встать, ожидая, когда немного стихнет боль в груди.
– Можно было бить и не так сильно, – сказал он, поднимаясь с ковра. – Хорошо, что дядя приказал постелить новые ковры, иначе пришлось бы менять одежду.
– Этот удар не нанесешь слабее, – объяснила Инна. – Если бить изо всех сил, можно проломить грудь. Хотите еще?
– Пожалуй, хватит, – ответил Радек, садясь на ковер рядом с сапогами. – Я сюда зашел по просьбе дяди. Он попросил передать, что из Ордага прибыл гонец. Было сражение с мятежниками. Их войско разбито, а Мартин покончил с собой, бросившись на меч. Герцог жив, как и ваш муж.

– Значит, граф Мартин погиб и в герцогстве утвердился этот Аликсан? – спросил герцог Рошти. – Я вас правильно понял, граф? Сколько ему лет?
– Не знаю, – ответил граф Саже. – Совсем еще молодой, но умудрился взять в руки власть, не имея никакой поддержки со стороны. Король только сейчас послал ему солдат, да и то всего один полк. Своего клана у него нет, поэтому, скорее всего, будет держать сторону короля, так что для нас ничего не изменилось.
– Для нас многое изменилось, граф! – герцог вскочил с кресла и начал мерить шагами кабинет. – Проклятый Мартин перепутал все планы! Дело не в новом герцоге, а в короле Сотхема! Нужно быть круглым идиотом, чтобы в преддверии нашествия сотхемцев затевать свару с королем!
– Герцог Марди собирается воспользоваться этим обстоятельством, – заметил граф. – Мехал его не пугает.
– Потому что он дурак! Мехалу плевать и на короля, и на него! Пошли к Марди одного из своих людей. Пусть в деликатной форме намекнет, что в случае любой угрозы королю, я окажу его величеству всю помощь, на какую способен! Вот пусть и думает. Внутренними разборками будем заниматься тогда, когда справимся с внешней угрозой. Новый герцог к тому времени сильнее не станет, наоборот, ослабнет, так как первый удар сотхемцы нанесут ему. Пошли в Ордаг своего человека, который смог бы войти в его ближний круг. Неплохо было бы перетянуть этого Аликсана на свою сторону. Он женат?
– Был женат, причем дважды. Обе жены погибли. По слухам, в их гибели Аликсан обвиняет бывшего дружка нашего короля графа Продера. Он даже сжег ему столичный особняк.
– И король это простил? Интересно... Вот что, граф, попробуйте собрать для меня по этому Аликсану все, что удастся найти. Откуда взялся, где был и что делал. Не так уж часто в королевстве появляются новые герцоги.

– Скольких баронов опознали? – спросил Сергей секретаря.
– Тридцать два, – ответил Рашт. – Остальных никто не знает, а на их одежде и доспехах нет гербов.
– Если считать и Жореса, имеем тридцать три баронских имения и два графских, – довольно сказал Сергей. Нужно сменить хозяев в баронствах по списку, который я вас дам. Если не справятся магистраты, направим своих солдат. А графства я пока никому не отдам. Скажи Джоку, что мне нужны для них управляющие.
– Слушаюсь, ваша светлость. Осмелюсь спросить, что могут забрать с собой прежние владельцы имений?
– Личные вещи, лошадей и оружие. Если у дам есть драгоценности, мы их отнесем к личным вещам. Казна должна остаться новым владельцам.
– Я вам не помешал, герцог? – заглянул в кабинет Джок.
– Наоборот, я хотел с вами поговорить. Присаживайтесь, где вам удобно, – в ногах правды нет.
– А она вообще где-нибудь есть, герцог? – спросил Джок, садясь в кресло. – Сколько живу, столько и убеждаюсь, что в мире существует только правда тех, кто им управляет.
– Давайте мы с вами на эту тему поговорим зимой, если до нее доживем, – сказал Сергей, – а пока обсудим более насущные задачи. Вы привезли золото?
– Все уже передали вашему казначею. Если верить тому, что написано на мешочках, там восемьдесят три тысячи.
– Если считать с тем, что осталось во дворце и положено на хранение купцам, будет сто тысяч. Мало!
– Куда больше? – удивился Джок. – У прежнего герцога не было и трети этой суммы.
– У него не было и войны. Что у нас на границе?
– Пока тихо, но наши люди в Сотхеме молчат уже две декады, и с той стороны не было ни одного каравана, а это значит, что сотхемцы перекрыли границу.
– Сколько отправили гонцов?
– Почти двести групп по три человека. Сейчас опасно отправлять по одному. Через декаду во всех городах и имениях провинции будет известно о том, что вы ждете вторжения из Сотхема и созываете ополчение. Насчет стрелков все предупреждены. Продовольствие закупаем, а людей будем размещать в лагере за городом. Шатров не очень много, но погода стоит по-летнему теплая, а дожди пойдут не скоро.
– Опять соберем толпу, – недовольно сказал Сергей. – У меня на родине давно так не воюют. Даже поговорка есть, что воюют не числом, а умением. Маленькая, спаянная железной дисциплиной армия многократно сильней большой вооруженной толпы. А здесь если у кого и есть постоянное войско, то совсем небольшое, а основу армии составляют отряды вассалов. О какой слаженности можно вести речь? У меня сейчас всего три тысячи человек, так они хоть немного притерлись друг к другу за последние две декады. А какой-нибудь сложный маневр, например, притворное бегство и они не сделают. А если таких будет тысяч двадцать? Мне уже сейчас страшно. Я еще не видел королевский полк, но подозреваю, что и он не сильно отличается от толпы. А для постоянной армии много чего нужно и в первую очередь нужны деньги. У меня на родине, когда создавали такую армию, вводили новые налоги. Сейчас налоги собирают магистраты городов и мои вассалы, и все собранное делится поровну между мной и ими. И общий налог, который и так составляет треть от всех доходов, увеличить нельзя, иначе меня быстро отправят к предкам.
– И как вы намерены поступить? – спросил Джок. – Ограничить вассалов?
– Уменьшить их долю с доходов в обмен на отказ от их помощи в случае войны. Конечно, я не стану возражать, если кто-то захочет помахать мечом, но уже ни от кого не буду требовать выставлять бойцов. Это выгодно всем только в том случае, если я буду жестко пресекать все столкновения между вассалами и гарантирую им безопасность. Тогда никому не придется так тратиться на собственные дружины.
– Они привыкли к существующему положению вещей. Многие не захотят лишаться дружин.
– В обычное время – да, но война заставит всех измениться.
– Посмотрим, если уцелеем. А что вы намерены делать сейчас?
– А что можно сделать? Будем сводить пополнение в небольшие отряды, ставить толковых командиров и гонять все время, которое нам отпустит Мехал. Как началась последняя война с Сотхемом?
– Сотхемцы большими силами перешли границу, но не здесь, а северней. Они без сопротивления прошли наши земли и вторглись в соседнюю провинцию Парнада. В той части провинции Олимант почти нет населения, а герцоги Парнада были враждебны правившему в то время отцу нашего короля, поэтому он начал без спешки готовиться к войне. Кое-кто из наиболее дальновидных соседей герцога оказали ему помощь, но ее оказалось недостаточно. Пока раскачались и прислали подмогу вассалы, сотхемцы смяли войско герцога и вышли в две соседние провинции. Вот тогда зашевелились все герцоги и выбросили соседей вон, но, пока до этого дошло, пришлось отвоевывать треть королевства. Для того чтобы перейти границу самим, уже не было ни сил, ни желания.
– На этот раз я не стал бы рассчитывать на то, что навалятся на соседей.
– Да, я бы напал здесь, – согласился Джок. – Новый, еще не вошедший в силу герцог, потери после мятежа и сорванные из-за вас планы...
– Вы были на границе, Джок? Что она собой представляет? Я не понял этого по рисунку, который мне принесли вместо карты.
– Я не был, были другие, которые мне ее описали в подробностях. Равнинное место, поросшее сосновым и смешанным лесом. Лугов и полян мало, но сам лес не слишком густой, да и подлеска мало. В большинстве мест всадник проедет верхом на лошади. Понятно, что, где пройдет один всадник, можно провести и тысячу, что уже говорить о пехоте.
– У них так много кавалерии?
– Не очень много, но больше, чем у нас. Здесь ее всегда было мало, а в западных провинциях почти все дружины на конях. Хотя у гарнизонов в городах и ополчения лошадей почти нет.
– И большие леса на границе?
– С нашей стороны поменьше, а со стороны Сотхема тянутся на полдня пути.
– А дождей не было месяц...
– Что вы задумали, милорд?
– Как вы думаете, что станет с армией, которая войдет в такой лес, если его потом кто-нибудь подожжет?
– Она вся там и останется. Кого пощадит огонь, те задохнутся от дыма. Только ветер должен дуть в нужную сторону. Но, милорд, если мы на это пойдем, вас же все осудят!
– Ветер не сразу меняет направление, поэтому можно успеть подготовиться. Даже если задует с их стороны, выведем людей в тыл вражеской армии. Лесные пожары распространяются очень быстро. А насчет того, что осудят... Я это как-нибудь переживу или что-нибудь придумаю, зато Мехал потеряет армию, а мы выгадаем время. По пепелищу уже не пойдут, поэтому целью следующего удара будем не мы, а соседи. Если не дураки, успеют подготовиться, да и мы поможем. А если Мехал сейчас навалится на нас, думаете, кто-нибудь поможет?
– Вряд ли.
– Вот и я так же думаю. На войне, Джок, все средства хороши, просто у вас этого еще не понимают. Война – это не поединок. Враг не удовлетворится победой, он возьмет то, за чем пришел: нашу землю, добро и жизни наших близких. И в чем здесь благородство? Мехал не будет заранее предупреждать о своем нападении, он ударит внезапно, навалившись всеми силами на заведомо более слабого противника. Поэтому и нам придется хитрить. Вот вам и будет задание найти физически крепких людей, которые за большие деньги сожгут не то что сотхемцев, но даже родную мать. Есть такие?
– К завтрашнему дню будут.
– Желательно, чтобы ваши поджигатели меньше болтали. Не хотелось бы потом зарывать их в том же лесу.
– Это сложнее, но тоже найду.
– Джок, вы посылали за графом Севоржем? Ну и зря тянете. Я хочу поручить графу нашу армию. Фар уже не справляется, а когда народ пойдет валом, станет много хуже. Давайте я прямо сейчас напишу записку, а ваш человек ее передаст.
После разговора с Джоком Сергей решил навестить Беллу. Девочка в последнее время почти не выходила из своих комнат, плохо ела и осунулась. Он постучал в дверь, назвал себя и, получив разрешение, вошел в ее спальню.
– Плохо спишь? – спросил он, присев на край кровати. – И почему днем лежишь, вместо того чтобы погулять?
– Зря ты меня спас, – с тоской сказала Белла. – Раньше я думала, что интересна тебе как женщина, но сколько ни ждала, ты так и не пришел. Я целыми днями одна, я просто не могу себя заставить выйти к людям. Поем и сразу к себе. Кстати, многие думают, что мы с тобой спим вместе. Сама слышала, как слуги говорили. Один раз сходила на площадь... Лучше бы я этого не делала. Взгляды горожан жгут не хуже раскаленного железа. Приходи ко мне вечером, может, будет не так тоскливо. Заодно узнаю, каково это – быть женщиной. А то позор: мне уже четырнадцать лет, а до сих пор девственница. Но я не виновата, что у подруг есть старшие братья, а мой гаденыш был младше меня.
– Куда ты торопишься? – спросил Сергей. – Тебе не уже, а только четырнадцать. Рано таким, как ты, об этом думать. И через год будет рано, хотя у вас считают иначе.
– Моя бабка вышла замуж в четырнадцать, а родила в пятнадцать! Повезло: некоторые стараются по десять лет, прежде чем получат плод. А ты со своими представлениями о возрасте просто смешон. Почему я должна себя ограничивать? Что в этом плохого?
– Пусть я смешон, но не собираюсь заниматься этим с девчонкой, и ты не убедишь меня своей бабкой. У тебя еще будут любовь и семья, а скоро приедет Лани. И горожане не вечно будут прожигать тебя взглядами. Время все меняет. Извини, но я сильно занят и не могу уделять тебе много внимания.
– Серг, ты можешь поцеловать меня хоть один раз? Как сестру?
– Конечно! – Сергей наклонился к Белле и, игнорируя приоткрытые губы, поцеловал ее в лоб.
– Так нечестно! – возмутилась девочка. – Кто же так целует?
– Я целую, – ответил он. – Сестренок.
– Ну, Серг! – взмолилась она. – Хоть разок по-настоящему! По дружески!
Он свалился с кровати и продолжил хохотать уже на ковре.
– Что я сказала смешного, что ты ржешь? – сердито спросила Белла.
– Достали вы меня со своими «дружескими поцелуями». Знаешь, чем они заканчиваются? Вижу, что знаешь. Рано тебе играть в эти игры. Вот что, хватит хандрить, начинай нормально есть и спать. А то горожане действительно подумают, что я от тебя ночами не вылезаю. Завтра выделю тебе охрану, и съездите куда-нибудь за город. Потерпи, тебе уже недолго осталось скучать.

– Почему сегодня нет Аленара? – спросила за обедом мать.
– Приехали люди нового герцога, – ответил король. – Они собираются сегодня же уехать и забрать с собой его сестру и ее компаньонку. А у Аленара какой-то интерес к компаньонке, вот и не стал у нас задерживаться.
– Неужели старик влюбился? – задумалась мать.
– Вряд ли, – ответил король. – Я сначала тоже об этом подумал, но у нее есть муж, и слишком велика разница в возрасте.
– Ну и что? – сказала мать. – Когда это вас останавливало?
– Раз он их забирает, значит, у него все в порядке? – спросила принцесса.
– Он разбил войско мятежников, – нехотя ответил король, – а граф покончил с собой. Теперь герцог укрепляется в провинции и срочно собирает ополчение. Наш Стар отдает должное его находчивости и выдумке. Кое-что из его приемов я думаю применить у себя.
– А он не собирается приехать в столицу?
– Ты опять за свое? Я же сказал, Аделла, что он тебе не пара!
– А почему? – вмешалась мать. – Провинция Аликсан – одна из самых больших и богатых, а герцог показал себя с лучшей стороны. Тебе жизненно важна его поддержка, так почему не скрепить ваши отношения браком с сестрой? Он все равно будет жениться, а выбор невесты может быть и не в нашу пользу. У твоих противников немало дочерей и внучек подходящего возраста. Неужели будет лучше, если он возьмет одну из них?
– Действительно, – задумался король, – я как-то упустил это из виду.
– Может, мне съездить самой? – предложила принцесса.
– Не терпится? – съязвил король. – Никуда ты не поедешь! В ближайшее время там будет драка с сотхемцами. Вот если он после этого уцелеет и сохранит власть, тогда посмотрим.
– Поговори с Аленаром, – посоветовала мать. – Пусть найдет благородную девицу, у которой нет приданного и влиятельной родни, и обручим ее с Аликсаном. Никто не будет знать, что обручение фиктивное, для всех это сигнал к тому, что герцог занят. Если мы решим выдать за него Аделлу, девушка получит свое приданое и уступит ей место у герцогского трона.
– Хорошая мысль! – согласился король. – Сегодня же поговорю.
– Только смотрите, Андре, не подсуньте ему красавицу! – предупредила мать. – Похоже, что он падок на женскую красоту. Еще влюбится в нее, а потом наплюет на последствия и возьмет в жены. Зрелый человек такого не сделает, а он по возрасту еще совсем мальчишка, так что может. И не тяните, лучше все сделать, пока он сильно от тебя зависит.
Вскоре король узнал, что герцог вернулся в королевский дворец и находится в своем кабинете. Он не стал вызывать Аленара к себе, пришел к нему сам.
– Уехали ваши гости? – спросил он.
– Да, – ответил герцог. – У них было только одно поручение, которое выполнили быстро, поэтому не стали задерживаться.
– Что за поручение? – заинтересовался король.
– Серг заказал нашим мастерам арбалеты на порядочную сумму. По их рассказам, он будет делать упор на стрелков. Опыт сражения с войском графа показал, что это выигрышная тактика.
– Я и сам об этом подумал, когда выслушал гонца Стара, – сказал король. – Когда выполнят его заказ, я сделаю свой. Послушайте, герцог, у меня к вам есть разговор по поводу Аликсана.
Он пересказал свой разговор с матерью, закончив словами:
– Сможете найти такую девицу?
– Девушку я найду, – подумав, ответил Аленар. – Сложнее будет убедить Серга с ней обручиться. Он теперь сторониться женщин из-за гибели обеих жен и наемницы. Вбил себе в голову, что стоит ему с кем-то близко сойтись, как это сразу же принесет несчастье. Он опасается Анжи и не без основания. Граф – мелкое и злобное существо, которому Серг нанес материальный ущерб и лишил вашей благосклонности. Рано или поздно он будет мстить и, если не дотянется до самого герцога, постарается отыграться на дорогих для него людях. Если просто пошлем к Сергу девушку с доверенным лицом, он может и отказаться. Такой отказ никак не скажется на его положении. Менять вы его не можете, а помощи он от вас пока не видел. Как мне сказали, обещанного полка до сих пор нет.
– Вчера я дал команду на выступление, – хмуро сказал король. – Я не обещал это полк против Мартина, только для борьбы с Мехалом. Так что вы предлагаете по девушке?
– Возьму охрану и поеду с девушкой в Ордаг. До дождей еще дней десять, поэтому должен успеть. Думаю, что мне удастся его уговорить. Завтра же начну искать подходящую кандидатуру.
После разговора с королем герцог приказал прийти в кабинет одному из работников канцелярии, который благодаря феноменальной памяти знал массу полезных сведений по всем благородным родам королевства.
– У меня к вам дело, Нар, – сказал он низенькому и суетливому чиновнику, когда тот с почтительным поклоном отчитался о своем прибытии. – Мне нужно найти благородную незамужнюю девушку в возрасте пятнадцати или шестнадцати лет из какого-нибудь обедневшего баронского рода. Желательно, чтобы у нее не было живых родителей и возможности обеспечить себе приданое. У этой девицы должна быть заурядная внешность. Есть у вас в памяти что-нибудь подходящее?
– Прямо сейчас могу назвать три кандидатуры, – ответил чиновник. – Только, ваша светлость, я не знаю их внешности, вы уж извините.
– Как далеко живут эти ваши кандидатуры?
– Две – в королевском домене, а одна – в вашей провинции. Одна из первых двух должна жить в столице, остальные – в пределах трех дней езды.
– Начнем со столицы, – решил Аленар. – Если подойдет живущая в ней девушка, не придется никуда ехать. Кто она такая?
– Баронесса Леора, ваша светлость. Она дочь недавно умершего барона Ингера. Мать умерла два года назад во время неудачных родов. После смерти отца имение перешло в руки его двоюродного брата. Баронесса не ужилась с новым владельцем и переехала в столицу к своей тете, которая лет пять как овдовела и ведет довольно скромный образ жизни. Быть приживалкой невесело, а приданое у нее появится только после смерти тети, да и то небольшое. И кому она будет нужна, если ей уже шестнадцать лет?
– То, что нужно! – обрадовался Аленар. – Еще бы и внешностью подошла! Адрес помнишь? Тогда пиши на этом листе. Где у нас Каретный переулок?
– Это, ваша светлость, за кварталом кожевенников. Вонючее место. Жилье там очень дешевое, вот ее тетя и купила после смерти мужа. Когда мало денег, можно притерпеться и к вони. Осмелюсь посоветовать не ездить туда самому. Пошлите карету с гвардейцами.
– Молодец, Нар! – похвалил герцог. – Запиши мне имена и адреса двух других девиц и можешь быть свободен.
Вскоре карета с королевским гербом и два конных гвардейца умчались в ремесленные кварталы, откуда часом позже привезли молоденькую испуганную девушку, одетую в красивое, но уже поношенное платье.
«То, что надо! – думал Аленар, рассматривая смущенную и растерявшуюся в непривычно богатой обстановке девушку. – Стройная фигура и шикарные волосы, но грудь маловата, да и лицо скуластое. Можно сказать, симпатичная, но точно не красавица. Принцессе она не конкурентка. Больше можно никого не искать».
– Садитесь, леди! – сказал он, показывая рукой на кресло. – У вас есть шанс услужить королю и обеспечить свое будущее! Нет, это не то, о чем вы, должно быть, подумали. Вам нужно сыграть роль невесты одного очень знатного вельможи. Точнее, вы на самом деле будете его невестой, только потом он женится на другой. А вы, прожив все это время в роскоши, получите достойное приданое и сможете устроить свою жизнь.
– А если он захочет... – смущенно сказала она, сильно покраснев.
«И откуда она такая взялась? Неужели еще девственница?» – подумал Аленар и ответил:
– Этот вопрос вы будете решать с ним вдвоем. Это не тот человек, который может взять девушку против ее воли.
– Тогда я согласна! – сказала Леора. – Меня отвезут домой?
– Зачем вам домой? Все, что будет нужно, вам приобретут. Сейчас вас отвезут в мой дворец и предоставят комнаты, а завтра нашьете себе платьев и скажете, что еще нужно. А вашей родственнице передадут, что вы отсутствуете по воле короля. Я даже выплачу ей небольшую сумму, чтобы скрасить разлуку с вами. Выедем, как только вы будете готовы к дороге.

– Доложите готовность войск, генерал! – приказал Мехал стоявшему перед ним навытяжку пожилому офицеру. – А мы с канцлером вас послушаем!
– Да, мой король! – ответил тот. – Пятнадцать тысяч мечников, четыре тысячи кавалерии и тысяча стрелков полностью готовы к походу. Обоз лесом не пройдет, поэтому провиант и другие припасы на первое время повезем на лошадях. Под эти грузы выделены шесть тысяч лошадей. Единственная заминка у нас со строителями осадных и метательных машин. Все это, возможно, потребуется строить на той стороне, поэтому я дал заявку на мастеров и рабочих. Рабочих дали, а мастеров пока нет. Я хотел обратиться по этому вопросу к милорду канцлеру.
– Я заменяю вас, генерал! – недовольно сказал король. – Не дали вам инженеров и не дадут. Зачем они в этом походе? Вы затянули выход под надуманным предлогом, поэтому с вами еще будут разбираться, глупость это или преследовались какие-то цели. Через декаду пойдут дожди, которые затруднят передвижение войск. Я хотел выйти еще две декады назад, но подобные вам сделали все, чтобы этого не случилось. Неужели мои офицеры так боятся сандорцев? К сожалению, я не могу пойти с первой партией войск, но уже со второй буду в Сандоре и сам возьму в свои руки ход этой войны. Здесь за меня останется милорд канцлер. А вас я больше не держу. Идите сдавать дела новому командующему, а потом отправляйтесь в службу Преданных. Там вас уже заждались.
Генерал побледнел, отдал королю положенное приветствие, повернулся и пошел выполнять его волю, прекрасно понимая, что сегодняшний день закончится для него пыточными подвалами.
– Дурак или подкуплен? – спросил король канцлера. – Как ты думаешь?
– Скорее, первое, – отозвался канцлер. – Он все хотел сделать по науке и так, чтобы потом никто не смог ни в чем придраться. Может, пощадишь?
– Мне нужен кто-то для показательной порки, – покачал головой король, – он подойдет. А войска пусть завтра выходят, им еще три дня идти до границы.

Глава 17

– А, Джок, привет! Вы сегодня ранняя пташка, – приветствовал своего особиста Сергей. – Я сам еще только вошел в кабинет после завтрака.
– Вы просили быстрее найти поджигателей, – пожал плечами Лишней. – Их еще два дня везти к границе.
– Не поджигателей, а спасителей Отечества! – поправил его Сергей. – Где они?
– Я привел сюда, сейчас ждут в приемной. Заводить?
– Давайте. Сколько их?
– Десять.
Джок выглянул в приемную и что-то сказал, после чего посторонился, пропуская здоровенных как лоси мужиков.
«И где только таких нашел? – подумал Сергей. – Такие обгонят и лесной пожар. А морды уголовные. С такими лучше не встречаться в безлюдном месте».
– Всем сказали, что нужно сделать? – спросил он. – Вот и прекрасно. Запомните, что от ваших действий зависит не только судьба провинции, но и будущее всего королевства! Вы его спасители! Подлые враги думают нанести нам неожиданный удар, но благодаря вам это у них не выйдет! Каждому из вас заплатим сто золотых из денег, собранных для нужд обороны! Запомните, что лес нужно поджечь так, чтобы большая часть воинов Сотхема была накрыта огнем. И не вздумайте болтать о своей работе! Если кто-нибудь будет в этом замечен, даже языков рвать не буду, сразу...
Сергей провел ребром ладони по горлу, показывая, чем может закончиться болтовня.
– Все поняли? Если сделаете дело, и кто-то из вас погибнет от огня или мечей сотхемцев, мы выплатим деньги тем, кого вы укажите господину Лишнею. Времени у нас мало, поэтому сейчас же выезжаете к границе. Никто не передумал? Ну и прекрасно, значит, мы в вас не ошиблись!
– Красиво сказали, ваша светлость! – усмехнулся Джок. – Если бы они умели плакать, прослезились бы. У меня еще одно дело. Вчера приехал человек, которого я посылал в северные графства. Это была удачная поездка. Если вы докажете свою силу, северяне принесут вассальную клятву и окажут всю возможную помощь. Идею с пожертвованиями восприняли без восторга, но у них собраны налоги на большую сумму. Их не успели отправить герцогу Олиманту, а после его гибели придержали, дожидаясь, чем все закончится. Вашим гонцам они могут не поверить, но обязательно пришлют своих людей проверить, что здесь творится на самом деле. А после этого получите и золото, и дружины.
– Приятная новость, особенно насчет денег. Бойцов у меня уже больше пяти тысяч, и денег на них уходит... И это при том, что продовольствие очень дешево. Послушайте, Джок, хотел спросить, пока вы не ушли. Управляющий Дорн озадачил вчера насчет двора. Мол, он у меня совсем отсутствует, а так не подобает... А я и у Олиманта не видел никакого двора. Приезжали время от времени гости, но такого, чтобы толпились весь день, не было. Это нормально?
– Такой двор, о котором вы говорите, только у короля, – усмехнулся Джок. – У него во дворце вечно толпятся вторые и третьи сыновья графов и благородные дамы всех возрастов. Там даже есть комнаты свиданий, где они пробуют друг друга. Не у всех хватает терпения добежать до такой комнаты, так что бывает и за портьерами... Нужен вам такой двор?
– А у других герцогов?
– За всех не скажу, просто не знаю, но у большинства во дворцах только прислуга, гости и родственники. А что дворцы большие, так это не необходимость, а вопрос престижа. У вас самого в левом крыле пустуют три десятка гостевых комнат, да еще комнаты для слуг гостей. А общаются на балах, которые проводят поздней осенью и зимой, когда всем нечем заняться. Не знаю, что это Дорн к вам прицепился, надо будет поинтересоваться.
– Не трогайте старика, Джок. Это я его спросил, принято ли здесь такое. Белле очень одиноко, а у меня на родине у герцогинь и королев в услужении были знатные дамы, с которыми они вместе коротали время. В городе, наверное, много девушек, которые скучают, сидя по своим домам. Нам сейчас не до балов, но можно подобрать моим сестрам несколько подружек?
– Вы и Беллу уже занесли в сестры, милорд?
– Формально она мне не сестра, но какое это имеет значение?
– Слишком много слухов и сплетен гуляет по городу.
– Мне плевать, наплюйте и вы. Нам сейчас не до того, а с началом войны горожанам станет не до моих мнимых связей. Ладно, не буду вас больше задерживать, идите отправлять людей, а я поеду в лагерь. Не слышали, граф Севорж еще не прибыл?
– Пока не слышал. Удачи вам, милорд.
Во дворец Сергей вернулся только вечером, когда совсем стемнело. Оставив коня гвардейцам, он ушел в свои покои. Там его и нашла Белла, которой о возвращении герцога сказал кто-то из слуг. Сергей сидел в темной спальне на краю кровати с закрытыми глазами, обхватив голову руками, такой одинокий, что у девочки сжалось сердце.
– Что с тобой? – испуганно воскликнула она. – Что-то случилось?
– Ничего не случилось, – сказал он, открыв глаза, – просто очень устал. И еще вспомнил жен. Днем некогда думать о постороннем, а когда нет дел и остаешься один, все мысли только о них. Странная это штука – любовь. Пока ее не попробуешь, живешь припеваючи и не знаешь об ущербности такой жизни. А вкусил, и уже не можешь без нее.
– Я же тебе предлагала. Можем хоть сейчас!
– Глупенькая, разве я об этом? Это утолит только потребность тела, душа все равно будет болеть.
– А какие они были, твои жены? Расскажи мне о любви, а то в книгах пишут красиво, но врут на каждом шагу.
– Они были разные во всем: и внешне, и по возрасту, и по манере любить. Наверное, я все же не любил Лону. Я ведь был еще совсем мальчишкой, а она – уже взрослой девушкой. Мне было с ней хорошо, я гордился ее любовью, своей силой и тем, что стал настоящим воином. Поначалу ее было жалко, потом наша близость заполнила мою жизнь, сделала эту девушку ее частью, родила ответную нежность и ответственность за ее судьбу. Она ведь отдала свою жизнь, для того чтобы я жил, хотя должно было быть наоборот. Я тяжело переживал ее потерю, но это не помешало мне утешить Лару и утешиться с ней самому. Тогда я еще просто не созрел для любви. Но теперь, когда я потерял обеих, меня душит тоска, и обе жены вспоминаются с одинаковой любовью. Я еще не отомстил виновнику их гибели, но прекрасно понимаю, что моя месть ничего не изменит. Они навсегда останутся в моем сердце, а приглушить боль могут только чувства к другой женщине.
– Ну так полюби меня! Или ты этого не можешь сделать из-за моего отца?
– Ты еще не женщина, по крайней мере, в моих глазах, а любовь не возникает по заказу, и постелью ее не ускоришь, скорее, наоборот. Мне сейчас не до любви, да и жив еще тот поганец, по вине которого я потерял уже трех женщин. Пока я его не убью, ни к одной из вас не подойду. И твой отец здесь ни при чем.
– Скажи, чем я могу тебе помочь?
– Ты мне уже и так помогла, – улыбнулся Сергей. – Своим сочувствием. А руки убери, это лишнее.
– Ничего ты не понимаешь! Раз меня к тебе тянет, значит, мне это уже нужно. А стоит тебе отбросить ерунду, которую кто-то вколотил в твою голову, станет нужно и тебе!
– Если тянет, это плохо! – озабоченно сказал он. – Слушай, давай я отправлю тебя в ваш замок? Наверняка у тебя там были подруги. И я не буду маячить перед глазами. Там уже хозяйничает мой управляющий...
– Только попробуй! – рассердилась девчонка. – Я оттуда все равно убегу, так и знай!
И, заплакав, выбежала из его спальни.
«Офигеть! – подумал Сергей. – Для полного счастья мне не хватает только любви скороспелых девочек! Это она наверняка мается от безделья и отсутствия семьи. Быстрее бы приезжала сестра».

– Она и у герцога так же настойчиво занималась? – кивнул на закрытую дверь Рон. – Откуда такая упертость?
Лани выставила их из комнаты, куда заселилась вместе с Инной, и сейчас усиленно отрабатывала то немногое, что успела разучить. Было нелегко заниматься на небольшом пятачке между двумя кроватями, но девочка старалась. Это продолжалось уже третий вечер на каждом постоялом дворе.
– Когда ехали к герцогу Лантару, пришлось успокоить четырех хамов, – засмеялась Инна. – Ей это очень понравилось, а у герцога было скучно, вот и прицепилась как репей. В начале занятий она вообще не могла отжаться, а теперь это делает больше десяти раз. Разве плохо?
– Ты возишься с ней, как со своим ребенком.
– А что делать, Рон, если нет своих? Да и девочка просто золотая. Как бы я хотела иметь такую дочь! Мы вместе семь лет и вроде не ленимся, а детей нет.
– Ну семь лет – это не слишком много. Другие и больше живут, пока получат первенца. Подожди, все у нас с тобой еще будет. Скажи лучше, что ты думаешь по поводу предложения герцога Лантара.
– Ты мужчина – тебе и решать, но я бы его приняла. Только не сейчас, а позже, сейчас мы нужны Сергу. Нам такой найм открывает большие возможности, да и Сергу будет полезно иметь возле герцога Лантара своих людей.
– Герцог не дурак и обговорит это при найме.
– Это понятно, но нельзя предусмотреть все, и всегда сыщется лазейка. Нам еще долго отдавать свой долг Сергу.

– Рассказывайте, граф, что вы смогли узнать, – сказал герцог Рошти, кивнув на кресло. – Есть что-нибудь интересное?
– Это уже вам судить, ваша светлость, – ответил граф Саже, устраиваясь поудобнее. – История этого герцога очень необычная. Начну с того, что его принесло бурей на полузатонувшем корабле откуда-то с соседнего материка. Его родина слишком далеко отсюда. У нас о ней не знают, а у них ничего не слышали о нас. К концу плавания он остался один. Волны разбили корабль, а парня выбросило на песок вместе с бывшими на корабле вещами. Он не растерялся и бросился их спасать. Он спас их, а они потом спасли его. Этот Серг сумел добраться в центральную часть королевства, продавая вещи и обменивая их на еду. Когда попал в Залем, вещи закончились, а он по-прежнему не знал языка. Парню пришлось на время забыть о своем гоноре и, несомненно, высоком происхождении и наняться на постоялый двор, чтобы хоть как-то прокормиться и выучить язык. Язык он выучил, а заодно многое узнал о королевстве от одной из трактирных шлюх, которой понравился настолько, что она провела с ним несколько ночей в ущерб своему заработку. Потом случилась драка с наемниками, в которой он кинжалом убил одного из них. Парня изрезали бы на кусочки, но вмешался барон Рон Содер.
– Знаю Содера, – заметил герцог. – Хороший рубака. Его баронство в королевском домене.
– Это был его второй сын, служивший в дружине графа Продера. Не Анжи, а его отца. Он забрал Серга с собой, и тот чем-то приглянулся графу. Но еще больше он приглянулся его старшей дочери. Фактически они стали мужем и женой, хотя не успели пожениться. Во время налета на замок чьих-то наемников дочь графа погибла. Серг спас жизнь графу, и тот в благодарность подтвердил его баронский титул. После этого барон уехал в столицу. В пути он убил двух разбойников и освободил из их плена молоденькую баронессу. Разбойники захватили ее на пути к жениху. Девушка оказалась умной и не стала проверять, как к ней отнесутся жених и его родня, а вцепилась в своего спасителя. Видимо, Серг уже отошел от своей потери, а может, и не любил дочь графа, но в столицу он приехал уже с новой женой. Там он как-то познакомился и близко сошелся с герцогом Лантаром. Я не знаю, по какой причине любимчик короля Анжи невзлюбил Серга, но Аленару пришлось срочно убрать его из столицы и направить к Олиманту. Там барон тоже отличился и спас герцога и его семью, за что получил титул графа и стал капитаном гвардии. Вскоре в результате покушения погибла его жена, а сам граф все бросил и уехал мстить в столицу. Оказывается, это он убил шевалье Жульбера, чьими услугами мы иногда пользовались. Устранив исполнителя, граф вышел на заказчика, которым оказался молодой Продер. Анжи успел сбежать в свое имение, после чего Серг в отместку сжёг его столичный особняк. Непонятно, почему король простил этот поджег, сделал его герцогом и доверил провинцию, но думаю, что это дело рук герцога Лантара. Я не успел ничего разузнать о его действиях в провинции Аликсан, только направил туда своих людей.
– Нужно обладать незаурядными способностями, чтобы столько всего наворотить в короткий срок, – задумчиво сказал герцог, – или быть необычайно везучим.
– Я не назвал бы его счастливым, – сказал граф. – Последнюю жену он любил и в герцогство уехал без охоты.
– Я на его месте тоже не рвался бы отвоевывать герцогство с несколькими людьми. Продолжайте следить за Сергом, граф. Возможно, мы с ним еще подружимся. Мне не помешает такой союзник.

– Этот подонок посмел мне угрожать! – герцог Олен Марди отшвырнул некстати подвернувшийся под ногу стул. – Они думают, что меня так легко запугать!
– Кто тебе угрожал, дорогой? – спросила жена.
– Тот шевалье, который приезжал от герцога Рошти! Они как-то пронюхали о том, что я задумал сбросить этого щенка Андре...
– Поосторожней в выражениях, Олен! И перестань орать, я тебя и так прекрасно слышу. Ты слишком неосторожен, поэтому и узнали. И хорошо еще, что они, а не король. Он мог не посмотреть на твои союзы, наплевать на Сотхем и попытаться открутить тебе голову, если бы понял, что все равно нечего терять. Андре все еще сильнее тебя, а надежность твоих союзников вызывает большие сомнения! С них станется оставить тебя один на один с королем, чтобы вы с ним разбили друг другу головы, а потом самим занять трон.
– Они не затеют свары из-за Мехала!
– Тебя он почему-то не остановил. Я тебе говорила, что сейчас глупо пытаться занять трон, но когда ты слушал женщин! Теперь тебе о том же самом сказал Рошти. Он сам рвется к трону, но, в отличие от тебя, прекрасно понимает опасность войны с соседями.
– А я, по-твоему, совсем дурак!
– Я этого не говорила. Посланец Рошти передал что-нибудь, кроме угроз?
– Сказал, что новый герцог отвоевал провинцию у Мартина. Граф после этого бросился на меч.
– Вот видишь, не так король слаб, как ты думаешь! А сколько лет этому герцогу? Он женат?
– Лет семнадцать. Последнюю жену у него отравил молодой Продер. Они из-за этого недавно бодались в столице, в результате чего у Продера сгорел особняк.
– И ты ничего о нем не сказал! – укорила жена. – Забыл, что наша младшенькая еще не устроена? А Ольта уже засиделась в девках, шестнадцатый год пошел!
– Если Мехал нанесет первый удар по Аликсану, на этом его герцогство может закончиться. Мехал – это не Мартин. Если ему удастся отбиться, тогда будешь строить планы.

«Не слишком ли она симпатичная? – думал Аленар, помогая баронессе Леоре выбраться из кареты. – Не приведи боги, Серг в нее влюбится и наплюет на принцессу. Ничего хорошего из этого не выйдет ни для него, ни для меня. Король мстителен, и обязательно припомнит мне эту женитьбу. Но кто же мог знать, что ее так преобразит это платье. И скуластость больше не портит, даже придает какой-то шарм. Остается надеяться на маленькую грудь. У Лары она была куда крупнее, а здесь и подержаться не за что».
Они уже приближались к Ордагу, и эта ночевка была последней.
– Комнату мне, комнату даме и две для охраны! – приказал герцог хозяину заведения.
– Сейчас прислуга приготовит самые лучшие номера! – подобострастно ответил тот, согнувшись в поклоне. – Не желаете ли пока отужинать?
– Давайте все, что у вас есть лучшего на шесть человек. Охране накроете стол рядом. И пошевеливайтесь, мы в дороге устали и хотим отдохнуть!
По осеннему времени гостей в заведении было мало, поэтому приехавших обслужили со сказочной быстротой. Через пять минут они уже ужинали, а когда закончили есть, были готовы и комнаты.
– Вот это комната для вас, милорд, – лично показал номера хозяин. – Это для миледи, а те две, которые дальше, может занять ваша охрана. Миледи, сейчас я пришлю в помощь служанку.
– Распорядитесь, чтобы доставили из кареты мой кофр, – попросила баронесса.
– Не надо! – остановил дернувшегося хозяина герцог. – Гвардейцы сами доставят багаж. Идите лучше за служанкой.Как настроение, баронесса? – спросил он девушку, когда хозяин убежал за служанкой. – Не волнуетесь?
– Самую малость, – ответила правду Леора. – Если бы жених был настоящим, волновалась бы сильнее.
– Завтра будем обедать уже у него во дворце, – сказал Аленар. – Я вас представлю, побуду один день и вернусь. Если от меня что-нибудь потребуется, скажете. Потом уже все вопросы будете решать с Аликсаном.
Утром они привели себя в порядок, позавтракали и тронулись в путь. По укатанному за лето тракту карета шла ровно и почти без тряски, поэтому кучер торопил лошадей хлыстом и не сильно задерживал всадников. Как и обещал герцог, к обеду подъехали к городу, где их сразу же пропустили и выделили сопровождение. Встречать гостей выбежал управляющий герцога, который приветствовал их и пригласил во дворец.
– Его светлость уехал в воинский лагерь за городом, – сообщил он герцогу. – За ним уже отправили гвардейца. Сейчас слуги отнесут ваш багаж.
Когда вернувшийся во дворец Сергей вошел в большую гостиную, он пораженно остановился при виде поднявшейся из кресла молоденькой девушки. Любой, кто смотрел фильм «Три мушкетера», сразу узнал бы в ней помолодевшую Констанс. Сходство было просто поразительное и на несколько мгновений заставило его потерять самообладание. Это было замечено гостями, а девушка сильно смутилась.
– Простите, – обратился он к ней. – Вы напомнили мне одну знакомую с моей родины. Сходство просто удивительное, поэтому я так отреагировал. Рад вас приветствовать у себя. Как доехали?
– Благодарю вас! – ответила порозовевшая и не до конца справившаяся со смущением девушка. – Я путешествовала в карете, а дорога не тряская, поэтому путь был легким.
– Прежде чем пригласите обедать, я хочу побеседовать с вами наедине, – сказал Аленар Сергею. – Извините, баронесса, мы выйдем совсем ненадолго.
– Объяснитесь, Аленар, – потребовал Сергей, обратившись к герцогу по имени. – Это смотрины? Кто эта девушка?
– Как вы уже слышали, это баронесса Леора. Она прибыла сюда в качестве вашей невесты. Подождите меня убивать. Ваша помолвка будет настоящей, но за ней не последует свадьба. Прежде чем вы все узнаете, хочу сказать, что затея короля ни к чему вас не обязывает, но я бы советовал пойти ему навстречу. На вас положила глаз принцесса.
– При принесении присяги я ей не приглянулся.
– Она поменяла свое мнение и жаждет стать вашей спутницей жизни. Король, в общем-то, не против, но будет ждать, чем закончится война. Планируемый брак с вашей стороны чисто политический, а такие браки – удел большинства герцогов. Но это вовсе не значит, что вы не найдете в нем счастья. Похоже, что принцесса сама себя в вас влюбила и теперь так просто не отстанет. Мужчине нужны от жены красота и нежность, а принцесса даст вам и то, и другое. И еще даст тесную связь с королевской семьей. Ваши дети смогут наследовать престол, если с королем что-нибудь случится.
– Не дай бог! – со страхом сказал Сергей. – И сам не рвусь, и не хочу такой участи для своих детей! Не понимаю идиотов, имеющих все и рвущихся к еще большей власти.
– Король это тоже имел в виду, когда пошел навстречу сестре. Сейчас для него главное – это показать всем, что вы уже не свободны, иначе вскоре вам посыплются брачные предложения. Хотите своими отказами нажить врагов? А если нет, то настоятельно советую не валять дурака, а делать то, что вам предлагают более опытные и расположенные к вам люди.
– Что от этого выигрывает девушка?
– Леора? Поживет в нормальных условиях вместо тех, в каких жила со своей родственницей, а потом уйдет в сторону с хорошим приданым, которое позволит ей устроить свою жизнь. Если хотите, можете сами найти ей мужа. Я вижу, что она вам понравилась, поэтому можете жить с ней, как с женой. Это в обычае для жениха и невесты. Только сначала добейтесь ее согласия и не вздумайте влюбиться, если не хотите неприятностей для нас обоих.
– А вам-то за что?
– Король просил подобрать невзрачную девушку, а эта, хоть и не красавица, вызвала у вас симпатию. Вряд ли он будет мне благодарен за такой выбор.
– Я правильно понял, что у нее нет родителей?
– У нее только тетка в столице, которая живет очень скромно. Перед отъездом я передал ей немного денег.
– Вы видели Коннеров с сестрой? По времени уже должны приехать.
– Вчера проезжали мимо постоялого двора, и я видел возле него одного из ваших гвардейцев. Я предлагал взять карету, но ваш Коннер отказался, точнее, отказалась ваша сестра. Девочка быстро устает в седле, поэтому приходится чаще отдыхать. Думаю, что приедут еще до ужина. Так что вы решили?
– Пойду на поводу у короля. Завтра объявим о помолвке, а до свадьбы еще нужно дожить. В любом случае это будет не скоро.
– Как идет подготовка к встрече Мехала?
– Делаю все возможное. Народ валит валом, и оружия достаточно. Мне не хватает времени, чтобы превратить эту толпу в армию. Двух лет хватило бы.
– У вас нет и двух декад. Мехал начнет в ближайшие дни или его можно не ждать раньше зимы, но это вряд ли.
– Все я прекрасно знаю, Аленар! – сказал Сергей. – Готовлюсь сам и готовлю сотхемцам неприятные сюрпризы, а что из всего этого получится, посмотрим по результатам. Пойдемте в гостиную, а то обещали уйти ненадолго, а сами занялись обсуждением дел.

– Боги нас любят! – довольно сказал один из поджигателей.
Основания так говорить у него были: ветер уже второй день устойчиво дул в сторону Сотхема, стихая лишь к вечеру и вновь возникая с приходом утра.
– Тебя могут любить только шлюхи матушки Гризы, – пошутил один из его приятелей. – Им уже не страшна никакая зараза, они ее сами разносят.
– Уймитесь! – прервал начавшуюся ссору третий. – Ветер удачный, но нам все равно переться на ту сторону. Будем идти до полудня, а потом разойдемся подальше друг от друга и соберем кучи сушняка. При появлении сотхемцев подожжем и побежим к границе.
– А зачем выдали арбалеты? – недовольно спросил самый низкий из них. – У меня уже руки отваливаются его тащить!
– Впереди армии обычно идут дозоры, – насмешливо сказал тот, который говорил о шлюхах. – Если не успеешь удрать, будет из чего застрелиться.
– Хватит зубоскалить, Заг! – сказал ему старший десятки. – Все слышали, что сказал Селин? Так и делаем. И будьте осторожными, чтобы не налететь на дозоры! Лес поджечь нетрудно, тем более с таким ветром, и деньги нам герцог отдаст. Нам нужно самим не подставиться под болты сотхемцев и не сгореть вместе с ними.
Незадолго до темноты все было приготовлено, и осталось только ждать врагов. Сначала пришел рассвет, а вслед за ним и солдаты. Видимо, армия ночевала где-то неподалеку, не разжигая костров из-за страха поджечь высушенный засухой лес. Ветер опять дул в нужную сторону, хоть и не набрал еще силы. Армия не может тихо ходить по лесу. Заслышав шум шагов и треск сухих веток под ногами множества людей, сандорцы побежали в сторону своей границы. Пробежав так с полчаса, они разыскали и подожгли кучи сушняка, после чего, не оглядываясь, помчались прочь от огня. Через час их начал настигать гул и треск лесного пожара. Лес сильно высох, а ветер еще не набрал силу, поэтому пожар пошел и против него. Им повезло, что ветер все-таки сносил дым и дышали почти чистым воздухом, поэтому четверым удалось добраться до холмов, на которых почти не было леса. Тремя днями позже, когда уже немного остыла покрытая толстым слоем пепла земля, они с трудом прошли оставшийся путь и добравшись до места, где с лошадьми ждали люди Джока. Пожар дошел до реки и здесь угас. Из двадцати тысяч воинов Мехала не спасся ни один человек. Охваченный огнем лес горел еще несколько дней, пока пожар не погасил один из первых осенних дождей.
– Их выжило только четверо, – сказал Джок Сергею, – но ваша задумка сработала, и вся армия Мехала исчезла в огне. Представляю, как он сейчас бесится. Но армии не водят по пожарищу, которое тянется на несколько дней пути, поэтому следующий удар будет нанесен по Парнаде. И к этому времени нам нужно быть готовыми. Сотхемцы будут в ярости и постараются отомстить всем, до кого дотянутся, а Мехал не успокоится, пока не отомстит лично вам. Я приму все возможные меры, но и вы сами будьте осторожней. Ни шагу без охраны! И предупредите о том же своих женщин, а я еще негласно приставлю к ним своих людей. Я не жду сюрпризов от вашей невесты, но от сестры их просто не может не быть. Это просто какой-то маленький демон в юбке. Извините, милорд, но я отвечаю за ее жизнь, а герцогиня не хочет этого понимать. Поговорили бы вы с ней? Если вы уйдете в поход, а для нее здесь не останется авторитетов, я не смогу обеспечить охрану.
– Даю слово, Джок, что с завтрашнего дня она будет слушать вас, как меня, – сказал Сергей. – Вы совершенно правы, поэтому я учту все ваши замечания. В мое отсутствие вы во дворце, да и в городе, будете первым человеком.
– Найдется немало тех, кто будет оспаривать это первенство, – осторожно сказал Джок. – У меня нет титула, да и дворянство не наследное, а пожалованное за заслуги отцом Дея. А использовать мою службу по каждому поводу... Да от меня все начнут шарахаться!
– Хорошо, что напомнили. Мы раздали не все баронства. Считайте, что вы уже барон. Завтра будут указы и о вашем баронстве, и о том, что в мое отсутствие вы заменяете меня во всем.
– Вы мне так верите?
– Я вам очень обязан. А если сохраните моих близких, сами войдете в их круг. Вы мне нравитесь, Джок. Вы порядочный человек, а это большая редкость среди работников таких служб, как ваша.
– Вы сами, милорд, очень необычный герцог, а у необычного герцога и начальник службы безопасности должен быть необычным. Я ведь когда-то был одним из главарей городского дна.

Глава 18

– Я ознакомился с тем, что вы называете армией, Серг, – сказал граф Ланс Севорж. – В ней примерно тысяча бойцов, которых действительно можно назвать армией. Они профессионально владеют оружием, признают дисциплину и могут выполнять сложные маневры. У вас в два раза больше тех, кто хорошо вооружен и неплохо владеет оружием, но они считают маневры блажью и не умеют работать в строю. Остальные четыре тысячи – это просто вооруженный сброд. Я не говорю о восьми сотнях стрелков, потому что им нужно только быстро и метко стрелять и выполнять простые команды. Та тысяча, о которой я говорил вначале, за исключением гвардейцев, вам не принадлежит. Это дружины ваших вассалов и часть солдат столичного гарнизона. В будущем походе придется рассчитывать на них. Две тысячи кое-что умеющих нужно взять с собой, а пока тренировать и приучать к дисциплине. Потом они сами скажут за это спасибо. А вот остальных можно брать только для того, чтобы иметь в запасе время, пока их порубят сотхемцы. Вы говорили о постоянной армии. Это нелегкое и затратное дело, но если получится, у вас не будет соперников в королевстве. Конечно, это только до тех пор, пока остальные, глядя на вас, не займутся тем же самым. Я советую не брать с собой эти четыре тысячи неумех, а использовать как костяк вашей будущей армии. Построить рядом со столицей военные лагеря, поместить их туда, и пусть опытные командиры делают из дерьма золото.
– Полностью с вами согласен, Ланс, – усмехнулся Сергей. – Есть только одно маленькое уточнение. Всю эту работу я поручаю вам. Будете генералом и моим главнокомандующим. Один вопрос: зачем строить лагеря рядом со столицей?
– Иногда вы поражаете своим умом, а иногда – наивностью, как сейчас, – ответил граф. – Солдаты тоже люди, и их угнетает постоянная дисциплина, поэтому им нужно время от времени расслабиться. Пропустить пару стаканчиков браги в трактире и повалять девок в веселом квартале. Иначе вы рано или поздно получите кучу проблем. А лучше всего это делать в столице, да и у вас под рукой будет армия. А построить лагеря можно быстро. Главная трудность в том, что приходится издалека возить строевой лес.
– Мне непонятно зачем издалека возить стволы, когда рядом со столицей есть лес.
– Какой там лес! – пренебрежительно махнул рукой Ланс. – Выросло что-то вроде леса на месте прежних вырубок. Деревьям там самое большее тридцать лет. Отец прежнего герцога запретил его рубить на дрова, так как охотился там на оленей и кабанов. Строительного леса там мало.
Они беседовали в том месте, где располагались собираемые войска. Здесь стихийно образовались лагеря, которые представляли собой скопище шатров, навесов и просто мест под открытым небом, где солдаты ночевали и складывали свои немногочисленные пожитки. Ланс приехал несколько дней назад и по просьбе Сергея разбирался с его воинством. Они сохранили дружеские отношения, поэтому граф при отсутствии посторонних с разрешения Сергея обращался к нему по имени.
– Слушайте, Ланс, а на чем мы с вами стоим? – спросил Сергей, ковырнув ногой землю. – Это же каменные плиты? И большие! Откуда они здесь могли взяться?
– Эти? – Ланс тоже ногой очистил камень от земли. – Это, Серг, часть фундамента какого-то здания ушедших. – Стены разобрали на строительство домов, а эти плиты остались.
– Что еще за ушедшие? – спросил Сергей. – Никогда о них не слышал.
– А что вы вообще знаете о нашей истории?
– Ну мне рассказывала кое-что одна девушка, а потом я прочел две книги в библиотеке графа Продера...
– Понятно, – кивнул Ланс. – Девушки всем хороши, только они не интересуются историей, а книги вам попались из новых. Сейчас об этом не принято писать, но лет семьсот назад наши предки жили на побережье соседнего материка, в том его месте, где пролив наиболее узок. Когда кочевники, покорив соседние народы, начали создавать свою империю, им показалось уместным включить в нее и все побережье. Предки не пошли в подчинение к дикарям, и в несколько приемов переправились на соседний материк. На землях, где сейчас расположены четыре королевства, жил совсем другой народ, с которым началась короткая, но кровопролитная война. Они не ушли, как следует из названия, их всех просто уничтожили. Бывших хозяев этой земли не оставили даже в качестве рабов, потому что они не переносили неволи, предпочитая ей смерть. В наше время от них остались лишь немногочисленные постройки и их остатки, такие вот, как этот фундамент.
– Так население всех королевств – это один народ?
– Когда-то был одним, а сейчас кое-где даже язык отличается, хотя пока можно понять разговор. Послушайте, Серг, можно задать личный вопрос?
– Конечно. Что вас интересует?
– Меня интересует, сколько правды в том, что повсюду говорят о вас и дочери Мартина. Я неплохо знал его семью, и девушка мне симпатична. Вы спасли ей жизнь, но она не показалась мне счастливой. Вы ее не принуждаете к постели?
– Если бы подобное предположение высказал кто-нибудь другой, я бы просто набил ему морду, – сказал Сергей, отвернувшись от Ланса. – На вас, граф, я просто обиделся. Хотите знать, почему она не лучится счастьем? Эта девчонка вбила себе в голову, что меня любит, а тут появляется невеста.
– Ну и что? – не понял Ланс. – Вам жаль потратить на нее время, или не хватает сил на двух?
– Вы меня просто убиваете своим отношением к женщинам! Как это вы еще не скатились до многоженства?
– Женщин может быть много, а жена – только одна, – изрек Ланс, – хотя встречается и многоженство, но это не у нас, а в Барни. У вас, Серг, какие-то дикие взгляды на удовлетворение потребностей, но я вижу, что этот разговор вам неприятен.
– Я не идиот, Ланс, и все прекрасно понимаю. Только меня воспитывали совсем по-другому. Не могу я через себя переступить и лечь в постель с четырнадцатилетней девочкой. С моей точки зрения, это извращение, потому что она еще совсем ребенок. И мне наплевать на то, что она сама считает иначе! У меня на родине за такое вообще сажали в тюрьму!
– Какое-то у вас дикое королевство, Серг. Как вы с такими взглядами вообще размножаетесь! Белла, по-моему, вполне зрелая девушка. До совершеннолетия еще год, но мало кто его ждет. Жить взрослой жизнью начинают раньше.
– Вам меня не переделать, поэтому давайте закончим этот разговор и займемся делом. Ответьте мне, Ланс, беретесь за армию? Вот и хорошо. Прикиньте, сколько вам понадобится денег, рабочих и вообще всего. Я прикажу казначею выдавать вам золото по первому требованию. С чего думаете начать?
– Тренировать основную часть войска на слаженность и срочно строить лагеря для остальных. Скоро пойдут дожди, а у половины нет даже шатров. А их обучением займутся мои воины, когда основная армия уйдет в поход. Есть какие-нибудь сведения о том, что и где предпримет Мехал?

Король Сотхема Мехал славился редкостной невозмутимостью. С его худого вытянутого лица почти никогда не сходило выражение брезгливости и скуки, и, даже сердясь, он никогда не повышал голоса. Сегодня нацепленная много лет назад маска дала трещину, и крики короля были слышны всем, кто находись в приемной. Наконец дверь кабинета распахнулась и в приемную вышел бледный генерал Сарг.
– Вы, – сказал он дожидавшемуся вызова начальнику службы Преданных и деревянной походкой вышел из приемной.
Тот вскочил и торопливо зашел в кабинет.
– Садитесь, барон! – раздраженно сказал король. – Мне нужна ваша помощь. Двадцатитысячная армия погибла в огне, и кто-то должен за это ответить! Я сделал ошибку, поменяв генерала. Этот трус выпустил бы дозоры на день пути и сохранил бы армию. Я не знаю, почему этого не было сделано новым командующим, а спросить не у кого. Вы представляете, сколько нужно времени, труда и золота, чтобы подготовить армию? Помимо солдат, там было полторы сотни офицеров, в том числе двое сыновей герцогов! И что теперь говорить их семьям? Вы много собрали сведений по новому герцогу Сандора?
– Только несколько отрывочных сведений, ваше величество, – ответил барон. – Слишком недавно он появился. Вы же знаете, что мы можем работать только через их столицу, а это дело не быстрое. Я послал людей в провинцию Аликсан, так что, если хотите, его можно попробовать убрать.
– Ни в коем случае! За такое мало просто убить! Если не сможете его выкрасть и привезти сюда, чтобы я день за днем потихоньку сдирал с него кожу, значит, прежде чем убить, нужно уничтожить все, что для него дорого! Если есть близкие, начать нужно с них! Лучше похитить, а потом медленно убивать в нем всякую надежду, присылая их по частям! У вас есть в их столице нужный человек?
– Можно использовать графиню Лауру Куртинэ, но она потребует много денег.
– Возьмите в казначействе. Это не тот случай, когда нужно экономить. И скажите ей, что если все выгорит, то она может, помимо денег, рассчитывать и на мою благодарность. Вас это тоже касается.
– Ваше величество, разумно ли вам самому идти с армией? Может быть...
– Не может. У меня не так много армий, барон, чтобы позволить себе потерять еще одну. Не беспокойтесь, там, где мы пойдем, редкий лес и много открытых мест. Второй раз мы не попадем в такую ловушку. Я покажу этим сандорцам, как играться с огнем! Они сожгли нашу армию, ну и мы там что-нибудь сожжем!

– И скоро это ей надоест? – спросил Сергей Инну, глядя на усердно тренирующуюся сестру.
– Вы не хотите, милорд, чтобы она занималась? – спросила Инна. – Так вам достаточно только сказать.
– Какие у нее успехи?
– Пятнадцать раз отжимается и садится на шпагат. Она очень настойчивая девочка. Если и дальше будет так усердно заниматься, уже через год могут быть результаты. И еще она необычно быстрая, почти как вы.
– Если хочет, пусть занимается, – сказал Сергей. – Только следите, чтобы она не переусердствовала. Пусть время от времени отдыхает.
Лани увидела брата и решила сделать себе перерыв.
– Постой! – сказала она Сергею, подходя к взрослым и вытирая рукой пот со лба. – Ответь мне на один вопрос. Ты почему обижаешь Беллу?
– Она тебе сама сказала? – спросил брат.
– Она стала совсем психованная. Я спросила почему, а она меня послала, причем вместе с тобой, а куда – я тебе не скажу, а то будешь ругаться. Иди, говорит, вместе с братом. Жизнь он мне спас! А зачем мне эта жизнь, если он мной пренебрегает? Я уже, говорит, даже ноги раздвинула...
– Ни слова больше! – оборвал он ее. – Беллу все же придется отослать в графство. А от тебя я чтобы больше не слышал таких слов!
– Она тебе действительно не нравится?
– Причем здесь нравится или нет? Она еще девочка, и ей рано об этом думать! А у меня, если ты забыла, есть невеста!
– С которой ты тоже не спишь! – уличила его сестра. – Папа говорил, что мужчинам вредно воздержание! Это и по тебе видно. Лицо похудело, под глазами круги и стонешь по ночам! А Белла, к твоему сведению, уже созрела. Раз груди торчат, значит, можно!
– Все! Ты меня довела! Если будешь лезть в мои личные дела, у тебя не будет никаких занятий! Так что следи за языком. Я ясно выразился?
– Ясно, – буркнула Лани. – Вредный ты, а еще брат!
Из гостевой комнаты, которая служила Лани спортивным залом, Сергей вышел расстроенный и словами сестры, и поведением Беллы, и ссорой. Он не успел далеко отойти, остановила музыка. К звукам струнного инструмента добавился красивый женский голос. Музыка была посредственная, слова песни рассмешили, но пела Леора с чувством, а Сергей не слышал пения уже больше года. Когда она закончила петь, он постучал и, получив разрешение, вошел.
– Извини, – сказал он невесте. – Шел от Лани и услышал твое пение. Можно посмотреть инструмент?
Он взял дейру* и подергал струны. Они были шелковые, а сам инструмент обладал несильным и невыразительным звучанием.
(*дейра – четырехструнный музыкальный инструмент, на котором играли дворянки и большинство менестрелей)
У старшего брата того мальчишки, с которым Сергей одно время много играл в шахматы, над кроватью висела гитара. Когда уставали от шахмат и отсутствовал брат, они снимали ее с гвоздя и по очереди пытались наигрывать любимые мелодии. У Володьки не получалось ничего, кроме бренчания, а ему удалось подобрать несколько мелодий. Получилось очень похоже. Сейчас Сергей тоже попробовал извлечь хоть что-то осмысленное, но с первого раза ничего не получилось.
– Когда-то играли? – спросила Леора.
– Совсем немного и не на таком инструменте, – ответил он, возвращая дейру. – Тебе у нас не скучно?
– Вы хотите предложить мне развлечься с вами по праву жениха? – спросила она, глядя ему в глаза со странным выражением.
– А ты бы хотела? – внезапно сказал он совсем не то, что собирался.
– Не знаю, – ответила девушка. – Я в этом пока не имею никакого опыта. Так получилось, что я до сих пор не лишилась девственности. Я понимаю, что это для вас неприятно...
– Дело не в том, – вздохнул он. – Я, Леора, просто боюсь.
– Меня? – удивилась она.
– Ты уже слышала, что у меня были две жены?
– Да, герцог Аленар говорил, и здесь слуги болтали.
– У меня была еще одна девушка, которая могла со временем стать женой. Этого времени ей не дали, убив так же, как и их. Это сделал один человек, который когда-нибудь с моей помощью пожалеет о том, что родился на свет. По крайней мере, я очень надеюсь, что так и будет. Но пока он жив, я боюсь с кем-нибудь сближаться.
– Если вы не обидитесь на меня за такие слова, то я скажу, что это глупо. Если кто-нибудь решит вам досадить, отыгравшись на ваших близких, я в любом случае попаду под удар, любили вы меня или нет. А так хоть попробую, что это такое. Да и вы не будете так одиноки. Благодаря вам я выбилась из нищеты и смогу устроить свою жизнь. Разве это не стоит такой малости? Я доставлю радость не только вам, но и себе. Так что же в этом плохого?
«Какого черта! – подумал Сергей. – Почему бы и нет? Сколько времени у меня уже не было женщины? Как же сильно изменились отношения мужчин и женщин, стоило лишь затруднить зачатие».
– Сегодня я к тебе приду, – сказал он и заметил в глазах Леоры радость. – Не прогонишь?
Спустившись на первый этаж, он после недолгих поисков нашел управляющего.
– У меня к вам дело, – сказал он почтительно замершему Дорну. – Во дворце есть дейра?
– Должен остаться инструмент покойной герцогини, – ответил управляющий. – Вам он нужен для сестры или для невесты?
– У невесты свой инструмент, – усмехнулся Сергей, представив, что о нем будут говорить слуги, – а сестра в основном играет на моих нервах. Инструмент нужен для меня. Разыщите его, уважаемый Дорн, а если не найдете, купите другой.

Гонец прибыл во время обеда. Все донесения Стара надо было немедленно передавать королю, поэтому секретарь прибежал в трапезную и с поклоном отдал конверт.
– Нельзя было нормально поесть, а потом заниматься делами? – недовольно сказала мать.
– Донесение от Стара, – ответил король, – а он не станет слать гонцов по пустякам.
– Что-то случилось с Сергом? – разволновалась принцесса.
– Такого я от него не ожидал! – растерянно сказал король. – Твой Серг умудрился сжечь в лесу двадцатитысячное войско Мехала. Стар пишет, что выгорел огромный участок леса, и сотхемцы теперь будут вынуждены наступать на Парнаду.
– Так это же замечательно! – сказала мать. – Мало того что Мехал потерял треть своих сил, еще и удар будет наноситься по союзнику Рошти.
– Это хорошо, – ответил король, – но что скажут люди? Сжечь двадцать тысяч человек – это не спалить особняк Анжи! И я даже боюсь подумать о том, что теперь будет творить Мехал. Аликсан, кстати, не собирается отсиживаться в своей провинции. Как пишет Стар, он вместе с наиболее боеспособными войсками пойдет на выручку соседу.
– И правильно сделает! – одобрила мать. – Всегда лучше драться на чужой территории, а вместе с соседом он может не пустить Мехала вглубь страны. Да и остальные не должны отсиживаться в стороне. Неплохо было бы и тебе туда кого-нибудь послать, самому или вместе с Аликсаном. Твой полк к нему пришел или так и будет идти, пока не кончится война?
– Полк пришел, но Стар пишет, что у Аликсана была какая-то стычка с его командиром. Теперь герцог не подпускает полк к своему воинскому лагерю, а командира вообще прогнал прочь.
– Рассказывай, что ты ему приказал! – велела мать. – Ни за что не поверю в то, что подчиненный герцогу барон начал сам проявлять гонор!
– Ничего такого, – насупился сын. – Я ему просто посоветовал управлять полком самому.
– Совет короля для офицера равнозначен приказу. Эх, сын, сын! Чем тебе так не понравился Аликсан? Тем, что занял место, предназначенное для Анжи? Так на Анжи и сердись. Или тем, что наша судьба зависит от его успеха? Я прекрасно понимаю, что такое может не нравиться, но у тебя есть голова на плечах? Ты поручаешь ему жизненно важное дело, а потом пакостишь исподтишка, как мальчишка, сначала всячески задерживая этот давно обещанный полк, а потом настраивая его офицеров против герцога. А ты не думал о том, что Аликсан может поставить под сомнение выгоду для него находиться в лагере короля? Я не сомневаюсь в том, что Рошти попытается перетянуть его на свою сторону!
– И как же тогда наша свадьба? – растерянно спросила принцесса.
– Хоть ты бы помолчала! – разозлился король на сестру. – Я не думал, что барон так буквально воспримет мои слова. И что теперь делать? Если Серг уйдет в поход без полка, это будет плевком в мою сторону! Может, сам герцог руководствуется другим, но остальные поймут именно так!
– Гонец возвращается завтра? – спросила мать. – Вот и отправь с ним нового командира, причем с наказом смотреть герцогу в рот и выполнять все его приказы еще до того, как он их выскажет. И выбери на эту должность кого-нибудь порядочнее, чтобы он понравился герцогу. Что кривишься? Сам виноват! Ты обошелся с ним как с мальчишкой, причем уже не в первый раз, теперь изволь заглаживать хамство любезностью. И нечего на него злиться, злись на себя! Аликсан пока ни разу тебя не подвел и выполнил все, что обещал. И это при том, что он меньше зависит от тебя, чем ты от него. Аленар предлагал тебе подружиться с Сергом? Почему не послушаться умного совета? Ты пока не Мехал, которому герцоги не указ, да и он старается их не задевать. Умные люди не плодят врагов без нужды и никогда не отказываются от друзей. Жаль, что так рано умер твой отец, он крепко вбил бы это в твою голову, а мои слова ты часто пропускаешь мимо ушей. Ты на троне всего два года, и опыта у тебя... Мне не хотелось бы видеть, как вас убивают, и самой подставлять горло под нож.
– У Аленара гостит племянник, – сказал король. – Говорят, что он хороший командир. Попрошу его у герцога, пусть на время примет полк, а после войны отдадим его прежнему командиру.

– Милорд! – обратился к герцогу Алехо Парнада молодой офицер, судя по одежде, недавно прибывший во дворец. – У меня очень важное известие.
– Надеюсь, приятное? – спросил его самый старый герцог королевства, разменявший уже восьмой десяток лет.
– Боюсь, что нет, милорд. Герцогу Сергу Аликсану удалось застать врасплох армию Мехала, подпалив лес, в который она вошла. Говорят, что из двадцати тысяч сотхемцев не уцелел ни один человек. Мехал в ярости и, несомненно, будет мстить. По гари он войско не поведет...
– Понятно! – помрачнел герцог. – Аликсан разозлил Мехала и подставил нас вместо себя. Сам-то он что собирается делать?
– Когда узнал, что я от вас, просил передать, что через несколько дней собирается выступить к вам на помощь с тремя тысячами воинов. Сил у него больше, но неподготовленных бойцов с собой не возьмут.
– Хоть поступил благородно, – сказал герцог. – Скоро дожди, поэтому Мехал не будет долго ждать. Не позднее чем через пять дней его нужно ждать на границе. Надо послать туда больше наблюдателей и срочно собирать ополчение. Но этим займутся другие, а ты немного отдохни и поедешь к герцогу Рошти. Расскажешь ему то же, что говорил мне. Пусть присылает помощь и убедит это сделать своих соседей. А то, пока они сами раскачаются, я останусь без провинции, да и им достанется, тем более что Мехал разозлен и не будет стесняться в выборе средств.

Прошло три дня. Ланс развил бурную деятельность, и к указанному сроку три тысячи бойцов были готовы к походу. Палатки убрали, и остальных воинов Сергея расселяли в столице на то время, пока нанятые бригады строителей не построят лагерь. Перед самым выходом все изменилось.
– Будем прощаться? – сказал Сергей собранным в гостиной женщинам. – Помнишь, что я говорил по поводу Джока?
– Все я помню! – всхлипнула сестра.
– Не надо разводить сырость. Подойди, я тебя поцелую. Так, теперь очередь Беллы. Подставляй лоб!
– В лоб у нас целуют покойников! – сказала девчонка и подставила губы. – Целуй или уходи!
Вздохнув, он прикоснулся к ее губам своими, но не успел отодвинуться.
– У кого училась целоваться? – спросил он, когда она от него оторвалась.
– Служанки рассказали, – ответила Белла. – Наука нехитрая.
– Теперь выходите, а я прощусь с невестой. И дверь прикройте! Так, сначала поцелуй... а теперь слушай. Я не знаю, что дадут в приданое, но если вдруг не вернусь, ты получишь по моему завещанию пятьсот золотых. Я попросил Джока, и он побеспокоится о сестре. К тебе будет просьба забрать с собой Беллу. Я знаю, как она к тебе относится, но в случае моей смерти вам с ней будет нечего делить. Ей тоже отписана крупная сумма, так что она не будет нахлебницей.
Дверь распахнулась и в кабинет быстрым шагом вошел Фар.
– Извините, милорд, но можете не прощаться. Вряд ли мы сегодня куда-нибудь выйдем.
– Что случилось, Фар?
– Куча неприятностей. Во-первых, Мехал перешел границу раньше, чем этого ожидали и мы, и герцог Парнада. И войск у него было не меньше тридцати тысяч, а в Парнаде только начали собирать ополчение. Герцог собрал все силы и встал насмерть перед своей столицей. Мехал уничтожил всех, кто пытался перекрыть ему дорогу, захватил и разграбил столицу, а после предал ее огню, убивая всех, кто пытался вырваться из охваченного огнем города. Потом он пошел на запад, по пути сжигая деревни и города. Население бежит, а дворянство пытается организовать отпор, но у Мехала слишком много сил и спаянная дисциплиной армия. По слухам, он уже вторгся в провинцию Рошти. Сотхемцы перестали жечь города и замки, теперь их захватывают и оставляют небольшие гарнизоны. Единственное, что могу добавить, так это то, что по непроверенным слухам Мехал уже дважды получал подкрепление из Сотхема. Не с нашими силами туда соваться, тем более что со дня на день пойдут дожди и мы не сможем быстро передвигаться. Нужно поторопить северян, чтобы быстрее слали обещанные деньги и солдат и тренировать своих, чтобы к зиме у нас было по крайней мере восемь тысяч солдат.
– Я уже все знаю, – сказал вошедший в кабинет Джок. – Милорд, нужно будет готовиться к наплыву беженцев и оказать им хоть какую-то помощь, иначе отчаявшиеся люди просто уйдут в леса и заставят нас отвлечь большие силы на охрану дорог. Скоро дожди, поэтому им нужно дать хоть какое-то укрытие. Надо озадачить этим магистрат. Вы так и не нашли общего языка с командиром королевского полка?
– Пока нет. То ли редкий болван, то ли дело не в нем. Если он не поумнеет в ближайшие сутки, заверну их полк обратно. Нам пригодится то продовольствие, которое они проедают впустую.
– Жаль! – сказал Джок. – Королевские солдаты пригодились бы.
– Придется опять ставить шатры, – с досадой сказал Сергей. – Слушайте, а почему мы должны кормить беженцев просто так? Я еще понимаю, если придет женщина с детьми, но мужчины могут отработать свой хлеб, а мы намного раньше построим лагеря, а потом еще поможем им с жильем. Только нам будет некогда с этим возиться. Джок, сходите в магистрат, расскажите им наши новости и хорошо напугайте. Нужно, чтобы они трудились не хуже строителей. Пусть берут в помощь городской гарнизон и стражу. Сегодня же издам указ, по которому из-за военного положения любое преступление в столице и ее окрестностях будет караться немедленной смертью. Надеюсь, что несколько таких казней прибавят порядка и позволят использовать стражу в других местах. Надо, чтобы проверили все пустующие помещения в городе. Я даже могу заплатить горожанам, если разберут беспризорных детей, наверняка будут и такие. Лиара, прощание отменяется, поэтому пойди обрадуй наших девочек, а я пока займусь делами. Фар, ты не видел Севоржа? Найди его и решите с ним одно важное дело. Нам нужно отправить конную разведку поближе к месту боев, чтобы следить за действиями сотхемцев. Если Мехал решит заняться нами, мы об этом должны знать заранее. Отберите в отряд опытных людей и дайте им шатры и заводных лошадей. Полсотни, я думаю, достаточно. И пусть отправляют гонцов по пять человек, один сейчас может не доехать.
– Ваша светлость, – заглянул в кабинет секретарь. – К вам офицер от короля.
В кабинет вошел молодой симпатичный мужчина в пропыленной дорожной одежде с офицерской сумкой в руках.
– Граф Эмер Радек! – представился он сразу всем. – Я новый командир королевского полка. Его величество снял с должности того, кто не оправдал его доверия. Я только что принял полк и готов выполнить любые приказы герцога.
– Добро пожаловать, граф! – приветствовал его Сергей. – Вы очень кстати, а то я уже хотел отправлять ваш полк обратно королю, как полностью для меня бесполезный. У королевства крупные неприятности, поэтому сейчас войдете в курс дела и тоже включайтесь в работу. Фар, перед тем как искать командующего, расскажи все графу.
– Не казните себя так, Серг! – сказал Джок, когда вышли офицеры. – В случившемся нет вашей вины. Если бы вы не сожги тех солдат, было бы то же самое, даже еще хуже, потому что Мехал пошел бы на столицу еще и отсюда. Может, он немного меньше свирепствовал бы, но я думаю, что и с этим мало что изменилось бы. Ему выгодно нагнать страх. Глядишь, кто-то из герцогов начнет искать с ним союза, да и у нас будут наплыв беженцев и разбойники, которые принесут немало хлопот и отвлекут силы.
– Я не дурак и все понимаю, но упреков в мой адрес будет немало. Теперь вся надежда на северян, потому что мы не успеем обучить к зиме своих солдат. Нужно думать, куда будем размещать людей и чем их кормить. Проследите, чтобы отправили отряды фуражиров. Пусть берут не золото, а серебро и за все платят. Надо завезти как можно больше продовольствия, пока позволяют дороги.
– Я все сделаю. А вы попробуйте придумать что-нибудь еще наподобие лесного пожара. В нашем положении это было бы кстати.

Глава 19

Прошло двадцать дней. Закончились затяжные осенние ливни, и теперь по дорогам передвигались с большим трудом, используя сменных лошадей. Еще до того как развезло дороги, с севера пришел большой обоз, в котором вместе с заказанными Сергеем луками и арбалетами привезли собранные налоги, пополнившие казну на сорок тысяч монет. Прислали и воинов. Больше тысячи дружинников влились в армию, значительно ее усилив. Многие из них были конными, и Сергей порадовался тому, что с запасом заготовил корм для лошадей. Подвоз леса для строительства лагерей заглох, но его много запасли, поэтому сейчас спешно заканчивали строительство последних трех лагерей, а в два уже построенных вселились вновь прибывшие воины и часть тех, кто до сих пор жил в шатрах. Среди беженцев оказалось немало полезных людей, поэтому солдаты Сергея до сих пор ездили по отдаленным местам, разыскивая тех, кто был нужен их герцогу, в первую очередь, лучников и кузнецов. Не придумав другого способа избавиться от неприятеля, Сергей решил, насколько это будет возможно, усилить стрелковые подразделения. Людей для них подбирали где только можно, оружие пока было, а наконечники для стрел и болтов целыми днями ковали во всех кузницах. Для того чтобы иметь возможность проводить строевые занятия и другие виды боевой подготовки, четыре тысячи «неумех» пять дней таскали песок от реки на сколоченных на скорую руку носилках. Зато теперь возле лагерей был плац, на котором одновременно могли заниматься пятьсот человек. Заодно посыпали песком, добавив в него щебень, все дорожки в лагерях как в уже построенных, так и в тех, которые готовились заселить через несколько дней.
– Ах, недовольные! – рассердился Сергей, когда один из офицеров доложил о том, что солдатам не нравится носить песок. – Значит, вы плохо с ними работаете! Поймите, наконец, и сделайте так, чтобы поняли и они. Если в этой войне победит Мехал, всем жителям королевства придется плохо! Ваши солдаты должны сражаться не за меня и не из-за тех денег, которые я им плачу, а за свое будущее и будущее своих детей, за то, чтобы эти дети вообще были! Приведите к своим парням беженцев, они им много чего расскажут. А воины из них пока хреновые, поэтому нужно тренироваться. Подумаешь – потаскали песок! Неужели лучше месить сапогами грязь? А работа им пойдет только на пользу: каждый второй – горожанин, у которого работает только та мышца, которая болтается между ног! Ладно, я с ними поговорю сам.
Послушать герцога пришли не только «неумехи», которых загнали на новый плац и поставили в некое подобие строя, но и почти все остальные солдаты и офицеры его армии.
– Солдаты! – крикнул Сергей. – Вы пришли сюда по разным причинам. Кто-то отрабатывает повинность, кто-то хочет заработать, а кому-то просто хочется подраться и пожить интересной, по его мнению, жизнью. Мало кто из вас понимает, что сотхемцы пришли к нам не просто пограбить, они пришли навсегда. По крайней мере, они так думают, и сбудутся или нет их надежды, зависит от нас с вами. Конечно, прожить можно и под Мехалом, и далеко не всем в нашем королевстве жилось так хорошо, чтобы они кинулись его защищать. Но я уверяю вас, что с Мехалом будет намного хуже. И дело даже не в разграбленных городах и сожженных селах. Мехал не идиот и не будет все разрушать. Только вы и ваши дети навсегда станете неполноценными людьми, теми, кого можно обобрать и над чьими женами и дочерьми можно безнаказанно надругаться. И попробуйте потом схватиться за оружие! Вас убьют вместе со всеми близкими в назидание другим. Поэтому за свободу нужно бороться сейчас! Бороться не потому, что вас сюда прислали ваши сеньоры, или из-за моей платы, а потому, что это нужно в первую очередь вам самим! Мехал долго готовил свои армии. В них сильные и умелые воины, спаянные дисциплиной, а в нашем королевстве каждый сам по себе, поэтому нет единой и сильной армии. Я хочу создать ее, пусть не очень большую, но умелую и дисциплинированную. А вы пока почти ничего не умеете, а дисциплину считаете моей блажью. Если я сейчас поведу вас в бой, никто из из него не вернется. Вы этого хотите? Я – нет! Но я не позволю вам просто сидеть в лагере и получать деньги, пока ваши более умелые товарищи будут сражаться и отдавать свои жизни! С завтрашнего дня выделенные командиры будут гонять вас столько, сколько сочтут нужным. Будет трудно, но потом те из вас, кто останется в живых, скажут им спасибо за науку, благодаря которой они уцелели! Для умных я сказал достаточно, а дуракам повторять не стану. Если не хотите работать, я вас насильно не держу. Можете уходить, только сначала верните затраченные на вас деньги, вы их еще не отработали.
То ли подействовала речь герцога, то ли генерал Севорж подобрал командиров с крепкими кулаками, но на следующий день все без возражений вышли на тренировки и занимались, что называется, до упаду.
Жизнь во дворце изменилась мало. Лани, которой было неудобно отрабатывать приемы с рослой Инной, попыталась привлечь к занятиям сначала Беллу, а потом невесту брата, но не преуспела. Это не отбило у нее желания заниматься самой, а, наоборот, заставило тренироваться с еще большей настойчивостью. Результаты такого издевательства над собой, как назвала ее занятия Белла, не замедлили сказаться. Небольшие, но рельефные мышцы девочки было не продавить, и она уже уверенно и без ошибок выполняла большинство показанные Инной приемов.
– Тебе бы еще потренироваться с мечом, и можно идти в наемницы, – неудачно пошутила Инна.
– Когда начнем? – спросила Лани. – Я с удовольствием. Знаешь, как моя бабка им махала?
– То ли на нее так подействовало убийство семьи, то ли ваш пример, милорд, но она все время готова уделять тренировкам, – жаловалась Инна Сергею. – Ваша сестра даже заметно подросла и раздалась в плечах, что неудивительно при таких нагрузках. Это, может, и неплохо, но она хочет заниматься мечом! Вместо того чтобы посидеть с Беллой или поиграть на дейре, как положено молодой дворянке...
– На дейре играю я, а она играет на моих нервах, – пошутил Сергей. – С мечом ей заниматься рано, она его не удержит, даже самый легкий. Да и бесполезное это дело для ребенка. А вот кинжалом заняться можно или метательными ножами. А можно и тем, и другим. В обычное время я бы ограничил эти убойные увлечения, но вы сами видите, Инна, что творится.
Сергей действительно все свое свободное время уделял игре: играл на дейре покойной Лории и занимался любовными играми с Леорой. Он по-прежнему ходил в ее спальню, а потом возвращался к себе и запирал входную дверь. Это было нелишним, так как настырная Белла после прощального поцелуя несколько раз пыталась к нему проникнуть. Как он и ожидал, слуги обсуждали между собой его занятия, и если увлечение невестой вызвало общее одобрение, то насчет музыкального инструмента такого единодушия не было. Свободного времени у Сергея было мало, но ему все-таки удалось подобрать «Надежду» и «Все, что в жизни есть у меня», которые он любил слушать дома. Он не ограничился игрой для себя, пригласил сестру и невесту и спел им на русском обе песни под собственный аккомпанемент. Беллу не приглашал, стараясь как можно меньше времени проводить в ее обществе. Дейра не гитара, но все равно получилось очень неплохо, и женская аудитория была очарована и потребовала перевода песен. Он написал перевод, заранее предупредив, что текст уже не будет таким складным.
Осень подходила к концу. Дожди прекратились, и заметно похолодало. Сергей представлял те трудности, с которыми мог столкнуться отправленный на разведку отряд, но все равно отсутствие гонцов нервировало и побуждало предпринять хоть какие-то действия. Когда он решил отправить в разведку еще один отряд, разведчики все-таки прибыли, причем не гонцы, а вообще все, хоть и не в том составе, в каком уходили в рейд.
– Мы потеряли восемь бойцов, – докладывал командир отряда шевалье Парман. – Это было в самом начале, когда наскочили на кавалеристов Мехала. Тогда удалось оторваться и скрыться в лесах. Сотхемцы передвигаются только большими отрядами, а места стоянок тщательно охраняют, так что такими малыми силами действовать нельзя. Нам только один раз повезло захватить пленного. Устроили засаду на лесной дороге и обстреляли из арбалетов не очень большой конный отряд. Завалили проходы подрубленными деревьями, поэтому они не смогли оттуда быстро выбраться, и удалось сделать три залпа, выкосив почти всех. Остальных добили мечами и захватили только одного раненого офицера. Когда использовали огонь, офицер разговорился и рассказал немало интересного.
– Не соврал? – спросил Севорж.
– Вряд ли, ваше сиятельство, – ответил Парман. – К тому времени он хотел только быстрее сдохнуть, на остальное было плевать. Да и не в том он был состоянии, чтобы складно врать. По его словам, сотхемцы заняли всю провинцию Парнада, очень небольшую часть нашей и несколько городов в провинции Рошти. Дальше пока не пошли. Сначала герцогу Рошти оказали помощь соседи, а когда их начали теснить, наступлению помешала распутица. Мехал разместил армию в десяти городах, а в остальных оставил только небольшие гарнизоны бойцов по сто, чтобы контролировать путь в Сотхем. Помимо гарнизонов, вдоль тракта пускают отряды кавалерии. Самое главное, удалось узнать, что, как только позволит дорога, на нашу территорию совершат кавалерийский рейд. Его целью будет уничтожение всех деревень возле двух городов, расположенных поблизости от границы с провинцией Рошти. Это города Содж и Карлот. Какими силами будут наступать и когда, офицер не знал.
– Что будем делать? – спросил Сергей своих помощников, когда отпустили шевалье. – Я не могу им позволить уничтожить крестьян.
– Города они не тронут, – сказал Ланс. – Кавалерия города не берет. Но если разорят всю округу, горожане сами разбегутся. Запасов продовольствия надолго не хватит, а подвоза из сел больше не будет.
– Мы не узнаем, сколько там сел, пока не доберемся до места, – сказал Джок. – Возможно, Мехал заранее отправил в наши города своих людей, что может быть причиной той быстроты, с какой их захватывают сотхемцы.
– Все плохо! – сделал вывод Сергей. – Неизвестно, когда и какими силами нападут, а нам придется забрать всех, кого сможем, а потом повсюду рассылать разъезды и ночевать в поле.
– Посмотрим, – сказал Ланс. – Может, не все так уж и плохо. У кавалерии есть свои недостатки. В лесной местности для нее нет прямых путей. Если там густые леса, всадники наверняка поедут по тракту, а нам нужно сделать засаду там, где с него сойдут. Сейчас нет смысла это обсуждать, все равно не знаем местности.
– На этот раз я пойду сам! – сказал Сергей. – Сделаем упор на стрелков и ловушки. Они готовятся на прогулку по нашим деревням и вряд ли рассчитывают на серьезное сопротивление, иначе не шли бы без пехоты. На этом и постараемся сыграть. Но если мы ошибаемся, будет плохо.
– Когда выходим? – спросил Ланс.
– Вы, генерал, останетесь здесь! – не допускающим возражения тоном сказал Сергей, – а мы сегодня все приготовим, а завтра выйдем. Путь не близкий, поэтому лучше выйти заранее.
– Может, все-таки лучше... – начал Севорж.
– Нет! – отрубил Сергей. – На вас армия, а за город и мой дворец отвечает барон.
– Не беспокойтесь, милорд, – поднялся со своего места Джок. – С вашего позволения, пойду заниматься делами, от которых меня оторвали.
– Тогда и я поеду в лагеря готовить людей к завтрашнему выступлению, – сказал Ланс. – А вы, Серг, лучше оставайтесь здесь и проведите вечер в семье. Если я что-то сделаю не так, завтра будет время поправить.
Сергей решил последовать совету Севоржа. Сестру он нашел в спортзале и минут пять любовался на то, как она пытается зацепить Инну. Женщина была сильнее, девчонка – быстрее. В поединке скорости и силы победила скорость. Инна не успела за стремительной подсечкой и оказалась на ковре.
– Я вам говорила о годе, – сказала она Сергею. – Забудьте, милорд. За сегодняшний день ей удалось дважды меня поймать. Я не рохля, просто за ней не успеваю. К лету ваша сестра отточит технику и станет сильнее. Думаю, что к тому времени она уже сможет за себя постоять.
– Не ожидал, – сказал Сергей. – Мне борьба давалось труднее, а ведь я был намного старше.
– Я тоже занималась полгода, пока стало кое-что получаться, – сказала Инна, – но я никогда столько не занималась. Я вообще первый раз вижу такую целеустремленность у одиннадцатилетнего ребенка!
– Мне через полгода будет двенадцать! – вставила Лани, которая с удовольствием слушала, что о ней говорят.
– Заканчивай на сегодня, – сказал ей Сергей. – Я завтра ухожу в поход и буду отсутствовать две-три декады, поэтому этот вечер хочу провести с тобой и с Лиорой. Я подобрал еще одну песню, если хотите, спою.
– Сейчас помоюсь, переоденусь и прибегу! – пообещала сестра и исчезла.
– Вы на нее так посмотрели, как мать смотрит на любимую дочь, – заметил Сергей. – Сильно привязались к Лани?
– Вы не первый, милорд, кто мне об том говорит, – улыбнулась женщина. – Я действительно люблю вашу сестру, как дочь. Ее нельзя не любить, она насильно входит в сердце. Не замечали, как к ней относятся слуги? Вас они уважают и побаиваются, хотя вы не давали им поводов для страха, а вот ее все любят. Даже одна из ваших поварих – страшно стервозная баба – и та добреет при виде этой девочки. Я видела немало дочерей высокородных родителей, но такую смесь доброты, ума и любопытства вижу впервые. В Лани совсем нет высокомерия, хотя нет и панибратства со слугами. Хорошая порода была у Олимантов, жаль, что эта семья погибла.
Вечер прошел замечательно. Он спел «Лебединую верность», потом дал женщинам уже записанный перевод и минут пять слушал дружные всхлипывания, после чего выставил на стол взятые на кухне пирожные с ореховым кремом, которыми Лани с Лиорой заели слезы.
– Почему хорошего всегда мало? – спросила Лани, облизывая крем с пальцев. – Вот так, кажется, все ела бы и ела!
– Пока крем не полезет из носа! – пошутил брат. – Или не сможешь протиснуться в дверь. Это только кажется, что вкусного можно съесть много, а если дать тебе такую возможность, то больше пяти штук в себя не засунешь.
– Ты сначала дай, а потом посмотрим! А толстой я не стану из-за занятий. Знаешь, сколько я трачу сил?
Когда стемнело, Лани ушла к себе читать книгу. Таких книг с душещипательными историями о любви было много в библиотеке дворца, и в последнее время девочка увлеклась ими, принимая написанное за чистую монету. Это увлечение было единственным, где не сработал авторитет брата, который посоветовал ей не читать всякую муть.
– Давай ты сегодня останешься у меня? – предложил Сергей.
– Я бы осталась не только сегодня, – с грустью сказала девушка. – Мне с тобой хорошо, Серг. Но рано или поздно придется уйти, поэтому я гоню любовь и не даю ей захватить себя с головой. Я знаю, что ты скажешь, не стоит. Король не простит отказа, а ты похоронишь третью жену. Давай побудем дольше вдвоем, чтобы ты вспоминал меня в походе и стремился домой. Было бы здорово получить от тебя ребенка, но у нас в семье женщины долго не получают зачатия. Меня мать родила на седьмом году после брака. А ведь все эти годы отец был дома и не пренебрегал обязанностями. Большая у тебя кровать. Хоть раз полежу на семейном ложе герцога Аликсана и почувствую себя почти женой. Ну иди же ко мне!

Если бы герцога Аликсана попросили коротко охарактеризовать поход к границе с Парнадой, он выразил бы свои впечатления от него двумя словами: грязь и холод. Морозов не было, и температура вряд ли опускалась ниже пяти градусов, но когда десять дней не приходится бывать в тепле, его начинает сильно не хватать. С собой Сергей взял пять сотен кавалеристов и столько же стрелков, которых тоже посадили на лошадей. Из-за проблем с кормом и нехватки лошадей заводных не брали, и в день удавалось проходить всего километров сорок. Когда подошли к Карлоту, все в город не пошли, послали только двух людей Джока, которые вернулись с проводником. Проводник хорошо знал окрестности города и показал на карте все места, где находились деревни.
– Как к вам удобнее добраться, если ехать на коне из Рошти? – спросил его Сергей.
– Все ездят по тракту, милорд, – почтительно ответил проводник. – Леса здесь такие, что ехать по ним на коне – сущее мучение, а во многих местах вообще не проедешь. А от тракта к каждому городу ведет своя дорога. Если вы спрашиваете о сотхемцах, то им только так и ехать.
– Они хотят предать огню все деревни возле вашего города, – объяснил Сергей. – Кроме ваших деревень, будут жечь деревни вокруг Соджа.
– Вот оно как! – помрачнел проводник. – А вы, стало быть, хотите упредить крестьян?
– Нет, – ответил Сергей. – Мы хотим перебить всех сотхемцев и ищем место, где они сойдут с тракта, чтобы сделать засаду.
– Я знаю два таких места.
– Тогда мы разделимся и сделаем две засады. Они ведь тоже могут разделиться. Какой смысл жечь деревни большим числом? Чтобы окружить и спалить деревню, достаточно двухсот всадников. Если кто и убежит, потеря невелика, да и нет лесов вблизи деревень. Места все больше открытые, далеко ли убежишь от конного? Если покажешь подходящие места, награжу.
– Я и без награды покажу! – сказал проводник. – Ишь, чего надумали – людей жечь! Но если дадите награду, не откажусь.
– Все запомнили? – спросил Сергей, когда прибыли на место первой засады и разделились. – И зря не рискуйте. Если врага будет слишком много, спешно отходите к городу и шлите нам гонца.
Сам он отправился со второй группой, которую проводник днем позже привел на место второй засады. Когда Сергей обдумывал, как легче всего справиться с кавалерией, особое внимание было уделено лошадям. Сейчас два десятка его бойцов разбивали лагерь за холмом, в сотне шагов от места засады, а остальные эту засаду обустраивали. В этом месте заканчивался росший вдоль дороги лес и начинался большой луг, окруженный с обеих сторон старыми вырубками. На вырубку пустит конницу только идиот, поэтому путей для нее было только два: или прямо по дороге, или по лугу. По тесной дороге атаковать не станут, а развернут наступление по лугу, стремясь охватить засаду и не дать никому уйти. Поэтому лугом и занимались. Одни рыли глубокие, но небольшие по размерам ямы, стараясь не сильно рассыпать землю, которую выносили за холм, а другие крепили небольшие острые колья, которые привезли с собой. Ямы прикрывали еловыми ветвями и сверху набрасывали срезанную за холмом траву. Сергей проехал по дороге, и не заметил результатов этой работы, их надежно скрывали остатки луговой травы.
Ждать пришлось два дня. В засаде сидели попеременно. Те, кто отдыхал в лагере, должны были по сигналу сидевшего на вершине холма наблюдателя бежать на позиции. Конных боев не планировали, поэтому спешенные всадники должны были охранять стрелков на случай, если кавалерию все же не остановят стрелы и ловушки.
Когда прозвучал сигнал била, Сергей находился в лагере. Он заскочил в свой шатер, схватил арбалет и быстро его зарядил, после чего побежал в обход холма. Как и было оговорено заранее, с полсотни бойцов усиленно демонстрировали панику, бегая по позициям без видимого толка, а некоторые побежали за холм, якобы напуганные видом вражеской конницы. Пугаться было чего. Всю дорогу заполнили всадники, которые при виде солдат сначала остановились, а потом начали растекаться во всю ширину луга, готовясь к атаке.
Сергей подтянул к себе поближе одну из сумок с болтами, которые во множестве лежали возле стрелков, прикидывая, сколько выстрелов ему дадут сделать. Лучников у них в отряде осталась всего сотня, но на них была вся надежда. Полторы сотни арбалетчиков, конечно, сделают свое дело, вот только дадут ли им выстрелить больше двух раз?
Прозвучала команда, и кавалерия рванула вперед. Для луков было еще далековато, но арбалетчики начали стрелять. Сергей тоже прицелился и нажал на спуск. Выбил из седла не того, в кого целился, а скакавшего следом за ним, и начал торопливо заряжать оружие. С луга донесся взрыв ругани, криков боли и проклятий и дикое ржание. Атака захлебнулась, и получившие время стрелки опустошали сумки со стрелами и болтами и хватали еще полные. Стальной дождь вносил в ряды кавалеристов страшное опустошение. Стрельба велась с расстояния меньше сотни шагов, и даже лучники били солдат Мехала, выбирая для выстрела наименее защищенные части их тел. Долго это избиение продолжаться не могло. Оставшиеся в живых разворачивались, подставляя для стрельбы ничем не защищенные спины. С полсотни уцелевших выбрались на дорогу и поспешно скрылись за ее поворотом. Их не преследовали.
– Срочно собираем оружие и целых лошадей! – скомандовал Сергей. – Потом сворачиваем лагерь и идем на соединение с нашими.
По головам побежденных никто не считал, но на глаз их было больше тысячи. Бойцы собирали их мечи, снимали шлемы и нагрудники и вынимали из тел стрелы и болты. Лошадей собрали больше трех сотен и нагрузили их трофейным оружием. Лагерь свернули минут за десять, и вскоре о происшедшем напоминали лишь во множестве лежавшие на лугу лошадиные туши и человеческие тела.
Когда на следующий день добрались до первой засады, оказалось, что оставшимся в ней тоже довелось повоевать. Здесь не смогли полностью остановить конницу, и дело дошло до рукопашной, но прорвавшихся быстро добили, потеряв семерых стрелков. Их похоронили и, собрав оружие и лошадей, ждали прихода второй части отряда.
– Я еще никогда так не воевал, – глядя на Сергея с восторгом, сказал офицер, командовавший в первой засаде, – и не слышал, чтобы кто-нибудь обменивал жизни нескольких воинов на две тысячи их противников!

– Давно я не путешествовала, – молодая красивая женщина в роскошном платье села на кровать, указав своему спутнику на стул. – Садитесь, барон. Надо беречь силы, скоро они вам понадобятся.
Она засмеялась и достала из кармашка небольшой стеклянный флакон.
– Вы должны это выпить. Завтра мы уже будем на месте, и ваша болезнь не должна вызвать сомнения. Придется немного пострадать за те деньги, которые вам заплатили.
– Может, подождем утра?– страдальчески сморщив лицо при виде флакона, сказал дородный мужчина в темном дорожном костюме. – От этого постоялого двора до Ордага еще шесть часов пути. Если меня прихватит в дороге, я просто не представляю, как это делать в холод на ветру...
– Эжен, во дворце герцога вы должны иметь бледный вид и не слезать с горшка! Если у тех волков, которые остались за герцога, возникнут хоть какие-нибудь подозрения... Вы действительно хотите сорвать все дело? Те, кто нас послал, не будут слушать ваших оправданий, а если нас разоблачат у герцога, вам лучше самому броситься на меч. Они побоятся тронуть меня, а с вами не будут церемониться.
– Можете не бояться, Лаура: выпью я эту гадость. Жалко ужина. Ладно, пойду к себе. Спокойной ночи.
– Я не буду желать вам спокойной ночи, Эжен, – опять рассмеялась женщина, вызвав у него раздражение.
Ночь для графини Лауры Куртинэ прошла спокойно, чего нельзя было сказать о ее спутнике – бароне Эжене Верман. Барон не вышел к завтраку и при отъезде оставил коня охране и сел в карету к графине и ее служанке Ларини.
– Что с вами, барон? – с сочувствием осведомилась Лаура. – Не завтракали, и какой-то бледный вид. Заболели?
– Наверное, съел какую-то гадость, – отозвался барон, неприязненно взглянув на спутницу. – Посижу с вами, может, полегчает. Скажите шевалье Рошеру, что можно трогать.
Запряженная четверкой лошадей карета быстро покатила, подскакивая на неровностях дороги. Барон страдальчески морщился при каждом толчке, но терпел. Вслед за каретой двинулась охрана: пять солдат с гербом графов Куртине на плащах и их старший – шевалье Рошер. До дворца герцога Аликсана ехали меньше восьми свечей, но Верман не выдержал, и пришлось два раза останавливаться и ждать, пока он справит свои дела.
Наконец подъехали к воротом Ордага, где шевалье ответил на вопросы начальника караула и заплатил за лошадей, после чего их пропустили. Езда по булыжной мостовой причиняла барону страдания, но была недолгой. Знавший дорогу кучер быстро довез их до дворца герцога. Шевалье Рошер обогнал карету и сопровождение и переговорил со стражей у ворот дворца. Ворота распахнули, и карета поехала по дороге через дворцовый парк к одному из двух парадных подъездов. Из дворца поспешно вышел пожилой мужчина в наброшенной на плечи шубе и направился к гостям.
– Господа, – поклонился он, звякнув связкой ключей на поясе. – Позвольте приветствовать вас во дворце герцога Аликсана. Я его управляющий Дорн. Можно узнать, кто вы и в чем заключается цель визита?
– Я графиня Лаура Куртинэ направляюсь в гости к своему дяде – главному советнику короля Ива Барни. Со мной спутник барон Эжен Верман, служанка и охрана. Мы не собирались у вас останавливаться, но с бароном приключилось несчастье. У вас есть врач?
– Есть у нас врач, миледи, – любезно ответил управляющий. – Пройдемте, господа, я проведу вас в гостевые покои. Вещи доставят слуги, а о солдатах, кучере и лошадях позаботятся.
Дорн проводил приезжих дворян и служанку графини к гостевым покоям и сказал:
– Вы можете занять эти три комнаты. Комнатами слева от ваших пользуются сестра герцога и его невеста, остальные свободны. Располагайтесь, вещи сейчас принесут. Ваше сиятельство, вам достаточно вашей служанки или прислать еще девушку?
– Нет, мне достаточно Ларини, – ответила Лаура.
– Как вам будет угодно. Девушка, когда у госпожи графини отпадет надобность в твоих услугах, можешь пройти по этому коридору и занять первую же комнату для слуг приезжих, там никого нет. Сейчас я распоряжусь насчет врача для господина барона. Обед будет скоро, к вам придет слуга и проводит. Разрешите откланяться.
Минут через десять слуги принесли багаж, и сразу после них пришел врач.
– Здравствуйте, господа. Я врач герцога Расмус. Кто здесь болен? Судя по внешнему виду, это вы?
– Да, это я, – отозвался Эжен. – В дороге скрутило живот. Что ни съем...
– А питались на постоялых дворах? Своего ничего не употребляли?
– В основном, да. Но вчера поел мясной пирог, который захватил из дома.
Но пирог был в холоде и хорошо пах...
– Зря вы это сделали. Ну ничего, сейчас я вас осмотрю, а потом приготовим отвар, который быстро вернет вам здоровье.

Глава 20

На обед графиня пошла в компании шевалье Рошера, а барон, которому при одной только мысли о еде становилось дурно, уединился в своей комнате пить отвар. Оставив его страдать, они в сопровождении слуги пришли в трапезную. Здесь уже сидела красивая девушка, еще не перешагнувшая порог зрелости. Одновременно с ними в зал вошел управляющий, который должен был представить гостей и хозяев друг другу. Послышался смех, и в зал вбежала девочка лет двенадцати, тянувшая за руку молодую девушку. Увидев гостей, они остановились и вопросительно посмотрели на Дорна.
– Это наши гости, – объяснил управляющий, – графиня Лаура Куртинэ и шевалье Рошер. Графиня держит путь в Барни, но заболел ее спутник барон Верман, поэтому они были вынуждены остановиться у нас. А это сестра нашего герцога Лани Аликсан и его невеста баронесса Леора Ингер.
Дорн удалился, а слуги принялись быстро ставить на стол блюда и напитки. Обед прошел в молчании, и только когда все закончили есть, графиня смогла побеседовать с Лани и Леорой. Говорила Леора, а Лани только коротко отвечала, когда к ней обращались. В разгар разговора в трапезный зал вошел невысокий человек средних лет, с цепким взглядом слегка прищуренных глаз.
– У нас гости! – сказал он, увидев приехавших. – Позвольте представиться, я барон Джок Лишней, один из близких помощников нашего герцога.
– Это наша гостья графиня Лаура Куртинэ и ее спутник шевалье Рошер, – представила Леора гостей. – У нее заболел еще один спутник, и с ним сейчас занимается Расмус.
– Надеюсь, ничего серьезного?
– Барон большой любитель поесть, – сказал шевалье Рошер. – На ваших постоялых дворах неплохо кормят, но он привык есть чаще, вот и съел что-то не слишком свежее. А в дороге, да еще зимой, с таким спутником далеко не уедешь.
– Надеюсь, что наш врач поможет барону, и вы вскоре продолжите свой путь. Куда едете, если не секрет?
– Сопровождаю графиню в Барни. Ее дядя первый советник короля, а графиня после замужества не виделась с ним три года.
– А ваш муж, графиня?
– Умер год назад.
– Извините, я не знал. Могу я вам чем-нибудь помочь?
– Благодарю, барон, – ответила Лаура. – У нас все есть. Как только вылечат Эжена, мы сразу же уедем.
– Тогда разрешите откланяться и забрать у вас герцогиню. Прошу, вас, миледи! – Джок предложил Лани руку, на которую та оперлась, и вывел ее из зала.
– Послушайте, Лани, – тихо сказал он, когда вышли из трапезной, – я хочу попросить вас меньше времени проводить с этой графиней. И передайте то же самое Леоре. Мне кажется, что она прибыла сюда не просто так. Мы наведем о ней справки, но это дело не быстрое. Скорее всего, о себе она не врет, но вот ее цели... В том крыле дворца, где вы занимаетесь и живут Леора и гости, есть несколько свободных комнат, в которых с сегодняшнего дня будут дежурить мои люди. А вы будьте внимательней и не слишком откровенничайте с этой дамой и ее спутниками. А сейчас идите к Леоре и постарайтесь оторвать ее от беседы и увести. Только сделайте это так, чтобы не вызвать подозрений.
К приходу Лани Лаура уже поменяла несколько тем в разговоре. Поняв, что девушке не интересны светские сплетни и обсуждение достоинств молодых дворян из высшего света, графиня перешла на пересказ последних новостей о войне. Их было немного, и разговор начал увядать. Попытку перевести его на обсуждение Серга, Леора не поддержала, так что Лани появилась весьма кстати.
– Извините, ваша сиятельство, но у нас с баронессой занятия, – обратилась она к графине.
И обе удалились, кивнув на прощанье гостям.
– Спасибо, что выручила, – поблагодарила девочку Леора. – А для ч