Таинственный Город. Выбранный путь. (Продолжение 18).


- Ну как? – спросил хозяин у ошалевшего от всего увиденного гостя.
     - Это что, дом как в Городе?
     - Нет, - Молчун засмеялся – это охотничий домик. Заимка по-нашему. Представляешь?
     - Ого! – только и нашелся, что ответить Степан.
     - Ладно, снимай сумку, пошли за мной. - Молчун сделал несколько шагов и в противоположном краю комнаты открыл дверь. Тут же свежий ветерок ворвался внутрь и своим движением рванул пламя очага из стороны в сторону. За дверью оказался каменный помост, который вёл на несколько шагов вглубь озера.
     - Иди, искупнись, – махнул хозяин в сторону волн плещущихся буквально за дверью, – за одно и одежду сполосни, а то грязный, как леший. Да не бойся, там не глубоко. А я тут пока насчёт ужина соображу.
     Степан вышел на улицу. Это было так здорово, вот так, запросто шагнуть из большого зала, в котором уютно трещали поленья и оказаться на глади ночного озера. Отблески пламени заглядывали и сюда, вспыхивая и исчезая золотистыми бликами. Он с отвращением стянул с себя грязную, уже успевшую покрыться коростой грязи одежду и спрыгнул с помоста в воду. Там оказалось не глубоко. Ему по пояс. Вода была слегка прохладной, но после того как окунулся весь, он привык и ему стало даже тепло. С нескрываемым наслаждением он начал плескаться, нырял проплывая под водой подолгу задерживая дыхание, выныривал, громко и жадно вдыхая всем ртом. В общем, наслаждался купанием от всей души. Вдоволь наплескавшись, он подплыл к тому месту, где лежала его одежда, и присев на край помоста почувствовал, как усталость навалилась на него. Ему захотелось туда – к огню, к теплу пламени. Он, собрав последние силы, спрыгнул обратно в озеро и принялся полоскать свою одежду. Вода тут же сделалась мутной от болотной грязи. Он отошёл чуть поодаль, где вода была чистой и, выполоскав вещи, закинул их себе на плечо, вылез на помост. Пошатываясь от усталости, он вошёл в дом и увидел, что его уже ждал ужин. Большой котелок стоял на полу, рядом с лежанкой и оттуда исходил аромат ухи.
     - Ну, давай. Иди к столу, так сказать, – пригласил его Молчун, указав жестом на место напротив себя, – да одежду у камина развешай. До завтра высохнет.
     Степан с нетерпением развешал свои пожитки у огня и тут же присел рядом с котелком. Молчун вручил ему ложку, и они приступили к еде. День был очень тяжёлым, а позднее купание ещё больше усилило чувство голода. Степан ел, и ему казалось, что ничего вкуснее, чем эта уха из щуки, которую он даже не заметил, как выловил хозяин, не может быть на свете. Наевшись, до отвала и поблагодарив Молчуна, он кое - как, пересиливая сон, сделал пару шагов до лежака и, рухнув как подкошенный, уснул. Там и проспал до самого позднего утра, не услышав, как Молчун не спеша доел остатки ухи, поправил сохнущую одежду Степана, встал и, выйдя на помост, сполоснул котелок, после чего так же скинув с себя одежду, долго плескался под выглянувшим месяцем, усыпанным вокруг яркими искрами звёзд. Доплыв до большого куста, вытащил донку, на которой уже сидела ещё одна щука, занёс её в дом, после чего вернулся, так же выполоскал свою одежду и пошёл спать, напоследок кинув несколько поленьев в очаг. Вскоре и он уснул, утомлённый сегодняшними заботами и вот к сопенью Степана добавилось лёгкое похрапывание Молчуна. Между тем на улице стояла глубокая августовская ночь. Стих ветер и вода в озере замерла неподвижно, лишь изредка тишину, повисшую над водной гладью, нарушали одиночные всплески щуки в азарте охоты близко подходившей к самой поверхности воды. Крупный самец лося пришёл из лесной чащи напиться воды. Долго пил, время от времени неподвижно замирая, подняв величественную голову, увенчанную огромным канделябром рогов. Ближе к утру семейство беспокойных ондатр начало то тут, то там плюхаться в воде. Следом за ними прилетели утки и, сделав круг, сели у самых камышей и тут же деловито начали плавать на мелководье, ныряя одна за другой. И вот уже солнце начало золотить верхушки леса и гасить звёзды, а наши путники всё ещё спали в полумраке первого этажа некогда шикарного, двухэтажного охотничьего домика на берегу таёжного озера. Огонь в очаге уже давно прогорел, уголь перестал тлеть, и на остывших камнях осталась лишь зола. Ночь прошла. Первым проснулся Степан. Ноги у него гудели, и вставать было ой как не охота. Он полежал еще, не много, прислушиваясь к различным звукам. Дыханью Молчуна, пенью лесных птиц с наружи и шуму вершин деревьев. Ко всему этому присоединился тонкий писк комара и окончательно разбудил Степана. Он встал и вышел наружу. Яркое солнечное утро обрушилось на него. Он с удовольствием потянулся и, не раздумывая, спрыгнув с помоста, где поглубже – поплыл. Прохладная вода окончательно взбодрила его, и он с приподнятым настроением вернулся обратно в дом, где ещё спал его спутник. Аккуратно, что бы не разбудить его, Степан одел на себя успевшую просохнуть за ночь одежу и, увидев при дневном свете каменную лестницу, ведущую на второй этаж, стараясь не суметь, поднялся на верх. Там наверху был почти такой же просторный зал, но в стенах по всему периметру были устроены огромные, до самого пола окна. Часть из них заросли ветками деревьев и кустов, были завалены листвой и прочим хламом, но те, что выходили на озеро были свободны для обзора, правда, часть из них уже потрескались, но трещины не могли скрыть красоты открывающегося от сюда вида. Стоя на такой высоте, горизонт отодвигался чуть вдаль, близлежащую береговую линию было видно отчётливо, каждое деревце, каждый блик на воде. Вот прилетела стая лесных пичуг, напились воды и дружно уселись на куст боярышника склонившегося к озеру. Вот на старую, заросшую мхом колоду, уходящую одним из концов вглубь воды, выползла греться гадюка. Вот коршун, круживший над водой, стремительно упал вниз, и уже тяжело взмахивая крыльями, поднимается вверх с добычей. А в прозрачной воде, прямо у самого дома было видно, как ходили многочисленные стаи рыб. На эту безмятежную красоту, залитую утренним августовским солнцем, можно было любоваться до бесконечности. Но самое интересное было внутри зала. Там в глубине, на столах, всевозможных стеллажах и полках, освещённые лучами утреннего солнца, пробивающихся сквозь кружащих в воздухе сияющих пылинок, лежали кучи различных, невиданных доселе вещей. Все они явно были вещами предков. Железные и стеклянные, из непонятного серого материала, блестящие и уже сильно потускневшие, различных форм и размеров. Степан подошёл к ближайшему стеллажу и начал их попеременно разглядывать. Он крутил, эти непонятные вещицы в руках, и даже не мог себе приблизительно представить, что и для чего это всё. Лишь одна из этих штук – продолговатая железная трубка с расширением на конце отреагировала на его манипуляции. После нажатия на незаметный бугорок из её расширяющегося края стал исходить свет. Довольно яркий, для того что бы оставить в сумрачном углу кружок белёсого светового пятна.
    - Это называется фонарик. – Голос Молчуна заставил Степана вздрогнуть. - Возьми себе, пригодится.
      Хозяин дома сделал несколько шагов и подошёл к своим сокровищам.
     - Тааак. Это портсигар. Тебе явно не нужен. Это пистолет. Не работает. Всё никак не везёт найти такой же на запчасти. А жаль. Вещь удобная. Это радио. Теперь вещь бесполезная. Это аптечка – Степан узнал ярко – оранжевую коробочку – возьми себе, в дороге расскажу что там и для чего. Вот это я даже и не знаю что такое. - Молчун покрутил в руках и швырнул на полку плоскую тоненькую вещицу размером чуть менее ладони. - Почти у каждого их нахожу. Разного размера и цвета, по-разному сохранившиеся. Но так и не нашёл ответа, для чего они им были нужны?
Степан взял только что отложенный предмет в ладонь и с любопытством стал его рассматривать. От его пристального внимания ничего не изменилось. Безжизненная, изящно сделанная пластинка. Предмет был лёгким, удобно лежал в руке и с одной стороны тускло блестел чёрным не прозрачным стеклом. Было ощущение, что смотришь ночью в окно пустого дома. А с другой стороны, на матовой серой поверхности был еле - еле заметный рисунок, толи убывающей луны, толи не целого яблока. Степан с недоумением положил его на полку. Кто знал, для чего все эти вещи носили с собой предки. Одно было ясно, выжить они им не помогли. Молчун тем временем продолжал.
      - Это точно такая же ерунда, только побольше размером. - Он отодвинул в сторону ещё один прямоугольный предмет. - А это – тебе. - Он взял с полки амулет точь в точь как у себя, только чёрного цвета. - Моим был, пока я не нашёл свой нынешний. Наставник говорил, что мой обладает большей силой. Но я так и не убедился в этом. Все схроны что попадались, были как один похожи друг на друга. Да и вещицы были в них все одинаковыми. Повесь на шею, мало ли где придётся дверь открыть, да и у людей поменьше вопросов будет. Пусть лучше думают, что ты мой ученик.
       Молчун повернулся к Степану и протянул ему амулет. Тот повесил его на шею.
      - А вдруг захочешь как я. А? - Молчун лукаво подмигнул.
     - Я? Неее… - Степан растерялся.
     - Да ладно, ладно. Я ж понимаю. Невеста, хозяйство, дети. Всё правильно. Всё правильно. – И после небольшой паузы. – А вот здесь у меня самое главное сокровище!
     Молчун шагнул вглубь комнаты и положил руки на полку уставленную книгами. Книг было много, разные, большие и маленькие. Толстые и тонкие.
    - Вот здесь то и спрятаны все тайны прошлых, всё, чем они жили, весь их мир. Одного только нет, почему вдруг всё закончилось? Он потянул одну из них за корешок и, вытащив, бережно взял в руки. На ней было написано - А. Б. Стругацкие. «Волны гасят ветер». Повернувшись к Степану, он с досадой спросил - Почему мы не стали такими? Куда мы всё порастеряли?
Молчун, потупился и грустно хмыкнул. - Ну да ладно. Давай спускаться. А то нам ещё сегодня путь продолжать.





Рейтинг работы: 2
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 45
© 13.05.2018 Максим Черняев
Свидетельство о публикации: izba-2018-2272600

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика


орданайка ...       13.05.2018   11:12:20
Отзыв:   положительный
очень переживаю и жду продолжения.....СПАСИБО!
Максим Черняев       13.05.2018   11:25:24

Буду выкладывать. Заходи. Всегда рад.
М.В.

Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  












1