проснись,ведь мчится жизнь




ода жизни


Щемящяя, безудержная грусть
Прикрыла снег в сиянье серебра
И, здесь, вдали от дома, в захолустье,
Над юным телом шепчут доктора.

Поник твой взор, но златых прядей локон
На зимнем, свежем стлался ветерке.
Дурманящих берёз, он был виденьем соткан,
Тобою жил, весь в мыслях, в говорке.

Старухи- скряги молвят у ворот:
-Смотрите люди, бог тому свидетель,
-В ухмылке подлой скорчив ушлый рот,
-Карает непокорных благодетель.

Была разгульна девка, вот и кара,
Стонали парни от красивых глаз.
Она лишь знала: пить, курить, гитару
И, слава богу, что настал сей час.

Что квохчете, вы - трухлые безделья!
Язык чесать?! О, грязные сердца.
Нашли бы более пристойное заделье,
А, коль винить! Вините подлеца.

Да, наслаждалась, я того не скрою,
Но не клялася ни кому из них.
Я знаю то. И, тайну ту открою…
…ведь жаждала меня. Отнюдь не их.

А, что в душе таилось? Кто мне скеажет?
Один я знаю: месть лишь, да обман.
Кто пользовался ею? Пусть докажет!
Кто правду знает, про минувший срам?

Молчите?!- Жалкие притворцы,
В глазах пустынных ваших, срам,
Так слушай правду. Претит ей в задворках,
Коль час настал, поведать это вам.

Что знали вы, о ней - прекрасной фее,
Бывал и я в постели с ней не раз,
Но, кто б не наслаждался рядом с нею,
Под утро с носом уходил под час.

Я не любил её и бог тому свидетель,
Хоть и не верю. К чёрту всех христов.
Я первый был у ней. За то, в ответе.
И в том пред богом, клятву дать готов.

Лишь, после, мстила, девушка ребятам,
За свой поруганный и покорённый дар,
Не даром плакали и злились все девчата,
Что все сошли с ума от знойных чар.

Мне ж письма пылкие, кристальные писала,
Со мною ночь сводила напролёт,
Но не любил я, всё мне было мало,
И в сердце не огонь был. Сущий лёд.

В отместку мне, пошла она с другими,
Но телом предо мною вся чиста.
Видала многих мальчиков нагими,
И млела с ними, так, смеясь, спроста.

Да, нежны груди многим отдавала,
Для красных бус, бери, марай, целуй,
А вот к заветному? И близко не пускала,
На том заканчивался с нею сабантуй.

Её лобзали, мяли, обнимали,
Она брала с презреньем злобный верх.
Ей ноги с пят до плавок целовали,
Она водила за нос ваших всех.

Принявши зелье, нестерпев от муки
Слегла она, вот тут- же, у двора.
Зачем, зачем - же наложила к сердцу руки?…
Теперь над ней колдуют доктора…

Да! Я подлец. Испортил твою честь.
В грязи измял твою красу веснянка.
Прости! Проснись! И вылей чаши месть!
…Но, ты молчишь. И рядом ампул склянки…

Над синью век снежинок хоровод,
Легонько ветер волосы колышит
И так заносит под хрустальный свод…
Но, что такое? Врач сказал, что дышит.

Да! Точно так, пробился пульс. Живёт,
О, радость, счастье, косая отступила…
…-Да, молод организм, ещё растёт,
Вдруг неожиданно, молчанье наступило.

Под напряжённым грузом тишины
Удар всё чаще теплился. Как молот
В колокола ударив с вышины,
Не замечая ни метель, ни холод.

Носилки, тент, свирепый вой сирен,
Ведь мчится жизнь! Посторонись с дорог!
И этот вой, что зов всех стран антен.
Так, к чёрту миф, коль медицина-бог!

Ушла щемящяя, натруженная грусть,
И вот он снег, в сиянье серебра.
Так, пусть же свет, лучистый, светит, пусть,
На старый сад, у твоего двора.

10.01.1975 г.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 37
© 12.05.2018 Александр Кукушкин
Свидетельство о публикации: izba-2018-2272355

Рубрика произведения: Поэзия -> Драмы в стихах












1